Снайперская винтовка Мосина. Снайперская линейка 1937 г


Снайперское движение в РККА. Учебник выживания снайпера [«Стреляй редко, но метко!»]

Снайперское движение в РККА

Во время Великой Отечественной войны советское военное руководство хорошо понимало возможности даже одного качественно подготовленного снайпера, тем более снайпера-инструктора, способного в течение короткого срока подготовить десятки стрелков. Поэтому в Центральной школе инструкторов снайперского дела (ЦШИСД) учебный курс был рассчитан на 6 месяцев. Полугодичная подготовка снайпера в период войны, и это в то время, когда боевого летчика учили за 3–4 месяца!

В первые месяцы войны подготовка лучших стрелков была заботой частей и соединений передовой линии фронта. Обучение шло в запасных учебных частях, на краткосрочных курсах непосредственно в боевых порядках войск, велось путем непосредственного общения лучших снайперов части со своими товарищами и их совместными выходами на боевые позиции. Такая форма общения имела как положительные стороны, так и недостатки. Никакая теория не может заменить практику – работу снайпера в боевых порядках своего подразделения. Процесс приобретения боевого опыта гораздо эффективнее, когда рядом с обучаемым находится опытный наставник.

Но командование понимало необходимость централизованной подготовки «сверхметких стрелков». Еще 18 сентября 1941 года вышло постановление о всеобщем обязательном военном обучении граждан СССР, которое дало возможность организовать военную подготовку населения без отрыва от производства. Программа обучения была рассчитана на 110 часов. Кроме других военных специальностей (пулеметчик, минометчик, связист), учеба шла и по линии снайпинга. Все же готовить снайперов в такие сжатые сроки было крайне трудно, поэтому вскоре было принято решение открыть специальные «школы отличных стрелков снайперской подготовки» (ШОССП) при военных округах. Обучение шло в течение 3–4 месяцев уже с отрывом от производства. Один только Московский военный округ имел три такие школы. В качестве преподавателей привлекались инструкторы по снайпингу ОСОАВИАХИМа, который, как и в мирное время, продолжал готовить снайперские кадры в своих школах. Кроме того, было решено организовать централизованную подготовку снайперов высокой квалификации с инструкторскими навыками. Для этого 20 марта 1942 года в Вешняках под Москвой была создана школа инструкторов-снайперов.

«Снайпер бьет издалека, но всегда наверняка!» Советский плакат. 1942 г.

Уже первые месяцы работы школы показали, что крайне необходимо централизованно готовить не только инструкторов, но и рядовых снайперов высокой квалификации. Поэтому 15 мая 1942 года было предложено сформировать при школе 3-месячные курсы для обучения снайперов. Сроки же подготовки в школе инструкторов-снайперов с 18 июля 1942 года были увеличены до 6 месяцев.

Снайпер Красной Армии. 1941 г.

Применение снайперов на фронте показало, что наравне с мужчинами очень высокую стрелковую выучку и эффективность в боевой работе показали девушки-снайперы, подготовленные учебными подразделениями Всеобщего военного обучения (Всевобуча). На 1 января 1942 года в этой структуре было обучено 14 819 девушек-снайперов, а в марте – августе того же года – еще 39 941. Школа инструкторов-снайперов была переименована в Центральную школу инструкторов снайперского дела с 6-месячным сроком обучения. Одновременно этим же приказом при ЦШИСД были сформированы женские курсы отличных стрелков снайперской подготовки (ЖКОССП) и школа отличных стрелков снайперской подготовки с 3-месячным сроком обучения. Позднее, 21 мая 1943 года, женские курсы были переформированы в Центральную женскую школу снайперской подготовки. На всех фронтах Великой Отечественной войны воевало 1885 девушек-снайперов, выпускниц ЦЖШСП, около 180 человек погибло. В частности, в составе 3-й ударной армии боевой путь от Великих Лук до Берлина прошла рота первых выпускниц школы, уничтоживших 3012 фашистов.

К середине 1943 года в основном были закончены все крупные мероприятия по централизованной подготовке снайперских кадров для Красной Армии. За время войны в системе Всевобуча было проведено семь очередей подготовки. Первая очередь обучалась в 1941 году; в 1942–1944 годах было осуществлено по две очереди подготовки. За это время в общей сложности было обучено 428 335 отличных снайперов, которые существенно усилили боевые порядки пехотных частей. Помимо этого, в учебных формированиях центрального подчинения было подготовлено 9534 снайпера высокой квалификации. В центральной школе снайпинга обучение шло до марта 1945 года.

Большой вклад в организацию централизованной подготовки снайперских кадров внес генерал-лейтенант Г.Ф. Морозов. Возглавляя один из отделов Генерального штаба, он накапливал и анализировал боевой опыт советских снайперов. Его книги «Методика огневой подготовки снайпера» и «Памятка снайперу» оказали неоценимую помощь при обучении снайперов во фронтовых частях.

Подготовка снайперов развернулась на специальных сборах, в снайперских школах, включая созданную в мае 1943 года Центральную женскую снайперскую школу. Для повышения квалификации снайперов практиковались армейские и фронтовые слеты. Обучали снайперов и на курсах, созданных при штабах партизанских соединений и крупных партизанских отрядов. Солидную базу для развития снайпинга подготовила предвоенная работа ОСОАВИАХИМа, а активно развивавшийся в 20 – 30-е годы стрелковый спорт обеспечил основные кадры снайперов. Имена М. Буденкова, Н. Галушкина, Ф. Дьяченко, В. Зайцева, Н. Ильина, Ф. Охлопкова, И. Сидоренко, Г.Симанчука, Ф. Смолячкова, М. Пассара, Л. Павличенко, В. Пчелинцева, М. Поливановой, 3. Поповой стали широко известны. Ряд немецких авторов, оценивая после войны бои на Восточном фронте, отмечали хитрость и хорошую подготовку советских снайперов.

Советская девушка-снайпер

Стала разнообразнее и тактика снайперов – они действовали в составе подразделений, отдельными командами, поодиночке и по двое. Наиболее эффективной считалась работа снайперов в паре, когда они поочередно выполняли функции наблюдателя и истребителя. Началось и широкое применение бесшумных винтовок – в основном это были штатные винтовки с глушителями типа «Брамит» (прибор «Братьев Митиных»).

В 1945 году, уже после окончания войны, американская пресса писала: «Русские снайперы показали огромное мастерство на немецком фронте. Они побудили немцев на производство в большом масштабе оптических прицелов и обучение снайперов».

Эталоном в снайперской подготовке периода Великой Отечественной войны является Центральная школа инструкторов снайперского дела, находившаяся в Вешняках под Москвой. Примером того, как готовили снайперские кадры в этой подмосковной школе, может служить свидетельство одного из инструкторов о подготовке даже не мужчин, а девушек-снайперов: «Трехлинейную винтовку и снайперскую СВТ-40 девушки научились разбирать чуть ли не с закрытыми глазами. Но прежде чем произвести первый выстрел боевым патроном, им пришлось многое усвоить. Нужно было изучить принцип действия прицела, почти автоматически уметь определять расстояние до цели, скорость ветра, скорость движения цели и быстро производить соответствующие расчеты. Требовалось упорно тренировать зрение, наблюдательность, отрабатывать твердость руки, умение плавно нажимать на спусковой крючок».

Курсантки осваивали правила маскировки, учились ползать по-пластунски и быстро делать перебежки, оборудовать стрелковые ячейки – основную, запасную и ложные, обеспечивая этим тщательную маскировку. Большое значение придавалось стрельбе из любого положения.

В казармах изучались лишь теоретические дисциплины и материальная часть. В осенний дождь, в зимнюю метель, в летний зной девушки с полной солдатской выкладкой шли на занятия. А идти до стрельбища надо было 7 километров. Девушки должны были уметь выполнять обязанности бойцов стрелкового отделения, стрелять из ручного и станкового пулемета, противотанкового ружья. Их также обучали приемам штыкового боя, метанию гранат и бутылок с зажигательной смесью.

В конце обучения – 70-километровый марш-бросок с полной выкладкой. В нем проверялись знания и умение снайперов применять на практике боевые навыки, полученные в школе. К концу обучения девушки уже отлично выполняли такие упражнения, как стрельба на расстояние 1000 метров по «станковому пулемету», с 800 метров – по «перебежчику», с 500 метров – по «грудной» фигуре, с 250 метров – по «стереотрубе». Центральная женская школа работала 27 месяцев, за это время было проведено три основных набора.

