Штурм Берлина (1945). Штурм берлина


Штурм Берлина (140 ФОТО). - ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Фотоподборка, посвященная завершающей части Берлинской наступательной операции 1945 года, в ходе которой Красная Армия завладела столицей нацистской Германии и победоносно завершила Великую Отечественную войну и Вторую мировую войну в Европе. Операция продолжалась с 25 апреля по 2 мая.

.

1. Батарея 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 136-й артиллерийской бригады 313-й стрелковой дивизии готовится к выстрелу по Берлину.

.

2. Разбитые немецкие истребители Фокке-Вульф Fw.190 на аэродроме Ютерборг под Берлином.

.

3. Советские солдаты у окна дома во время штурма Берлина.

.

4. Мирные жители в очереди за едой у советской полевой кухни в Берлине.

.

5. Немецкие военнопленные на улицах Берлина, захваченного советскими войсками (1).

.

6. Разбитое немецкое зенитное орудие на улице Берлина. На переднем плане тело убитого члена расчета орудия.

.

7. Разбитое немецкое зенитное орудие на улице Берлина.

.

8. Советский танк Т-34-85 в сосновом лесу к югу от Берлина.

.

9. Солдаты и танки Т-34-85 12-го гвардейского танкового корпуса 2-й гвардейской танковой армии в Берлине.

.

10. Сожженные немецкие автомобили на улице Берлина.

.

11. Убитый немецкий солдат и танк Т-34-85 55-й гвардейской танковой бригады на улице Берлина.

.

12. Советский старшина-связист у рации во время боев в Берлине.

.

13. Жители Берлина, спасаясь от уличных боев, уходят в освобожденные советскими войсками районы.

.

14. Батарея 152-мм гаубиц МЛ-20 1-го Белорусского фронта на позиции на подступах к Берлину.

.

15. Советский солдат пробегает возле горящего дома во время боя в Берлине.

.

16. Советские бойцы в окопах на подступах к Берлину.

.

17. Советские солдаты на конных подводах проезжают возле Бранденбургских ворот в Берлине.

.

18. Вид на Рейхстаг после окончания военных действий.

.

19. Белые флаги на берлинских домах после капитуляции.

.

20. Советские солдаты слушают гармониста, сидя на станине 122-мм гаубицы М-30 на улице Берлина.

.

21. Расчет советской 37-мм автоматической зенитной пушки образца 1939 года (61-К) ведет наблюдение за воздушной обстановкой в Берлине.

.

22. Уничтоженные немецкие автомобили у здания в Берлине.

.

23. Снимок советских офицеров рядом с телами погибших командира роты и бойца фольксштурма.

.

24. Тела погибших командира роты и бойца фольксштурма.

.

25. Советские солдаты идут по одной из улиц Берлина.

.

26. Батарея советских 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 под Берлином. 1-й Белорусский фронт.

.

27. Советский танк Т-34-85 в сопровождении пехоты движется по улице на окраине Берлина.

.

28. Советские артиллеристы ведут огонь на улице в предместье Берлина.

.

29. Наводчик советского танка выглядывает из люка своего танка во время битвы за Берлин.

.

30. Советские САУ СУ-76М на одной из улиц Берлина.

.

31. Фасад берлинского отеля «Адлон»  после боя.

.

32. Тело убитого немецкого солдата рядом с автомобилем Horch 108 на улице Фридрихштрассе  в Берлине.

.

33. Бойцы и командиры 7-го гвардейского танкового корпуса у танка Т-34-85 с экипажем в Берлине.

.

34. Расчет 76-мм орудия сержанта Трифонова за обедом на подступах к Берлину.

.

35. Солдаты и танки Т-34-85 12-го гвардейского танкового корпуса 2-й гвардейской танковой армии в Берлине.

.

36. Советские солдаты перебегают улицу во время боя в Берлине.

.

37. Танк Т-34-85 на площади в Берлине.

.

38. Ствол орудия советского тяжелого танка ИС-2, направленный на здание Рейхстага.

.

39. Советские артиллеристы готовят к залпу реактивный миномет БМ-13 «Катюша» в Берлине.

.

40. Советская 203-мм гаубица Б-4 ведет огонь в Берлине в ночное время.

.

41. Группа немецких пленных под конвоем советских солдат на улице Берлина.

.

42. Расчет советской 45-мм противотанковой пушки 53-К образца 1937 года в бою на улице Берлина у танка Т-34-85.

.

43. Советская штурмовая группа со знаменем движется к Рейхстагу.

.

44. Советские артиллеристы пишут на снарядах «Гитлеру», «В Берлин», «По Рейхстагу» (1).

.

45. Танки Т-34-85 7-го гвардейского танкового корпуса в пригороде Берлина. На переднем плане горит остов уничтоженного немецкого автомобиля.

.

46. Залп реактивных минометов БМ-13 («Катюша») в Берлине.

.

47. Гвардейский реактивный миномет БМ-31-12 в Берлине. Это — модификация знаменитой реактивной установки «Катюша» (по аналогии получила название «Андрюша»).

.

48. Подбитый бронетранспортер Sd.Kfz.250 из состава 11-й дивизии СС «Нордланд» на улице Фридрихштрассе в Берлине.

.

49. Командир 9-й гвардейской истребительной авиационной дивизии, трижды Герой Советского Союза, гвардии полковник Александр Иванович Покрышкин на аэродроме.

.

50. Убитые немецкие солдаты и реактивная установка БМ-31-12 (модификация «Катюши» , получила прозвище «Андрюша») на улице Берлина.

.

51. Советская 152-мм гаубица-пушка МЛ-20 на улице Берлина.

.

52. Советский танк Т-34-85 из 7-го гвардейского танкового корпуса и пленные ополченцы из фольксштурма на улицах Берлина.

.

53. Советский танк Т-34-85 из 7-го гвардейского танкового корпуса и пленные ополченцы из фольксштурма на улицах Берлина.

.

54. Советская регулировщица на фоне горящего здания на улице Берлина.

.

55. Советские танки Т-34-76 после боя на улице Берлина.

.

56. Тяжелый танк ИС-2 у стен поверженного Рейхстага.

.

57. Построение военнослужащих советского 88-го отдельного тяжелого танкового полка в берлинском парке Гумбольдт-Хайн в начале мая 1945 г. Построение проводят замполит полка майор Л.А. Глушков и заместитель командира полка Ф.М. Жаркой.

.

58. Колонна советских тяжелых танков ИС-2 на улицах Берлина.

.

59. Батарея советских 122-мм гаубиц М-30 на улицах Берлина.

.

60. Расчет готовит реактивную артиллерийскую установку БМ-31-12 (модификация «Катюши» со снарядами М-31, получила прозвище «Андрюша») на улице Берлина.

.

61. Колонна советских тяжелых танков ИС-2 на улицах Берлина. На заднем плане снимка видны грузовые автомобили ЗиС-5 из состава тылового обеспечения.

.

62. Колонна подразделения советских тяжелых танков ИС-2 на улицах Берлина.

.

63. Батарея советских 122-мм гаубиц образца 1938 года (М-30) ведет огонь по Берлину.

.

64. Советский танк ИС-2 на разрушенной улице Берлина. На машине видны элементы маскировки.

.

65. Французские военнопленные жмут руки своим освободителям — советским бойцам. Авторское название: «Берлин. Французские военнопленные освобождены из гитлеровских лагерей».

.

66. Танкисты 44-й гвардейской танковой бригады 11-го гвардейского танкового корпуса 1-й гвардейской танковой армии на отдыхе у Т-34-85 в Берлине.

.

67. Советские артиллеристы пишут на снарядах «Гитлеру», «В Берлин», «По Рейхстагу» (2).

.

68. Погрузка раненных советских солдат на военный грузовик ЗИС-5в для эвакуации.

.

69. Советские САУ СУ-76М с бортовыми номерами «27» и «30» в Берлине в районе Карлсхорст.

.

70. Советские санитары перекладывают с носилок на повозку раненого бойца.

.

71. Вид на Бранденбургские ворота во взятом Берлине. Май 1945 года.

.

72. Советский танк Т-34-85, подбитый на улице Берлина.

.

73. Советские солдаты в бою на Мольтке-штрассе (ныне улица Ротко) в Берлине.

.

74. Советские солдаты отдыхают на танке ИС-2. Авторское название фото — «Танкисты на отдыхе».

.

75. Советские солдаты в Берлине по окончанию боев. На переднем плане и позади, за автомобилем — орудия ЗиС-3 образца 1943 года.

.

76. Участники «последнего берлинского призыва» на сборном пункте военнопленных в Берлине.

.

77. Немецкие солдаты в Берлине сдаются в плен советским войскам.

.

78. Вид на Рейхстаг после боев. Видны немецкие зенитные орудия 8,8 cm FlaK 18. Правее лежит тело погибшего немецкого солдата. Авторское название фото « Финал».

.

79. Берлинские женщины на уборке улицы. Начало мая 1945 года, еще до подписания Акта о капитуляции Германии.

.

80. Советские бойцы на позиции в уличном бою в Берлине. В качестве укрытия используется уличная баррикада, сооруженная немцами.

.

81. Немецкие военнопленные на улице Берлина.

.

82. Советская 122-мм гаубица М-30 на конной тяге в центре Берлина. На щите орудия надпись: «Отомстим за злодеяния». На заднем плане — Берлинский кафедральный собор.

.

83. Советский автоматчик на огневой позиции в вагоне берлинского трамвая.

.

84. Советские автоматчики в уличном бою в Берлине, занявшие позицию за упавшими башенными часами.

.

85. Советский солдат идет мимо убитого гауптштурмффюрера СС в Берлине на перекрестке Шоссештрассе и Ораниенбургерштрассе.

.

86. Горящее здание в Берлине.

.

87. Убитый на одной из улиц Берлина ополченец из фольксштурма.

.

88. Советская САУ ИСУ-122 в пригороде Берлина. Позади САУ надпись на стене: «Берлин останется немецким!» (Berlin bleibt deutsch!).

.

89. Колонна советских САУ ИСУ-122 на одной из улиц Берлина.

.

90. Бывшие эстонские танки английской постройки Мк.V в берлинском парке Люстгартен. На заднем плане видно здание Старого музея (Altes Museum). Эти танки, перевооруженные пулеметами Максима, примали участие в обороне Таллина в 1941 году, были захвачены немцами и перевезены в Берлин на выставку трофеев. В апреле 1945 года предположительно участвовали в обороне Берлина.

.

91. Выстрел из советской 152-мм гаубицы МЛ-20 в Берлине. Справа видна гусеница танка ИС-2.

.

92. Советский солдат с  фаустпатроном.

.

93. Советский офицер проверяет документы сдавшихся в плен немецких военнослужащих. Берлин, апрель-май 1945 г.

.

94. Расчет советской 100-мм пушки БС-3 ведет огонь по противнику в Берлине.

.

95. Пехотинцы из 3-й гвардейской танковой армии атакуют противника в Берлине при поддержке пушки ЗиС-3.

.

96. Советские солдаты водружают знамя над Рейхстагом 2 мая 1945 года. Это одно из знамен, установленных на Рейстаге помимо официального водружения знамени Егоровым и Кантария.

.

97. Советские штурмовики Ил-2 из 4-й воздушной армии (генерал-полковник авиации К.А. Вершинин) в небе над Берлином.

.

