Создатель «бронебоек» Сергей Симонов. Симонов конструктор оружия


Создатель «Бронебоек» Сергей Симонов - Энциклопедия стрелкового оружия

Замечательным отечественным конструктором, создателем первоклассных образцов автоматического стрелкового оружия стал Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986 гг.) - Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии СССР, заслуженный изобретатель РСФСР. Трудовая биография простого сельского паренька из деревни Федоровка Иваново-Вознесенской губернии началась рано, после окончания трех классов сельской школы, и почти с первых дней была связана с техникой. Уже в шестнадцать лет он работает кузнецом в слесарной мастерской, а затем слесарем на механическом заводе. Окончив профессионально-технические курсы, Симонов идет работать слесарем-отладчиком автоматического оружия на Ковровский пулеметный завод. Первыми его учителями стали Владимир Григорьевич Федоров, основоположник русской школы автоматического оружия, и Василий Алексеевич Дегтярев, начальник опытной мастерской завода. Они побудили у пытливого юноши тягу к проектированию стрелкового оружия, что в дальнейшем стало основным делом его жизни.

Сергей Гаврилович во всем проявлял обстоятельность. Взявшись за любой новый для себя труд, Симонов пытался исполнить его не просто хорошо, а с той неповторимостью, на которую способен лишь истинный мастер своего дела.

С.Г. Симонов на фоне коллекции своего оружияв НИИ-61. г. Климовск, 1953 г.

Начал самостоятельную изобретательскую деятельность Симонов в 1922-1923 гг., когда спроектировал и собрал свои первые ручной пулемет и автоматическую винтовку. Сергей Гаврилович является одним из первых советских оружейников, кто разработал конструкцию пулемета с учетом упрощения и удешевления производства путем внедрения штамповки и литья для изготовления наиболее ответственной детали пулемета - ствольной коробки, к тому же чрезвычайно простой конфигурации. Детали подвижной системы автоматики также не требовали сложной механической обработки. Такой рациональный подход конструктора к проектированию нового образца не только с чисто технической, но и технологической стороны способствовал созданию очень простого и во многих отношениях перспективного оружия. Однако испытания, проведенные в 1926 г., выявили недостаточную надежность работы автоматики оружия, что повлияло на дальнейшую судьбу ручного пулемета.

Подобным же образом обстояло дело и с первой моделью 7,62-мм автоматической винтовки Симонова. Комиссия Главного Артиллерийского Управления РККА (ГАУ) отметила конструктивную простоту винтовки. Однако конструктор допустил серьезный просчет, сделав газоотвод сбоку. В результате нарушения симметрии центр тяжести оружия смещался, что при стрельбе влекло отклонение пули на траектории. Не до конца оказались продуманными вопросы сборки и разборки винтовки, отсутствовал переводчик одиночного огня. Заключение комиссии было однозначно: винтовка не выдержала даже предварительного экзамена.

Неудача не остановила молодого конструктора. С еще большей настойчивостью он стал работать над усовершенствованием своей винтовки.

7,62-мм автоматическая винтовка Симонова обр. 1936 г. (АВС-36)

В 1931 г. появился пятый вариант автоматической винтовки (АВС). Она успешно выдержала борьбу с такими сильными конкурентами, как образцы конструкции Дегтярева и Токарева, и прошла все полигонные и войсковые испытания. В процессе достаточно длительной постановки АВС в серийное производство в течение нескольких лет конструктор, направленный на Ижевский машиностроительный завод, постоянно вносил в ее конструкцию улучшения. Для повышения кучности боя оружия (особенно при ведении автоматического огня) винтовка получила эффективный дульный тормоз, поглощавший часть энергии отдачи и стабилизировавший положение оружия при стрельбе; новую крышку ствольной коробки; был сделан цельноштампованный затылок приклада; укорочена ствольная накладка. Взамен складного игольчатого штыка к винтовке был принят отъемный штык клинкового типа, который мог использоваться в откинутом положении в качестве упора при автоматической стрельбе. Новый образец поступил на вооружение Красной Армии под обозначением "7,62-мм автоматическая винтовка Симонова обр. 1936 г. (АВС-36)”.

Производство винтовки осуществлял в 1934-1939 гг. Ижевский машиностроительный завод. Наряду с ее стандартным вариантом в очень небольших количествах выпускалась и снайперская модификация этого оружия, оснащенная оптическим прицелом ПЕ. Винтовки АВС-36 достаточно широко использовались во время советско-финской войны 1939-1940 гг. и в начальный период Великой Отечественной.

7,62-мм снайперская самозарядная винтовка Симонова СВС-14.Опытный образец

В 1938 г. Симонов представил улучшенный образец - СВС-14. Модернизированная винтовка обладала более высокими боевыми и достаточно хорошими эксплуатационными качествами. Но достаточно курьезный случай повлиял на судьбу и этого образца. Нарком оборонной промышленности Б.Л. Ванников вспоминал впоследствии: "В 1937-1939 гг. мы опробовали несколько самозарядных винтовок, в том числе представленные конструкторами Токаревым и Симоновым. Тогда-то и допустили ошибку. Симонов создал наиболее легкий образец с наилучшим механизмом автоматики, но вследствие небрежности самого конструктора, допущенной при изготовлении опытной винтовки, она показала на стрельбах несколько худшие результаты, чем конструкция Токарева... Наряду с другими преимуществами, винтовка Симонова имела меньшие габариты и меньший штык-тесак, что обеспечивало хорошую маневренность. Но как раз против маленького тесака ополчились военные, ссылаясь на то, что русская винтовка из-за наибольшей длины штыка всегда имела преимущества в ближнем бою. Я настаивал на том, что симоновская винтовка лучше других, и просил дать возможность изготовить новые образцы для повторных испытаний. Большинство членов комиссии не согласились на это и решили рекомендовать на вооружение винтовку Токарева...” Таким образом, победа досталась самозарядной винтовке Токарева СВТ-38.

7,62-мм автоматический карабин Симонова АКС-91.Опытный образец

В 1938-1940 гг. состоялся еще один конкурс, направленный на разработку самозарядного или автоматического карабина под 7,62-мм винтовочный патрон обр. 1908 г. На него также представили свои образцы Токарев и Симонов.

Сергей Гаврилович предложил армии на выбор три карабина в вариантах самозарядном - СКС-41 с магазином на 5 патронов, автоматическом - АКС-20, а также АКС-22. Основной особенностью этих карабинов являлись продуманность конструкции, малый вес и наличие постоянного магазина, впоследствии ставшие главными отличительными чертами оружия талантливого советского оружейника. В результате длительных полигонных испытаний наиболее удачными оказались образцы оружия системы Симонова, отвечавшие многим, но далеко не всем требованиям тактико-технического задания ГАУ. Это проявилось в низкой живучести оружия, частых отказах в работе из-за большого количества задержек при стрельбе. После завершения испытаний Артком ГАУ не принял никакого конкретного решения по их результатам, поскольку основная причина многих неудач была давно известна нашим специалистам-оружейникам - использование во всех системах индивидуального автоматического оружия пехоты 7,62-мм винтовочно-пулеметного патрона с его устаревшей гильзой с закраиной.

