4 причины, почему Венесуэла стала худшей экономикой в мире. Ситуация в венесуэле


Вот и сказочке конец: Венесуэла разваливается – Варламов.ру

С замиранием сердца слежу за событиями в Венесуэле. Почему? Между прочим, Венесуэла – наш хороший друг и деловой партнер. Нет, денег они нам не платят ни за что, у них их нет, зато если надо что-то признать и поддержать нас на международной арене, венесуэльцы тут как тут. Кроме того, страна уже почти 20 лет строит настоящий коммунизм. Так что ностальгирующим по совку Венесуэла очень нравится. К сожалению, праздник заканчивается. Думаю, у вас осталось совсем немного времени, ведь в нынешнем виде страна доживает последние годы.

Последний раз в Венесуэле я был в 2013 году. Тогда Уго Чавес ещё был президентом, но уже не приходил в сознание, доживая последние дни. Каракас шокировал своей нищетой, серостью и безнадегой. Мой таксист сразу поведал мне о черном рынке валюты, где я и продал свои доллары в три раза выгоднее, чем в официальных обменниках. Венесуэла многим представляется неким раем на земле. Все вот эти истории про настоящий коммунизм, про бензин дешевле воды всегда очень возбуждают халявщиков.

Уго Чавес с халявщиками заигрывать очень любил! Первым делом, придя к власти, он всё отобрал и поделил. Национализировал всё, что работало в стране – от мобильной связи до нефтяных производств. Отменил вступительные экзамены в ВУЗы. И остальные экзамены тоже. "Вступительные экзамены в вузы страны являются устаревшим методом, который исключает возможность получения высшего образования для молодых ребят из народных масс... В этой связи вступительные экзамены отменяются," – сказал Чавес.

Вскоре мечта пролетариата сбылась! Чавес уравнял богатых и бедных – и те, и другие были вынуждены ходить в туалет с фонариком, так как кончилось электричество.

Но вскоре Чавес умер, и на смену ему пришел новый вождь всё с той же повесткой! В его обращениях к нации все громче звучали фразы вроде "экономическая война", "саботаж", "насилие" или "паразитирующая буржуазия".

А через год закончилась еда... Актуальная венесуэльская шутка о дефиците:

– Когда лучше всего идти за продуктами в магазин?– Когда ты видишь перед ним огромную очередь.

Тогда Мадуро принял закон о честной торговле и образовал специальный Комитет справедливых цен, который следит, чтобы злобные капиталисты-предприниматели не мучали народ наценками. В магазины и торговые центры для проверки цен отправились 27 тысяч "народных инспекторов" из Единой партии Венесуэлы, 516 "партийных ячеек народной борьбы" и более чем 500 представителей армии. В торговых центрах ставили палатки Комитета справедливых цен, чтобы военные и инспекторы могли неустанно следить за ходом торговли.

Тогда же многие западные компании (General Motors, Toyota, Ford) и авиаперевозчики объявили, что покидают рынок из-за огромных убытков. Больницам не хватало лекарств. Ситуация усугубилась падением цен на нефть.

С 2014 года цены на нефть начали падать, а вслед за ними и экономика Венесуэлы. В чём же здесь секрет? А-ха-ха-ха, оказывается, недостаточно быть членом ОПЕК, чтобы процветать и купаться в любви народа. Знаете, какова доля нефти в структуре доходов страны от экспорта? 96%!

Национальная валюта стремительно обесценивается. В 2015 году уровень инфляции в Венесуэле составил 181% – это самый высокий показатель в мире и одновременно самый высокий показатель за всю историю страны. Между прочим, это официальные данные Центробанка. На самом деле инфляция может достигать и 300%. Но это версия ЦРУ, которую мы с негодованием отвергнем! Правда, в этом году антирекорд, скорее всего, будет побит: МВФ прогнозирует рост инфляции до 720%...

Чтобы как-то исправить ситуацию, в феврале Мадуро пошёл на жёсткие меры. Он решился на первое почти за 20 лет повышение стоимости 95-го бензина – сразу в 60 раз. Пока видимого эффекта это не принесло.

Даже простые венесуэльцы, привычные к тяжёлым условиям жизни в тоталитарном государстве, начали жаловаться. Внезапно выяснилось, что некомпетентность властей может заставить продукты таинственным образом исчезнуть из твоего холодильника. Страна столкнулась не только с дефицитом, но и с голодом.

Кто-то стал есть два раза в день вместо трёх, кто-то перестал закупать продукты на неделю просто потому, что денег больше не хватает. Другие рассказывают, что питаются теперь тем, "что есть вообще нельзя". Это на фоне того, что в стране не хватает кофе, масла, сахара, лекарств, товаров широкого потребления и даже туалетной бумаги!

Поход в обычный супермаркет теперь превратился в настоящее испытание.

Год назад Мадуро обещал пускать людей в супермаркеты по отпечаткам пальцев. Судя по всему, до этого не дошло, но продукты из категории "субсидированных" (молоко, растительное масло, рис, макароны, мука и т.д.) в магазинах продают только по удостоверению личности. Купить один и тот же товар можно только раз в неделю, а пытаться закупиться в другом магазине бесполезно: система заметит, что на этой неделе ты уже купил свой хлеб, и ничего тебе не продаст.

Из-за дефицита товаров и полуголодного состояния людей Венесуэла столкнулась с резким всплеском преступности. Грабежи магазинов стали самым обычным делом.

Тем, кто тоскует по Советскому Союзу, можно советовать шоппинг-туры в Каракас.

Изобилие мяса и птицы в Валенсии

Венесуэльцы запустили кампанию под названием "Пустые холодильники", чтобы показать миру, что у них происходит на самом деле.

Вот, например, Эдуардо пишет, что благодаря социализму ему и его детям стало нечего есть.

@VVperiodistas gracias al socialismo ahora mis hijos y nosotros no nos alimentamos bien 3 sueldos no alcansa pic.twitter.com/nkxQFOZgLr

— Eduardo (@EduarJEM) May 22, 2016Интернет-революционер Луис сетует, что молоко закончилось.

Asi está mi neveta, las hallacas de diciembre han servido, y la leche está vencida #NeverasVaciasEnVenezuela pic.twitter.com/jpeEK8bMNc

— Louis #RAV (@hackerunet) May 25, 2016"Сделано социализмом XXI века", – говорит Лурдес о "жалкой картине своего холодильника".

La patética imagen de mi nevera... Hecho en socialismo SXXI... :( #NeverasVaciasEnVenezuela pic.twitter.com/TxRSHY3pob

— lourdes limardo (@libelula67) May 22, 2016

Юрист Миллер Альвино показывает полный воды холодильник и говорит, что это всё благодаря Мадуро и его "14 двигателям экономики". "14 двигателей экономики" – это для Венесуэлы общественно-политический мем типа майских указов Путина. 14 двигателей должны были стащить страну с нефтяной иглы, но что-то пошло не так.

Asi esta la Nevera de mi casa, full de agua gracias a Nicolas Maduro y los 14 motores #NeverasVaciasEnVenezuela pic.twitter.com/PuW61QATkt

— Miller Alvino (@Alvinoalvinom) May 22, 2016Вдобавок ко всему приятный подарок Венесуэле подкинула природа: этой зимой из-за сильной засухи электростанции страны выработали слишком мало энергии. А денег на её закупку в бюджете тоже нет. Что делать? Правильно, экономить за счёт бюджетников! Всем бюджетникам Венесуэлы урезали рабочую неделю до двух дней. Теперь они трудятся лишь по понедельникам и вторникам, все остальные дни у них выходные.