98. Советский солдат Иван Кичигин на могиле друга в Берлине. Иван Александрович Кичигин на могиле друга Григория Афанасьевича Козлова в Берлине в начале мая 1945-го года. Подпись на обратной стороне фотографии: «Саша! Это могила Козлова Григория». Такие могилы были по всему Берлину — друзья хоронили своих товарищей рядом с местом их гибели. Примерно через полгода началось перезахоронение из таких могил на мемориальные кладбища в Трептов-парке и в парке Тиргартен. Первым мемориалом в Берлине, торжественно открытым в ноябре 1945 года, было захоронение 2500 солдат Советской армии в парке Тиргартен. На его открытии перед памятником-мемориалом прошли торжественным парадом союзные войска по антигитлеровской коалиции.

.

99. Советский солдат осматривает местность на мосту реки «Шпрее» в Берлине 1 мая 1945 год.

.

100. Советский солдат вытаскивает из люка немецкого солдата. Берлин.

.

101. Советские солдаты бегут к новой позиции в бою в Берлине. Фигура убитого немецкого сержанта из RAD (Reichs Arbeit Dienst, допризывной трудовой службы) на переднем плане.

.

102. Подразделения советского тяжелого самоходно-артиллерийского полка у переправы через реку Шпрее. Справа САУ ИСУ-152.

.

103. Расчеты советских 76,2-мм дивизионных пушек ЗИС-3 на одной из улиц Берлина.

.

104. Батарея советских 122-мм гаубиц образца 1938 года (М-30) ведет огонь по Берлину.

.

105. Колонна советских тяжелых танков ИС-2 на одной из улиц Берлина.

.

106. Пленный немецкий солдат у Рейхстага. Знаменитая фотография, часто публиковавшаяся в книгах и на плакатах в СССР под названием «Энде» (нем. «Конец»).

.

107. Советские танки и другая техника у моста через реку Шпрее в районе Рейхстага. По этому мосту советские войска под огнем обороняющихся немцев шли на штурм Рейхстага. На фото танки ИС-2 и Т-34-85, САУ ИСУ-152, пушки.

.

108. Колонна советских танков ИС-2 на берлинском шоссе.

.

109. Погибшая немецкая женщина в бронетранспортере. Берлин, 1945 год.

.

110. Танк Т-34 из 3-й гвардейской танковой армии стоит напротив бумажно-канцелярского магазина на улице Берлина. У люка механика-водителя сидит Владимир Дмитриевич Сердюков (1920 года рождения).

.

111. Разбитое немецкое 88-мм орудие ( 8,8-cm зенитная пушка FlaK-18/36/37/41) на улице Берлина.

.

112. Убитый унтершарфюрер СС на разрушенной улице Берлина.

.

113. Колонна танков Т-34-85 в лесу под Берлином, 1-й Украинский фронт.

.

114. Советский солдат рассматривает фаустпатроны на прицепе возле здания Рейхсканцелярии в последние дни боев в Берлине. Здание Рейхсканцелярии было взято штурмом 2 мая 1945 года.

.

115. Советские солдаты у пушки ЗиС-3 на улице Берлина.

.

116. Это — модификация знаменитой реактивной установки «Катюша» (по аналогии получила название «Андрюша»).

.

117. Подбитый советский танк «Шерман» в Берлине. В окнах домов видны белые флаги.

.

118. Расчет 76-мм дивизионной пушки ЗиС-3 ведет бой на улице Берлина.

.

119. Солдаты Войска Польского во время уличных боев при штурме Берлина.

.

120. Советские САУ СУ-100 и танки Т-34-85 под Берлином.

.

121. Советские корреспонденты в Берлине.

.

122. Советский тяжёлый танк ИС-2 в Берлине.

.

123. Тяжелый танк ИС-2 на фоне Рейхстага.

.

124. Бойцы раздают пищу жителям Берлина. Апрель 1945 г.

.

125. Советские солдаты спускаются в берлинское метро на станцию «Frankfurter Allee», 113.

.

126. Немецкое штурмовое орудие StuG III, подбитое в районе Берлина.

.

127. Убитый немецкий солдат на фоне Брандербургских ворот.

.

128. Танк Т-34-85 в Берлине. Берлин, 1945 год.

.

129. Советские штурмовики Ил-2 из 4-й воздушной армии (генерал-полковник авиации К.А. Вершинин) в небе над Берлином.

.

130. Регулировщица в Берлине, 1 мая 1945 года.

.

131. Два Т-34-85 9-го танкового корпуса у уничтоженного немецкого тягача Sd.Kfz. 11 под Берлином.

.

132. Советская штурмовая группа со знаменем движется к Рейхстагу.

.

133. Советская штурмовая группа со знаменем движется к Рейхстагу.

.

134. Немецкие военнопленные на улицах Берлина, захваченного советскими войсками. (2).

.

135. Советские солдаты отдыхают между боями в Берлине. На переднем плане убитый немецкий солдат.

.

136. Советские солдаты несут тело погибшего сослуживца. Авторское название фото — «Убит в последнем бою».

.

137. Советские бойцы и начальник медицинской службы полиции Берлина генерал-майор медицинской службы Карл Эмиль Вробель. Взят в плен 2 мая 1945 года.

.

138. Первый комендант Берлина генерал-полковник Берзарин Николай Эрастович (в центре) среди офицеров на улицах города.

.

139. Переход перемещенных лиц через р.Эльбу; возвращение советских людей, угнанных в Германию. Магдебург, 1945 г.

.

140. Жители Берлина возвращаются в город после его капитуляции.

.

_________________________________

Фотоподборка сделана на основе материалов:

- сайта "Военный альбом" http://waralbum.ru/- сайта общества любителей истории и краеведения Славянского района Краснодарского края   http://slavhistory.ru/photos/r-136-3.html- Российского государственный архива кинофотодокументов.

Все фото кликабельны.

См. фотоподборка «Взятие Рейхстага» здесь

Фотоальбомы "Великая Отечественная война" здесь

ВСЕ МОИ ФОТОАЛЬБОМЫ ЗДЕСЬ

aloban75.livejournal.com

Взятие Берлина советскими войсками в 1945 году

2 мая 1945 года советские войска полностью овладели столицей Германии Берлином.

2 мая 1945 года советские войска полностью овладели столицей Германии Берлином в ходе Берлинской стратегической наступательной операции, которая проводилась с 16 апреля по 8 мая 1945 года во время Великой Отечественной войны (1941-1945).

Весной 1945 года на территории фашистской Германии вели боевые действия вооруженные силы Советского Союза, США, Великобритании и Франции. Советские войска находилась в 60 километрах от Берлина, а передовые части американо-английских войск вышли на реку Эльбу в 100-120 километрах от столицы Германии.

Берлин являлся не только политическим оплотом нацизма, но и одним из крупнейших военно-промышленных центров Германии.

На берлинском направлении были сосредоточены основные силы вермахта. В самом Берлине было сформировано около 200 батальонов фольксштурма (отряды народного ополчения Третьего рейха), а общая численность гарнизона превышала 200 тысяч человек.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Оборона города была тщательно продумана и хорошо подготовлена. Берлинский оборонительный район включал три кольцевых обвода. Внешний оборонительный обвод проходил по рекам, каналам и озерам в 25-40 километрах от центра столицы. Основу его составляли крупные населенные пункты, превращенные в узлы сопротивления. Внутренний оборонительный обвод, который считался главной полосой обороны укрепленного района, проходил по окраинам пригородов Берлина. На их улицах были возведены противотанковые препятствия и проволочные заграждения. Общая глубина обороны на этом обводе составляла шесть километров. Третий, городской, обвод проходил по окружной железной дороге. Все улицы, ведущие к центру города, были перекрыты всякого рода заграждениями, а мосты подготовлены к подрыву.

Для удобства управления обороной Берлин был разбит на девять секторов. Наиболее сильно укреплен был центральный сектор, где находились основные государственные и административные учреждения, включая рейхстаг и имперскую канцелярию. На улицах и площадях были отрыты окопы для артиллерии, минометов, танков и штурмовых орудий, подготовлены многочисленные огневые точки, защищенные железобетонными сооружениями. Для скрытого маневра силами и средствами предполагалось широко использовать метро, общая протяженность линий которого достигала 80 километров. Большинство оборонительных сооружений в самом городе и на подступах к нему заблаговременно занимались войсками.

План операции советского Верховного Главнокомандования состоял в том, чтобы нанести на широком фронте несколько мощных ударов, расчленить берлинскую группировку противника, окружить и уничтожить её по частям. Операция началась 16 апреля 1945 года. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки, войска 1-го Белорусского фронта атаковали противника на реке Одер. Одновременно войска 1-го Украинского фронта начали форсировать реку Нейсе. Несмотря на ожесточённое сопротивление противника, советские войска прорвали его оборону.

20 апреля огнём дальнобойной артиллерии 1-го Белорусского фронта по Берлину было положено начало его штурму. К вечеру 21 апреля его ударные части вышли на северо-восточную окраину города.

Войска 1-го Украинского фронта осуществляли стремительный маневр по выходу к Берлину с юга и запада. 21 апреля, продвинувшись на 95 километров, танковые части фронта ворвались на южную окраину города. Используя успех танковых соединений, общевойсковые армии ударной группировки 1-го Украинского фронта быстро продвигались на запад.

25 апреля войска 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов соединились западнее Берлина, завершив окружение всей берлинской группировки противника (500 тысяч человек).

Войска 2-го Белорусского фронта форсировали Одер и, прорвав оборону противника, к 25 апреля продвинулись на глубину до 20 километров. Они прочно сковали 3-ю немецкую танковую армию, не допустив ее использования на подступах к Берлину.

Немецко-фашистская группировка в Берлине, несмотря на очевидную обреченность, продолжала упорное сопротивление. В ожесточенных уличных боях 26-28 апреля она была рассечена советскими войсками на три изолированные части.

Бои шли днём и ночью. Прорываясь к центру Берлина, советские солдаты брали штурмом каждую улицу и каждый дом. В отдельные дни им удавалось очистить от врага до 300 кварталов. Рукопашные схватки завязывались в тоннелях метро, подземных коммуникационных сооружениях и ходах сообщения. Основу боевых порядков стрелковых и танковых частей в период боев в городе составили штурмовые отряды и группы. Большая часть артиллерии (вплоть до 152-миллиметровых и 203-миллиметровых орудий) придавалась стрелковым подразделениям для ведения огня прямой наводкой. Танки действовали в составе как стрелковых соединений, так и танковых корпусов и армий, оперативно подчиняясь командованию общевойсковыми армиями или же действуя в своей полосе наступления. Попытки применять танки самостоятельно приводили к их большим потерям от огня артиллерии и фаустпатронов. В связи с тем, что в период штурма Берлин был окутан дымом, массированное использование бомбардировочной авиации часто затруднялось. Наиболее мощные удары по военным объектам в городе авиация нанесла 25 апреля и в ночь на 26 апреля, в этих ударах участвовало 2049 самолетов.

К 28 апреля в руках защитников Берлина осталась только центральная часть, со всех сторон простреливавшаяся советской артиллерией, а к вечеру того же дня части 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта вышли в район рейхстага.

Гарнизон рейхстага насчитывал до одной тысячи солдат и офицеров, но он продолжал непрерывно усиливаться. На его вооружении находилось большое количество пулеметов и фаустпатронов. Имелись и артиллерийские орудия. Вокруг здания были отрыты глубокие рвы, устроены различные заграждения, оборудованы пулеметные и артиллерийские огневые точки.

30 апреля войска 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта начали бои за рейхстаг, которые сразу же приняли крайне ожесточенный характер. Только к вечеру после неоднократных атак советские воины ворвались в здание. Гитлеровцы оказывали ожесточенное сопротивление. На лестницах и в коридорах то и дело завязывались рукопашные схватки. Штурмующие подразделения шаг за шагом, комнату за комнатой, этаж за этажом очищали здание рейхстага от врага. Весь путь советских воинов от главного входа в рейхстаг и до крыши был отмечен красными флагами и флажками. В ночь на 1 мая над зданием поверженного рейхстага было водружено Знамя Победы. Бои за рейхстаг продолжались до утра 1 мая, а отдельные группы врага, засевшие в отсеках подвалов, капитулировали лишь в ночь на 2 мая.

