Из Сирии с любовью. Как русские саперы научили сирийцев слову «спасибо». Сирийцы о русских солдатах


Жители Дамаска: пусть русские военные никогда не уходят из Сирии

ДАМАСК, 30 сен — РИА Новости, Рафаэль Даминов. Посетив сегодня столицу Сирии, можно совсем забыть, что оказался в прифронтовом городе. Красивой иллюминацией светятся уютные ресторанчики, люди делают покупки, регулировщики строго следят за соблюдением правил дорожного движения, а по городу плывет ароматный запах, настойчиво напоминающий, что Дамаск на арабском востоке называют "Городом жасмина".

О, Аллах, дай вечную мощь России и сбереги ее! 

  • Россия спасла Сирию от катастрофы и нанесла серьезный ущерб террористам

  • Не всего удалось достичь

  • Пока рано делать выводы

  • Не слежу за темой

"Ты спрашиваешь, как относятся в Дамаске к поддержке, оказываемой российскими военными нашей армии…" — после небольшого раздумья ответил 40-летний сириец, хозяин известного кафе.

"Вот представь, как раз год назад, после объявления вашей страной о поддержке сирийской армии, я наблюдал такую картину: идет по этой улице торговец с напитками, катит свою тележку, и вот ни с того ни с сего громко закричит: "О, Аллах, дай вечную мощь России и сбереги ее!" Вот так отреагировали здесь на помощь России в борьбе с терроризмом!" — сказал собеседник.

Хади любезно приглашает зайти в его заведение. Первое, что бросается в глаза, — целая восковая гора из сгоревших свечей. Опередив вопрос, владелец кафе дает свечку и просит зажечь ее.

"Эти свечи в память о посетителях этого кафе. За шесть лет войны их погибло свыше тысячи. Я всех их знал лично. Кто-то был солдатом и погиб в бою, а кто-то от разрывов снарядов, густо падавших еще не так давно на Дамаск", — сказал, прослезившись, мужчина.

Если бы не Россия, нас бы уже укутали в паранджу

Кафе, которое принадлежит Хади, находится в древнем квартале сирийской столицы Баб-Тума. На узких улочках здесь мирно соседствуют древние церкви и мечети. Открыты многочисленные ремесленные лавки, по вечерам здесь любит прогуляться шумная молодежь. Трудно даже представить, что всего лишь в двух километрах отсюда совсем другая жизнь — район Джобар, единственный из столичных кварталов, до сих пор находящийся под контролем экстремистов.

Аэропорт Хмеймим в Сирии, где базируются российские самолеты. Архивное фотоОперация ВКС в Сирии: Россия обрела стратегию и опыт дистанционной войны"Еще год назад здесь падали снаряды и мины, люди боялись, что боевики прорвут оборону и ворвутся к нам. Если бы не Россия, нас бы уже давно укутали в паранджу, здесь были бы совсем другие порядки", — саркастично замечает управляющая модным ресторанчиком юная девушка по имени Марина.

Марина – студентка, третьекурсница факультета туризма Дамасского университета. Поступила в вуз, когда в Сирии уже полным ходом шла война, а во многих из исторических достопримечательностей, которые так любили посещать иностранные путешественники, орудовали террористы. На вопрос, почему она выбрала именно эту специальность, в период когда и сами сирийцы бегут из страны, девушка ответила без замедления.

"Война не может длиться вечно. Я верю, что она скоро кончится и мы заживем, как и прежде. Тогда и туристы к нам обязательно вернутся", — сказала уверенно Марина.

Завтрак с видом на авиаудар

Президент России Владимир Путин выступает на пленарном заседании 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. 28 сентября 2015. Архивное фотоЧто они натворили: год призыву Путина создать коалицию против терроризмаО длящемся уже шесть лет военном конфликте в Дамаске внешне напоминают лишь раскинувшиеся по городу блокпосты, периодически отключаемое электричество и расклеенные повсюду фотографии президента Башара Асада в военной форме, с надписью: "Нам нужен только ты". Конечно, есть в сирийской столице и те, кто настроен резко против действующей власти, но об этом вслух, а тем более журналистам, никто не скажет.

Коллеги, приехавшие в сирийскую столицу по приглашению министерства информации, тщетно пытались здесь увидеть войну. Без специального разрешения сирийских военных в зону боев их не пустили, и им пришлось довольствоваться встречами с официальными лицами.

Лишь однажды им удалось своими глазами увидеть, что бои в черте города все-таки идут. Поднявшись на завтрак на последний этаж фешенебельного отеля, с которого открывается панорамный вид на весь Дамаск, они услышали громкий взрыв и поднявшийся вслед за ним огромный столб дыма. Это работал сирийский военный самолет, сбросивший мощный заряд на укрепления экстремистов в районе Джобар. Фото в социальной сети Instagram с подписью "Завтрак с видом на авиаудар" набрало большое количество просмотров и комментариев.

Передай, чтобы русские военные никогда не уходили

Российский истребитель Су-34 совершает взлет на авиабазе Хмеймим в Сирии. Архивное фотоГод русского оружия в СирииОдин из самых популярных товаров на крупнейшем на Ближнем Востоке рынке Аль-Хамидия — это перламутровые шкатулки с выведенными на них на русском и арабском – "Спасибо, Россия!" – "Шукран Русия!".

"Привет! Как дела? Ты из России?" — обратился рассматривавший одну из таких шкатулок молодой человек в военной форме.

Начиная беседу, понимаешь, что эти фразы — почти все, что незнакомый собеседник знал на русском. Не дослушав ответа, мужчина, расплывшись в улыбке, протянул руку: "Меня зовут Хайсам".

Хайсам несколько дней назад получил увольнительную из армейской части, расположенной неподалеку от Латакии, и уже где-то успел познакомиться с российскими военными и выучить пару слов на русском.

