Очерк по истории "Форсирование Сиваша". Сиваш вов


Крымская наступательная операция,ноябрь1943-апрель1944гг.Мосты через Сиваш.

Панчевский, Пётр* Панчевски, ПетърОгненные дороги: воспоминанияСайт «Военная литература»: militera.lib.ruИздание: Панчевский П. Огненные дороги: воспоминания. — М.: Воениздат, 1980.Оригинал: Панчевский П. Огнени пътища: Спомени. — София: Военно Издателство, 1977.Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/other/panchevsky_p/index.htmlКнига одним файлом: http://militera.lib.ru/memo/0/one/other/panchevsky_p.rarИллюстрации: http://militera.lib.ru/memo/other/panchevsky_p/ill.htmlOCR, правка: Андрей Мятишкин ([email protected])Дополнительная обработка: Hoaxer ([email protected])

Бои за КрымКрымский полуостров был свидетелем многочисленных битв в многовековой истории русского народа. Географическое положение полуострова делает его ключевым узлом всей южной России и Закавказья. Его заливы, форты и высоты покрыты громкой боевой славой. Не раз из Крыма начинались и там же заканчивались походы против России. Из-за Крыма, имеющего огромное военно-стратегическое значение, на протяжении веков происходило много кровопролитных битв. Крым был последним убежищем и для белогвардейских генералов, разгромленных Советской Армией в 1920 году. Пытаясь реализовать свои захватнические планы, гитлеровское военное командование придавало большое значение Крымскому полуострову. Преодолевая упорное сопротивление и неся большие потери, гитлеровцы захватили полуостров в 1942 году. Советская Армия и Черноморский флот героически сражались против многократно превосходивших сил противника и лишь после носьми месяцев осады, в июле 1942 года, по приказу Верховного Главнокомандования оставили Севастополь — последнюю крепость на полуострове. После прорыва немецкой обороны на реке Молочная и освобождения Мелитополя войска 4-го Украинского фронта развернули стремительное наступление на запад и 5 ноября вышли к нижнему течению Днепра и Перекопскому перешейку. Крымская группировка немцев оказалась отрезанной от остальных сил немецко-фашистской армии. Единственной узкой полоской земли, связывавшей полуостров с материком, был Перекопский перешеек. К нему и устремились части 2-й гвардейской армии под командованием генерала Захарова, однако они натолкнулись на хорошо организованную многополосную и глубоко эшелонированную оборону противника и были остановлены на позициях Турецкого вала. Слева от 2-й гвардейской армии наступала 51-я армия. Она вышла на северный берег Сиваша в районе мыс Джангар, остров Русский. Передовые части армии с помощью штурмовых подразделений нашей бригады форсировали «гнилое море» Сиваш и захватили небольшой плацдарм на его южном берегу. Так был повторен легендарный подвиг войск [122] Красной Армии, форсировавших Сиваш в этом же районе в 1920 году под командованием М. В. Фрунзе. Наступавшим красноармейцам приходилось не раз преодолевать водные преграды, но форсирование с боем горько-соленого Сивашского залива потребовало великого испытания моральных и физических сил. В районе мыса Джангар и острова Русский, где осуществлялось форсирование, Сиваш очень неудобен для этого. Его оба берега очень сильно изрезаны, а расстояние между ними составляет около трех километров. Береговая полоса не везде представляет собой твердую почву. На десятки и сотни метров берег покрыт слоем ила глубиной до пояса. Дно в этих местах тоже илистое и вязкое. Для преодоления вброд этих невероятно трудных трех километров залива Сиваш необходимо не меньше двух часов, и то при условии хорошей погоды и без воздействия со стороны противника. Бойцы и командиры 51-й армии и наши штурмовые батальоны, преследуя немцев, форсировали в боевых порядках Сивашский залив в районе мыса Джангар и захватили плацдарм на северном берегу Крымского полуострова глубиной до 6 километров и по фронту протяженностью 8–9 километров. Чудеса героизма проявили саперы бригады, обеспечивая необходимые десанту боеприпасы и технику. Гитлеровцы сразу же повели против десанта ожесточенные контратаки. Удержание и расширение плацдарма имело исключительно важное значение, и потому ценой любых усилий нужно было доставить все необходимое для боя высадившимся на северный берег подразделениям. Напряжение возросло до такой степени, что для транспортировки боеприпасов использовались самолеты У-2. Заместитель командира 57-го штурмового батальона капитан Волынский рассказывал: «Немцы считали Сиваш непроходимым, но это оказалось не так. Русский солдат пройдет даже там, где и олень не всегда может пройти. В ночь на 30 октября 1943 года одна из наших дивизий, преследуя врага, с ходу форсировала Сиваш и вышла на крымский берег. Задача была тяжелой — войска должны были ценой жизни удержать этот клочок земли. Естественно, что такую преграду дивизия преодолела только с легким оружием и минимальным количеством боеприпасов.