Ещё одной мерой экономии энергии стал перевод часов на полчаса вперёд. Кроме того, с конца апреля по всей стране каждый день отключают электричество. Даже торговые центры работают лишь по 4 часа в день, чтобы отдать государс

varlamov.ru

Венесуэла на грани нефтяного коллапса - ЭкспертРУ

Южная Америка — континент крайностей. Политическое и социально-экономическое устройство латиноамериканских стран чаще, чем где-бы то ни было оказывается либо крайне правым, либо крайне левым. В недавний период маятник качнулся в сторону последних, а Венесуэла оказалась самым ярким примером. Внутреннее ли напряжение, которое поддается экономическому анализу, или внешние факторы, на которые ссылаются власти, привели страну в такое положение, которого никак нельзя было ожидать от гигантского «нефтяного резервуара» в целом бедного углеводородами континента

Покушение на президента Венесуэлы Николаса Мадуро, случившееся 4 августа, заставляет обратить особое внимание на тот парадоксальный факт, что государство, обладающее наиболее крупными запасами нефти в мире (302 млрд. баррелей), стоит на пороге беспрецедентного краха. Венесуэле уже не первый год сулят неизбежный коллапс и доселе Каракас сумел удерживаться на плаву, несмотря на то, что с каждым годом финансовое и социальное положение в стране становились все хуже и хуже. Так как контроль над «нефтянкой», предоставляющей примерно 50% ВВП и 95% экспортных доходов Венесуэлы, является стержнем режима Мадуро, любое падение нефтедобычи неизбежно повлечет за собой схлопывание всей экономической жизни. На этот раз, кажется, окончательно все показатели развития свидетельствуют о том, что коллапс режима не за горами.

Добыча нефти в Венесуэле за первое полугодье 2018 гОДА упала на порядка полмиллиона баррелей в день, фактически в 5 раз превысив обязательства (95 000 барр. в день) по Венскому соглашению ОПЕК/ОПЕК+. Может сложиться впечатление, что за этим кроется стратегическая цель властей Венесуэлы по повышению общемировых котировок, однако на самом деле падение нефтедобычи имеет место вопреки желанию официального Каракаса. Во многом эта тенденция – результат весьма недальновидной политики президента Николаса Мадуро, в результате которой основная питательная артерия венесуэльской экономики стала высыхать. За два с небольшим года, добыча нефти упала на 1 миллион баррелей в день (см. График 1), достигнув самой низкой отметки за последние 70 лет – и все это при наличии беспрецедентного количества нефти.

Победа Николаса Мадуро на майских выборах президента с результатом 67,7% на фоне бойкота всех основных оппозиционных политических сил является двойственным эпизодом в истории венесуэльской государственности. На фоне ставшего уже делом обыденным продовольственного дефицита, недостатка лекарств (две трети сельского населения страны страдают от детского недоедания) победа президента Мадуро лишь подтвердила неспособность популистских сил предложить населению новую повестку роста. По мере того как уровень инфляции пробил предел в 20 000% в течение текущего года (см. График 2) и население страны, по-видимому, окончательно перешло на бартерный вид обмена, руководство Венесуэлы тщетно пытается найти другой источник дохода.

График 2. Инфляция и рост реального ВВП Венесуэлы в 2000-2018гг

Источник: Группа Всемирного банка, МВФ

В течение последних трех лет Венесуэла неоднократно находилась на грани дефолта, однако благодаря льготным кредитам от Китая, и, в меньшей степени, России (сделки по предоплате нефтяных поставок посредством компании «Роснефть»), ей пока что удавалось избежать худшего. В целом за последнее десятилетие Китай вложил порядка 50 млрд долларов в хиреющую экономику Венесуэлы, однако, по всей видимости, текущие темпы стагфляции вызывают в Поднебесной серьезную озабоченность – в этом году Каракас получил лишь 250 млн. долларов с целью стимулирования нефтедобычи. В данном контексте неудивительно, что администрация Мадуро всячески пытается ввести криптовалюту «Петро», якобы подкрепленную 5 млрд баррелей венесуэльской нефти.

В теории, введение криптовалют наподобие «Петро» помогает обойти один из самых болезненных ограничений для венесуэльской экономики – санкций Соединенных Штатов Америки. Хотя период нахождения у власти Уго Чавеса также был ознаменован рядом ограничительных мер, после подавления протестов Каракасом в 2014 году двусторонние отношения развиваются строго по нисходящей. Вашингтон постепенно расширяет список санкционированных венесуэльских чиновников, якобы задействованных в нарушении прав человека, президент Д. Трамп даже обмолвился о возможности военного решения венесуэльской проблемы. Тем не менее, США до сих пор опасаются вводить санкции против нефтяного сектора Венесуэлы, так как данная мера бы ударила по их собственной экономике.

Таким образом, на данный момент Венесуэла оказалась на грани по всем азимутам развития – население мигрирует или бунтует, на президента совершено покушение, экономика чахнет и страна оказывается во все более глубокой политической изоляции. Что же произошло, что страна, некогда являвшаяся одной из самых обеспеченных в Латинской Америке, превратилась в наиболее опасное место на планете? В процессе рассмотрения основных причин текущего тяжелейшего положения выясняется, что урегулирование нахлынувших бед вполне осуществимо, однако предполагает кардинальный пересмотр экономической политики Венесуэлы. Примечательно, что указанные ниже причины взаимосвязаны и сводятся к крайне неэффективной форме латиноамериканского этатизма.

  1. 1.      Нефтегаз как дойная корова экономики

Может показаться, что чрезмерная зависимость от нефтяных доходов – явление относительно недавнее, однако «голландская болезнь» десятилетиями душит экономику Венесуэлы. Примечательно, что 70 лет назад доля нефти в экспортной выручке находилась на том же уровне, что и сейчас (95%). Единственное, что за это время менялось – структура построения отношений в энергетике, колеблясь между хищническим либерализмом и полным огосударствлением всего нефтяного сектора. Последнему витку развития был дан толчок в начале 2000-х гг. президентом Чавесом, полагавшимся на нефтяные доходы для проведения в жизнь масштабных социальных реформ внутри Венесуэлы.

В годы роста нефтяных котировок все еще существовал шанс, что официальному Каракасу удастся сочетать рентабельность национальной нефтяной компании-монополиста PDVSA и использование нефтяных доходов для социальных выплат гражданам. И это несмотря на то, что бензин в Венесуэле на протяжении долгих лет дешевле, чем вода. Однако после первого звонка в 2008-2009 гг. и второго, окончательного, начиная с 2014 года, перспективность данного политического курса сошла на нет, особенно учитывая то обстоятельство, что за последние годы PDVSA отводит государству сумму, превышающие собственный чистый доход. Не имея денег на развитие, поддержание инфраструктуры в надлежащем состоянии, положение национальной компании не перестает ухудшаться.

На данный момент иностранные компании не могут стать мажоритарным акционером какого бы то ни было проекта на территории Венесуэлы, так как это место законодательным образом отведено государственной PDVSA. Как всякий раз в аналогичных случаях, национальная компания не успевает развивать все и эффективность ее деятельности падает. К тому же, PDVSA постоянно вынуждена заново организовать свою деятельность на фоне политических переворотов. Например, после всеобъемлющей реорганизации PDVSA в 2002-2003 гг. – было уволено большинство протестующих работников и весь менеджмент – заново организованные нефтяные профсоюзы стали одними из основных секторов поддержки У. Чавеса. Однако и эти профсоюзы сейчас теряют терпение, в силу ряда нижеизложенных причин.

  1. 2.      Перевод нефтянки под контроль армии

По мере усугубления финансового положения PDVSA, нефтяная отрасль Венесуэлы постепенно стала переходить под контроль военных. Сначала высокопоставленные чины стали назначаться в качестве вице-президентов компании, затем нефтепереработка отошла к Гильермо Бланко Акосте, товарищу Уго Чавеса по армии, затем новым главой торговли стал Исмэль Серрано, прежде малоизвестный ставленник вице президента Венесуэлы Тарека аль-Айсами, разумеется, без какого-либо опыта взаимодействия с энергетической сферой. Завершением тенденции стало смещение прежнего главы PDVSA Эулохио дель Пино (его арестовали по подозрению в мошенничества, чтобы затем назначить членом коллегии по пересоставлению конституции) и назначение генерал-майора Мануэля Кеведо на его пост.