С началом Великой Отечественной войны Симонов переключился на создание ручных и станковых пулеметов. Однако удача сопутствовала конструктору в других областях оружейного дела. По-настоящему звездным часом для Сергея Гавриловича стало лето 1941 г., когда Советским вооруженным силам потребовалось, наряду с увеличением производства противотанковой артиллерии, снабдить фронт эффективным, мобильным, простым в обращении противотанковым средством ближнего боя. Таким оружием в то время могло стать только противотанковое ружье (ПТР), имевшее малую массу, высокую маневренность на поле боя и возможность хорошей маскировки применительно к местности. К созданию ПТР привлекаются конструкторы-оружейники Н.Рукавишников, В.Дегтярев и С.Симонов. Сам Сергей Гаврилович впоследствии вспоминал о проектировании 14,5-мм самозарядного противотанкового ружья: "Времени для экспериментов не было, ведь нам дали всего месяц сроку. Поэтому при конструировании были использованы многие, хорошо зарекомендовавшие себя узлы автоматической винтовки. Их только пришлось укрупнить до размеров, позволявших использовать патроны 14,5-мм калибра, производство которых было налажено промышленностью. Мы работали, не выходя из цеха, день и ночь…”

14,5-мм противотанковое самозарядное ружье Симонова ПТРСобр. 1941 г.

История не знает, пожалуй, других примеров столь быстрого создания образцов стрелкового оружия. 29 августа 1941 г. 14,5-мм противотанковые ружья Дегтярева (ПТРД) и Симонова (ПТРС) принимают на вооружение Красной Армии. По своим боевым и эксплуатационным качествам новое противотанковое оружие превосходило практически все подобные иностранные системы, позволяя советским пехотинцам успешно бороться с легкими и средними танками противника.

Сталин отдал приказ о начале выпуска ПТРС на Тульском пулеметном заводе № 66. Хорошие технико-экономические показатели этого образца позволили оружейному заводу в сжатые сроки освоить его производство. Впоследствии Симонов писал об этом: "В производстве с ПТРС не было никаких недоразумений. Оно пошло, как говорится, с ходу. Правда, мне приходилось не раз вставать за станок и показывать, как лучше фрезеровать и точить ту или иную деталь”. Острая потребность войск в этом мощном оружии заставила организовать производство симоновских ружей еще и Ижевским машиностроительным заводом № 622. Общий выпуск ПТРД и ПТРС в 1942 г. составил более 20000 шт. в месяц. За разработку противотанкового ружья Симонов был удостоен Сталинской (Государственной) премии.

Противотанковое ружье Симонова получило высокую оценку на всех фронтах. Оно обладало такими боевыми качествами, как простота в обращении, безотказность в стрельбе и высокая бронепробиваемость. Наличие пятизарядного магазина и возможность ведения полуавтоматического огня выгодно отличали его от ПТР Дегтярева.

Особо важную роль противотанковые ружья сыграли в сталинградской эпопее, в боях на рубежах рек Аксай и Мышков к юго-западу от Сталинграда. Так, 15 декабря 1942 г. во время контратаки танков противника взвод бронебойщиков из 59-й механизированной бригады занял позиции. Стоял плотный зимний туман. Положив противотанковые ружья на плечи вторых номеров, бронебойщики стоя ожидали, когда из-за тумана покажутся танки. Это произошло на дистанции 250-300 м. Раздалась короткая команда. Засверкали выстрелы ПТРС, и тут же начали вспыхивать одна за другой вражеские машины. "За короткое время, - вспоминал потом один из участников этого боя А. Аленченко, - нам удалось поджечь и подбить 14 танков, после чего немцы отступили. Им было непонятно, почему горели танки, т.к. в тумане они не видели нас. А затем туман рассеялся, и немцы вновь пошли в атаку, теперь уже прямо на нас… Нелегко достался нам этот бой: из 21 бойца в живых осталось только трое...”

После Сталинградской битвы значение ПТР как средства борьбы с танками стало уменьшаться, хотя еще в сражениях на Курской дуге бронебойщики не раз увенчали себя славой. Симонов после войны рассказывал: "Я знал бронебойщиков младшего лейтенанта Яблоньку и красноармейца Сердюкова, которые за один день уничтожили 22 фашистских танка”. В ходе войны список целей для противотанковых ружей был существенно расширен - наряду с уничтожением бронетранспортеров, бронеавтомобилей и танков противника, это оружие успешно использовали для борьбы с огневыми точками, автотранспортом и низко летящими самолетами. Настоящей находкой оказалось это оружие для советских партизан, у которых оно являлось, по сути дела, единственным эффективным средством борьбы с бронетехникой противника. Из ПТРС можно было одним-двумя выстрелами вывести из строя паровоз, поджечь цистерну с горючим.

7,62-мм самозарядный карабин Симонова СКСв снайперском варианте.

Наряду с автоматом Калашникова особое место в истории советского автоматического оружия, рассчитанного на использование 7,62-мм "промежуточного” патрона обр. 1943 г., занял самозарядный карабин Симонова - СКС, отличавшийся наибольшей завершенностью как в техническом, так и в производственном отношениях. Созданный в 1944 г. на базе карабина АКС-22 обр. 1941 г., он вобрал в себя все самые лучшие черты своего предшественника: легкость, компактность, хорошие боевые и эксплуатационные качества.

В том же году достаточно большая партия самозарядных карабинов Симонова была направлена для прохождения войсковых испытаний в части 1-го Белорусского фронта и на курсы "Выстрел”, где они получили положительную оценку: отмечались простота устройства, легкость, и удобство обращения с ними в боевой обстановке. Хотя испытания в реальной боевой обстановке выявили отдельные недостатки нового оружия, в том числе тугую экстракцию стреляных гильз; утыкание патронов при подаче из магазина; недостаточно высокую надежность функционирования автоматики в усложненных условиях. Поэтому советские воины, к сожалению, так и не получили на заключительном этапе войны это достаточно мощное оружие. Полная доработка и отладка всех узлов карабина завершилась уже после окончания Великой Отечественной. На вооружение Советской Армии он был принят только в 1949 г. под наименованием "7,62-мм самозарядный карабин системы Симонова (СКС)”. Заслуги конструктора были отмечены второй Сталинской (Государственной) премией СССР, а в 1954 г. Симонова удостоили высокого звания Героя Социалистического Труда.

Карабины СКС - оружие роты почетного караула

В войсках новое оружие быстро прижилось, чему в немалой степени способствовали его хорошие боевые и служебно-эксплуатационные качества, в том числе неплохая меткость боя. Серийное производство карабинов Симонова было освоено в 1949 г. Тульским оружейным заводом, а в 1952 г. - Ижевским механическим и продолжалось вплоть до 1956 г. За это время было изготовлено 2 685 900 самозарядных карабинов Симонова СКС. И только значительное улучшение боевых качеств облегченной модели автомата Калашникова, обеспечившее высокую меткость стрельбы на дальности до 400 м, позволило стандартизировать в качестве основного индивидуального оружия пехотинца автомат АК. Карабин Симонова был снят с производства, но не с вооружения. В ВВС, ВМФ, РВСН и сухопутных войсках он оставался вплоть до середины 80-х гг., пока его окончательно не вытеснил 5,45-мм автомат Калашникова АК-74. Сейчас СКС сохранились в Российской армии только на вооружении рот почетного караула. Кроме того, самозарядные карабины Симонова состояли также на вооружении более чем в 30 зарубежных странах. Это оружие стало поистине шедевром конструкторской мысли Сергея Гавриловича Симонова.