Снайпер Балтийского флота. ВОВ

Своеобразным было отношение фронтового командования к «снайпершам». По воспоминаниям одной из выпускниц Центральной женской школы Лидии Гудованцевой:

«Приняли нас в штабе 1-й ударной армии душевно, все подходили к нам, чтобы взглянуть… Пригласили в политотдел. Там поинтересовались: все ли мы взвесили, а может, кто передумал, то можно и другие обязанности выполнять – в штабе работы хватает». Не правда ли, довольно странно: прибывшим на фронт кадровым снайперам предлагают работу в штабе – вдруг кто-нибудь не готов к боевой работе на передовой? Это свидетельство того, что старшие офицеры не принимали девушек-снайперов всерьез.

Помимо централизованной подготовки снайперских кадров было организовано обучение стрелков непосредственно во фронтовых частях. Снайперские школы формировались в масштабе армий со сроком обучения до трех месяцев, в зависимости от условий и боевой обстановки. В стандартную программу подготовки входило изучение правил обращения с оружием и оптическим прицелом, определение дальности до цели, проверка боя оружия, изучение основ баллистики, выбор позиции для ведения огня и маскировка. Только снайперские школы Ленинградского фронта подготовили 1337 снайперов.

Война требовала немедленного действия, и поэтому в Красной Армии упор делался на физическую выносливость снайпера, маскировку и массовость. Основой специальной тактики стал снайперский террор. Тактика эта в условиях широкомасштабного военного конфликта оказалась единственно правильной и применялась до конца Второй мировой войны. В первые месяцы войны подготовленных снайперов в РККА не было. Солдаты и офицеры овладевали снайперским мастерством походу боевых действий. Позднее, в 1942 году, стали функционировать сначала трехмесячные, а затем шестимесячные снайперские курсы. Но этого было недостаточно. Во второй половине войны срок обучения снайперов был увеличен до восьми месяцев в специализированных снайперских школах.

Во время Великой Отечественной и в последующих вооруженных конфликтах наше снайперское движение оказалось результативнее немецкого и прочих благодаря не только массовости, но главным образом беспредельной русской изобретательности, нечеловеческой выносливости и адскому терпению, способности работать в грязи, снегу, под палящим солнцем. Способность советских снайперов из вроде бы достаточно простого оружия – трехлинейной винтовки – попадать противнику между глаз с расстояния 700–800 метров старослужащие помнят до сих пор. На войне время спрессовывалось. Жестокая необходимость обостряла восприимчивость и заставляла человеческий организм работать на грани невозможного. На что в мирное время требовались годы, на войне уходили месяцы и недели. В экстремальных жестоких условиях человек довольно быстро превращался в то, что сейчас называют модным термином – ниндзя. Боевое искусство советские снайперы довели до совершенства, и до наших японским снайперам-ниндзя было далеко.

Снайперы действовали очень изобретательно. Например, отец автора вспоминал, как действовал на их участке фронта взвод снайперов-«гастролеров». Прибыв на передовую, снайперы залегли цепью вдоль линии обороны. Затем с какого-то пригорка в сторону немцев была пущена железная бочка, частично наполненная различным металлическим хламом и оглушительно гремящая на каждой неровности рельефа. В итоге из вражеской траншеи на непонятный звук обязательно выглядывало несколько любопытных голов, а снайперы их всех поражали беглым огнем. После этого взвод переходил на новый, еще «не паханный» участок фронта и повторял свой трюк снова.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Снайперское движение в РККА. Снайперская война

Снайперское движение в РККА

Во время Великой Отечественной войны советское военное руководство хорошо понимало возможности даже одного качественно подготовленного снайпера, тем более снайпера-инструктора, способного в течение короткого срока подготовить десятки стрелков. Поэтому в Центральной школе инструкторов снайперского дела (ЦШИСД) учебный курс был рассчитан на 6 месяцев. Полугодичная подготовка снайпера в период войны, и это в то время, когда боевого летчика учили за 3–4 месяца!

В первые месяцы войны подготовка лучших стрелков была заботой частей и соединений передовой линии фронта. Обучение шло в запасных учебных частях, на краткосрочных курсах непосредственно в боевых порядках войск, велось путем непосредственного общения лучших снайперов части со своими товарищами и их совместными выходами на боевые позиции. Такая форма общения имела как положительные стороны, так и недостатки. Никакая теория не может заменить практику – работу снайпера в боевых порядках своего подразделения. Процесс приобретения боевого опыта гораздо эффективнее, когда рядом с обучаемым находится опытный наставник.

«Снайпер бьет издалека, но всегда наверняка!» Советский плакат. 1942 г.

Но командование понимало необходимость централизованной подготовки «сверхметких стрелков». Еще 18 сентября 1941 года вышло постановление о всеобщем обязательном военном обучении граждан СССР, которое дало возможность организовать военную подготовку населения без отрыва от производства. Программа обучения была рассчитана на 110 часов. Кроме других военных специальностей (пулеметчик, минометчик, связист), учеба шла и по линии снайпинга. Все же готовить снайперов в такие сжатые сроки было крайне трудно, поэтому вскоре было принято решение открыть специальные «школы отличных стрелков снайперской подготовки» (ШОССП) при военных округах. Обучение шло в течение 3–4 месяцев уже с отрывом от производства. Один только Московский военный округ имел три таких школы. В качестве преподавателей привлекались инструкторы по снайпингу ОСОАВИАХИМа, который, как и в мирное время, продолжал готовить снайперские кадры в своих школах. Кроме того, было решено организовать централизованную подготовку снайперов высокой квалификации с инструкторскими навыками. Для этого 20 марта 1942 года в Вешняках под Москвой была создана школа инструкторов-снайперов.

Уже первые месяцы работы школы показали, что крайне необходимо централизованно готовить не только инструкторов, но и рядовых снайперов высокой квалификации. Поэтому 15 мая 1942 года было предложено сформировать при школе 3-месячные курсы для обучения снайперов. Сроки же подготовки в школе инструкторов-снайперов с 18 июля 1942 года были увеличены до 6 месяцев.

Снайпер Красной Армии. 1941 г.

Применение снайперов на фронте показало, что наравне с мужчинами очень высокую стрелковую выучку и эффективность в боевой работе показали девушки-снайперы, подготовленные учебными подразделениями Всеобщего военного обучения (Всевобуча). На 1 января 1942 года в этой структуре было обучено 14 819 девушек-снайперов, а в марте – августе того же года – еще 39 941. Школа инструкторов-снайперов была переименована в Центральную школу инструкторов снайперского дела с 6-месячным сроком обучения. Одновременно этим же приказом при ЦШИСД были сформированы женские курсы отличных стрелков снайперской подготовки (ЖКОССП) и школа отличных стрелков снайперской подготовки с 3-месячным сроком обучения. Позднее, 21 мая 1943 года, женские курсы были переформированы в Центральную женскую школу снайперской подготовки. На всех фронтах Великой Отечественной войны воевало 1885 девушек-снайперов, выпускниц ЦЖШСП, около 180 человек погибло. В частности, в составе 3-й ударной армии боевой путь от Великих Лук до Берлина прошла рота первых выпускниц школы, уничтоживших 3012 фашистов.

К середине 1943 года в основном были закончены все крупные мероприятия по централизованной подготовке снайперских кадров для Красной Армии. За время войны в системе Всевобуча было проведено семь очередей подготовки. Первая очередь обучалась в 1941 году; в 1942–1944 годах было осуществлено по две очереди подготовки. За это время в общей сложности было обучено 428 335 отличных снайперов, которые существенно усилили боевые порядки пехотных частей. Помимо этого, в учебных формированиях центрального подчинения было подготовлено 9534 снайпера высокой квалификации. В центральной школе снайпинга обучение шло до марта 1945 года.

Большой вклад в организацию централизованной подготовки снайперских кадров внес генерал-лейтенант Г.Ф. Морозов. Возглавляя один из отделов Генерального штаба, он накапливал и анализировал боевой опыт советских снайперов. Его книги «Методика огневой подготовки снайпера» и «Памятка снайперу» оказали неоценимую помощь при обучении снайперов во фронтовых частях.

Подготовка снайперов развернулась на специальных сборах, в снайперских школах, включая созданную в мае 1943 года Центральную женскую снайперскую школу. Для повышения квалификации снайперов практиковались армейские и фронтовые слеты. Обучали снайперов и на курсах, созданных при штабах партизанских соединений и крупных партизанских отрядов. Солидную базу для развития снайпинга подготовила предвоенная работа Осоавиахима, а активно развивавшийся в 20 – 30-е годы стрелковый спорт обеспечил основные кадры снайперов. Имена М. Буденкова, Н. Галушкина, Ф. Дьяченко, В. Зайцева, Н. Ильина, Ф. Охлопкова, И. Сидоренко, Г.Симанчука, Ф. Смолячкова, М. Пассара, Л. Павличенко, В. Пчелинцева, М. Поливановой, З. Поповой стали широко известны. Ряд немецких авторов, оценивая после войны бои на Восточном фронте, отмечали хитрость и хорошую подготовку советских снайперов.