Переброска оружия и боевой техники дивизии и частей [123] ее усиления была возложена на 57-й батальон. Я был назначен начальником пункта переправы и прибыл на место ночью 1 ноября. Первой моей мыслью было: «Батальон погибнет!» Да, так и подумал. Два-три дня работы в воде — простуда, госпиталь — и конец. Хоть тут и Крым, но ведь зима! Однако оказалось, как в поговорке: «Глаза боятся, а руки делают». Уже о утра на крымский берег двинулись наши паромы с орудиями, гаубицами, тягачами, боеприпасами и даже «катюшами». Нас обстреливали, бомбили, но переправа работала днем и ночью. Противник был близко. Переправа находилась в зоне огня артиллерии всех калибров. Удары противника нам мешали, но большого вреда причинить не могли. Нас спасали русская земля, Сиваш и наша зенитная и полевая артиллерия. Бойцы хорошо окопались на берегу, где уже была твердая почва. Для меня — шесть дней, а для батальона — десять были горячими боевыми днями. Плацдарм рос, набирался сил. Немцы были вынуждены перейти к обороне. Закрепившись на плацдарме, советские войска развернули большое, проходившее в исключительно тяжелых условиях сражение за освобождение Крымского полуострова. Наибольшие трудности создавал Сиваш, через который нужно было переправить войска и огромное количество грузов и боевой техники. В этих условиях встал вопрос о создании для войск более надежной переправы через Сиваш. Этот вопрос занимал и командование фронта. Полковник Р. Г. Уманский в своей книге «На боевых рубежах» приводит разговор командующего фронтом генерала Толбухина с начальником инженерных войск генерал-лейтенантом Петровым: « — Нужен мост через Сиваш, — сказал Ф. И. Толбухин. — Знаю, трудно будет его построить, но что делать? Понимаете, задыхаемся. — Толбухин отошел к стене, где висела топографическая карта Крымского полуострова. — Разрешите спросить, товарищ командующий, мост на какую нагрузку нужен? Толбухин, которого всегда мучила жажда, выпил одним залпом стакан холодного кваса из графина, стоящего у него на столе, и вновь вернулся к Петрову. — Мост, генерал, нужен под любую нагрузку. Я только думаю, что вы с этим сразу не справитесь. Поначалу сделайте, ну хотя бы, чтобы по мосту прошел [124] автотранспорт с боеприпасами и небольшие орудия. Согласны? Весь этот разговор стал мне известен этой же ночью из уст самого генерала»{15}. В период с 30 октября по 6 ноября все батальоны бригады находились на берегу Сиваша. На лодках и паромах мы перевозили орудия, походные кухни, продовольствие, повозки и лошадей для войск, находившихся на плацдарме, численность которых непрерывно росла. Сказал «перевозили», а точнее сказать, перетаскивали, потому что оба берега залива на расстоянии 100–200 метров до воды представляли собой жидкую грязь. Потом тянулась небольшая полоска воды, и только затем начиналась глубина, необходимая для плавания. Вот по этой прибрежной грязи, утопая по пояс в жидкой, солевой и холодной тине, бойцы тянули тяжелые паромы. В таких трудных условиях 57-й батальон майора Булатова и 84-й легкопереправочный парк капитана Зикрача с 2 по 12 ноября перебросили на южный берег Сиваша 143 76-мм орудия, 15 57-мм орудий, 75 45-мм орудий, 15 гаубиц, 31 пулемет, 15 минометов, 42 автомашины, 84 орудийных зарядных ящика, 16 535 ящиков с боеприпасами, 3400 противотанковых мин, 106 ящиков бутылок с зажигательной смесью, 2 лошадей, 1 тягач, 74 тонны продуктов и вывезли 416 раненых с южного берега. За это время на южный берег были переброшены части 10-го и 67-го стрелковых корпусов. Тяжелая обстановка у Сиваша настоятельно требовала построить мост через «гнилое море», и командование фронта приняло такое решение. Мост через Сиваш5 ноября начальник инженерных войск 4-го Украинского фронта генерал-лейтенант Петров прибыл на командный пункт бригады в село Зентюб и сообщил мне приказ командующего фронтом — немедленно приступить к строительству моста через Сиваш. Я был назначен начальником строительства. С Иваном Андреевичем Петровым мы познакомились еще в 1931 году. Он участвовал в гражданской войне [125] и имел богатый боевой опыт. В академии был старшим нашей учебной группы. Веселый и жизнерадостный человек, он в то же время умел быть строгим и требовательным командиром. Мы все очень уважали его. Я спросил Ивана Андреевича, какой тоннаж должен выдерживать мост, где взять материалы и рабочую силу, какие сроки строительства. Генерал Петров ответил коротко: — Мост должен выдерживать среднюю нагрузку до шестнадцати тонн. — А как с рабочей силой? — Кроме вашей бригады в строительстве примет участие шестьдесят третья инженерно-саперная бригада подполковника Поплавского, которая прибудет завтра. — А материалы? — Их нет. Организуйте разведку и ищите местные материалы. Я поручил своим ребятам поискать стройматериалы около Мелитополя: говорили, будто там есть дубовый лес. После отъезда генерал-лейтенанта Петрова я собрал офицеров штаба, проинформировал их о полученной задаче и поручил техническому отделению заняться разработкой проекта, а начальнику штаба организовать поиски местных материалов. В тот же день на маленькой резиновой лодке в сопровождении лейтенанта Глухова я переправился через Сиваш по маршруту будущего моста: до острова Русский и от него до северного берега полуострова. Большую часть пролива шириной три километра мы прошли пешком, утопая по пояс в тине. Когда поздно вечером мы возвратились из разведки, начальник штаба подполковник Дмитрий Сергеевич Борисов уже отдал необходимые распоряжения о сосредоточении подразделений, и мы приступили к обсуждению конструкции моста. Задача была исключительно трудной: ни одна из известных в военном и гражданском мостостроении конструкций не подходила для условий Сиваша. Главный инженер строительства майор Дуплевский, присланный из штаба фронта, и начальник технического отделения бригады капитан Жадович навели справки и доложили мне, что перед войной специальная комиссия изучала этот вопрос и сделала заключение, что строительство моста через Сиваш невозможно. [126] У меня не было времени уточнять достоверность этих сведений. Я ответил офицерам-специалистам, что нам приказано построить мост и мы его построим. Сказал, что проверил место, по которому пройдет мост, и у меня есть соображения относительно его конструкции. Опорами моста я предложил сделать рамы, но, чтобы они не тонули в тине, под опорное бревно рамы следовало подложить твердую подушку. О твердой опоре я думал еще тогда, когда мы с Глуховым шагали через Сиваш и по пояс утопали в его тине. Эту подушку мы могли бы сделать, скрепив ряд бревен под опорным бревном рамы. Бревна были единственным материалом, которым мы располагали. Идею все одобрили. Самый главный и наиболее трудный вопрос был решен. Оставалось сделать необходимые расчеты о размерах плоской бревенчатой опоры, которую инженеры назвали «деревянной плитой». Майор Дуплевский и капитан Жадовнч вместе с офицерами из технического отделения до утра подготовили всю техническую документацию этого грандиозного сооружения. — 6 ноября я был вызван на командный пункт бригады, — рассказывает капитан Волынский. — Здесь состоялся вечер, посвященный 26-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Был зачитан приказ Верховного Главнокомандующего о присвоении бригаде наименования «Мелитопольская». Были вручены награды личному составу. Я получил орден Отечественной войны II степени. Это была большая радость. Однако мы собрались не только ради праздника. После торжественной части командир бригады полковник Павлов (Панчевский) собрал служебное совещание руководящего состава бригады. Присутствовали также офицеры из инженерного отдела армии и весь состав отделов штаба бригады. Обсуждался один вопрос — строительство моста через Сиваш! Беспрецедентный случай в военном строительстве! По науке — без искусственной основы на сивашском дне мост построить нельзя. Инженерно-геологические исследования свидетельствуют, что толщина слоя ила составляет 15 метров, несущая способность грунта равна нулю. Однако мы решили рискнуть. Основанием были наши шестидневные наблюдения за сивашским дном с понтонной переправы. Проектирование было поручено капитану Игорю Семеновичу Землянскому и мне. [127] Вечером 7 ноября проект был готов. Утром занялись организацией «строительного дома», а к сборке моста приступили 10 ноября. Строительство велось днем и ночью. Движение по мосту было открыто 27 ноября 1943 года. Бойцы проявили невиданный героизм: зима, работа в ледяной воде, обстрел, бомбежки. Немцы бомбили нас по нескольку раз в день фугасными и осколочными бомбами. Мы пережили ужасные дни. Были дни, когда прямые попадания разрушали по три-четыре пролета, то есть 12–16 метров готового моста. Нас доставала и артиллерия, но от нее спасал Сиваш: снаряды уходили глубоко в илистое дно и только обдавали нас с ног до головы грязью. При налетах никто не покидал моста: все равно не успевали добраться до укрытий. Да и времени не было. Что можно еще сказать? Слышал о целебных свойствах сивашской грязи, но не верил. И что же? Мы купались в Сиваше до 20 декабря. Офицеры штаба бригады встретили 26-го годовщину Великой Октябрьской революции с чувством исполненного долга. Уже 7 ноября 1943 года подразделения бригады широким фронтом приступили к строительству моста, к штурму «гнилого моря» Сиваш. Командование фронта разрешило использовать рельсы узкоколейной железной дороги Херсон — Джанкой, и таким образом решался вопрос о продольном креплении моста. В качестве строительного материала разрешено было использовать бревна от хозяйственных и даже жилых построек ближайших населенных пунктов. Штаб фронта выделил значительное количество автомашин, которые уже с 7 ноября начали подвозить бревна, срубленные в лесах под Мелитополем. Местное население тоже оказало нам неоценимую помощь в поисках и подготовке строительного материала. На другой день по огромной водной поверхности Сиваша поплыли необыкновенные устройства. Это были срубленные на берегу рамные устои моста, прочно прикрепленные к «деревянной плите». Бойцы по пояс в горько-соленой воде, проваливаясь в грязь, тянули собранные на берегу рамные устои и устанавливали их в линию по оси моста. Установленные на линии моста рамные устои должны были оставаться неподвижными на дне, но они [128] всплывали на поверхность. Требовалась сила, которая могла бы заставить их подчиниться. Бойцы, шлепая по грязи, несли с берега мешки с землей, складывали их на «деревянную плиту», которая медленно погружалась и ложилась на свое место. Мешки готовили местные жители. Большое оживление на обоих берегах Сиваша и на острове Русский не осталось незамеченным. Противник начал усиленно обстреливать строителей пулеметным и артиллерийским огнем. Пулеметный обстрел прекратился лишь после того, как войска 51-й армии отбросили немцев и расширили плацдарм, однако артиллерийский огонь и бомбежки продолжались до конца строительства и позже. Командование 4-го Украинского фронта приняло контрмеры, усилив противовоздушную оборону, а специальные артиллерийские части вели контрбатарейную борьбу с артиллерией противника. Мы широко применяли маскировку. Одновременно с началом строительства моста в 2,5 километра восточнее его шло строительство ложного моста из тростника и камыша. Артиллерия противника усиленно обстреливала ложный мост, а авиация сыпала на него бомбы. Постоянная забота командования 4-го Украинского фронта об огневом прикрытии строительства моста и хорошая маскировка не позволили гитлеровцам разгадать, что через Сиваш строится мост. Авиационное и артиллерийское воздействие противник направлял в основном на сооружения, строящиеся для переправы на полуостров. Дамбе, строящейся между островом Русский и крымским берегом, противник не причинил большого ущерба, и разрушения быстро устранялись. В районе насыпи работы велись преимущественно ночью, и там была занята всего одна рота капитана. Ростовцева из 7-й инженерной бригады. На строительстве моста работали две инженерные бригады. При налетах противник бомбил главным образом южную часть строительства (насыпь ), а в северной части он сбрасывал бомбовый груз на ложный мост. Эффективным воздушным прикрытием от авиации противника оказалась наша воздушная засада из восьми истребителей, расположенная вблизи строительства. На протяжении 20 дней и ночей, утопая в грязи [129] Сиваша, почти без отдыха работали под огнем авиации и артиллерии противника несколько тысяч саперов и с честью выполнили боевую задачу. Когда было завершено строительство моста, из Москвы прибыл профессор полковник Елисеевич, руководитель кафедры военно-мостового строительства Военно-инженерной академии имени В. В. Куйбышева. Оценив работу строителей моста, он остался доволен. Мы выдержали экзамен на самое главное — построенный нами мост обеспечивал переброску на крымский берег необходимых сил для разгрома противника. 27 ноября мост был открыт для движения. Позже, после соответствующего усиления, по нему пошли и танки Т-34. Только благодаря трудовому героизму и самоотверженности саперов удалось так быстро построить это исключительно важное для разгрома врага в Крыму сооружение. Конечно, для этого потребовалась четкая организация работы, и ее умело осуществляли многие офицеры штаба бригады, командования батальонов и рот. При строительстве моста руководствовались несколькими основными принципами. На месте самого строительства велась лишь сборка изготовленных и подвезенных элементов. Работа по сборке моста осуществлялась широким фронтом, при этом все строительство шло по участкам, на которых одновременно велись работы по сооружению опор и укладке прогонов. Широко использовался поточный метод работы во всех звеньях производственного процесса с расчленением комплексной работы на отдельные операции, чем обеспечивалась последовательность их выполнения. Для каждого вида работы создавались отдельные команды, которые комплектовались в зависимости от трудоемкости операций. Процесс строительства осуществлялся тремя этапами. Первый этап — разведка и снабжение строительными материалами, подготовка и сооружение отдельных элементов — рам и подушек для них. Второй этап — подвозка изготовленных элементов к отдельным участкам моста и переброска через Сиваш необходимых материалов на остров Русский для строительства насыпи до крымского берега. Третий этап — работа по сборке моста. На этом этапе [130] каждый батальон выполнял работу на своем участке. Независимо от различных условий работы на каждом отдельном участке упомянутые общие принципы строительства оставались в силе. Несмотря на сжатые сроки и суровые условия, мост был надежно технически обоснован и рассчитан на то, чтобы выдержать большую нагрузку. Испытание моста мы начали с того, что пустили по нему танк без башни. Затем на определенном расстоянии двинулись два танка один за другим, а потом по мосту пошли танки в полном боевом снаряжении. Результаты были хорошими, и мост использовался на полную нагрузку круглосуточно. К концу декабря по инициативе начальника инженерных войск 51-й армии генерал-майора Боженова в четырех километрах западнее моста началось строительство второй переправы, представлявшей в основном земляную дамбу длиной свыше 2600 метров. Это гигантское земляное сооружение возводилось силами 7-й инженерной бригады. В работу на дамбе включались и части нашей бригады, по мере того как они освобождались от строительства моста. Конструкция дамбы была простой: земля, которую брали сначала на северном берегу, а потом и на южном, тачками подвозилась и ссыпалась на дно моря по оси дамбы. На середине дамбы образовался разрыв, его перекрыли понтонным мостом. К концу января это огромное сооружение было готово и действовало как вторая переправа через Сиваш. Оно состояло из двух дамб (северной — протяженностью 700 метров, южной — 600 метров) и понтонного моста длиной около 1350 метров