В 50-70-е гг. Симонов очень плодотворно работал в НИИ-61 (г. Климовск Московской обл.), где создал еще более 150 образцов стрелкового оружия, в том числе несколько десятков разнообразных вариантов самозарядных и автоматических карабинов, созданных на базе СКС, а также самозарядных винтовок, самозарядных снайперских винтовок, пистолетов-пулеметов, ручных пулеметов. Эти колоссальные цифры свидетельствуют о настойчивости и трудолюбии талантливого конструктора.

Сергей МонетчиковФото из архива автораБратишка 07-2002

shooting-iron.ru

Симонов, Сергей Гаврилович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Симонов.

Серге́й Гаври́лович Си́монов (1894 — 1986) — крупный советский конструктор стрелкового оружия.[1] Герой Социалистического Труда. Лауреат двух Сталинских премий первой степени.

Биография

Родился 22 сентября (4 октября) 1894 года в деревне Федотово (ныне Владимирская область) в семье крестьян.

Окончил 3 класса сельской школы. С 16 лет работал в кузнице. В 1915 году пошёл работать слесарем на небольшом заводе, окончил технические курсы. В 1917 году приступил к работе на Ковровском заводе (в настоящее время ОАО «Завод имени В. А. Дегтярева») слесарем. Принимал участие в доработке и отладке первого русского автомата Фёдорова. Член ВКП(б) с 1927 года.

С 1922 года — мастер, затем старший мастер. С 1929 года — начальник сборочного цеха, конструктор, руководитель экспериментальной мастерской. В 1922—1923 годах проектирует ручной пулемёт и автоматическую винтовку под руководством В. Г. Фёдорова и В. А. Дегтярёва. В 1926 году представлена, а в 1936 года принята на вооружение РККА автоматическая винтовка Симонова (АВС-36).

В 1932—1933 годах — учёба в Промышленной академии.

С началом Великой Отечественной войны Симонов был вместе с предприятием эвакуирован в Саратов. Большое внимание уделял созданию ручных и станковых пулемётов, но не прекратил разработку другого оружия. К концу 1944 года Сергей Гаврилович создаёт первые образцы своего знаменитого СКС под патрон 7,62×39 мм на основе карабина, разработанного им же в рамках конкурса на новый карабин ещё в 1940—1941 годах, но не пошедшего в производство из-за эвакуации заводов.

В 1950—1970 годах С. Г. Симонов работал в НИИ-61 (ныне Центральный НИИ точного машиностроения ЦНИИТОЧМАШ) в г. Климовск Московской области. Был депутатом ВС РСФСР.

Умер 6 мая 1986 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище (участок № 10)[2].

В первом издании СЭС (1979) в статье о С. Г. Симонове допущена неточность: год смерти неверно указан как 1965-й.

Память

  • В центре Подольска в присутствии С. Г. Симонова ему был открыт памятник.

Разработки

  • В 1936 году на вооружение РККА поступила автоматическая винтовка Симонова.
  • В 1941 году разработал 14,5-мм противотанковое самозарядное ружьё (ПТРС), успешно применявшееся в Великой Отечественной войне 1941—1945.
  • В конце 1944 — начале 1945 года на вооружение Красной Армии был принят самозарядный карабин Симонова. Выпускался по лицензии во многих странах: Китай, Югославия, ГДР, Чехословакия, Польша и др. В 20 странах состоял на вооружении. В отдельных странах (Бутан, Индия, Албания и др.) находится на вооружении и в настоящее время. За всё время выпущено, по разным оценкам, от 15 до 20 миллионов образцов. В США в личном пользовании находится около 3 миллионов экземпляров (на начало 2014 года).

Награды и премии

Напишите отзыв о статье "Симонов, Сергей Гаврилович"

Литература

  • Болотин Д. Н. Советское стрелковое оружие за 50 лет, Л., 1967.
  • Болотин Д. Н. Старейший советский оружейник. — «Воен. вести.», 1969, № 10.
  • Мартынчук Н. Н. Дело жизни. М., 1975, с. 100—105.

Примечания

  1. ↑ www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=12742
  2. ↑ [archive.is/20120710152749/moscow-tombs.narod.ru/1986/simonov_sg.htm Могила на Кунцевском кладбище, участок 10]
  3. ↑ [dic.academic.ru/dic.nsf/bse/132379/%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2 Симонов Сергей Гаврилович. Большая советская энциклопедия.]

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=12742 Симонов, Сергей Гаврилович]. Сайт «Герои Страны».

  • Симонов Сергей Гаврилович — статья из Большой советской энциклопедии.
  • [www.biografija.ru/show_bio.aspx?id=118139 Симонов Сергей Гаврилович (биография)]
  • [www.weaponplace.ru/simonov.php Образцы оружия, разработанные Симоновым]
  • [world.guns.ru/rifle/rfl01-r.htm В США СКС пользуется большой популярностью]
  • [talks.guns.ru/forum/36/690508.html День рождения Сергея Гавриловича Симонова]

Отрывок, характеризующий Симонов, Сергей Гаврилович

В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло. – Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер. – Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине. Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое. – Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете? Пьер посмотрел на князя Андрея и, заметив, что разговор этот не нравился его другу, ничего не отвечал. – Когда вы едете? – спросил он. – Ah! ne me parlez pas de ce depart, ne m'en parlez pas. Je ne veux pas en entendre parler, [Ах, не говорите мне про этот отъезд! Я не хочу про него слышать,] – заговорила княгиня таким капризно игривым тоном, каким она говорила с Ипполитом в гостиной, и который так, очевидно, не шел к семейному кружку, где Пьер был как бы членом. – Сегодня, когда я подумала, что надо прервать все эти дорогие отношения… И потом, ты знаешь, Andre? – Она значительно мигнула мужу. – J'ai peur, j'ai peur! [Мне страшно, мне страшно!] – прошептала она, содрогаясь спиною. Муж посмотрел на нее с таким видом, как будто он был удивлен, заметив, что кто то еще, кроме его и Пьера, находился в комнате; и он с холодною учтивостью вопросительно обратился к жене: – Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, – сказал он. – Вот как все мужчины эгоисты; все, все эгоисты! Сам из за своих прихотей, Бог знает зачем, бросает меня, запирает в деревню одну. – С отцом и сестрой, не забудь, – тихо сказал князь Андрей. – Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась. Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела. – Всё таки я не понял, de quoi vous avez peur, [Чего ты боишься,] – медлительно проговорил князь Андрей, не спуская глаз с жены. Княгиня покраснела и отчаянно взмахнула руками. – Non, Andre, je dis que vous avez tellement, tellement change… [Нет, Андрей, я говорю: ты так, так переменился…] – Твой доктор велит тебе раньше ложиться, – сказал князь Андрей. – Ты бы шла спать. Княгиня ничего не сказала, и вдруг короткая с усиками губка задрожала; князь Андрей, встав и пожав плечами, прошел по комнате. Пьер удивленно и наивно смотрел через очки то на него, то на княгиню и зашевелился, как будто он тоже хотел встать, но опять раздумывал. – Что мне за дело, что тут мсье Пьер, – вдруг сказала маленькая княгиня, и хорошенькое лицо ее вдруг распустилось в слезливую гримасу. – Я тебе давно хотела сказать, Andre: за что ты ко мне так переменился? Что я тебе сделала? Ты едешь в армию, ты меня не жалеешь. За что? – Lise! – только сказал князь Андрей; но в этом слове были и просьба, и угроза, и, главное, уверение в том, что она сама раскается в своих словах; но она торопливо продолжала: – Ты обращаешься со мной, как с больною или с ребенком. Я всё вижу. Разве ты такой был полгода назад? – Lise, я прошу вас перестать, – сказал князь Андрей еще выразительнее. Пьер, всё более и более приходивший в волнение во время этого разговора, встал и подошел к княгине. Он, казалось, не мог переносить вида слез и сам готов был заплакать. – Успокойтесь, княгиня. Вам это так кажется, потому что я вас уверяю, я сам испытал… отчего… потому что… Нет, извините, чужой тут лишний… Нет, успокойтесь… Прощайте… Князь Андрей остановил его за руку. – Нет, постой, Пьер. Княгиня так добра, что не захочет лишить меня удовольствия провести с тобою вечер. – Нет, он только о себе думает, – проговорила княгиня, не удерживая сердитых слез. – Lise, – сказал сухо князь Андрей, поднимая тон на ту степень, которая показывает, что терпение истощено. Вдруг сердитое беличье выражение красивого личика княгини заменилось привлекательным и возбуждающим сострадание выражением страха; она исподлобья взглянула своими прекрасными глазками на мужа, и на лице ее показалось то робкое и признающееся выражение, какое бывает у собаки, быстро, но слабо помахивающей опущенным хвостом. – Mon Dieu, mon Dieu! [Боже мой, Боже мой!] – проговорила княгиня и, подобрав одною рукой складку платья, подошла к мужу и поцеловала его в лоб.