Стала разнообразнее и тактика снайперов – они действовали в составе подразделений, отдельными командами, поодиночке и по двое. Наиболее эффективной считалась работа снайперов в паре, когда они поочередно выполняли функции наблюдателя и истребителя. Началось и широкое применение бесшумных винтовок – в основном это были штатные винтовки с глушителями типа «Брамит» (прибор «Братьев Митиных»).

Советская девушка-снайпер

В 1945 году, уже после окончания войны, американская пресса писала: «Русские снайперы показали огромное мастерство на немецком фронте. Они побудили немцев на производство в большом масштабе оптических прицелов и обучение снайперов».

Эталоном в снайперской подготовке периода Великой Отечественной войны является Центральная школа инструкторов снайперского дела, находившаяся в Вешняках под Москвой. Примером того, как готовили снайперские кадры в этой подмосковной школе, может служить свидетельство одного из инструкторов о подготовке даже не мужчин, а девушек-снайперов: «Трехлинейную винтовку и снайперскую СВТ-40 девушки научились разбирать чуть ли не с закрытыми глазами. Но прежде чем произвести первый выстрел боевым патроном, им пришлось многое усвоить. Нужно было изучить принцип действия прицела, почти автоматически уметь определять расстояние до цели, скорость ветра, скорость движения цели и быстро производить соответствующие расчеты. Требовалось упорно тренировать зрение, наблюдательность, отрабатывать твердость руки, умение плавно нажимать на спусковой крючок.

Курсантки осваивали правила маскировки, учились ползать по-пластунски и быстро делать перебежки, оборудовать стрелковые ячейки – основную, запасную и ложные, обеспечивая этим тщательную маскировку. Большое значение придавалось стрельбе из любого положения.

В казармах изучались лишь теоретические дисциплины и материальная часть. В осенний дождь, в зимнюю метель, в летний зной девушки с полной солдатской выкладкой шли на занятия. А идти до стрельбища надо было 7 километров. Девушки должны были уметь выполнять обязанности бойцов стрелкового отделения, стрелять из ручного и станкового пулемета, противотанкового ружья. Их также обучали приемам штыкового боя, метанию гранат и бутылок с зажигательной смесью.

В конце обучения – 70-километровый марш-бросок с полной выкладкой. В нем проверялись знания и умение снайперов применять на практике боевые навыки, полученные в школе. К концу обучения девушки уже отлично выполняли такие упражнения, как стрельба на расстояние 1000 метров по «станковому пулемету», с 800 метров – по «перебежчику», с 500 метров – по «грудной» фигуре, с 250 метров – по «стереотрубе». Центральная женская школа работала 27 месяцев, за это время было проведено три основных набора.

Снайпер Балтийского флота. ВОВ

Своеобразным было отношение фронтового командования к «снайпершам». По воспоминаниям одной из выпускниц Центральной женской школы Лидии Гудованцевой: «Приняли нас в штабе 1-й ударной армии душевно, все подходили к нам, чтобы взглянуть… Пригласили в политотдел. Там поинтересовались: все ли мы взвесили, а может, кто передумал, то можно и другие обязанности выполнять – в штабе работы хватает». Не правда ли, довольно странно: прибывшим на фронт кадровым снайперам предлагают работу в штабе – вдруг кто-нибудь не готов к боевой работе на передовой? Это свидетельство того, что старшие офицеры не принимали девушек-снайперов всерьез.

Помимо централизованной подготовки снайперских кадров было организовано обучение стрелков непосредственно во фронтовых частях. Снайперские школы формировались в масштабе армий со сроком обучения до трех месяцев, в зависимости от условий и боевой обстановки. В стандартную программу подготовки входило изучение правил обращения с оружием и оптическим прицелом, определение дальности до цели, проверка боя оружия, изучение основ баллистики, выбор позиции для ведения огня и маскировка. Только снайперские школы Ленинградского фронта подготовили 1337 снайперов.

Война требовала немедленного действия, и поэтому в Красной Армии упор делался на физическую выносливость снайпера, маскировку и массовость. Основой специальной тактики стал снайперский террор. Тактика эта в условиях широкомасштабного военного конфликта оказалась единственно правильной и применялась до конца Второй мировой войны. В первые месяцы войны подготовленных снайперов в РККА не было. Солдаты и офицеры овладевали снайперским мастерством по ходу боевых действий. Позднее, в 1942 году, стали функционировать сначала трехмесячные, а затем шестимесячные снайперские курсы. Но этого было недостаточно. Во второй половине войны срок обучения снайперов был увеличен до восьми месяцев в специализированных снайперских школах.

Во время Великой Отечественной и в последующих вооруженных конфликтах наше снайперское движение оказалось результативнее немецкого и прочих благодаря не только массовости, но главным образом беспредельной русской изобретательности, нечеловеческой выносливости и адскому терпению, способности работать в грязи, снегу, под палящим солнцем. Способность советских снайперов из вроде бы достаточно простого оружия – трехлинейной винтовки – попадать противнику между глаз с расстояния 700–800 метров старослужащие помнят до сих пор. На войне время спрессовывалось. Жестокая необходимость обостряла восприимчивость и заставляла человеческий организм работать на грани невозможного. На что в мирное время требовались годы, на войне уходили месяцы и недели. В экстремальных жестоких условиях человек довольно быстро превращался в то, что сейчас называют модным термином – ниндзя. Боевое искусство советские снайперы довели до совершенства, и до наших японским снайперам-ниндзя было далеко.

Снайперы действовали очень изобретательно. Например, отец автора вспоминал, как действовал на их участке фронта взвод снайперов-«гастролеров». Прибыв на передовую, снайперы залегли цепью вдоль линии обороны. Затем с какого-то пригорка в сторону немцев была пущена железная бочка, частично наполненная различным металлическим хламом и оглушительно гремящая на каждой неровности рельефа. В итоге из вражеской траншеи на непонятный звук обязательно выглядывало несколько любопытных голов, а снайперы их всех поражали беглым огнем. После этого взвод переходил на новый, еще «не паханный» участок фронта и повторял свой трюк снова.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Снайперская винтовка образца 1891/1930 года

Снайперская винтовка образца 1891/1930 года.

По окончании Первой мировой и Гражданской войн командование Красной армии уделяло должное внимание развитию снайперского движения. Этому способствовало тесное военнотехническое сотрудничество с Веймарской Германией, благодаря которому в СССР было освоено производство оптических прицелов к стрелковому оружию. Первым советским оптическим прицелом, который стали устанавливать на драгунской винтовке обр. 1891 г., сталДШ («Динамо», третьего образца). Он был 4-кратным и представлял собой копию оптического прицела германской фирмы Zeiss. ДШ был выполнен в виде оптической зрительной трубы с механизмами установки углов прицеливания и учета боковых поправок. В верхней части окулярной трубки имелся барабанчик с маховичком и шкалой делений от 1 до 10, означающих дальность стрельбы от 100 до 1000 м. Слева располагался барабанчик для боковых поправок. Драгунская винтовка обр. 1891 г. с таким прицелом обладала достаточно высокими боевыми характеристиками. При стрельбе сериями по 10 выстрелов на дальность 100 м рассеивание составляло 35 мм, на 200 м — 75 мм, на 400 м — 180 мм, а на 600 м — 350 мм. Винтовки с оптическим прицелом ДШ поступали в основном на вооружение конвойных и пограничных войск НКВД. Первую армейскую специальную снайперскую винтовку приняли на вооружение в 1931 г. Она была разработана на базе модернизированной винтовки Носина обр. 1891/1930 гг. и получила индекс ГАУ 56-В222 А. От базового образца она отличалась наличием оптического прицела, отогнутой вниз для удобства заряжания рукояткой стебля затвора, увеличенной на 1 мм высотой мушки. Усилие спуска было уменьшено до 2,0 —2,4 кгс. Крепление штыка на винтовке не предусматривалось. Эта снайперская винтовка по своим баллистическим характеристикам соответствовала винтовкам валового производства, но обладала лучшей меткостью благодаря лучшей отделке канала ствола и других деталей, а также меньшим допускам при изготовлении. В снайперские винтовки переделывали и рядовые образцы, показавшие при испытании наилучшие результаты стрельбы. Для повышения стабильности боя ложа тщательно подгонялась к стволу со ствольной коробкой, причем для изготовления ложи, как правило, использовалась высококачественная древесина орехового дерева. Первоначально на армейских снайперских винтовках обр. 1891/1930 гг. устанавливался 4-кратный прицел ПТ обр. 1930 г.