В боях за рейхстаг противник потерял убитыми и ранеными более 2 тысяч солдат и офицеров. Советские войска захватили в плен свыше 2,6 тысячи гитлеровцев, а также в качестве трофеев 1,8 тысяч винтовок и автоматов, 59 артиллерийских орудий, 15 танков и штурмовых орудий.

1 мая части 3-й ударной армии, наступавшие с севера, встретились южнее рейхстага с частями 8-й гвардейской армии, наступавшими с юга. В тот же день сдались два важных узла обороны Берлина: цитадель Шпандау и зенитная бетонная башня ПВО Flakturm I ("Зообункер").

К 15 часам 2 мая сопротивление противника полностью прекратилось, остатки берлинского гарнизона сдались в плен общим количеством более 134 тысяч человек.

Во время боев из примерно 2 миллионов берлинцев погибло около 125 тысяч, значительная часть Берлина была разрушена. Из 250 тысяч зданий города около 30 тысяч было совершенно разрушено, более 20 тысяч зданий находилось в полуразрушенном состоянии, более 150 тысяч зданий имело средние повреждения. Более трети станций метро было затоплено и разрушено, 225 мостов подорвано немецко-фашистскими войсками.

Бои с отдельными группами, прорывавшимися из окрестностей Берлина на запад, закончились 5 мая. В ночь на 9 мая был подписан Акт о капитуляции вооруженных сил фашистской Германии.

В ходе Берлинской операции советские войска окружили и ликвидировали самую крупную в истории войн группировку вражеских войск. Они разгромили 70 пехотных, 23 танковых и механизированных дивизий противника, взяли в плен 480 тысяч человек.

Берлинская операция дорого обошлась советским войскам. Их безвозвратные потери составили 78 291 человек, а санитарные — 274 184 человек.

Более 600 участников Берлинской операции были удостоены звания Героя Советского Союза. 13 человек награждены второй медалью "Золотая Звезда" Героя Советского Союза.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Воениздат. Москва. В 8 томах. 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

Штурм Берлина | Великий СССР

Берлинская операция не была самой трудной для советских войск. В 1945 году, когда все, вплоть до самых неопытных бойцов, понимали, что до конца войны осталось совсем немного, когда от врага была очищена практически вся родная земля, а советские войска, превосходя противника и по количеству и по качеству вооружения, стояли на подступах к логову Гитлера, воевалось, думается, все же легче, чем гибельным летом 41-го года или год спустя, когда приходилось сдавать врагу город за городом, область за областью. То, что операция, разработанная лучшими советскими полководцами, завершится успехом, сомнений ни у кого не возникало: ни в Москве, ни даже в продолжающем агонизировать Берлине, откуда фюрер продолжал слать директивы в штабы армий и именовать растерзанный бомбардировками и наводненный беженцами кусок Центральной Европы «империей».

Война и политика

Но несмотря на всю очевидность исхода Берлинской операции, накануне предстоящих боев военные аспекты уступили место политическим. Чем ближе был конец войны, тем больше внимания союзнические державы уделяли вопросу о послевоенном переустройстве мира. Грядущий крах Третьего рейха ставил перед СССР, США и Великобританией (на тот момент к ним уже присоединилась Франция) массу вопросов, которые если и были оговорены на Ялтинской конференции, все равно порождали настороженность и даже недоверие друг к другу. Командованию советских войск приходилось строить свои планы, сообразуясь не с удобством нынешних военных позиций, а с необходимостью придать побольше весомости аргументам Москвы в ходе ее будущих переговоров с союзниками. Именно поэтому на последнем этапе Великой Отечественной войны политические соображения подчас столь решительно вмешивались в оперативные замыслы советских военачальников.

Уже по этой причине, несмотря на победные настроения солдат и офицеров Красной армии, легкой прогулкой Берлинскую операцию назвать никак нельзя. Высокие ставки этого сражения сделали его одним из самых упорных и кровопролитных на Восточном фронте. Гитлеровцы защищали свой последний рубеж и терять им было нечего. К тому же немцами руководил не просто слепой фанатизм. Помимо собственно защиты столицы рейха, у них была еще одна важная цель — как можно дольше сдерживать наступление советских войск, чтобы большая часть территории Германии перешла под контроль союзников. Да и самих защитников Берлина больше привлекала перспектива оказаться в руках англо-американцев, чем попасть в русский плен. Такие взгляды повсеместно прививала и гитлеровская пропаганда, пусть и представлявшая британцев и янки чванливой деревенщиной, но не приписывавшая им сатанинской кровожадности, которой, по словам доктора Геббельса, отличались «большевистские славяно-татарские орды«.

На подступах к логову

К середине апреля армия нацистов, несмотря на трепку, которую вот уже два года устраивали ей на всех европейских фронтах, продолжала оставаться в весьма боеспособном состоянии. Численность вермахта оценивалась в 223 дивизии и бригады, из которых большинство, в том числе самые боеспособные, действовали на советско-германском фронте. Череда поражений и большие потери подорвали моральный дух немецких войск на фронте и населения в тылу, но до конца он сломлен не был.

На берлинском направлении немецко-фашистское командование сосредоточило крупную группировку в составе групп армий «Висла» и «Центр (всего около 1 миллиона человек, 10400 орудий и миномётов, 1530 танков и штурмовых орудий, свыше 3300 самолётов). На западных берегах рек Одер и Нейсе была создана глубоко эшелонированная оборона, включавшая одерско-нейсенский рубеж, состоявший из трех полос глубиной 20-40 километров, и Берлинский оборонительный район. Общая численность гарнизона Берлина превышала 200 тысяч человек. Для удобства управления войсками город был разбит на 9 секторов. Наиболее тщательно подготавливался центральный сектор, который охватывал основные государственные и административные учреждения, в том числе Рейхстаг и Имперскую канцелярию. Все оборонительные позиции соединялись между собой ходами сообщения. Для скрытного маневра силами и средствами широко использовалось метро.

Для наступления на берлинском направлении советское командование сосредоточило 19 общевойсковых (в том числе 2 польские), 4 танковые и 4 воздушные армии (2,5 миллиона человек, 41600 орудий и миномётов, 6250 танков и самоходно-артиллерийских установок, 7500 самолетов). План операции состоял в том, чтобы нанести на широком фронте несколько мощных ударов, расчленить берлинскую группировку противника, окружить и уничтожить ее по частям. Главная роль при взятии Берлина отводилась армиям маршала Георгия Константиновича Жукова, командующего 1-м Белорусским фронтом. При этом в директивах Ставки не предусматривалась организация оперативно-тактического взаимодействия с 1-м Украинским (командующий маршал Иван Степанович Конев) и 2-м Белорусским фронтами (командующий Константин Константинович Рокоссовский). При прорыве одерско-нейсенского рубежа 1-й Белорусский фронт должен был наносить главный удар с небольшого плацдарма, наступать с открытым правым флангом, атаковать в лоб глубоко эшелонированную оборону противника.

Этот план пытались реализовать еще в феврале, однако тогда наступление не получилось — советское командование недооценило противника. В кровопролитных боях обе стороны понесли тяжелые потери, но немцам все же удалось остановить продвижение советских войск, перебросив на этот участок фронта дополнительные части.

Сделав ставку на молниеносный удар прямо в сердце гитлеровского рейха, чтобы опередить союзников и единолично покончить с фашистской Германией, Москва, как всегда в таких случаях, отодвинула на второй план вопрос о цене победы. Если бы можно было зажать немецкие войска, сконцентрированные вокруг Берлина, в «котел», расчленить их на части и уничтожить по-отдельности, не бросаясь на штурм хорошо укрепленных Зееловских высот, прикрывавших столицу рейха с востока, тогда советская армия избежала бы тех потерь, которые она понесла, стремясь во что бы то ни стало войти в город кратчайшим путем.

Но именно здесь оперативная целесообразность вынуждена была уступить политическим соображениям. Несмотря на считанные дни, выделенные Красной армии на взятие Берлина, союзные войска, двигавшиеся ускоренным маршем, вполне могли добраться туда раньше — на Западном фронте к тому времени немцы практически перестали сопротивляться, сдаваясь в плен целыми корпусами и дивизиями. Но, видимо, удар, нанесенный в январе немецкими танками в Арденнах, так подействовал на союзников, что даже при отсутствии сопротивления они соблюдали в Германии величайшую осторожность. А вот темпы наступления для советской армии в ходе Берлинской операции определялись следующие: для общевойсковых армий — 8-14 километров, для танковых — 30-37 километров в сутки.

На Берлин!

 16 апреля в 3 часа по местному времени началась авиационная и артиллерийская подготовка на участке 1-ого Белорусского и 1-ого Украинского фронтов. После ее окончания были включены 143 прожектора, и пехота, поддержанная танками, атаковала противника. Не встречая сильного сопротивления, она продвинулась на 1,5-2 километра. Однако чем ближе подходили наши войска, тем сильнее нарастало сопротивление противника.

С целью усиления натиска Жуков во второй половине дня ввел в сражение танковые армии. Их передовые отряды завершили прорыв первой полосы обороны. Однако, подойдя к Зееловским высотам, пехота и танки встретили неподавленную оборону противника. За первый день наступления войска фронта продвинулись всего на 3-8 километров и прорвать оборону на Зееловских высотах не смогли. Преждевременный ввод танковых объединений создал хаос в оперативном построении общевойсковых армий, вызвал нарушение их тыловых коммуникаций, неразбериху в управлении войсками.

Лишь к исходу 17 апреля войска фронта преодолели вторую полосу обороны. Через два дня был окончательно прорван одерский рубеж обороны немцев. В итоге четырехдневной ожесточенной борьбы войска 1-го Белорусского фронта продвинулись на глубину до 34 километров.

Войска 1-го Украинского фронта, в свою очередь, к концу первого дня наступления продвинулись на 1-1,5 километра. Немцы начали отход за реку Шпрее, и маршал Конев 17 апреля отдал приказ войскам «на плечах противника» форсировать реку, чтобы «открыть безостановочный путь на Берлин». Учитывая заминку армий маршала Жукова и успех 1-го Украинского фронта, Ставка ВГК приняла решение об окружении города силами трех фронтов, что изначально планом операции не предусматривалось.

Несмотря на неослабевающее сопротивление противника, войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов решительно «вгрызались» в его оборону и, обходя укрепленные населенные пункты, приближались к Берлину. К исходу 21 апреля танковые армии 1-го Украинского фронта вышли к внешнему оборонительному рубежу немецкой столицы. В этот же день часть сил 1-го Белорусского фронта обошли Берлин и продолжили ускоренное продвижение в сторону Эльбы, где предполагалась встреча с войсками союзников.

Именно накануне решающего штурма Берлина между маршалами Жуковым и Коневым развернулось не совсем оправданное соревнование за право первому доложить Сталину о прорыве войск своего фронта в столицу Третьего рейха. По сути дела, командование фронтов требовало от войск идти вперед, не считаясь ни с какими потерями в живой силе и технике.

22 апреля в Имперской канцелярии состоялось последнее оперативное совещание германского верховного командования, на котором присутствовал Гитлер. Было принято решение снять с позиций на Эльбе 12-ю армию Вальтера Венка и направить ее на восток, навстречу войскам 9-й армии, наносившей удар по советским войскам, из района юго-восточнее Берлина. Стремясь задержать наступление 1-го Украинского фронта, немецкое командование предприняло контрудар из района Герлица в тыл ударной группировки советских войск. К 23 апреля немецкие войска вклинились в их расположение на 20 километров. Однако к исходу следующего дня продвижение противника было остановлено.