alexcrim.livejournal.com

происхождение, где находится на карте, описание

Озеро Сиваш в Крыму на протяжении столетий от всех народов, проживавших вблизи, путешественников, его посещавших, или авторов, о нем писавших, неизменно получало нелестные и нелицеприятные названия. Вот и то имя, под которым все знают его сейчас, в переводе с крымско-татарского языка означает просто – «грязь». Конечно, взглянув на упрямые факты, назвать водоем прекраснейшим местом на Земле невозможно, даже с большой натяжкой. Существенную часть времени он действительно похож на огромную лужу. Но справедливости ради стоит сказать, что далеко не всегда и не весь он бывает таким. Есть в нем свое очарование!

СОДЕРЖАНИЕ

Где находится озеро в Крыму?

Сиваш разлился вовсю ширь на севере полуострова, представляя некий барьер между ним и материковой Украиной. Определить его географическую принадлежность невозможно, во всех справочниках значится, что это своеобразная граница между Крымом и Херсонской областью.

Сиваш на карте Крыма

Водоем в древней географии

Первые письменные упоминания о нем встречаются у Страбона и относятся к I веку нашей эры, где знаменитый римский автор, именуя его Гнилым морем, пишет о его географических и природных особенностях. Во II столетии Клавдий Птолемей с некоторыми погрешностями запечатлел Сиваш на одной из своих карт (тут Арбатская Стрелка вообще отсутствует).

озеро сиваш крым грязиВпрочем, как отмечают отдельные последователи Птолемея, это могла быть и не погрешность: 2000 лет назад даже уровень Черного моря заметно отличался от нынешнего, так и очертания озера, вероятно, были совершенно иными. Что интересно, даже на генуэзских картах XIV-XV вв., хорошо знакомящих с береговой линией, Арбатки нет, появляется она впервые в атласе французского картографа Левассера де Боплана в конце XVIII столетия.

Озеро Сиваш в истории

Интересно и другое – какую роль в истории Крыма сыграл Сиваш, а место в ней он занял далеко не самое последнее. В 370 г. с Северного Кавказа в Европу ринулись орды гуннов, в первом же сражении разбившие римский легион, базировавшийся в районе нынешнего Мариуполя. Следующим должен был стать Крым. Понимая это, остготы, владевшие тогда им, перекрыли Перекопский перешеек – единственный и хорошо укрепленный сухопутный путь на полуостров.

Но гунны оказались хитрее. Вместо того чтобы атаковать в лоб позиции защитников, они буквально прощупали дно мелководного озера и неожиданно вышли им в тыл, там, где их меньше всего ждали. Спустя 1500 лет, в 1920 г., эту стратегию использовал Нестор Иванович Махно, перебравшийся через Сиваш с 50-тысячной армией «вплавь» и захвативший Крым, а потом точно также улизнувший из него, когда большевики захлопнули ловушку на Перекопе.