Прошли те времена, когда для того, чтобы посмотреть на живописные достопримечательности нужно было отправляться в далекое путешествие. В наше время можно воспользоваться web камерами, дабы оценить красоту туристических пейзажей, и в частности полюбоваться набережной и пляжем Алушты  http://www.tourister.ru/world/europe/russia/city/alushta/tips/1567.

Вскоре его заменил более совершенный прицел ВП обр. 1931 г. с такой же кратностью. Использование винтовки с прицелом ВП показало, что у этого прицела, так же как и у предыдущего, не обеспечивается полная герметичность окулярной трубки. Причиной тому была неудачная конструкция диоптрического кольца. В 1936—1937 гг. оптический прицел ВП был заменен усовершенствованным прицелом ПЕ, рассчитанным на дальность стрельбы до 1400 м. От ВП он отличался, прежде всего, отсутствием диоптрического кольца и уменьшенной до 0,62 кг массой. К ПЕ был принят новый кронштейн с боковым креплением прицела к ствольной коробке винтовки. При стрельбе на дальность 200 м с оптическим прицелом ПЕ рассеивание не превышало 84 мм, а на дальность 400 м — 171 мм. Значительная часть снайперских винтовок обр. 1891/1930 гг., выпущенных в годы войны, снабжена оптическим прицелом ПУ, разработанным к снайперской винтовке на базе самозарядной СВТ-40. С этим прицелом на аналогичные дальности достигались более высокие показатели — рассеивание составляло 78 и 158 мм соответственно. К неоспоримым достоинствам снайперской винтовки обр. 1891/1930 гг. от носились также высокая эксплуатационная надежность и, что особенно важно в военных условиях, небольшая стоимость изготовления. Были у винтовки и недостатки. Фронтовые снайперы отмечали неудачное расположение оптического прицела ПУ — он находился далеко от глаз стрелка, поэтому при прицеливании тому приходилось отрывать щеку от приклада и вытягивать шею. Из-за такого неправильного положения головы глаз снайпера часто отклонялся от оптической оси прицела, что приводило к ошибкам в прицеливании. Имели место нарекания на качество изготовления прицелов, на тугой спуск и изготовленные во время войны ложи из березовой древесины (при отсыревании и усыхании такая ложа давала поводку, изменявшую кривизну ствола). До войны выпуск снайперских винтовок обр. 1891/1930 гг. был организован на Тульском оружейном заводе. В 1932 г. было изготовлено 749 единиц, в 1933 г. — 1347, в 1934 г. — 6637, в 1935 г. — 12742, в 1937 г. — 13 130 и в 1938 г. — 19545 единиц. В связи с принятием на вооружение снайперской винтовки на базе СВТ-40 выпуск магазинных снайперских винтовок прекратили в 1940 г., но в начале 1942 г. Ижевский завод № 74 освоил их производство, изготовив 53195 единиц.

 

Вам также могут быть интересны следующие оружейные статьи:

rus-guns.com

Спецназ супер: Снайперская винтовка Мосина

Характеристики

Длина, мм: 1232Длина ствола, мм: 729Вес без патронов, кг: 4.0Емкость магазина, кол. патронов: 5Прицельная дальность стрельбы, м: 1000Начальная скорость пули, м/с: 865

7,62-мм (3-линейная) винтовка образца 1891 года (винтовка Мосина, трёхлинейка, винтовка Мосина-Нагана) — магазинная винтовка, принятая на вооружение Российской Императорской армии в 1891 году.Активно использовалась в период с 1891 по конец Великой Отечественной войны, в этот период многократно модернизировалась.Название оружия происходит от калибра ствола винтовки, который равен трём русским линиям (старая мера длины) — одна линия равна одной десятой дюйма, или 2,54 мм — соответственно, три линии равны 7,62 мм.На основе винтовки обр. 1891 года и её модификаций был создан целый ряд образцов спортивного и охотничьего оружия, как нарезного, так и гладкоствольного.