Дальний бомбардировщик ВКС РФ Ту-22М3 во время нанесения бомбовых авиаударов по объектам ИГ в провинциях Алеппо, Дейр-эз-Зор и Идлиб в Сирии"Если бы Россия не вмешалась". ВКС уже год ведут операцию в СирииКак рассказал мужчина, ехать воевать "он катастрофически не хотел, потому что боялся боевиков" и бегал от искавшего его местного военкомата. "Попался" призывник во время очередной проверки документов. По его словам, весь страх "улетучился при виде российских самолетов, пролетающих один за другим над его военной частью".

"Когда на твоей стороне стоит такая великая держава, как Россия, перестаешь испытывать страх перед террористами. Хочу тебе сказать, что моральный дух всех сирийских солдат, да и всего народа очень вырос с появлением ваших военных в Сирии", — говорит мужчина.

На прощание Хайсам просит обязательно написать, что "сирийцы хотят, чтобы русские военные никогда не уходили из Сирии".

Развитие ситуации — в спецпроекте РИА Новости "Война в Сирии" >>

ria.ru

Ал-Джунди: В Сирии обожают русских и называют президента «абу али Путин»

После начала операции в Сирии рейтинг России, россиян и президента Владимира Путина на Ближнем Востоке резко повысился. Как рассказал директор Центра российско-арабского сотрудничества Ваддах Ал-Джунди, кстати, являющийся гражданином РФ, это связано не только с тоской о сильном государстве-лидере, но и с тем положением, которое Россия занимает на политической карте мира сегодня. Не так давно господин Ал-Джунди вместе с российской делегацией в очередной раз посетил Дамаск и рассказал Федеральному агентству новостей о том, как относятся к русским в общественных и политических кругах Сирии.

— Господин Ал-Джунди, как, по-вашему мнению, менялось в последнее время отношение к России на Ближнем Востоке и, в частности, в Сирии?

— Если мы говорим о Ближнем Востоке, арабском мире, то там всегда существовали мифы про руководителей Кремля, в основном тех, кто работал во времена Андропова. Помню, когда были столкновения в Ливане, вокруг фигуры Андропова, который возглавлял КГБ, возникло множество легенд. О ельцинской России мнение было не совсем серьезное.

Отношение к России изменилось после 2008 года. И хотя тогда президентом РФ был Дмитрий Медведев, а Путин — премьер-министром, люди понимали, что Владимир Владимирович — это сильная личность, и арабские СМИ говорили о нем как о царе. Тогда появилось даже устойчивое выражение: «Путин — царь».

В Сирии Путин вызвал особенное уважение после того, как Россия наложила первое и второе вето на резолюцию ООН по Сирии. А после того, как Россия решилась на военную антитеррористическую поддержку Сирии, президента РФ многие стали называть «абу али», что по-арабски означает «мужчина с беспрекословным авторитетом». «Абу» значит «отец», «али» — человек, который с детства считается главой рода, старейшиной, самым сильным. В соцсетях Путина так и называют «абу али Путин», то есть «Путин — мужик».

И не только в Сирии. Мы помним его визит в Египет в 2015 году. Тогда народ сам вышел на улицы с портретами президента Путина. В исламе отношение к портретам особое — их не очень любят рисовать (это связано с запретом Корана на изображение людей и животных — прим. ФАН), но народу не запретишь: портреты Путина  — большие и маленькие — во время его визита висели повсюду.

В народе ходят разговоры о том, что Путин может одним махом закончить войну. Когда Турция сбила российский самолет, люди ожидали чуть ли не ядерного ответа от России. Конечно, мы, те кто живет в России, понимаем, что Путин — очень адекватный человек, и может по-петербургски долго думать. Все-таки он как дзюдоист не сразу дает ответ — в отличие от бокса, где отвечают молниеносно. Россия может уходить от удара, чтобы дать гораздо более сильный ответ, используя ход противника. Думаю, что такая стратегия со стороны России ждет и Турцию.

Россию на Востоке воспринимают через ее президента. О нем сейчас много пишут. В арабских СМИ популярны статьи, в которых описывается его биография — где родился, где служил. Тем более для сирийцев, которые долгое время живут в блокаде, очень важно, что его родители жили именно в Ленинграде и воевали.

Эта народная любовь не может быть результатом российской пропаганды, работы спецслужб. Просто арабский мир помнит времена, когда у Советского Союза был авторитет. В те времена достаточно было одного слова со стороны СССР, чтобы остановить агрессию Запада. Мы помним, как в 1956 году, когда Франция, Англия, Израиль атаковали Египет, для того, чтобы остановить войну, хватило предупреждения со стороны Советского Союза и США. И сегодня мы надеемся, что совместное заявление РФ и США о прекращении боевых действий в Сирии будет соблюдено.

А еще мы не забываем, что Советский Союз всегда помогал национальным освободительным движениям, противостоял капитализму, американской агрессии во Вьетнаме.  По этой причине в арабских странах постоянно ждут такого спасителя, ратующего за справедливость.

Сейчас его видят в лице новой великой России, в лице самого Путина, который является сильной личностью — он справедливый, прямой, открытый. И люди ощущают эту силу. Он же смог восстановить Россию после разрухи 90-х.

И если сейчас провести опрос, уверен, что Путина назовут самым влиятельным лидером в мире. Я лично наблюдал картину в Дамаске, как люди считали за честь получить в подарок футболку с изображением Путина. Причем это были серьезные люди.

