Правда о наших потерях в Великой Отечественной войне (4 фото). Сколько человек погибло в великой отечественной войне 1941 1945


О рассекреченных архиваж СССР и реальных потерях в войне — Реальное время

Как изменялись официальные данные о потерях СССР

Фото: Роман Хасаев

Недавно в Госдуме озвучили новые цифры людских потерь Советского Союза в годы Великой Отечественной войны — почти 42 млн человек. К предыдущим официальным данным «дополнительно» прибавились 15 млн человек. Заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны Казанского кремля, наш колумнист Михаил Черепанов, в авторской колонке «Реального времени» рассказывает о рассекреченных потерях СССР и Татарстана.

Безвозвратные потери Советского Союза в результате действия факторов Второй мировой войны — более 19 миллионов военнослужащих.

Несмотря на многолетний и хорошо оплачиваемый саботаж и всевозможные усилия генералов и политиков скрыть истинную цену нашей Победы над фашизмом, 14 февраля 2017 года в Государственной думе на парламентских слушаниях «Патриотическое воспитание граждан России: «Бессмертный полк» рассекретили, наконец, наиболее приближенные к правде цифры:

«Согласно рассекреченным данным Госплана СССР, потери Советского Союза во Второй мировой войне составляют 41 миллион 979 тысяч, а не 27 миллионов, как считалось ранее. Общая убыль населения СССР в 1941—1945 годы — более 52 миллионов 812 тысяч человек. Из них безвозвратные потери в результате действия факторов войны — более 19 миллионов военнослужащих и около 23 миллионов гражданского населения».

Как утверждается в докладе, эти сведения подтверждены большим количеством подлинных документов, авторитетных публикаций и свидетельств (подробности — на сайте « Бессмертный полк» и других ресурсах).

История вопроса такова

В марте 1946 года в интервью газете «Правда» И.В. Сталин объявил: «В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек».

В 1961 году Н.С. Хрущев в письме премьер-министру Швеции писал: «Германские милитаристы развязали войну против Советского Союза, которая унесла два десятка миллионов жизней советских людей».

8 мая 1990 года на заседании Верховного Совета СССР в честь 45-летия Победы в Великой Отечественной войне объявлено итоговое число людских потерь: «Почти 27 миллионов человек».

В 1993 году коллектив военных историков под руководством генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева опубликовал статистическое исследование «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах». В нем указана сумма общих потерь — 26,6 миллиона человек и в том числе впервые опубликованы боевые потери: 8 668 400 солдат и офицеров.

В 2001 году вышло переиздание книги под редакцией Г.Ф. Кривошеева «Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование». В одной из ее таблиц говорилось, что безвозвратные потери только Советской Армии и флота в годы Великой Отечественной войны — 11 285 057 человек. (см. стр. 252.) В 2010 году в очередном издании «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь» опять же под редакцией Г.Ф. Кривошеева уточнены данные о потерях воюющих в 1941—1945 годы армий. Демографические потери снижены до 8 744 500 военнослужащих (стр. 373):

И вот 14 февраля 2017 года объявлена новая цифра: более 19 миллионов солдат и офицеров.

Возникает естественный вопрос: где же хранились упомянутые «данные Госплана СССР» о боевых потерях нашей Армии, если их более 70 лет не могли изучить даже руководители специальных комиссии Министерства обороны? Насколько они соответствуют действительности?

Все познается в сравнении. Стоит вспомнить, что именно в книге «Россия и СССР в войнах ХХ века» нам разрешили, наконец, в 2001 году узнать, сколько наших соотечественников было мобилизовано в ряды Красной (Советской) Армии за годы Второй Мировой войны: 34 476 700 человек (стр. 596.).

Если принять на веру официальную цифру 8 744 тыс. человек, то доля наших военных потерь составит 25 процентов. То есть, по утверждению комиссии Министерства обороны РФ, лишь каждый четвертый советский солдат и офицер не вернулся с фронта.

Думаю, с этим не согласится житель любого населенного пункта бывшего СССР. В каждой деревне или ауле есть плиты с именами погибших земляков. На них в лучшем случае лишь половина из тех, кто ушел на фронт 70 лет назад.

Статистика Татарстана

Посмотрим, какая статистика в нашем Татарстане, на территории которого не было боев.

В книге профессора З.И. Гильманова «Трудящиеся Татарии на фронтах Великой Отечественной войны», изданной в Казани в 1981 году, утверждалось, что военкоматы республики отправили на фронт 560 тысяч граждан и 87 тысяч из них не вернулись.

В 2001 году профессор А.А. Иванов в своей докторской диссертации «Боевые потери народов Татарстана в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.» объявил, что с 1939 по 1945 годы с территории Татарской республики было призвано в армию около 700 тысяч граждан, и не вернулось 350 тысяч из них.

Как руководитель рабочей группы редакции Книги Памяти Республики Татарстан с 1990 по 2007 годы, могу уточнить: с учетом уроженцев, призванных из других регионов страны, потери нашего Татарстана в годы Второй Мировой войны составили не менее 390 тысяч солдат и офицеров.

И это безвозвратные потери республики, на территорию которой не упала ни одна бомба или снаряд противника!

Неужели потери других регионов бывшего СССР даже в среднем по стране меньше?

Мне кажется, что вновь опубликованная цифра потерь нашей армии вполне соответствует действительности. Уверен, что удастся найти в секретных архивах страны документы, доказывающие именно этот шокирующий на первый взгляд факт.

Время покажет. А наша задача — вырвать из безызвестности и внести в базу данных потерь Республики Татарстан, представленную в Парке Победы Казани, по возможности имена всех земляков.

И делать это должны не только одиночки-энтузиасты по своей инициативе, но и профессионалы-поисковики по поручению самого государства.

Сделать это только в раскопах на местах боев во всех Вахтах Памяти физически невозможно. Для этого нужна массовая и постоянная работа в архивах, опубликованных на сайтах Министерства обороны РФ и других тематических ресурсах Интернета.

Но это уже совсем другая история…

Михаил Черепанов, иллюстрации предоставлены автором

Справка

Михаил Валерьевич Черепанов — заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны Казанского кремля; председатель ассоциации «Клуб воинской славы»; заслуженный работник культуры Республики Татарстан, член-корреспондент Академии военно-исторических наук, лауреат Государственной премии РТ.

  • Родился в 1960 году.
  • Окончил Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина по специальности «Журналистика».
  • С 2007 года работает в Национальном музее РТ.
  • Один из создателей 28-томной книги «Память» Республики Татарстан о погибших в годы Второй мировой войны, 19 томов Книги памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан и др.
  • Создатель электронной Книги памяти Республики Татарстан (списка уроженцев и жителей Татарстана, погибших в годы Второй мировой войны).
  • Автор тематических лекций из цикла «Татарстан в годы войны», тематических экскурсий «Подвиг земляков на фронтах Великой Отечественной».
  • Соавтор концепции виртуального музея «Татарстан — Отечеству».
  • Участник 60 поисковых экспедиций по захоронению останков солдат, павших в Великой Отечественной войне (с 1980 года), член правления Союза поисковых отрядов России.
  • Автор более 100 научных и научно-просветительских статей, книг, участник всероссийских, региональных, международных конференций. Колумнист «Реального времени».

realnoevremya.ru

Правда о наших потерях в Великой Отечественной войне

К безвозвратным боевым потерям относятся убитые на поле боя, умершие от ран при санитарной эвакуации и в госпиталях. Эти потери составили 6329,6 тыс. человек. Из них убиты и умерли от ран на этапах санитарной эвакуации 5226,8 тыс. и умерли от ран в госпиталях 1102,8 тыс. человек.

К безвозвратным потерям относятся также пропавшие без вести и оказавшиеся в плену. Таких было 3396,4 тыс. Кроме того, в первые месяцы войны были существенные потери, характер которых не подтвержден документально (сведения о них собирались впоследствии, в том числе по немецким архивам). Они составили 1162,6 тыс. человек.

В число безвозвратных потерь включены и не боевые потери - умершие от болезней в госпиталях, погибшие в результате чрезвычайных происшествий, расстрелянные по приговорам военных трибуналов. Эти потери составили 555,5 тыс. человек.

