О постановлении Правительства Удмуртской Республики от 30.12.97г. N 1212 "Об основных положениях программы развития и модернизации системы правительственной радиоподвижной связи "Роса". Система правительственной связи роса


Как позвонить Медведеву и Путину

“МК” раскрыл тайны правительственной связи

09.12.2010 в 17:19, просмотров: 26961

Не поверите, но первый сотовый телефон, точнее его прародитель, появился у Брежнева еще в 70-х. Уже тогда Леонид Ильич, гуляя по даче, разговаривал по переносной “трубке” со своей супругой. А во время визита в США Брежнев по секретным линиям общался со своими подчиненными прямо из резиденции Никсона. Да и вообще руководители советского государства могли связываться с Кремлем из самолета или поезда еще 40 лет назад. Между прочим, ни одна страна в то время не могла похвастаться спецсвязью такого уровня...

А как обстоят дела со связью в Кремле в наши дни? “МК” из самых компетентных источников выяснил:

— чем мобильник президента отличается от вашего;

— почему нельзя дозвониться до глав государств;

— какими телефонами пользовались российские императоры и генсеки.

фото: Ева Меркачева

В том, что первые лица нашего государства — самые осведомленные люди в мире, во многом заслуга генерал-лейтенанта Юрия Толмачева. Именно он долгое время возглавлял Управление правительственной связи КГБ, был замминистра связи СССР, затем — России. Ныне он — советник министра.

“Кремлевка” работала без сбоев

— Юрий Александрович, по уровню связи, в том числе правительственной, Россия в военные и послевоенные годы сильно отставала?

— К сожалению, да. В годы войны я анализировал трофейную технику (я тогда учился на военном факультете Московского института инженеров связи и одновременно воевал на фронте). Меня поразили немецкие кабели, которые выдерживали любую непогоду, которые можно было легко и быстро разворачивать. А у нас тогда были в основном воздушные линии, постоянно выходившие из строя. У немцев были и радиостанции с параметрической стабилизацией, которые работали без специальной подстройки.

Когда фашисты приближались к Сталинграду, наши основные войска фактически оказались отрезаны от южной группировки. Тогда и решено было строить трехканальную линию связи от Москвы через Персию с выходом на Ленкорань. Специально для этого был создан отряд из юных связистов — слушателей военфака, руководить которым назначили меня. После того как работы были закончены, я отправился с отчетом в Москву к Ивану Пересыпкину (будущему маршалу), который тогда был министром связи. Я заявил ему, что наши структуры легко перехватываются. Немцы даже говорили: “Сначала к нам, а потом к себе”.

— Выходит, немцы прослушивали, как переговариваются наши военачальники?

— Даже тогда защита правительственной связи была достаточной, что ни одно из перехваченных сообщений враг не смог расшифровать.

После моего доклада Пересыпкин попросил Сталина срочно создать производство, которое бы занималось связью. И в 1943 году уже начали работать два завода НКО (по проводной структуре спецсвязи и по устройству радиосвязи). А я периодически консультировал их по вопросам производства телефонных аппаратов, потом в Минобороны отвечал за производство систем военной связи… В 70-м году меня вызвали в ЦК и предложили перейти на службу в Управление правительственной связи СССР. К тому времени правительственная связь в Союзе сильно отставала от той, что была в других развитых странах, и вообще не соответствовала реальной политической обстановке. Я пробыл начальником Управления КГБ и одновременно командующим войсками правительственной связи больше 15 лет. И за это время мы сумели обогнать все ведущие страны.

— Это вы были автором легендарной системы “Кавказ”?

— Ее разработали ученые ведущих НИИ. Я же был в числе авторов плана развития правительственной связи, утвержденного ЦК. Он был рассчитан на 20 лет, но каждые два года в него вносили коррективы с учетом наших последних научных достижений и сведений, полученных внешней разведкой.

— Что представляла собой тогда знаменитая “кремлевка”?

— Это была проводная система связи, с выделенной линией, кабели которой шли под землей. Называлась она АТС-1 и была исключительно городской. Телефонные аппараты “кремлевки” (сначала черного, а потом белого цвета) стояли в кабинете каждого члена ЦК, всех руководителей крупных учреждений Москвы. Кстати, работала система без засекречивания, а чтобы звонки нельзя было перехватить, использовался метод индуктивного зашумления оболочки кабеля.

— А как первые лица звонили в другие города?

— Для этого была предусмотрена система междугородной спецсвязи. Она шла по воздушным линиям к каждому крупному промышленному центру. Аппараты ВЧ-связи были установлены у партийных и советских руководителей на местах. И вот эта связь была уже защищена двумя засекречивающими (временной и гарантированной стойкости) системами.

— Они не позволяли перехватить разговор?

— Перехватить было можно (и такие попытки со стороны потенциальных врагов мы фиксировали), но расшифровать сложно. Точнее, это занимало так много времени, что становилось попросту бесполезным.

— Чиновники набирали номера сами или через оператора?

— Телефоны руководителей высшего звена не имели дисков и включались автоматически поднятием трубки. Они как раз выходили на спецкоммутатор. Абонент просто называл фамилию или должность того, с кем хотел бы поговорить, и его тут же соединяли. А руководители рангом пониже сами набирали нужный номер. У всех были секретные телефонные справочники, которые, по инструкции, следовало хранить под замком.

— А нужно было вип-абоненту называть какое-то секретное слово, чтобы телефоном не воспользовался кто-то посторонний?

— Нет, никаких паролей не было. Попасть в кабинеты руководителей высшего звена посторонние не могли. К тому же операторы спецкоммутатора знали голоса всех своих абонентов.

фото: Ева Меркачева

— Кто-то из простых москвичей мог по ошибке набрать, скажем, Андропова?

— Совершенно исключено. Непосредственных электронных контактов между правительственной телефонной линией и обычной городской АТС не было.

— Правда, что в кабинетах были прослушивающие устройства? И могли ли подслушать разговор операторы спецкоммутатора?

— Это сказки. Операторы не подслушивали — это технически было невозможно. Ведь они автоматически отключались от связи, как только два абонента были соединены между собой.

“Алло, машина Брежнева слушает”

— А когда телефоны появились в машинах чиновников?

— К сентябрю 1970 года уже была создана система подвижной радиосвязи в автомобилях под названием “Роса” радиусом действия около 60 км. Что она из себя представляла? Телефонная трубка в салоне автомобиля, передатчик и блок питания в багажнике. Вся система завязывалась на радиопередатчик и антенну, которые разместили на самой высокой точке здания МГУ. Это была прямая УКВ-связь в диапазоне порядка 900 мегагерц, поэтому и канал, и центральную станцию засекретили. Но поскольку работа всей аппаратуры была крайне неустойчива, реально эта система в эксплуатацию до моего прихода не вводилась. И срочность моего перевода в Управление правительственной связи КГБ как раз была вызвана тем, чтобы запустить ее. Мне пришлось подключить лучшие умы и предприятия. В итоге через год звонить из своих машин могли все крупные руководители.

— Сбои радиосвязь в “ЗИЛах” и “Чайках” часто давала?

— Практически никогда. Помню только один случай с председателем Совета Министров Тихоновым. Он ехал на дачу и разговаривал по телефону в автомобиле, как вдруг у него пропала связь. Мне сразу же доложили, что Тихонов недоволен. Тогда я сам сел в его машину и убедился, что неисправно электрооборудование самого автомобиля. И никакой вины связистов здесь не было.

— А когда генсек мог позвонить из самолета?

— Сначала на борту его самолета можно было принимать и посылать телеграммы. Для этого в Атлантическом океане было поставлено три мощных корабля, которые ретранслировали радиоканал до Америки. А потом мы подключили спутники.

— А разве спутниковая связь в 70-е годы уже была?

— Да, но сначала в ограниченном объеме и только телеграфная. Ее обеспечивали летающие на эллиптической орбите спутники “Молния-1” и “Молния-2”. Этого было мало, ведь нам поставили задачу — руководство страны должно иметь телефонную связь в любом месте, в том же самолете или поезде. Чтобы решить ее, мы запустили еще один спутник “Молния-3”, который был уже трехканальным. Он тоже летал на эллиптической орбите, благодаря чему мог обеспечивать засекреченную связь в любой точке земного шара. К сведению, американцы тогда ориентировались на спутник, который мог обеспечить связь только до семидесятой параллели. Так вот благодаря “Молнии-3” в самолете “Ил-86”, на котором летало руководство страны, появился телефон. В гроте воздушного судна мы установили антенну “Афар”. И после этого генеральный секретарь мог в полете дозвониться до кого угодно, причем прослушать его разговор неприятели не могли. Ведь мы использовали автоматическую высокой стойкости систему засекречивания голоса.

— А когда первые лица могли уже звонить по переносной трубке?

