Давайте сравним известное нам оружие Калашников и Штурмгевер. Штурмгевер 44 схема


Про Калашников и Штурмгевер ...

Что ж, давайте сравним известное нам оружие и посмотрим, что от чего произошло.

На картинке в заголовке - неполная разборка АКМ и StG-44. Хорошо видно главное отличие АК от штурмгевера - Калашников выбрал схему разборки оружия "вверх", через снимающуюся крышку, в то время как Хуго Шмайссер выбрал схему разборки "вниз", через откидывающийся на шарнире спусковой механизм.

Однако сразу могу заметить, что и Калашников первоначально выбрал такой же тип разборки - вот его так называемый АК-46 (автомат Калашникова, образец 1946 года), представленный на конкурс автомата на первом этапе:

Но как раз в АК-46 прекрасно видно, что кроме схожести схемы разборки и общей эргономической компоновки, ничего общего с конструкцией Шмайсера у Калашникова тогда не было. Например, просто-таки бросается в глаза, что там нет характерного затвора как единой детали с газовым поршнем. Газовый поршень со штоком был выполнен у Калашникова отдельной деталью, и он сцепляется с затвором через промежуточную деталь - своеобразные салазки.

Схема себя на испытаниях не оправдала, и потому была использована идея от StG-44 - совмещения газового поршня и затворной рамы. Однако - вот тут надо понимать главное - использована лишь идея, конструктивное решение у Калашникова совершенно иное. Вообще затвор Калашников применил иной - он запирается не перекосом, а поворотом. Собственно, затвор и УСМ у Калашникова практически скопированы с американского карабина M1 Garand - и это правильно, ибо зачем мудрить, если есть прекрасное решение, отлично зарекомендовавшее себя в боевых условиях?

Надо отметить, что решение с совмещенным с затворной рамой штоком и поршнем применено гораздо раньше Шмайссера, в самозарядной винтовке Холека ZH-29 - и конструкция у Шмайссера как раз очень похожа на ZH-29, только перевернута (у Холека газовый поршень находился под стволом, а не над стволом), но зато сам затвор, схема его сцепления с затворной рамой и схема запирания (перекосом) та же.

Забавно, что сами пиндосы, изучавшие сразу после войны StG-44, ничего в нем не поняли. Американские военные эксперты посчитали немецкую штурмовую винтовку «оружием, далёким от удовлетворительного» — неудобным, излишне массивным и тяжёлым, с низкой надёжностью, обусловленной легко деформирующейся штампованной из тонкого стального листа ствольной коробкой. Отмечалось, что конструкция оружия создана скорее в расчёте под нужды массового производства, чем из соображения получения образца с высокими тактико-техническими и эксплуатационными свойствами, что, по их мнению, объяснялось тяжёлой для Германии ситуацией на фронтах. Эффективность автоматического огня из StG-44 была признана ими неудовлетворительной, а сам этот режим — излишним для данного оружия ввиду невозможности эффективной стрельбы длинными очередями. При этом отмечались отличная для данного класса точность стрельбы одиночным огнём и простота в обращении с оружием. В качестве образца для сравнения назывался американский карабин М1 (так называемый "бэби Гаранд" фирмы Винчестер), причём утверждалось, что он намного совершеннее «штурмгевера».

Это было тем более забавно, что "бэби гаранд" был оружием для вспомогательных войск (вроде водителей грузовиков) и вообще никогда не рассматривался как основное оружие пехоты. Пиндосы тупо проспали появление автомата (штурмовой винтовки) как нового класса оружия, и только разгром во Вьетнаме, где столкнулись с одной стороны русский АКМ, а с другой - американские самозарядные M-14 под полноразмерный винтовочный патрон, заставил их взяться за ум и срочно спроектировать как облегченный промежуточный патрон, так и автомат под него.

И да - рассматривая предшественников Калашникова, нельзя обойти молчанием автомат Судаева 44-го года - так называемый АС-44:

Такие конструктивные особенности этого автомата, как вынос вверх затворной группы с большими зазорами, а также обеспечение контактного взаимодействия движущихся частей через малые площади, были затем использованы Калашниковым в его АК. Именно они и обеспечили АК выдающуюся надежность. Да и, собственно, основные технические решения АС-44 были Калашниковым полностью повторены с малосущественными изменениями:

Видите - здесь мы видим все фирменные признаки АК, начиная от характерной съемной крышки и пружины малого диаметра с направляющей, и кончая характерным затвором с затворной рамой, газовым поршнем и ручкой перезаряжания в виде одной детали. И это - 1944 год!

В 1945 г. была выпущена серия автоматов системы Судаева, войсковые испытания которой проводились весной-летом 1945 года в ГСОВГ, а также в ряде частей на территории СССР. Несмотря на положительные отзывы, армейское руководство потребовало уменьшения массы оружия. Судаев был оружейный гений, и для него не составило бы труда уменьшить массу. Но он умер - в 34 года, и завершить работы по его автомату стало некому. А ведь не подорви Алексей Иванович своё здоровье в блокадном Ленинграде - и мы бы сейчас обсуждали совсем другой автомат (и, кстати, Судаева точно так же обвиняли бы русофобы в том, что он "всё украл у Шмайссера").

Но вернемся к StG-44 и Калашникову. Калашников, используя общую удачную эргономику StG-44, имплементировал в конструкцию более удачный затвор и УСМ, а также попутно устранил ряд компоновочных недостатков StG-44 (подсмотрев решения у Судаева, у которого он и работал, кстати) - например, убрал из приклада возвратную пружину, что позволило впоследствии легко создать версию со складным прикладом, ввел в возвратную пружину направляющую (что позволило уменьшить ее диаметр) и так далее. Оригинально был решен предохранитель (что стало фирменным признаком АК) и еще ряд деталей. Схема разборки "через верх" также более проста для освоения солдатами и наглядна.

Однако за всё надо платить - и АК не избежал некоторых "фирменных" ошибок, тем более обидных, что в StG-44 они были уже устранены. Например - у АК короткая приемная горловина для магазина, которая не способствует его быстрой смене и прочному креплению. Тут не надо грязи - эта ошибка уже признана ошибкой и в новом АК-12 устранена (как говорится - всего-то 65 лет потребовалось). Вторая ошибка - это та самая "разборка вверх" через съемную крышку. Из-за того, что съемная крышка неизбежно имеет люфт - на ней нельзя крепить прицелы. StG-44 был свободен от этого недостатка - но тогда, в 1947 году, когда АК принимали на вооружение, на это не обратили внимания, ибо никто не собирался снабжать массовый автомат оптикой. А потом стало поздно - и началось пригораживание сбоку съемных "русских" кронштейнов под прицел (съемных - потому что кронштейн не дает открывать крышку и разбирать автомат). В конце концов на АК-12 отказались от съемной крышки, заменив ее откидной на шарнире и разработав плотное крепление - но всем понятно, что это паллиатив, попытка спасти систему без глубокой переделки.

Между прочим - в новой версии автомата АК отказались и от "фирменного" предохранителя в виде пружинящей пластины, а ручку взвода затвора перенесли на шток газового поршня, убрав этим столь же фирменную щель, через которую внутрь автомата сыпалась грязь, попадавшая в магазин и создававшая задержки в подаче патронов. Так что, как видите, в АК и спустя 65 лет есть что улучшать.

В качестве заключения хочу сказать вот что: Михаил Тимофеевич Калашников создал гениальное оружие. Гениальное, и даже лучшее в мире - по совокупности. Есть автоматы более точные, есть более простые, есть даже более надежные - но всегда выигрыш у АК в чем-то одном достигается серьезным проигрышем в чем-то другом. Сделали надежнее - но автомат стал втрое дороже. Сделали точнее - резко потеряли в надежности. Ну и так далее.

Да, Калашников стоял на плечах других выдающихся оружейников - Холлека, Гаранда, Шмайссера и Судаева, да, ему помогали довести до ума конструкцию другие советские разработчики, но собрал всё это в единое целое он, и именно он смог протолкнуть этот автомат в производство, так что в конечном счете это оружие по праву называется КАЛАШНИКОВ. Спите спокойно, Михаил Тимофеевич, ваше имя навсегда останется в истории человечества.