24 апреля войска 1-го Белорусского фронта соединились юго-восточнее Берлина с армиями 1-го Украинского фронта. Замкнулось кольцо окружения западнее города. В это же время в районе Торгау советские войска встретилась с американцами. Таким образом, берлинская группировка врага оказалась рассеченной на две изолированные группы: берлинскую и франкфуртско-губенскую

Флаг над Рейхстагом

На ликвидацию самой на тот момент сильной франкфуртско-губенской группировки немцев Красной Армии потребовалось пять дней — с 26 апреля по 2 мая. Противник сражался с отчаянием загнанного в угол зверя, перед которым вдруг замаячила надежда на спасение, поскольку, соединись они с армией Венка, у немцев появился бы коридор для ухода на Запад, прямо в плен американцам. После упорных боев в ночь на 29 апреля гитлеровцам удалось прорвать кольцо окружения советских войск на стыке двух фронтов. В результате они образовали коридор шириной до двух километров, через который начали отходить на запад к Луккенвальде. Но к исходу дня враг был остановлен, а его войска рассечены, окружены и к 1 мая уничтожены. На Запад прорвались считанные единицы.

Штурм собственно немецкой столицы также начался 26 апреля. Советские армии наносили удары по сходящимся направлениям к центру города. Бои шли днем и ночью. Они велись на земле, в подземных коммуникациях и в воздухе. На следующий день противник в Потсдаме был уничтожен, а в Берлине сжат в полосе шириной до 2-3 километров, растянувшейся с востока на запад еще на 16 километров.

Напряжение боев в Берлине нарастало по мере продвижения советских войск к центру города, к Рейхстагу и правительственным зданиям. Штурмовавшие Берлин армии имели заранее определенные полосы наступления, части и подразделения атаковали конкретные объекты — районы, улицы, здания и сооружения. Бои велись, как правило, штурмовыми группами и отрядами, составленными из подразделений всех родов войск; использовались танки, орудия прямой наводки, огнеметы и даже трофейные фаустпатроны.

О напряжении боев в Берлине сложно рассказывать, даже ознакомившись с воспоминаниями участников тех событий. Шел штурм самого настоящего логова — того города, откуда фашизм как чума распространился по всей Европе, где рождались самые безумные нацистские идеи и где каждый дом был вражеской крепостью. Весь город был насыщен оборонительными сооружениями — особенно были укреплены, как уже говорилось, Рейхсканцелярия и Рейхстаг. Сильный укрепрайон был создан в Тиргатен-парке. Гитлеровцы широко использовали танки и тяжелую артиллерию, без пощады превращая свою столицу в груду развалин. Предпринимались все меры для того, чтобы сдержать наступление советских войск — метро было затоплено, дома взрывались, чтобы перегородить улицы, и главное — до самого последнего момента людей гнали на убой, чтобы они держали оборону. По сути это было массовым самоубийством — поведение защитников Берлина можно сравнить, наверное, с японскими «камикадзе». Такое же отсутствие альтернативы — только смерть во имя фюрера, который и сам уже стоял на краю могилы.

К концу 28 апреля окруженная берлинская группировка была рассечена на три части. На следующий день вечером командующий обороной города генерал Вейдлинг представил Гитлеру план прорыва на запад, и Гитлер его утвердил. Осуществление прорыва было назначено на 30 апреля. Оптимизму этого человека можно только позавидовать, хотя, возможно, все дело в том, что в последние дни своей жизни, при виде того, как построенная им чудовищная империя рассыпается в прах под ударами советских войск, фюрер практически потерял способность трезво мыслить.

29 апреля начались бои за Рейхстаг, который обороняло около тысячи человек. За что сражались эти люди, понять трудно, но каждый этаж здания приходилось брать с боем. После ряда атак подразделения 171-й и 150-й стрелковых дивизий ворвались в здание. 30 апреля в 14 часов 25 минут сержанты Михаил Егоров и Мелитон Кантария водрузили над Рейхстагом Знамя Победы. Взятие Рейхстага имело огромное политическое и моральное значение. Мужество, самоотверженность и героизм советских воинов активно пропагандировались в войсках, имена героев тех боев звучали в сводках Совинформбюро на всю страну. Да и сам вид главного здания нацизма, украшенного надписями советских солдат, пронесших от берегов Волги и Днепра всю свою ненависть к врагу и ликование по поводу победы, говорил всем и каждому — Третьий рейх раздавлен.

1 мая в 3 часа 50 минут на командный пункт 8-й гвардейской армии, которой командовал герой Сталинграда генерал Василий Иванович Чуйков, был доставлен начальник генерального штаба сухопутных сил вермахта генерал пехоты Кребс. Он заявил, что уполномочен вести переговоры о перемирии и сообщил о самоубийстве Гитлера. К Чуйкову для переговоров с Кребсом направился заместитель Жукова с приказом Сталина никаких переговоров, кроме как о безоговорочной капитуляции, ни с кем не вести. Сам Жуков поставил ультиматум: если до 10 часов не будет дано согласие на безоговорочную капитуляцию, советские войска нанесут такой удар, от которого в Берлине «не останется ничего, кроме развалин». Руководство гибнущего рейха медлило с ответом. Поэтому в 10 часов 40 минут советские войска открыли ураганный огонь по остаткам обороны в центре Берлина. К 18 часам стало известно, что враг отклонил требование о безоговорочной капитуляции. После этого начался последний штурм центральной части города, где находилась Имперская канцелярия.

Бой за этот объект продолжался всю ночь с 1 на 2 мая. Немцы предпринимали отчаянные попытки отбросить советских солдат, но все их контратаки были сорваны. К утру все помещения были очищены от врага: недалеко от входа в бункер канцелярии был обнаружен труп Геббельса, а в одной из комнат — тела его жены и шестерых детей. По свидетельству очевидцев, в здании было найдено также несколько трупов двойников Гитлера, но сами останки фюрера были обнаружены позднее.

Ночью 2 мая в 1 час 50 минут радиостанция штаба берлинской обороны передала на немецком и русском языках: «Высылаем своих парламентеров на мост Бисмарк-штрассе. Прекращаем военные действия«. 2 мая заместитель министра пропаганды доктор Фриче обратился к советскому командованию с просьбой о разрешении выступить по радио с обращением к немецким войскам берлинского гарнизона о прекращении всякого сопротивления. К 15 часам 2 мая остатки берлинского гарнизона общим количеством более 134 тысяч человек сдались в плен.

Цена победы

После падения Берлина активные боевые действия велись по сути только в Чехословакии. На территории самой Германии лишь отдельные подразделения пытались даже не удержать советские войска, а пробиться на запад, чтобы сдаться союзникам. Несмотря на то, что назначенный Гитлером рейхсканцлером адмирал Карл Дениц продолжал выпускать распоряжении, призывающие немецких солдат не складывать оружие, сдача в плен приняла массовый характер.

Пропагандистская машина Геббельса сработала на славу: образ кровожадного дикаря, питающегося мясом немецких младенцев, надолго закрепился в умах подданных Третьего рейха. Конечно, полностью отрицать факты убийств мирных граждан, изнасилований немецких женщин и грабежа населения со стороны советских войск нельзя. Да и союзники зачастую вели себя на немецкой территории далеко не как освободители. Однако на войне как на войне, тем более что советским войскам, в отличие от американцев и англичан, практически до самого конца войны приходилось на каждом шагу преодолевать ожесточенное сопротивление. Причем в это сопротивление были вовлечены не только военнослужащие, но и мирные граждане, наспех вооруженные и напичканные гитлеровской идеологией. В ряды защитников Берлина встали и престарелые ветераны Первой мировой, и 14-летние мальчишки, вооруженные фауспатронами.

Этих немцев можно было понять и по-человечески пожалеть — перед ними стояли советские солдаты, превратившиеся благодаря геббельсовским росказням в орду каннибалов, а за спиной — военно-полевые суды, которые вплоть до самых последних часов войны продолжали выносить смертные приговоры за дезертирство. Более того, в своей ненависти ко всему советскому Гитлер распорядился превратить в кладбище всю Германию. По его приказу отступающие войска повсюду применяли тактику «выжженной земли», оставляя за собой разрушения, голод и смерть.

О том, что сопротивление гитлеровцев в ходе Берлинской операции было в полном смысле этого слова отчаянным, говорит и тот факт, что потери советских войск в ней составили 361367 человек убитыми и ранеными (безвозвратные потери — 81 тысяча). А среднесуточные потери (15712 человек) были даже выше, чем во время Сталинградской или Курской битвы. Впрочем, тут сыграло свою роль и стремление советской Ставки, в первую очередь маршала Жукова, во что бы то ни стало взять Берлин в кратчайшие сроки.

О тяжелых потерях советских войск, пытавшихся продавить оборону на подступах к Берлину, знал и противник. Заминка в наступлении на Зееловские высоты вызвала большую радость в ставке германского командования. Гитлер с воодушевлением воскликнул: «Мы отбили этот удар. Под Берлином русские потерпят самое кровавое поражение, какое только вообще может быть!«. Фюрер, как обычно, оказался плохим провидцем, но нельзя отрицать, что Берлин был взят по-настоящему дорогой ценой, даже если учесть стремительные темпы продвижения советских войск и силу противостоявшего им противника — как-никак всего за 16 дней Красная Армия разгромила около сотни вражеских дивизий, которые не сдавались в плен, а пытались отчаянно сопротивляться.

Но эта цена была заплачена за взятие главного оплота нацизма, а значит — за победу в Великой Отечественной войне. 9 мая в 0:43 по московскому времени генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, а также представители немецких ВМС, имевшие соответствующие полномочия от Деница, подписали Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Блестяще проведенная операция вкупе с мужеством советских солдат и офицеров, которые бились за прекращение четырехлетнего кошмара войны, привели к закономерному итогу: Победе.

Петр Бологов

Дополнительная информация

 

back-in-ussr.info

Штурм Берлина - это... Что такое Штурм Берлина?

Штурм Берлина

Штурм Берлина

Штурм Берлина — завершающая часть Берлинской наступательной операции 1945 года, в ходе которой Красная Армия завладела столицей нацистской Германии и победоносно завершила Великую Отечественную войну и Вторую мировую войну в Европе. Операция продолжалась с 25 апреля по 2 мая.

Штурм Берлина

В 12 часов дня 25 апреля 6-й гвардейский мехкорпус 4-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта форсировал реку Хафель и соединился с частями 328-й дивизии 47-й армии 1-го Белорусского фронта, замкнув тем самым кольцо окружения вокруг Берлина.

К исходу 25 апреля гарнизон Берлина оборонялся на площади ок. 325 км². Общая протяжённость фронта советских войск в Берлине составляла ок. 100 км.

Берлинская группировка, по оценке советского командования, насчитывала около 300 тыс. солдат и офицеров, 3 тыс. орудий и 250 танков, включая фольксштурм — народное ополчение[1]. Оборона города была тщательно продумана и хорошо подготовлена. В её основе лежала система сильного огня, опорных пунктов и узлов сопротивления. В Берлине было создано девять секторов обороны — восемь по окружности и один в центре. Чем ближе к центру города, тем оборона становилась плотнее. Особую прочность ей придавали массивные каменные постройки с большой толщиной стен. Окна и двери многих зданий заделывались и превращались в амбразуры для ведения огня. Всего в городе имелось до 400 железобетонных долговременных сооружений — многоэтажных бункеров (до 6 этажей) и дотов, оснащённых орудиями (в том числе зенитными) и пулемётами. Улицы перекрывались мощными баррикадами толщиною до четырёх метров. Обороняющиеся имели большое количество фаустпатронов, которые в обстановке уличных боев оказались грозным противотанковым оружием. Немаловажное значение в немецкой системе обороны имели подземные сооружения, в том числе и метро, которые широко использовались противником для скрытого маневра войск, а также для укрытия их от артиллерийских и бомбовых ударов.