— К 1975 году, когда система радиосвязи все больше усовершенствовалась. Но позвонить по переносной трубке можно было, лишь если человек находится в радиусе действия ретрансляторов. Выглядело это примерно так: идет, скажем, Андропов и разговаривает, а сзади едет автомобиль, напичканный техникой. Но имейте в виду, что Юрий Владимирович подобным образом звонил крайне редко. Он никогда не охотился и не любил много ездить, поскольку чувствовал себя неважно. А вот Брежнев и Устинов — те, наоборот, крутились везде, и везде мы следили, чтобы им было комфортно в области связи. Леонид Ильич любил сам садиться за руль и всегда проверял, работает ли в машине телефон. Когда он охотился в “Завидово”, то иногда клал трубку в карман. Но перед этим мы примерно за неделю подготавливали зону для приема правительственной связи.

Телефонный справочник “кремлевки”, которым пользовался Сталин.

— А если генсек выезжал за пределы СССР?

— Здесь совсем другой подход применяли. В 1973 году Брежнев совершил визит в США. Это была первая поездка после окончания “холодной войны”, и она продолжалась больше недели. До этого, когда Никсон в 1972-м приезжал в Москву, американские связисты за месяц выслали сюда 100 человек готовить ему сток-систему связи на Штаты, просили выделить им каналы, помещения. Мы управились значительно быстрее и меньшими силами. Брежнев во время визита побывал и в Вашингтоне, и в Нью-Йорке, и в Лос-Анджелесе, и везде у него была отличная связь с Москвой.

— Неужто туда кабели проложили?

— Нет. Мы установили ретрансляторы в загородной резиденции президента в Кэмп-Дэвиде. Помню, я рано утром обходил ее по периметру, в кармане у меня трубка (по размеру чуть больше, чем современные мобильники), которая работала на ретранслятор, тот — на спутниковую связь, а она в свою очередь — на Москву. А тут на утреннюю прогулку вышел Леонид Ильич. Спрашивает у меня, мол, что ты тут делаешь. Я в ответ: “Проверяю связь с Москвой”. Он удивился: “Чем проверяешь?”. Я достал из кармана трубку и говорю: “Хотите я вас с Викторией Петровной соединю?”. Он, мол, ну давай попробуй. А я еще когда увидел его выходящим из дома, нажал кнопку и через спецкоммутатор в Москве подготовил канал. Это мгновенно делается. Так что трубку я ему передал, и он сразу же услышал супругу, которая находилась на другом конце земли. Могу без ложной скромности сказать, что тогда впервые в истории состоялся подобный разговор.

Хот-лайн для президентов

— Одной из самых секретных была и остается система хот-лайн. Как организовывали ее в советские годы?

— Система базировалась на существующих линиях междугородной связи с применением внешних источников шифрования — шифролент. И эта связь была вначале только телеграфная.

— А если генсеку нужно было позвонить, скажем, Рейгану?

— Он делал это по совершенно открытым каналам связи. И обсуждать по телефону вопросы государственной важности было нельзя. В наши задачи как раз входило организовать структуру защищенной телефонной связи между руководителями Советского Союза, Франции, Англии и США. Только между этими странами были “прямые линии”. На первом этапе они проходили по морским кабелям, следующим шагом было использование коротковолновой радиосвязи. К сведению, внедрение коротковолновой связи для нас было очень важным, ведь она работает даже в условиях ядерного взрыва. Ну а потом подключили спутники. Внешне “горячая линия” представляет собой переговорный пункт в Кремле.

— А правда, что в военных автомобилях была установлена уникальная засекреченная система связи?

—Да. Были построены три мощных приемных центра — в Москве, Ашхабаде и на Дальнем Востоке. Они работали на принципах системы коротковолновой связи с использованием “Афар”. И все это мы применили, когда в 1979 году наши войска готовились к вхождению в Афганистан, как тогда это называлось — в порядке оказания интернациональной помощи. Мы обеспечили совершенно секретную связь из военного автомобиля, двигающегося из Москвы до самого дворца Амина. И когда брали приступом дворец, находившиеся на месте военачальники по телефону получали указания из Кремля. Ничего подобного не было тогда даже у американцев. За разработку этой системы я получил Государственную премию и орден Красной Звезды.

Справка МК Справка "МК"

КАК ПЕРЕЗВАНИВАЛСЯ ЦАРЬ?

Комментарии центра по связям с прессой и общественностью ФСО России:

В 1860 году было организовано телеграфное сообщение между кабинетом Александра II и комнатой, где размещался гвардейский караул. В 1882-м году была начата телефонизация помещений Зимнего дворца. Но электрические звонки продолжали использовать вплоть до 1917 года. К примеру, в спальне у Николая II в Александровском дворце Царского Села имелась “тревожная кнопка” звонка в караульную комнату. Такое же устройство было и в опочивальне императорской четы в Ливадийском дворце — по “тревожному” сигналу представителям охраны предписывалось незамедлительно прибыть в спальню. Что же касается телефонной связи, то во время коронации Николая II в 1896 году была временная телефонная станция, которая была развернута в Москве: 166 телефонных аппаратов фирмы Белла. Согласно “Списку телефонных аппаратов”, телефон №1 принадлежал императору, №5 — дворцовому коменданту, №6 — начальнику дворцовой полиции. В Александровском дворце Царского Села имелась телефонная станция с парой телефонных будок. Правда, рассчитывать на конфиденциальность бесед звонившим не приходилось: все телефонные переговоры постоянно прослушивали два чиновника дворцовой полиции.

— Подводные лодки в системе правительственной связи использовались?

— Конечно. Но не сразу, а по мере развития радио- и спутниковой связи. Андропова уже могли соединить с капитаном подлодки (если она входила в систему засекреченной связи) в считанные минуты. Но часто для этого судно приходилось поднимать на поверхность, ведь через толщу воды сигнал (электромагнитные колебания, особенно высокочастотные) проходит очень плохо.

— А что еще нового в правительственной связи появилось при вас?

— Была разработана и внедрена новая засекречивающая аппаратура. Уровень защиты благодаря ей сразу же вырос. Появилась АТС-2 и междугородняя связь на базе системы “Кавказ”. Были созданы подразделения правительственной связи в посольствах иностранных государств. Ну главное — в целом резко увеличились масштабы ПС и число охваченных ей. Замечу, что наши усилия руководство страны ценило. Андропов доверял мне во всем. И хотя он был жестким и критичным человеком, ко мне всегда относился с вниманием. Я сопровождал его на многие мероприятия, где делал доклады по связи. А с Брежневым у нас и вовсе были теплые отношения. Он очень уважал связистов.

— Наверное, руководители иностранных государств вас недолюбливали...

— Наоборот. Я по долгу службы во время визитов генсека часто сопровождал его. И имел возможность общаться со многими президентами — Никсоном, Картером, Фордом, Помпиду... Они выражали мне свою признательность за развитие системы хот-лайн. А один из президентов даже подарил мне за это бутылку раритетного коньяка со своей подписью. Я двадцать лет его хранил, а потом использовал по назначению.

— А правда, что сделанные при вас разработки до сих пор используются в системе ПС? И что в автомобилях первых лиц стоят все те же телефоны?

— И сегодня для обеспечения связи в машинах используется система “Кавказ”, но уже модифицированная. И передатчик стоит теперь не на здании МГУ, а совершенно в другом месте и работает очень устойчиво. Ну а главное, теперь руководители могут из автомобиля, оборудованного такой системой, общаться, даже если они покинули пределы Московского региона. Да и каналы теперь используются самые разные — спутниковые, кабельные, радиорелейные и т.д.

— У президента какой-то особый мобильник?

— Точнее сказать — особый провайдер. (Смеется.) И вообще глава государства может из своей машины, нажав кнопки, запустить всю систему противоракетной защиты. Между прочим, все это не имеет аналогов.

Когда президенту нужно иметь связь во всем мире, следом за ним следуют еще два автомобиля со специальной техникой и усилителями. Это один из проектов системы “Кавказ”.

— А может он позвонить Бараку Обаме?

— Если звонок по закрытому каналу, то с рабочего места, где есть структура хот-лайн. Если же по открытому — то и мы с вами сейчас можем позвонить Обаме. Другое дело, что нас с вами не соединят.

— В Кремле сохранились телефонные кабели времен императора?

— Нет, ничего похоже с той связью, что была даже на конец войны, уже нет. С каждым годом увеличиваются диапазоны, меняются системы контроля, идет жесточайшая борьба за частотные ресурсы. А сколько только за последние 10 лет новейших разработок было внедрено!

— Уж не приведет ли это к сложностям в области правительственной связи? Сегодня ведь хакеры могут банковские счета вскрывать, а перехватить правительственное сообщение им, наверное, не сложно?