История и описание

В 1891 году на вооружение Российской Империи была принята винтовка, представлявшая собой более или менее базовую конструкцию Мосина с некоторыми (не слишком значительными, но, тем не менее, имевшимися) заимствованиями из системы Нагана.Винтовка Мосина образца 1891 годаС технической точки зрения, винтовка системы Мосина представляет собой магазинное оружие с ручным перезаряжанием. Запирание ствола осуществляется продольно - скользящим поворотным затвором на два боевых упора за ствольную коробку. Боевые упоры расположены в передней части затвора и в запертом состоянии располагаются в горизонтальной плоскости. Взведение ударника и постановка его на боевой взвод осуществляются при открытии затора. Затвор простой по конструкции, прямая рукоятка перезаряжания расположена в середине затвора. Предохранителя как отдельной детали нет, вместо него для постановки на предохранитель используется открыто расположенная позади затвора головка курка (ударника). Затвор легко вынимается из ствольной коробки без помощи инструмента (достаточно отвести затвор полностью назад, а затем, нажав на спусковой крючок, извлечь его назад). Магазин коробчатый, неотъемный, с однорядным расположением патронов. Нижняя крышка магазина откидная вниз-вперед для быстрого разряжания и чистки магазина. Снаряжение магазина - из пластинчатых обойм на 5 патронов или по одному патрону, через верхнее окно ствольной коробки при открытом затворе. В силу особенностей конструкции магазина (однорядное расположение патронов при заряжании сверху) в конструкцию пришлось ввести специальную деталь - отсечку, блокировавшую второй и нижние патроны в магазине при подаче верхнего патрона в ствол. При полностью закрытом затворе отсечка отключалась, позволяя очередному патрону подняться на линию подачи в ствол. На ранних образцах отсечка также выполняла роль отражателя стреляной гильзы, позже (с 1930 года) был введен отдельный отражатель. Ложа винтовки - деревянная, как правило - из березы, с прямой шейкой и стальным затылком приклада. Прицельные приспособления открытые, с 1930 года на ряде винтовок введен кольцевой предохранитель мушки.После первой мировой войны снайпинг прочно вошёл в армейскую жизнь, став элементом боевой подготовки отличных стрелков в войсках. Но в СССР пристальное внимание к снайперскому движению было обращено только в конце 1920-х годов, да и то не высшим военным командованием, а руководством всемогущего ОГПУ-НКВД. Тесное военно-техническое сотрудничество Советского Союза с Веймарской Германией способствовало передаче СССР самых современных образцов военной техники и вооружений, а также технологий их производства. Тогда же в СССР появляются и первые предприятия по производству оптических приборов. Именно это обстоятельство, наряду с началом работ по усовершенствованию основного оружия пехоты - мосинской трёхлинейки, дало толчок для создания в 1927-28 годах первого советского образца снайперского оружия, сконструированного на базе драгунской винтовки Мосина, образца 1891 г.Новый снайперский вариант старой винтовки был оснащён 4-х кратным оптическим прицелом Д III («Динамо», третьего образца). Первый советский оптический прицел Д III являлся копией германского прицела «Цейсс» и служил для точной стрельбы по удалённым малоразмерным целям, показывающимся в поле зрения стрелка на короткое время. Он представлял собой оптическую зрительную трубу с механизмами установки углов прицеливания и учёта боковых поправок. В верхней части окулярной трубки имелся барабанчик с маховичком и шкалой делений от 1 до 10 (через каждые 100 м), слева - располагался барабанчик для боковых поправок горизонтальных лимб. Прицельное приспособление состояло из вертикальной нити с острым концом (прицельного пенька) и горизонтальных нитей, расположенных под прямым углом к пеньку. Верхний край горизонтальных нитей находился на одной высоте с острым концом пенька, образуя перекрестье прицела.Поскольку прицельное приспособление и изображение цели находились в фокальной плоскости объектива прицела, то прицеливание заключалось в совмещении острия прицельных нитей с изображением цели. Снайперская винтовка давала возможность вести прицельную стрельбу с оптическим прицелом от 100 до 1000 м, а с открытым рамочным прицелом (не снимая оптического) - на дальность до 600 м. Новое оружие, оснащённое отечественными прицелами, отличалось высокими боевыми качествами. Так, при стрельбе сериями по 10 выстрелов на дальность 100 м рассеивание составляло 3,5 см, на 200 - 7,5, на 400 - 18,0, на 600 - 35,0. Уже вскоре снайперские винтовки начали поступать на вооружение конвойных и пограничных войск ОГПУ-НКВД.Советские Вооружённые силы получили аналогичное оружие только спустя два года - в 1930 г. Конструкторы проектно-конструкторского бюро Тульского оружейного завода при проведении комплексных работ по усовершенствованию штатного оружия разработали специальную снайперскую модель 7,62-мм винтовки образца 1891/30 годов, которая отличалась от стандартного образца наличием оптического прицела, высоким качеством изготовления ствола, отогнутой вниз для удобства заряжания рукояткой стебля затвора, отсутствием штыка, увеличенной на 1 мм высотой мушки, облегчением усилия на спусковом крючке до 2-2,4 кг.Основные баллистические показатели снайперских винтовок (без штыка) были аналогичны показателям винтовок валового производства, но целевое оружие имело улучшенную меткость боя за счёт отбора их из числа рядовых образцов, показавших наилучшие результаты стрельбы, или же за счёт специального изготовления с улучшенным качеством обработки поверхности канала ствола и уменьшенными допусками.Оптический прицел ВПСтабильность боя снайперских винтовок была значительно выше, чем у оружия валового производства, что достигалось более тщательной подгонкой ложи к стволу со ствольной коробкой и изготовлением ложи, как правило, из высококачественного материала - орехового дерева. Из-за установки прицела, перекрывавшего паз для обоймы в ствольной коробке, заряжать снайперские винтовки из стандартных пятизарядных обойм не представлялось возможным, поэтому заряжание производилось по одному патрону, что значительно снижало боевые возможности этого оружия в реальной боевой обстановке.Снайперская винтовка Мосина образца 1891/1930 с оптическим прицелом ВПВначале для армейской снайперской винтовки принимают 4-х кратный прицел марки ПТ образца 1930 г., а с выявлением его недостатков, в следующем году, - улучшенную модификацию: оптический прицел ВП образца 1931 г. Но и в этой модели прицела советским конструкторам так и не удалось добиться полной герметичности окулярной трубки из-за неудачной конструкции диоптрийного кольца. Прицелы ПТ и ВП, так же как и прицел Д III, монтировались на кронштейне конструкции А.А.Смирнского, основание которого наглухо крепилось накладкой с шестью винтами на передней части ствольной коробки, хотя подобное расположение прицела усложняло заряжание оружия. Поэтому в 1936-37 гг. оптический прицел ВП был заменён усовершенствованным 4-х кратным прицелом типа ПЕ. Он был рассчитан на дальность стрельбы до 1400 м. Масса прицела 0,62 г. Достаточно надёжная конструкция кронштейна «Сесо» с боковым креплением прицела в немалой степени повлияла на точность наводки при стрельбе, а также позволила в случае повреждения в бою пользоваться открытым секторным прицелом.Первое крупное боевое крещение снайперское оружие прошло в период советско-финской войны 1939-40 гг., когда отличные качества советских винтовок, оснащённых прицелами ВП, ПТ и ПЕ, были проверены боевой практикой.Но ставка, которую в предвоенные годы высшее военное командование делало на широкое внедрение в систему вооружения пехоты автоматического оружия, привела к тому, что уже в 1937 г. снайперскую винтовку образца 1891/30 гг. планировали заменить 7,62-мм автоматической снайперской винтовкой системы С.Г.Симонова (АВС) образца 1936 г. Однако высокое рассеивание даже при стрельбе одиночным огнём способствовало тому, что была изготовлена всего лишь малая партия снайперских винтовок Симонова. А спустя всего три года, в 1940 году, на смену 7,62-мм снайперской винтовке образца 1891/30 гг. приходит новая 7,62-мм снайперская самозарядная винтовка системы Токарева (СВТ) образца 1940 г. Прицел ПУ был значительно облегчён по сравнению с предшественниками и весил всего 0,27 кг. Крепление прицела ПУ кронштейном сверху на ствольной коробке, также разработанное Ф.В.Токаревым, позволяло вести стрельбу с открытым секторным прицелом на дальность до 600 м.Однако суровая реальность боёв начального периода Великой Отечественной войны убедительно доказала, что снайперская винтовка СВТ-40, несмотря на свои многочисленные достоинства, значительно уступает своей предшественнице по основному показателю для этого вида оружия - кучности стрельбы. Многочисленные рекламации, поступавшие на снайперские СВТ с фронта, заставили советское военное командование вновь вспомнить о старой, незаслуженно забытой снайперской винтовке образца 1891/30 гг. В октябре 1941 года снайперскую СВТ-40 снимают с производства.В начале 1942 г. Ижевский машиностроительный завод восстанавливает производство снайперских винтовок образца 1891/30 гг., но они уже были рассчитаны под унифицированный прицел ПУ, разработанный специально для снайперских СВТ-40. Однако и у этой винтовки имелись определённые недостатки: фронтовиков не устраивали, в первую очередь, её масса и значительная длина, в результате чего длительная работа с ней утомляла снайпера; низкая скорострельность винтовки - 10-12 прицельных выстрелов в минуту также не вполне отвечала требованиям современного маневренного быстротечного боя.Особые нарекания вызывал нерегулируемый спусковой механизм, поскольку тугой спуск не обеспечивал сохранения точности прицеливания во время выстрела. Переход на упрощённые технологии и удешевление производства привели к тому, что ложи, которые с 1942 г. стали изготавливать из берёзовых заготовок, зачастую давали поводку, чего раньше у оружия, имевшего высококачественные ореховые ложи, не встречалось. Некоторые снайперы отмечали недостаточно качественное изготовление оптики, в частности прицелов ПУ выпуска 1943-44 гг. Кроме того, по заключению фронтовиков, при выверке и приведению винтовки к нормальному бою установка на шкале барабанчика вертикальных поправок прицела не всегда совпадала с действительными дистанциями, а частое изменение установки барабанчика вертикальных поправок давало отклонение по горизонтали.Калибр, мм 7.62

Высказывалось мнение о неудачном расположении оптического прицела ПУ на винтовке. В частности отмечалось, что прицел расположен далеко от глаза стрелка, в результате чего при прицеливании снайперу приходится отрывать щеку от приклада до 3 см и вытягивать шею (чтобы наблюдать всё поле зрения без лунообразных теней по краям). Из-за неправильного положения головы глаз стрелка отклонялся от оптической оси прицела, вызывая ошибку в прицеливании.В годы Великой Отечественной войны советские снайперы использовали следующие боеприпасы: 7,62-мм винтовочные патроны с лёгкой, тяжёлой, бронебойной (Б-30), бронебойно-зажигательной (Б-32), пристрелочно-зажигательной (ПЗ) и трассирующей (Т-46) пулями. Патроны с лёгкой и тяжёлой пулями, как правило, применялись для стрельбы по живой силе противника; патроны с бронебойной и бронебойно-зажигательной пулями - для уничтожения расчётов пулемётов, орудий (особенно орудий прямой наводки) и ПТР (РПГ), а также для стрельбы по амбразурам ДОТов и ДЗОТов, по стереотрубам, автотранспорту и пикирующим самолётам. Патроны с зажигательной пулей применялись для поджигания объектов, мешающих наблюдению и обстрелу укрывающих снайперов, а также деревоземляных огневых точек противника; патроны с трассирующей пулей — для целеуказания (причем, только в наступлении). Пристрелочные (разрывные) пули, использовавшиеся для стрельбы по легковоспламеняющимся целям и для корректировки стрельбы по подвижным и неподвижным целям, как правило, советскими снайперами в годы войны практически не применялись. Носимый запас патронов зависел от выполняемой снайпером задачи и от вида боя (наступательный или оборонительный).В 1941-1943 гг. “Ижмаш” передал фронту более 330 000 снайперских винтовок образца 1891/30 гг. Опыт войны показал, что эта винтовка с прицелом ПУ является одной из лучших в своём классе и превосходит аналогичное оружие врага (7,92-мм германский снайперский карабин Zf. Kar. 98 k).В Чехословакии в 1949-1951 гг. конструктором Отакаром Галашем на основе этого оружия была создана фактически новая снайперская винтовка, известная как обр. 54.В 1960-х г.г. эти работы были продолжены в СССР, где на базе винтовки Мосина знаменитый советский оружейник Е. Ф. Драгунов создал несколько модификаций спортивной винтовки для целевой стрельбы - АВ и АВЛ.

specnazsuper.blogspot.com

Antique Photos - Знак “Снайпер РККА”

Наградной нагрудный знак “Снайпер РККА” учрежден приказом Народного комиссара обороны СССР К.Е.Ворошилова № 2 от 10.01.1937 г. вместе с “Положением о подготовке снайперов в стрелковых частях”. Согласно последнему, подготовка стрелков-снайперов и пулеметчиков-снайперов производилась в составе специальных команд во всех стрелковых полках, а успешно прошедшие испытания приказом командующего войсками округа (армии) награждались значком “Снайпер”. Внешний вид Знака, однако, в Положении описан не был, говорилось лишь о его предполагаемом вручении отличным стрелкам и пулеметчикам.