Оригинал статьи - http://takie.org/news/o_kalashnikove_i_shturmgevere/2013-12-25-8153

asaratov.livejournal.com

Про Калашников и Штурмгевер ...

Что ж, давайте сравним известное нам оружие и посмотрим, что от чего произошло.

Что ж, давайте сравним известное нам оружие и посмотрим, что от чего произошло. На картинке в заголовке - неполная разборка АКМ и StG-44. Хорошо видно главное отличие АК от штурмгевера - Калашников выбрал схему разборки оружия "вверх", через снимающуюся крышку, в то время как Хуго Шмайссер выбрал схему разборки "вниз", через откидывающийся на шарнире спусковой механизм.

Однако сразу могу заметить, что и Калашников первоначально выбрал такой же тип разборки - вот его так называемый АК-46 (автомат Калашникова, образец 1946 года), представленный на конкурс автомата на первом этапе:

Но как раз в АК-46 прекрасно видно, что кроме схожести схемы разборки и общей эргономической компоновки, ничего общего с конструкцией Шмайсера у Калашникова тогда не было. Например, просто-таки бросается в глаза, что там нет характерного затвора как единой детали с газовым поршнем. Газовый поршень со штоком был выполнен у Калашникова отдельной деталью, и он сцепляется с затвором через промежуточную деталь - своеобразные салазки.

Схема себя на испытаниях не оправдала, и потому была использована идея от StG-44 - совмещения газового поршня и затворной рамы. Однако - вот тут надо понимать главное - использована лишь идея, конструктивное решение у Калашникова совершенно иное. Вообще затвор Калашников применил иной - он запирается не перекосом, а поворотом. Собственно, затвор и УСМ у Калашникова практически скопированы с американского карабина M1 Garand - и это правильно, ибо зачем мудрить, если есть прекрасное решение, отлично зарекомендовавшее себя в боевых условиях?

Надо отметить, что решение с совмещенным с затворной рамой штоком и поршнем применено гораздо раньше Шмайссера, в самозарядной винтовке Холека ZH-29 - и конструкция у Шмайссера как раз очень похожа на ZH-29, только перевернута (у Холека газовый поршень находился под стволом, а не над стволом), но зато сам затвор, схема его сцепления с затворной рамой и схема запирания (перекосом) та же.

Забавно, что сами пиндосы, изучавшие сразу после войны StG-44, ничего в нем не поняли. Американские военные эксперты посчитали немецкую штурмовую винтовку «оружием, далёким от удовлетворительного» — неудобным, излишне массивным и тяжёлым, с низкой надёжностью, обусловленной легко деформирующейся штампованной из тонкого стального листа ствольной коробкой. Отмечалось, что конструкция оружия создана скорее в расчёте под нужды массового производства, чем из соображения получения образца с высокими тактико-техническими и эксплуатационными свойствами, что, по их мнению, объяснялось тяжёлой для Германии ситуацией на фронтах. Эффективность автоматического огня из StG-44 была признана ими неудовлетворительной, а сам этот режим — излишним для данного оружия ввиду невозможности эффективной стрельбы длинными очередями. При этом отмечались отличная для данного класса точность стрельбы одиночным огнём и простота в обращении с оружием. В качестве образца для сравнения назывался американский карабин М1 (так называемый "бэби Гаранд" фирмы Винчестер), причём утверждалось, что он намного совершеннее «штурмгевера».

Это было тем более забавно, что "бэби гаранд" был оружием для вспомогательных войск (вроде водителей грузовиков) и вообще никогда не рассматривался как основное оружие пехоты. Пиндосы тупо проспали появление автомата (штурмовой винтовки) как нового класса оружия, и только разгром во Вьетнаме, где столкнулись с одной стороны русский АКМ, а с другой - американские самозарядные M-14 под полноразмерный винтовочный патрон, заставил их взяться за ум и срочно спроектировать как облегченный промежуточный патрон, так и автомат под него.

И да - рассматривая предшественников Калашникова, нельзя обойти молчанием автомат Судаева 44-го года - так называемый АС-44:

Такие конструктивные особенности этого автомата, как вынос вверх затворной группы с большими зазорами, а также обеспечение контактного взаимодействия движущихся частей через малые площади, были затем использованы Калашниковым в его АК. Именно они и обеспечили АК выдающуюся надежность. Да и, собственно, основные технические решения АС-44 были Калашниковым полностью повторены с малосущественными изменениями:

Видите - здесь мы видим все фирменные признаки АК, начиная от характерной съемной крышки и пружины малого диаметра с направляющей, и кончая характерным затвором с затворной рамой, газовым поршнем и ручкой перезаряжания в виде одной детали. И это - 1944 год!

В 1945 г. была выпущена серия автоматов системы Судаева, войсковые испытания которой проводились весной-летом 1945 года в ГСОВГ, а также в ряде частей на территории СССР. Несмотря на положительные отзывы, армейское руководство потребовало уменьшения массы оружия. Судаев был оружейный гений, и для него не составило бы труда уменьшить массу. Но он умер - в 34 года, и завершить работы по его автомату стало некому. А ведь не подорви Алексей Иванович своё здоровье в блокадном Ленинграде - и мы бы сейчас обсуждали совсем другой автомат (и, кстати, Судаева точно так же обвиняли бы русофобы в том, что он "всё украл у Шмайссера").

Но вернемся к StG-44 и Калашникову. Калашников, используя общую удачную эргономику StG-44, имплементировал в конструкцию более удачный затвор и УСМ, а также попутно устранил ряд компоновочных недостатков StG-44 (подсмотрев решения у Судаева, у которого он и работал, кстати) - например, убрал из приклада возвратную пружину, что позволило впоследствии легко создать версию со складным прикладом, ввел в возвратную пружину направляющую (что позволило уменьшить ее диаметр) и так далее. Оригинально был решен предохранитель (что стало фирменным признаком АК) и еще ряд деталей. Схема разборки "через верх" также более проста для освоения солдатами и наглядна.

Однако за всё надо платить - и АК не избежал некоторых "фирменных" ошибок, тем более обидных, что в StG-44 они были уже устранены. Например - у АК короткая приемная горловина для магазина, которая не способствует его быстрой смене и прочному креплению. Тут не надо грязи - эта ошибка уже признана ошибкой и в новом АК-12 устранена (как говорится - всего-то 65 лет потребовалось). Вторая ошибка - это та самая "разборка вверх" через съемную крышку. Из-за того, что съемная крышка неизбежно имеет люфт - на ней нельзя крепить прицелы. StG-44 был свободен от этого недостатка - но тогда, в 1947 году, когда АК принимали на вооружение, на это не обратили внимания, ибо никто не собирался снабжать массовый автомат оптикой. А потом стало поздно - и началось пригораживание сбоку съемных "русских" кронштейнов под прицел (съемных - потому что кронштейн не дает открывать крышку и разбирать автомат). В конце концов на АК-12 отказались от съемной крышки, заменив ее откидной на шарнире и разработав плотное крепление - но всем понятно, что это паллиатив, попытка спасти систему без глубокой переделки.

Между прочим - в новой версии автомата АК отказались и от "фирменного" предохранителя в виде пружинящей пластины, а ручку взвода затвора перенесли на шток газового поршня, убрав этим столь же фирменную щель, через которую внутрь автомата сыпалась грязь, попадавшая в магазин и создававшая задержки в подаче патронов. Так что, как видите, в АК и спустя 65 лет есть что улучшать.

В качестве заключения хочу сказать вот что: Михаил Тимофеевич Калашников создал гениальное оружие. Гениальное, и даже лучшее в мире - по совокупности. Есть автоматы более точные, есть более простые, есть даже более надежные - но всегда выигрыш у АК в чем-то одном достигается серьезным проигрышем в чем-то другом. Сделали надежнее - но автомат стал втрое дороже. Сделали точнее - резко потеряли в надежности. Ну и так далее.