wiki-org.ru

Создатель «бронебоек» Сергей Симонов « « Военно-патриотический сайт «Отвага» Военно-патриотический сайт «Отвага»

Замечательным отечественным конструктором, создателем первоклассных образцов автоматического стрелкового оружия стал Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986 гг.) – Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии СССР, заслуженный изобретатель РСФСР.

Трудовая биография простого сельского паренька из деревни Федоровка Иваново-Вознесенской губернии началась рано, после окончания трех классов сельской школы, и почти с первых дней была связана с техникой. Уже в шестнадцать лет он работает кузнецом в слесарной мастерской, а затем слесарем на механическом заводе. Окончив профессионально-технические курсы, Симонов идет работать слесарем-отладчиком автоматического оружия на Ковровский пулеметный завод. Первыми его учителями стали Владимир Григорьевич Федоров, основоположник русской школы автоматического оружия, и Василий Алексеевич Дегтярев, начальник опытной мастерской завода. Они побудили у пытливого юноши тягу к проектированию стрелкового оружия, что в дальнейшем стало основным делом его жизни.

Сергей Гаврилович во всем проявлял обстоятельность. Взявшись за любой новый для себя труд, Симонов пытался исполнить его не просто хорошо, а с той неповторимостью, на которую способен лишь истинный мастер своего дела.

Начал самостоятельную изобретательскую деятельность Симонов в 1922-1923 гг., когда спроектировал и собрал свои первые ручной пулемет и автоматическую винтовку. Сергей Гаврилович является одним из первых советских оружейников, кто разработал конструкцию пулемета с учетом упрощения и удешевления производства путем внедрения штамповки и литья для изготовления наиболее ответственной детали пулемета – ствольной коробки, к тому же чрезвычайно простой конфигурации. Детали подвижной системы автоматики также не требовали сложной механической обработки. Такой рациональный подход конструктора к проектированию нового образца не только с чисто технической, но и технологической стороны способствовал созданию очень простого и во многих отношениях перспективного оружия. Однако испытания, проведенные в 1926 г., выявили недостаточную надежность работы автоматики оружия, что повлияло на дальнейшую судьбу ручного пулемета.

Подобным же образом обстояло дело и с первой моделью 7,62-мм автоматической винтовки Симонова. Комиссия Главного Артиллерийского Управления РККА (ГАУ) отметила конструктивную простоту винтовки. Однако конструктор допустил серьезный просчет, сделав газоотвод сбоку. В результате нарушения симметрии центр тяжести оружия смещался, что при стрельбе влекло отклонение пули на траектории. Не до конца оказались продуманными вопросы сборки и разборки винтовки, отсутствовал переводчик одиночного огня. Заключение комиссии было однозначно: винтовка не выдержала даже предварительного экзамена.

Неудача не остановила молодого конструктора. С еще большей настойчивостью он стал работать над усовершенствованием своей винтовки.

В 1931 г. появился пятый вариант автоматической винтовки (ABC). Она успешно выдержала борьбу с такими сильными конкурентами, как образцы конструкции Дегтярева и Токарева, и прошла все полигонные и войсковые испытания. В процессе достаточно длительной постановки ABC в серийное производство в течение нескольких лет конструктор, направленный на Ижевский машиностроительный завод, постоянно вносил в ее конструкцию улучшения. Для повышения кучности боя оружия (особенно при ведении автоматического огня) винтовка получила эффективный дульный тормоз, поглощавший часть энергии отдачи и стабилизировавший положение оружия при стрельбе; новую крышку ствольной коробки; был сделан цельноштампованный затылок приклада; укорочена ствольная накладка. Взамен складного игольчатого штыка к винтовке был принят отъемный штык клинкового типа, который мог использоваться в откинутом положении в качестве упора при автоматической стрельбе. Новый образец поступил на вооружение Красной Армии под обозначением «7,62-мм автоматическая винтовка Симонова обр. 1936 г. (АВС-36)».

Производство винтовки осуществлял в 1934-1939 гг. Ижевский машиностроительный завод. Наряду с ее стандартным вариантом в очень небольших количествах выпускалась и снайперская модификация этого оружия, оснащенная оптическим прицелом ПЕ. Винтовки АВС-36 достаточно широко использовались во время советско-финской войны 1939-1940 гг. и в начальный период Великой Отечественной.

В 1938 г. Симонов представил улучшенный образец – СВС-14. Модернизированная винтовка обладала более высокими боевыми и достаточно хорошими эксплуатационными качествами. Но достаточно курьезный случай повлиял на судьбу и этого образца. Нарком оборонной промышленности Б.Л.Ванников вспоминал впоследствии: «В 1937-1939 гг. мы опробовали несколько самозарядных винтовок, в том числе представленные конструкторами Токаревым и Симоновым. Тогда-то и допустили ошибку. Симонов создал наиболее легкий образец с наилучшим механизмом автоматики, но вследствие небрежности самого конструктора, допущенной при изготовлении опытной винтовки, она показала на стрельбах несколько худшие результаты, чем конструкция Токарева… Наряду с другими преимуществами, винтовка Симонова имела меньшие габариты и меньший штык-тесак, что обеспечивало хорошую маневренность. Но как раз против маленького тесака ополчились военные, ссылаясь на то, что русская винтовка из-за наибольшей длины штыка всегда имела преимущества в ближнем бою. Я настаивал на том, что симоновская винтовка лучше других, и просил дать возможность изготовить новые образцы для повторных испытаний. Большинство членов комиссии не согласились на это и решили рекомендовать на вооружение винтовку Токарева…» Таким образом, победа досталась самозарядной винтовке Токарева СВТ-38.

В 1938-1940 гг. состоялся еще один конкурс, направленный на разработку самозарядного или автоматического карабина под 7,62-мм винтовочный патрон обр. 1908 г. На него также представили свои образцы Токарев и Симонов.