Даже те, кто ненавидит Россию за то, что она присоединилась к военной операции, не могут ее не уважать, ибо понимают, что Путин там шутить не будет. Возвращаются времена лидерства России. На самом деле, в мире сейчас нет настоящих лидеров. В Европе раньше были де Голль, Черчилль. Покончили с Саддамом Хусейном и Каддафи. У нас остался Асад, который не хотел быть лидером в классическом смысле этого слова. И сейчас появляется такая связка — там Асад, здесь — Путин.

Читайте по теме: Турция развязывает Третью мировую, прикрываясь НАТО

— Когда мы смотрели фотографии, вы сказали, что в Сирии русских людей обожают.  Значит, уважение есть ко всему народу, не только к президенту?

— Мы это заметили еще в 2011 году, когда в Сирию ездила первая делегация. Еще до того, как Россия всерьез вмешалась в антитеррористический процесс. С нами был Валерий Островский, бывший политолог, депутат, журналист, и он говорил: «Я нигде не чувствовал такой любви к России. Я гордился, что я — русский». Он почувствовал, что через него на Россию смотрят с надеждой.

Ребята, которые сейчас уезжают, видят это на каждой улице, особенно в городах, которые освобождает армия: в Дамаске-то понятно, там флаги России во многих местах, и мы видели, как люди стояли у посольства России и поддерживали ее.

Причем поддерживают мусульмане, христиане, коммунисты, националисты... Эти надежды связаны с тем, что у нас с Россией многовековые дружественные отношения. И в духовном смысле тоже. Оттуда в нашу страну пришло православие.

Поэтому доверие и уважение крепнет, несмотря на информационную войну против России, которую развернули многие западные и арабские СМИ. Есть люди, которые воспитывались на русской литературе, на советских фильмах. Цвета флага России знают все, хотя есть флаги нескольких соседних европейских стран, которые можно спутать с российским.

Это боевое, народное братство. Какой бы не была многонациональной Россия, все, кто туда едет — дагестанцы, чеченцы — прекрасно это видят.

— Есть ли оппозиционные Асаду силы, которые поддерживают Россию?

— Да, есть и пророссийские оппозиции: они за то, чтобы сирийцы между собой решили свои проблемы. Много ополченцев участвует вместе с российскими и сирийскими войсками в антитеррористической операции. В конце концов, в эти партии входят патриоты, которым, может, и не нравится многое из того, что делает правительство Сирии, но они не будут поддерживать антигосударственную, антисирийскую политику.

Поэтому были инициативы и с их стороны, они встречались здесь с МИДом, они координируют действия с Россией. То, что Россия ни на кого не давит, поддерживает суверенитет Сирии, ратует за ее самостоятельность — крайне важный для сирийцев фактор.

Хотя это должно быть элементарно. Кто должен решать проблемы Сирии? Конечно, сирийцы. К сожалению, другие страны имеют другие мнения. Например, Турция не хочет, чтобы курды участвовали в сирийском диалоге. Саудиты не хотят, чтобы высказывались пророссийские оппозиционеры. На конференции в Стамбуле и Париже часто вообще не приглашают сирийцев. Европейцы, саудиты и турки собираются между собой и решают проблемы Сирии. Это же нонсенс. Представьте, если Вашингтон сейчас начнет решать проблемы России, но при этом русские в принятии решений участвовать не будут.

Конфликт в Сирии был спланирован заранее внешними силами, был использован удобный момент, чтобы поменять политическую элиту в арабском мире, сделав это для осуществления своих целей. А Сирия важна не только тем, что у нее есть нефть и газ. Она выступает в роли перекрестка для геополитических проектов, финансовых, торговых отношений. Наверное, обычный человек думает: «Что это за Сирия такая? Вчера еще не слышали о ней, а сегодня весь мир не может оттуда выйти». Ситуация гораздо серьезнее и сложнее, потому что на карте — судьба многих государств. От положения Сирии зависят Турция, Иран, Ирак, Саудовская Аравия. Можно сказать, что речь идет о центре мира. И в зависимости от того, как он будет меняться, будет меняться экономическая и политическая картина всего мира. Поэтому, когда говорят, что в Сирии идет чуть ли не Третья мировая война, мы прекрасно понимаем, почему. Потому что Сирия не в Тихом океане, она здесь, рядом, очень близко.

riafan.ru

Иностранцы о поступке спецназовца в Сирии: Все убегали, кроме одного русского солдата (видео)

15 июня 2016 года в сирийской провинции Хомс произошло обычное по меркам этой войны событие - на позиции сирийских сил в пустынной местности было совершено нападение с использованием террориста-смертника.

В рамках распространенной схемы и по причине осложнений в прорыве позиций, боевики применили типичный для себя прием - на расположение мобильной группы армии САР была направлена заминированная бронемашина.

Причиной сложностей для боевиков при прорыве позиций, как вы уже могли догадаться, стало присутствие среди сирийцев российского инструктора из Сил Специальных Операций - бойца спецназа. Именно наличие российского сержанта не позволило сирийским войскам, в не менее типичной для себя манере, бросить позицию при первых же очертаниях заминированной машины.

Однако, чем ближе к позиции солдат приближался автомобиль, начиненный взрывчаткой, тем больше сирийцев бросало оружие и бежало в пустыню бросив своих. В итоге, защищать точку остался лишь один российский боец - Андрей Тимошенков и продолжал стрелять по террористу до тех пор, пока нервы смертника не выдержали, и он не подорвался раньше положенного времени.

Для российского бойца, в отличие от сирийцев, не стояло вопроса удерживать ли позицию или нет, ведь за его спиной располагался пункт распределения гуманитарной помощи провинции и масса мирных людей. Героические действия Андрея Тимошенкова, спасли множество гражданских, но к сожалению, за этот подвиг, он был вынужден расплатился собственной жизнью.