Назначение военных бюрократов нанесло наибольший вред в секторе нефтесервисных компаний. Ряд нефтесервисных гигантов, так как Schlumberger, уже покинули Венесуэлу из опасений неликвидности PDVSA. Власти Венесуэлы создали свой аналог нефтесервисной компании, CAMIMPEG, подконтрольный военному блоку, и всячески способствовали тому, чтобы контракты, прежде заключенные с западными мейджорами, были перезаключены с вновь созданной венесуэльской CAMIMPEG. Однако вовлечение CAMIMPEG является в первую очередь защитой от конфискации прав на месторождения или других активов PDVSA и, в плане профессиональных компетенций, сильно ударило по возможностям нефтедобычи.

  1. 3.      Отсутствие ликвидности

Отсутствие своевременных реформ привело к тому, что государственная казна Венесуэлы пуста и не в состоянии обслуживать многочисленные долговые обязательства. Правительство применяет своеобразную тактику выплаты некоторых обязательств, совершенно игнорируя другие, чья общая стоимость превысила 50 млрд долларов. Примечательно, что в течение текущего года Венесуэла погасила лишь одну единственную часть своих обязательств – выплатив проценты по облигациям PDVSA-2022, большая часть которых принадлежит инвестиционному банку Goldman Sachs. Таким образом, следует ожидать ряд судебных исков со стороны американских фондов, тем более, что согласно принятым в этом году санкциям США, американские граждане не имеют права приобретать венесуэльские облигации, лишая их возможности реструктуризации.

Венесуэле уже не первый год сулят неизбежный дефолт – и хотя положение в стране не перестает усугубляться, пока что власти всегда находили обходные пути. Одним из наиболее популярных вариантов стали авансовые платежи на поставки нефти, среди прочих, российский гигант «Роснефть» предоставил таким образом более 6 млрд долларов казне Венесуэлы, в то время как китайские компании предоставили Каракасу более 50 млрд долларов. Однако по мере того как Пекин и Москва осознали неспособность PDVSA своевременно отправлять грузы с необходимыми объемами нефти (ввиду простаивающих портов, падающей добычи и отказа иностранных контрагентов перевозить венесуэльскую нефть), круг потенциальных спонсоров Каракаса захлопнулся.

  1. 4.      Утечка мозгов и миграция в целом

Неподконтрольная никаким органам власти эмиграция жителей Венесуэлы дополнительным образом усложняет задачу администрации Николаса Мадуро. Согласно данным ООН, Венесуэлу к 2018 году уже покинуло 1.5 миллиона граждан с момента начала стагфляции в 2015 году и предполагается, что в этом году страну покинет примерно аналогичное количество людей. Потеря 10% населения в течение 3 лет является серьезным предзнаменованием большей беды – в наиболее выгодном положении оказались те граждане Венесуэлы, которые живут в приграничных с Бразилией и Колумбией зонах. Едва ли следует говорить о том, что специалисты в сфере нефтегаза стали одними из первых, которые покинули Венесуэлу.

Принимая во внимание, что власти Венесуэлы перестали публиковать статистические данные, можно лишь предполагать, до какой степени угрожает деятельности PDVSA утечка кадров. По оценке агентства «Рейтер», за последние полтора года примерно четверть из 146 000 имеющихся по состоянию на январь 2017года кадров подала в отставку. Ситуация усугубляется бескомпромиссностью нового руководства PDVSA в отношении своих же сотрудников, так как не прекращаются поиски вредителей и диверсантов. В результате, ряд скважин в нефтеносном поясе реки Ориноко и портов нуждается в специалистах и на венесуэльских НПЗ участились случаи пожаров, вызванных ненадлежащим обращением с технологическими установками.

  1. 5.      Несоответствующее развитие месторождений

Утечка квалифицированных специалистов и уход иностранных компаний с венесуэльского рынка отрицательным образом сказывается на эффективности нефтедобычи. Наглядным примером является месторождение Эль Фурриал (El Furrial), запасы которого на момент его открытия в 1985 году составляли более 4 млрд. баррелей. После его национализации в 2009 году и изгнания всех нефтесервисных компаний из проекта, добыча упала в течение 2010-2015 гг. более чем наполовину. Несмотря на многократные обещания создать свой, боливарианский, аналог американского Halliburton, PDVSA не справилась со сложным геологическим строением месторождения, одного из немногих в стране, содержащих легкую нефть.

Мигрирующие венесуэльские специалисты пользуются большим спросом – среди прочих, рост добычи нефти в Колумбии в период 2012-2016 гг. связан с их привлечением и внедрением новых методов увеличения нефтеотдачи пласта. Следует при этом повторно подчеркнуть, что неподобающим образом эксплуатируются не только месторождения, но и НПЗ Венесуэлы, и без того действующие на 30-40% номинальных мощностей. Власти страны попытались продать нефтеперерабатывающие активы (НПЗ в городах Амуай и Кардон) российской «Роснефти» и китайской CNPC, чтобы избежать их кажущегося все более реальным закрытия, однако те отказались ввиду непредсказуемого положения в стране.

Последствия скатывания Венесуэлы в финансовую бездну коснутся не только самой страны и ее граждан, но также всего нефтяного рынка. PDVSA рискует полностью потерять свои активы в Карибском бассейне, ставшие значимыми элементами программы Уго Чавеса Petrocaribe, в рамках которой островным государствам предоставлялись экономические преференции взамен на политическую лояльность. Нефтеналивной терминал на острове Бонэйр будет, по всей видимости, закрыт ввиду неспособности PDVSA профинансировать его модернизацию, следуя примеру НПЗ на Арубе, который уже непригоден для запуска. Практически все совместные предприятия со странами Латинской Америки – строительство НПЗ в Эквадоре или совместная геологоразведка с кубинской национальной компанией Сupet – уже существуют лишь на бумаге, ожидая официального подтверждения о полном сворачивании.

Тяжелые, высокосернистые сорта нефти будут дорожать на рынках Западного полушария. Потеряв значительную часть традиционного потока поставок из Венесуэлы, американские нефтеперерабатывающие заводы вдоль Мексиканского залива были вынуждены увеличить импорт канадского сорта Western Canadian Select, способствовав ощутимому удорожанию WCS (до 6 долл. за баррель ниже уровня WTI, вместо обычных 10-11 долл. за баррель). Канадские поставщики смогут покрыть большую часть (дополнительных 500 000 баррелей в день) потребностей американского рынка нефтепереработки, однако в случае полного схлопывания нефтедобычи в Венесуэле ситуация может повлечь за собой огромные сложности для их НПЗ.

Ведущие нефтяные державы производят более легкие сорта нефти, нежели венесуэльские, поэтому ни Россия, ни Саудовская Аравия не в состоянии влиять на данный тренд (для сравнения, плотность в градусах API стандартного российского сорта Urals составляет порядка 31°, саудовской Arab Light 32-33°, в то время как венесуэльский Merey достигает лишь 16-17°). При этом Венесуэла будет во все большей мере нуждаться в легких сортах нефти для того, чтобы экспортировать свою – основная часть добываемой нефти в Венесуэле крайне битуминозна и имеет плотность на уровне 9-10° API. Ее приходится разбавлять для того, чтобы создавать удобоваримую для торговли смесь, однако ввиду ненадлежащей эксплуатации собственных месторождений и действия американских санкций PDVSA приходится импортировать легкие сорта.

Для Венесуэлы все еще существуют пути урегулирования – либерализация нефтяного сектора, отказ от фиксируемых государством цен (которые в условиях стагфляции бессмысленны), привлечение иностранных инвесторов путем предоставления им гарантированных долгосрочных условий, прекращение кампании преследования прогрессивно настроенных деятелей. При этом необходимо найти какой бы то ни было modus vivendi с Вашингтоном, который в силу идеологической несовместимости никогда не станет союзным Венесуэле государством. Тем не менее, американские компании нуждаются в венесуэльской нефти – по состоянию на апрель 2018 года США импортировали 630 тыс. баррелей нефти в день – и именно это останавливает Вашингтон в введении санкционных мер в отношении венесуэльской нефти.