— Уверяю вас, хакеров опасаться совсем не стоит. И частот на всех хватит — пределов ведь нет. Можно использовать все более высокие и высокие. Другое дело, что раньше правительственная связь объединяла все страны бывшего СССР. Теперь этого нет. Другой момент касается спутников. У американцев их 34, а у нас в три раза меньше. Так что работы еще предстоит много.

www.mk.ru

Какие аппараты стояли на столе царей, генсеков и президентовДля государственных лидеров нашей страны и чиновников высшего уровня специальная связь всегда была весьма важным, а со временем и престижным атрибутом власти. Возможность беспрепятственно и тайно общаться с коллегами в Кремле ценили всегда. И с развитием телефонной отрасли в целом менялись и стандарты обеспечения связью избранных. Сегодня мы рассказываем нашим читателям о некогда секретных (в том числе  действующих и сегодня) системах правительственной связи.Точная дата появления телефонов у российских государственных лидеров известна. В 1881 году первые аппараты были установлены в Гатчинском дворце, а на следующий год началась телефонизация Зимнего. Аппараты хотя и были с иностранными брендами «Эриксон», «Сименс и Гальске», но производились в Петербурге на заводах упомянутых фирм. В дальнейшем использовались аппараты и других производителей.

Какие аппараты стояли на столе царей, генсеков и президентов

Для государственных лидеров нашей страны и чиновников высшего уровня специальная связь всегда была весьма важным, а со временем и престижным атрибутом власти. Возможность беспрепятственно и тайно общаться с коллегами в Кремле ценили всегда. И с развитием телефонной отрасли в целом менялись и стандарты обеспечения связью избранных. Сегодня мы рассказываем нашим читателям о некогда секретных (в том числе  действующих и сегодня) системах правительственной связи.

Кто слушал разговоры императора?

Точная дата появления телефонов у российских государственных лидеров известна. В 1881 году первые аппараты были установлены в Гатчинском дворце, а на следующий год началась телефонизация Зимнего. Аппараты хотя и были с иностранными брендами «Эриксон», «Сименс и Гальске», но производились в Петербурге на заводах упомянутых фирм. В дальнейшем использовались аппараты и других производителей.

Уже в конце XIX века стали выпускаться и списки абонентов дворцовой телефонной сети, содержавшие порядка сотни номеров. Забегая вперед, отмечу, что первый ленинский коммутатор, установленный в 1918 году в Кремле, также был 100-номерным. И в царские, и в ранние советские времена существовали «престижные» телефоны. Например, у государя императора был телефонный номер 1, а у Феликса Дзержинского – 007. И это за несколько десятилетий до появления Джеймса Бонда…

В дореволюционные времена телефонные разговоры высших государственных чиновников и тех, кто пользовался телефонными будками на территории, скажем, Царского Села, официально прослушивались специально выделенными сотрудниками Дворцовой полиции. А вот при советской власти первую «прослушку» зафиксировал секретарь Сталина Борис Бажанов, который в своих мемуарах описал, как осенью 1923 года застал будущего генералиссимуса за прослушиванием телефонного разговора абонентов кремлевской телефонной станции.

При государе императоре все телефонные соединения делались вручную: абонент снимал трубку и говорил телефонистке номер или фамилию нужного ему человека. «Барышня» включала штекер в нужное гнездо, и следовал вызов. А вот при советской власти довольно быстро, правда, в одном отдельно взятом месте – Кремле – по инициативе Ленина была установлена автоматическая телефонная станция. В связи с тем что номера на новых аппаратах набирались с помощью диска, кремлевские телефоны получили название «вертушка». Кстати, дисковые телефонные аппараты спецсвязи заменили кнопочными только в начале нынешнего десятилетия…

В первые же дни нахождения у власти большевики активно использовали телефонную связь. В Смольном был развернут узел связи, включавший внутреннюю сеть и выходы на центральную станцию, а также трехваттовую радиостанцию в Таврическом саду. А после переезда в Москву правительство большевиков разместилось в гостинице «Националь».

Товарищ Сталин у аппарата

В довоенные времена Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) считал себя человеком почти демократичным. Ему можно было дозвониться, минуя всякие «вертушки», по обыкновенному городскому телефону. В фонде Сталина в Российском государственном архиве социально-политической истории хранится записка члена коллегии Наркомтруда СССР и директора Московского инженерно-экономического института Дмитрия Малютина, в которой он напоминает Сталину о том, что «дозвонился до него из автомата» весной 1932 года, и вождь разрешил ему «позванивать» по вопросу о приеме. Неизвестно, состоялся ли «прием», но в 1938 году Малютина расстреляли…

Игры с общедоступным городским номером у генсека закончились еще в конце тридцатых. Иногда люди просто попадали «не туда» и немели, услышав в трубке «Сталин», иногда звонили те, кому по штату это было не положено.

Кстати, обычные городские телефоны сейчас есть практически у всех высших руководителей страны. И не только те, которые значатся в справочниках, издаваемых для служебного пользования, и либо вообще молчат, либо выходят на секретаря. Для связи с наиболее доверенными людьми «из народа» первые лица государства используют самые обычные номера, которые известны только узкому кругу людей. В подтверждение этого расскажу историю из тех времен, когда мне приходилось работать советником у Егора Семеновича Строева, тогда Председателя Совета Федерации. У него было два «секретных» номера: один в московском рабочем кабинете, другой в Орле. Дав мне эти номера, он сразу предупредил, что звонить нужно только в случаях экстренной необходимости и что распространению они не подлежат. Через некоторое время, однако, по московскому телефону председателю верхней палаты парламента стали звонить малознакомые люди, и он попросил руководителя аппарата сменить ему номер. Уже на следующий день раздался первый звонок. Егор Семенович взял трубку: «Слушаю». А в ответ услышал голос со специфическим южным акцентом: «Слушай, брат, Наташу позови, а?» Третий человек в стране (по властной иерархии) сказал, что гражданин ошибся номером, и дал отбой. Минут через десять другой, столь же специфический голос потребовал ту же Наташу. Потом подобные звонки раздавались по нескольку раз в день. И Строев дал задание разобраться. Выяснилось, что чиновники из управления делами Совфеда поставили ему телефон, что называется, «второй свежести». А до этого он стоял у девушки с низкой планкой социальной ответственности, которую, собственно, и разыскивали звонившие. Номер, конечно, сменили. Виновных наказали, но никого не расстреливали и даже не увольняли.

Но вернемся к телефонам генералиссимуса Сталина. Во время посещения Ближней дачи вождя в Волынском я внимательно осмотрел телефоны. Это не те самые аппараты, которыми пользовался Сталин, но абсолютно совпадающие с ними по марке и модели устройства. Два аппарата фирмы «Сименс», с диском – «вертушка», без диска – внутренний, а третий – аппарат высокочастотной связи (ВЧ) – отечественный. В конце сороковых годов, как утверждают авторы исторического путеводителя «Ближняя дача Сталина», к ним добавился еще один аппарат – красного цвета, для связи с членами политбюро.

Для других граждан, желавших услышать голос товарища Сталина, был предусмотрен фильтр. В Кремле контроль осуществляли секретари, на даче – дежурный офицер. Порядок был такой: сначала выясняли, кто говорит, затем по внутреннему телефону докладывали генсеку. Если тот соглашался взять трубку, дежурный говорил звонящему: «Ждите», а вождю сообщал, что такой-то товарищ у такого-то телефона. Тогда генсек переключал нужный рычажок и говорил в трубку: «Сталин». Ну а если нужно было с кем-то соединиться, то давался соответствующий приказ дежурному или секретарю. Как бывший чиновник, «приближенный к власти», отмечу, что такой порядок остался у высоких руководителей до сих пор, хотя и с некоторыми изменениями.

Связь для политбюро обеспечивали немцы

Большинство советских граждан узнали о существовании высокочастотной связи (ВЧ) и ее важности для спецслужб в 1974 году из напечатанного в журнале «Новый мир» романа Владимира Богомолова «В августе сорок четвертого». Западным читателям повезло больше. В книге Яна Флеминга «Из России с любовью» (1957) описывается, как глава «Смерша» генерал Грубозабойщиков пользуется супертелефоном: «Он сел и снял телефонную трубку, на которой были белые буквы ВЧ. Эта аббревиатура обозначала слово «высокочастотный». Только около пятидесяти высших чиновников были подключены к системе ВЧ, и все они были либо министрами, либо руководителями избранных ведомств. Система обслуживалась маленькой станцией в Кремле, которой управляли  профессиональные офицеры госбезопасности. Даже они не могли прослушивать переговоры по ВЧ, но каждое слово, сказанное в разговорах по этой линии, записывалось».

Представление о «системе ВЧ» у бывшего британского разведчика, в свое время работавшего и в Москве, было весьма приблизительным, поскольку тогда спецсвязь вообще была одной из самых охраняемых тайн государства. На самом деле к середине 1951 года в СССР и за границей было развернуто 223 ВЧ-станции, которые обслуживали 2904 абонента. И конечно же, никаких белых букв ВЧ на трубке не было.