Да, Калашников стоял на плечах других выдающихся оружейников - Холлека, Гаранда, Шмайссера и Судаева, да, ему помогали довести до ума конструкцию другие советские разработчики, но собрал всё это в единое целое он, и именно он смог протолкнуть этот автомат в производство, так что в конечном счете это оружие по праву называется КАЛАШНИКОВ. Спите спокойно, Михаил Тимофеевич, ваше имя навсегда останется в истории человечества.

Оригинал статьи - http://takie.org/news/o_kalashnikove_i_shturmgevere/2013-12-25-8153

lengvizd.livejournal.com

Шушпангевер — Lurkmore

Sturmgewehr-44

Шушпангевер (нем. Sturmgewehr-44, фонет. Штурмгевер-фир-унд-фирцихь) — автомат Шмайссера Sturmgewehr-44 , использовавшийся немцами в конце II мировой войны.

Желающие узнать про особенности дизайна, скорострельность и прочее подобное идут луркать статью в педивикии, нас же интересует только тот факт, что вопрос «правда ли, что Калашников вчистую содрал свой АК-47 со Штурмгевера» является традиционно (еще со времен этого вашего фидо) любимой темой для холиваров во всяческих Ганз, как русских, так и англоязычных (prooflink в soc.history.war.world-war-ii). И русскоязычные юзеры, которым тяжело произносить это немецкое название, вечно перевирали как русское, так и немецкое написание, вплоть до исторического поста юзера __dasboot__ в warhistory про «Schuschpangewehr». Возможно, дело всё же не в перевирании, а в использовании части уже известного на тот момент термина «шушпанцер». Что касается цифр: дословно название переводится как «Штурмовая винтовка образца 1944 года».

Вернувшись в Ковров, Калашников занялся радикальной переработкой своей конструкции, в чем ему активно помогал опытный конструктор Ковровского завода Зайцев. В результате к следующему туру испытаний был фактически создан новый автомат, имевший с АК-46 самое минимальное сходство, но зато получивший значительное сходство с одним из главных конкурентов — автоматом Булкина (сюда попадают затворная рама с жестко присоединенным газовым поршнем, компоновка ствольной коробки и ее крышки, размещение возвратной пружины с направляющей и использование выступа на направляющей возвратной пружины для запирания крышки ствольной коробки). Вообще, все ключевые конструктивные решения нового автомата были позаимствованы у других систем — так, ударно-спусковой механизм был заимствован с минимальными усовершенствованиями у чехословацкой самозарядной винтовки Холека, рычажок предохранителя, являвшийся также пылезащитной крышкой для окна рукоятки затвора был «подсмотрен» у самозарядной винтовки Remington 8[1] конструкции Браунинга, «вывешивание» затворной группы внутри ствольной коробки с минимальными площадями трения и большими зазорами — у автомата Судаева.

World Guns o AK47
Шушпангевер для стрельбы из-за угла Шушпангевер для охоты на готов (с установленным инфракрасным прицелом Vampir)

Многие вообще считают, что АК/АКМ создал сумрачный гений Хуго Шмайссер, которого в 1946 году вывезли в Союз на работы, а заслуга Калашникова лишь в том, что автомат носит его имя. В частности есть мнение, что Хуго Шмайссер в самом деле работал над АК — а именно участвовал в разработке… технологии штамповки ствольных коробок. Дело в том, что советская технология, разработанная ещё для прототипов в 1946—1947 годах, была плоха настолько, что с 1951 года коробки стали фрезеровать (что, помимо дороговизны, обеспечивало выход одной рабочей коробки из трёх сделанных). Некоторые считают, что Хуго (чья квалификация в этом вопросе неоспорима) работал над более поздним, годным вариантом — не в одиночку, конечно, но в среде советских инженеров.

  • Другие сомневаются, ибо Хуго привезли в Ижевск в 1946—1947 годах, а чуть позже туда подтянулся Калашников, ИЧСХ, уже со своим автоматом. До 1951 года в Ижевске пытались наладить нормальную штамповку, потом плюнули и стали ствольные коробки фрезеровать, а уже в 1952-м Хуго отправился по маршруту «чемодан — вокзал — Германия». Нормальную штамповку наладили только в 1959 году. Так или иначе, железобетонного пруфа ни у той, ни у другой стороны нет, потому и срутся перманентно.
  • Контрвброс: «Если пары общих конструктивных решений (обеспечение работы автоматики газоотводом, классическую компоновку, разборка переломом ствольной коробки, как у StG 44) достаточно для признания одного образца „копией“ другого, то добавьте туда же и M-16 — она тоже перезаряжается газоотводом и имеет серединный коробчатый магазин, да и разбирается переломом». А ещё у обеих винтовок возвратная пружина в прикладе. Аргументация на уровне «если у птиц и летучих мышей есть крылья, то летучие мыши — прямые родственники птиц» (кстати, не забудьте насекомых — они тоже летают при помощи крыльев). Кроме того, автоматика с применением отвода пороховых газов из канала ствола была изобретена задолго до создания StG 44, полезно вспомнить в данном случае советскую винтовку Симонова АВС-36, не говоря об Автомате Фёдорова 1916-го года (который «Боюсь, для вашей винтовки не хватит патронов[1]»).

Стоит также отметить, что переломом разбирался только антикварный АК-46, который, строго говоря, был на испытаниях зарезан. Следующий вариант, как в виде прошедшего испытания прототипа АК-47, так и его серийной модификации под названием АК, имел конструкцию ствольной коробки, практически полностью слизанную с ближайшего конкурента, Автомата Булкина, в котором ничего нигде не переламывалась, а со ствольной коробки просто снималась крышка, держащаяся на двух выступах спереди и хвостовике возвратной пружины сзади. Кстати, подобная конструкция, хотя и сильно облегчает разборку автомата, очень мешает ставить на него нормальные прицелы, ибо крышка, зараза, вихляется. Именно поэтому для всяческих калашоидов было придумано over 9000 всяческих боковых кронштейнов, а в новом АК-12 конструкция опять была радикально пересмотрена, и крышка теперь спереди крепится на шарнире к казённику, а сзади — к узлу крепления приклада при помощи специальной пружинной защёлки.

Наконец, неправы и те, кто полностью отрицают влияние Штурмгевера на АК — всё-таки концепция «штурмовой винтовки под промежуточный патрон» была впервые широко применена именно немцами и именно в StG 44. Не будь этой винтовки — никто не стал бы создавать АК и М16, или, по крайней мере, не стал бы так торопиться с их созданием. Бытует и другое мнение, что именно рано начавшаяся ВВ2 помешала довести до ума подобную концепцию и начать разработки, ибо идея уже была вполне доведена до ума итальянцами, бельгийцами, да хоть тем же царско-русским Фёдоровым, который сначала разработал промежуточный 6.5 мм патрон и автомат под него, и только потом применил японский винтовочный патрон «Арисака» аналогичного калибра. Сходство АК и StG 44 происходит из магического сходства патронов — 2 кДж и 700 м/с начальной скорости. Либо разведка хорошо поработала — немецкий патрон появился на войне в составе опытной партии в 1942 г. за год до нашего, — либо история более долгая. Немцы стали работать над патронами и оружием такого вида с конца 20-х гг., аккурат когда установились военные связи между Страной Советов и будущим Третьим Рейхом.

В любом случае, так уж устроена история, что абсолютно независимого одновременного изобретения просто не бывает. Либо между изобретением девайсов на разных континентах проходят столетия, либо кто-то таки что-то у кого-то перенял. Один учёный прочитал очерк в хронике о работе второго, рассказал другому, тот третьему, третий с пятым подумали «а не совместить ли эту наработку с нашей идеей» … после чего четвёртый расскажет второму и второй подумает, «как же эта реализация похожа на мою, возьму-ка я эту наработку и улучшу свою»… А потом решай, кто у кого что спиздил. Что StG, что Калаш были рождены из полуавтоматических винтовок, а те в свою очередь из гладкоствольных ружей, а те из пищалей, а те из пушек… а порох вообще китайцы придумали для феерверков, а арабы до ума довели да в военном деле применять додумались. Так-то.