Поведение российского бойца и его храбрость, наглядно показали, кто на самом деле переломил исход этой войны, кто сломал хребет терроризма, кто сейчас защищает всех нас на дальних рубежах и подступах, кто был на острие ключевых наступлений, и кто закрывал линии прорыва боевиков в самые критические моменты.

Честь им за это и хвала.

Данный ролик, террористы хотели использовать в качестве личной пропаганды, но попав в интернет он принес совершенно иные идеологические результаты. Иностранцы, лишь восхитились храбростью и волей российского солдата, впечатлились его мужеством и еще больше возненавидели террор.

Перевод комментариев:

- «По-настоящему храбрый человек! Люблю и уважаю русских именно за это! Мне всегда хотелось, чтобы у моей страны и России были куда лучшие отношения, чем сегодня, ведь это почетно - называть братьями таких людей!»Patrick Green

- «Россия, без преувеличения - самая храбрая нация в мире».Dusit theh toe

- «Один российский солдат сделал больше, чем целый сирийский танк! Все сирийцы как всегда убегали, а русские, как всегда стояли до конца. Уважение».Lime

- «Россия - великая страна и этого мнения не изменит в мире никакая пропаганда западных СМИ. С уважением из Великобритании».Dodger

- «Как и все прочие индийцы, я безмерно люблю и уважаю русских... Возможно теперь вам станет понятно почему»...സയത്സേവ് വസീലി

- «Удивительная история… Хотя с другой стороны, русский солдат оставался непокорным в бою во все времена и в любом мировом событии. Такова их история - этот народ воевал большую часть своего прошлого и видимо уже генетически ненавидит отступать. Продолжать бороться в любой ситуации - это очень по-русски»...jackson mike

alexandr-palkin.livejournal.com

Российский спецназовец в Сирии — об особенностях местной армии: zyrianin

«На позициях люди могли быть в кальсонах и тапочках»

Российский спецназовец в Сирии — об особенностях местной армии

Фото: ТАСС/Сергей Бобылев

С начала операции в Сирии, помимо ВКС России, там работают бойцы российских спецподразделений. О том, что Сирия — это не только разрушенные города и сожженные деревни, как выглядит сирийская армия и отряды оппозиции, и почему восточные войны такие затяжные, обозревателям «Известий» Алексею Рамму и Дмитрию Литовкину рассказал офицер спецназа.

— Действительно ли по климату и местности Сирия — это страна контрастов? Наверное, и не все ее части затронуты войной?

— Средиземноморское побережье Сирии — это классические средиземноморские пейзажи, как в Италии или Греции. Террасное сельское хозяйство, интересные виллы, зелень, оливки. Но буквально 2–3 часа езды — и уже пустыня.

Бросается в глаза, что везде очень хорошие дороги, даже если мы едем из села в село по горному серпантину. Это заслуга правительства страны. Сирия — очень хорошее место для развития туризма. Есть исторические объекты, включая библейские. К примеру гора, где Каин убил Авеля, фактически нависает над Дамаском. В Латакии найдено древнейшее городище и материальные свидетельства одной из древних письменностей. По всему берегу стоят цитадели крестоносцев.

На севере есть большая сельскохозяйственная долина. Она по территории равна небольшим европейским государствам. Около 120 км в длину. Если смотреть с некоторых высот, которые закрывают долину от моря, то она видна как на ладони. Гладкая-гладкая плодородная равнина с каналами. А ближе к Ираку — действительно пустыня. Там можно перемещаться только по дорогам. И вся война в тех местах идет вдоль дорог — «пустынный вариант».

— А как живут те, кто не воюет?

— Конечно, Сирия сейчас не самая богатая страна. Но в городах есть дорогие гостиницы, магазины. На улице мирная жизнь, люди свободно ходят, работает общественный транспорт. Но проезжаешь буквально сотню километров — и уже линия фронта. Разрушения, уничтоженные населенные пункты, идут бои.

В подконтрольных правительству городах работает вся инфраструктура, открыты школы и вузы, люди занимаются своей обычной повседневной деятельностью. Конечно, есть определенные проблемы с социальным обеспечением. Видно, что у жителей страны небольшие доходы. Но у правительства Асада есть специальные социальные проекты, чтобы народ не голодал. К примеру, мука стоит дороже, чем хлеб. Хлеб продается либо очень дешево, либо просто раздается в селах.

— Сирия светская страна? И как местные жители относятся к русским военным?

— Сирия преимущественно светская страна. В крупных городах женщины одеваются по- европейски, но ходят в платках. Но встречаются и населенные пункты, где очень серьезно следуют исламским традициям. Женщины там укрыты с головы до ног.

Когда наш Верховный главнокомандующий принял решение о начале операции в Сирии и пошли первые бомбардировки, люди просто выходили на дороги, кричали, приветствуя российских военнослужащих, и очень радовались, что Россия пришла им на помощь. Встречали нас очень хорошо.

— Что такое сирийская армия?

— До того как мы пришли, это была не армия в нашем обычном понимании. На позициях люди могли быть в кальсонах и тапочках. Сирийские офицеры объясняли это тем, что на подготовку бойца уходило очень мало времени. Зачастую два месяца подучили — и вперед на фронт. Безусловно, сейчас наши советники работают с сирийской армией и многого добились. Но понятно, что процесс этот небыстрый.

До того как мы появились, были случаи, когда сирийская армия наносила огневое поражение по переднему краю обороны противника и надо было бы идти вперед и закрепиться. Но у сирийцев есть такая штука, как Bukra, bada bukra («завтра», «послезавтра» — арабск.). Ну то есть «подожди». И восточную bukra — «подожди» было сначала не сломить. С этим сталкивались все наши советники. Это особенность Востока, арабского мира, поэтому там надо работать очень тонко.