Сумма всех этих потерь за время войны составила 11 444,1 тыс. человек. Из этого числа исключены 939,7 тыс. военнослужащих, учтенных в начале войны как пропавшие без вести, но вторично призванных в армию на освобожденной от оккупации территории, а также 1836 тыс. бывших военнослужащих, после окончания войны возвратившихся из плена, - всего 2775,7 тыс. человек.

Таким образом, фактическое число безвозвратных (демографических) потерь Вооруженных сил СССР составило 8668,4 тыс. человек.

Конечно, это не окончательные цифры. Минобороны РФ создает электронную базу данных, она постоянно дополняется. В январе 2010 года начальник Управления Минобороны РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества генерал-майор Александр Кирилин заявил прессе, что к 65-летию Великой Победы будут обнародованы официальные данные о потерях нашей страны в Великой Отечественной войне. Генерал подтвердил, что в настоящее время Минобороны оценивает потери военнослужащих Вооруженных сил в 1941 - 1945 годах в 8,86 миллиона человек. Он сказал: «К 65-летию Великой Победы мы наконец придем к той официальной цифре, которая будет зафиксирована в нормативном документе правительства и доведена до всего населения страны, чтобы прекратить спекуляции по цифрам потерь».

Близкие к реальным сведения о потерях содержат работы выдающегося российского демографа Леонида Рыбаковского, в частности одна из последних его публикаций - «Людские потери СССР и России в Великой Отечественной войне».

Появляются объективные исследования и за рубежами России. Так, известный исследователь-демограф Садретдин Максудов, работающий в Гарвардском университете и изучавший потери Красной Армии, оценил безвозвратные потери в 7,8 млн. человек, что на 870 тыс. меньше, чем в книге «Гриф секретности снят». Такое расхождение он объясняет тем, что российские авторы не исключили из числа потерь тех военнослужащих, которые умерли «естественной» смертью (это 250 - 300 тыс. человек). Кроме того, они завысили число погибших советских военнопленных. Из них, по мнению Максудова, надо вычесть «естественно» умерших (около 100 тыс.), а также тех, кто остался после войны на Западе (200 тыс.) или вернулся на Родину, минуя официальные каналы репатриации (примерно 280 тыс. человек). Свои результаты Максудов опубликовал на русском языке в статье «О фронтовых потерях Советской Армии в годы Второй мировой войны».

fishki.net

Сколько человек погибло в Великой Отечественной войне?

skolko-lyudej-umerlo-v-velikoj-otechestvennoj-vojne-1941-1945

Быстрый ответ: примерно 11,5 млн со стороны СССР и 8,6 млн со стороны Германии.

Великая Отечественная война — это война СССР против вторгшейся на ее территории Германии и ее союзников виде других стран. Является одной из важнейших частей Второй Мировой войны, поскольку Красная Армия победила, а Германия безоговорочно капитулировала.

Во время Великой Отечественной войны погибло огромное количество людей. Понятно, что посчитать точное количество погибших просто невозможно, поэтому речь пойдет о приблизительных данных. Стоит также отметить, что есть несколько различных версий данных, касаемо погибших. Какие из них наиболее точны, сказать сложно. Обычно руководствуются данными, которые были изданы группой исследователей под руководством консультанта Военно-мемориального центра Вооружённых Сил Российской Федерации Григория Кривошеева в 1993 году.

Людские потери со стороны СССР

  • 6,329 млн были убиты или умерли от болезней.
  • 555 тысяч умерли от болезней, происшествий, осужденные к расстрелу.
  • 4,559 млн попали в плен или пропали без вести.

Потери со стороны Германии

  • 3,604 млн погибли, умерли от ран, пропали без вести.
  • 3,576 млн попало в плен.

Людские потери со стороны стран-союзниц Германии

  • 668 тыс умерло, пропало без вести, прочие потери.
  • 138 тысяч погибло в плену.

Общие потери

  • 11,5 млн со стороны СССР и 8,6 млн со стороны Германии.
  • Общие потери — порядка 26-27 млн человек.

Подавляющее большинство погибших были мужчины. В 1945 году в СССР численность молодых женщин в два раза превышала численность мужчин.

Повторимся, данные примерные, поскольку высчитать точное количество погибших не представляется возможным.

skolkoru.ru

Сколько погибло на самом деле

Владимир ТИМАКОВ: В предложенной статье мой скромный опыт преподавания демографии мобилизован для расследования одной из самых болезненных исторических загадок: сколько же советских солдат погибло в Великой Отечественной войне?

ИТАР-ТАССВладимир ТИМАКОВ

 

В предложенной статье мой скромный опыт преподавания демографии мобилизован для расследования одной из самых болезненных исторических загадок: сколько же советских солдат погибло в Великой Отечественной войне? 

Рассмотрим сначала баланс прошедших через армию военнослужащих, составленный авторской группой Генерального штаба под руководством Г.Ф. Кривошеева. Когда авторы сводят призыв с убылью, на статью «безвозвратные потери» (погибшими) остается 8 миллионов 668 тысяч человек. Однако в балансе обнаруживаются очевидные «дыры». Так, в графу «убыль» включено 427 тысяч солдат, отправленных в штрафбаты. Но в конце концов, эти штрафники должны были попасть либо в статью «убитые», либо в строевой состав армии на 1 июля 1945 года. Куда они подевались?

Так же выпадают из баланса 500 тысяч новобранцев, не успевших попасть в части, и 939 тысяч освобожденных из плена, вторично призванных в строй.

 С другой стороны, группа Кривошеева не отразила в балансе такую статью убыли, как пленные красноармейцы, которые перешли на сторону противника и/или предпочли остаться в эмиграции. Их численность выражается шестизначной цифрой и при сведении баланса сокращает количество погибших. Выпадение из баланса авторской группы Генштаба эмигрантов и перебежчиков свидетельствует о лакировке действительности, но отметает подозрения в том, что главной целью Кривошеева сотоварищи было занижение советских боевых потерь.

 

При первом рассмотрении вызывает протест пропорция мужских контингентов, прошедших через вермахт (21,1 млн, по данным немецкого историка Мюллер-Гиллебранда) и через Советскую армию (34,5 млн, по данным Кривошеева). Это соотношение кажется неправдоподобным, поскольку население СССР превышало население Германии (даже с Австрией и Судетами) примерно в два с половиной раза.

Однако необходимо учесть, что к началу войны в границы Рейха вошли значительная часть Польши (Восточная Силезия, Западная Пруссия, гау Позен), Богемия и Моравия, Эльзас и Лотарингия, большая часть Словении, Люксембург, с общим населением не менее 20 миллионов человек. О том, что жители этих территорий подлежали призыву в вооруженные силы, красноречиво свидетельствует этнический состав взятых в плен гитлеровских солдат. Кстати, доля попавших в наш плен жителей этих земель существенно превышает долю попавших в германский плен красноармейцев, представляющих десять республик, вошедших (или образованных) в СССР после 1922 года. Таким образом, с учетом новых земель, население Рейха на 22 июня 1941 года можно оценить в 102 миллиона человек.

Население Советского Союза в роковое июньское воскресенье составляло 196,7 миллиона человек (по расчетам Андреева, Дарского, Харьковой).

Необходимо также учесть, что половозрастная пирамида в довоенном СССР напоминала половозрастную пирамиду современного Пакистана или Индии, с огромным перевесом детских возрастов. Поэтому доля советских мужчин в возрасте от 18 до 50 лет составляла лишь 21,7% (перепись 1939 г.), а их ровесников в Германии — 23,4% (оценка Урланиса). Следовательно, потенциальные призывные контингенты нашей страны и Рейха соотносились как 42,7 млн чел. к 23,9 млн чел., то есть различались менее чем в 1,8 раза.

Заметим, что противник мог более эффективно использовать свои людские ресурсы за счет привлечения огромных масс иностранной рабочей силы, а также за счет призыва в вермахт значительного (1,17 млн, по оценке Романько) количества советских коллаборационистов и фольксдойче. Ввиду этого пропорция призывников, вытекающая из сравнения цифр Кривошеева и Мюллера-Гиллебранда, выглядит вполне реалистичной.