Географические особенности озера

Где находится озеро Сиваш – знают, пожалуй, все, но что оно собой представляет – ведают, наверное, немногие. На его происхождение и эволюцию, самым непосредственным образом повлияли Азовское и Черное моря. События эти относятся ко времени последнего ледникового периода, когда в результате таянья огромных масс континентального льда поднявшийся уровень Средиземного моря хлынул в Черноморье, бывшее в то время озером, образовав Босфорский пролив.

Отметка морского побережья поднялась на 100 м, затопив огромные площади суши, а в западной части Азовского моря этот катаклизм образовал неглубокий залив. Им и стал нынешний Сиваш, окончательно сформировавшийся в том виде,озеро сиваш на карте в каком мы знаем его сейчас, относительно недавно, не более 400-500 лет назад.

Сегодня соленый водоем, остающийся заливом Азовского моря, отделенный от него узкой песчаной косой Арбатской Стрелки, образовавшейся намного позже его, имеет только два узких пролива. Лишившись прямого доступа к Азову, в его собственных водах начала моментально повышаться соленость, что сопровождалось замуливанием и отложением толстого слоя осадочных пород. На самом деле это не озеро, а сеть мелководных, очень соленых озерец, но особо выделяют лишь два – Западный и Восточный Сиваш.

Основная часть приходится на Западный Сиваш, его длинна по линии с запада на восток составляет 70 км. Восточный намного меньше и мелководнее, максимальная глубина тут едва достигает 3 м. Их соединяет лишь узкий и мелкий Чонгарский пролив. Общая площадь двуединого водоема составляет более 2500 км2, на западе он упирается в Перекопский перешеек, на востоке – в косу Арбатку и имеет незначительный доступ к Азову в виде Генического пролива и Промоины.

Чем туристов привлекает Сиваш?

Озерные воды обладают уникальными, целебными свойствами – это и является наиболее частой причиной посещения его большим количеством людей, приезжающих сюда ради оздоровления.озеро сиваш где находится Приобретаются эти незаменимые качества благодаря особенностям местного сухого и жаркого климата, достигающего в периоды летнего зноя температурных показателей до +40 °C, а нередко и выше. При такой жаре пресная вода в практически не питаемом ничем озере испаряется, остается густой, богато насыщенный солями рассол (соленость в отдельных частях составляет от 20 до 90%).

К соли добавляются образующиеся в больших количествах бром, натрий, магний, калий, хлор и другие химические соединения. В тутошней воде содержатся также провитамины A – каротин, присутствующий в немалых количествах в моркови, выделяемый мельчайшими ракообразными, единственными живыми организмами здесь. Данный компонент, скапливающийся в водах Сиваша, окрашивает их в удивительный, необычный цвет – от багрового до ярко-оранжевого, придавая ему то самое очарование. Все составляющие и соединения образуют чрезвычайно полезные для кожи и организма целебные грязи и рапу – то, ради чего водоем посещают тысячи людей.

Как добраться до озера?

Доехать до озера Сиваш проще всего из Джанкоя – он из крупных населенных пунктов находится к нему ближе всего. В списке сел и деревень, раскинувшихся на его берегах, можно отметить Чайкино, Придорожное и Медведевку. Добраться на машине проще всего, маршрут на карте имеет такой вид:

Туристу на заметку

  • Адрес: с. Чайкино, Джанкойский район, Крым, Россия.
  • Координаты: 45.857834, 34.583209.

Озеро Сиваш в Крыму можно называть как угодно, но это ничего не меняет – оно остается одним из самых известных туристических объектов на полуострове. Может быть, в далеком будущем произойдет еще одна глобальная катастрофа, что снова изменит его облик, превратив из Гнилого моря в прекрасный, глубоководный пресный водоем. Но нужно ли это?!

Это может быть интересно:

krymania.ru

Очерк по истории "Форсирование Сиваша"

КОНКУРС

«ИМЕНА ДЖАНКОЙЦЕВ, ВПИСАННЫЕ В ЛЕТОПИСЬ ВОЙНЫ»

Жанр: очерк

ФОРСИРОВАНИЕ СИВАША

Работу выполнил:

ученик 6-А класса

МОУ «Школа-гимназия №6»

г. Джанкоя Республики Крым

Заруцкий Данил

Руководитель:

Макух Ирина Евгеньевна,

учитель истории

ДЖАНКОЙ – 2015

Подвиг народа бессмертен

Что гибель нам?

Мы даже смерти выше.

В могилах мы построились в отряд,

И ждём приказа нового,

И пусть

Не думают, что мертвые

не слышат,

Когда о них потомки говорят.

Б. Майоров

Я, как и все мои ровесники, не знаю войны. Не знаю и не хочу войны. Война - это горе, слёзы. Но Великая Отечественная война постучалась в каждый дом. Тысячи людей прошли через горнило войны. Одной из них была моя прабабушка.

Я хочу рассказать о своей прабабушке Романенко (в девичестве Шокуленко) Надежде Константиновне, родившейся в далеком 1924 году. Родом она из Новотроицкого района Херсонской области. Прабабушка росла простой деревенской девушкой. Когда началась Великая Отечественная война, ей было неполных 17 лет, и она добровольцем пошла на фронт. Все, чем на тот момент она могла помочь своей Родине,- это стирать гимнастерки солдатам. Маленькая, хрупкая девочка, она вначале стирала белье в ледяной воде, растирая пальцы рук до крови. Через считанные месяцы, повзрослев на войне, она стала примать участие в военных действиях в составе санитарного батальона.

Моя прабабушка участвовала в освобождении Крыма от фашистских захватчиков. По ее рассказам, самый тяжёлый период - это форсирование Сиваша, которое началось 1 ноября 1943 года. До протиположного берега - почти четыре километра. Вода холодная от мороза. Первыми переправлялись солдаты Краснознамённого стрелкового полка, затем другие бойцы 51-й армии 4-го Украинского фронта. Вместе со строевыми частями Сиваш пересёк и санитарный батальон, состоявший практически из одних женщин. Женщины держались с завидным мужеством.

Люди погружались в холодную воду сначала по колено, затем по пояс и даже по грудь. Несли оружие, боеприпасы, ящики с провизией. Сапоги увязали в илистом дне. Случалось, что кто-нибудь неожиданно попадал в глубокие воронки, тогда ему старались помочь. Шли плечом к плечу, тяжело, медленно. Тишина. Только слышится редкий шёпот и всплески воды. Стало светать, но нашим бойцам помогла погода. Густой туман скрыл их от вражеских глаз. Немцы слышали всплеск воды, поэтому стреляли по звуку, наугад, редко. Были раненые, но живы все.

И вот берег, такой же соленый и голый, как Сиваш. Люди, выходя из воды, тут же падали на землю. После четырёх часов пути по «гнилому морю» хотелось хоть минуту отдохнуть, перевести дух.

Но отдыхать было некогда. Бойцы, ступившие на крымскую землю, разожгли костёр — это был условный сигнал к началу всеобщего форсирования. Оккупантов на берегу не оказалось. Позже выяснилось, что они были в 15-ти километрах. Побережье залива в этих местах охранял только патруль.

Форсирование Сиваша не ограничилось одним переходом с херсонского берега на крымский. Одним солдатам приходилось раз за разом преодолевать это расстояние, чтобы перенести всё боевое снаряжение и провиант. Другим бойцам необходимо было занимать оборону. Едва достигнув берега, развернул свою работу медсанбат и приступил к обработке раненых. А их оказалось немало.

Гитлеровцы стали предпринимать все возможные меры, чтобы отбросить советские войска с занятого плацдарма. Уже утром 2 ноября начались атаки врага. Сначала гитлеровская авиация наносила бомбовый удар, затем в наступление переходили танки и цепь автоматчиков. Не раз и не два враг пытался столкнуть защитников в залив. Но это было тщетно. Наши воины сражались стойко и твёрдо удерживали свои позиции.