Вокруг города была развёрнута сеть радиолокационных постов наблюдения. Берлин располагал сильной противовоздушной обороной, которую обеспечивала 1-я зенитная дивизия. Её основные силы располагались на трёх огромных бетонных сооружениях — Зообункер в Тиргартене, Гумбольдтхайн и Фридрихсхайн. На вооружении дивизии имелись 128-, 88- и 20-мм зенитные орудия.

Особенно сильно был укреплён изрезанный каналами центр Берлина с рекой Шпрее, фактически ставший одной огромной крепостью. Имея превосходство в людях и технике, Красная Армия не могла полностью использовать свои преимущества в городских кварталах. В первую очередь это касалось авиации. Таранная сила любого наступления — танки, оказавшись на узких городских улицах, становились отличной мишенью. Поэтому в уличных боях 8-й гвардейской армией генерала В. И. Чуйкова был использован проверенный ещё в Сталинградской битве опыт штурмовых групп: стрелковому взводу или роте придавались 2-3 танка, самоходное орудие, сапёрное подразделение, связисты и артиллерия. Действия штурмовых отрядов, как правило, предварялись короткой, но мощной артиллерийской подготовкой.

К 26 апреля в штурме Берлина принимали участие шесть армий 1-го Белорусского фронта (47 А; 3, 5 Уд. А; 8 гв. А; 1, 2 гв. ТА) и три армии 1-го Украинского фронта (28, 3, 4 гв. ТА).

К 27 апреля в результате действий глубоко продвинувшихся к центру Берлина армий двух фронтов группировка противника вытянулась узкой полосой с востока на запад — шестнадцать километров в длину и два-три, в некоторых местах пять километров в ширину.

Бои шли днём и ночью. Прорываясь к центру Берлина, советские солдаты проламывались на танках через дома, выбивая гитлеровцев из развалин. К 28 апреля в руках защитников города осталась только центральная часть, со всех сторон простреливавшаяся советской артиллерией.

Отказ союзников от штурма Берлина

Рузвельт и Черчилль, Эйзенхауэр и Монтгомери считали, что у них, как у западных союзников СССР, была возможность взять Берлин.

Ещё в конце 1943 года президент США Франклин Рузвельт на борту линкора «Айова» поставил военным задачу:

Мы должны дойти до Берлина. США должны получить Берлин. Советы могут забирать территорию к востоку.

Уинстон Черчилль также считал Берлин первостепенной целью:

Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира. Надо немедленно создать единый фронт против её стремительного продвижения. Этот фронт в Европе должен уходить как можно дальше на Восток. Главная и подлинная цель англо-американских армий — Берлин.

— Черчилль, из послевоенных мемуаров

И ещё в конце марта — начале апреля 1945 года настаивал:

Я… придаю ещё большее значение вступлению в Берлин… Я считаю чрезвычайно важным, чтобы мы встретились с русскими как можно дальше на Востоке.

— Черчилль, из переписки с британским и американским командованием

По мысли фельдмаршала Монтгомери, Берлин можно было захватить в начале осени 1944 года. Пытаясь убедить главнокомандующего в необходимости штурма Берлина, Монтгомери писал ему 18 сентября 1944 года:

Думаю, что лучший объект наступления — Рур, и затем на Берлин северным путем…, поскольку время играет исключительно важную роль, мы должны решить, что необходимо идти на Берлин и закончить войну; все остальное должно играть второстепенную роль.

Однако после неудачной десантной операции сентября 1944 года, получившей название «Маркет гарден», в которой участвовали кроме британских ещё и американские, а также польские парашютно-десантные соединения и части, Монтгомери признал:

Берлин был потерян для нас, когда мы не смогли разработать хороший оперативный план в августе 1944 года, после победы в Нормандии.

В дальнейшем союзники СССР отказались от планов штурма и захвата Берлина. Историк Джон Фуллер называет решение Эйзенхауэра отказаться от захвата Берлина одним из самых странных в военной истории. Несмотря на большое количество догадок, точные причины отказа от штурма не выяснены до сих пор[2].

Взятие рейхстага

К вечеру 28 апреля части 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта вышли в район рейхстага. В ту же ночь для поддержки гарнизона рейхстага был сброшен на парашютах десант, состоящий из курсантов морского училища Ростока. Это была последняя заметная операция Люфтваффе в небе над Берлином.

В ночь на 29 апреля действиями передовых батальонов 150-й и 171-й стрелковых дивизий под командованием капитана С. А. Неустроева и старшего лейтенанта К. Я. Самсонова был захвачен мост Мольтке через реку Шпрее. На рассвете 30 апреля штурмом ценой немалых потерь было захвачено здание министерства внутренних дел. Путь на рейхстаг был открыт.

Попытка взять рейхстаг с ходу оказалась неудачной. Здание защищал 5-тысячный гарнизон. Перед зданием был вырыт противотанковый ров, заполненный водой, что затрудняло лобовую атаку. На Королевской площади не оказалось артиллерии крупного калибра, способной сделать бреши в его мощных стенах. Несмотря на большие потери, все, способные атаковать, были собраны в сводные батальоны на первой линии для последнего решающего броска.

В основном Рейхстаг и Рейхсканцелярию защищали войска СС: подразделения дивизии СС «Нордланд», СС французский батальон Фене из дивизии «Шарлемань» и латышский батальон 15-й гренадерской дивизии СС (латышская дивизия СС), а также СС охранных подразделений фюрера Адольфа Гитлера (их было, по некоторым данным, ок. 600−900 человек).

Вечером 30 апреля, через пролом в северо-западной стене Рейхстага, сделанный сапёрами 171-й дивизии, группа советских бойцов ворвалась в здание. Почти одновременно с центрального входа его штурмовали солдаты 150-й стрелковой дивизии. Этот проход пехоте пробивали пушки Александра Бессараба.

Большую помощь при штурме оказали танки 23-й танковой бригады,85-го танкового полка и 88-го тяжелого танкового полка. Так, например, с утра несколько танков 88-го гвардейского тяжелого танкового полка, переправившись через Шпрее по уцелевшему мосту «Мольтке», заняли огневые позиции на набережной Кронпринценуфер. В 13.00 танки открыли огонь прямой наводкой по рейхстагу, участвуя в общей артиллерийской подготовке, предшествовавшей штурму. В 18.30 танки своим огнем поддержали и второй штурм рейхстага, и только с началом боев внутри здания прекратили его обстрел.

30 апреля 1945 в 21 час 45 минут части 150-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора В. М. Шатилова и 171-й стрелковой дивизии под командованием полковника А. И. Негоды овладели первым этажом здания рейхстага.

Потеряв верхние этажи, гитлеровцы укрылись в подвале и продолжали сопротивление. Они рассчитывали вырваться из окружения, отрезав находившихся в Рейхстаге советских солдат от основных сил.

Ранним утром 1 мая над рейхстагом был поднят штурмовой флаг 150-й стрелковой дивизии, однако бой за рейхстаг продолжался ещё весь день и только в ночь на 2 мая гарнизон рейхстага капитулировал.

Переговоры Чуйкова с Кребсом

Поздно вечером 30 апреля немецкая сторона запросила о прекращении огня для переговоров. В штаб 8-й гвардейской армии генерала Чуйкова прибыл начальник генерального штаба немецких сухопутных войск генерал Кребс, сообщивший о самоубийстве Гитлера и зачитавший его завещание. Кребс передал Чуйкову предложение нового правительства Германии заключить перемирие. Сообщение тут же было передано Жукову, который сам позвонил в Москву. Сталин подтвердил категоричное требование о безоговорочной капитуляции. В 18:00 1 мая новое правительство Германии отклонило требование о безоговорочной капитуляции, и советские войска с новой силой возобновили штурм города.

Окончание боёв и капитуляция

К 1 мая в руках немцев остались только Тиргартен и правительственный квартал. Здесь располагалась имперская канцелярия, во дворе которой находился бункер ставки Гитлера.

1 мая части 1-й ударной армии, наступавшие с севера, южнее рейхстага соединились с частями 8-й гвардейской армии, наступавшими с юга. В тот же день сдались два важных узла обороны Берлина: цитадель Шпандау и зенитная башня Зоопарка («Зообункер» — огромная железобетонная крепость с зенитными батареями на башнях и обширным подземным укрытием-бомбоубежищем).

Рано утром 2 мая было затоплено Берлинское метро — группа сапёров из дивизии СС «Нордланд» взорвала тоннель, проходящий под Ландвер-каналом в районе Треббинерштрассе. Взрыв привёл к разрушению тоннеля и заполнению его водой на 25-км участке. Вода хлынула в тоннели, где укрывалось большое количество мирных жителей и раненых. Число жертв до сих пор неизвестно.

Сведения о количестве жертв … различны — от пятидесяти до пятнадцати тысяч человек… Более достоверными выглядят данные о том, что под водой погибло порядка ста человек. Конечно, в тоннелях находились многие тысячи людей, среди которых были раненые, дети, женщины и старики, но вода не распространялась по подземным коммуникациям слишком быстро. Более того, она растекалась под землей в различных направлениях. Безусловно, картина наступающей воды вызывала в людях неподдельный ужас. И часть раненых, равно как и пьяных солдат, а также мирных жителей, стали её неизбежными жертвами. Но говорить о тысячах погибших было бы сильным преувеличением. В большинстве мест вода едва достигала полутораметровой глубины, и у обитателей тоннелей имелось достаточно времени, чтобы эвакуироваться самим и спасти многочисленных раненых, находившихся в «госпитальных вагонах» рядом со станцией «Штадтмитте». Вполне вероятно, что многие из погибших, чьи тела впоследствии поднимали на поверхность, на самом деле умерли не от воды, а от ран и болезней ещё до разрушения тоннеля.

— Энтони Бивор, «Падение Берлина. 1945». Гл. 25

В первом часу ночи 2 мая радиостанциями 1-го Белорусского фронта было получено сообщение на русском языке: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров на Потсдамский мост». Прибывший в назначенное место немецкий офицер от имени командующего обороной Берлина генерала Вейдлинга сообщил о готовности берлинского гарнизона прекратить сопротивление. В 6 часов утра 2 мая генерал артиллерии Вейдлинг в сопровождении трёх немецких генералов перешёл линию фронта и сдался в плен. Через час, находясь в штабе 8-й гвардейской армии, он написал приказ о капитуляции, который был размножен и при помощи громкоговорящих установок и радио доведён до частей противника, оборонявшихся в центре Берлина. По мере доведения этого приказа до обороняющихся сопротивление в городе прекращалось. К концу дня войска 8-й гвардейской армии очистили от противника центральную часть города.