[править] Памятник

Спустя много лет после того, как отгремели залпы вокруг поста про шушпангевер, 19.09.2017 в Москве открыли памятник Калашникову. На котором, помимо самого оружейника, были изображены чертежи и взрыв схемы. В том числе взрыв-схема Штурмгевера Хуго Шмайссера. Скульптор Салават Щербаков, тролль 90лвл.

  1. ↑ Ружжо, успевшее повоевать в Первой Мировой войне же!
Шушпановедение
Пуля — дура, Шушпангевер — молодец!
Чтобы победить врага, Германия создала чудо-оружие: Шушпангевер!

lurkmore.to

Как чертежи немецкой винтовки оказались на памятнике Калашникову, рассказали в РВИО

Военный историк Юрий Пашолок внимательно рассмотрел памятник Михаилу Калашникова, открытый 19 сентября в центре Москвы, и обнаружил на нем чертежи немецкой штурмовой винтовки StG 44 (Sturmgewehr 44), разработанной Хуго Шмайссером в 1944 году. Историк тут же забил тревогу в социальных сетях — и неудивительно, что может чертеж немецкой винтовки делать на памятнике великому советскому конструктору?

Федеральное агентство новостей обратилось за комментарием по поводу всей этой ситуации к главному редактору журнала «Калашников», военному эксперту Михаилу Дегтяреву.

«Во-первых, на памятнике изображена схема не Sturmgewehr 44, как об этом пишут в Сети, а MKb.42(H), но это мало что меняет. Это просто несколько иной образец вооружения того же временного периода, также произведенный в фашистской Германии. То, что мы видим, есть результат коллективного непрофессионализма заказчика памятника и его исполнителя. При этом исполнитель — скульптор Салават Щербаков — отличился уже во второй раз. На Белорусском вокзале уже стоит его памятник «Прощание славянки», где в руках у советского солдата винтовка Mauser, а не винтовка Мосина. Щербаков сработал в традиционной для себя манере, а РВИО проявило непрофессионализм как заказчик», — заявил эксперт в беседе с корреспондентом ФАН.

Михаил Дегтярев надеется, что в ближайшее время ошибка будет исправлена. «Со скульптора ни в коем случае нельзя снимать вину, учитывая, что это уже его вторая ошибка с советским оружием на памятниках патриотического направления», — подводит итог он.

Запилить памятник Михаилу Тимофеевичу Калашникову со взрыв-схемой Штурмгевера - это просто высший пилотаж!#Калашников pic.twitter.com/dfafdTFzZb

— Ауриэль (@_blackenedend) September 21, 2017

Надежда Усманова, руководитель департамента по информационной политике Российского военно-исторического общества, сообщила ФАН, что ее организация не занималась экспертным сопровождением процесса создания памятника.

«Конечно, в первую очередь вопросы необходимо адресовать скульптору. РВИО выступило инициатором и заказчиком возведения этого монумента, но исполнял заказ Салават Александрович Щербаков. Он был на прямой связи с КБ (Концерна «Калашников» — прим. ФАН). Со стороны РВИО были в основном только пожелания к фигуре и тому оружию, которое конструктор держит в руках: это один из первых опытных образцов автомата Калашникова, насколько я знаю, он даже называется еще не АК, а МТ. Мы не являемся экспертами в оружии, у нас несколько иная специализация. Потому мы не проверяли досконально такие вещи. Это полет фантазии скульптора и его зона ответственности», — заявила Усманова.

Военный историк Юрий Пашолок, первым сообщивший об ошибках в оформлении памятника, совершенно прав, добавляет Усманова. Появление немецкого чертежа на памятнике советскому конструктору — досадная ошибка, и ее надо исправить.

«РВИО уже обратилось к скульптору с запросом. Он решил демонтировать плиту, на которой был изображен чертеж, не оставлять ее на месте. Слишком много объяснений нужно каждый раз давать, тот это автомат или не тот. Насколько мы знаем, демонтаж ведется прямо сейчас. Салават Александрович на объекте и решает этот вопрос», — подводит итог она.

Ситуация кажется тем более противоречивой, учитывая распространенный в Интернете миф о том, что Калашников якобы скопировал свой знаменитый автомат с германского образца Шмайссера. Эксперты блогосферы уже развенчали эту «гипотезу», приведя массу доводов в пользу того, почему Шмайссер не мог быть причастен к изобретению знаменитого АК. Исторические документы показали, что советские конструкторы вообще были не особо высокого мнения о своем германском коллеге. Усманова отмечает что ошибка, допущенная в конструкции памятника, стимулировала оживление дискуссии по данному вопросу, а потому непроизвольным образом также помогла разоблачить досадный миф.

riafan.ru

АК и Штурмгевер 44: judgesuhov

ДА, знаю - тема избитая, [:]|||||[:] баян и все такое, но оставлю это здесь, чтобы отправлять сюда некоторых идиотов, до сих пор свято верующих в копипасту автомата Калашникова с чуда сумрачного немецкого гения. А поможет мне в этом moisha_liberman, выдержками из поста которого я воспользуюсь. ;)

Общее у АК со Штурмгевером - это идеология (и то и то по западной классификации "штурмовые винтовки" под промежуточный патрон) и принцип автоматики (отвод пороховых газов из канала ствола).А вот если разобрать - различия конструкции видны невооруженным взглядом.Да у них даже запирание канала свола по разному выполнено!На в Штурмгевере перекосом затвора, а на АК - поворотом.

Но... лучше смотрите сами.

На внешний взгляд похожи. Явно видны газоотводные трубки, прицелы, но начинаем разбирать...

Три фото с неполной разборкой. Уже заметны различия в механике.

Затворные рамы с затворами.

ММГ затворов (в обоих случаях слева АК).

Возвратно-боевые пружины.

Остальные виды, если кому интересно, то — http://www.ak-info.ru/joomla/index.php/aaka/5-ak/143-akvsstg здесь.Навскидку видны различия, обусловленные конструкциями разных стволов. Если конкретнее сравнивать, то:

1. Ствол АК запирается поворотом затвора. В StG-44 применен перекос затвора. Время убедительно доказало преимущества поворота затвора в первую очередь по уровню надёжности.2. Возвратный механизм АК размещён под крышкой ствольной коробки, в то время как возвратная пружина StG-44, имеющая значительно больший диаметр и длину, вставляется в отверстие в прикладе. Вследствие этого создание модификации «Штурмгевера» со складным прикладом становится, мягко говоря, сложной задачей. Кроме того при серьёзных механических повреждениях приклада стрельба из оружия становится невозможной.3. Высокое расположение гребня приклада StG-44 стало причиной нареканий из войск, связанных с тем, что при ведении огня с упором магазина в грунт (или другую опору) стрелку приходилось сильно высовываться из окопа. Это привело к тому, что фронт требовал начать производство магазинов уменьшенной вместимости (на 15-20 патронов).4. Металлическое цевье StG-44, в отличие от деревянного у АК, при интенсивной стрельбе сильно нагревалось и гарантировало получение ожога кисти руки. И если при ведении огня допускалось удержание оружия за магазин, то любые манипуляции с StG сразу после стрельбы требовали определённой осторожности.5. Кнопочная защёлка магазина StG-44 находится с левой стороны ствольной коробки и существует вероятность случайного нажатия кнопки и потери магазина при падениях, ударах, переползаниях. Расположение защелки магазина АК обеспечивает надёжную защиту от непреднамеренных нажатий и позволяет одинаково легко управлять ею как левой так и правой руками.6. Рукоятка взведения затвора АК расположена с правой стороны, а у StG-44 с левой. При переползании с оружием рукоятка, которая находится с левой стороны, может цепляться за неровности поверхности, из-за чего возможно попадание грязи внутрь ствольной коробки, а так же случайное перезаряжание оружия.7. У StG-44 переводчик режимов огня и предохранитель представляют из себя две детали — флажок и кнопку. Так же как и в случае с защёлкой магазина кнопка предохранителя не обеспечивает надёжной защиты от случайной постановки или с снятия оружия с предохранителя при падениях, ударах и переползаниях бойца. Переводчик-предохранитель АК исключает такую возможность и позволяет быстро визуально оценивать состояние ударно-спускового механизма.