Администрации президента Николаса Мадуро будет при этом, по всей видимости, весьма нелегко совершить крутой поворот политического курса, опасаясь дальнейших репутационных потерь – слишком много усилий было предпринято доселе, чтобы их одним движением перечеркнуть. Но при продолжении прежней линии экономический, а следом и политический коллапс этого нефтяного гиганта является вопросом времени.

expert.ru

"Ситуация близка к катастрофической": причины и последствия кризиса в Венесуэле - Международная панорама

С начала апреля в Венесуэле прошло несколько тысяч организованных оппозицией акций протеста против правительства. Поводом для них послужили решения Верховного суда, расширяющие полномочия президента Николаса Мадуро и ограничивающие функции парламента. За это время погибли более 120 человек, тысячи участников манифестаций пострадали. ТАСС пообщался с экспертами по Латинской Америке, чтобы понять причины текущего кризиса и проанализировать возможные варианты его урегулирования.

"Стороны не склонны договариваться"

Последние события в Венесуэле — результат совокупности нескольких кризисов, считают эксперты. "Это очень серьезный экономический и политический конфликт ветвей власти с большим количеством жертв — уже более 120 погибших как со стороны оппозиции, так и со стороны правительства, да и просто обыкновенных граждан, — отмечает ученый секретарь Института Латинской Америки РАН Дмитрий Розенталь. — Ситуация как никогда близка к катастрофической".

По мнению доктора исторических наук, профессора Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Виктора Хейфеца, этот кризис пока не стал системным: "Власти сохраняют контроль за ситуацией (по крайней мере, держат в своих руках большинство рычагов управления страной) и располагают лояльностью силовых структур". Однако быстро преодолеть текущий конфликт между Мадуро и оппозицией не получится, даже при условии смены правительства в Каракасе.

Это очень серьезный экономический и политический конфликт ветвей власти с большим количеством жертв. Ситуация как никогда близка к катастрофической

Дмитрий Розенталь

Ученый секретарь Института Латинской Америки РАН

Предпосылки к нынешнему кризису медленно, но верно формировались после прихода к власти Уго Чавеса в 1999 году. "С тех пор как Чавес возглавил страну, он начал систематически уничтожать производственный сектор Венесуэлы путем национализации и экспроприации, установления контроля над ценами на нефть и курсом валюты, а также другими экономическими мерами, — указывает ведущий аналитик Cato Institute в Вашингтоне Хуан Карлос Идальго. — На фоне растущих цен на нефть Чавес вогнал страну в долговую яму — даже когда котировки превышали $100 за баррель, бюджет страны становился все более убыточным. Как только цены на нефть обрушились, стал очевиден крах венесуэльской экономики — страна даже не была в состоянии обеспечить свое население едой". Сейчас многие граждане Венесуэлы убеждены, что Мадуро является единственным виновником сложившейся ситуации, тогда как на самом деле он лишь продолжает политику Чавеса.

Политическое противостояние лишь усугубляет бедственное положение Венесуэлы. Обе стороны — и власти, и оппозиция — не склонны договариваться. "Они настолько непримиримы, что говорить о переговорах нет никакого смысла. Николас Мадуро прекрасно понимает, что задача оппозиции — сместить его с должности, изменить существующую систему, — подчеркивает Розенталь. — При этом и оппозиция знает, что Мадуро никогда не позволит ей стать одним из участников принятия решений".

Хейфец добавляет, что идти на компромисс, на самом деле, не хочет ни одна из сторон. "И потому, что взгляды на пути развития Венесуэлы слишком различаются. И потому, что та же оппозиция, которая выдвигает лозунг правительства "национального доверия", на самом деле совершенно не хочет видеть в нем сторонников Мадуро. А исключить из процесса принятия решения силу, за которой стоят миллионы избирателей, означает невозможность консенсуса", — уверен профессор СПбГУ.

Как напоминают эксперты, силы оппозиции в 2015 году впервые за долгое время выиграли парламентские выборы и получили конституционное большинство в Национальной ассамблее. Однако победа в парламенте не принесла политических дивидендов: Верховный суд (ВС), который подчиняется Мадуро, блокирует все попытки сменить власть в стране. "Оппозиция даже не может провести референдум о досрочном прекращении полномочий Мадуро — Национальный избирательный совет, который занимается электоральными процедурами в Венесуэле, тоже проправительственный, — отмечает Розенталь. — Конечно, в такой ситуации оппозиция пытается решить ситуацию более радикально — отправить в отставку главу правительства. Пока в целом — в конституционном поле".

Впрочем, политический кризис возник не сегодня — еще при Чавесе от трети до половины жителей страны выступали против изменений в духе "боливарианского социализма" или же "социализма XXI века". "Да и экономические кризисы происходили до Чавеса, — рассуждает Хейфец. — В свое время, при президенте Карлосе Андресе Пересе (его партия "Демократическое действие" — одна из ключевых оппозиционных сил сегодня), страна столкнулась с гиперинфляцией, наблюдался рост безработицы, стремительно ухудшалось положение населения. Протесты недовольных власти подавили тогда жестко и решительно, погибли сотни человек. Больше, чем в ходе нынешних протестов. И не за месяцы, а за пару дней".

Ассамблея раздора

На фоне происходящего Мадуро объявил о создании Конституционной ассамблеи (КА) — однопалатного учредительного органа, обладающего правом менять государственный строй страны и реформировать конституцию. Президент заявил, что КА нужна для того, чтобы изменить ситуацию в стране. "Но надо понимать четко, что КА — это инструмент политической борьбы в руках Мадуро", — указывает Розенталь. Дело в том, что выборы в ассамблею происходили по неравному принципу. Они были лишь частично прямые — напрямую туда избиралась только половина кандидатов. "Остальные избирались по принципу секторов — студентов, пенсионеров и т.д. В этих секторах уже давно наработаны связи с властями, поэтому у оппозиции было очень мало шансов победить", — заключает эксперт. 

Правительство само вытолкнуло сотни тысяч людей на улицу, закрыв возможность решения проблемы в рамках существующего законодательства

Виктор Хейфец

Доктор исторических наук, профессор СПбГУ

Задачей Мадуро было сделать так, чтобы КА подменила бы собой оппозиционный парламент и при этом была бы полностью подчинена чавистам. "Сейчас, когда экономика Венесуэлы оказалась в руинах, а антирейтинг Мадуро достиг 80%, у этого режима нет ни единого шанса удержать власть, — убежден Идальго. — Поэтому Мадуро и понадобилась Конституционная ассамблея — чтобы переписать правила и формально установить систему правительства, которая не зависит от поддержки большинства венесуэльцев". 

Этот кризис был во многом спровоцирован самим правительством, не раз откладывавшим проведение региональных выборов и заблокировавшим возможность организации референдума о досрочном прекращении полномочий президента. "Правительство само вытолкнуло сотни тысяч людей на улицу, закрыв в свое время возможность решения проблемы противостояния ветвей власти в рамках существующего законодательства, — отмечает Хейфец. — А потом стало "героически преодолевать" созданные им сложности".

По словам историка, еще одна причина созыва Конституционной ассамблеи заключается в том, что оппозиция (или значительная ее часть) не хотела идти на компромисс с правительством. Вместо этого противники Мадуро решили провести "консультативный референдум", на котором большинство проголосовавших высказалось против планов президента переписать конституцию. Однако сколько именно человек поддержали эту инициативу, неизвестно — материалы голосования оппозиционеры тут же уничтожили, чтобы они "не попали в руки режима".