Отдельные части, не пожелавшие сдаваться в плен, пытались прорваться на запад, но большей частью были уничтожены или рассеяны. Основным направлением прорыва был выбран западный пригород Берлина Шпандау, где оставались неповрежденными два моста через реку Хафель. Их обороняли члены гитлерюгенда, которые смогли усидеть на мостах вплоть до капитуляции 2 мая. Прорыв начался в ночь на 2 мая. В прорыв пошли не пожелавшие сдаться в плен части берлинского гарнизона и гражданские беженцы, напуганные геббельсовской пропагандой о зверствах Красной армии. Одна из групп под командованием командующего 1-й (Берлинской) зенитной дивизией генерала-майора Отто Зюдова смогла просочиться к Шпандау по тоннелям метро из района Зоопарка. В районе выставочного зала на Мазуреналлее она соединилась с немецкими частями, отступавшими из Курфюрстендамм. Дислоцированные в этом районе части Красной армии и Войска Польского не стали вступать в бой с отступавшими частями гитлеровцев, по всей видимости, по причине измотанности войск в предыдущих боях. Планомерное уничтожение отступавших частей началось в районе мостов через Хафель и продолжилось на всем протяжении бегства по направлению к Эльбе.

2 мая в 10 часов утра всё вдруг затихло, прекратился огонь. И все поняли, что что-то произошло. Мы увидели белые простыни, которые «выбросили» в Рейхстаге, здании Канцелярии и Королевской оперы и подвалов, которые ещё не были взяты. Оттуда повалили целые колонны. Впереди нас проходила колонна, где были генералы, полковники, потом за ними солдаты. Шли, наверно, часа три.

— Александр Бессараб, участник Берлинской битвы и взятия Рейхстага

Последние остатки немецких частей были уничтожены либо пленены к 7 мая. Единицам удалось пробиться в район переправ через Эльбу, которые до 7 мая удерживали части 12 армии генерала Венка и присоединиться к немецким частям и беженцам, успевшим переправиться в зону оккупации американской армии.

Часть уцелевших подразделений СС, оборонявших Рейхсканцелярию, во главе с бригадефюрером СС Вильгельмом Монке предприняли попытку прорыва в северном направлении в ночь на 2 мая, но были уничтожены либо пленены во второй половине дня 2 мая. Сам Монке попал в советский плен, из которого был освобожден как неамнистированный военный преступник в 1955 году.

Результаты операции

Советские войска разгромили берлинскую группировку войск противника и штурмом овладели столицей Германии — Берлином. Развивая дальнейшее наступление, они вышли к реке Эльбе, где соединились с американскими и английскими войсками. С падением Берлина и утратой жизненно важных районов Германия потеряла возможность к организованному сопротивлению и вскоре капитулировала. С завершением Берлинской операции создались благоприятные условия для окружения и уничтожения последних крупных группировок противника на территории Австрии и Чехословакии.

Потери немецких вооружённых сил убитыми и ранеными неизвестны. Из примерно 2 миллионов берлинцев погибло около 125 тысяч. Город был сильно поврежден в результате бомбардировок ещё до прихода советских войск. Бомбардировки продолжались и во время боёв под Берлином — последняя бомбардировка американцев 20 апреля (день рождения Адольфа Гитлера) привела к возникновению проблем с продовольствием. Разрушения усилились в результате действий советской артиллерии.

Действительно, это немыслимое дело, чтобы такой огромный укреплённый город был так быстро взят. Других таких примеров в истории Второй мировой войны мы не знаем.

— Александр Орлов, доктор исторических наук.

Советские танки в Берлине

В боях в Берлине принимали участие три гвардейские тяжёлые танковые бригады ИС-2, 88-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк и не менее девяти гвардейских тяжёлых самоходно-артиллерийских полков САУ, в том числе:

Критика операции

В перестроечные годы и после критиками (например, Б. В. Соколовым[3]) неоднократно высказывалось мнение, что осада города, обречённого на неизбежное поражение, вместо его штурма, позволила бы сохранить множество людских жизней и военной техники. Штурм хорошо укреплённого города был скорее политическим решением, нежели стратегическим. Однако это мнение не учитывает, что осада Берлина оттянула бы окончание войны, в результате чего совокупные людские потери (в том числе гражданского населения) на всех фронтах, возможно, превзошли бы потери, фактически понесённые в ходе штурма.

Положение гражданского населения

Страх и отчаяние

Значительная часть Берлина ещё до штурма была разрушена в результате налётов англо-американской авиации, от которых население скрывалось в подвалах и бомбоубежищах. Бомбоубежищ не хватало и поэтому они были постоянно переполнены. В Берлине к тому времени, помимо трёхмиллионного местного населения (состоявшего в основном из женщин, стариков и детей), находилось до трёхсот тысяч иностранных рабочих, в том числе «остарбайтеров», большинство из которых были насильно угнаны в Германию. В бомбоубежища и подвалы вход для них был запрещён.

Хотя война для Германии была уже давно проиграна, Гитлер приказал сопротивляться до последнего. Тысячи подростков и стариков были призваны в фольксштурм. С начала марта по приказу рейхскомиссара Геббельса, ответственного за оборону Берлина, десятки тысяч мирных жителей, в основном женщин, были направлены на рытьё противотанковых рвов вокруг германской столицы. Гражданским лицам, которые нарушали предписания властей, даже в последние дни войны грозил расстрел.

О числе жертв среди гражданского населения точных сведений нет. В разных источниках указывается разное число лиц, погибших непосредственно во время Берлинской битвы. Даже спустя десятилетия после войны при строительных работах находят ранее неизвестные братские могилы[4].

После взятия Берлина гражданское население оказалось перед угрозой голода, однако советское командование организовало раздачу пайков гражданским лицам, что спасло многих берлинцев от голода.

Насилие в отношении гражданских лиц

Нейтральность этого раздела статьи поставлена под сомнение.

На странице обсуждения должны быть подробности.

После занятия Берлина были отмечены случаи насилия в отношении гражданских лиц, масштаб этого явления является предметом дискуссий. По утверждениям ряда источников, по мере продвижения Красной Армии по городу, началась волна мародёрства и изнасилований гражданского населения, в том числе групповых[5][6][7] . По данным, приводимым немецкими исследовательницами Sander и Johr, всего в Берлине советскими солдатами было изнасиловано от 95 до 130 тысяч жительниц, из них примерно каждая десятая покончила с собой.[8] Ирландский журналист Корнелиус Райэн (Cornelius Ryan) пишет в своей книге «The Last Battle», что по оценкам врачей, с которыми он говорил, от 20.000 до 100.000 женщин было изнасиловано.[9]

Английский историк Энтони Бивор со ссылкой на профессора Нормана Наймана отмечает, что с приходом советских войск поднималась волна насилий над женщинами, которая затем довольно быстро затихала; однако все повторялось после подхода новых частей[10].

По словам свидетеля и участника боев[11], философа и культуролога[12][13][14][15][16]Григория Померанца, «В конце войны массами овладела идея, что немки от 15 до 60 лет — законная добыча победителя». Померанц рассказывает ряд берлинских эпизодов, иллюстрирующих ненаказуемость насильников в апреле 1945 г.: так, сданный им в контрразведку за попытку изнасилования пьяный сержант не получил «даже трех суток ареста за безобразное поведение». Начальник Померанца, майор, мог лишь «попытаться усовестить» лейтенанта, который отыскал в бомбоубежище красавицу-киноактрису и водил всех своих приятелей насиловать её[17].

По словам Энтони Бивора:

Немецкие женщины вскоре осознали, что по вечерам, во время так называемых «часов для охоты», на улицах города лучше было не появляться. Матери прятали молодых дочерей по чердакам и подвалам. Сами они отваживались ходить за водой только ранним утром, когда советские солдаты ещё отсыпались после ночных пьянок. Будучи пойманными, они зачастую выдавали места, где прятались их соседи, пытаясь тем самым спасти собственных отпрысков(…) Берлинцы помнят пронзительные крики по ночам, раздававшиеся в домах с выбитыми окнами. (…)Подруга Урсулы фон Кардорф и советского шпиона Шульце-Бойзена была изнасилована «по очереди двадцатью тремя солдатами»(…) Позднее, находясь уже в госпитале, она накинула на себя петлю.

Бивор также отмечает, что для того, чтобы избежать постоянных, а тем более групповых изнасилований, немецкие женщины зачастую старались найти себе «покровителя» среди советских солдат, который, распоряжаясь женщиной, в то же время защищал её от других насильников[18][19][20].

Ввиду случаев насилия над мирным населением последовали Директивы Ставки Верховного Главнокомандования от 20 апреля и Военного совета фронта от 22 апреля 1945 года. По утверждению Померанца, поначалу на директивы «начхали», однако «недели через две солдаты и офицеры остыли»[21]. Военный прокурор 1-го Белорусского фронта 2 мая писал в донесении, что после издания директивы Ставки «в отношении к немецкому населению со стороны наших военнослужащих, безусловно, достигнут значительный перелом. Факты бесцельных и [необоснованных] расстрелов немцев, мародерства и изнасилований немецких женщин значительно сократились», хотя по-прежнему фиксируются[22]

29 апреля в донесении начальника политотдела 8-й гвардейской армии (того же фронта) также констатируeтся снижение числа эксцессов, но не в Берлине, где «в расположении соединений и частей, ведущих боевые действия, до сих пор наблюдаются случаи исключительного плохого поведения военнослужащих. (…)Некоторые военнослужащие дошли до того, что превратились в бандитов». (Далее следует перечень более чем полусотни награбленных предметов, изъятых при аресте у рядового Попова).[23]

По мнению Э.Бивора, «изменение политической линии произошло слишком поздно: накануне большого наступления уже невозможно было направить в нужное русло ту ненависть к врагу, которая пропагандировалась в Красной Армии на протяжении многих лет»[24]

В российских СМИ и историографии тема массовых преступлений и насилий военнослужащих Красной Армии долго находилась под запретом, и ныне ряд историков старшего поколения склонен замалчивать или преуменьшать этот вопрос[20]. Российский историк, президент Академии военных наук генерал армии Махмут Гареев не согласен с утверждениями о массовом характере жестокостей[25]:

Конечно, проявления жестокости, в том числе и сексуальной, случались. Отрицать это глупо. Их просто не могло не быть после того, что фашисты натворили на нашей земле. Но такие случаи решительно пресекались и карались. И они не стали массовыми.

Отражение в искусстве

Штурм Берлина является центральной темой или фоном действия героев в следующих кинофильмах:

  • «Штурм Берлина», 1945, реж. Ю. Райзман, документальный (СССР)
  • Der Untergang (в русском прокате — «Бункер» или «Падение»), 2004 (Германия-Россия)