До нашего прихода в армии было и дезертирство, и другие нарушения. Но командиры не особо стремились жестко наказывать за это. Считали, что отпугнут людей от службы. Но сейчас ситуация изменилась в лучшую сторону.

— А как у сирийских военных с бытовой точки зрения?

— Рацион питания солдат на позициях очень небогатый. В основном национальное блюдо хумус. Мяса очень мало. Но это объяснимо и всегда так было: там нет пастбищ для выращивания скота. При этом военным не запрещено совмещать службу с другими делами. Поэтому многие бойцы поступают просто. Отдежурили — и едут домой. Основной вид транспорта в Сирии — это мопед. Потому что расход бензина маленький и многие могут это себе позволить. Бывает, что целыми семьями по несколько человек перемещаются на таком виде транспорта. Домой со службы военные тоже едут на мопедах. Приезжают, меняются и уезжают в ближайшие деревни. У них там сельское хозяйство, для них это заработок. Ведь бойцы не так много получают. Также в сирийской армии не запрещено заниматься бизнесом. К примеру, офицеры могут позволить себе иметь небольшой магазинчик. И не один.

​​​​​​​— Могли бы вы отметить какие-нибудь боеспособные правительственные подразделения?

— Отлично воюют «Соколы пустыни». Они хорошо подготовлены и вооружены, постоянно продвигаются вперед, а соседи на флангах не всегда успевают за ними. Они действительно хороши.

— А с бойцами «Хезболлы» вам приходилось встречаться?

— «Хезболла» неплохо обучена и экипирована, у них хорошее оружие и техника, они действительно умеют воевать. У них сильный боевой дух.

— Что вы можете рассказать о сирийской оппозиции?

— Оппозиция, особенно в последнее время, видит путь к диалогу, осознает, что есть способ прийти к какому-то общему знаменателю. Оппозиционные отряды мало отличаются от сирийской армии. Война в Сирии имеет признаки гражданской войны Поэтому бывает так, что одна часть семьи воюет на стороне оппозиции, а другая — на стороне правительственных войск. И они созваниваются, поддерживают отношения. Объявляется день перемирия, оппозиционеры могут переходить на сторону к своим родственникам.

В лагерях для беженцев, которые содержат сирийские власти, также немало родственников оппозиционеров, и они могут поддерживать отношения между собой.

— А ИГИЛ и «Ан-Нусра»?

— Боевики ИГИЛ и «Ан-Нусра» (запрещены в РФ) гораздо более опасны, чем оппозиция. У них все намного жестче, радикальнее. За провинность — показательные казни. ИГИЛ и «Ан-Нусра» — это организованные отряды, фактически армии. С системой управления, тылами, артиллерией и танками.

Кто идет в ИГИЛ и «Ан-Нусру», кто клюет на их кровавые ролики? Со всего мира едут радикально настроенные исламисты, и едут именно с конкретной целью — совершать насилие. Те из добровольцев, кто пришел воевать за ислам, в первые же месяцы понимает, что все не так, как они себе представляли. Их заставляют выполнять самую черновую работу и бросают в самое пекло, как расходный материал.

Как боевики захватывали села и города? Они не оставляют выбора людям — если мужское население готово встать на их сторону, заставляют брать автомат, а если не согласен — расстреливают. Боевики ИГИЛ и «Ан-Нусры» понимают, что с ними примирения не будет, и готовы воевать до последнего. Мы сталкивались с тем, что на отдельных позициях боевики очень яростно сопротивлялись. Возможно, играют роль и показательные казни. Они же не церемонятся и попытки дезертирства наказываются очень жестоко.

— Говорят, что на сторону игиловцев перешли военные из иракской и сирийской армий?

— У меня нет такой информации, но допускаю, что ИГИЛ создавали профессионалы. Из колхозников не получится армии, а она у них есть.

— Чувствуется ли, что у «Джебхат ан-Нусры» и ИГИЛ есть серьезная поддержка извне? Экипировка, продовольственное обеспечение у них лучше, чем у регулярной сирийской армии?

— Ну, в гости к ним не ходили. Но по вооружению понимаем, что у них есть и приборы ночного видения, и тепловизоры. Боевики хорошо используют ПТУРы. Подготовка операторов ПТУР у боевиков отличная, а это недешевое удовольствие. Один выстрел стоит немало денег. Но боевики очень хорошо стреляют.

Хорошо боевики организовывают и связь. Были случаи, когда они подвозили мобильные сотовые вышки и создавали собственное поле сотовой связи и Wi-Fi. Они активно используют различные интернет-мессенджеры для связи и управления. И поэтому с ними бороться достаточно сложно. Активно используют квадракоптеры и другие коммерческие летающие беспилотники.

Вообще война в Сирии — это удивительное явление. Воюют 50-летние танки Т-55, автоматы АК-47, минометы и пушки 1940-х годов. И тут же рядом действует современная авиация, летают беспилотники, у бойцов системы спутниковой связи и целеуказания.

http://izvestia.ru/news/668587?utm_source=smi2

zyrianin.livejournal.com

«Они кричат „Россия, вперед!" и убегают». Сирийские союзники глазами русских военных | Общество | ИноСМИ

Российские командиры недовольны своими сирийскими союзниками-военными, считая, что те неспособны самостоятельно одержать верх в гражданской войне без внешней помощи. Пропаганда, разумеется, стремится минимизировать эти проблемы, и это объясняет расхождения между военными репортажами западной прессы (превратившей в отдельный литературный жанр истории о недоверии между американскими и европейскими войсками с одной стороны и местными солдатами из Ирака и Афганистана с другой) и всегда оптимистичными сирийскими и российскими СМИ. Однако просачиваются и очень важные свидетельства. Например, когда в 2016 году российский полковник в отставке Михаил Ходаренок написал на очень известном российском ресурсе Газета.ру, что «проще всего в Сирии было бы распустить армию и попытаться создать ее с нуля», а «главные силы сражений состоят из сирийских ополченцев и иностранных добровольцев», редакция связалась с полковником действующей армии, который мог говорить исключительно анонимно, и тот подтвердил: «В действительности все так, как написано, — только хуже».