"В Испании, к примеру, на "референдуме" проголосовало больше венесуэльцев, чем проживает в этой стране. Это нонсенс. На мой взгляд, эти цифры просто выдуманы", — подчеркивает Хейфец. — А поскольку у Мадуро уровень поддержки не более 35% (по его собственным словам), а то и 15% (по утверждениям оппозиции), то нашлось немало тех, кто поверил в слова о массовом голосовании против Мадуро, даже не видя доказательств. При том что нет сомнений, что против ассамблеи голосовали миллионы. Но никак не 7–8 млн человек, о которых говорит оппозиция".

Мадуро не способен выиграть выборы, даже фальсифицированные

Хуан Карлос Идальго

Ведущий аналитик Cato Institute

Вместе с тем нет никаких сомнений, что социальная база Мадуро сокращается. На уличные протесты выходит не только интеллигенция и люди среднего достатка — теперь протестуют люди, которые ранее твердо поддерживали Мадуро. Это, в том числе жители трущоб, которым тяжело жить в условиях тотального дефицита и небезопасности (преступность в Венесуэле очень серьезная, Каракас — самый опасный в мире город по числу убийств). "Есть много чавистов, которые по-прежнему верят в дело Чавеса, но при этом не поддерживают Мадуро — считают, что тот его загубил", — добавляет Розенталь.

Его коллега из Cato Institute напоминает, что, согласно данным соцопросов, подавляющее большинство венесуэльцев хотят ухода Мадуро. "С такими показателями Мадуро не способен выиграть выборы, даже фальсифицированные, — подчеркивает Идальго. — Вот почему ему необходимо установить новую форму правления, которая не основана на демократической максиме "один человек — один голос". По мнению политолога, подобные действия свидетельствуют об установлении диктаторского режима в стране.

Иного мнения придерживается Виктор Хейфец: "Некорректно сравнивать Мадуро ни с Пиночетом и прочими военными диктаторами, ни даже с лидерами социалистической Кубы. Режим, при котором оппозиция может побеждать на губернаторских выборах, брать под контроль парламент, располагать поддержкой массы печатных СМИ, собирать многотысячные демонстрации, свободно давать интервью иностранным корреспондентам, как ни крути, назвать диктатурой язык не поворачивается". Однако тот факт, что страна сделала несколько шагов в сторону авторитаризма, у эксперта не вызывает сомнений.

Станет ли Венесуэла "второй Кубой"? Такой вариант развития событий Хейфец считает маловероятным: "Для строительства коммунизма нужно иметь мощную объединяющую идею, но в Венесуэле ее нет. Кстати, по этой же причине страна не станет тоталитарной". Кроме того, Куба, по сравнению с многими странами Латинской Америки, демонстрирует порядок и относительную безопасность, тогда как в Венесуэле уже давно (даже до прихода боливарианцев к власти) царит нестабильность.

Один из главных вызовов, который, по мнению Хейфеца, сейчас стоит перед правительством, — сохранить внутреннее единство правящей партии. Только что состоявшееся бегство в Колумбию бывшего генпрокурора страны Луисы Ортеги Диас и ее мужа Хермана Феррера (депутата парламента от правящей партии, бывшего руководителя коммунистического партизанского подполья в Каракасе в 1960-е годы) — показатель сохраняющегося брожения чавистской элиты. "Сродни тому, что было на Кубе в момент консолидации власти Фиделя после революции, когда часть прежних соратников ушла в оппозицию и покинула страну", — добавляет эксперт.

Санкции не помогут 

Выборы в КА всколыхнули международное сообщество — 17 государств Южной и Северной Америки отказались признать легитимность нового органа, а США расширили санкционные списки по Венесуэле, включив туда Мадуро и брата Уго Чавеса. Кроме того, сейчас в Вашингтоне обсуждается новая мера наказания для правительства Мадуро — отказ от поставок Венесуэле дешевой легкой нефти. "Как известно, американцы поставляют в Венесуэлу свою легкую нефть, боливарианцы смешивают ее со своей тяжелой и продают по новой цене", — напоминает Розенталь.

Как отмечает эксперт, предыдущий президент США Барак Обама проводил политику "мягкой изоляции" Венесуэлы в Латинской Америке, причем довольно успешно. Этому способствовали смены режимов в Бразилии и Аргентине — ушли традиционные элиты, которые поддерживали хорошие отношения с Чавесом и Мадуро. Вместе с тем политика Обамы не подразумевала каких-то диверсионных действий или экономических санкций. "Их просто не было, что бы там Мадуро ни говорил", — подчеркивает Розенталь.

Нынешний президент США Дональд Трамп ведет себя более жестко — в первой половине августа он заявил, что готов рассматривать любые варианты в отношении Венесуэлы, в том числе военные. Однако эксперты убеждены, что эти угрозы обращены лишь на внутреннюю американскую аудиторию. "Это блеф, — говорит Идальго. — Соединенные Штаты не готовы и не намерены вторгаться в Венесуэлу, и это факт". "Правовых оснований для этого нет, это было бы чистой воды интервенцией с опасными последствиями, — вторит коллеге Виктор Хейфец. — Но с опасными последствиями. Американская армия, конечно, сильнее, она с венесуэльской справится. Но в итоге, скорее всего, в стране вспыхнула бы гражданская война, началась бы партизанская война на много десятилетий".

Более того, заявление Трампа о военном вмешательстве — это медвежья услуга венесуэльской оппозиции. "Хуже, чем это, он сделать ничего не мог — Мадуро сразу же воспользовался ситуацией, постаравшись мобилизовать население. И тем самым наверняка немного повысил свой престиж среди венесуэльцев", — добавляет Розенталь.

Пока же санкции США и международное давление бьют не столько по Мадуро, сколько по населению страны, и без того переживающему не лучшие дни. А Вашингтон в этих условиях становится легкой мишенью для критики со стороны президента. "Венесуэльскому режиму жизненно необходим козел отпущения, чтобы объяснить имеющиеся проблемы, — указывает Идальго. — Но в действительности Каракас продолжает торговать с США, а те являются единственной страной, которая платит Венесуэле за нефть, таким образом снабжая ее долларами и поддерживая режим на плаву".

Выхода нет? 

Все трое опрошенных ТАСС экспертов соглашаются: нынешний кризис крайне серьезен, и урегулировать его в одночасье не получится. Однако называть Венесуэлу failed state ("несостоявшимся государством"), как это на днях сделал вице-президент США Майк Пенс, преждевременно. "Мадуро по-прежнему контролирует армию, хотя и в армии есть разные течения… Страна существует, и нет никаких сомнений, что она каким-то образом переживет нынешний кризис и будет жить дальше — будь то с чавистами или оппозиционной властью", — объясняет Розенталь.

Венесуэла переживет нынешний кризис и будет жить дальше — будь то с чавистами или оппозиционной властью

Дмитрий Розенталь

Ученый секретарь Института Латинской Америки РАН

По мнению эксперта, наиболее негативный вариант дальнейшего развития событий — социальный взрыв, который может вылиться в еще большее кровопролитие. "Второй, не менее пессимистичный вариант, — это выступление военных, которые могут поддержать ту или другую сторону, — рассуждает Розенталь. — Военные хоть и оказываются в привилегированном положении — у них есть доступ к товарам первой необходимости, повышенное материальное обеспечение — но они живут в этой же стране, чувствуют те же проблемы, что и другие венесуэльцы. Поэтому они вполне могут поддержать оппозицию". С другой стороны, они могут выступить и на стороне властей, введя военное положение и окончательно упразднив все гражданские свободы.

Какой-то оптимистичный сценарий урегулирования представить достаточно сложно. "Оптимальный вариант — новые усилия международных посредников заставят оппозицию и власти сесть за стол переговоров. Но это пока маловероятно, — убежден Хейфец. — В том числе потому, что, к примеру, Госдепартамент США чуть ли не открыто поддерживает ту часть оппозиции, которая выступает за жесткую конфронтацию. При том что и Мадуро явно не хочет идти на компромисс и бесконечно грозит оппозиционерам тюрьмой. Как тут договариваться?".