Зимовать переправившимся войскам пришлось прямо на берегу залива. Ведь наступление на Крым началось только в апреле 1944 года, то есть через пять месяцев после форсирования. Всё это время наши бойцы постоянно отбивали вражеские атаки.

Последствия перехода через Сиваш отразились на здоровье моей прабабушки. Она стала инвалидом 1 группы по слуху и всю оставшуюся жизнь пользовалась слуховым аппаратом.

Сразу после окончания войны, в 1946 году, Надежда Шокуленко вышла замуж за Анатолия Романенко и сменила фамилию. Молодая семья переехала жить в Джанкой, здесь родился мой дедушка Владимир. Прабабушка Романенко Надежда Константиновна долгое время работала завхозом в вечерней школе, а прадедушка Романенко Анатолий Иванович трудился машинистом на железнодорожной станции города. Они начали строительство дома по улице Комсомольской, где и сейчас проживает моя семья.

За проявленные храбрость, стойкость, смелость при освобождении Крыма от немецко-фашистских захватчиков её наградили орденом Отечественной войны и девятью медалями.

Каждый год 9 Мая мы собирались, чтобы поздравить нашу бабушку, прабабушку и маму. Ее память возвращала нас к тем страшным событиям.

Все родные и близкие, затаив дыхание, слушали воспоминания о событиях войны.

Моя прабабушка Надежда Константиновна честно жила, много трудилась, но, к сожалению, 14 июля 2010 года ее не стало. Помню, насколько этот момент был трагическим для всей нашей семьи. Но как и прежде, в светлый праздник Дня Победы мы приходим на ее могилу, чтобы почтить память нашей любимой бабушки. Я думаю, что моя прабабушка была настоящим героем. Таких героев у России много. Их нужно знать, ими нужно гордиться. Я горжусь своей прабабушкой.

infourok.ru

Покоряя Сиваш.Иван Оленчук... - AlexCrim

С разницей в 23 года в холодном ноябре под обстрелом врага красноармейцы форсировали залив Сиваш, чтобы освободить Крым. Сначала, в 1920 году, от белогвардейцев, а затем, в 1943-м, чтобы подготовить наступление для освобождения полуострова от фашистов. Оба раза бойцов вёл через Сиваш Иван Оленчук. Его образ запечатлён для потомков благодаря фотокорреспонденту газет «Сын Отечества» 51-й армии и «Красный Крым» («Крымская правда») Леониду Яблонскому.

7 НОЯБРЯ 1920-ГОИван Иванович Оленчук, чьё имя носит улица в симферопольском микрорайоне Марьино, родился в 1877 году, всю жизнь прожил в селе Строгановка Херсонской области. Его дом там не сохранился, но на местном кладбище есть могила героя, а в чистом поле - памятный знак на месте, где в 1920-м Иван Оленчук рассказывал командующему Южным фронтом Михаилу Фрунзе, как преодолеть Сиваш.

Из трёх направлений на Крым (Перекоп, Чонгар, Арабатская стрелка), где укрылся с войсками белогвардейский генерал-лейтенант Пётр Врангель, Михаил Фрунзе выбрал для главного удара Перекоп. Предстояло восточнее него форсировать Сиваш, выйти в тыл врага и прорвать фронт. Солдаты 15-й, 52-й дивизий и 153-й бригады 51-й дивизии (она наступала на Перекоп) осуществили переход через ледяные воды Сиваша. На первый взгляд, Сиваш казался легкопроходимым - как раз подул западный ветер и вода, обнажив глинистое дно, отступила к Азовскому морю. Но местные жители из близлежащих деревень предостерегли, что и без воды залив опасен: много там топких ям - «чаклаков», затягивающих людей. Кто-то сказал, что есть в селе Строгановка соляр Иван Оленчук, знающий, как пройти по Сивашу, мол, ходил часто и пешком, и с лошадью. Разыскали 43-летнего Оленчука. Он рассказал, что пройти через Сиваш можно, особенно до Литовского полуострова, откуда собирались ударить по белогвардейцам, что знает, как пробраться меж «чаклаков», так как с малых лет добывал в заливе соль, научился по малейшему дуновению ветерка предугадывать подъём и спад воды. А вот на просьбу быть проводником вначале ответил отказом. Вспоминал потом, рассказывая в 1944-м корреспондентам газеты «Сын Отечества»: «Фрунзе сказал: «Предстоит задание - будете нашим проводником, когда мы поведём наступление в Крым». Меня так и кольнуло. «А почему, - говорю, - Оленчук, а не кто другой?» - «А потому, что на вас указали, что вы хорошо знаете место. Вы больше других занимались соляными промыслами». Тогда я говорю: «Семь душ у меня. Надо их упредить. Убьют меня, что тогда получится?». А Фрунзе усмехнулся и говорит: «Вас не убьют, Оленчук. Вы только проводите войска до того берега и будете свободны».

И он повёл, понимая, что всё равно надо, лишь попрощался перед уходом с женой Харитиной и семью детьми. Вначале ходил с разведчиками, выкладывая броды лозой, а через каждые сто шагов ставя вехи. 7 ноября в 22 часа повёл из Строгановки через Сиваш уже отряды (из деревни Ивановка отряды вёл местный пастух Алексей Тимофеевич Петренко). Первым Оленчук сопровождал отряд из 270 коммунистов и комсомольцев во главе с начальником полит­отдела 15-й стрелковой дивизии Александрой Янышевой. Шли в тумане, порой по грудь в ледяной воде, застревали орудия. «Чтобы оценить всю грандиозность произведённой подготовки штурма, - вспоминал Михаил Фрунзе, - надо помнить, что никаких технических средств у войск под рукой не было, а работу производили люди в условиях страшной стужи, полураздетые и разутые, лишённые возможности хотя бы где-нибудь обогреться и не получавшие даже горячей пищи и питья. Только небывалый подъём настроения и величайший героизм всего состава армий фронта позволяли совершать невозможное. Каждый красноармеец, командир и политработник держались лишь крепко засевшей в сознании всех мыслью: во что бы то ни стало ворваться в Крым».

Отец нашей читательницы Тамары Мальцевой - тогда 19-летний красноармеец Герман Гонтаренко - был среди тех, кто переходил казавшуюся бескрайней ледяную топь Сиваша в передовом отряде Александры Янышевой.

- Увидев в начале колонны женщину, Герман понял, что струсить теперь он просто не имеет права, - передаёт воспоминания отца Тамара Мальцева. - Вначале у берега дно было твёрдым, потом оно начало расползаться под ногами. Папа чувствовал, как с каждым шагом в его ботинках становилось всё больше и больше леденящей жижи, как по спине, несмотря на мороз, стекали капли пота. Идти становилось всё труднее. Нередко попадались ямы, которые в темноте было трудно миновать даже при наличии вешек. Слышались всплески и лошадиный храп. Люди же не издавали при этом ни единого звука: ни стона, ни зова о помощи. Он вспомнил слова Александры Янышевой «Даже умирать будем молча» и шёл дальше, стиснув зубы.