Хотя днем рождения высокочастотной правительственной междугородной связи ВЧ принято считать 1 июня 1931 года, ее опробовали еще за год до этого. 4-е отделение оперативного отдела ОГПУ установило тогда линию связи с Харьковом. В 1931-м к системе подключили Ленинград, в 1932-м – Смоленск и Минск, в 1933-м – Горький, Ростов-на-Дону и Киев.

Но эта связь хотя и была обособленной (до этого все правительственные переговоры осуществлялись через сети общего доступа), не была засекреченной. И к тому же использовалась исключительно импортная техника. В 1939 году все недостатки правительственной связи свалили на помощника начальника отделения правительственной связи Игоря Винецкого, объявленного «шпионом», и его коллег. 5 мая 1939 года начальник Главного управления государственной безопасности Всеволод Меркулов писал своему шефу Лаврентию Берии: «Телефонная станция Политбюро привезена из Германии и смонтирована под руководством в дальнейшем разоблаченного шпиона Винецкого. Кремлевская АТС также привезена из Германии, технически изношена. Телефонная связь ВЧ также вначале монтировалась на импортной аппаратуре под руководством того же Винецкого».

А что было делать? В СССР не было соответствующей аппаратуры. Наши разведчики, а также торговые представители, посольские работники и «радиолюбители» стали искать возможности купить образцы шифраторов, но без особого успеха. Продавать большевикам секретную аппаратуру не хотели ни шведы, ни бельгийцы, ни американцы…

В 1936 году на ленинградском заводе «Красная Заря» было разработано первое отечественное устройство засекречивания переговоров – инвертор ЕС (К.П. Егоров и Г.В. Старицын), а через год новый шифратор – С-1. Недостатком нашей аппаратуры было то, что она ухудшала качество звука при переговорах. Но в 1938 году началось серийное производство различных образцов техники для засекречивания телефонных переговоров. К началу Великой Отечественной войны система ВЧ-связи, как для руководства страны, так и для военных, уже исправно работала.

Военные времена для спецсвязи, как и раньше, были связаны не только с собственными разработками, но и с серьезными заимствованиями зарубежных технологий. Генерал-лейтенант КГБ Юрий Толмачев, возглавлявший Управление правительственной связи в течение 13 лет, вспоминал о своих командировках на фронт во время войны: «Я не раз командировался на фронт на Курской дуге, на Брянском и Карельском направлениях, где анализировал трофейную технику. Надо сказать, что по качеству и техническим данным она в значительной степени превосходила отечественную». Трофейная техника, вывезенные из Германии и других стран технологии и целые комплексы связи в дальнейшем серьезно помогли советским спецслужбам в организации правительственной связи нового поколения.

Как дозвониться президенту

Владимир Шевченко, бывший глава протокола президентов Горбачева, Ельцина и советник президентов Путина и Медведева, в своих мемуарах рассказывал о современной системе правительственной связи: «Как бы ни развивались международные отношения, пока существуют границы, пока у каждой страны есть собственные государственные интересы и тайны, их надо защищать. Для этого была создана так называемая правительственная связь, АТС-1, АТС-2, президентская связь, закрытая связь на автомобиле, правительственная междугородная связь и спецкоммутатор».

Мне в силу моей прежней работы приходилось пользоваться всеми этими видами связи, за исключением президентской, поэтому расскажу по порядку о каждом виде спецсвязи в отдельности.

На фото: Дмитрий Медведев (фото РИА «Новости»)

Итак, АТС-1, мечта каждого партийного и советского чиновника. Система была введена в эксплуатацию в 1978 году и насчитывала 1000 номеров. В «золотую тысячу» попасть было крайне престижно, тем более что это давало возможность напрямую связаться с высшими должностными лицами, минуя секретарей и дежурных. До 1991 года было принято брать трубку при звонке на АТС-1 лично. Если абонент отсутствовал, то секретарь или дежурный отвечал: «Аппарат такого-то» и выслушивал просьбу звонившего. Кстати, если тот не представлялся и вешал трубку, то вычислить, откуда был звонок, было несложно. В телефонном справочнике абонентов АТС-1 и АТС-2 давалась краткая инструкция. Не помню сейчас ее дословно, но порядок действий был таков: свою трубку не класть, а с другой АТС или с городского номера позвонить по указанным в справочнике номерам и сообщить, что нужно проверить, откуда вам звонили. Называешь свой номер, и офицер спецсвязи сообщает, за кем закреплен аппарат, с которого был звонок.

Уже в 1982 году емкость АТС-1 увеличилась вдвое. Причем оборудование на станции было зарубежного производства. Лишь сами аппараты (см. фото) были отечественными. Их дизайн не менялся с конца семидесятых лет тридцать, только гербы СССР на диске постепенно заменили двуглавыми орлами. Любопытная деталь: на телефонах спецсвязи были наклеены их номера. Наклейка была сделана методом выдавливания на специальном импортном оборудовании. На «первой» были красные наклейки АТС-1 и номера, на «двойке» – синие. Иногда в специальном окошке была напечатанная на листке картона фамилия абонента. Сами аппараты были более защищенными от утечки радиоизлучений. Детали были экранированными, внутри корпуса имелось графитовое напыление и пр. Между телефоном и розеткой был специальный «секретный блок» (см. фото).

После августа 1991 года сильно занятые высшие чиновники новой власти стали выводить свои АТС-ки в приемные, и дозвониться до них даже равным по рангу становилось все сложнее. Конец этому положил Виктор Черномырдин, во второй половине девяностых обязавший высоких руководителей все-таки брать трубку АТС-1. Но иметь «вертушку» АТС-1 престижно до сих пор.

«Двойка» или АТС-2 – это реорганизованная в 1978 году сеть городской правительственной связи. Тогда было выделено 5000 абонентских номеров, в 1980 году их стало 6000, а затем 7000 в Москве и до

10 000 по стране. Очень часто абоненты высокого ранга имели несколько номеров правительственной связи: в служебном кабинете, приемной, городской квартире и на даче. В секретных телефонных справочниках они указывались все.

Аппараты АТС-2 были не только у партийно-государственных чиновников, но и у главных редакторов крупных газет и журналов (кстати, у некоторых из них они есть и сейчас). В конце семидесятых годов была забавная история с главным редактором одного из толстых литературных журналов. В день выхода издания,  ближе к вечеру, ему по АТС-2 звонила не представлявшаяся дама и строгим голосом, не терпящим возражений, объясняла ему, что в новом номере хорошо, а что плохо. Выслушивала его оправдания и обещания «исправиться», вежливо прощалась и вешала трубку. Через несколько месяцев терпение редактора лопнуло и он решил воспользоваться сервисом «узнай имя абонента», о котором я рассказывал выше. Выяснилось, что телефон установлен в кабинете замминистра одного из не самых значительных министерств! А пользовалась им в отсутствие хозяина уборщица, бывшая страстной любительницей литературы и высказывавшая свои читательские пожелания напрямую главному редактору…

«Закрытая связь на автомобиле» появилась в 1947 году, хотя первые опыты были проделаны за десять лет до этого. Поначалу ее использовали только оперативные подразделения Главного управления охраны МГБ СССР. Это была дуплексная радиосвязь «Интеграл-Градиент». С годами она совершенствовалась. В 1954 году была введена в эксплуатацию защищенная система подвижной радиосвязи «Ай-Петри–Памир», действовавшая на расстоянии в 50–60 километров. Высшие должностные лица стали пользоваться сначала незасекреченной системой УКВ-связи «Роса» (1967), а через два года для них был создан ее вариант с аппаратурой засекречивания «временной стойкости» для членов политбюро,  секретарей ЦК КПСС и силовых министров. На фотографии главы советского правительства Алексея Косыгина, сделанной на прогулке в Кисловодске в середине семидесятых, можно увидеть сотрудника охраны с небольшой сумкой. В ней собственно и находился аппарат мобильной связи тех лет. Сотрудник 9-го управления КГБ Алексей Сальников, пятнадцать лет работавший с Косыгиным, рассказывал мне, как однажды отдыхавший в санатории Председатель Правительства СССР разговорился с отдыхающими и одна дама поинтересовалась «сумочкой». Он спросил ее: «Хотите с мужем поговорить? Называйте номер». Дама назвала московский телефон, и через пару минут муж был на проводе. Правда, ее рассказу о том, что ей дал позвонить со своего телефона член политбюро, он не поверил.