Если уж и использовал Калашников чьи-то решения, то это были товарищи Судаев и Токарев.

Автомат Судаева (который, кстати, был руководителем Калашникова) 1944 г.

UPD.Тут можно сравнить механику и компоновку Штурмгевера-44 и... М-16. И удивиться =)

judgesuhov.livejournal.com

Давайте сравним известное нам оружие Калашников и Штурмгевер |

то ж, давайте сравним известное нам оружие и посмотрим, что от чего произошло.

Что ж, давайте сравним известное нам оружие и посмотрим, что от чего произошло. На картинке в заголовке — неполная разборка АКМ и StG-44. Хорошо видно главное отличие АК от штурмгевера — Калашников выбрал схему разборки оружия «вверх», через снимающуюся крышку, в то время как Хуго Шмайссер выбрал схему разборки «вниз», через откидывающийся на шарнире спусковой механизм.

Однако сразу могу заметить, что и Калашников первоначально выбрал такой же тип разборки — вот его так называемый АК-46 (автомат Калашникова, образец 1946 года), представленный на конкурс автомата на первом этапе:

Но как раз в АК-46 прекрасно видно, что кроме схожести схемы разборки и общей эргономической компоновки, ничего общего с конструкцией Шмайсера у Калашникова тогда не было. Например, просто-таки бросается в глаза, что там нет характерного затвора как единой детали с газовым поршнем. Газовый поршень со штоком был выполнен у Калашникова отдельной деталью, и он сцепляется с затвором через промежуточную деталь — своеобразные салазки.

Схема себя на испытаниях не оправдала, и потому была использована идея от StG-44 — совмещения газового поршня и затворной рамы. Однако — вот тут надо понимать главное — использована лишь идея, конструктивное решение у Калашникова совершенно иное. Вообще затвор Калашников применил иной — он запирается не перекосом, а поворотом. Собственно, затвор и УСМ у Калашникова практически скопированы с американского карабина M1 Garand — и это правильно, ибо зачем мудрить, если есть прекрасное решение, отлично зарекомендовавшее себя в боевых условиях?

Надо отметить, что решение с совмещенным с затворной рамой штоком и поршнем применено гораздо раньше Шмайссера, в самозарядной винтовке Холека ZH-29 — и конструкция у Шмайссера как раз очень похожа на ZH-29, только перевернута (у Холека газовый поршень находился под стволом, а не над стволом), но зато сам затвор, схема его сцепления с затворной рамой и схема запирания (перекосом) та же.

Забавно, что сами пиндосы, изучавшие сразу после войны StG-44, ничего в нем не поняли. Американские военные эксперты посчитали немецкую штурмовую винтовку «оружием, далёким от удовлетворительного» — неудобным, излишне массивным и тяжёлым, с низкой надёжностью, обусловленной легко деформирующейся штампованной из тонкого стального листа ствольной коробкой. Отмечалось, что конструкция оружия создана скорее в расчёте под нужды массового производства, чем из соображения получения образца с высокими тактико-техническими и эксплуатационными свойствами, что, по их мнению, объяснялось тяжёлой для Германии ситуацией на фронтах. Эффективность автоматического огня из StG-44 была признана ими неудовлетворительной, а сам этот режим — излишним для данного оружия ввиду невозможности эффективной стрельбы длинными очередями. При этом отмечались отличная для данного класса точность стрельбы одиночным огнём и простота в обращении с оружием. В качестве образца для сравнения назывался американский карабин М1 (так называемый «бэби Гаранд» фирмы Винчестер), причём утверждалось, что он намного совершеннее «штурмгевера».

Это было тем более забавно, что «бэби гаранд» был оружием для вспомогательных войск (вроде водителей грузовиков) и вообще никогда не рассматривался как основное оружие пехоты. Пиндосы тупо проспали появление автомата (штурмовой винтовки) как нового класса оружия, и только разгром во Вьетнаме, где столкнулись с одной стороны русский АКМ, а с другой — американские самозарядные M-14 под полноразмерный винтовочный патрон, заставил их взяться за ум и срочно спроектировать как облегченный промежуточный патрон, так и автомат под него.

И да — рассматривая предшественников Калашникова, нельзя обойти молчанием автомат Судаева 44-го года — так называемый АС-44:

Такие конструктивные особенности этого автомата, как вынос вверх затворной группы с большими зазорами, а также обеспечение контактного взаимодействия движущихся частей через малые площади, были затем использованы Калашниковым в его АК. Именно они и обеспечили АК выдающуюся надежность. Да и, собственно, основные технические решения АС-44 были Калашниковым полностью повторены с малосущественными изменениями:

Видите — здесь мы видим все фирменные признаки АК, начиная от характерной съемной крышки и пружины малого диаметра с направляющей, и кончая характерным затвором с затворной рамой, газовым поршнем и ручкой перезаряжания в виде одной детали. И это — 1944 год!

В 1945 г. была выпущена серия автоматов системы Судаева, войсковые испытания которой проводились весной-летом 1945 года в ГСОВГ, а также в ряде частей на территории СССР. Несмотря на положительные отзывы, армейское руководство потребовало уменьшения массы оружия. Судаев был оружейный гений, и для него не составило бы труда уменьшить массу. Но он умер — в 34 года, и завершить работы по его автомату стало некому. А ведь не подорви Алексей Иванович своё здоровье в блокадном Ленинграде — и мы бы сейчас обсуждали совсем другой автомат (и, кстати, Судаева точно так же обвиняли бы русофобы в том, что он «всё украл у Шмайссера»).

Но вернемся к StG-44 и Калашникову. Калашников, используя общую удачную эргономику StG-44, имплементировал в конструкцию более удачный затвор и УСМ, а также попутно устранил ряд компоновочных недостатков StG-44 (подсмотрев решения у Судаева, у которого он и работал, кстати) — например, убрал из приклада возвратную пружину, что позволило впоследствии легко создать версию со складным прикладом, ввел в возвратную пружину направляющую (что позволило уменьшить ее диаметр) и так далее. Оригинально был решен предохранитель (что стало фирменным признаком АК) и еще ряд деталей. Схема разборки «через верх» также более проста для освоения солдатами и наглядна.

Однако за всё надо платить — и АК не избежал некоторых «фирменных» ошибок, тем более обидных, что в StG-44 они были уже устранены. Например — у АК короткая приемная горловина для магазина, которая не способствует его быстрой смене и прочному креплению. Тут не надо грязи — эта ошибка уже признана ошибкой и в новом АК-12 устранена (как говорится — всего-то 65 лет потребовалось). Вторая ошибка — это та самая «разборка вверх» через съемную крышку. Из-за того, что съемная крышка неизбежно имеет люфт — на ней нельзя крепить прицелы. StG-44 был свободен от этого недостатка — но тогда, в 1947 году, когда АК принимали на вооружение, на это не обратили внимания, ибо никто не собирался снабжать массовый автомат оптикой. А потом стало поздно — и началось пригораживание сбоку съемных «русских» кронштейнов под прицел (съемных — потому что кронштейн не дает открывать крышку и разбирать автомат). В конце концов на АК-12 отказались от съемной крышки, заменив ее откидной на шарнире и разработав плотное крепление — но всем понятно, что это паллиатив, попытка спасти систему без глубокой переделки.

Между прочим — в новой версии автомата АК отказались и от «фирменного» предохранителя в виде пружинящей пластины, а ручку взвода затвора перенесли на шток газового поршня, убрав этим столь же фирменную щель, через которую внутрь автомата сыпалась грязь, попадавшая в магазин и создававшая задержки в подаче патронов. Так что, как видите, в АК и спустя 65 лет есть что улучшать.