Приведенные ниже проверочные расчеты может проделать любой образованный человек, поскольку использованные мной исходные сведения находятся в открытом доступе (например, на сайте demoscope.ru). Прежде всего нас интересует сравнение переписных таблиц 1939 и 1959 годов (ввиду расширения границ СССР данные 1939 года, для соотнесения с данными 1959-го, надо умножать на коэффициент 1,116).

Проследив судьбу мужчин 1889–1898 г.р. (при сравнении когорты 40–49 лет в довоенной и 60–69 лет в послевоенной переписи), мы видим, что их численность сократилась с 7,8 млн до 4,1 млн, или на 47,5%. В такой же возрастной когорте между переписями 1970 и 1989 годов убыль составила 36,5%. Учитывая, что коэффициенты естественной смертности в околовоенные годы были выше, чем в благополучные семидесятые, надо признать, что армейские потери мужчин 1889–1898 г.р. оказались не слишком велики. Они вполне коррелируют с приведенной в работе Кривошеева цифрой в 520 тысяч погибших солдат и офицеров старше 46 лет.

Судьба поколения 1899–1928 г.р. сложилась более трагично и может быть представлена в таблице.

Ключом к определению армейских потерь является проявившаяся в этой когорте разница между мужской и женской убылью — 12,9 млн. Избыточная смертность мужчин связана прежде всего с войной. Однако мы знаем, что и в мирное время естественная смертность мужчин, достигающих возраста 30–60 лет, значительно превышает женскую смертность. Отсюда можно заключить, что армейские потери в исследуемой когорте вряд ли превышают 10 млн человек.

Женскую убыль в 1939–1959 гг. следует разделить на жертвы гражданского населения (порядка 4–4,5 млн чел.) и естественную убыль (5–5,5 млн чел.). Тогда гражданские жертвы среди мужчин этого поколения можно оценить в 2–2,5 млн, а их естественную убыль — в 9–10 млн чел. (с учетом того, что мужские коэффициенты смертности для этих возрастов превосходят женские более чем вдвое, но 1/5 мужской когорты не доживет до естественной смерти в результате военных потерь).

В итоге специфическая мужская убыль этого поколения в годы войны составит примерно 10,4–11 млн человек. Сюда входят не только потери военнослужащих, но также партизан, коллаборационистов, узников ГУЛАГа и т.д.

В целом, если просуммировать фронтовые утраты всех возрастных когорт и прибавить к ним погибших военнослужащих-женщин (1–2% от мужчин), итоговая цифра потерь Советской армии вряд ли превысит обозначенный уровень в 10–11 млн человек. Похожую оценку дает и британский историк Норман Дэвис, снискавший популярность недавним изданием «Европа в войне.1939–1945. Без простой победы».

Обратим внимание: если «залатать» указанные выше «бреши» в балансе Кривошеева, тоже получатся очень похожие цифры.

 

Демография — это наука, наврать в которой довольно сложно. Различные показатели так увязаны друг с другом, что любая ложь сотрясает всю систему статистических связей — как запутавшаяся муха сотрясает всю ткань паутины.

Мы можем, например, оценить, сколько мальчиков 1923 года рождения вернулось домой с войны. Это — срочники сорок первого, «выбитый призыв», который понес максимальные потери по сравнению с другими возрастами.В начале 1959 года на 100 женщин этого возраста приходилось 64 их ровесника.

Для сравнения, в мирном 1939 году на 100 тридцатипятилетних советских женщин приходилось 93 сверстника.А в ФРГ, по данным Урланиса, в 1950 году на 100 женщин «выбитого» поколения (1920–1924 г.р.) приходился 71 мужчина. То есть с учетом традиционной разницы в естественной мужской смертности у немцев и у русских, следует признать, что доля погибших на фронте в СССР и в Германии примерно одинакова.

Пропорциональность фронтовых потерь подтверждается и сходством в послевоенных пропорциях вдов: СССР — 19,0%, ГДР — 18,6%, Австрия — 18,5%, ФРГ — 17,7% («Народонаселение мира»; от общего количества взрослых женщин). Эти цифры, равно как внимательный анализ баланса Мюллера-Гиллебранда, заставляют предположить, что германская военная статистика «подлакирована» приблизительно в тех же масштабах, что и официальные выводы отечественного Генштаба. Зато вполне достоверными выглядят исследования немецкого историка Оверманса, насчитавшего 5,3 миллиона павших солдат вермахта.

Следует сделать вывод, что армейские потери СССР и Рейха примерно пропорциональны призывным контингентам этих стран, т.е. вряд ли различаются более чем в два раза. 

www.novayagazeta.ru

погибли 41 миллион 979 тысяч человек

На днях в Думе прошли парламентские слушания «Патриотическое воспитание граждан России: «Бессмертный полк». В них приняли участие депутаты, сенаторы, представители законодательных и высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, Министерств образования и науки, обороны, иностранных дел, культуры, члены общественных объединений, организаций зарубежных соотечественников… Не было, правда, тех, кто саму акцию придумал — ​журналистов из томского «ТВ‑2», о них даже никто не вспомнил. И, в общем-то, вспоминать было, действительно, незачем. «Бессмертный полк», в котором по определению не предусматривалось никакого штатного расписания, никаких командиров и замполитов, уже вполне трансформировался в державную «коробку» парадного расчета, и главная его задача сегодня — ​научиться шагать в ногу и держать равнение в шеренгах.

«Что такое народ, нация? Это, прежде всего, уважение к победам, — ​открывая слушания, напутствовал его участников председатель парламентского комитета Вячеслав Никонов. — ​Сегодня, когда идет новая война, которую кто-то называет «гибридной», наша Победа становится одной из главных целей для атак на историческую память. Идут волны фальсификации истории, которые должны заставить нас поверить, что это не мы, а кто-то другой одержал победу, и еще заставить нас извиняться…» Почему-то никоновы всерьез уверены, что это именно они, задолго до собственного рождения, одержали Великую Победу, за которую, причем, кто-то пытается заставить их извиняться. Но не на таких напали! И щемящая нота непрошедшей всенародной беды, фантомной боли вот уже третьего поколения потомков солдат Великой Отечественной заглушается бодрым, бездумным вскриком: «Можем повторить!»

Действительно — ​можем?

Именно на этих слушаниях была между делом названа страшная цифра, никем почему-то не замеченная, не заставившая в ужасе остановиться на бегу, чтобы понять, ЧТО нам все-таки сказали. Зачем это было сделано именно сейчас, я не знаю.

На слушаниях сопредседатель движения «Бессмертный полк России» депутат Госдумы Николай Земцов представил доклад «Документальная основа Народного проекта «Установление судеб пропавших без вести защитников Отечества», в рамках которого были проведены исследования убыли населения, изменившие представление о масштабах потерь СССР в Великой Отечественной войне.

— Общая убыль населения СССР в 1941–1945 годах — ​более 52 миллионов 812 тысяч человек, — ​заявил Земцов, сославшись на рассекреченные данные Госплана СССР. — ​Из них безвозвратные потери в результате действия факторов войны — ​более 19 миллионов военнослужащих и около 23 миллионов гражданского населения. Общая естественная смертность военнослужащих и гражданского населения за этот период могла составить более 10 миллионов 833 тысяч человек (в том числе 5 миллионов 760 тысяч — ​умерших детей в возрасте до четырех лет). Безвозвратные потери населения СССР в результате действия факторов войны составили почти 42 миллиона человек.

Можем… повторить?!

Еще в 60-е годы прошлого века молодой тогда поэт Вадим Ковда написал коротенькое стихотворение в четыре строчки: «Если только в мое парадное / ходят три пожилых инвалида, / значит, сколько было их ранено? / А убито?»

Сейчас эти пожилые инвалиды в силу естественных причин заметны все меньше и меньше. Но Ковда масштаб потерь представлял совершенно правильно, достаточно было всего-навсего перемножить число парадных.