См. также

Примечания

  1. ↑ Берлинская операция. Международный объединенный Биографический Центр. Архивировано из первоисточника 25 августа 2011. Проверено 16 мая 2011.
  2. ↑ «Союзники. Несостоявшийся триумф», передача Би-би-си от 20 апреля 2005
  3. ↑ Алексей Исаев: Цена Берлина
  4. ↑ Райан К. «Последняя битва»
  5. ↑ Бивор. Падение Берлина, гл. 21, 23
  6. ↑ Hanna Schissler The Miracle Years: A Cultural History of West Germany, 1949—1968 The miracle years: a cultural … — Google Books
  7. ↑ Helke Sander, Barbara Johr. BeFreier und Befreite. Krieg, Vergewaltigung, Kinder. München, 1992 P. 54, 59. ((«Освободители и освобожденные: война, насилие, дети»).
  8. ↑ Helke Sander, Barbara Johr. BeFreier und Befreite. Krieg, Vergewaltigung, Kinder. München, 1992 P. 54, 59. ((«Освободители и освобожденные: война, насилие, дети»). Цит. по Бивор, Падение Берлина, гл. 27
  9. ↑ Cornelius Ryan: Der letzte Kampf, стр. 419; Lizenzausgabe der Büchergilde Gutenberg 1968
  10. ↑ Бивор. Падение Берлина, гл. 20 М., АСТ, 2004, стр. 390
  11. ↑ .Л. А. Булавка, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института Культурологии. Солженицын: от критики насилия в СССР до апологетики насилия в США//«Альтернативы», 2006 г., № 4
  12. ↑ Пормеранц. Справка на телеканале РТР
  13. ↑ Дело (СПб), 26.202.2007
  14. ↑ Новая газета 27.11.2009
  15. ↑ Юрий Богомолов Жить без подлости Российская газета 23.11.2009
  16. ↑ Актуальные проблемы Европы, экономика, политика, идеология, ИНИОН РАН Выпуски 1-2 2006 стр. 5
  17. ↑ Григорий Померанц. Записки гадкого утенка
  18. ↑ Бивор. Падение Берлина, гл. 23, 27
  19. ↑ Anthony Beevor. 'They raped every German female from eight to 80' // The Guardian, 01 мая 2002]  (англ.)
  20. ↑ 1 2 Г. А. БОРДЮГОВ ВОЙНА ВСЕ СПИШЕТ"? Вермахт и Красная Армия: к вопросу о природе преступлений против гражданского населения
  21. ↑ Г. С. Померанц Записки гадкого утенка
  22. ↑ ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Первоисточники ]- Русский архив: Великая Отечественная. Т. 15 (4-5). Битва за Берлин (Красная Армия в поверженной Германии)
  23. ↑ Лавренов С. Я., Попов И. М. Крах Третьего рейха. — M.: ACT, 2000. ISBN 5-237-05065-4.стр. 375
  24. ↑ Э.Бивор. Падение Берлина М., АСТ, 2004, стр. 257
  25. ↑ Секс-Освобождение: эротические мифы Второй мировой

Литература

  • VII. Красная Армия в Германии: мстители или освободители // Русский архив: Великая Отечественная: Т. 15 (4-5). Битва за Берлин (Красная Армия в поверженной Германии). — М.: Терра, 1995. — 616 с.
  • Игорь Желтов, Иван Павлов, Михаил Павлов, Александр Сергеев. Танки ИС в боях. «Танкомастер» — специальный выпуск, 2002 г
  • Жаркой Ф. М. Танковый марш. Изд. 3-е: МВАА. — СПб., 2011. ISBN 978-5-98709-303-0
  • Уильям Ширер. Взлет и падение Третьего рейха. Часть 31. Последние дни Третьего Рейха
  • Толанд, Дж. Последние сто дней рейха / Пер. с английского О. Н. Осипова. — Смоленск: Русич, 2001. — 528 с. — (Мир в войнах).
  • Бивор Э. Падение Берлина. 1945 = Beevor A. Berlin. The Downfall 1945. — L.: Viking, 2002. — 528 p. / Пер. с англ. Ю. Ф. Михайлова. — М.: ООО «Издательство ACT»: OOO «Транзиткнига», 2004. — 622 с. — (Военно-историческая библиотека). — 5000 экз.
  • Джордж Паттон Война, какой я ее знал.

Ссылки

dic.academic.ru

Штурм Берлина (140 ФОТО). - история в фотографиях

Фотоподборка, посвященная завершающей части Берлинской наступательной операции 1945 года, в ходе которой Красная Армия завладела столицей нацистской Германии и победоносно завершила Великую Отечественную войну и Вторую мировую войну в Европе. Операция продолжалась с 25 апреля по 2 мая.

.

1. Батарея 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 136-й артиллерийской бригады 313-й стрелковой дивизии готовится к выстрелу по Берлину.

.

2. Разбитые немецкие истребители Фокке-Вульф Fw.190 на аэродроме Ютерборг под Берлином.

.

3. Советские солдаты у окна дома во время штурма Берлина.

.

4. Мирные жители в очереди за едой у советской полевой кухни в Берлине.

.

5. Немецкие военнопленные на улицах Берлина, захваченного советскими войсками (1).

.

6. Разбитое немецкое зенитное орудие на улице Берлина. На переднем плане тело убитого члена расчета орудия.

.

7. Разбитое немецкое зенитное орудие на улице Берлина.

.

8. Советский танк Т-34-85 в сосновом лесу к югу от Берлина.

.

9. Солдаты и танки Т-34-85 12-го гвардейского танкового корпуса 2-й гвардейской танковой армии в Берлине.

.

10. Сожженные немецкие автомобили на улице Берлина.

.

11. Убитый немецкий солдат и танк Т-34-85 55-й гвардейской танковой бригады на улице Берлина.

.

12. Советский старшина-связист у рации во время боев в Берлине.

.

13. Жители Берлина, спасаясь от уличных боев, уходят в освобожденные советскими войсками районы.

.

14. Батарея 152-мм гаубиц МЛ-20 1-го Белорусского фронта на позиции на подступах к Берлину.

.

15. Советский солдат пробегает возле горящего дома во время боя в Берлине.

.

16. Советские бойцы в окопах на подступах к Берлину.

.

17. Советские солдаты на конных подводах проезжают возле Бранденбургских ворот в Берлине.

.

18. Вид на Рейхстаг после окончания военных действий.

.

19. Белые флаги на берлинских домах после капитуляции.

.

20. Советские солдаты слушают гармониста, сидя на станине 122-мм гаубицы М-30 на улице Берлина.

.

21. Расчет советской 37-мм автоматической зенитной пушки образца 1939 года (61-К) ведет наблюдение за воздушной обстановкой в Берлине.

.

22. Уничтоженные немецкие автомобили у здания в Берлине.

.

23. Снимок советских офицеров рядом с телами погибших командира роты и бойца фольксштурма.

.

24. Тела погибших командира роты и бойца фольксштурма.

.

25. Советские солдаты идут по одной из улиц Берлина.

.

26. Батарея советских 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 под Берлином. 1-й Белорусский фронт.

.

27. Советский танк Т-34-85 в сопровождении пехоты движется по улице на окраине Берлина.

.

28. Советские артиллеристы ведут огонь на улице в предместье Берлина.

.

29. Наводчик советского танка выглядывает из люка своего танка во время битвы за Берлин.

.

30. Советские САУ СУ-76М на одной из улиц Берлина.

.

31. Фасад берлинского отеля «Адлон»  после боя.

.

32. Тело убитого немецкого солдата рядом с автомобилем Horch 108 на улице Фридрихштрассе  в Берлине.

.

33. Бойцы и командиры 7-го гвардейского танкового корпуса у танка Т-34-85 с экипажем в Берлине.

.

34. Расчет 76-мм орудия сержанта Трифонова за обедом на подступах к Берлину.

.

35. Солдаты и танки Т-34-85 12-го гвардейского танкового корпуса 2-й гвардейской танковой армии в Берлине.

.

36. Советские солдаты перебегают улицу во время боя в Берлине.

.

37. Танк Т-34-85 на площади в Берлине.

foto-history.livejournal.com

Штурм Берлина » Военное обозрение

Выход советских войск к Берлину. Действия 1-го Белорусского фронта

19 апреля войска 1-го Белорусского фронта продолжали рваться к Берлину. Командование 1-го Белорусского фронта, обеспокоенное задержкой наступления, которое было вызвано преодолением глубокой, хорошо оборудованной и плотной обороны противника, стремилось ускорить продвижение армий. Жуков потребовал от командования армий более четкой организации наступления. С учётом успеха на правом фланге ударной группировки фронта в полосах 47-й и 3-й ударной армий, командование фронта изменило направление наступления войск правого крыла с целью обхода Берлина с севера и северо-запада.

Правофланговая 61-я армия Белова должна была наступать вдоль Гогенцоллерн-канала, чтобы обеспечить правый фланг фронта от возможных ударов противника с севера. 1-я армия Войска Польского, 47-я, 3-я и 5-я ударные армии получили указание наступать не прямо на запад, а на юго-запад, с целью обхода Берлина и захвата его северной части. В течения дня правое крыло ударной группировки фронта прорвало третью полосу обороны противника на участке в 14 километров. Советские войска неудержимо прорывались к Берлину.

Ночью и днем 20 апреля наши войска развивали наступление. Части 47-й армии Перхоровича и 3-й ударной армии Кузнецова с ходу прорвали третью полосу оборону и внешний оборонительный обвод Берлина, на который немецкое командование не успело отвести войска 9-й армии. 2-я гвардейская танковая армия Богданова оторвалась от пехоты и вышла на рубеж Ладебург — Цеперник, обходя германскую столицу с севера. Во второй половине дня дальнобойная артиллерия 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии впервые открыла огонь по столице Германии. В это же время 1-й дивизион 30-й гвардейской пушечной бригады 47-й армии, которым командовал майор А. И. Зюкин, также дал залп по Берлину. После этого уже начался систематический артиллерийский обстрел германской столицы. На следующий день, 21 апреля 1945 г., части армий Перхоровича, Кузнецова и Богданова перехватили берлинскую окружную автостраду и начали бой за северную окраину Берлина. Так начались бои за Берлин.

«Чтобы всемерно ускорить разгром обороны противника в самом Берлине, — вспоминал Г. К. Жуков, — было решено 1-ю и 2-ю гвардейские танковые армии бросить вместе с 8-й гвардейской, 5-й ударной, 3-й ударной и 47-й армиями в бой за город. Мощным огнем артиллерии, ударами авиации и танковой лавиной они должны были быстро подавить вражескую оборону в Берлине».

Тем временем войска 61-й армии и 1-й армии Войска Польского продолжали наступление в западном направлении, двигаясь к Эльбе. Однако они отстали от 47-й армии, что поставило под угрозу правый фланг ударной группировки фронта. Чтобы решить эту проблему и ликвидировать разрыв, по решению Жукова в бой был брошен 7-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Константинова. В результате правое крыло главной ударной группировки фронта было надежно прикрыто.

В более сложных условиях оказались войска 8-й гвардейской армии Чуйкова и 1-й гвардейской танковой армии Катукова. 19-20 апреля они ещё вели тяжелые бои по прорыву третье полосы обороны противника. Немецкое командования опасаясь на коммуникации 9-й армии, перебросило на это направление 23-ю моторизованную дивизию СС и другие резервы. Немецкие войска продолжали оказывать яростное сопротивление. В районе Фюрстенвальде немцы не раз переходили в контратаки. Это серьёзно замедлило продвижение левого фланга ударной группировки 1-го Белорусского фронта. Только к концу 21 апреля часть наших войск смогла вклиниться во внешний оборонительный обвод Берлинского района в районе Петерсхагена и Эркнера.

На левом фланге 69-я и 33-я армия продолжали бои по прорыву одерского оборонительного рубежа. В ходе упорных боев наши войска обошли Франкфуртский оборонительный район и создали угрозу его окружения.

По мере приближения к Берлину наступление советских войск снова замедлилось. Немцы отчаянно дрались. Выросла плотность каменных сооружений, необходимо было подтягивать артиллерию крупных калибров, чтобы разрушать толстые стены домов, подвалов, перекрытий. Козыри танковых войск — быстрота и маневр, были утрачены. На первый план выходили инженерные войска, саперы подрывали препятствия, разрушали заграждения, снимали мины и т. д. В условиях уличного боя, пожаров и дыма, авиации было трудно разобрать, где свои, поэтому интенсивность её действий падала. Кроме того, немцы защищали свою землю, знали все тонкости местности, застройки, подземных коммуникаций. В Берлине имелось много водных преград (рек, каналов) с отвесными гранитными или бетонированными берегами.

Однако шаг за шагом наши войска рвались к центру города. 47-я армия при поддержке 9-го танкового корпуса и 2-й гвардейской танковой армии прорвалась к реке Хафель. 22 апреля наши войска форсировали Хафель в районе Хеннигсдорфа. 3-я ударная армия вела бой на городском оборонительном обводе. 5-я ударная армия и часть сил 8-й гвардейской армии прорвали внутренний оборонительный обвод. 23 апреля части 47-й, 3-й и 5-й ударных армий прорвали городской оборонительный обвод и вклинились в центральную часть столицы Рейха с северо-востока, севера и запада. 8-я гвардейская армия вышла в район Адлерсхоф, Бонсдорф и наступала на юго-восточную часть германской столицы.