Таким образом, этот кризис невозможно разрешить путем переговоров, подводит итог Идальго: "Единственное возможное решение — это немедленная смена режима. И она не произойдет мирно".

Артур Громов

tass.ru

4 причины, почему Венесуэла стала худшей экономикой в мире | Аналитика

Латиноамериканское государство сотрясают протесты: люди устали жить в нищете и требуют наказать виновных. Объясняем, что привело к такому положению дел.

Ожидается, что в среду мощная акция против президента Николаса Мадуро охватит всю страну. Его оппоненты заявляют, что венесуэльская демократия приближается к краху из-за того, что Мадуро отменил референдум о своем смещении с должности президента.

В субботу Луис Альмагро, генеральный секретарь Организации американских государств, сказал:

«Только диктаторы лишают своих же граждан их прав. Мы более чем когда-либо убеждены в крахе демократической системы».

В воскресенье сторонники Мадуро попытались атаковать Национальную ассамблею, контролируемую оппозицией. Оппозиционные парламентарии во вторник ответили тем, что потребовали от Мадуро предстать перед ними, чтобы они могли решить, следует ли отстранить его от должности.

Все это происходит на фоне дефицита продуктов питания и лекарств, огромной инфляции и угрозы сокращения населения, с которыми борются граждане Венесуэлы в этом году.

На шее Венесуэлы затягивается петля

Как получилось, что ситуация в Венесуэле стала столь безнадежной — ведь здесь больше нефти, чем в любой другой стране мира?

Вот четыре причины, почему критическое положение в стране продолжает усугубляться.

1. Экономический кризис: три года рецессии

Рецессия в Венесуэле длится третий год. Согласно Международному валютному фонду, ожидается, что в этом году ее экономика сократится на 10%. По прогнозу МВФ, Венесуэла выйдет из рецессии не раньше 2019 года.

Экономика сокращается, а цены на товары резко растут. В этом году, согласно МВФ, ожидается подъем инфляции до 475%.

Венесуэльская валюта сильно упала в цене. Для примера, ровно два года назад доллар был равен 100 боливарам. Сегодня за доллар можно купить 1262 боливара, согласно данным ресурса DolarToday.com, где отслеживается неофициальный курс, действующий в реальности.

В течение многих лет бюджетные расходы на программы социальной помощи, на плохо управляемые производственные учреждения и ветхие фермы оставались чрезмерными. Это и подготовило почву для кризиса.

4 причины, почему Венесуэла стала худшей экономикой в мире

2. Венесуэльский механизм вышел из строя: нефть

Ситуация сильно ухудшилась, когда в 2014 году начали падать цены на нефть. В Венесуэле самые большие запасы этого сырья в мире, но выбирать ей не из чего. Нефть составляет более 95% доходов от экспорта страны. Когда она не продается, средств у Венесуэлы нет.

В 2014 году цены на нефть составляли более $100 за баррель. В настоящий момент они колеблются в районе $50 за баррель, а ранее в этом году достигали отметки в $26.

Проблема в том, что Венесуэла проворонила возможность инвестировать в нефтяные месторождения, когда условия были благоприятными. В результате того, что страна пренебрегла техническим обслуживанием объектов нефтепромысла, добыча достигла самого низкого уровня за 13 лет.

Государственный нефтяной гигант Венесуэлы, PDVSA, не заплатила компаниям, которые участвуют в добыче, например, Schlumberger (NYSE: SLB). Весной Schlumberger и другие резко сократили сотрудничество с PDVSA, сославшись на неоплаченные счета.

На прошлой неделе компания PDVSA предупредила, что, вероятно, не сможет оплатить долги, если держатели облигаций не примут новые условия оплаты. В понедельник новое соглашение приняло как раз столько инвесторов, сколько было нужно, чтобы с большой вероятностью позволить PDVSA избежать невыполнения обязательств в этом году. Однако эксперты утверждают, что в результате этого дефолт лишь отодвинулся на несколько месяцев.

3. Заоблачные цены на продукты питания и недействующие больницы

В этом году дефицит продуктов питания в Венесуэле стал крайне тяжелым. Жителям страны пришлось неделями, а иногда и месяцами обходиться без молока, яиц, муки, мыла и туалетной бумаги.

В Венесуэле началась война за еду

Невзирая на обвал валюты и падение доходов от нефти, правительство продолжало сдерживать цены на товары, продающиеся в супермаркетах. В результате импортеры продуктов питания практически прекратили ввозить что бы то ни было, поскольку при продаже им пришлось бы понести большие убытки.

Согласно ряду оценок, в первой половине 2016 года импорт продуктов питания упал почти на 50% по сравнению с этим же периодом предыдущего года.

Правительство приостановило сдерживание цен лишь в последнее время, и на полках магазинов вновь появились продукты. Однако цены так высоки, что лишь немногие венесуэльцы могут позволить себе покупать еду.

В области медицины также сохраняется дефицит. Венесуэльцы ищут пенициллин и другие лекарственные средства по всем аптекам, часто безуспешно. Государственные больницы страны пришли в такой упадок, что люди, в том числе маленькие дети, умирают из-за нехватки самого простого медицинского обслуживания.

4. Иссякшие запасы денежных средств и золота

В Венесуэле быстро заканчиваются денежные средства. Слишком долго не хватало денег на оплату расходов.

Числа не сходятся: до конца 2017 года страна должна вернуть 15 млрд долларов долгов, тогда как в резервном фонде национального центробанка всего 11,8 млрд долларов. При этом единственный источник денежных средств в Венесуэле, компания PDVSA, стала добывать меньше нефти и находится под угрозой дефолта.

Большая часть запасов страны хранится в виде золота. Для выплаты долгов в этом году Венесуэла отправляла в Швейцарию золотые слитки.

Когда-то Китай предоставлял Венесуэле финансовую помощь и ссужал этой стране миллиарды долларов. Теперь даже он прекратил предоставлять средства своему латиноамериканскому союзнику.

ru.insider.pro

Чем живет Венесуэла: свидетельства гражданина страны. Фото | Мнения

Нефтяной шок дошел до Каракаса

Экономика БРВ зависит от энергетического сектора. С 1945 года «голландская болезнь» стала одной из ее составляющих. В 2015 году доля энергоресурсов в экспорте достигла 96,4%. Таким образом, жизнь венесуэльцев сильно зависит от мировых цен на нефть. Средняя цена венесуэльской нефтяной корзины за 2015 год составила $44,6/барр., что на 50,4% меньше, чем годом ранее. Доходы от нефтяных продаж на январь 2016 года составили только $77 млн, в тот же период в 2010 году они находились на уровне $3,3 млрд. Совокупное падение доходов страны за шесть лет составило 4200%. Эта нереальная сумма денег, которую Венесуэла сейчас не получает, сильно затрудняет обеспечение государственных расходов.

Дефицит бюджета, по разным оценкам, за 2015 год составил около 25%. К этому стоит добавить, что Венесуэла не в силах использовать свои резервы для сбалансирования снижающихся доходов, так как их объем оставляет желать лучшего. В течение последних 15 лет правительство направляло большую часть полученных доходов при высоких ценах на нефть на крупномасштабные социальные программы, пренебрегая уровнем сбережения в отличие от ряда крупных нетто-экспортеров, которые сегодня компенсируют дефицит бюджета за счет накопленных резервов.

Чилийский сценарий или миф социалистов

Венесуэльцы сегодня сталкиваются с дефицитом продуктов первой необходимости, и многие специалисты находят параллели с ситуацией, произошедшей в Чили в начале 70-х годов ХХ века. Тогда часть крупных предпринимателей страны объединилась в некую олигополистическую структуру, которая способствовала снижению темпов роста производства товаров, в которых нуждалось население, с целью дестабилизации общества. До государственного переворота президент Сальвадор Альенде проводил политику национализации стратегических предприятий, что привело к потере доходов правонаправленной элиты страны и крупного бизнеса, который поддерживали США.

Похожая ситуация наблюдается сегодня и в Венесуэле, где интересы крупного бизнеса не стыкуются с интересами социалистов.