В качестве заключения хочу сказать вот что: Михаил Тимофеевич Калашников создал гениальное оружие. Гениальное, и даже лучшее в мире — по совокупности. Есть автоматы более точные, есть более простые, есть даже более надежные — но всегда выигрыш у АК в чем-то одном достигается серьезным проигрышем в чем-то другом. Сделали надежнее — но автомат стал втрое дороже. Сделали точнее — резко потеряли в надежности. Ну и так далее.

Да, Калашников стоял на плечах других выдающихся оружейников — Холлека, Гаранда, Шмайссера и Судаева, да, ему помогали довести до ума конструкцию другие советские разработчики, но собрал всё это в единое целое он, и именно он смог протолкнуть этот автомат в производство, так что в конечном счете это оружие по праву называется КАЛАШНИКОВ. Спите спокойно, Михаил Тимофеевич, ваше имя навсегда останется в истории человечества.

savebest.ru

MP-43/StG 44 (Sturmgewehr 44) - 14 Декабря 2009

Современные автоматы (штурмовые винтовки) как самостоятельный вид стрелкового оружия возникли в ходе второй мировой войны, когда для них были разработаны так называемые «промежуточные» патроны - более мощные, чем пистолетные, но менее мощные, чем винтовочные. Эти патроны увеличивали дальность эффективной стрельбы до 500 метров, что в два-три раза больше, чем у пистолетов-пулеметов. Вместе с тем патроны меньшей мощности, чем винтовочные, позволили создать под них легкие и надежные конструкции нового класса стрелкового оружия - автоматов (штурмовых винтовок). Одну из первых конструкций подобного рода предложил талантливый германский оружейник Хуго ШМАЙССЕР.

Хуго ШМАЙССЕР

С приходом к власти нацистов началось перевооружение Вермахта. Армейское командование, проведя анализ перспектив развития вооружения и техники с учетом его тактического применения, пришло к выводу, что одной из задач создания качественно новых вооруженных сил, готовым к широкомасштабным наступательным действиям, является их оснащение оружием более совершенным, чем то, которое есть у потенциальных противников.

Тактико-техническое задание (ТТЗ) на создание нового оружия, составленное управлением вооружения сухопутных войск вермахта (HWaA - Heereswaffenamt), начиналось с требования разработки патрона уменьшенной мощности для стрельбы на дистанции до 1000 метров.

HWaA обратило свое внимание на патронную фирму «Польте» (Polte) из Магдебурга, где в 1938 году в инициативном порядке создали проект 7,92 мм «короткого» патрона с длиной гильзы 30 мм и пулей массой 3,7 г, обладавшей высокой начальной скоростью. В результате подписания контракта этой фирмы с армейским руководством были проведены в 1938-1941 годах детальные научно-исследовательские и опытно-конструкторские эксперименты над 7,92 мм «пехотным коротким» патроном. Напряженная работа с достаточно большим количеством образцов опытных патронов закончилась в 1941 году тем, что для принятия на вооружение рекомендовали 7,92 мм «промежуточный» патрон с длиной гильзы - 33 мм, массой пули - 8,2 г и начальной скоростью - 694 м/сек.

Первоначальные тактико-технические требования, определявшие основные черты конструкции оружия под «промежуточный» патрон, после проведенных в 1935-1937 годах многочисленных исследований были переработаны, и к 1938 году сложилась концепция программы легкого автоматического стрелкового оружия, призванного заменить пистолет-пулемет, магазинную винтовку и, частично, ручной пулемет. Это позволило бы иметь в армии только две (вместо прежних трех) системы стрелкового оружия - автомат и единый пулемет для выполнения всех задач.

Наработанный опыт, учитывавший последние достижения, как в научной мысли, так и в производстве сложных изделий точного машиностроения, привел к разработке достаточно жестких и точных ТТЗ, установленных HWaA для нового оружия. К его созданию привлекались лучшие конструкторские силы Германии.

Научно-исследовательское бюро 2-го отдела по испытанию и проектированию технических средств HWaA 18 апреля 1938 года заключило с владельцем зульской оружейной фирмы C.G. Haenel, известным оружейником Хуго Шмайссером, контракт на разработку автоматического карабина. Новый карабин получил официальное название Mkb (Maschinenkarabin, нем. - автоматический карабин), отличавшийся от названия МР (Maschinenpistole), которым обозначались пистолеты-пулеметы.

Конструкторскую группу по проектированию Mkb возглавил сам X. Шмайссер. В начале 1940 года он передал в распоряжение HWaA первый опытный образец автоматического карабина под «короткий» патрон фирмы «Польте». Относительно долгая проработка комплекса «боеприпас-оружие» позволила заложить принципиальные основы для решения этой проблемы, причем талантливый конструктор выбрал оптимальный вариант работы автоматики - отвод пороховых газов из канала ствола. Именно этот принцип будет впоследствии успешно реализован практически во всем автоматическом стрелковом оружии послевоенных лет, а конструкция немецкого «промежуточного» патрона послужит базой для создания аналогичных боеприпасов во многих странах мира.

Mkb системы Шмайссера, как и предусматривалось ТТЗ, состоял, в основном, из штампованных деталей. Автоматика оружия работала по принципу отвода пороховых газов из канала ствола, воздействующих на поршень, связанный со стеблем затвора. Запирание канала ствола осуществлялось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Особенностью этой системы являлся длинный ход поршня в газовой камере, расположенной над стволом. Для уменьшения площади трущихся поверхностей поршня на нем были вырезаны поперечные бороздки. Регулировка отвода пороховых газов осуществлялась за счет изменения объема газовой камеры. Это достигалось путем движения по винтовой нарезке регулирующего стержня газовой муфты с конической головкой, входившей в камеру, что также значительно улучшало функционирование оружия в затрудненных условиях.

Ударно-спусковой механизм ударникового типа располагался в штампованной коробке и допускал возможность ведения как одиночного, так и непрерывного огня, для этого имелся переводчик кнопочного типа. Останов подвижных частей на шептало происходил в их крайнем заднем положении, как в пистолетах-пулеметах, в которых такое устройство позволяло избегать случайного выстрела во время остановки стрельбы, при перебежках и при нагревании ствола в процессе ведения огня. Рукоять перезаряжания, соединенная со штоком поршня, находилась с левой стороны ствольной коробки. Вместе с тем она служила предохранителем, для чего необходимо было утопить рукоять вправо, надавив на головку. При таком передвижении ее противоположный конец входил в фиксирующее отверстие в ствольной коробке, закрепляя поршень. Та же рукоятка удерживала подвижные части затвора в заднем положении: поворачиваясь по отношению к затворной раме, она заводилась в зигзагообразный вырез на прорези ствольной коробки. Шмайссер использовал здесь конструкцию, аналогичную предохранителю в пистолетах-пулеметах МР-38/40.

Для Mkb очень удачно был спроектирован секторный магазин с двухрядным расположением тридцати патронов. Его наполнение производилось из обойм на пять патронов с помощью переходника, надеваемого на горловину магазина. Экстракционное окно автоматически закрывалось пылезащитным щитком. Прицельные устройства состояли из мушки с намушником и открытого секторного прицела на 800 метров. Автоматический карабин Шмайссера по-настоящему заинтересовал военных, оценивших его как перспективное оружие. После довольно длительной доработки, продолжавшейся в течение всего сорок первого года, фирма C.G. Haenel в конце того же года получила заказ на изготовление пятидесяти опытных образцов для проведения войсковых испытаний.

Наряду с этой фирмой, к разработке нового типа стрелкового оружия приступили еще несколько оружейных фирм: «Карл Вальтер ГмбХ» (Carl Walther GmbH), «Эрма» (Erma) и другие. С конца сорокового года к борьбе за выгодный заказ подключилась одна из наиболее знаменитых германских оружейных фирм - «Вальтер» (Walther) под руководством Эриха Вальтера, которому удалось добиться получения контракта для своей фирмы у HWaA на проведение исследований по программе Mkb. Ему предлагалось создать систему оружия на тех же условиях, что и C.G. Haenel, но с использованием уже полностью отработанного магазина от Mkb системы Шмайссера.