У высших должностных лиц России уже в 1990-х были системы полностью защищенной мобильной связи в автомобилях. Помню, как, находясь в своей загородной резиденции, Председатель Совета Федерации Егор Строев решил позвонить Владиславу Суркову. Вышел из здания, сел в свою скромную «Волгу» (в те времена на Орловщине он передвигался на таком автомобиле) и поговорил. Потом я задал ему вопрос: «А эту связь не прослушивают?» Он улыбнулся и ответил: «Нет. А если и слушают, то те, кому положено слушать». Для меня ответ был исчерпывающим.

Правительственная междугородняя связь (ПМ) – это система автоматической связи с руководителями разных рангов в регионах. Если вам нужно напрямую связаться с начальником УВД, УФСБ, губернатором, главным федеральным инспектором, председателем областной думы, то, имея аппарат ПМ, вы можете спокойно найти нужную должность в справочнике (фамилии там часто менялись) и набрать трехзначный номер. Прямая связь обеспечена!

Следующая система закрытой связи – это спецкоммутатор (он именуется еще «СК Россия»). Система поисков абонентов там иная: вы снимаете трубку, называете телефонистке фамилию, имя и отчество абонента и она соединяет вас с ним. Можно с помощью СК выйти и на городской номер. Достаточно сказать: «Москва, городской номер такой-то».

Насчет президентской связи распространяться не буду, поскольку информация пока является закрытой. Но дозвониться по ней до главы государства можно. Если, конечно, вы премьер-министр, глава одной из палат парламента или, к примеру, министр обороны…

О развитии современной системы правительственной связи говорят цифры. Специалисты считают, что количество ее абонентов сейчас составляет от 20 до 30 тысяч и функционирует она в нескольких сотнях городов и на спецобъектах. И никаких там сбоев и аварий…

На фото: Владимир Путин («Коммерсант»)

На фото: Автор Алексей Богомолов у сталинских телефонов на ближней даче

www.sovsekretno.ru

Спецтелефоны для спецлюдей | Я Родился в СССР

Какие аппараты стояли на столе царей, генсеков и президентов

Для государственных лидеров нашей страны и чиновников высшего уровня специальная связь всегда была весьма важным, а со временем и престижным атрибутом власти. Возможность беспрепятственно и тайно общаться с коллегами в Кремле ценили всегда. И с развитием телефонной отрасли в целом менялись и стандарты обеспечения связью избранных. Сегодня мы рассказываем нашим читателям о некогда секретных (в том числе  действующих и сегодня) системах правительственной связи.

Кто слушал разговоры императора?

Точная дата появления телефонов у российских государственных лидеров известна. В 1881 году первые аппараты были установлены в Гатчинском дворце, а на следующий год началась телефонизация Зимнего. Аппараты хотя и были с иностранными брендами «Эриксон», «Сименс и Гальске», но производились в Петербурге на заводах упомянутых фирм. В дальнейшем использовались аппараты и других производителей.

Уже в конце XIX века стали выпускаться и списки абонентов дворцовой телефонной сети, содержавшие порядка сотни номеров. Забегая вперед, отмечу, что первый ленинский коммутатор, установленный в 1918 году в Кремле, также был 100-номерным. И в царские, и в ранние советские времена существовали «престижные» телефоны. Например, у государя императора был телефонный номер 1, а у Феликса Дзержинского – 007. И это за несколько десятилетий до появления Джеймса Бонда…

В дореволюционные времена телефонные разговоры высших государственных чиновников и тех, кто пользовался телефонными будками на территории, скажем, Царского Села, официально прослушивались специально выделенными сотрудниками Дворцовой полиции. А вот при советской власти первую «прослушку» зафиксировал секретарь Сталина Борис Бажанов, который в своих мемуарах описал, как осенью 1923 года застал будущего генералиссимуса за прослушиванием телефонного разговора абонентов кремлевской телефонной станции.

При государе императоре все телефонные соединения делались вручную: абонент снимал трубку и говорил телефонистке номер или фамилию нужного ему человека. «Барышня» включала штекер в нужное гнездо, и следовал вызов. А вот при советской власти довольно быстро, правда, в одном отдельно взятом месте – Кремле – по инициативе Ленина была установлена автоматическая телефонная станция. В связи с тем что номера на новых аппаратах набирались с помощью диска, кремлевские телефоны получили название «вертушка». Кстати, дисковые телефонные аппараты спецсвязи заменили кнопочными только в начале нынешнего десятилетия…

В первые же дни нахождения у власти большевики активно использовали телефонную связь. В Смольном был развернут узел связи, включавший внутреннюю сеть и выходы на центральную станцию, а также трехваттовую радиостанцию в Таврическом саду. А после переезда в Москву правительство большевиков разместилось в гостинице «Националь».

Товарищ Сталин у аппарата

В довоенные времена Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) считал себя человеком почти демократичным. Ему можно было дозвониться, минуя всякие «вертушки», по обыкновенному городскому телефону. В фонде Сталина в Российском государственном архиве социально-политической истории хранится записка члена коллегии Наркомтруда СССР и директора Московского инженерно-экономического института Дмитрия Малютина, в которой он напоминает Сталину о том, что «дозвонился до него из автомата» весной 1932 года, и вождь разрешил ему «позванивать» по вопросу о приеме. Неизвестно, состоялся ли «прием», но в 1938 году Малютина расстреляли…

Игры с общедоступным городским номером у генсека закончились еще в конце тридцатых. Иногда люди просто попадали «не туда» и немели, услышав в трубке «Сталин», иногда звонили те, кому по штату это было не положено.

Кстати, обычные городские телефоны сейчас есть практически у всех высших руководителей страны. И не только те, которые значатся в справочниках, издаваемых для служебного пользования, и либо вообще молчат, либо выходят на секретаря. Для связи с наиболее доверенными людьми «из народа» первые лица государства используют самые обычные номера, которые известны только узкому кругу людей. В подтверждение этого расскажу историю из тех времен, когда мне приходилось работать советником у Егора Семеновича Строева, тогда Председателя Совета Федерации. У него было два «секретных» номера: один в московском рабочем кабинете, другой в Орле. Дав мне эти номера, он сразу предупредил, что звонить нужно только в случаях экстренной необходимости и что распространению они не подлежат. Через некоторое время, однако, по московскому телефону председателю верхней палаты парламента стали звонить малознакомые люди, и он попросил руководителя аппарата сменить ему номер. Уже на следующий день раздался первый звонок. Егор Семенович взял трубку: «Слушаю». А в ответ услышал голос со специфическим южным акцентом: «Слушай, брат, Наташу позови, а?» Третий человек в стране (по властной иерархии) сказал, что гражданин ошибся номером, и дал отбой. Минут через десять другой, столь же специфический голос потребовал ту же Наташу. Потом подобные звонки раздавались по нескольку раз в день. И Строев дал задание разобраться. Выяснилось, что чиновники из управления делами Совфеда поставили ему телефон, что называется, «второй свежести». А до этого он стоял у девушки с низкой планкой социальной ответственности, которую, собственно, и разыскивали звонившие. Номер, конечно, сменили. Виновных наказали, но никого не расстреливали и даже не увольняли.

Но вернемся к телефонам генералиссимуса Сталина. Во время посещения Ближней дачи вождя в Волынском я внимательно осмотрел телефоны. Это не те самые аппараты, которыми пользовался Сталин, но абсолютно совпадающие с ними по марке и модели устройства. Два аппарата фирмы «Сименс», с диском – «вертушка», без диска – внутренний, а третий – аппарат высокочастотной связи (ВЧ) – отечественный. В конце сороковых годов, как утверждают авторы исторического путеводителя «Ближняя дача Сталина», к ним добавился еще один аппарат – красного цвета, для связи с членами политбюро.

Для других граждан, желавших услышать голос товарища Сталина, был предусмотрен фильтр. В Кремле контроль осуществляли секретари, на даче – дежурный офицер. Порядок был такой: сначала выясняли, кто говорит, затем по внутреннему телефону докладывали генсеку. Если тот соглашался взять трубку, дежурный говорил звонящему: «Ждите», а вождю сообщал, что такой-то товарищ у такого-то телефона. Тогда генсек переключал нужный рычажок и говорил в трубку: «Сталин». Ну а если нужно было с кем-то соединиться, то давался соответствующий приказ дежурному или секретарю. Как бывший чиновник, «приближенный к власти», отмечу, что такой порядок остался у высоких руководителей до сих пор, хотя и с некоторыми изменениями.

Связь для политбюро обеспечивали немцы

Большинство советских граждан узнали о существовании высокочастотной связи (ВЧ) и ее важности для спецслужб в 1974 году из напечатанного в журнале «Новый мир» романа Владимира Богомолова «В августе сорок четвертого». Западным читателям повезло больше. В книге Яна Флеминга «Из России с любовью» (1957) описывается, как глава «Смерша» генерал Грубозабойщиков пользуется супертелефоном: «Он сел и снял телефонную трубку, на которой были белые буквы ВЧ. Эта аббревиатура обозначала слово «высокочастотный». Только около пятидесяти высших чиновников были подключены к системе ВЧ, и все они были либо министрами, либо руководителями избранных ведомств. Система обслуживалась маленькой станцией в Кремле, которой управляли  профессиональные офицеры госбезопасности. Даже они не могли прослушивать переговоры по ВЧ, но каждое слово, сказанное в разговорах по этой линии, записывалось».