Сталин, исходя из недоступных нормальному человеку соображений, лично определил потери СССР в 7 миллионов человек — ​чуть меньше, нежели потери Германии. Хрущев — ​в 20 миллионов. При Горбачеве вышла книга, подготовленная Министерством обороны под редакцией генерала Кривошеева «Гриф секретности снят», в которой авторы называли и всячески обосновывали эту самую цифру — ​27 миллионов. Теперь выясняется: неправдой была и она.

www.novayagazeta.ru

Сколько советских людей погибло во Второй мировой войне?

Примечание редакции. На протяжении 70 лет сначала высшее руководство СССР (переписав историю), а позже правительство Российской Федерации поддерживали чудовищную и циничную ложь о величайшей трагедии ХХ века — Второй мировой войне

Примечание редакции. На протяжении 70 лет сначала высшее руководство СССР (переписав историю), а позже правительство Российской Федерации поддерживали чудовищную и циничную ложь о величайшей трагедии ХХ века — Второй мировой войне, главным образом приватизировав победу в ней и умолчав о её цене и роли других стран в исходе войны. Сейчас в России из победы сделали парадную картинку, на всех уровнях поддерживают победобесие, а культ георгиевской ленты достиг настолько уродливой формы, что фактически перерос в откровенное глумление над памятью миллионов павших людей. И пока весь мир скорбит по тем, кто погиб, сражаясь с нацизмом, или же стал его жертвой, эРэФия устраивает кощунственный шабаш. И за эти 70 лет так окончательно и не выяснено точное количество потерь советских граждан в той войне. Кремлю это не интересно, как и не заинтересован он в обнародовании статистики погибших военных ВС РФ на Донбассе, в российско-украинской войне, которую он же и развязал. Лишь некоторые, кто не поддался влиянию роспропаганды, пытаются выяснить точное количество потерь в ВМВ.

В статье, которую мы предлагаем вашему вниманию, самое важное то, что на судьбы скольких миллионов людей плевала советская и российская власть, при этом всячески пиарясь на их подвиге.

0001

Оценки потерь советских граждан во Второй мировой имеют огромный разброс: от 19 до 36 млн. Первым подробные подсчёты произвёл русский эмигрант, демограф Тимашев в 1948-м — у него получилось 19 млн. Максимальную цифру называл Б. Соколов — 46 млн. Последние подсчёты показывают, что только военных СССР потерял 13,5 млн человек, всего же потери — свыше 27 млн.

По окончании войны, задолго до каких-либо историко-демографических исследований, Сталин назвал цифру — 5,3 млн человек военных потерь. Он включил в неё и пропавших без вести (очевидно, в большинстве случаев — пленных). В марте 1946 года в интервью корреспонденту газеты «Правда» людские потери были оценены генералиссимусом в 7 млн. Увеличение произошло за счёт гражданских лиц, умерших на оккупированной территории или угнанных в Германию.

На Западе эта цифра была воспринята скептически. Уже в конце 1940-х появились первые, противоречащие советским данным, расчёты демографического баланса СССР за военные годы. Показательный пример — исчисления русского эмигранта, демографа Н. С. Тимашева, опубликованные в нью-йоркском «Новом журнале» в 1948 году. Вот его методика.

Всесоюзная перепись населения СССР 1939 года определила его численность в 170,5 млн. Прирост в 1937–1940 гг. достигал, по его предположению, почти 2% за каждый год. Следовательно, население СССР к середине 1941-го должно было достигнуть 178,7 млн. Но в 1939–1940 гг. к СССР были присоединены Западная Украина и Белоруссия, три балтийских государства, карельские земли Финляндии, а Румыния вернула Бессарабию и Северную Буковину. Поэтому, за вычетом карельского населения, ушедшего в Финляндию, поляков, бежавших на Запад, и немцев, репатриированных в Германию, эти территориальные приобретения дали прирост населения в 20,5 млн. Учитывая, что уровень рождаемости на присоединённых территориях была не более 1% в год, то есть ниже, чем в СССР, а также принимая во внимание краткость временного отрезка между их вхождением в СССР и началом Второй мировой войны, автор определил прирост населения для этих территорий к середине 1941 года в 300 тыс. Последовательно сложив вышеприведённые цифры, он получил 200,7 млн., проживавших в СССР накануне 22 июня 1941 года.

0002

Далее Тимашев разделил 200 млн на три возрастные группы, опять же опираясь на данные Всесоюзной переписи 1939 года: взрослые (старше 18 лет) — 117,2 млн, подростки (от 8 до 18 лет) — 44,5 млн, дети (моложе 8 лет) — 38,8 млн. При этом он учёл два немаловажных обстоятельства. Первое: в 1939–1940 гг. из детского возраста перешли в группу подростков два очень слабых годовых потока, родившихся в 1931–1932 гг., во время голода, который охватил значительные пространства СССР и негативно сказался на численности подростковой группы. Второе: в бывших польских землях и балтийских государствах лиц старше 20 лет оказалось больше, нежели в СССР.

Эти три возрастные группы Тимашев дополнил числом советских заключённых. Сделал он это следующим образом. Ко времени выборов депутатов Верховного Совета СССР в декабре 1937 года население СССР достигало 167 млн, из них избиратели составили 56,36% от общей цифры, а население старше 18 лет, по данным Всесоюзной переписи 1939 года, достигло 58,3%. Полученная разница в 2%, или 3,3 млн, по его мнению, и составила население ГУЛАГа (включая число расстрелянных). Это оказалось близко к истине.

Далее Тимашев перешёл к послевоенным цифрам. Численность избирателей, включенных в списки для голосования по выборам депутатов Верховного Совета СССР весной 1946 года, составила 101,7 млн. Прибавив к этой цифре 4 млн вычисленных им заключённых ГУЛАГа, он получил 106 млн взрослого населения в СССР на начало 1946 года. Рассчитывая подростковую группу, он взял за основу 31,3 млн учащихся начальной и средней школы в 1947/48 учебном году, сопоставил с данными 1939 года (31,4 млн школьников в границах СССР до 17 сентября 1939 года) и получил цифру в 39 млн. Рассчитывая детскую группу, он исходил из того, что к началу войны рождаемость в СССР составляла приблизительно 38 на 1000, во второй четверти 1942 она сократилась на 37,5%, а за 1943–1945 гг. — наполовину.

0003

Вычитая из каждой годовой группы процент, полагающийся по нормальной таблице смертности для СССР, он получил на начало 1946 года 36 млн детей. Таким образом, по его статистическим выкладкам, в СССР в начале 1946 года проживало 106 млн взрослых, 39 млн подростков и 36 млн детей, а всего — 181 млн. Вывод Тимашева таков: численность населения СССР в 1946 года была на 19 млн меньше, чем в 1941 году.

Примерно к таким же результатам приходили и другие западные исследователи. В 1946 году под эгидой Лиги Наций вышла книга Ф. Лоримера «Население СССР». По одной из его гипотез, в ходе войны население СССР уменьшилось на 20 млн.

В опубликованной в 1953 году статье «Людские потери во Второй мировой войне» немецкий исследователь Г. Арнтц пришёл к заключению, что «20 млн человек — это наиболее приближающаяся к истине цифра общих потерь Советского Союза во Второй мировой войне». Сборник, включающий эту статью, был переведён и в 1957 году издан в СССР под заглавием «Итоги Второй мировой войны». Таким образом, спустя четыре года после смерти Сталина советская цензура пропустила в открытую печать цифру 20 млн, тем самым косвенно признав её верной и сделав её достоянием, по крайней мере, специалистов: историков, международников и т.д.

Лишь в 1961 году Хрущёв в письме шведскому премьер-министру Эрландеру признал, что война с фашизмом «унесла два десятка миллионов жизней советских людей». Таким образом, по сравнению со Сталиным Хрущёв увеличил советские людские потери почти в 3 раза.

0004

В 1965 году, по случаю 20-летия Победы, Брежнев сказал о «более 20 миллионах» человеческих жизней, потерянных советским народом в войне. В изданном тогда же 6-м, заключительном, томе фундаментальной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза» было заявлено, что из 20 млн погибших почти половину «составляют военные и мирные жители, убитые и замученные гитлеровцами на оккупированной советской территории». По сути, спустя 20 лет после окончания войны Министерство обороны СССР признавало гибель 10 млн советских военнослужащих.