А природа словно решила испытать бойцов. Ранняя зима, пронизывающий до костей ветер, мороз. Сменился ветер, вода в Сиваше стала прибывать. Полки 15-й и 52-й дивизий могли оказаться в окружении. Части 51-й дивизии начали атаку Перекопского вала, 7-я кавалерийская дивизия срочно стала переправляться в поддержку стрелковым дивизиям, а жители Строгановки и Владимировки начали насыпать дамбы, копать рвы, чтобы хоть чуть-чуть замедлить приток воды. Пройдя за ночь одиннадцать километров в ледяной воде Сиваша, разрушив проволочные заграждения противника, штурмовые отряды, не спавшие, замёрзшие, голодные, первыми ринулись в бой. Их встретил убийственный заградительный огонь. Двое суток шли непрерывные ожесточённые бои - тысячи красноармейцев остались на поле боя. Но в три часа тридцать минут 9 ноября над Перекопской крепостью взвилось Красное знамя. Отец знал, что это не последний бой, но гордился, что был участником невиданного сражения. Увидев частокол из жерл орудий и дул пулемётов врага, удивлялся, что Красная Армия смогла победить такого вооружённого до зубов противника. И сказал сам себе: «Победили, потому что никто, ни один человек из наших частей не сомневался в победе!». Только после гражданской войны узнал, что у врангелевцев на один километр фронта было две тысячи штыков, сорок пять орудий, сто пулемётов.

5 НОЯБРЯ 1943-ГОДивизия, форсировавшая залив в 1920-м, получила почётное наименование «Сивашская». 15-я Сивашская Штеттинская дважды Красно­знамённая, орденов Трудового Красного Знамени, Ленина и Суворова дивизия. Такое же почётное наименование получили в 1943-м и 216-я, 257-я, 263-я, 267-я стрелковые дивизии и другие подразделения 51-й армии 4-го Украинского фронта, чьи бойцы форсировали Сиваш в Великую Отечественную. Путь, уже пройденный Красной Армией однажды, решили повторить командующий фронтом Фёдор Толбухин и командарм 51-й армии Яков Крейзер. «На картах Сиваш обозначен приятным голубым цветом, - вспоминал командарм. - В действительности же это коварный залив с вязким илистым дном, исключающим возможность движения машин и лошадей вброд.

О трудностях переправы можно судить по таким данным. Пеший боец переходил Сиваш за 2-3 часа. 76-миллиметровое орудие на лодке группа солдат перетягивала за 5-6 часов». Но идти, чтобы подготовить плацдарм к наступлению по фронту, надо было. Единственное - выбрали немного другой маршрут, чем у войск в 1920-м, фашисты ведь тоже могли знать историю форсирования, подготовиться. Форсировать решили на двенадцать километров восточнее Литовского полуострова, между мысом Кургана на севере и мысом Джунгара на юге, ширина Сиваша здесь достигает почти 3 километра, а глубина доходит до метра. И вновь нашли Ивана Оленчука - в штабе 51-й армии служил Михаил Черкасов, бывший посыльный штаба Фрунзе. Он-то и разыскал проводника в Строгановке. Ивану Ивановичу тогда было уже 66 лет. Комфронта Фёдор Толбухин даже засомневался: как же можно посылать столь пожилого человека на такое дело? К тому же, Сиваш почти за четверть века тоже изменился. Но Иван Оленчук не подвёл: как и в гражданскую, много раз с разведчиками ходил в ледяной воде в поисках брода. И вот 5 ноября 1943-го повёл отряды, ещё одним проводником стал Василий Зауличный. Примечательно, что в числе форсировавших Сиваш в 1943-м были те, кто шёл через него вслед за Иваном Оленчуком и в первый раз. Это командир 216-й стрелковой дивизии генерал-майор Григорий Малюков, в 1920-м рядовым разведчиком шедший в передовом отряде Александры Янышевой.

В боях за Крым в 1920-м погиб Пётр Игнатов, дедушка нашей читательницы Нины Вороховой, форсировавший Сиваш в 1920-м, а её отец Валентин, сержант 316-й отдельной разведроты 263-й стрелковой дивизии, форсировал Сиваш в ноябре 1943-го.

- Отец вспоминал, что пожилой мужчина вёл нас вдоль отмеченного им вешками брода, - рассказывает читательница. - Папа говорил: «Видно было, что ему уже трудно идти, но он шёл и нас подбадривал. Рассказывал, как вот так же вёл бойцов Фрунзе. И я думал: вот она, связь поколений - двадцать с лишним лет назад этот крестьянин Оленчук вёл здесь моего отца, погибшего в боях за Крым. Теперь иду я - тоже освобождать Крым».

Как и в 1920-м, в 1943-м довелось идти в тумане, порой шли по горло в ледяной воде, вновь был вражеский обстрел, но плацдарм был занят. Его удерживали до апреля 1944-го, наводя оборону, ходы сообщений, строя переправу для тяжёлой техники - её разрушало штормом, но бойцы вновь возводили. У всех была одна цель - освободить Крым.

А герой двух освобождений, проводник красноармейцев через Сиваш Иван Оленчук награждён орденом Отечественной войны I степени и до самой смерти в 1952-м трудился в родном селе садоводом в сов­хозе, который по его просьбе был назван в честь Михаила Фрунзе.

Источник. "Крымская Правда"

alexcrim.livejournal.com

Камок. Ледяной Сиваш |Камок

Красные

Приветствую всех, посетивших этот сайт. Перелицовка военной истории на просторах СНГ продолжается. Идет так называемое развенчивание советских мифов о подвигах красноармейцев и командиров РККА. То Матросов не закрыл амбразуру дзота, а неудачно упал, то Гастелло вообще не имел никакого отношения к огненному тарану, хотя вряд ли, публицисты - борцы за правду смогут сами когда-либо, подняться в атаку на пулеметы или атаковать танковые колонны противника с высот 400-600 метров на бомбардировщиках Ил-4, ДБ-3 (кстати, созданные не для этих целей), что само по себе является подвигом.

Естественно кроме, Великой Отечественной, не обошли своим вниманием и годы Гражданской войны, тема красные и белые Гражданская война. Тут уже Красная Армия рисуется скопищем всего озверевшего, толпа бандитов под чутким руководством комиссаров с пулеметом наперевес и заградотрядами. Логика такова, народ не поддерживал большевиков, воевал из под палки, но как ни странно большевики победили. Ну и естественно, рисуется благородный образ рыцарей Белого движения. Настоящие русские офицеры и все такое. Но жестокость была присуща всем участникам Гражданской войны, как и белым с красными так и серо-буро-малиновым. К сожалению гражданские войны наиболее жестокие войны, ведущиеся без всяких правил ведения войны. Почитайте о Гражданской войне в США, и там достаточно фактов ненужной жестокости как со стороны Севера, так и Юга.

Но я вообщем-то не о том. Есть масса книг, статей в инете, правда каждый по своему усмотрению ставит градус зверства той или иной стороне. В истории Гражданской войны есть известный эпизод штурма Перекопа поговорим об этом. В частности обходной маневр частей Фрунзе Михаила Васильевича (партийные псевдонимы: Арсений, Трифоныч) через Сиваш 7-8 ноября 1920 года. Много статей сейчас о том, что не было тут ни ума, ни доблести у красных командиров. К примеру, Олесь Бузина ниспровергает красный миф в своей статье "Истории от Олеся Бузины: Конец белой России".

Автор сразу вначале статьи берет быка за рога: "Ко дню революции. Воевать в праздники, когда другие отдыхают, — старинная советская традиция. На штурм врангелевского Крыма орды большевиков тоже полезли 7 ноября. Большевики были рабами революционных дат с первых лет своего прихода к власти".