Фирма «Вальтер» приступила к работе в твердой уверенности, что ей под силу производство лучшего оружия, чем у конкурентов, из-за наличия мощной производственной базы и более высокого научного и конструкторского потенциала, исторически сложившегося за многие десятилетия ее работы.

штык нож stg 44

Mkb Walther, во многом, повторял предыдущие конструкции фирмы, созданные в тридцатые годы, но имел много новшеств. В газоотводной системе пороховые газы, отводившиеся из канала ствола в кожух через два отверстия, использовались для перемещения кольцеообразного поршня, размещенного вокруг ствола и втулки. Однако поступательное движение затвора осуществлялось уже не поршнем, как в предыдущих образцах, а втулкой. Запирание канала ствола также осуществлялось поворотом затвора. Боевые упоры затвора располагались в его передней части. Переводчик вида огня - двусторонний, флажкового типа. Прицельные приспособления, приподнятые для удобства стрельбы, состояли из мушки с намушником и секторного прицела на 800 метров, смонтированных на высоком основании. Для лучшей устойчивости при непрерывном огне подвижные узлы автоматики и приклад располагались на одной оси со стволом. Практически весь карабин собирался из штампованных деталей.

В сжатые сроки был изготовлен первый опытный образец, и уже в начале 1941 года фирма «Вальтер» представила его офицерам отдела артиллерийско-технического снабжения HWaA. Хотя карабин и показал удовлетворительную работу при отстреле на полигоне в Куммерсдорфе, работы по доводке этой все же несовершенной конструкции продолжались в течение всего 1941 года.

В конце января 1942 года для проведения широких конкурсных испытании HWaA потребовало от фирмы C.G. Haenel увеличить первоначальный заказ на изготовление Mkb в 1942 году до 200 штук, а от фирмы Walther к июлю 1942 года требовалось представить 200 автоматических карабинов ее конструкции. Обеим системам HWaA присвоило наименование Mkb-42, изделию C.G. Haenel с индексом «Н» - Mkb-42(Н), а автомату фирмы Walther, соответственно, «W» - Mkb-42(W).

После демонстрации опытных образцов Mkb-42(W) и Mkb-42 (Н) на официальном показе в июле того же года руководство германского Министерства вооружений и HWaA остались в твердой уверенности, что обе фирмы в ближайшее время доработают свои изделия и к концу лета их можно будет запустить в производство. Причем, предполагалось, что фирмы уже к ноябрю смогут изготовить по 500 Mkb, а к марту следующего года общее производство удастся довести до 15 тысяч ежемесячно.

клеймо автомата Mkb-42 (H)Но этим планам не суждено было сбыться. В августе 1942 года после испытаний Mkb-42(W) и Mkb-42(H) HWaA внесло новые требования в первоначальные спецификации. Обобщение опыта боевых действий, как на Восточном фронте, так и в Африке, показало, что перспективная модель основного оружия пехотинца должна быть многофункциональной, то есть поражать не только огнем, но и (в ближнем бою) штыком и прикладом. С учетом установки на штатных карабинах «Маузер» 98к ружейных гранатометов, было решено и на Mkb иметь аналогичные приспособления. Фирмам предписывалось смонтировать на стволах автоматических карабинов прилив для штыка и предусмотреть возможность крепления ружейного надкалиберного гранатомета образца 1940 года. Внесение изменений ненадолго, но замедлило передачу Mkb-42 в производство. В то же время проблемы, возникшие у C.G. Haenel с субподрядчиками, а у Walther с налаживанием пресса-штамповочного оборудования, привели к тому, что к октябрю из заказанных каждой фирме Mkb ни один не был изготовлен.

В ноябре фирма Walther при ежемесячной норме производства 500 штук поставила только 25 Mkb-42(W), а в декабре - 91 штуку. Благодаря поддержке Министерства вооружений, обе фирмы к началу 1943 года смогли решить наиболее серьезные производственные проблемы. Так, из 500 Mkb, намеченных для производства в январе того года, было недопоставлено только 200 штук, а в феврале Walther и C.G.Haenel фактически превысили уровень производства, изготовив 1217 карабинов вместо планировавшейся тысячи штук. Министр вооружений «третьего рейха» Альфред Шпеер, в целях более полного изучения служебно-эксплуатационных характеристик Mkb-42(Н) и Mkb-42(W), отдает приказ о том, чтобы некоторое количество карабинов было отправлено для прохождения войсковых испытаний на Восточный фронт.

Оба автоматических карабина, вследствие жесткости спецификаций HWaA, а также из-за широкого применения штамповки и сварки в технологиях, имели между собой большое конструктивное сходство. Испытания выявили, что, хотя Mkb-42(W) и был легче, компактнее и лучше сбалансирован, что в немалой степени сказалось на результативности стрельбы, все же не оставалось сомнений, что его усложненная автоматика не приспособлена для использования в неблагоприятных полевых условиях. Mkb-42(Н) оказался проще и надежнее своего конкурента. По результатам испытаний нового оружия, HWaA приняло решение отдать предпочтение конструкции Шмайссера, но только после внесения в нее некоторых изменений.

Основной переработке подвергся ударно-спусковой механизм. Применение заднего шептала в Mkb-42(Н) обеспечивало одиночный и непрерывный огонь, однако производство одиночных выстрелов, да еще при ударниковом спусковом механизме, вызывало обоснованные сомнения в смысле точности стрельбы из-за удара затвора в момент выстрела о пенек ствола. Для повышения кучности боя первоначальная конструкция ударно-спускового механизма была заменена на более надежную курковую систему Вальтера, с остановом подвижных частей затвора в переднем положении.

Mkb-42 (W)

с 30-мм гранатометом MP.Gr.Ger.42Изменилась конструкция шептала, взамен вводившейся в паз рукоятки перезаряжания был установлен флажковый предохранитель, ход поршня переделан с длинного на короткий, укорочена трубка газовой камеры.

Функционирование оружия в сложных условиях эксплуатации было улучшено за счет замены окон большого сечения для выхода остаточных пороховых газов из трубки газовой камеры на отверстия диаметром 7 мм. Технологические изменения внесены в затвор и затворную раму с газовым поршнем. Изъята направляющая втулка возвратно-боевой пружины. Вследствие пересмотра некоторых взглядов на тактическое использование автоматического карабина, был снят прилив для штыка, чему, кстати, способствовало принятие на вооружение ружейного гранатомета Gw.Gr.Ger.42 с другим способом крепления на стволе. В связи с использованием бука при производстве приклада, его конструкция также упростилась.

Большая часть деталей изготовлялась методом холодной штамповки с широким применением соединения частей точечной сваркой. Наружные поверхности ствольной коробки, цевья, магазина и других частей автомата обрабатывались зиг-машинами, которые выдавливали канавки разного профиля, значительно повышавшие жесткость этих деталей, изготовляемых из тонкого листового металла. Одним из крупных недостатков нового автомата, так и не устраненных конструкторами, осталась большая масса (более пяти килограммов), осложнявшая его использование в пехотных частях в качестве основного

образца индивидуального стрелкового оружия.MP43Фирма C.G. Haenel, одновременно с проведением этих работ, с февраля по июнь 1943 года продолжала выпуск в небольших количествах Mkb-42. Всего до середины 1943 года, по приблизительным оценкам, было изготовлено примерно восемь тысяч автоматических карабинов, из которых - 2800 Mkb-42 (W) и 5200 - Mkb-42 (Н).

Благодаря поддержке министра А. Шпеера, в июне того же года модернизированное оружие под индексом МР-43 (Maschinenpistole-43, нем. - пистолет-пулемет образца 1943 года) пошло в производство. Термин «пистолет-пулемет» употреблялся в обозначении этого оружия для маскировки, чтобы не раздражать Гитлера, который никак не мог свыкнуться с мыслью, что на складах Германии окажутся миллионы устаревших винтовочных патронов. И это происходило в то время, когда даже штабные офицеры в Берлине признавали эффективность нового оружия и его боеприпасов. Внедрением в массовое производство МР-43 занялся сам Шпеер.