Сергей Гаврилович предложил армии на выбор три карабина в вариантах самозарядном – СКС-41 с магазином на 5 патронов, автоматическом – АКС-20, а также АКС-22. Основной особенностью этих карабинов являлись продуманность конструкции, малый вес и наличие постоянного магазина, впоследствии ставшие главными отличительными чертами оружия талантливого советского оружейника. В результате длительных полигонных испытаний наиболее удачными оказались образцы оружия системы Симонова, отвечавшие многим, но далеко не всем требованиям тактико-технического задания ГАУ. Это проявилось в низкой живучести оружия, частых отказах в работе из-за большого количества задержек при стрельбе. После завершения испытаний Артком ГАУ не принял никакого конкретного решения по их результатам, поскольку основная причина многих неудач была давно известна нашим специалистам-оружейникам – использование во всех системах индивидуального автоматического оружия пехоты 7,62-мм винтовочно-пулеметного патрона с его устаревшей гильзой с закраиной.

С началом Великой Отечественной войны Симонов переключился на создание ручных и станковых пулеметов. Однако удача сопутствовала конструктору в других областях оружейного дела. По-настоящему звездным часом для Сергея Гавриловича стало лето 1941 г., когда Советским Вооруженным силам потребовалось, наряду с увеличением производства противотанковой артиллерии, снабдить фронт эффективным, мобильным, простым в обращении противотанковым средством ближнего боя. Таким оружием в то время могло стать только противотанковое ружье (ПТР), имевшее малую массу, высокую маневренность на поле боя и возможность хорошей маскировки применительно к местности. К созданию ПТР привлекаются конструкторы-оружейники Н.Рукавишников, В.Дегтярев и С.Симонов. Сам Сергей Гаврилович впоследствии вспоминал о проектировании 14,5-мм самозарядного противотанкового ружья: «Времени для экспериментов не было, ведь нам дали всего месяц сроку. Поэтому при конструировании были использованы многие, хорошо зарекомендовавшие себя узлы автоматической винтовки. Их только пришлось укрупнить до размеров, позволявших использовать патроны 14,5-мм калибра, производство которых было налажено промышленностью. Мы работали, не выходя из цеха, день и ночь…»

История не знает, пожалуй, других примеров столь быстрого создания образцов стрелкового оружия. 29 августа 1941 г. 14,5-мм противотанковые ружья Дегтярева (ПТРД) и Симонова (ПТРС) принимают на вооружение Красной Армии. По своим боевым и эксплуатационным качествам новое противотанковое оружие превосходило практически все подобные иностранные системы, позволяя советским пехотинцам успешно бороться с легкими и средними танками противника.

Сталин отдал приказ о начале выпуска ПТРС на Тульском пулеметном заводе №66. Хорошие технико-экономические показатели этого образца позволили оружейному заводу в сжатые сроки освоить его производство. Впоследствии Симонов писал об этом: «В производстве с ПТРС не было никаких недоразумений. Оно пошло, как говорится, с ходу. Правда, мне приходилось не раз вставать за станок и показывать, как лучше фрезеровать и точить ту или иную деталь». Острая потребность войск в этом мощном оружии заставила организовать производство симоновских ружей еще и Ижевским машиностроительным заводом № 622. Общий выпуск ПТРД и ПТРС в 1942 г. составил более 20.000 штук в месяц. За разработку противотанкового ружья Симонов был удостоен Сталинской (Государственной) премии.

Противотанковое ружье Симонова получило высокую оценку на всех фронтах. Оно обладало такими боевыми качествами, как простота в обращении, безотказность в стрельбе и высокая бронепробиваемость. Наличие пятизарядного магазина и возможность ведения полуавтоматического огня выгодно отличали его от ПТР Дегтярева.

Особо важную роль противотанковые ружья сыграли в сталинградской эпопее, в боях на рубежах рек Аксай и Мышков к юго-западу от Сталинграда. Так, 15 декабря 1942 г. во время контратаки танков противника взвод бронебойщиков из 59-й механизированной бригады занял позиции. Стоял плотный зимний туман. Положив противотанковые ружья на плечи вторых номеров, бронебойщики стоя ожидали, когда из-за тумана покажутся танки. Это произошло на дистанции 250-300 м. Раздалась короткая команда. Засверкали выстрелы ПТРС, и тут же начали вспыхивать одна за другой вражеские машины. «За короткое время, – вспоминал потом один из участников этого боя А.Аленченко, – нам удалось поджечь и подбить 14 танков, после чего немцы отступили. Им было непонятно, почему горели танки, так как в тумане они не видели нас. А затем туман рассеялся, и немцы вновь пошли в атаку, теперь уже прямо на нас… Нелегко достался нам этот бой: из 21 бойца в живых осталось только трое…»

После Сталинградской битвы значение ПТР как средства борьбы с танками стало уменьшаться, хотя еще в сражениях на Курской дуге бронебойщики не раз увенчали себя славой. Симонов после войны рассказывал: «Я знал бронебойщиков младшего лейтенанта Яблоньку и красноармейца Сердюкова, которые за один день уничтожили 22 фашистских танка». В ходе войны список целей для противотанковых ружей был существенно расширен – наряду с уничтожением бронетранспортеров, бронеавтомобилей и танков противника, это оружие успешно использовали для борьбы с огневыми точками, автотранспортом и низко летящими самолетами. Настоящей находкой оказалось это оружие для советских партизан, у которых оно являлось, по сути дела, единственным эффективным средством борьбы с бронетехникой противника. Из ПТРС можно было одним-двумя выстрелами вывести из строя паровоз, поджечь цистерну с горючим.

Наряду с автоматом Калашникова особое место в истории советского автоматического оружия, рассчитанного на использование 7,62-мм «промежуточного» патрона обр. 1943 г., занял самозарядный карабин Симонова – СКС, отличавшийся наибольшей завершенностью как в техническом, так и в производственном отношениях. Созданный в 1944 г. на базе карабина АКС-22 обр. 1941 г., он вобрал в себя все самые лучшие черты своего предшественника: легкость, компактность, хорошие боевые и эксплуатационные качества.

В том же году достаточно большая партия самозарядных карабинов Симонова была направлена для прохождения войсковых испытаний в части 1 -го Белорусского фронта и на курсы «Выстрел», где они получили положительную оценку: отмечались простота устройства, легкость, и удобство обращения с ними в боевой обстановке. Хотя испытания в реальной боевой обстановке выявили отдельные недостатки нового оружия, в том числе тугую экстракцию стреляных гильз; утыкание патронов при подаче из магазина; недостаточно высокую надежность функционирования автоматики в усложненных условиях. Поэтому советские воины, к сожалению, так и не получили на заключительном этапе войны это достаточно мощное оружие. Полная доработка и отладка всех узлов карабина завершилась уже после окончания Великой Отечественной. На вооружение Советской Армии он был принят только в 1949 г. под наименованием «7,62-мм самозарядный карабин системы Симонова (СКС)». Заслуги конструктора были отмечены второй Сталинской (Государственной) премией СССР, а в 1954 г. Симонова удостоили высокого звания Героя Социалистического Труда.

В войсках новое оружие быстро прижилось, чему в немалой степени способствовали его хорошие боевые и служебно-эксплуатационные качества, в том числе неплохая меткость боя. Серийное производство карабинов Симонова было освоено в 1949 г. Тульским оружейным заводом, а в 1952 г. – Ижевским механическим и продолжалось вплоть до 1956 г. За это время было изготовлено 2 685 900 самозарядных карабинов Симонова СКС. И только значительное улучшение боевых качеств облегченной модели автомата Калашникова, обеспечившее высокую меткость стрельбы на дальности до 400 м, позволило стандартизировать в качестве основного индивидуального оружия пехотинца автомат АК. Карабин Симонова был снят с производства, но не с вооружения. В ВВС, ВМФ, РВСН и сухопутных войсках он оставался вплоть до середины 1980-х гг., пока его окончательно не вытеснил 5,45-мм автомат Калашникова АК-74. Сейчас СКС сохранились в Российской армии только на вооружении рот почетного караула. Кроме того, самозарядные карабины Симонова состояли также на вооружении более чем в 30 зарубежных странах. Это оружие стало поистине шедевром конструкторской мысли Сергея Гавриловича Симонова.