Сторонники «Хезболлы» в МарджаюнеNewsweek08.05.2018Обозреватель04.05.2018Gli Occhi Della Guerra02.05.2018Al-Watan Syria28.04.2018В связи с этим интересен и ряд интервью, которые не так давно взяло радио «Свобода» у командиров группы «Вагнер», подразделения, сформированного из российских контрактников, сражающихся в Сирии, но официально не признанных российскими властями. Однако их связь с московской кампанией в Сирии уже подтвердило агентство «Рейтер», которое на прошлой неделе сделало сенсационный репортаж, выяснив, что бойцы «Вагнера» прибывают в Сирию с российских военных баз.

В группе «Вагнер», по данным разных источников, насчитывается от 2 до 4 тысяч человек, ее ресурсы применялись в некоторых областях Сирии, где шли наиболее жестокие бои с «Исламским государством» (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.), от Пальмиры до Дейр Эз-Зора. И командиры рассказывают о партнерах своими словами.

«Сирийцы не умеют сражаться. Я много раз это наблюдал. При малейшем шуме они сдают свои позиции и сбегают. Кричат нам „Вперед, Россия, вперед!" „Куда вы, говорю им, чтоб вас черти разорвали, держим позиции!" Но нет же. К примеру, мы идем в наступление и берем высоту, оставляем ее вечером сирийцам, наутро их уже нет. А „Исламское государство" снова заняло высоту. И нам приходится снова ее захватывать. Это совершенно невероятная страна, дебилизм здесь зашкаливает».

Одна из главных проблем сирийской армии состоит в нехватке людей к восьмому году гражданской войны, вызвавшей потери, дезертирство и бегство за границу. «Я спрашивал у одного переводчика: почему твои парни не сражаются? Он сказал, что многих убили и нужно, чтобы кто-то выжил и встречался с девушками, чтобы на свет появились дети».

Эти свидетельства — недостающая часть рассказов о войне, в которой добровольно участвует российское командование. В феврале, когда боевики Асада и контрактники «Вагнера» атаковали нефтяную скважину, находившуюся под контролем курдов, и попали под бомбардировку американских самолетов, в результате которой были сотни жертв, Москва в течение двух недель отказывалась комментировать это событие и опубликовала данные с заниженным количеством погибших. Впрочем, как Америка узнала на собственном опыте, вмешательство на Ближнем Востоке всегда может оказаться намного сложнее, чем кажется на первый взгляд.

В случае России следует добавить также, что 1 мая было объявлено о внезапном сокращении военного бюджета на 20% вследствие слабой экономики и санкций. Военный бюджет России сокращается впервые с 1998 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Из Сирии с любовью. Как русские саперы научили сирийцев слову «спасибо» | Армия | Общество

Военно-транспортный самолет приземлился в аэропорту Чкаловский, доставив домой 170 человек саперного подразделения, которое в течение трех последних месяцев разминировало сирийский Дейр-эз-Зор. Спустя несколько часов солдаты батальона прибыли в штаб-квартиру Международного противоминного центра в подмосковном Нахабине, где им уже готовили торжественную встречу.

Саперы, кажется, не до конца осознают, что они снова дома. Всего сутки прошли с того момента, как Верховный главнокомандующий Владимир Путин на авиабазе Хмеймим отдал приказ о выводе российских солдат из Сирии. «Я удивлен, что смогли вернуться до Нового года, — говоритАиФ.ru Алексей, один из саперов, вернувшихся из Сирии. — Думал, отмечать праздники придется в Сирии. Я прошлый Новый год встречал в Алеппо».

Таких, как Алексей, для которого это не первая командировка на Ближний Восток, в отряде много. Специалисты противоминного центра слетали с начала Сирийской кампании уже в четыре командировки — дважды в Пальмиру, в Алеппо и в Дейр-эз-Зор. Военными инженерами было разминировано свыше 1,2 тысяч гектар территории, около 250 км дорог, более 44 тысяч взрывоопасных предметов. И всё это — без потерь в составе.

«За год, что отряд в общей сложности за четыре заезда провел в Сирии, мы отделались легкими ссадинами и царапинами», — рассказывает АиФ.ru участник гуманитарной операции по разминированию Алеппо Дмитрий, один из офицеров центра.

Три основных места работы подразделения — Алеппо, Пальмира и Дейр-Эз-Зор — сильно отличались друг от друга по условиям работы. Алеппо — практически разрушенный до основания город, руины, «почти Сталинград», как говорит Дмитрий. Он был под завязку набит взрывоопасными материалами, останками снарядов, минами и самодельными взрывными устройствами.

«Какого только оружия мы там не видели — американское, китайское, немецкое, болгарское, из Израиля и Турции. Это было настоящая выставка вооружений со всего мира», — вспоминает офицер.

Пальмира оказалась не так плотно забита взрывоопасными устройствами, зато там были гораздо более тяжелые климатические условия. Вокруг — пустыня. Днем — палящее солнце, ночью — минусовой холод. А в Дейр-эз-Зоре, еще одном крупном городе, где работали саперы, во время операции по разминированию и вовсе шли бои. Сначала сирийские войска зачищали территорию, а потом за дело брались солдаты саперного отряда.

За время кампании саперы сдружились с сирийскими войсками, которые часто прикрывали российских товарищей по оружию во время операций по разминированию. «Общались языком жестов или на ломанном английском, но проблем с взаимопониманием вообще не возникало. Всёсхватывали на лету», — вспоминает Дмитрий.