Подробная информация, включая критерии награждения и описание Знака, содержалась в Приказе НКО СССР № 138 от 21.05.1938 г., который отменил Положение от 10.01.1937 г. В частности, подготовка стрелков-снайперов организовывалась и проводилась по Курсу огневой подготовки для стрелков-снайперов (КОПС-38). Кандидатами в снайперы зачислялись бойцы, выполнившие на “отлично” все начальные упражнения стрельб из винтовки. Подготовка стрелков-снайперов велась в течение всего учебного года в ротах (эскадронах) и на специальных кратковременных сборах в нештатных полковых командах (в зимний период — 20 дней, в летний — 40 дней). Кандидатам в снайперы, успешно выдержавшим испытания в конце учебного года, приказом по части присваивалось звание “снайпер” с правом ношения установленного нагрудного знака.

Инициатива учреждения специальной снайперской награды для бойцов и командиров Красной Армии принадлежала начальнику Управления по боевой подготовке сухопутных сил РККА командарму 2-го ранга А.И.Седякину (26.11.1893-29.07.1938). Это отличие пришло на смену знаку “Ворошиловский стрелок” общественно-политической оборонной организации ОСОАВИАХИМ (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству), которым массово награждались военнослужащие РККА и РККФ.

Знак “Снайпер РККА” вручался красноармейцам, а также представителям командного и начальствующего состава Красной Армии, которые выдержали проверочные испытания по всем разделам программы подготовки снайперов и получили звание “снайпер”. Знаком также награждались командиры частей и подразделений, добившиеся высоких показателей по снайперской подготовке своих подчиненных и лично являвшиеся мастерами стрелкового дела.

Право награждения Знаком принадлежало Военным советам округов или армий. Сама награда вместе с удостоверением вручалась отличившимся бойцам и офицерам командирами частей в торжественной обстановке в дни революционных и военных праздников. О награждениях Знаком объявлялось в приказах по войсковым частям.

Дизайн знака “Снайпер РККА” представляет собой комбинацию двух знаков общества ОСОАВИАХИМ – “Снайпер ОСОАВИАХИМ” и “Ворошиловский стрелок”.

Знак выполнен в форме круглой мишени с черным “яблоком”, обрамленной лавровым венком. В верхней части Знака расположена покрытая красной эмалью пятиконечная звезда с изображением серпа и молота. На мишень, покрытую белой эмалью, наложена стоящая фигура красноармейца, стреляющего из снайперской винтовки. На верхней габаритной зоне мишени прописными буквами полукругом расположена надпись “Снайпер”. В нижней части Знака расположена горизонтальная шестиугольная пластинка фигурной формы с надписью “РККА”. Реверс Знака контррельефный. К нему припаивался винтом диаметром 2,7-3,3 мм и длиной около 14 мм для крепления к униформе при помощи круглой гайки.

Известны две основные разновидности Знака “Снайпер РККА”, отличающиеся цветом эмали на шестиугольной пластинке. Так, хотя в Приказе НКО № 138 она описывается как белая, такие Знаки крайне редки. На подавляющем их большинстве эта пластинка покрыта красной эмалью. Также выпущенные Знаки отличаются различной степенью выраженности контррельефа на реверсе.

Изначально Знаки производились на Ленинградском монетном дворе – до начала Великой Отечественной Войны там было выпущено 141,209 экземпляров. На гайках диаметром 18 мм располагались клейма “Мондвор” (1938-1940 гг.) или “Монетный двор” (1940-1941 гг.). В нижней части гайки выбивался номер Знака. Отдельная партия Знаков была изготовлена на Московском метизном заводе. На закрутках присутствовало клеймо “Худ-мет Мос метиз”.

Знак “Снайпер РККА” изготавливался из желтого металла (латунь или бронза) с серебрением венка и фигуры красноармейца и наложением эмали трех цветов – белой, красной и черной. Размер составлял 42,9-44 мм в высоту и 36,9-38,2 мм в ширину, а вес – от 14,6 до 18,8 г.

Изначально Знак носился выше левого нагрудного кармана, однако в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР, объявленным Приказом НКО СССР № 240 от 21.06.1943 г., “Снайпер РККА”, как и все прочие нагрудные знаки, “переместился” на правую сторону кителя, левее или ниже государственных наград.

Знак “Снайпер РККА” выпускался и вручался с середины 1938 г. до начала Великой Отечественной Войны. На начальном этапе войны Знак либо не вручался, либо награждения им носили единичный характер. С середины 1942 г. снайперов стали награждать нагрудным знаком “Снайпер”, который был утвержден Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21.05.1942 г.

antique-photos.com

Снайперская винтовка Мосина

После принятия на вооружение в 1930 году модернизированной драгунской модели винтовки Мосина, получившей официальное обозначение "7,62-мм винтовка обр. 1891/30 г.", на её базе была разработана снайперская модификация трехлинейки. "7,62-мм снайперская винтовка обр. 1891/30 г." была принята на вооружение в 1931 году.

Конструкция

Главными особенностями, отличавшими снайперский вариант от обычной винтовки, были загнутая вниз рукоятка затвора, крепление для оптического прицела, высокое качество изготовления ствола и ствольной коробки, меньшие допуски при производстве.

Запирание осуществляется продольно-скользящим поворотным затвором на два боевых упора. В затворе смонтирован ударник с боевой пружиной, взводимый при открытии затвора.  Курок смонтирован на задней части ударника.  Оттянув назад и повернув курок, винтовку можно поставить на предохранитель.

Питание боеприпасами осуществляется из однорядного неотъемного коробчатого магазина емкостью 5 патронов. На снайперской винтовке, ввиду наличия кронштейна с прицелом, заряжание из обойм было невозможно, поэтому патроны вкладывались в магазин вручную.

В отличие от обычной винтовки обр. 1891/30 г., снайперская модификация пристреливалась без штыка. Спуск был отрегулирован на усилие 2-2,4 кгс - меньше, чем у базового образца.

Оптика

В результате тесного военного-технического сотрудничества Советского Союза и Германии в 20-х годах было закуплено несколько образцов оптических прицелов для изучения и проведения сравнительных испытаний. Больше всего военному ведомству приглянулся прицел "Цильфир" фирмы "Цейсс", который впоследствии закупили в количестве 500 экземпляров. Крепился прицел на кронштейны фирм "Цейсс", "Геко" и "Вальтер".

В обществе "Динамо" прицел "Цильфир" на кронштейне "Геко" получил наименование Д2, а его модернизированная версия - Д3. Они использовались в ОГПУ, в частности - пограничной охране, и собственно в самом спортивном обществе "Динамо".

Прицел "Цильфир" с кронштейном "Геко" на винтовке Мосина

Закупка прицелов в Германии и их изучение позволили наработать техническую базу для создания отечественных образцов. Первым советским оптическим прицелом стал ПТ ("прицельная трубка" или "прицел телескопический"), принятый на вооружение в 1930 году. Он был разработан на Подольском оптическом заводе (позже - Заводе точной механики №19, г. Красногорск). ПТ использовал оптическую схему с 9-ю линзами прицела "Цильфир", имел 4-х кратное увеличение, поле зрения 5°30', дистанционную шкалу от 200 до 1400 м, диаметр выходного зрачка 7,6 мм, удаление выходного зрачка 85 мм, длину 265 мм и вес 455 г. Устанавливался прицел на кронштейн, разработанный А.А. Смирнским. Поправки вводились с помощью эксцентриковых механизмов, также была предусмотрена диоптрийная регулировка окуляра.

ПТ не был обделен недостатками и в 1931 году ему на смену пришел прицел ПЕ, принятый на вооружение под обозначением "Винтовочный оптический прицел обр. 1931 г.".  Поправки вводились при помощи барабанчиков, увеличение - 3,87-х кратное, поле зрение - 5°30', диаметр выходного зрачка - 7,6 мм, удаление выходного зрачка - 85 мм, светосила - 59,3, диапазон фокусировки - от 3 до +2 диоптрий. В 1937 году был принят на вооружение модернизированный вариант ПЕ без механизма фокусировки, вызывавшим нарекания в предыдущей модели прицела.

ПЕ устанавливался на винтовку Мосина с помощью того же кронштейна Смирнского для прицела ПТ. Он состоял из двух частей: собственно кронштейна и основания для него. Основание крепилось к ствольной коробке посредством 6-и винтов. С 1931 по 1936 гг. выпускались базы для винтовок с граненой ствольной коробкой, а с 1936 по 1939 гг. - с круглой. Сам кронштейн состоял из двух разъединяемых колец. При установке кронштейна на основание он закреплялся при помощи двух зажимных винтов и клина, то же имевшего зажимной винт.