В 1950-70-е гг. Симонов очень плодотворно работал в НИИ-61 (г. Климовск Московской обл.), где создал еще более 150 образцов стрелкового оружия, в том числе несколько десятков разнообразных вариантов самозарядных и автоматических карабинов, созданных на базе СКС, а также самозарядных винтовок, самозарядных снайперских винтовок, пистолетов-пулеметов, ручных пулеметов. Эти колоссальные цифры свидетельствуют о настойчивости и трудолюбии талантливого конструктора.

 

 

 

Вступайте в нашу группу«Отвага 2004»

 

 

 

Поделиться в социальных сетях:

otvaga2004.ru

Русский Оружейник - Д. Панкратов

Родился 22 сентября (4 октября по новому стилю) 1894 года в деревне Федотове Владимирской области, в крестьянской семье. Статья о нём:

Замечательным отечественным конструктором, создателем первоклассных образцов автоматического стрелкового оружия стал Сергей Гаврилович Симонов (1894—1986 гг.) — Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии СССР, заслуженный изобретатель РСФСР. Трудовая биография простого сельского паренька из деревни Федоровка Иваново-Вознесенской губернии началась рано, после окончания трех классов сельской школы, и почти с первых дней была связана с техникой. Уже в шестнадцать лет он работает кузнецом в слесарной мастерской, а затем слесарем на механическом заводе. Окончив профессионально-технические курсы, Симонов идет работать слесарем-отладчиком автоматического оружия на Ковровский пулеметный завод. Первыми его учителями стали Владимир Григорьевич Федоров, основоположник русской школы автоматического оружия, и Василий Алексеевич Дегтярев, начальник опытной мастерской завода. Они побудили у пытливого юноши тягу к проектированию стрелкового оружия, что в дальнейшем стало основным делом его жизни.Сергей Гаврилович во всем проявлял обстоятельность. Взявшись за любой новый для себя труд, Симонов пытался исполнить его не просто хорошо, а с той неповторимостью, на которую способен лишь истинный мастер своего дела.