Начну с того, что тогда 7 ноября (по новому стилю) еще супер пупер великим праздником не являлся. Да был праздничной датой, но не более того, какие праздники еще война идет. Великим праздником всех времен и народов это событие стало гораздо позднее и окончательно сформировался статус этого праздника и каноны празднования только в эпоху правления Сталина. Это раз. Во-вторых, почему переход через Сиваш произошел именно тогда? Посмотрим на мнение командующего войсками Фрунзе: «Очень выгодным для нас обстоятельством, чрезвычайно облегчившим задачу форсирования Сиваша, было сильное понижение уровня воды в западной части Сиваша. Благодаря ветрам, дувшим с запада, вся масса воды была угнана на восток, и в результате в ряде мест образовались броды, правда, очень топкие и вязкие, но все же позволившие передвижение не только пехоты, но и конницы, а местами даже артиллерии. С другой стороны, этот момент совершенно выпал из расчетов командования белых, считавшего Сиваш непроходимым и потому державшего на участках наших переправ сравнительно незначительные и притом мало обстрелянные части, преимущественно из числа вновь сформированных". И где упоминания о великой дате? Фрунзе лишь указывает о том, что погода благоволила красным и снизила уровень воды в гнилом море. И нет никаких ура-лозунгов и т.д, мол перешли Сиваш красные героические полки в очередную дату Великой Революции и т.д. Кстати, по поводу прыгания уровня воды запомните это понадобиться в дальнейшем.

Самый основной тезис. Большевики перешли не по воде….а по льду. Вот приводятся воспоминания участника крымских боев капитана Орлова: “Вследствие того, что замерз Сиваш, и теперь он стал проходим даже для артиллерии, решено усилить охрану берегов”. Далее: «Перед нашими глазами открылась потрясающая картина: реденькая цепь 2-го батальона полковника Рязанцева двигалась вперед, приближаясь к красным, которые отдельными, весьма солидными по численности, но расстроенными нашим огнем, группами почти полукольцом окружали нашу цепь, насчитывающую около 130 стрелков, в то время, как силы противника, бывшего на льду Сиваша, исчислялись около 2000 штыков… Каждый снаряд, попадая в группы красных стрелков, заставлял их бросаться в разные стороны, а на льду оставались лежать по несколько человек убитых и раненых. Группы красных, бывшие перед батареями, метались по льду. Интересно то, что ни разу не заметил, чтобы наш снаряд, попавший на лед, оставил бы после взрыва воронку с водой, так сильно промерз Сиваш”. Вот на основании этого и делается мощный вывод. Разберем-с. Из этих воспоминаний можно понять только одно, что Сиваш возле «белого» берега покрылся льдом, не более того. Это не означает, что Сиваш весь покрылся толстым льдом. Да и как ветер бы гнал воду, если бы она была подо льдом? Ведь речь не идет о том, что была послана разведка, которая обследовала весь Сиваш, кстати, говоря, что надо было бы сделать белым офицерам, но увы. Тут личное наблюдение офицера с берега, насколько далеко он мог смотреть даже с биноклем? Все море? И еще нюанс, а зачем направлять реденькую цепь на превосходящие силы противника? 130 солдат бросить во встречную атаку против 2000? Великое мастерство настоящих офицеров, так считает автор в своей статье, это ее основной тон. Можно еще добавить, что капитан Орлов весьма неоднозначная фигура в истории Белого движения, в частности крымских событий. Не тот ли это Орлов, который в свое время арестовал военную верхушку белых в Крыму, прикрываясь именем Слащева? И более того, с точки зрения, высказанной в эмиграции очевидцами тех событий, этот офицер выходил на связь с большевистским подпольем, вел переговоры с большевиками, но в чем-то не договорился и не стал действовать по плану красных о вооруженном восстании и провозглашении Народной Крымской Республики, а стал действовать самостоятельно. Поэтому, есть даже такой термин в истории Гражданской войны как «Орловщина». Да и к каким событиям относятся воспоминания Орлова? Ведь красные пытались несколько раз взять Перекоп, в одном случае они действительно смогли перейти Сиваш по льду, но это было при первой попытке, зимой, когда Слащев удачно провел контрнаступление и обратно выбил части Красной Армии.

Да и как может Сиваш промерзнуть и весь покрыться льдом 7-8 ноября?

А вот красные удосужились провести разведку Сиваша, что видно из воспоминаний Фрунзе. В сумерках, командование красных срочно посылает разведку, которая потом донесла, что северный ветер гонит воды из Сиваша и обнажается илистое дно залива, к ночи оно все больше и больше обмелеет. Разведчики стали искать среди местных проводника, знающего самое мелкое место для перехода Сиваша вброд. Один из мужиков, Иван Оленчук, взялся провести красноармейцев, показал самое мелкое место, где вода достигала 1,5 метров. Иван предупредил, что в самых неожиданных местах будут подстерегать красноармейцев гибельные колодцы. Идти нужно осторожно, так как глубокий ил не дает возможности нормально прощупать дно ногами. Кстати, говоря, старожилы, живущие на побережье Сиваша утверждают, что раньше во время штормов на берег выносило трупы красноармейцев Фрунзе, причем в положении стоя, из-за большой концентрации соли сохранившиеся неплохо. Особенно такие случаи имели место во время ВОВ, трупы поднимались со дна разрывами артиллерийских снарядов. Это получается красноармейцы вначале долбили лед, а затем в эти проруби сигали? Или все же переход был по пояс в воде и люди, попавшие в колодцы тонули?

Дальше идут сетования о бедственном положении частей Добровольческой армии Врангеля. «Капитан Дроздовской дивизии белых Орлов: “Горят костры, и вокруг них группами стоят, поколачивая ногой о ногу, солдаты и офицеры, главным образом пехотных частей… Когда я проходил мимо одного из костров, один пехотный солдат, обращаясь ко мне, спросил, долго ли все это будет продолжаться, а другой тут же на это ответил: “Скоро конец”. Разговорился с офицером 2-го Дроздовского стрелкового полка. Он мне указал на то, что благодаря тому, что люди не располагают даже помещениями, где можно было бы отдохнуть и согреться, настроение солдат таково, что он просто боится идти с ними в бой». Это белые так страдают на сухом берегу, а как же бойцы Червонной бредущие в воде по пояс в ноябре месяце? Оказывается это не имеет значение по автору, так как красные имели численное превосходство. Видать только одно это обстоятельство согревало красноармейцев. Вот тезис: «А как же красные? Ведь они тоже были людьми из мяса и крови? Может, им на Перекопе помогла пламенная вера в победу мировой революции и грядущее переустройство несправедливого мира? Никакая духовность и вера красным не помогла. Дело было в другом. На фронте у белых находилось не больше 28 тысяч солдат и офицеров. А у красных — больше ста тысяч. Можно было отводить в тыл уставшие и замерзшие части, приводить их в порядок и заменять новыми. Численный перевес и замечательно действующие особые отделы, расстреливавшие дезертиров, решили успех наступления». Я вот никак представить не могу замену частей, переходящих Сиваш. Представляете, доходит до половины пути батальон красных героев и тут естественно, все задубели, все… приказ командира идти назад, взамен этого батальона идет другой на переход Сиваша. И какая замена частей и отведение в тыл? При переходе Сиваша красноармейцы сразу вступали в бой, где там тыл? На дне моря?

Ну а то, что красные перед наступлением на Перекоп заимели численное превосходство. Так оно и понятно. Было бы удивительным обратное. Вот тогда можно костерить тупых краскомов, поперли на Перекоп не имея численного перевеса. А так, все согласно азам тактики, атакующий несет потерь больше обороняющегося три к одному. При любой наступательной операции требуется создать на направлениях главных ударов численное превосходство над противником. И это не изобретение красных командиров.