клеймо автомата MP43В сентябре на Восточном фронте в элитной германской части - моторизованной дивизии СС «Викинг» - состоялись первые полномасштабные войсковые испытания МР-43. В отчете о боевом использовании автоматов более чем половиной стрелков отмечалось, что МР-43 является эффективной заменой пистолетам-пулеметам и винтовкам. Новое оружие существенно влияло на увеличение огневой мощи пехотных подразделений и снижало необходимость использования ими ручных пулеметов для огневой поддержки. Огонь на глубину до 400 метров велся одиночными выстрелами, затем в ходе боев на ближних подступах автоматчики переключались на стрельбу короткими очередями.Немецкий солдатвооруженный автоматом MP43с полным боекомплектомПодобная комбинация в МР-43 огневой мощи и способности ведения двух видов огня произвела такое сильное впечатление на эсэсовских генералов, что уже в своих первых докладах они просили Гитлера разрешить немедленное массовое производство автомата. По оценкам фронтовиков, МР-43 - надежное оружие. Отмечалась его простота при неполной разборке и сборке. Подкупало и то, что оружие обеспечивало хорошие показатели меткости боя при стрельбе одиночным огнем на дистанции до 600 метров (на большем расстоянии стрельбу уже вели специально обученные снайперы), а при стрельбе короткими очередями действенный огонь велся до 300 метров. При ведении непрерывного огня на 100 метров из МР-43 по мишени диаметром 11,5 сантиметра более половины попаданий укладывались в круг, равный 5,4 сантиметра. Новые патроны, будучи более легкими, менее габаритными и обладающими меньшей энергией отдачи, также зарекомендовали себя с хорошей стороны. При ведении огня из МР-43 сила отдачи была вдвое ниже по сравнению со штатным карабином «Маузер» 98к. С «коротким» 7,92 мм патроном, за счет уменьшения веса патрона, стало возможным увеличение боекомплекта каждого пехотинца. Боекомплект на 150 патронов к карабину «Маузер» 98к весил 3,9 килограмма, а 150 «коротких» патронов к МР-43 весили 2,6 килограмма, что позволило увеличить их запас до 180 патронов, размещенных в шести магазинах, которые носили в двух подсумках. Всего же общая масса автомата с полным боекомплектом не превышала 10,3 килограмма, что примерно на один килограмм тяжелее карабина «Маузер» 98к со штыком и боекомплектом. Чрезмерная тяжесть самого автомата, по сравнению с карабином или пистолетом-пулеметом, была одним из немногих недостатков, присущих МР-43 в значительной степени окупавшийся его многочисленными достоинствами. К недостаткам автомата, вызвавшим нарекания фронтовиков, относилось и то, что, помимо неудобного прицела, расположенного на высокой стойке, при стрельбе ночью из ствола оружия вырывалось сильное пламя, демаскировавшее стрелка.

Настоятельные обращения фронтовиков, поддержанные HWaA и министром вооружений А. Шпеером, а также результаты испытаний, в конечном счете, сломили упрямство Гитлера. После того, как он лично запросил мнение войск о новом автомате и получил положительные отзывы, в конце сентября 1943 года было отдано распоряжение о принятии МР-43 на вооружение пехоты и развертывании его массового производства.

Неполная разборка автомата MP43

Это решение ускорило дальнейшие работы ведущих конструкторов фирмы C.G. Haenel. Осенью 1943 года появляется МР-43/1, производившийся в небольших количествах фирмой Merz-Werke. От базового образца он отличался наличием нового 30-мм ружейного гранатомета Mkb. Gewehrgranatengerat-43 (позднее известного как MP.Gw.Gr.Ger.43), который навинчивался на дульную часть ствола с резьбой, а не крепился зажимным устройством так, как гранатомет Gw.Gr.Ger.42 на МР-43. В связи с этим, изменилась конфигурация ствола - его наружное сечение имеет один диаметр, в отличие от цилиндроступенчатого, в МР-43. Для предохранения резьбы от повреждений на ствол навинчивалась удлиненная муфта ствола. Изменилась и конфигурация приклада, причем, для уменьшения отдачи увеличились габариты затыльника.

снайперcкий образец МР-43/1

Для снайперов был создан образец МР-43/1, на который устанавливалось фрезерованное крепление для четырехкратных оптических прицелов ZF-4, а также инфракрасных прицелов ночного видения ZG.1229 «Вампир». Для опытной эксплуатации была изготовлена партия в 300 МР- 43/1 с таким прицелом. Посадочное крепление «Вампира» монтировалось с правой стороны ствольной коробки.

ZG.1229 «Вампир»

органы управления автомата MP43 / Stg441 — прицельная колодка; 2 — рукоятка перезаряжания;3 — фиксирующий штифт; 4 — переводчик вида огня;5 — флажковый предохранитель; 6 — спусковой крючок;7 — кнопка защелки магазина; 8 — приемник магазина.

Верховный главнокомандующий вооруженными силами Германии 6 апреля 1944 года издал приказ, посвященный системе стрелкового вооружения вермахта, где название пистолета-пулемета МР-43 было заменено на МР-44. Кроме изменения года производства в индексе - с 1943-го на 1944-й - эту замену больше ничем нельзя объяснить, поскольку никаких новшеств в само оружие не вносилось. Осложнение военной обстановки повлияло на то, что в октябре 1944 года Гитлеру пришлось издать еще один приказ, согласно которому МР-44 получил новое (уже четвертое за два года, и на этот раз последнее) название - Stg-44 (Sturmgewehr-44, нем. - штурмовая винтовка образца 1944 года). Это объяснялось, скорее всего, политическими и пропагандистскими соображениями, нежели чем-то другим. Изменение обозначения - «пистолет-пулемет» на «штурмовую винтовку» - стало более точно отражать роль и основное предназначение этого оружия в бою. В конструкцию автомата не внесено никаких изменений, за исключением клейма Stg.44, ставившегося прямо на старое клеймо МР-44, расположенное на ствольной коробке. По всей вероятности, это характерно только для оружия, выпущенного в конце 1944 года. Автоматами МР- 43/ МР-44 вооружались, в первую очередь, отборные войска - моторизованные части и соединения вермахта и полевых войск СС.

клеймо автомата StG44

История немецких автоматов МР-43 / Stg-44 не закончилась с капитуляцией Германии. После войны они с 1948 по 1956 год состояли на вооружении казарменной полиции ГДР и в 1945-1950 годах - в воздушно-десантных войсках Югославской Народной армии.

Немецким конструкторам-оружейникам, по праву, принадлежит приоритет в области освоения промышленного серийного производства нового класса индивидуального автоматического огнестрельного оружия под «промежуточный» патрон. Тщательная предварительная проработка вопросов использования боеприпасов стрелкового оружия, а также изучение тактических возможностей автоматического оружия такого класса способствовали рождению концепции «штурмовых винтовок» (автоматов). Немцы раньше других сумели раскрыть большие возможности, присущие новому типу оружия, - именно

германские МР- 43 / Stg-44 оказали огромное влияние на все послевоенное

развитие нового класса стрелкового оружия: штурмовых винтовок (автоматов), рассчитанных под «промежуточный» патрон, и не только западных, но и советских образцов. Так, все первоначальные разработки аналогичного оружия в СССР базировались на конструктивных принципах, заложенных в германских образцах, причем это, в первую очередь, относится к автомату Калашникова образца 1946 года. Однако создание советского стрелкового оружия под «промежуточный» патрон - это уже совсем иная история, которая требует отдельного разговора.

История службы:Годы эксплуатации:1943-1945Использовалось:Вермахт, Ваффен-ССВойны и конфликты:Вторая мировая война

ХарактеристикиМасса:5,22 кгДлина:940 ммДлина ствола:419 ммПатрон: 7,92x33 мм (7,92 мм Kurz)Калибр:7,92 ммМеханизм:Автоматика с газовым двигателемТемп стрельбы, выстрелов/мин: 500 выстрелов в минутуДульная скорость, м/с: 647-700 м/сПрицельная дальность: 275-600 мВид боепитания:коробчатый магазин на 30 патронов

ss-man.clan.su