Может показаться, что это продолжение антипропаганды США, однако после того, как Барак Обама установил декрет о признании Венесуэлы угрозой национальной безопасности США, стало очевидным, что Вашингтон принимает активное участие в процессе дестабилизации страны. Оппозиция оказалась в ситуации необходимости ведения политической игры на два лагеря: 1) демократическим путем, через попытку организации референдума; 2) с использованием методов цветных революций. Однако второй вариант развития событий пока маловероятен из-за столкновения с правоохранительными органами, которые уже не раз выступали за защиту Конституции страны.

Еще один фактор, влияющий на дефицит товаров и услуг — неэффективная политика государства по контролю над монополистами рынка, а также неспособность создания новых производственных мощностей и стабилизации макроэкономических показателей (речь об устранении негибкости валютного рынка, увеличение денежной массы и т. д.).

Возможные сценарии выхода из кризиса

Противостояние парламента, возглавляемого оппозицией, и правительства будет накаляться, так как оппозиционный блок не желает принимать правила игры, установленные Конституцией. Так, например, парламент отказывается соблюдать решения Верховного суда.

Оппозиция предлагает провести референдум о снятии полномочий с президента страны Мадуро, что может обеспечить формирование нового правительства с новой программой экономического развития страны. С другой стороны, нынешнее правительство пытается диверсифицировать экономику, создавая программу «15 двигателей экономики», которая включает в себя самые конкурентоспособные отрасли, такие как: нефтехимия, легкая промышленность, фармацевтика, туризм, финансы, горнодобывающая, строительная, военная, лесная, нефтегазовая промышленность и пр. Для выполнения этой задачи необходимы свободные денежные потоки, которых у Венесуэлы немного. А правительство, судя по всему, не собирается уменьшать государственные расходы на социальные программы. Вместе с тем наблюдается тенденция снижения субсидий на потребление топлива — в начале 2016 года правительство приняло решение о повышении цены на бензин.

Прогнозировать ближайшее будущее Венесуэлы так же бесполезно, как пытаться угадать, какой будет точная цена на нефть к концу года. Тем не менее ясно, что противостояние между ключевыми игроками продолжится, а качество жизни населения и даже уровень безопасности будут зависеть от возможности государства работать с крупным бизнесом, — а для этого необходимо ускорить планы по диверсификации экономики. Правительству придется сократить расходы бюджета или найти возможности для внешних заимствований, что для Венесуэлы вполне реально, так как это страна с хорошей репутацией заемщика. Чтобы провести референдум, оппозиции придется преодолеть все необходимые законные процедуры. Остается надежда, что Венесуэла извлечет урок из сложившейся ситуации — нельзя жить только на доходы от нефти, а принцип уважения Конституции, принятой на референдуме в 1999 году, должен стоять превыше всего. У Венесуэлы сегодня есть все необходимые ресурсы для того, чтобы выйти из кризиса.

www.forbes.ru

Венесуэлу ждет повторение панамского сценария 1989 года

За избрание Николаса Мадуро президентом Венесуэлы проголосовали более 5,8 миллиона человек. Это более четверти зарегистрированных избирателей. Почему эти люди одобряют политика, который, как пишут западные СМИ, "привел страну к краху"? США уже объявили, что примут меры к Мадуро. Один из вариантов — объявление его наркоторговцем и военная спецоперация, подобная панамской в 1989 году.

Венесуэла: Победил не Мадуро, победил социализм. 387085.jpeg

Переизбрание чависта Николаса Мадуро

Николас Мадуро от Единой социалистической партии Венесуэлы (PSUV) в минувшее воскресенье, 20 мая, выиграл президентские выборы в стране, набрав 5,8 миллиона голосов (68 процентов). Явка составила 46 процентов, по данным Национального избирательного совета Венесуэлы. Занявший второе место оппозиционер Анри Фалькон набрал 1,8 миллиона голосов, другой, Хавьер Бертуччи, — 950 тысяч. По сравнению с выборами 2013 года, явка сократилась на 30 процентов. Тогда Мадуро с преимуществом в несколько процентов победил кандидата от "Движения демократического единства" (MUD) Энрике Каприлеса.

Мировая пресса разделилась на два лагеря в подаче новости. Неолиберальный пишет, что выборы были нерепрезентативные, нелегитимные, сфабрикованные и мировое сообщество их отвергнет. Совсем небольшая часть левой латиноамериканской прессы, такие издания как TeleSur, Вrasil 247, Granma, Hispantv, определяет выборы как доказывающие верный курс народа Венесуэлы, который дал решительный ответ на попытки игнорировать политическую систему страны.

Как работает социализм Венесуэлы?

Попробуем разобраться, почему же около шести миллионов человек пришли и проголосовали за Мадуро, если, по словам западных изданий, в стране "голод, разруха, коррупция и общее неприятие президента".

Не секрет, что экономика Венесуэлы находится в кризисе по причине падения цены на нефть в последние четыре года. В ноябре кредитные рейтинговые агентства Standard & Poor's и Fitch объявили о частичном дефолте страны из-за серьезных проблем с ликвидностью. Назревают проблемы по выплатам процентов по гособлигациям в 2019-м и 2024-м годах. МВФ считает, что эта страна завершит 2018 год с инфляцией 14 тысяч (!) процентов, в то время как экономика может сократиться на 15 процентов, пишет El Pais. com.

Феномен, объясняющий переизбрание Мадуро, — это налаженная система субсидий бедным слоям населения по нескольким социальным программам. Одна из них — это распределение по субсидированным ценам продуктов питания через местные комитеты по снабжению и производству (CLAP). Это набор основных продуктов питания весом 14 килограммов вставшим на учет семьям, и его хватает на семью из трех человек на две недели. Стоит набор десять тысяч боливаров (один доллар — 69 тысяч боливаров).

Вторая программа, Hogares de la Patria ("Домашние хозяйства Родины"), распределяет денежные субсидии и охватывает около четырех миллионов семей. Мадуро пообещал довести этот объем до пяти миллионов семей и повысил суммы субсидий на 56 процентов (до 7,6 доллара для семьи из двух человек), пишет EFE. Есть пособия беременным, отдельно — рабочим и т. д.

Те из россиян, кто жил при распределительной системе в СССР, прекрасно понимают, как она действует, и даже ностальгируют по ней, так как она дает (и в Венесуэле тоже) также субсидированные государством (а не бесплатные!) медицину, образование, жилье. Добавим, что в Венесуэле есть субсидии на коммунальные услуги и бензин. Единственный "недостаток" последних — это то, что они не адресные и любой житель может ими пользоваться. Конечно, в стране действует черный рынок валют и товаров, есть такое явление, как торговцы-челноки.

Добавим, что избиратели Мадуро — это идейные чависты, считающие, что против их страны организован заговор империалистов и предателей Родины — неолибералов, которые хотят загубить Боливарианскую революцию. Reuters рассказывает историю такой чавистки Элен Бландин — "44-летней матери-одиночки, которая нищенски живет на два доллара в месяц (а где же пособие?)" и не может купить сыну подгузники. Она будет голосовать за Мадуро. И пусть оппозиционеры "называют нас животными, мне все равно ", говорит она.

В Венесуэле нет гуманитарного кризиса, есть бойкот "соросят"

Но так ли уж все трагично в Венесуэле, есть ли там "гуманитарный кризис"? Как пишет Correo del Orinoco ооновский чиновник Альфред де Сайас проводил системное исследование экономики и социальной сферы Венесуэлы в ноябре 2017-го — январе 2018 года и пришел к выводу, что "здесь нет гуманитарного кризиса; конечно, есть нехватка продуктов, тревога среди населения, перебои в снабжении; но для того, кто работает в ООН на протяжении многих лет и знаком с ситуацией в Африке, Азии, некоторых других странах Латинской Америки, становится ясным, что о гуманитарном кризисе в Венесуэле речи не идет".