В конце статьи идет дежурное в наше время восхваление Врангеля, мол, какой умный и образованный, не то что те, в «академиях не учившиеся». Только вот почему-то генерал Слащев был иного мнения о Врангеле. Ничуть не стесняясь, уже, будучи в эмиграции Слащев устно и письменно критиковал Врангеля и его штаб. Кстати, Слащев довольно таки интересная и колоритная фигура того времени. Ранее он смог успешно отбить первый натиск красных на Перекоп. В ту зиму главным для Слащева был вопрос: смогут ли большевики не просто пройти по льду, а протащить тяжелое вооружение? Прежде всего, пушки. Как известно, наступать с артиллерией или без нее — это очень существенная разница. Поэтому по ночам генерал выезжал на лед Сиваша на сцепленной паре саней, груженных камнями, общим весом 45 пудов (738 килограммов) — примерно вес артиллерийской упряжки. Таким вот макаром, он проверял лед. Его недруги в тылу отреагировали оперативно:

«Это мое действие было моими "друзьями" всех степеней освещено так: "После случайной победы Слащев допивается в своем штабе до того, что заставляет катать себя ночью по Сивашу в телегах, не давая спать солдатам". Когда это распространяли сторонники большевиков, я это понимал, они-то отлично знали, зачем я это делаю, мы тогда были врагами. Но когда это говорили наши "беспросветные" (у генералов русской армии не было просвета на погонах), не понимая, что большая разница: вторгнутся ли красные в Крым через лед сразу с артиллерией или без нее, — это уже было признаком либо слишком большой злобы, либо глупости». К сожалению для белого движения Слащев был смещен с этой должности. А его преемники особо не заботились проблемой возможности перехода красных через Сиваш, что им и аукнулось.

Кроме этого, идет дежурное упоминание зверств красных в отношении белых офицеров, которые остались в Крыму и не пожелали драпать на Запад. Мне вот очень любопытно, если бы ситуация была наоборот, это большевиков заперли в Крыму, то что сделали бы белые офицеры с красными при прорыве Перекопа? Пожурили, каждому дали по прянику и распустили по домам? Да было бы тоже самое. А по поводу местного населения и отношения к нему со стороны белых писал бывший полковник Самборский В.В., служившим в армии генерала Врангеля начальником судной части 1-го корпуса. Его материал называется «Записка о причинах крымской катастрофы»:

«Население местности, занятой частями крымской армии, рассматривалось как завоеванное в неприятельской стране… Крестьяне беспрерывно жаловались на офицеров, которые незаконно реквизировали, т. е., вернее, грабили у них подводы, зерно, сено и пр…Защиты у деревни не было никакой. Достаточно было армии пробыть 2–3 недели в занятой местности, как население проклинало всех… В сущности никакого гражданского управления в занятых областях не было, хотя некоторые области были заняты войсками в течение 5–6 месяцев… Генерал Кутепов прямо говорил, что ему нужны такие судебные деятели, которые могли бы по его приказанию кого угодно повесить и за какой угодно поступок присудить к смертной казни… Людей расстреливали и расстреливали. Еще больше их расстреливали без суда. Ген. Кутепов повторял, что нечего заводить судебную канитель, расстрелять, и все….». Поэтому-то мобилизация белых в Крыму провалилась, крестьяне ухитрялись прятать своих сыновей от призыва в армию, естественно, так как белые относились к ним как к населению на оккупированной территории противника, то и крестьяне стали относиться к Белой Армии соответственно. Отсюда и проблемы с наличными средствами защитников Перекопа, расстрел, повешение, еще расстрел, а затем удивляются, а чего же местный люд не рвется в их войско.

Без поддержки местного населения, любой армии будет трудно выполнить свои задачи. Вот главная причина поражения белых в Крыму, а не численное превосходство красных. Тем более, что после того, как произошел успешный переход через Сиваш, воды пошли обратно из-за изменения направления ветра и снабжение частей Красной Армии временно было прекращено. Да и успешный контрудар Слащева в предыдущее время, показал как надо было белым защищать Перекоп. Если кому интересно, то они могут найти статьи в интернете информацию об успешных действиях войск Слащева при отражении штурма Перекопа.

ammoussr.ru

Сиваш - это... Что такое Сиваш?

Сива́ш, или Гнило́е Мо́ре (укр. Сиваш, Гниле Море, крымскотат. Sıvaş, Çürük Deñiz, Сываш, Чюрюк Денъиз) — залив на западе Азовского моря. Сиваш отделяет Крымский полуостров от материка. По нему проходит граница между Автономной Республикой Крым и Херсонской областью Украины.

Название Сиваш в переводе с крымскотатарского языка (крымскотат. sıvaş) означает «грязь».

Сиваш Советские солдаты пересекают Сиваш (Великая Отечественная война)

От Азовского моря Сиваш отделён длинной косой Арабатская Стрелка, соединяется с морем Геническим проливом. От Чёрного моря отделён узким Перекопским перешейком.

Площадь Сиваша составляет около 2560 км². По причине мелководья (наибольшая его глубина не превышает 3 м, преобладающими глубинами являются 0,5—1,0 м) летом вода в нём сильно прогревается и издает гнилостный запах, из-за чего Сиваш называют Гнилым морем. По этой же причине морская вода интенсивно испаряется, из-за чего Сиваш сильно минерализован.

Состоит из 11 солёных и горько-солёных заливов.

Длина — около 200 км. Ширина — 2—35 км.

Рядовая площадь — 2 500 км², из которых около 100 км² приходится на острова и 560 км² на участки, которые лишь периодически покрыты водой.

Питается водами Азовского моря.

Берега Сиваша преимущественно низкие, пологие, топкие, летом покрываются слоем солей.

Дно Сиваша покрыто слоем ила толщиной до 5 м и больше. Солёность от 22 ‰ (на севере) до 87 ‰ (на юге).

В рассоле Сиваша есть хлористые соединения натрия, калия и магния, бромистый магний, сульфат магния и другие соли.

Общие запасы солей Сиваша — около 200 млн т.

На базе минеральных богатств Сиваша построены заводы: Перекопский бромный, Крымский двуокиси титана с производством фосфорных удобрений и Крымский содовый.

Ссылки

dic.academic.ru

Сиваш - это... Что такое Сиваш?

Сива́ш, или Гнило́е Мо́ре (укр. Сиваш, Гниле Море, крымскотат. Sıvaş, Çürük Deñiz, Сываш, Чюрюк Денъиз) — залив на западе Азовского моря. Сиваш отделяет Крымский полуостров от материка. По нему проходит граница между Автономной Республикой Крым и Херсонской областью Украины.

Название Сиваш в переводе с крымскотатарского языка (крымскотат. sıvaş) означает «грязь».

Сиваш Советские солдаты пересекают Сиваш (Великая Отечественная война)

От Азовского моря Сиваш отделён длинной косой Арабатская Стрелка, соединяется с морем Геническим проливом. От Чёрного моря отделён узким Перекопским перешейком.

Площадь Сиваша составляет около 2560 км². По причине мелководья (наибольшая его глубина не превышает 3 м, преобладающими глубинами являются 0,5—1,0 м) летом вода в нём сильно прогревается и издает гнилостный запах, из-за чего Сиваш называют Гнилым морем. По этой же причине морская вода интенсивно испаряется, из-за чего Сиваш сильно минерализован.

Состоит из 11 солёных и горько-солёных заливов.

Длина — около 200 км. Ширина — 2—35 км.

Рядовая площадь — 2 500 км², из которых около 100 км² приходится на острова и 560 км² на участки, которые лишь периодически покрыты водой.

Питается водами Азовского моря.

Берега Сиваша преимущественно низкие, пологие, топкие, летом покрываются слоем солей.

Дно Сиваша покрыто слоем ила толщиной до 5 м и больше. Солёность от 22 ‰ (на севере) до 87 ‰ (на юге).

В рассоле Сиваша есть хлористые соединения натрия, калия и магния, бромистый магний, сульфат магния и другие соли.

Общие запасы солей Сиваша — около 200 млн т.

На базе минеральных богатств Сиваша построены заводы: Перекопский бромный, Крымский двуокиси титана с производством фосфорных удобрений и Крымский содовый.

Ссылки

xzsad.academic.ru