Начал самостоятельную изобретательскую деятельность Симонов в 1922-1923 гг., когда спроектировал и собрал свои первые ручной пулемет и автоматическую винтовку. Сергей Гаврилович является одним из первых советских оружейников, кто разработал конструкцию пулемета с учетом упрощения и удешевления производства путем внедрения штамповки и литья для изготовления наиболее ответственной детали пулемета — ствольной коробки, к тому же чрезвычайно простой конфигурации. Детали подвижной системы автоматики также не требовали сложной механической обработки. Такой рациональный подход конструктора к проектированию нового образца не только с чисто технической, но и технологической стороны способствовал созданию очень простого и во многих отношениях перспективного оружия. Однако испытания, проведенные в 1926 г., выявили недостаточную надежность работы автоматики оружия, что повлияло на дальнейшую судьбу ручного пулемета.Подобным же образом обстояло дело и с первой моделью 7,62-мм автоматической винтовки Симонова. Комиссия Главного Артиллерийского Управления РККА (ГАУ) отметила конструктивную простоту винтовки. Однако конструктор допустил серьезный просчет, сделав газоотвод сбоку. В результате нарушения симметрии центр тяжести оружия смещался, что при стрельбе влекло отклонение пули на траектории. Не до конца оказались продуманными вопросы сборки и разборки винтовки, отсутствовал переводчик одиночного огня. Заключение комиссии было однозначно: винтовка не выдержала даже предварительного экзамена.Неудача не остановила молодого конструктора. С еще большей настойчивостью он стал работать над усовершенствованием своей винтовки.В 1931 г. появился пятый вариант автоматической винтовки (АВС). Она успешно выдержала борьбу с такими сильными конкурентами, как образцы конструкции Дегтярева и Токарева, и прошла все полигонные и войсковые испытания. В процессе достаточно длительной постановки АВС в серийное производство в течение нескольких лет конструктор, направленный на Ижевский машиностроительный завод, постоянно вносил в ее конструкцию улучшения. Для повышения кучности боя оружия (особенно при ведении автоматического огня) винтовка получила эффективный дульный тормоз, поглощавший часть энергии отдачи и стабилизировавший положение оружия при стрельбе; новую крышку ствольной коробки; был сделан цельноштампованный затылок приклада; укорочена ствольная накладка. Взамен складного игольчатого штыка к винтовке был принят отъемный штык клинкового типа, который мог использоваться в откинутом положении в качестве упора при автоматической стрельбе. Новый образец поступил на вооружение Красной Армии под обозначением “7,62-мм автоматическая винтовка Симонова обр. 1936 г. (АВС-36)”.Производство винтовки осуществлял в 1934—1939 гг. Ижевский машиностроительный завод. Наряду с ее стандартным вариантом в очень небольших количествах выпускалась и снайперская модификация этого оружия, оснащенная оптическим прицелом ПЕ. Винтовки АВС-36 достаточно широко использовались во время советско-финской войны 1939-1940 гг. и в начальный период Великой Отечественной.В 1938 г. Симонов представил улучшенный образец — СВС-14. Модернизированная винтовка обладала более высокими боевыми и достаточно хорошими эксплуатационными качествами. Но достаточно курьезный случай повлиял на судьбу и этого образца. Нарком оборонной промышленности Б.Л.Ванников вспоминал впоследствии: “В 1937-1939 гг. мы опробовали несколько самозарядных винтовок, в том числе представленные конструкторами Токаревым и Симоновым. Тогда-то и допустили ошибку. Симонов создал наиболее легкий образец с наилучшим механизмом автоматики, но вследствие небрежности самого конструктора, допущенной при изготовлении опытной винтовки, она показала на стрельбах несколько худшие результаты, чем конструкция Токарева... Наряду с другими преимуществами, винтовка Симонова имела меньшие габариты и меньший штык-тесак, что обеспечивало хорошую маневренность. Но как раз против маленького тесака ополчились военные, ссылаясь на то, что русская винтовка из-за наибольшей длины штыка всегда имела преимущества в ближнем бою. Я настаивал на том, что симоновская винтовка лучше других, и просил дать возможность изготовить новые образцы для повторных испытаний. Большинство членов комиссии не согласились на это и решили рекомендовать на вооружение винтовку Токарева...” Таким образом, победа досталась самозарядной винтовке Токарева СВТ-38.В 1938-1940 гг. состоялся еще один конкурс, направленный на разработку самозарядного или автоматического карабина под 7,62-мм винтовочный патрон обр. 1908 г. На него также представили свои образцы Токарев и Симонов.Сергей Гаврилович предложил армии на выбор три карабина в вариантах самозарядном — СКС-41 с магазином на 5 патронов, автоматическом — АКС-20, а также АКС-22. Основной особенностью этих карабинов являлись продуманность конструкции, малый вес и наличие постоянного магазина, впоследствии ставшие главными отличительными чертами оружия талантливого советского оружейника. В результате длительных полигонных испытаний наиболее удачными оказались образцы оружия системы Симонова, отвечавшие многим, но далеко не всем требованиям тактико-технического задания ГАУ. Это проявилось в низкой живучести оружия, частых отказах в работе из-за большого количества задержек при стрельбе. После завершения испытаний Артком ГАУ не принял никакого конкретного решения по их результатам, поскольку основная причина многих неудач была давно известна нашим специалистам-оружейникам — использование во всех системах индивидуального автоматического оружия пехоты 7,62-мм винтовочно-пулеметного патрона с его устаревшей гильзой с закраиной.С началом Великой Отечественной войны Симонов переключился на создание ручных и станковых пулеметов. Однако удача сопутствовала конструктору в других областях оружейного дела. По-настоящему звездным часом для Сергея Гавриловича стало лето 1941 г., когда Советским вооруженным силам потребовалось, наряду с увеличением производства противотанковой артиллерии, снабдить фронт эффективным, мобильным, простым в обращении противотанковым средством ближнего боя. Таким оружием в то время могло стать только противотанковое ружье (ПТР), имевшее малую массу, высокую маневренность на поле боя и возможность хорошей маскировки применительно к местности. К созданию ПТР привлекаются конструкторы-оружейники Н.Рукавишников, В.Дегтярев и С.Симонов. Сам Сергей Гаврилович впоследствии вспоминал о проектировании 14,5-мм самозарядного противотанкового ружья: “Времени для экспериментов не было, ведь нам дали всего месяц сроку. Поэтому при конструировании были использованы многие, хорошо зарекомендовавшие себя узлы автоматической винтовки. Их только пришлось укрупнить до размеров, позволявших использовать патроны 14,5-мм калибра, производство которых было налажено промышленностью. Мы работали, не выходя из цеха, день и ночь…”История не знает, пожалуй, других примеров столь быстрого создания образцов стрелкового оружия. 29 августа 1941 г. 14,5-мм противотанковые ружья Дегтярева (ПТРД) и Симонова (ПТРС) принимают на вооружение Красной Армии. По своим боевым и эксплуатационным качествам новое противотанковое оружие превосходило практически все подобные иностранные системы, позволяя советским пехотинцам успешно бороться с легкими и средними танками противника.Сталин отдал приказ о начале выпуска ПТРС на Тульском пулеметном заводе № 66. Хорошие технико-экономические показатели этого образца позволили оружейному заводу в сжатые сроки освоить его производство. Впоследствии Симонов писал об этом: “В производстве с ПТРС не было никаких недоразумений. Оно пошло, как говорится, с ходу. Правда, мне приходилось не раз вставать за станок и показывать, как лучше фрезеровать и точить ту или иную деталь”. Острая потребность войск в этом мощном оружии заставила организовать производство симоновских ружей еще и Ижевским машиностроительным заводом № 622. Общий выпуск ПТРД и ПТРС в 1942 г. составил более 20000 шт. в месяц. За разработку противотанкового ружья Симонов был удостоен Сталинской (Государственной) премии.Противотанковое ружье Симонова получило высокую оценку на всех фронтах. Оно обладало такими боевыми качествами, как простота в обращении, безотказность в стрельбе и высокая бронепробиваемость. Наличие пятизарядного магазина и возможность ведения полуавтоматического огня выгодно отличали его от ПТР Дегтярева.Особо важную роль противотанковые ружья сыграли в сталинградской эпопее, в боях на рубежах рек Аксай и Мышков к юго-западу от Сталинграда. Так, 15 декабря 1942 г. во время контратаки танков противника взвод бронебойщиков из 59-й механизированной бригады занял позиции. Стоял плотный зимний туман. Положив противотанковые ружья на плечи вторых номеров, бронебойщики стоя ожидали, когда из-за тумана покажутся танки. Это произошло на дистанции 250—300 м. Раздалась короткая команда. Засверкали выстрелы ПТРС, и тут же начали вспыхивать одна за другой вражеские машины. “За короткое время, — вспоминал потом один из участников этого боя А.Аленченко, — нам удалось поджечь и подбить 14 танков, после чего немцы отступили. Им было непонятно, почему горели танки, т.к. в тумане они не видели нас. А затем туман рассеялся, и немцы вновь пошли в атаку, теперь уже прямо на нас… Нелегко достался нам этот бой: из 21 бойца в живых осталось только трое...”После Сталинградской битвы значение ПТР как средства борьбы с танками стало уменьшаться, хотя еще в сражениях на Курской дуге бронебойщики не раз увенчали себя славой. Симонов после войны рассказывал: “Я знал бронебойщиков младшего лейтенанта Яблоньку и красноармейца Сердюкова, которые за один день уничтожили 22 фашистских танка”. В ходе войны список целей для противотанковых ружей был существенно расширен — наряду с уничтожением бронетранспортеров, бронеавтомобилей и танков противника, это оружие успешно использовали для борьбы с огневыми точками, автотранспортом и низко летящими самолетами. Настоящей находкой оказалось это оружие для советских партизан, у которых оно являлось, по сути дела, единственным эффективным средством борьбы с бронетехникой противника. Из ПТРС можно было одним-двумя выстрелами вывести из строя паровоз, поджечь цистерну с горючим.Наряду с автоматом Калашникова особое место в истории советского автоматического оружия, рассчитанного на использование 7,62-мм “промежуточного” патрона обр.1943 г., занял самозарядный карабин Симонова — СКС, отличавшийся наибольшей завершенностью как в техническом, так и в производственном отношениях. Созданный в 1944 г. на базе карабина АКС-22 обр.1941 г., он вобрал в себя все самые лучшие черты своего предшественника: легкость, компактность, хорошие боевые и эксплуатационные качества.В том же году достаточно большая партия самозарядных карабинов Симонова была направлена для прохождения войсковых испытаний в части 1-го Белорусского фронта и на курсы “Выстрел”, где они получили положительную оценку: отмечались простота устройства, легкость, и удобство обращения с ними в боевой обстановке. Хотя испытания в реальной боевой обстановке выявили отдельные недостатки нового оружия, в том числе тугую экстракцию стреляных гильз; утыкание патронов при подаче из магазина; недостаточно высокую надежность функционирования автоматики в усложненных условиях. Поэтому советские воины, к сожалению, так и не получили на заключительном этапе войны это достаточно мощное оружие. Полная доработка и отладка всех узлов карабина завершилась уже после окончания Великой Отечественной. На вооружение Советской Армии он был принят только в 1949 г. под наименованием “7,62-мм самозарядный карабин системы Симонова (СКС)”. Заслуги конструктора были отмечены второй Сталинской (Государственной) премией СССР, а в 1954 г. Симонова удостоили высокого звания Героя Социалистического Труда.В войсках новое оружие быстро прижилось, чему в немалой степени способствовали его хорошие боевые и служебно-эксплуатационные качества, в том числе неплохая меткость боя. Серийное производство карабинов Симонова было освоено в 1949 г. Тульским оружейным заводом, а в 1952 г. — Ижевским механическим и продолжалось вплоть до 1956 г. За это время было изготовлено 2 685 900 самозарядных карабинов Симонова СКС. И только значительное улучшение боевых качеств облегченной модели автомата Калашникова, обеспечившее высокую меткость стрельбы на дальности до 400 м, позволило стандартизировать в качестве основного индивидуального оружия пехотинца автомат АК. Карабин Симонова был снят с производства, но не с вооружения. В ВВС, ВМФ, РВСН и сухопутных войсках он оставался вплоть до середины 80-х гг., пока его окончательно не вытеснил 5,45-мм автомат Калашникова АК-74. Сейчас СКС сохранились в Российской армии только на вооружении рот почетного караула. Кроме того, самозарядные карабины Симонова состояли также на вооружении более чем в 30 зарубежных странах. Это оружие стало поистине шедевром конструкторской мысли Сергея Гавриловича Симонова.В 50-70-е гг. Симонов очень плодотворно работал в НИИ-61 (г. Климовск Московской обл.), где создал еще более 150 образцов стрелкового оружия, в том числе несколько десятков разнообразных вариантов самозарядных и автоматических карабинов, созданных на базе СКС, а также самозарядных винтовок, самозарядных снайперских винтовок, пистолетов-пулеметов, ручных пулеметов. Эти колоссальные цифры свидетельствуют о настойчивости и трудолюбии талантливого конструктора.