Представление о «системе ВЧ» у бывшего британского разведчика, в свое время работавшего и в Москве, было весьма приблизительным, поскольку тогда спецсвязь вообще была одной из самых охраняемых тайн государства. На самом деле к середине 1951 года в СССР и за границей было развернуто 223 ВЧ-станции, которые обслуживали 2904 абонента. И конечно же, никаких белых букв ВЧ на трубке не было.

Хотя днем рождения высокочастотной правительственной междугородной связи ВЧ принято считать 1 июня 1931 года, ее опробовали еще за год до этого. 4-е отделение оперативного отдела ОГПУ установило тогда линию связи с Харьковом. В 1931-м к системе подключили Ленинград, в 1932-м – Смоленск и Минск, в 1933-м – Горький, Ростов-на-Дону и Киев.

Но эта связь хотя и была обособленной (до этого все правительственные переговоры осуществлялись через сети общего доступа), не была засекреченной. И к тому же использовалась исключительно импортная техника. В 1939 году все недостатки правительственной связи свалили на помощника начальника отделения правительственной связи Игоря Винецкого, объявленного «шпионом», и его коллег. 5 мая 1939 года начальник Главного управления государственной безопасности Всеволод Меркулов писал своему шефу Лаврентию Берии: «Телефонная станция Политбюро привезена из Германии и смонтирована под руководством в дальнейшем разоблаченного шпиона Винецкого. Кремлевская АТС также привезена из Германии, технически изношена. Телефонная связь ВЧ также вначале монтировалась на импортной аппаратуре под руководством того же Винецкого».

А что было делать? В СССР не было соответствующей аппаратуры. Наши разведчики, а также торговые представители, посольские работники и «радиолюбители» стали искать возможности купить образцы шифраторов, но без особого успеха. Продавать большевикам секретную аппаратуру не хотели ни шведы, ни бельгийцы, ни американцы…

В 1936 году на ленинградском заводе «Красная Заря» было разработано первое отечественное устройство засекречивания переговоров – инвертор ЕС(К.П. Егоров и Г.В. Старицын), а через год новый шифратор – С-1. Недостатком нашей аппаратуры было то, что она ухудшала качество звука при переговорах. Но в 1938 году началось серийное производство различных образцов техники для засекречивания телефонных переговоров. К началу Великой Отечественной войны система ВЧ-связи, как для руководства страны, так и для военных, уже исправно работала.

Военные времена для спецсвязи, как и раньше, были связаны не только с собственными разработками, но и с серьезными заимствованиями зарубежных технологий. Генерал-лейтенант КГБ Юрий Толмачев, возглавлявший Управление правительственной связи в течение 13 лет, вспоминал о своих командировках на фронт во время войны: «Я не раз командировался на фронт на Курской дуге, на Брянском и Карельском направлениях, где анализировал трофейную технику. Надо сказать, что по качеству и техническим данным она в значительной степени превосходила отечественную». Трофейная техника, вывезенные из Германии и других стран технологии и целые комплексы связи в дальнейшем серьезно помогли советским спецслужбам в организации правительственной связи нового поколения.

Как дозвониться президенту

Владимир Шевченко, бывший глава протокола президентов Горбачева, Ельцина и советник президентов Путина и Медведева, в своих мемуарах рассказывал о современной системе правительственной связи: «Как бы ни развивались международные отношения, пока существуют границы, пока у каждой страны есть собственные государственные интересы и тайны, их надо защищать. Для этого была создана так называемая правительственная связь, АТС-1, АТС-2, президентская связь, закрытая связь на автомобиле, правительственная междугородная связь и спецкоммутатор».

Мне в силу моей прежней работы приходилось пользоваться всеми этими видами связи, за исключением президентской, поэтому расскажу по порядку о каждом виде спецсвязи в отдельности.

 

На фото: Дмитрий Медведев (фото РИА «Новости»)

Итак, АТС-1, мечта каждого партийного и советского чиновника. Система была введена в эксплуатацию в 1978 году и насчитывала 1000 номеров. В «золотую тысячу» попасть было крайне престижно, тем более что это давало возможность напрямую связаться с высшими должностными лицами, минуя секретарей и дежурных. До 1991 года было принято брать трубку при звонке на АТС-1 лично. Если абонент отсутствовал, то секретарь или дежурный отвечал: «Аппарат такого-то» и выслушивал просьбу звонившего. Кстати, если тот не представлялся и вешал трубку, то вычислить, откуда был звонок, было несложно. В телефонном справочнике абонентов АТС-1 и АТС-2 давалась краткая инструкция. Не помню сейчас ее дословно, но порядок действий был таков: свою трубку не класть, а с другой АТС или с городского номера позвонить по указанным в справочнике номерам и сообщить, что нужно проверить, откуда вам звонили. Называешь свой номер, и офицер спецсвязи сообщает, за кем закреплен аппарат, с которого был звонок.

Уже в 1982 году емкость АТС-1 увеличилась вдвое. Причем оборудование на станции было зарубежного производства. Лишь сами аппараты (см. фото) были отечественными. Их дизайн не менялся с конца семидесятых лет тридцать, только гербы СССР на диске постепенно заменили двуглавыми орлами. Любопытная деталь: на телефонах спецсвязи были наклеены их номера. Наклейка была сделана методом выдавливания на специальном импортном оборудовании. На «первой» были красные наклейки АТС-1 и номера, на «двойке» – синие. Иногда в специальном окошке была напечатанная на листке картона фамилия абонента. Сами аппараты были более защищенными от утечки радиоизлучений. Детали были экранированными, внутри корпуса имелось графитовое напыление и пр. Между телефоном и розеткой был специальный «секретный блок» (см. фото).

После августа 1991 года сильно занятые высшие чиновники новой власти стали выводить свои АТС-ки в приемные, и дозвониться до них даже равным по рангу становилось все сложнее. Конец этому положил Виктор Черномырдин, во второй половине девяностых обязавший высоких руководителей все-таки брать трубку АТС-1. Но иметь «вертушку» АТС-1 престижно до сих пор.

«Двойка» или АТС-2 – это реорганизованная в 1978 году сеть городской правительственной связи. Тогда было выделено 5000 абонентских номеров, в 1980 году их стало 6000, а затем 7000 в Москве и до

10 000 по стране. Очень часто абоненты высокого ранга имели несколько номеров правительственной связи: в служебном кабинете, приемной, городской квартире и на даче. В секретных телефонных справочниках они указывались все.

Аппараты АТС-2 были не только у партийно-государственных чиновников, но и у главных редакторов крупных газет и журналов (кстати, у некоторых из них они есть и сейчас). В конце семидесятых годов была забавная история с главным редактором одного из толстых литературных журналов. В день выхода издания,  ближе к вечеру, ему по АТС-2 звонила не представлявшаяся дама и строгим голосом, не терпящим возражений, объясняла ему, что в новом номере хорошо, а что плохо. Выслушивала его оправдания и обещания «исправиться», вежливо прощалась и вешала трубку. Через несколько месяцев терпение редактора лопнуло и он решил воспользоваться сервисом «узнай имя абонента», о котором я рассказывал выше. Выяснилось, что телефон установлен в кабинете замминистра одного из не самых значительных министерств! А пользовалась им в отсутствие хозяина уборщица, бывшая страстной любительницей литературы и высказывавшая свои читательские пожелания напрямую главному редактору…

«Закрытая связь на автомобиле» появилась в 1947 году, хотя первые опыты были проделаны за десять лет до этого. Поначалу ее использовали только оперативные подразделения Главного управления охраны МГБ СССР. Это была дуплексная радиосвязь «Интеграл-Градиент». С годами она совершенствовалась. В 1954 году была введена в эксплуатацию защищенная система подвижной радиосвязи «Ай-Петри–Памир», действовавшая на расстоянии в 50–60 километров. Высшие должностные лица стали пользоваться сначала незасекреченной системой УКВ-связи «Роса» (1967), а через два года для них был создан ее вариант с аппаратурой засекречивания «временной стойкости» для членов политбюро,  секретарей ЦК КПСС и силовых министров. На фотографии главы советского правительства Алексея Косыгина, сделанной на прогулке в Кисловодске в середине семидесятых, можно увидеть сотрудника охраны с небольшой сумкой. В ней собственно и находился аппарат мобильной связи тех лет. Сотрудник 9-го управления КГБ Алексей Сальников, пятнадцать лет работавший с Косыгиным, рассказывал мне, как однажды отдыхавший в санатории Председатель Правительства СССР разговорился с отдыхающими и одна дама поинтересовалась «сумочкой». Он спросил ее: «Хотите с мужем поговорить? Называйте номер». Дама назвала московский телефон, и через пару минут муж был на проводе. Правда, ее рассказу о том, что ей дал позвонить со своего телефона член политбюро, он не поверил.