Спустя четыре десятилетия руководитель Центра военной истории России Института российской истории РАН профессор Г. Куманев в подстрочном комментарии поведал правду о подсчётах, которые проводили военные историки в начале 1960-х при подготовке «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза»: «Наши потери в войне были тогда определены в 26 млн. Но высокими инстанциями оказалась принятой цифра "свыше 20 млн"».

В результате «20 миллионов» не только прижились на десятилетия в исторической литературе, но и стали частью национального самосознания.

В 1990 году М. Горбачёв обнародовал новую цифру потерь, полученную в результате исследований учёных-демографов, — «почти 27 миллионов человек».

В 1991 году вышла книга Б. Соколова «Цена победы. Великая Отечественная: неизвестное об известном». В ней прямые военные потери СССР исчислялись примерно в 30 млн, в том числе 14,7 млн военнослужащих, а «действительные и потенциальные потери» – в 46 млн, включая 16 млн не родившихся детей».

0005

Чуть позже Соколов уточнил эти цифры (вывел новые потери). Цифру потерь он получил следующим образом. Из численности советского населения на конец июня 1941 года, определённого им в 209,3 млн., он вычел 166 млн, проживавших, по его мнению, в СССР на 1 января 1946 года, и получил 43,3 млн погибших. Затем из полученного числа вычел безвозвратные потери Вооружённых сил (26,4 млн) и получил безвозвратные потери мирного населения — 16,9 млн.

Свой метод он стал обкатывать и дальше. В статье Б. Соколова «Людские потери России и СССР в войнах, вооружённых конфликтах и иных демографических катастрофах ХХ века», опубликованной в 1997 году, сказано:

«Можно назвать близкое к действительности число убитых красноармейцев за всю войну, если определить тот месяц 1942 года, когда потери Красной Армии погибшими учитывались наиболее полно и когда она почти не имела потерь пленными. По ряду соображений в качестве такого месяца мы выбрали ноябрь 1942 года и распространили полученное для него соотношение числа погибших и раненых на весь период войны. В результате мы пришли к цифре в 22,4 млн убитых в бою и умерших от ран, болезней, несчастных случаев и расстрелянных по приговору трибуналов советских военнослужащих».

К полученным таким способом 22,4 млн он прибавил 4 млн бойцов и командиров Красной армии, погибших в неприятельском плену. Так и получилось 26,4 млн безвозвратных потерь, понесённых Вооружёнными силами.

0006

Помимо Б. Соколова, аналогичные расчеты провели Л. Поляков, А. Кваша, В. Козлов и др. Методическая слабость подобного рода расчётов очевидна: исследователи исходили из разницы между численностью советского населения в 1941 году, которая известна очень приблизительно, и численностью послевоенного населения СССР, которую точно определить практически невозможно. Именно эту разницу они и сочли общими людскими потерями.

В 1993 году вышло в свет статистическое исследование «Гриф секретности снят: потери Вооружённых сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах», подготовленное коллективом авторов, который возглавлял генерал Г. Кривошеев. Основным источником статистических данных стали ранее секретные архивные документы, прежде всего — отчётные материалы Генерального штаба. Однако потери целых фронтов и армий в первые месяцы, и авторы оговорили это особо, были получены ими расчётным путём. К тому же в отчётность Генерального штаба не вошли потери подразделений, организационно не входивших в состав советских Вооружённых сил (армия, флот, пограничные и внутренние войска НКВД СССР), но принимавших непосредственное участие в боях: народное ополчение, партизанские отряды, группы подпольщиков.

Наконец, явно преуменьшено и число военнопленных и пропавших без вести: эта категория потерь, по отчётности Генерального штаба, насчитывает 4,5 млн, из которых 2,8 млн остались живы (были репатриированы после окончания войны или вторично призваны в ряды Красной армии на освобождённой от оккупантов территории), и, соответственно, общее число не возвратившихся из плена, включая и тех, кто не пожелал вернуться в СССР, составило 1,7 млн.

В итоге статистические данные справочника «Гриф секретности снят» сразу были восприняты как нуждающиеся в уточнениях и дополнениях. И в 1998 году благодаря публикации В. Литовкина «В годы войны наша армия потеряла 11 млн 944 тыс. 100 человек» эти данные пополнились на 500 тысяч запасников-резервистов, призванных в армию, но ещё не зачисленных в списки воинских частей и погибших по пути на фронт.

0007

В исследовании В. Литовкина говорится, что с 1946 по 1968 годы специальная комиссия Генерального штаба, возглавляемая генералом С. Штеменко, готовила статистический справочник о потерях 1941–1945 гг. По окончании работы комиссии Штеменко доложил министру обороны СССР маршалу А. Гречко: «Принимая во внимание, что статсборник содержит сведения государственной важности, обнародование которых в печати (включая и закрытую) или иным путём в настоящее время не вызывается необходимостью и нежелательно, сборник предполагается хранить в Генеральном штабе как особый документ, к ознакомлению с которым будет допускаться строго ограниченный круг лиц». И подготовленный сборник находился за семью печатями, пока коллектив под руководством генерала Г. Кривошеева не обнародовал его сведения.

Исследование В. Литовкина посеяло ещё большие сомнения в полноте сведений, опубликованных в сборнике «Гриф секретности снят», ибо возник закономерный вопрос: все ли данные, содержащиеся в «статсборнике комиссии Штеменко», были рассекречены?

Например, по приведённым в статье данным, за годы войны органами военной юстиции было осуждено 994 тысячи человек, из них 422 тысячи направили в штрафные подразделения, 436 тысяч — в места заключения. Оставшиеся 136 тысяч, по-видимому, были расстреляны.

И всё же справочник «Гриф секретности снят» существенно расширил и дополнил представления не только историков, но и всего российского общества о цене Победы 1945 года. Достаточно сослаться на статистическую выкладку: с июня по ноябрь 1941-го Вооружённые силы СССР ежесуточно теряли 24 тыс. человек, из них 17 тыс. убитыми и до 7 тыс. ранеными, а с января 1944 по май 1945-го — 20 тыс. человек, из них 5,2 тыс. убитыми и 14,8 тыс. ранеными.

0008

В 2001 году появилось значительно расширенное статистическое издание — «Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооружённых сил». Авторы дополнили материалы Генштаба донесениями войсковых штабов о потерях и извещениями военкоматов о погибших и пропавших без вести, которые рассылались родственникам по месту жительства. И полученная им цифра потерь возросла до 9 млн 168 тыс. 400 человек. Эти данные были воспроизведены во 2 томе коллективного труда сотрудников Института российской истории РАН «Население России в ХХ веке. Исторические очерки», изданном под редакцией академика Ю. Полякова.

В 2004 году увидело свет второе, исправленное и дополненное, издание книги руководителя Центра военной истории России Института российской истории РАН профессора Г. Куманева «Подвиг и подлог: Страницы Великой Отечественной войны 1941–1945». В ней приведены данные о потерях: около 27 млн советских граждан. А в подстрочных комментариях к ним появилось то самое, упомянутое выше, дополнение, разъясняющее, что подсчёты военных историков ещё в начале 1960-х дали цифру в 26 млн, но «высокие инстанции» предпочли принять за «историческую правду» иное: «свыше 20 млн».

Между тем историки и демографы продолжали искать новые подходы к выяснению величины потерь СССР в войне.

Интересным путём пошёл историк Ильенков, служивший в Центральном архиве Министерства обороны РФ. Он попытался вычислить безвозвратные потери личного состава Красной армии на основании картотек безвозвратных потерь рядового, сержантского и офицерского составов. Эти картотеки начали создаваться, когда 9 июля 1941 года был организован отдел учёта персональных потерь в составе Главного управления формирования и комплектования Красной армии (ГУФККА). В обязанности отдела входили персональный учёт потерь и составление алфавитной картотеки потерь.