Память у сирийских военных о наших саперах осталась хорошая. Международный противоминный центр открыл в Сирии несколько своих филиалов, где за год прошли обучение 740 местных военнослужащих. Это, по словам заместителя начальника Инженерных войск генерал-майора Константина Смешко, один из важнейших итогов операции, наряду с большой проделанной работой по разминированию городов и отсутствием потерь.

Подружиться саперам удалось и с мирными жителями.

«Мы работали с ними в связке. Они нам иногда подсказывали, где заминировано, мы шли, проверяли», — рассказывает Дмитрий.

«Отношение с населением было хорошее», — говорит другой сапер, кинолог Рафаэль. «В нашем районе все местные выучили русское слово «спасибо» и кричали его нам».

У ног Рафаэля терпеливо сидит немецкая овчарка по кличке Заря. По словам сапера, она не раз спасала ему жизнь в Сирии. «Идем по развалинам, и она вдруг ложится. Это значит, рядом взрывоопасное устройство. Проверяем — действительно мина. И так много раз подряд». Как признается Рафаэль, за собак в отряде переживают так же, как за людей. «Они ради нас жизнью рискуют, идут всегда впереди».

Скоро Рафаэля и Зарю ждет заслуженный отпуск — на две недели они вместе отправятся домой, отмечать Новый год вместе семьей. Своих близких Рафаэль еще не видел — они, как и родные многих других саперов живут вовсе не в Нахабино, где располагается штаб-квартира МПЦ, а на другом конце России.

Впрочем, на встречу к бойцам все равно приехало много родственников, жен и детей с детьми. Видно, как им всем хочется побыстрее пропустить официальную часть встречи, с парадным маршем, речами командиров и награждением и, наконец, обняться с родными.

«Как же вас отпустили-то на войну?», — спрашиваю у бойцов, видя такое нетерпение. «Я, если честно, своим вообще не сказал, что в Сирию еду. Они думают, что я на учениях», — смеется один из солдат. Судя по улыбкам товарищей, он тут не один такой. Имя свое сапер предусмотрительно не называет.

«Силком нас никто не тащил», — говорит Дмитрий. — Поэтому наши семьи хорошо понимали, что это личное решение каждого из нас. Конечно, было непросто объяснить, зачем мы едем. Но я так считаю: уж лучше мы террористов там, в Сирии, остановим, чем здесь с ними воевать будем».

«Мы гордимся вами, ребята. Молодцы, что все целы», — обращается к саперам губернатор Московской области Андрей Воробьев. Эту же мысль на разные лады повторяют и офицеры из генерального штаба, и командиры части, и ребята из «Юнармии», которые тоже приехали встречать солдат. Хорошо бы все войны также заканчивались — без единой потери.

www.aif.ru

простые сирийцы о российских авиаударах

https://www.znak.com/2015-10-05/na_svadbe_podnimali_tosty_za_vashu_armiyu_i_putina_prostye_siriycy_o_rossiyskih_aviaudarah

Русские помогут победить террористов, а повстанцы – такие же радикальные исламисты, как и запрещенная в России террористическая организация «Исламское государство». В гражданской войне виноваты Израиль, Саудовская Аравия и США. Такие мнения высказывали сирийцы из разных городов, c которыми Znak.com пообщался в социальных сетях.

Россия и Сирия дружат не только на политическом уровне. Есть и житейские сходства. Как выяснилось, среди сирийцев популярна российская социальная сеть «ВКонтакте». За несколько дней я отправила её сирийским пользователям более ста писем «вслепую» с примерно одними и теми же вопросами. Моими адресатами были люди, живущие в разных городах, чьи аккаунты производили впечатление «живых». Ответил примерно каждый десятый, и несколько согласились на содержательный разговор.

Так получилось, что все ответившие к российским военным относятся доброжелательно и крайне отрицательно – и к повстанцам из «Свободной Армии», и к ИГИЛ. Этот текст – не социологическое исследование, а простая случайная выборка, которая, впрочем, позволяет понять, как люди из разных концов этой страны, разного вероисповедания и разного социального статуса относятся к происходящему.

Ахмед, 27 лет, Алеппо, инженер:

– Алеппо расположен на севере, это – вторая столица Сирии после Дамаска. Наш город в этой войне был стерт с лица земли, как некогда Хиросима. Мы пострадали от терроризма, и люди в городе рады любой помощи, которая поможет уничтожить террористов. Я считаю, что с помощью русских сирийская армия сможет покончить с террористами. Мы не видели русских солдат, они находятся в Латакии и в Тартусе, но я бы очень хотел, чтобы и в Алеппо появилась русская военная база. Конечно, русским стоило бы прийти несколько лет назад, но у вас мудрые политики, умеющие выжидать. Победа в Сирии приведет Россию и к победе на Донбассе.

Конфликт в Сирии был спровоцирован Королевством Саудовская Аравия и Катаром, которые давали огромные деньги тем, кто хотел сменить нашего президента, Башара Асада.

Когда в городе шли бои, мы прятались. Я – мусульманин, но мы жили бок о бок с христианами и людьми, исповедующими зороастризм, их ждала смерть от рук террористов. Когда «повстанцы» пришли в город, они разворовали все, что можно. Заходили в магазины, в дома и брали все. Останавливали людей на улицах, и если им не отдавали все деньги и ценности, то убивали их. Их снайперы стреляли в людей на улицах. До войны они были никем, а теперь надеются стать богатыми и влиятельными.

Послушайте, нет никакой «умеренной оппозиции», как это называет США. Я видел этих «повстанцев», многие из них и вовсе выходцы из Саудовской Аравии, Туниса, других стран. Западные СМИ влиятельны и могут превратить дьявола в ангела и наоборот, они публикуют много неправды.