У высших должностных лиц России уже в 1990-х были системы полностью защищенной мобильной связи в автомобилях. Помню, как, находясь в своей загородной резиденции, Председатель Совета Федерации Егор Строев решил позвонить Владиславу Суркову. Вышел из здания, сел в свою скромную «Волгу» (в те времена на Орловщине он передвигался на таком автомобиле) и поговорил. Потом я задал ему вопрос: «А эту связь не прослушивают?» Он улыбнулся и ответил: «Нет. А если и слушают, то те, кому положено слушать». Для меня ответ был исчерпывающим.

Правительственная междугородняя связь (ПМ) – это система автоматической связи с руководителями разных рангов в регионах. Если вам нужно напрямую связаться с начальником УВД, УФСБ, губернатором, главным федеральным инспектором, председателем областной думы, то, имея аппарат ПМ, вы можете спокойно найти нужную должность в справочнике (фамилии там часто менялись) и набрать трехзначный номер. Прямая связь обеспечена!

Следующая система закрытой связи – это спецкоммутатор (он именуется еще «СК Россия»). Система поисков абонентов там иная: вы снимаете трубку, называете телефонистке фамилию, имя и отчество абонента и она соединяет вас с ним. Можно с помощью СК выйти и на городской номер. Достаточно сказать: «Москва, городской номер такой-то».

Насчет президентской связи распространяться не буду, поскольку информация пока является закрытой. Но дозвониться по ней до главы государства можно. Если, конечно, вы премьер-министр, глава одной из палат парламента или, к примеру, министр обороны…

О развитии современной системы правительственной связи говорят цифры. Специалисты считают, что количество ее абонентов сейчас составляет от 20 до 30 тысяч и функционирует она в нескольких сотнях городов и на спецобъектах. И никаких там сбоев и аварий…

 

На фото: Владимир Путин («Коммерсант»)

 

На фото: Автор Алексей Богомолов у сталинских телефонов на ближней даче

maxpark.com

История криптологии и спецсвязи - 4.2. УПС КГБ УССР

Приказом КГБ при СМ СССР от 30 октября 1973 года ОПС КГБ при СМ УССР был преобразован в УПС, которое возглавил Тенгиз Семёнович Тариелашвили. В 1988 году его заменил Борис Михайлович Наприенко. Территориальные подразделения ПС УССР как в организационном и техническом плане, так и в плане профессиональной подготовки были одними из лучших в СССР.

В 1973 году в Киеве, а затем и во всех областных центрах УССР была введена в эксплуатацию система засекреченной радиоподвижной связи «Роса». Центральные станции системы были смонтированы в больших городах, а линейные - вдоль главных автомагистралей УССР, чем была обеспечена надёжная защищённая телефонная связь с подвижными объектами (автомобилями) с возможностью выхода на стационарную сеть.

Тогда же вводится в эксплуатацию система радиорелейной связи «Татра» (Р-409 и П-303) для обеспечения ПС высших должностных лиц государства с вагона «литерного» правительственного поезда и самолёта с использованием аппаратуры засекречивания гарантированной стойкости «Лагуна».

Для обеспечения возможности соединения каналов связи, ос­нащённых аппаратурой «Лагуна» с разными шифроключами, в ней было предусмотрено составление транзита с перешифрованием по импульсам, так как для систем синтетической телефонии (вокодерных и полувокодерных) НЧ транзит резко сни­жал качество восстановленной речи.

При движении «литерного» поезда связь осуществлялась с барражировавшим над ним самолё­том-ретранслятором, а у того - с наземным пунктом (далее - НП) на ближайшей станции сети ПС. Два канала в системе «Татры» исполь­зовались для телефонной связи со спецкоммутатором в Москве, а третий - для служебной связи.

Кроме того, с целью обеспечения бесперебойной ПС во время движения «литерных» поездов в Карпатских тоннелях вводится в эксплуатацию система туннельной ПС «Бескид», каналы которой проходили через Мукачевскую станцию ПС на Москву. За время существования этих систем инженерно-техническим составом ПС были организованы сотни сеансов обеспечения связью высших должностных лиц государства во время их движения за границу.

В 1975 году на стационарной сети ПС была полностью завершена замена аппаратуры засекречивания временной стойкости «Алмаз» аппаратурой «Коралл». Взамен снятой с производства в 1974 году аппаратуры засекречивания гарантированной стойкости «Лагуна» началась её замена на аппаратуру «Дельфин». Эта аппара­тура, выполненная на элементной базе третьего поколения, с улуч­шенной криптосхемой имела хорошие массо-габаритные показатели, что позволило широко использо­вать её в стационарных и полевых условиях, в подвижной радио­связи.

В 1976 году из войск ПС на вооружение станций ПС для организации в особый период коротковолнового (далее - КВ) радиоканала ПС поступают автомобильные радиостанции Р-140Д (Р-155П, Р-311, Р-105М) на базе шасси ЗИЛ-157 с вынесенным пунктом управления (далее - ВПУ), которые выполняли свои функции до 1999 года.

Ежегодно летом проводились учебные полевые сеансы засекреченной КВ радиосвязи региональных станций с Киевом и Москвой, которая «закрывалась» аппаратурой Т-217М «Эльбрус». На эти учения привлекался заранее отобранный по своей военной специальности приписной состав, который вызывался с помощью областного военного комиссариата.

Также на вооружение региональных станций для организации в случае чрезвычайных ситуаций оперативной радиосвязи поступила КШМ Р-125МТ, оборудованная средствами КВ и УКВ радиосвязи (радиостанции Р-105М, Р-111, Р-123, Р-130).

В составе оперативно-следственной группы (далее - ОСГ) областного УКГБ КШМ обеспечивала открытую связь между всеми членами ОСГ и засекреченную связь с оперативным дежурным УКГБ с применением Т-219 «Яхта». В 1988 году КШМ Р-125МТ была заменена на более современную Р-142Н.

В 1976 году поступили в эксплуатацию новые те­лефонные аппараты типа СТА производства Рижского завода ВЭФ и «Абонент-3» производства Пермского телефонного завода. В 1977 году ВЧ станции стали получать устрой­ства для защиты от утечки информации при использовании двухпроводных телефонных аппаратов «Обрыв-1», а также изделия «Выемка» для уничтожения ключевых блокнотов. В 1978 году - изделия «Всплеск» для экстренного уничтожения аппаратуры засекречивания.

В 1976 году в Киеве появилась сеть городской ПС с использованием АТС-БМ-1000 «Куст». В дальнейшем такие сети были спроектированы и внедрены во всех областных центрах с использованием квазиэлектронной АТСКЭ-64.

С 1977 года для замены аппаратуры «Вызов-С» и АТВ промышленность начала серийный выпуск новой, с улучшенными параметрами аппаратуры тонального вызова «Исток», разработанной в двух вариантах: «Исток-С» для стационарных станции и АТВ-12 для подвижных или стационарных объектов малой ём­кости.

 В конце 1970-х годов практически завершилась автоматизация процесса соединения абонентов правительственной связи на базе отечественных специальных АМТС. Для удобства або­нентов, повышения оперативности их обслуживания в 1975 году была введена типовая нумерация абонентских комплектов АМТСК-Б для столиц союзных республик и областных центров.

Например, телефоны дежурных КГБ-УКГБ имели еди­ный номер 27-45, дежурных МВД-УВД 27-53, справочной служ­бы 27-10. Типовая нумерация для АМТСК-Д была приведена в типовом проекте на монтаж этой станции (например, телефоны дежурных УКГБ - 245, дежурных УВД - 253, справочной служ­бы - 210).

27 октября 1980 года на вооружение подразделений ПС была принята новая аппаратура засекречивания гарантированной стойкости М-461 «Рубин». Однако она оказалась критичной к параметрам реальных каналов связи, абонентских линий и исполь­зовавшихся тогда в большинстве случаев телефонных аппаратов с угольными микрофонами.

С целью достижения максимальной слоговой разборчивости восстановленной речи требовались толь­ко аппараты с электродинамическими микрофонами. Поэтому на абоненских линиях устанавливались только телефонные аппараты «Сувенир», а с 1985 года - «Абонент-5».

Позднее с этой же целью специа­листами Центральной московской станции и УПС КГБ УССР была оперативно выполнена доработка указанной аппаратуры с увеличением скорости речепреобразования с 2,4 до 4,8 кбит/с. После этого на всей территории СССР была проведена самостоятельная доработка эксплуатирующейся аппаратуры «Рубин» силами персонала станций ПС.