0009

Учёт вели по следующим категориям: 1) погибшие — по донесениям воинских частей, 2) погибшие — по донесениям военкоматов, 3) пропавшие без вести — по донесениям воинских частей, 4) пропавшие без вести — по донесениям военкоматов, 5) умершие в немецком плену, 6) умершие от болезней, 7) умершие от ран — по донесениям воинских частей, умершие от ран — по донесениям военкоматов. Одновременно учитывались: дезертиры; военнослужащие, осуждённые на заключение в исправительно-трудовые лагеря; приговорённые к высшей мере наказания — расстрелу; снятые с учёта безвозвратных потерь как оставшиеся в живых; находящиеся на подозрении в том, что служили у немцев (так называемые «сигнальные»), и бывшие в плену, но оставшиеся в живых. Эти военные не включались в перечень безвозвратных потерь.

После войны картотеки поступили на хранение в Архив Министерства обороны СССР (ныне Центральный архив Министерства обороны РФ). С начала 1990-х в архиве приступили к подсчёту учётных карточек по буквам алфавита и категориям потерь. На 1 ноября 2000 года было обработано 20 букв алфавита, по оставшимся необсчитанными 6 буквам был проведён предварительный подсчёт, имеющий колебания в большую или меньшую сторону на 30–40 тысяч персоналий.

Обсчитанные 20 букв по 8 категориям потерь рядового и сержантского состава Красной армии дали следующие цифры: 9 млн 524 тыс. 398 человек. При этом 116 тыс. 513 человек были сняты с учёта безвозвратных потерь как оказавшиеся живыми по донесениям военкоматов.

Предварительный подсчёт по 6 необсчитанным буквам дал 2 млн 910 тыс. человек безвозвратных потерь. Итог подсчётов получился таким: 12 млн 434 тыс. 398 красноармейцев и сержантов потеряла Красная армия в 1941–1945 гг. (Напомним, что это без потерь Военно-морского флота, внутренних и пограничных войск НКВД СССР.)

По такой же методике обсчитывалась алфавитная картотека безвозвратных потерь офицерского состава Красной армии, которая также хранится в ЦАМО РФ. Они составили около 1 млн 100 тыс. человек.

0010

Таким образом, Красная армия в ходе Второй мировой войны потеряла погибшими, пропавшими без вести, умершими от ран, болезней и в плену 13 млн 534 тыс. 398 бойцов и командиров.

Эти данные на 4 млн 865 тыс. 998 человек превышают безвозвратные потери Вооружённых сил СССР (списочный состав) по данным Генерального штаба, куда вошли Красная армия, военные моряки, пограничники, внутренние войска НКВД СССР.

Наконец, отметим ещё одну новую тенденцию в изучении демографических итогов Второй мировой войны. До распада СССР не было необходимости в оценке людских потерь для отдельных республик или национальностей. И только на исходе ХХ века Л. Рыбаковский попытался рассчитать приблизительную величину людских потерь РСФСР в её тогдашних границах. По его оценкам, она составила примерно 13 млн человек — чуть меньше половины общих потерь СССР.

(Цитаты: С. Голотик и В. Минаев — «Демографические потери СССР в Великой Отечественной войне: история подсчётов», «Новый исторический вестник», №16, 2007.)

Источник: «Толкователь».

petrimazepa.com

Общество Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Сколько людей погибло в Великую Отечественную войну?

Когда же мы, наконец, узнаем реальное число погибших в Великую Отечественную?

«Никто не забыт и ничто не забыто», – ежегодно в День Победы заверяют народ высокие должностные лица. Это неправда! Забыты миллионы солдат, павших в Великой Отечественной. Забыты сознательно, вычеркнуты из истории, чтобы не портить «показатели».

Мастера учёта

Начальник управления Минобороны РФ по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества, генерал-майор Александр Кирилин 5 мая 2010 года известил страну через РИА Новости, что, по уточнённым данным, людские потери СССР во время Великой Отечественной войны, составили 26,6 миллиона человек. В том числе безвозвратные потери советских вооруженных сил – около 8,6 миллиона человек. Непонятно, что и как уточняли в управлении по увековечиванию памяти, только эти сведения известны широкой публике уже не одно десятилетие. Ещё в декабре 1988 года Министерство Обороны СССР направило в ЦК КПСС докладную записку "О потерях личного состава Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов". С предложением опубликовать в открытой печати данные о числе людских потерь. Всего-то спустя 43 года озаботились тем, как бы поведать советскому народу, чего стоила Победа.

Но центральный коммунистический орган пришёл в замешательство и ничего поначалу не ответил. Очнулся он к марту 1989 года и постановил создать при Государственном комитете статистики СССР временный научный коллектив по исследованию числа человеческих потерь СССР в годы войны. Коллектив собрали сильный, с умными людьми из Госкомстата, Академии наук, Министерства обороны, Главного архивного управления при Совете Министров, Комитета ветеранов войны, Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.Долго проверяли, уточняли, корректировали. И пришли к упомянутым выше цифрам и системе их распределения. Решили, что по методу демографического баланса людские потери Советского Союза во время Великой Отечественной войны следует оценить в 27 млн человек, в том числе потери военнослужащих Вооруженных Сил – 8,7 млн человек. О чём и сообщил гражданам первый президент СССР на торжественном собрании, посвященном 45-летию Победы. А вслед за ним эту ложь повторили министр иностранных дел и министр обороны.Более того – пытливые исследователи насчитали убитыми и умершими от ран на этапах эвакуации и в госпиталях 6,329 млн человек. Павших в результате боевых действий ???. Тех, кто пропал без вести, попал в плен, насчитали 4,559 млн человек. И более полумиллиона погибших в результате происшествий, несчастных случаев, умерших от болезней. Спустя уже 60 лет после войны академик РАН, председатель научного совета РАН по исторической демографии и исторической географии Юрий Поляков в интервью газете «Известия» от 5 мая 2005 года продолжал настаивать, что из 26-27 млн погибших 8,6 млн – потери действующей армии, остальное – мирное население. Якобы это цифры обоснованные, выведены на основании документов или исчислены по признанным методикам.

Ни большой учёный, ни широкая публика так и не задались элементарным вопросом – как могло получиться, что безвозвратные потери военнослужащих в два с лишним раза меньше, чем потери гражданских, мирных людей? Не говоря уж том, что в бою погибло и умерло от ран якобы втрое меньше, чем мирных граждан. По логике «счетоводов» получалось, что вооружённая до зубов вражеская армия в несколько миллионов человек, день и ночь в течение 4 лет обрушивая на советские войска тысячи тонн снарядов и бомб, поливая его дождём из пуль, уступила в «убийственности» полиции, жандармерии, карателям, которых было на порядок меньше, чем армейских частей. Да и оккупация длилась на год, а то и на два меньше. И орудий убийства было у полицейских и карателей не так много. И сами орудия были менее смертоносны. На оккупированных территориях оставалось после эвакуации 65 млн человек. То есть нас хотят уверить, что убили там по меньшей мере каждого четвертого жителя. Сходной по ожесточенности, продолжительности, кровопролитию война шла на территории оккупированной Югославии. Но даже по завышенным данным послевоенного югославского режима там погиб каждый девятый из числа как мирных жителей, так и воинов. Сейчас исследователи склонны считать, что в Югославии погиб каждый одиннадцатый житель, и примерно поровну – мирных и военных. Причём в число военных включены все те, кто воевал на той или иной стороне, а сторон было очень много. От рук победивших в конце войны погибли сотни тысяч сдавшихся, захваченных, интернированных. Мирные жители гибли в аду этнических чисток, захлестнувших разорванную оккупантами на части Югославию. От рук карателей. Никто не скажет, что в Югославии не текли реки крови. Страна была полностью разорена. И всё же – из мирных жителей погиб каждый двадцатый. Но не каждый же четвертый!Массовая гибель мирного советского населения на территории, свободной от оккупации, имела место в нескольких городах, находившихся длительное время в зоне боевых действий. В целом эти жертвы составили примерно 1 млн человек. В блокадном Ленинграде от бомбёжек и артиллерийских обстрелов погибли 16 747 человек, 33 782 получили ранения, 641 тыс. умерли в результате голодной смерти, в основном зимой 1941-1942 годов. В Сталинграде во время налётов вражеской авиации в августе 1942 года погибло свыше 40 тыс. человек мирного населения. Несколько десятков тысяч людей погибли уже в ходе ожесточённых боёв в самом городе.