Мы надеемся на помощь из России и Ирана. Россия всегда была другом Сирии, и мы счастливы, что вы пришли.

На прошлой неделе я впервые вышел в Интернет за полгода. Провода были повреждены.

Аммар, 32 года, Хама, военнослужащий:

– Сейчас я нахожусь в городе Хама. Здесь пока нет русских солдат, но есть элементы технической поддержки со стороны России, подробнее рассказать не могу. В Хаме люди обрадовались известию о том, что ваша армия придет нам на помощь в борьбе с террором. Все понимают, что русские пришли сражаться с террористами, а не с оппозицией.

Я – с президентом Башаром Асадом и сражаюсь за него.

Амер, 29 лет, Дамаск, работник сферы здравоохранения:

– Я приехал в Сирию из Палестины, живу в лагере для беженцев. Мои отец и дед были вынуждены бежать из Палестины и оставить там большой участок земли. В Сирии не делают разницы между палестинцами и сирийцами, это страна, где принимают всех арабов. Поэтому палестинцы поддерживают президента Башара Асада.

Сейчас я работаю в министерстве здравоохранения, получаю примерно 90 долларов в месяц. Я люблю свою работу, но если потребуется сражаться против терроризма, я пойду сражаться. Министерство старается организовать медпомощь там, где идет война. Размещение пациентов в госпиталях, лекарства – все это бесплатно для пострадавших.

Русские военные в Латакии, но сирийский народ всегда приветствует друзей. Сирия – это страна, которая является домом для всех арабов, она всех принимает и приветствует, я люблю Сирию. Сирийская оппозиция не самостоятельна, она находится под влиянием США и Израиля, которым помогают страны Персидского залива и Турция, которые хотят уничтожить Сирию.

Я только что вернулся со свадьбы, где поднимали тосты за Россию и за вашего президента Владимира Путина, эти тосты все поддерживали единодушно.

Русские – хороший народ, но у вас очень сложный язык. Мой брат живет в Москве.

Риад, 41 год, Дамаск, юрист:

– Я живу в Дамаске. Атмосфера на самом деле тут тяжелая, но лично я почувствовал себя немного лучше, когда пришла ваша армия. Это дает надежду.

Мы живем в страхе смерти уже несколько лет, и каждый день, когда отводим наших детей в школу, мы молимся, чтобы они вернулись живыми. У меня их трое.

Я – либерал по мировоззрению, но не поддерживаю «повстанцев», потому что считаю их террористами. Я поддерживаю правительственные войска. Европа и США посылают оружие террористам, которые хотят убить наших детей. Я ненавижу западные медиа и их пропаганду.

Израиль, Катар, саудиты все это устроили, чтобы уничтожить всех возможных противников на территории.

Шади, 28 лет, Африн, работает в церкви:

– Мой город расположен на севере от Алеппо, вокруг нас – Исламское государство и Джабхат аль-Нусра (радикальная исламистская группировка, воюют и с Асадом, и с ИГ, – прим. ред.). В моем городе располагаются курдские силы самообороны, так как это – курдские территории (изначально курды сражались и с исламистами, и с правительственными войсками, сейчас выступают «третьей силой», сражаются с повстанцами и с исламистами, сирийское правительство обещало подумать об автономии для Сирийского Курдистана, чего курды и добиваются – прим. ред.). Большинство людей поддерживают курдское ополчение. К вашему приходу в Сирию относятся положительно, в том числе вооруженные курдские силы. Хотелось бы, чтобы вы помогли и курдам сражаться с террористами. Исламское государство – это самая страшная ветвь ислама, но «повстанцы» – это тоже радикальные исламисты, они практически ничем не отличаются от ИГ. Если они придут сюда, нас всех убьют.

Курдские медиа могут не высказать вам горячей поддержки, но это связано с тем, что нам важно, чтобы Исламское Государство и «повстанцы» считали, что курды против президента и не трогали курдские территории.

Я был по вероисповеданию зороастрийцем, но в 2006 году уверовал в Христа. Я работаю в церкви и поэтому решил не уезжать. Люди в Африне сейчас часто ходят в церковь, многие приходят к Богу в такие времена.

Ибрагим, 23 года, Латакия, учится на вечернем отделении, работает IT -менеджером:

– Я родился в Хаме, учусь в Дамаске, но сейчас нахожусь в Латакии. Ваши военные располагаются за городом, там безопасно. Постоянно над городом летают самолеты, думаю, это ваши.

Я поддерживаю президента Башара Асада, а значит и вашу армию.

Когда начинались протесты, люди думали, что это изменит жизнь в Сирии, многие сочувствовали и многие участвовали в протестах. Но мы не знали, что вмешаются США и начнут поддерживать вооруженное противостояние и террористов. Они посылают оружие и деньги «оппозиции», которая на самом деле – такие же террористы.

США – друг Израиля и друг Саудовской Аравии, а «друг моего друга – мой друг», я имею в виду Израиль и Саудовскую Аравию. Все они против Сирии, России и Ирана.

Я не помню, в какой именно момент возникло Исламское государство, но лично я уверен, что их поддерживали саудиты. Когда появились радикальные исламисты, характер протестов изменился.

Нет никакой единой «Свободной армии повстанцев». Это не армия, это отдельные группы. Я знаю, что есть группы, связанные с Аль-Каидой и с саудитами, они ничем не отличаются от террористов. Их цель – уничтожить Сирию, это поможет Израилю.

Не верьте, когда ваши войска обвиняют в том, что они убивают сирийцев, это – пропаганда. Они пришли помочь нам победить террористов, которые хотят уничтожить Сирию.

www.znak.com