Чтобы персонал станций смог самостоятельно выполнить такую работу, в УПС КГБ СССР были разработаны и разосланы по всем станциям страны соответствующие инструкции и упаковки с материалами и комплектующими. Надо отметить, что эта сложная задача была выполнена.

С 1980 года на вооружение подразделений ПС стала поступать аппаратная шифрованной связи Д-13КМ на базе шасси ГАЗ-66, выпускаемая рижским заводом «Коммутатор», для обеспечения ПС с пунк­тами временного пребывания абонентов. Фактически это был мобильный узел ПС, оборудованный телефонным коммутатором и аппаратурой засекречивания гарантированной стойкости «Дельфин» (в дальнейшем она была заменена на «Рубин»)...

Чтобы прочитать книгу полностью, напишите автору

----------------------------------------------------------------------------------------------------

cryptohistory.ru

О региональной комиссии по рассмотрению вопросов обеспечения незасекреченной радиоподвижной связью системы "Роса" должностных лиц государственных органов, учреждений, организаций и предприятий в Республике Татарстан

Документ утратил силу

Кабинет Министров Республики Татарстан ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. В соответствии с распоряжением Администрации Президента Российской Федерации от 26.06.97 г. N 4-6858я образовать региональную комиссию по рассмотрению вопросов обеспечения незасекреченной радиоподвижной связью системы "Роса" должностных лиц государственных органов, учреждений, организаций и предприятий в Республике Татарстан в следующем составе:

Хусаенов Рустам начальник Центра правительственной Абдулхаевич связи в Республике Татарстан - председатель комиссии члены комиссии: Харасов Рашит заместитель председателя Комитета Муратович государственной безопасности Республики Татарстан Попов Александр заместитель начальника Службы Иванович безопасности Президента Республики Татарстан Залялютдинов Дамир главный референт секретариата Тагирович заместителя Премьер - министра Республики Татарстан Макаров Андрей начальник группы Центра Юрьевич правительственной связи в Республике Татарстан - секретарь комиссии

2. Утвердить прилагаемый Порядок работы региональной комиссии по рассмотрению вопросов обеспечения незасекреченной связью системы "Роса" должностных лиц государственных органов, учреждений и предприятий в Республике Татарстан.

Премьер - министр Республики Татарстан Р.МИННИХАНОВ

Заместитель Премьер - министра Республики Татарстан - Руководитель Аппарата Кабинета Министров Республики Татарстан И.ФАТТАХОВ

Утвержден постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 15 января 2000 г. N 13

ПОРЯДОК РАБОТЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ КОМИССИИ ПО РАССМОТРЕНИЮ ВОПРОСОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НЕЗАСЕКРЕЧЕННОЙ РАДИОПОДВИЖНОЙ СВЯЗЬЮ СИСТЕМЫ "РОСА" ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ, УЧРЕЖДЕНИЙ, ОРГАНИЗАЦИЙ И ПРЕДПРИЯТИЙ В РЕСПУБЛИКЕ ТАТАРСТАН

1. Региональная комиссия работает на регулярной основе. Заседания комиссии проводятся по мере поступления материалов для рассмотрения.

2. Обращения должностных лиц государственных, общественных и коммерческих организаций Республики Татарстан об обеспечении незасекреченной радиоподвижной связью системы "Роса" передаются в Центр правительственной связи в Республике Татарстан для предварительного рассмотрения.

3. Центр правительственной связи в Республике Татарстан проводит учет поступивших обращений, определяет технические возможности установки радиостанций незасекреченной радиоподвижной связи системы "Роса" на служебных автомобилях должностных лиц и готовит рабочие материалы к заседанию региональной комиссии.

4. Региональная комиссия рассматривает указанные рабочие материалы и принимает решения по обеспечению должностных лиц незасекреченной радиоподвижной связью системы "Роса".

5. Заседания региональной комиссии проводит председатель региональной комиссии.

6. Принятые на заседании региональной комиссии решения оформляются протоколом, который визируется членами комиссии и утверждается председателем региональной комиссии.

7. Утвержденный протокол региональной комиссии в 10-дневный срок направляется в Администрацию Президента Российской Федерации и в Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации.

tatar7.info

ЗАО НОВАТОР – Передвижной ретранслятор «РОСА» на базе автомобиля УРАЛ 4320

увеличить

для применения в системе правительственной подвижной радиосвязи. на шасси, автомобиля повышенной проходимости УРАЛ 4320 с колёсной формулой 6х6 

Шифр: 13.317-01 Проект: 317

Мобильный комплекс связи предназначен для: 
• Построения подвижной ведомственной транспортной сети связи (полевой опорной сети связи). • Организации сети широкополосного беспроводного доступа с подвижными объектами, передачи данных и мониторинга объектов службами быстрого реагирования в труднодоступной местности и в районах стихийных бедствий, техногенных катастроф и происшествий. • Резервирования кабельных магистральных и волоконно-оптических линий связи на случай аварии и чрезвычайных ситуаций. • Организации временных радиорелейных вставок на поврежденных и ремонтируемых участках линии связи. • Организации линий привязки подвижных и стационарных узлов связи, мобильных групп, автоколонн, удаленных объектов (гарнизонов) к ведомственной транспортной сети связи и сети связи общего пользования. • Использования в качестве автономного подвижного узла связи и развертывания на его базе временной сети абонентского доступа в условиях отсутствия или выхода из строя стационарной сети.  
Состав мобильного комплекса (кратко):
1. До 2-х цифровых радиорелейных станций. 2. Малая земная станция космической связи Ku/C диапазона 1,4 метра (с контроллером автоматического наведения). 3. Оборудование доступа для волоконно-оптических линий связи. 4. Оборудование для обеспечения мультиплексирования и коммутации потоков Е1, ЕЗ, STM-1, пакетов Ethernet. 5. Оборудование абонентского доступа и сопряжения с аналоговыми и цифровыми системами. 6. Оборудование ГЛОНАСС навигации. 7. Оборудование видеонаблюдения. 8. Оборудование спецсвязи СППРС «Роса».
Особенности мобильного комплекса связи:
- Работа в PDH и SDH сетях. - Программно перестраиваемая скорость передачи информации в радиоканале от 4 до 155 Мбит/с. - Скорость передачи данных Ethernet до 100 Мбит/с. - Организация радиорелейных линий протяженностью до 60 км в ДМВ диапазоне. - Возможность управления мощностью излучения, видами модуляции и скоростью передачи данных в зависимости от обстановки. - Управление параметрами радиорелейной сети с помощью универсального программного обеспечения. - Создание сети широкополосного радиодоступа WiMAX с пропускной способностью до 37 Мбит/с на сектор с широким спектром услуг и возможностью управления качеством предоставляемого сервиса (QoS). - Предоставление услуг TDM телефонии, IP-телефонии, видеонаблюдения, передачи данных. - Антенно-фидерные устройства:   мачта секционная 30 метров.   антенны радиорелейной связи и широкополосного доступа. - Электроснабжение:   промышленная сеть 220/380В,   автономный дизель-генератор 10 кВт,   электроустановка отбора мощности.

www.novatorsb.ru

О постановлении Правительства Удмуртской Республики от 30.12.97г. N 1212 "Об основных положениях программы развития и модернизации системы правительственной радиоподвижной связи "Роса", Постановление Президиума Государственного Совета Удмуртской Республики от 28 мая 1998 года №533-I

 

О постановлении Правительства Удмуртской Республики от 30.12.97г. N 1212 "Об основных положениях программы развития и модернизации системы правительственной радиоподвижной связи "Роса"

ПРЕЗИДИУМ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТАУДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 28 мая 1998 года N 533-I

ПОСТАНОВЛЕНИЕот 28 мая 1998 года N 533-I

 

О постановлении Правительства Удмуртской Республики от 30.12.97 г. N 1212 "Об основных положениях программы развития и модернизации системы правительственной радиоподвижной связи "Роса"

О постановлении Правительства Удмуртской Республики от 30.12.97 г. N 1212 "Об основных положениях программы развития и модернизации системы правительственной радиоподвижной связи "Роса"

_____________________________________________________________________________________________________________признать утратившим силу в соответствии с постановлением Президиума Госсовета УР от 25 августа 2004 года № 278-III_____________________________________________________________________________________________________________

Президиум Государственного Совета Удмуртской Республики ПОСТАНОВЛЯЕТ:Согласиться с постановлением Правительства Удмуртской Республики от 30 декабря 1997г. N 1212 "Об основных положениях программы развития и модернизации системы правительственной радиоподвижной связи "Роса".

  

   Председатель Государственного Совета     Удмуртской РеспубликиА.А. Волков

г. Ижевск,28 мая 1998 годаN 533-I

docs.cntd.ru