Созданная Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 года Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков определила потери среди мирного населения СССР в 6,39 млн человек. Это примерно соответствует каждому десятому из живших на оккупированных территориях. Хотя о точности тех подсчётов судить сложно. Но порядок чисел оценить можно. Комиссия работала в местах массовых захоронений, проводила раскопки. Опрашивала очевидцев зверств оккупантов.Следует заметить, что в числе убитых и умерших было довольно большое число граждан других стран, перемещённых фашистами для уничтожения, прежде всего евреев. В частности, в Белоруссии.

В обвинительном заключении Нюрнбергского трибунала указывалось, что из Советского Союза германские оккупационные власти отправили в Германию 4,978 млн человек гражданского населения.О том, сколько умерло из числа угнанных, сколько не захотело вернуться, – до сих пор идут споры. Предлагаемое количество умерших из числа угнанных в 2,2 млн человек кажется совершенно невероятным. Так или иначе, не может быть и речи о гибели 18 млн мирных жителей на оккупированной территории и в зоне боевых действий.

Демографический «дисбаланс» в 18,5 миллионовК началу 1941 года в стране было 49 млн мужчин в возрасте от 15 до 50 лет.Согласно переписи 1959 года наибольшие потери были выявлены среди мужчин, которым в начале войны было от 17 лет до 31 года. По всей стране.Убыль по естественным причинам мужчин 1891-1926 годов рождения по расчету демографов составила 12 млн человек. По неестественным – 17 млн человек. Но необходимо вспомнить о примерно 2,8 млн человек, которые родились в 1927 и 1928 годах (призывали с 1943 года и семнадцатилетних). Из них до 1,4 млн человек могли погибнуть. Так что неестественная убыль за время войны (читай, насильственно-военная) мужчин призывных возрастов составила, по меньшей мере, 18,4 млн. При переписи 1959 года обнаружилось, что мужчин, которым в 1945 году было от 16 до 45 лет, меньше на 17,35 млн, чем женщин тех же возрастов. В целом мужчин, которые по возрасту могли быть призваны на войну, оказалось в 1959 году почти на 20 млн меньше, чем женщин того же возраста (в 1937 году по материалам переписи было установлено, что в контингенте 8-33 лет перевес женщин над мужчинами составил 3 798 тыс. чел.). Интересно, как этот факт можно объяснить, настаивая на том, что на войне погибло 8,66 млн человек, в основном мужчин? Тем более, что, как известно, на оккупированной территории среди мирных жителей погибали в основном женщины, дети, старики.

Если лучше считатьВоенные статистики оговариваются, что в книгах военкоматов по учёту извещений, поступавших из войск или Управления по персональному учету потерь НКО (народного комиссариата обороны ???) – для вручения родственникам на погибших, умерших и пропавших без вести военнослужащих зарегистрировано 12,4 млн извещений. «Недостачу» почти в 4 млн человек объясняют тем, что в книгах учёта зарегистрированы все извещения, в том числе поступившие по запросам родных и близких из Управления по персональному учёту потерь и на тех, кто находился в народном ополчении, в партизанских отрядах, истребительных батальонах городов и районов, в спецформированиях других ведомств, от которых донесения о численности и потерях в Генеральный штаб не представлялись. Ничтоже сумняше эти потери отнесли к потерям гражданского населения. Хотя понятно, что эти люди погибли в ходе боевых действий, с оружием в руках. (Около 30% из примерно 5 тыс. погибших советских военнослужащих, чьи останки были найдены поисковиками России в середине 90-х годов и чью личность удалось установить, не числились в архивах Министерства обороны).

Всего в дивизии и полки народного ополчения вступило до 4 млн человек. Эти неподготовленные солдаты, многие из которых имели самые мирные профессии, отправлялись в бой часто даже без оружия и в гражданской одежде. Потери среди них погибшими и пленными были особенно велики. Четыре дивизии Народного ополчения были полностью уничтожены на подступах к Ленинграду ещё до того, как началась его блокада. Оставшиеся в живых около 2 миллионов вошли в действующую армию.В Подольске, в Центральном архиве Министерства обороны хранятся персональные карточки погибших солдат и офицеров. Их на май 2005 года насчитывалось 15 млн. Часть имён была установлена во время подворового опроса, проведённого в 1948-1949 годах военкоматами. Обработка сводной картотеки персональных потерь военными историками (но не статистиками!) дала цифру погибших 13,85 млн. Это на 5 млн человек больше, чем сведения начальника управления Минобороны РФ по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества. Если к 13,85 млн человек, учтённых Подольским архивом, добавить потери ополчения (не выше 2 млн человек, но с учётом демобилизации части ополчения, можно принять за половину оставшихся, т.е. в 1 млн человек) и 250 тыс. погибших партизан, то получается около 15 млн человек. Уже почти вдвое больше, чем насчитали статистики.А ведь еще до 3,5 млн погибло в плену. В нечеловеческих, запредельных обстоятельствах. Даже Альфред Розенберг в письме Вильгельму Кейтелю от 28 февраля 1942 года сообщал, что судьба советских военнопленных в Германии стала трагедией огромного масштаба. Большая часть пленных погибла от голода, холода, сыпного тифа. Убита. К 1 мая 1944 года в лагерях умерло 1,981 млн человек. 1,03 млн «убито при попытке к бегству», передано гестапо для «ликвидации». 280 тыс. погибло в пересыльных лагерях. Это – 3,291 млн человек. 18,5 миллионов погибших, умерших, пропавших без вести советских военнослужащих можно принять как очень грубую оценку.

Призван каждый пятый. Погиб каждый десятыйПо состоянию на 1 июля 1945 года известно о судьбе примерно 22,5 млн человек, которые были призваны и не погибли. Это находившиеся в Вооруженных Силах, лечившиеся в госпиталях, уволенные по болезни, ранению, инвалидности. Переведённые для работы в народное хозяйство, в военные формирования других ведомств, в польские, чехословацкие и румынские части и соединения. Дезертиры. Пленные, репатриированные к июлю 1945 г. Не пожелавшие вернуться домой из плена. Суммируя оставшихся в живых с погибшими и умершими, получим, что участвовало в войне не менее 41 млн человек, в основном мужчин (военнослужащих-женщин было призвано 490 тыс.). Официальная численность призванных на военную службу граждан СССР (включая армию мирного времени) – 34 401 800 человек. Разница почти в 6,6 млн человек.Военные статистики утверждают, что за первые 8 месяцев войны было призвано около 11 млн человек, из которых более 9 млн было направлено на укомплектование как вновь создаваемых, так и существующих боевых частей.А по другим источникам, с учётом постановления ГКО от 11 августа 1941 г. Наркомату обороны к концу 1941 г. после отмобилизования было представлено свыше 14 млн человек из общего мобресурса в 20 млн человек.

В начале войны, вскоре после разгрома войск первого эшелона, укомплектованного преимущественно профессиональными кадрами, в Красную Армию стали массово вливаться призывники из тыловых районов, боевая подготовка которых была условной. В спешке скомплектованные, плохо оснащённые, эти части фактически изначально были обречены на гибель, что полностью осознавали военные специалисты. Начальник отдела 4-го отдельного управления боевой подготовки КА комбриг Федоров в разговоре с командирами уже в первый день войны прогнозировал: «Куда там сейчас до обучения… Теперь будут давить массовостью – людьми, да и стоит ли хорошо учить, если будут бросать в бой дивизию за дивизией, пока не сломают немецкое наступление».