"Венесуэла находится под давлением экономической войны, финансовой блокады и страдает от высокого уровня контрабанды и поэтому нуждается в международной солидарности, для того чтобы разрешить эти проблемы", — утверждает Сайас. Он отметил, что, например, дефицит медикаментов вызван действиями соседней Колумбии, которая блокирует поставки лекарств в Венесуэлу, вынуждая ее закупать их главным образом у Индии.

Эксперт пожаловался на то, что его визит практически никак не освещался в ведущих мировых СМИ, которые фактически объявили "бойкот молчания" вокруг проводимой ООН инспекции.

Почему оппозиция бойкотировала выборы

Теперь об оппозиции: она разделена, и это на руку Мадуро. Его соперников Анри Фалькона и Хавьера Бертуччи относят к тем, кто готов на диалог с властями. Анри Фалькон предлагает долларизировать экономику и применять шоковые методы лечения экономики с помощью международных финансовых организаций. Это Россия тоже проходила. Остальные оппозиционеры из MUD и "Широкого фронта" (Frente Amplio) призвали своих избирателей бойкотировать выборы.

И понятно почему. По опросам общественного мнения, Мадуро набирал 46 процентов голосов и побеждал, так как выборы проходят в один тур и для избрания президентом кандидату достаточно получить простое большинство голосов.

Не складывалось у оппозиции с легитимной победой, поэтому вместе с Вашингтоном была сделана ставка на непризнание выборов, об этом заявила, как пишет El Universal, пресс-секретарь государственного департамента США Хизер Нойерт. Соединенные Штаты с марта 2015 года считают Венесуэлу "угрозой национальной безопасности", наложены санкции на чиновников, включая Мадуро. Их обвиняют в коррупции и незаконном обороте наркотиков.

Что предпримут США дальше?

Напомним, в 1989 году для "восстановления демократии" в Панаме американский суд вынес решение о том, что президент Мануэль Норьега является членом организованной преступной группы, которая занималась вымогательством и транспортировкой наркотиков. Военная спецоперация США арестовала президента, и он был осужден.

Вашингтон также может объявить эмбарго на поставки венесуэльской нефти. Это откроет путь для торговли нефтью с Россией и Китаем, а санкции можно обойти через своповые поставки. Уже задействована схема по продаже нефти России, которая затем продает ее Кубе. Делают ли американцы ставку на венесуэльских военных? Пока разброда в армии не наблюдается, Мадуро ее хорошо кормит и содержит.

России выгодна победа Николаса Мадуро. За более чем 15 лет тесных связей с чавистами было подписано более 260 соглашений в таких областях, как медицина, туризм, сельское хозяйство, горнодобывающая промышленность, нефтедобыча и торговля оружием. По данным Международного института исследований мира в Стокгольме (Сипри), за 15 лет Каракас отдал в российскую казну в обмен на оружие около четырех миллиардов долларов.

Другое мнение

Как сказал "Правде Ру" директор Института Латинской Америки РАН, доктор экономических наук, профессор, академик РАЕН Владимир Давыдов, "выборы были очень противоречивые". "Нынешняя власть выкосила оппозицию неконституционным способом. Парламент оказался на 80 процентов оппозиционным, тогда они (чависты) его распустили и создали другой — карманный", — отметил эксперт "Правды.Ру". По его мнению, низкая явка объясняется тем, что народ устал от очень тяжелой жизни, от постоянных столкновений, "и на улицах тоже".

Сейчас половина Латинской Америки отвернулась от Мадуро, добавил Владимир Давыдов в интервью "Правде.Ру": "США все равно бы не признали выборы, а вот то, что латиноамериканцы отходят от принципов солидарности, — это серьезно". Эксперт оценивает состояние венесуэльской экономики как "полный развал", а криптовалюту Petro - как "соломинку за которую держится власть".

Читайте по теме:

Куба хочет "стакан молока", но не любой ценой

Россия может инвестировать в EL Petro

Венесуэльская криптовалюта за месяц собрала $5,025 млрд

США готовят революцию в Венесуэле

www.pravda.ru

Нефть в обмен на катастрофу - ЭкспертРУ

Венесуэльская нефтянка так же, как все остальные отрасли экономики находится сейчас в сильнейшем кризисе. Очередным подтверждением тяжелейшего состояния экономики Венесуэлы стала нефть: Каракас тратит каждый день миллионы долларов на ее покупку.

По мнению экспертов, пишет лондонский Independent, нефтяная промышленность Венесуэлы работает сейчас лишь на 40% своих возможностей. В марте Международное энергетическое агентство (IEA) сообщило, что продолжает считать Венесуэлу самым крупным риском на планете для глобальных поставок сырья, который может скоро создать на рынке дефицит «черного золота».

Скорость, с которой ухудшается положение в нефтяном секторе, производит сильное впечатление. Например, в феврале добыча нефти венесуэльскими нефтяниками, по данным агентства Bloomberg, снижалась в среднем на 100 тыс. баррелей в день. По данным же Центрального университета Венесуэлы, добыча нефти в стране сейчас достигла абсолютного минимума за последние 70 лет.

Большая часть нефтяных месторождений Венесуэлы дает тяжелую нефть, которую необходимо разбавлять более легкими сортами перед отправкой покупателям. Растворители Каракас, кстати, впервые в истории нефтяной промышленности страны, начал импортировать еще в 2016 году. С тех пор прошли два года. За это время закупки легких сортов нефти, по данным Франсиско Мональди, специалиста по энергетике Латинской Америки в техасском университете Райса, выросли до 200 тыс. баррелей в сутки.

Длинные очереди за продуктами питания и лекарствами в Венесуэле уже давно перестали быть редкостью. Однако даже каких-то несколько лет назад, когда литр бензина стоил 0,01 доллара, очень трудно было представить длинные очереди автомобилей на автозаправках. Сейчас в порядке вещей и они. В Венесуэле нефть по-прежнему стоит дешевле питьевой воды, но нефтянка, с одной стороны, больше не может удовлетворять даже внутренние потребности страны, а с другой, должна работать на экспорт. Мональди уверен, что если добыча нефти упадет ниже миллиона бар./сутки, то последствия будут для венесуэльской экономики катастрофическими.

«Внутреннее потребление составляет около 450 тыс. бар./сутки,- говорит он.- Но Венесуэле необходимо продавать нефть, чтобы выплачивать долги России и Китаю. Правительство вынуждено импортировать нефть по двум причинам. Первая – коллапс нефтеперерабатывающей инфраструктуры, а вторая – нефть тяжелая и нуждается в разбавлении. Нонсенсом является и то, что власти покупают нефть по 80-90 долларов за баррель, а продают населению в виде бензина практически бесплатно».

По мнению Франсиско Мональди, единственная надежда на серьезные перемены в экономическом курсе страны. Аналитики социологической организации IVAD, специализирующейся на опросах населения, считают, что шансы президента Николаса Мадуро на предстоящих в мае выборах выглядят не очень обнадеживающе. 77% участников опроса считают, что Венесуэле необходимо новое правительство. МВФ прогнозирует для Венесуэлы в этом году спад производства в районе 15%. Каракас ожидает, считают многие экономисты, рекордное в Латинской Америке снижение ВВП. По расчетам, к концу этого года оно может составить в общем итоге почти 50% по сравнению с пиковым 2013 годом.

Нефть играет в экономике Венесуэлы огромную роль – она составляет 90% всего экспорта страны. Поэтому коллапс нефтяной промышленности нанесет нокаутирующий удар по всей венесуэльской экономике.

Ситуация в Венесуэле ухудшилась настолько, что венесуэльцы в массовом порядке эмигрируют в соседние страны. За границей сейчас живет 10% населения. Почти в двух третях семей эмигрировал как минимум один человек. Положение осложняет еще и то обстоятельство, что среди трех миллионов мигрантов подавляющее большинство составляет молодежь и квалифицированная рабочая сила. Это еще больше ухудшает ситуацию в экономике.

expert.ru