Схема кронштейна Смирнского обр. 1931 г.

Снайперская винтовка Мосина с кронштейном Смирнского обр. 1931 г. и прицелом ПЕ обр. 1931 г.

В 1938 году начался массовый выпуск нового кронштейна ("кронштейн обр. 1936 г."). Он представлял собой модернизированный немецкий кронштейн фирмы "Геко", входивший в состав динамовских Д2 и Д3. Два разрезных кольца были смонтированы на нижней части кронштейна. Она крепилась к основанию кронштейна на один зажимной винт, а само основание устанавливалось на левой стороне ствольной коробки винтовки.

Кронштейн обр. 1936 г. Современная реплика

Снайперская винтовка Мосина с кронштейном обр. 1936 г. и прицелом ПЕ обр. 1937 г.

После восстановления в производстве 7,62-мм снайперской винтовки обр. 1891/30 г. в 1942 году был заново начат выпуск кронштейнов обр. 1936 г., а прицелы ПЕ поступали из предвоенных запасов. Но затем было принято решение не возобновлять производство ПЕ, а приспособить прицел ПУ, разработанный под самозарядную винтовку СВТ-40, для установки на трёхлинейку. Сравнительные испытания показали, что ПУ в комплекте с винтовкой Мосина не уступает предыдущим моделям, а по некоторым характеристикам даже превосходит их.

Прицел ПУ на кронштейне Кочетова обр. 1942 г. Современная реплика

Кронштейн Кочетова обр. 1942 г.

ПУ имел 3,5-х кратное увеличение, поле зрения 4°30', диаметр выходного зрачка 6 мм, удаление выходного зрачка 72 мм, длину 169 мм и вес 270 г. Был сравнительно прост в изготовлении и эксплуатации, надёжен, имел скромные габариты и вес. Устанавливался на кронштейн обр. 1942 г., разработанный Д.М. Кочетовым.

Производство и боевое применение

7,62-мм снайперская винтовка обр. 1891/30 г. выпускалась в два этапа: с 1932 по 1940 гг. на Тульском оружейном заводе и с 1942 по 1945 гг. в Туле и на Ижевском оружейном заводе. Снятие винтовки с производства в 1940 году было связано с официальным решением на перевооружение армии на снайперский вариант самозарядной винтовки Токарева СВТ-40. Но по результатам сравнительных испытаний и изучения боевого применения винтовок было выявлено, что в связи с низким уровнем подготовки солдат, а также с плохим обслуживанием винтовок в суровых условиях боевых действий, СВТ-40 вызывала нарекания в плане надежности. Кучность боя снайперской трёхлинейки была выше, а дальность прямого выстрела на 20 метров больше. Кроме того винтовку Мосина проще и дешевле производить, что было немаловажным в первые годы войны.

В связи с этим в начале 1942 года было принято решение восстановить в производстве 7,62-мм снайперскую винтовку обр. 1891/30 г., а производство снайперских СВТ-40 свернуть, что и было осуществлено в октябре того же года. Несмотря на сравнительно небольшие трудозатраты при производстве снайперской винтовки Мосина, её конструкция была ещё больше упрощена: изменилась отделка некоторых деталей, от ложи из орехового дерева отказались в пользу березовой древесины, что отрицательно сказывалось на боевых характеристиках винтовки, но удешевляло изготовление. Также упало качество оптических прицелов.

Винтовка применялась в боях у оз. Хасан и р. Халхин-Гол, Советско-финской войне 1939-1940 гг., Великой Отечественной войне. Она состояла на вооружении ряда иностранных государств: стран Организации Варшавского договора, Китая, Северной Кореи, Албании, Вьетнама и других. В конце ХХ-го века участвовала в конфликтах на территории бывшего СССР.

Снайперская винтовка Мосина стала базой для разработки различных образцов боевого, охотничьего и спортивного оружия.

Производство 7,62-мм снайперской винтовки по годам:1932 - 7491933 - 13471934 - 66371935 - 160821936 - 133631937 - 125031938 - 194331939 - 353761940 - 79701942 - 532481943 - 2187121944 - 1513721945 - 1262

Тактико-технические характеристики:Калибр: 7,62х54RДлина: 1232 ммДлина ствола: 729 ммЕмкость магазина: 5 патроновМасса: 4,7 кг

Советский солдат со снайперской винтовкой Мосина. Прицел ПЕ обр. 1931 г. на кронштейне Смирнского

Советский солдат со снайперской винтовкой Мосина. Прицел ПЕ обр. 1937 г. на кронштейне обр. 1936 г.

Советские солдаты со снайперской винтовкой Мосина. Прицел ПЕ обр. 1937 г. на кронштейне обр. 1936 г.

Советский солдат со снайперской винтовкой Мосина. Прицел ПУ  на кронштейне Кочетова обр. 1942 г.

Снайперская винтовка Мосина. Прицел ПУ на кронштейне Кочетова обр. 1942 г. Афганистан, 2001 год.

фото с сайтов talks.guns.ru, waralbum.ru

 

Tag: Оружие_Каталог_оружия_Боевое_оружие_Снайперские_винтовкиОбсуди статью на форуме

saint-petersburg.ru

Снайперы Второй мировой — Страница 4 — Всё о Второй мировой

СОВЕТСКИЕ СНАЙПЕРЫ

Опыт снайпинга России в Первой мировой войны в СССР был напрочь утрачен и его зарождение происходило с нуля. Сначала командование выделяло наиболее метких стрелков для выполнения специальных задач. Затем в 1922 г. в Красной Армии ввели нагрудный знак «За отличную стрельбу», которым поощряли  отличившихся в стрельбе военнослужащих.

Нагрудный знак РККА «За отличную стрельбу»

После, в отдельных частях, как правило, по инициативе командиров, комплектовались группы из лучших стрелков, которые пройдя специальную подготовку, должны были бороться со снайперами противника. Впервые советские снайперы принимали участие в боевых действиях на КВЖД в 1929 г. В этом же году, на курсах «Выстрел» в Подмосковье был создан снайперский курс, где готовились стрелки-снайперы, инструкторы и руководители снайперского дела. Позднее подготовкой снайперов занимались специальные курсы ОСОАВИАХИМа и воинские части.

Нагрудный знак «Ворошиловский стрелок»

В начале 1930-х годов в СССР началось развитие массового стрелкового спорта и усиление огневой подготовки военнослужащих РККА. Были приняты специальные нормативы, а лучших награждали  нагрудным значком Осоавиахима и РККА двух степеней «Ворошиловский стрелок», который был введен в 1932 г. По разным сведениям, количество награжденных колебалось от 6 до 9 млн. человек. Конечно, далеко не всех «Ворошиловских стрелков» следует считать снайперами, но масса хороших, на среднем уровне, стрелков давала отличную базу для отбора действительно отменных снайперов. В эти же годы издается переводная литература о деятельности снайперов, в военной печати публикуют статьи о прицельной стрельбе из винтовок на дальние дистанции и по малоразмерным целям. Тактику использования снайперов отрабатывали на военных учениях. В 1933 году появляется первое наставление РККА «Методика стрелковой подготовки и курс стрельб для подготовки снайперов». В 1934 году в РККА был введён зимний маскировочный костюм, а в 1938-м  – летний.

В 1938 году в боях на озере Хасан советские снайперы показали хорошие результаты на дистанциях 900-1000 м, чем шокировали японское командование. В советско-финской войне 1939-1940 гг. советская снайперская школа столкнулась с финскими снайперами, что заставило внести существенные корректировки в систему подготовки снайперов и тактику их действий. К началу Второй мировой в Красной армии насчитывалось до 60 тысяч хорошо обученных снайперов (больше, чем у всех остальных воевавших стран вместе взятых).

Снайперы против самолетов. 1941 г.

В 1942 г., когда оказалось, что большая часть кадровой армии была потеряна, а с ней, и профессиональные снайперы, началась широкая подготовка снайперов — их готовили не только в специальных снайперских школах, но и в организациях Осоавиахима и Всевобуча, и непосредственно в войсках — на сборах и курсах. Первоначально стрелки проходили двухнедельные курсы и «пушечным мясом» отправлялись на фронт. Затем курсы увеличили до трех месяцев, позже курс обучения довели до полугода. Во второй половине войны срок обучения снайперов был увеличен до восьми месяцев в специализированных снайперских школах. И, тем не менее, подготовка снайперов была весьма посредственной, значительно уступала квалификации немецких снайперов, что компенсировалось массовостью советских снайперов, которые естественно и гибли чаще. Война требовала немедленного действия, и поэтому в Красной Армии упор делался на физическую выносливость снайпера, маскировку и массовость. Основой тактики стал снайперский террор. Ставка делалась на изобретательность, нечеловеческую выносливость и терпение, способность работать в грязи, снегу, под палящим солнцем. Другими словами, если солдата не жалели нигде, ни в пехоте, ни в танке, ни в самолете, то  снайпера и подавно.