Ист.: bratishka.ruАвтор: Сергей МОНЕТЧИКОВ

 

d-pankratov.livejournal.com

Сергей Гаврилович Симонов - Оружейники - Конструкторы - Каталог статей

Симонов Сергей Гаврилович - родился в деревне Федотове, ныне Владимирской области, в крестьянской семье. Три года учился в сельской школе. Шестнадцатилетним юношей поступил учеником в кузницу, где проработал пять лет.В 1915 г. начал работать слесарем на небольшом машиностроительном заводе, а затем поступил на профессионально-технические курсы, по окончании которых в 1917 г. поступил на Ковровский пулеметный завод слесарем-отладчиком автоматов Федорова. В 1922 г. был назначен мастером, затем старшим мастером.В 1929 г. Симонов - начальник сборочного цеха, а через некоторое время - конструктор, руководитель экспериментальной мастерской. В 1932- 1933 гг. - слушатель Промышленной академии. В дальнейшем до ухода на пенсию в 1959 г. возглавлял ряд конструкторских коллективов на заводах оборонной промышленности.Изобретательская деятельность Симонова началась под руководством Федорова и Дегтярева в 1922-1923 гг. с проектирования ручного пулемета и автоматической винтовки. В 1936 г. автоматическая винтовка Симонова была принята на вооружение. Это первая автоматическая винтовка, поступившая после автомата Федорова на вооружение Советской Армии.В 1941 г. Симонов разработал 14,5-мм противотанковое самозарядное ружье (ПТРС), нашедшее широкое применение на фронтах Великой Отечественной войны. В 1949 г. на вооружение Советской Армии был принят его самозарядный карабин под патрон обр. 1943 г. (СКС).

Правительство высоко оценило заслуги Симонова в создании новых образцов вооружения, присвоив ему звание Героя Социалистического Труда.Симонову присуждены две Государственные премии СССР, он заслуженный изобретатель РСФСР, награжден тремя орденами Ленина, орденом Октябрьской революции, орденами Кутузова II степени, Отечественной войны I степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, а также медалями.

3v-soft.clan.su

Симонов, Сергей Гаврилович - это... Что такое Симонов, Сергей Гаврилович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Симонов.

Серге́й Гаври́лович Си́монов (22 сентября (4 октября) 1894 год, д. Федотово — 6 мая 1986, Москва) — талантливый советский конструктор стрелкового оружия.

Биография

Родился 22 сентября (4 октября) 1894 года в деревне Федотово, ныне Владимирской области, в семье крестьян.

Окончил 3 класса сельской школы. С 16 лет работал в кузнице. В 1915 году пошёл работать слесарем на небольшом заводе, окончил технические курсы. В 1917 году приступил к работе на Ковровском заводе (в настоящее время ОАО «Завод им. В. А. Дегтярева») слесарем. Принимал участие в доработке и отладке первого русского автомата Фёдорова. Член ВКП(б)/КПСС с 1927 года.

С 1922 года — мастер, затем старший мастер. С 1929 г. — начальник сборочного цеха, конструктор, руководитель экспериментальной мастерской. В 1922—1923 гг. проектирует ручной пулемёт и автоматическую винтовку под руководством В. Г.Фёдорова и В. А. Дегтярёва. В 1926 г. представлена, а в 1936 г. принята на вооружение Красной Армии автоматическая винтовка Симонова (АВС-36).

В 1932—1933 годах — учёба в Промышленной академии.

С началом Великой Отечественной войны Симонов был вместе с предприятием эвакуирован в Саратов. Большое внимание уделял созданию ручных и станковых пулемётов, но не прекратил разработку другого оружия.

В 1950—1970 годах С. Г. Симонов работал в НИИ-61 (ныне Центральный НИИ точного машиностроения ЦНИИТОЧМАШ) в г. Климовск Московской области.

Умер 6 мая 1986 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище (участок № 10).[1].

В первом издании Советского энциклопедического словаря (1979 г.) в статье о С. Г. Симонове допущена неточность: год смерти неверно указан как 1965-й.

Память

  • В центре Подольска в присутствии С.Г. Симонова ему был открыт памятник.

Разработки

Награды и Звания

Премии

Литература

  • Болотин Д. Н. Советское стрелковое оружие за 50 лет, Л., 1967.
  • Болотин Д. Н. Старейший советский оружейник. — «Воен. вести.», 1969, № 10.
  • Мартынчук Н. Н. Дело жизни. М., 1975, с. 100—105.

Примечания

Ссылки

 Симонов, Сергей Гаврилович на сайте «Герои страны»

biograf.academic.ru

Подольск, Симонов С.Г. (ГСТ, конструктор оружия)

Московская область, Подольск.Фото 2004.

Си́монов Серге́й Гаври́лович (22 сентября (4 октября) 1894 год, д. Федотово — 6 мая 1986, Москва) — талантливый советский конструктор стрелкового оружия.

Родился 22 сентября (4 октября) 1894 года в деревне Федотове, ныне Владимирской области в семье крестьян.

Окончил 3 класса сельской школы. С 16 лет работал в кузнице. В 1915 году пошел работать слесарем на небольшом заводе, окончил технические курсы. В 1917 году приступил к работе на Ковровском заводе (в настоящее время ОАО «Завод им. В. А. Дегтярева») слесарем. Принимал участие в доработке и отладке первого русского автомата Федорова.

С 1922 года — мастер, затем старший мастер. С 1929 — начальник сборочного цеха, конструктор, руководитель экспериментальной мастерской. В 1922—1923 проектирует ручной пулемёт и автоматическую винтовку под руководством В. Г.Фёдорова и В. А. Дегтярёва. В 1926 представлена, а в 1936 принята на вооружение Красной Армии автоматическая винтовка Симонова (АВС-36). В 1932—1933 г. учёба в Промышленной академии (в настоящее время Московская финансово-промышленная академия).

В 1941 разработал 14,5-мм противотанковое самозарядное ружьё (ПТРС), успешно применявшееся в Великой Отечественной войне 1941—1945. В 1944 на вооружение Советской Армии был принят самозарядный карабин Симонова (СКС-45). Выпускался по лицензии во многих странах: Китай, Югославия, ГДР, Чехословакия, Польша и др. В 20 странах состоял на вооружении. В отдельных странах (Бутан, Индия, Албания и др.) находится на вооружении и в настоящее время. За всё время выпущено более 2 000 000 образцов. В США в личном пользовании находится около 200 000 экземпляров. За создание противотанкового ружья и самозарядного карабина удостоен Сталинской премии (1942, 1949).

Герой Социалистического Труда (1954), Заслуженный изобретатель РСФСР (1964).

vovm.livejournal.com