Формирование новых частей и соединений осуществлялось всеми главными управлениями Красной Армии самостоятельно. Начальники главных управлений являлись заместителями наркома обороны, сами определяли размеры формирований, представляли на утверждение и издавали приказы и директивы о новых формированиях и их укомплектовании без всякого учёта наличия людских ресурсов. Уже в августе были полностью использованы остатки всех поднятых по мобилизации возрастов (1918-1905 гг. рождения) – это 10 млн человек!Планирование работы по призыву военнообязанных и направлению их в войска отсутствовало. Призыв ресурсов был поставлен в зависимость исключительно от формирования новых частей и соединений и от заявок фронтов на необходимое пополнение в связи с понесёнными ими потерями.За первый месяц войны были призваны военнообязанные 14 возрастов. 11 августа была объявлена мобилизация 17 возрастов (1890-1904 и 1922-1923 гг. рождения). В связи с потерей западных областей страны была утрачена часть мобилизационных ресурсов военнообязанных. По данным военных статистиков, в РСФСР было призвано 19,1% от всего населения, а с учетом кадрового состава – 22,7%. На Украине – 12,5% и 15% соответственно, в Белоруссии – 12% и 14%, в республиках Средней Азии – 17% и 20%. Численность населения СССР на 1 января 1941 года – 198,17 млн человек, по сведениям А.Кожурина. Население РСФСР на 1 января 1941 года, – 111 млн человек. Соответственно, мобилизовано 24,97 млн. На 87,17 млн населения других республик пришлось примерно 16 млн. Это 18%.Получается, что в СССР был мобилизован каждый пятый. А погиб и пропал без вести каждый десятый из общей численности населения страны перед войной. То есть каждый второй, кто надел шинель, домой не вернулся.

Книги памяти

Например, в боевых действиях участвовало около 700 тысяч уроженцев современной Республики Татарстан. На территории тогдашней ТАССР согласно переписи 1939 года проживало 2 914,2 тысяч человек. На июнь 1941 г. численность населения составляла порядка 3 000 тыс. человек. Мобилизовано 23% от общей численности населения республики. В том числе более 10 тысяч девушек. В 27 томов Республиканской Книги Памяти на русском и татарском языках занесено 360 тысяч имен погибших и пропавших без вести (200 тысяч считаются пропавшими). Или 12% от предвоенного населения республики.Печальная пометка – до начала работы над Книгой Памяти считалось, что с войны не вернулось 87 тысяч человек. В 4 раза меньше! Так, получается, считали…Участник войны Александр Лебединцев в книге воспоминаний писал: «Даже строевую записку и донесение в штаб дивизии написать было не на чем. … Ведь «похоронку» послать и то был нужен адрес погибшего, а его не имелось из-за отсутствия учёта»… 11-12% погибло и пропало без вести от предвоенного населения Ставропольского края, Пензенской, Вологодской, Свердловской областей.Причем в Свердловской области из 2,5 миллиона человек (вместе с эвакуированными) мобилизовано 700 тысяч или 28%.По данным военных архивов из Дедовичского района Псковской области, перед войной и в ходе ее призваны 6203 человека. На фронтах погибло и пропало без вести 3 893 человека, в том числе пропало без вести 1425 человек. В боях погибло 413 партизан. То есть из числа призванных погибло и пропало без вести почти 63%.В Мордовской АССР мобилизовано 241 тыс. человек. Больше половины – 130 960 погибли и пропали без вести.В Омской области около 540 тыс. человек мобилизовано. 277 096 погибло и пропало без вести.В Чувашии призвано 208229 человек, 106470 из которых погибли или пропали без вести. Создатели Книги Памяти Чувашской республики приводят совершенно поразительный факт – в Мариинско-Посадском и Ибресинском районах погибло более 76% мобилизованных. В Батыревском и Вурнарском районах – более 70%. Люди как в чёрную бездну шагнули. По данным Новгородского областного военного комиссариата с территории, отошедшей позднее к Новгородской области, в годы войны призвано 192 908 человек, из которых погибло и пропало без вести 122 593 и остались в живых на момент окончания войны 70 315. Погибли или пропали без вести двое из каждых трех призванных. На контролируемых немцами украинских землях по разным обстоятельствам (дезертирство, халатность военкоматов, быстрое изменение линии фронта и тому подобное) осталось 5,6 миллиона военнообязанных украинцев. В различного типа воинские формирования в начале войны было направлено около 3 млн 200 тыс. человек из Украинской ССР. В 1943 году советское командование издало специальную директиву, в которой указывалось на необходимость шире использовать такой источник пополнения войск, как мобилизация военнообязанных из освобождённых районов. Активные мобилизационные мероприятия РККА развернула с первых же дней вступления на украинскую землю, и они не прекращались до конца 1944 года. Кто избегал мобилизации армией, того мобилизовали военкоматы.В течение 1943–1945 годов в армию с Украины было призвано около 4,5 млн человек. Общее число мобилизованных с Украины составило около 7,5 млн человек или 18% от предвоенной численности населения в 41,39 млн. Против официальных 15%.Из Грузии были призваны свыше 700 тыс. человек, или 19% всего населения. Из них погибли около 300 тыс. Перед войной в Казахстане проживали 6,338 млн человек. Участниками боевых действий стали 1,366 млн человек или 21,6%. Не считая 670 тыс. человек, мобилизованных через военкоматы в трудовые армии.Основная часть шла в армию в качестве маршевого пополнения, а примерно треть была зачислена в соединения и части, создававшиеся в республике. Это были 12 стрелковых и четыре кавалерийских дивизии, семь стрелковых бригад, около 50 отдельных полков и батальонов различных родов войск. Из этого числа три кавалерийских дивизии и две стрелковые бригады были сформированы как казахские национальные соединения. Погибло 279 696 человек, пропало без вести 271 503, 42 766 умерло в госпиталях, 7064 – не вернулось из плена. При анализе человеческих потерь следует также иметь в виду, что в Красной Армии находилось 60% всех коммунистов. К началу войны в ВКП (б) состояло около 3 млн 800 тыс. членов и кандидатов в члены партии. В войну в партию вступило более 5 млн 300 тыс. человек. Из 9,1 млн к концу войны осталось менее 6 млн. Погибло свыше 3 млн коммунистов – каждый второй, находившийся в армии.

Государственная ложьТаким образом, утверждения военных статистиков о потерях воинов в Великой Отечественной войне противоречат как здравому смыслу, так и демографическим расчётам, и, что особенно важно, Книгам Памяти, созданных трудом многих и многих энтузиастов.Никак не увязаны со здравым смыслом утверждения о гибели на оккупированных территориях каждого четвёртого жителя. Перепись населения СССР в 1959 году установила, что мужчин, которые могли бы быть в военное время по возрасту, было почти на 20 миллионов меньше, чем женщин тех же возрастов. Этот дефицит может быть объяснен только «неестественными», военными причинами. Величину потерь убитыми и умершими следует считать не 8,66 млн, как нам настойчиво рекомендуют, а, по меньшей мере, – 18,5 млн. Эта трагическая величина складывается из подсчета по картотеке Центрального архива Министерства обороны РФ. Из сведений о судьбе ополченческих дивизий. О потерях среди партизан. Из числа убитых и умерших военнопленных.Эта величина даже меньше одной десятой от населения страны перед войной. Потому что по Книгам Памяти областей, республик красной линией проходит ужасная константа – погиб на войне, умер от ран или голода каждый десятый, а то и девятый, или даже восьмой житель советских деревень, сёл, городов.Шинели надеть пришлось каждому пятому по стране в целом. А по России – почти каждому четвертому. И выходит, что ушли на войну двое, а вернулся один. Все это говорит нам как о мужестве солдата, так и о бездарности и жестокости руководителей. Которые не научились беречь солдатские жизни. Или не хотели. Вот, собственно, и все, что хотелось высказать по поводу государственных мастеров счёта убитых, умерших, пропавших. Тех, кто считать должен по обязанности. Но, видимо, обязанность не предполагает порядочности. Иначе как объяснить то, что государственные специалисты не заглядывают в Книги Памяти, которые составлены, проверены и перепроверены энтузиастами и бессеребренниками.

Теми, кому память погибших людей дорога. Теми, кто возвращает память родственникам ушедших и не вернувшихся с войны. Ложь о потерях – это инструмент государственной пропаганды. Только вот пропаганды чего? И неужели наши деды и отцы, и ещё живые ветераны, и те, кто пал с винтовкой в руках, и те, чьи могилы до сих пор не известны, заслужили эту ложь, это освящённое чиновниками забвение! Это позор для страны, это унижение её народа.

newsland.com