Снайпер В. Г. Зайцев  с новобранцами. Сталинград. 1942 г.

Реальное обучение происходило непосредственно на фронте, где слабо обученных стрелков приставляли к опытным снайперам — и те передавали свои умения на деле. Кто усвоил науку и выжил, становился «зверобоем» (десятки), остальные же (тысячи) погибали в первых боях. Снайперами преимущественно становились те, кто вырос в семьях, где основным промыслом была охота. Именно охотники, как и в других армиях, в Красной Армии стали наиболее результативными стрелками. Постепенно средний уровень подготовки снайперов выравнивался, как и повышалось качество обучения в школах, куда в качестве инструкторов командировали с фронта самых результативных и опытных стрелков.

Выпускницы Центральной женской школы снайперской подготовки перед отправкой на фронт. 1943 г.

Девушки-снайперы кавалеры орденов Славы. Выпускницы ЦЖШСП. Германия. 1945 г.

Нередко на фронте в качестве снайперов оказывались и женщины. Поэтому в начале 1943 г. на базе женских курсов отличных стрелков была создана Центральная женская школа снайперской подготовки. За время своего существования (до средины 1945 г.) школа сделала 7 выпусков, подготовила 1061 снайпера и 407 инструкторов снайперского дела, а две воспитанницы школы были удостоены звания Героя Советского Союза. Курс обучения в школе составлял 3 месяца. Девушек обучали действовать в военной обстановке: стрелять, ползать по-пластунски, маскироваться, окапываться, оказывать первую медицинскую помощь, действовать в противогазе, разбирать и собирать винтовку, принимать самостоятельные решения в условиях боя. Много внимания уделялось и психологической подготовке, а также воспитанию выносливости.

Для поощрения отличившихся снайперов на войне, в 1942 г. был учрежден нагрудный знак «Снайпер».

Нагрудный знак «Снайпер»

Стандартным оружием советского снайпера являлась винтовка системы Мосина образца 1891/1930 гг., которая серийно начала выпускаться с 1932 г. Она была создана на базе драгунской винтовки и внешне отличалась от базовой, загнутой к низу рукояткой затвора и установленными на левой стороне ствольной коробки креплениями для оптического прицела. Винтовки для  снайперского варианта отбирались на заводах из серийных по точности боя. На снайперском варианте винтовки также имелся штык с тугой посадкой и служил в качестве  дульного утяжелителя, что значительно снижало вибрацию ствола при выстреле и положительно сказывалось на кучности боя. Винтовка заряжалась только одним патроном, что не позволяло снайперам быстро добить раненного противника. Отсюда и было стремление убить врага за один выстрел. Всего было выпущено 108,3 тысячи винтовок. В оригинале винтовка оснащалась оптическим прицелом 4хПТ производства фирмы Карл Цейс. Такие прицелы СССР закупил в Германии в 30-е годы и наладил производство их копий под обозначением ВП и ПЕМ. С 1940 г. снайперские винтовки стали комплектоваться меньшими по габариту и более легкими прицелами 3,5 ПУ.

Снайперская винтовка Мосина  образца 1891/30 г. с оптическим прицелом ПУ

Второй снайперской винтовкой Красной Армии была самозарядная винтовка СВТ-40. Ее выпуск был налажен в 1940 г. и прекращен в октябре 1941 г., как из-за дороговизны изготовления,  сложности в обслуживании, так и технического несоответствия американских порохов в патронах конструкции оружия (чрезмерный нагар). Всего было выпущено около 48,9 тысяч снайперских винтовок. Наличие магазина с 10-ю патронами, частично компенсировало невысокую кучность боя, возможностью сделать быстрый второй выстрел. Винтовка пользовалась популярностью среди морской пехоты и как трофейное оружие среди немцев.  СВТ-40 оснащалась 3,5-кратным  оптическим прицелом ПУ, который устанавливался на специальный кронштейн.

Самозарядная винтовка Токарева СВТ-40 с оптическим прицелом ПУ

Снайпер И.П. Меркулов на огневой позиции. 1944 г.

Советские снайперы, как и разведчики, использовали, как минимум, камуфляж двух-трех типов, не считая белых зимних маскхалатов. Комбинезоны с пятнистым камуфляжем выпускались в двух вариантах: пятна коричневого цвета по фону цвета светлый хаки и пятна черного цвета по светло-оливковому фону. Очень часто поверх комбинезона набрасывали еще и маскировочную сеть, практически всегда куском маскировочной сети снайперы закрывали лица.

Наиболее популярным был  камуфляж, называемый в просторечии «мочалкой». Свободный камуфляж с капюшоном легко одевался поверх формы и снаряжения. Данный камуфляж представлял собой не комбинезон, а куртку и брюки. На материю нашивались ленточки ткани заводским способом. Кроме того, на куртке и брюках были устроены петли для крепления веток или других природных маскировочных материалов.

Снайперская пара на позиции

С 1943 года в  Красной Армии была введена в действие единая система учета боевой работы снайперов. Была учреждена «Личная книжка снайпера», а в частях было приказано завести специальные журналы для учета результатов их ратного труда. Учет велся, исходя из таких факторов, как личный доклад снайпера и показания очевидцев (разведчиков, наблюдателей, командиров подразделений, корректировщиков, офицеров любых званий). Причем, при подсчете, ценность вражеского офицера умножалась на три. В реальности так в основном и происходило, не всегда выполнялся только последний пункт.

Личная книжка снайпера, в которой бойцы вели учет своих побед

Запись бойца об уничтоженном противнике подтверждалась подписью командира и политрука.

К сожалению ни официальных сводных данных, ни данных с других источников о размерах причиненного ущерба противнику (количестве убитого врага) действиями снайперов не существует. Попадаются отрывочные данные за отдельные годы по системе войск НКВД. Однако там начали считать в куче убитых и раненных, что по своей сути абсурдно. С тех же источников известно, что то ли в войсках НКВД, то ли в целом в Красной Армии в 1943 г. воевало 1300 женщин-снайперов, хотя на курсах было подготовлено чуть больше тысячи. Другие источники указывают на 2 тысячи женщин-снайперов. Упоминается, что женщины за все время войны одержали около 12 тысяч побед. Одним словом обрывки в тумане.

Для восстановления исторической справедливости в хотя бы приблизительной оценке деятельности снайперов во время войны, мы использовали данные сайта «Советские снайперы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», который содержит приблизительно 75% именных данных о результативных советских снайперах. При этом в каталог были включены мужчины снайперы, одержавшие свыше 50 побед, и женщины, одержавшие больше 10 побед над противником. Следует отметить, что каталог наполнялся на основе наградных листов (документы с высокой достоверностью данных) и материалов прессы (зачастую приукрашающих действительность). Вместе с тем, данные о количестве побед в основном несколько занижены, по сравнению с фактическими, поскольку ограничивались временными рамками даты составления наградных листов или написания газетного материала. А наши герои продолжали воевать и за пределами этих рамок. Таким образом, речь может идти о минимальном нанесенном ущербе противнику. Полный список составил 2,5 тысячи снайперов, из которых 625 были женщины, или около 25%. Всего было уничтожено 238 тысяч человек, в т.ч. 18 тысяч женщинами-снайперами, или 7,5%. Отследить, количество побед ниже принятых критериев практически невозможно, но можно допустить, что они не значительно выше обычных стрелков-пехотинцев. При этом следует иметь ввиду, что на фронтах в различное время одновременно воевало от 32 до 40 тысяч снайперов.

Для образного представления количества уничтоженного противника, скажем, что оно равняется почти 20 полнокровным пехотным дивизиям Вермахта (при 12 тысячах штатной численности). Однако такое исчисление является не совсем верным, ибо в столкновении (физически находятся на передовой) с противником принимает участие 35-40 % штатной численности дивизии, остальные занимаются обеспечением их боеспособности (штабы, интенданты, транспортники, связисты, артиллеристы, разведчики, ремонтники …). А значит, снайперы выбивали именно боеспособный состав на передовой. И вот с точки зрения потери боеспособности, ущерб Вермахта можно исчислять в 32 пехотные дивизии.

И еще один аргумент. Общеизвестно, что самые большие потери на фронте армии несут от минометно-артиллерийского огня. Так вот, по мнению генералитета Вермахта, ущерб от советских снайперов был сопоставим с потерями от артиллерии, которая правда, больше стреляла по площадям, а не по целям.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

wwii.space