Ударная группировка на левом крыле фронта (3-я, 69-я и 33-я армии) медленно наступала на юг и юго-запад, окружая войска 9-й армии (франкфуртско-губенскую группировку). С огромным трудом 69-я армия взяла крупный узел сопротивления противника Фюрстенвальде. Ударная группировка на правом крыле (61-я армия, 1-я армия Войска Польского и 7-й гвардейский кавкорпус) продвинулась на запад на 20-30 км и обеспечила войска штурмующие Берлин с севера.

24 апреля войска 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий 1-го Белорусского фронта соединились в юго-восточной части Берлина с 3-й гвардейской танковой и 28-й армиями 1-го Украинского фронта. В результате были окружены основные силы 9-й армии и часть сил 4-й танковой армии. 25 апреля был полностью окружен Берлин. Немецкие войска попали в два больших «котла».

Разбитые немецкие истребители Fw.190 на аэродроме Ютерборг под БерлиномУбитый немецкий солдат и танк Т-34-85 55-й гвардейской танковой бригады на улице БерлинаСоветский танк Т-34-85 в сопровождении пехоты движется по улице на окраине Берлина

Действия 1-го Украинского фронта

3-я и 4-я гвардейские танковые армии Рыбалко и Лелюшенко, которые 18 апреля успешно форсировали Шпрее, развернули наступление на столицу Рейха. Каждую танковую армию поддерживал штурмовой и истребительный корпуса. Как отмечал Конев, «… перед нашими войсками в целом ряде случаев уже не было новых оборонительных полос. А те, что встречались, были расположены фронтом на восток, и наши части спокойно шли на север мимо них и между ними, но лишь до внешнего обвода, опоясывающего весь Берлин».

19 апреля гвардейцы Рыбалко взяли важный узел коммуникаций Фетшау, погромив тылы и штаб 21-й немецкой танковой дивизии. Немецкие войска попытались сорвать наступление советских подвижных соединений контратаками из района Котбуса. Однако немецкие атаки были успешно отражены 16-й самоходно-артиллерийской бригадой. К исходу дня передовые части 3-й гвардейской танковой армии завязали бой за Люббенау. Тем временем 4-я гвардейская танковая армия Лелюшенко подошла к Луккау. Продвинувшись на 50 километров в северо-западном направлении, подвижные соединения оторвались от пехоты.

Однако приближаясь к Берлину, наши танкисты встречали всё более сильное сопротивление противника. 20 апреля танковые части вышли к Цоссенскому оборонительному району, где в глубоких подземных бункерах располагалась ставка генерального штаба сухопутных войск. Здесь немцы возвели целый подземный город, где размещались различные отделы и службы штаба. Ещё в 1936 году германское командование приняло решение о возведении нового, защищенного коммуникационного центра, который получил кодовое название "Цеппелин" (Zepellin) — секретного центра управления войсками и связью. К 1939 году объект был готов. Центр был принят в эксплуатацию 26 августа 1939 года, за пять дней до начала Польской кампании.

Объект сочетал в себе подземный штабной комплекс и самый современный в Западной Европе того времени телекоммуникационный центр под кодовым названием «AMT500». Телекоммуникационная сеть центра, замыкалась на кольцевую магистраль защищенной связи, которая опоясывала Берлин. Так же в составе центра, имелся мощный радиоцентр. Весь комплекс, который располагался на двух подземных уровнях, имел общую площадь 4881 кв. м.

Секретный штабной комплекс сухопутных войск Германии назывался Майбахлагер (Maybachlager) и состоял из трех зон-сегментов. Наземную часть штабного комплекса составляли 12 бетонных бункеров (на карте А 1 — А 12), замаскированных под жилые здания. Все они были соединены кольцевой подземной галерей, а их наземная часть шлюзовалась, имела защиту от газовой атаки, независимое водоснабжение и два укрепленных подземных уровня. В этом штабном центре решались судьбы миллионов, разрабатывались планы войны с Францией и СССР. Интересно, что расположение ставки «Майбах» находилось в секрете до 1944 года.

Один из входов в "Цеппелин"Вход в один из 12 бетонных бункеров "Майбаха", замаскированный под жилое здание

Поэтому Цоссен защищали четыре оборонительные полосы. Глубина Цоссенского оборонительного района достигала 15 километров. Кроме того, сама местность была труднодоступной, способствовала оборудованию противотанковой обороны. Местность была лесисто-болотистой, с многочисленными озерами, водоёмами. Это затрудняло маневр подвижных соединений. На дорогах и межозерных дефиле были устроены завалы, сооружены долговременные огневые точки, зарыты в землю танки. Населенные пункты были подготовлены к круговой обороне. Цоссенский оборонительный район имел свой гарнизон численностью до пехотной дивизии.

К 12 часам 20 апреля войска 6-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой армии вышли к городу Барут. Попытка передовых отрядов взять город с ходу успеха не имела. Тогда на штурм Барута были направлены 53-я и 52-я гвардейские танковые бригады: первая должна была атаковать город с юго-востока, вторая — с запада, обойдя противника. После короткого артиллерийского удара гвардейцы атаковали врага. Немецкий гарнизон не выдержал, и к 13 часам город взяли.

При продвижении к Цоссену наши войска снова встретили сильное сопротивление. Танкистам приходилось последовательно прорывать оборонительные рубежи противника, что замедляло продвижение советских войск. Лесисто-болотистая местность ограничивала маневр танковых частей. Только к исходу 21 апреля наши войска очистили Цоссенский оборонительный район от гитлеровцев. В ночь на 22 апреля Цоссен взяли. Немецкие генштабисты бежали в Берлин, который находился в 30 км. Подземные бункера бросали с такой поспешностью, что удалось затопить и взорвать только часть этого подземного сооружения. После войны здесь был расположена территория штаба Группы советских войск в Германии (ГСВГ), именовавшаяся в те времена как Вюнсдорф.

Источник карты: Исаев А. В. Берлин 45-го

Тем временем 4-я гвардейская армия вышла на рубеж Лукенвальде — Ютербог, где также развернулись упорные бои. В целом 21 апреля танкисты Рыбалко и Лелюшенко вышли к южному участку внешнего оборонительного обвода Берлина.

В это время общевойсковые армии продолжали наступление на запад, вели борьбу с котбусской и шпрембергской группировками противника. 13-я армия Пухова обеспечив ввод в прорыв танковых армий, глубоко вклинилась в оборонительные порядки противника в центре прорыва. Однако над её флангами нависали сильные группировки противника в районах Котбуса и Шпремберга.

3-я гвардейская армия Гордова двигалась на запад и северо-запад и вела тяжелые бои с немецкими войсками в районе Котбуса. Немецкие войска, опираясь на опорные пункты на подступах к городу, оказывали яростное сопротивление. Поэтому наши войска продвигались медленно. Только к исходу 19 апреля советские войска вышли на восточную окраину Котбуса и частью сил обошли город с юго-востока. Однако весь правый фланг ударной группировки 1-го Украинского фронта от Котбуса до Цоссена оставался открытым. Это давало возможность франкфуртско-губенской группировке противника (части немецкой 9-й армии, отрезанные в районе юго-восточнее Берлина) бежать к Берлину или на запад. Танковые армии были нацелены на Берлин, и чтобы они закрыли эту брешь, их нужно было отзывать назад. Поэтому Конев решил ввести в сражение второй эшелон фронта — 28-ю армию Лучинского, которая только что подошла в район боев из тыла. Часть её сил была направлена на усиление 3-й гвардейской танковой армии, главные силы брошены на завершение окружения немецкой франкфуртско-губенской группировки противника.

Упорные бои шли и на левом крыле главной ударной группировки в районе Шпремберга. 5-я гвардейская армия Жадова вела бой за расширение плацдарма на реке Шпрее. Её части 19 апреля вместе с войсками 13-й армии блокировали район Шпремберга. Здесь немцы ввели в бой 344-ю пехотную дивизию, переброшенную сюда с правого фланга 17-й армии и, используя остатки частей обошедших с нейсенского рубежа, организовали сильную оборону. Город был сильным узлом обороны. Чтобы разгромить этот «крепкий орешек», советское командование привлекло сюда большое количество артиллерии — 14 артиллерийских бригад (1104 орудия и миномета, 143 гвардейских миномета). Одновременно сюда привлекли значительные силы авиации. В ночь на 20 апреля по узлу обороны врага нанесли удары бомбардировщики По-2 208-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии. В 11 часов после 30-минутной артиллерийской подготовки войска 33-го гвардейского корпуса 5-й гвардейской армии пошли на штурм Шпремберга. Немцы отчаянно сопротивлялись, но не выдержали натиска советских воинов. 20 апреля Шпремберг пал. После захвата этого мощного узла сопротивления войска 5-й гвардейской армии ускорили движение.

Источник карты: Исаев А. В. Берлин 45-го

Значительных успехов в эти дни достигла 13-я армия Пухова. Советские войска вышли к Финстервальде, продвинувшись на 50 км на запад от Шпрее. 5-я гвардейская армия Жадова, пройдя 30 километров западнее Шпремберга, вышла на рубеж западнее Зенфтенберг — Хойерсверд. 25 апреля в 13 час. 30 мин. в полосе 5-й гвардейской армии, в районе Стрела, на реке Эльба, части 58-й гвардейской дивизии встретились с разведгруппой 1-й американской армии. В этот же день в районе Торгау на реке Эльба передовой батальон той же 58-й гвардейской дивизии встретился с другой американской разведывательной группой.

Наступление левофланговой ударной группировки фронта на дрезденском направлении развивалось медленно. Немцы упорно сопротивлялись и неоднократно переходили в контратаки. Чтобы ускорить наступление 52-й армии, командование фронта сузило её полосу ответственности, что позволило усилить ударный кулак. Рядом с 52-й армией разворачивались соединения 31-й армии. Однако и немецкое командование перебрасывало на дрезденское направление новые силы, усилия гёрлицкую группировку. Поэтому бои на дрезденском направлении сохраняли ожесточенный характер. Немецкие бронетанковые части нанесли ряд тяжелых ударов по левому флангу 2-й армии Войска Польского. Однако все попытки немецких войск сокрушить левые крыло 1-го Украинского фронта потерпели неудачу. Большую роль в отражении атак противника сыграла наша авиация, которая, несмотря на часто неблагоприятную погоду, наносила удары по немецким боевым порядкам. Только за вторую половину дня 21 апреля, когда улучшились погодные условия, штурмовая авиация сделала 265 самолето-вылетов, нанося удары по немецкой бронетехнике в районе Гёрлица.

Часть сил левого крыла 1-го Украинского фронта продолжала развивать наступление в юго-западном направлении. 1-й гвардейский кавкорпус наступал на Ортранд, ведя бои северо-западнее Каменца. 7-й гвардейский мехкорпус при поддержке пехоты 52-й армии взял город Бауцен. Польские войска, преодолевая сопротивление противника, вышли в район города Буркау. В ходе трехдневных жестоких боев левофланговая ударная группировка фронта отразила сильные контратаки врага и частью сил продвинулась на юго-запад (дрезденское направление) на 20 километров, и на запад — до 45 километров.

23 апреля на дрезденском направлении гёрлицкая группировка противника, получила подкрепления и снова перешла в контрнаступление в направлении Шпремберга. Немцы сформировали две ударные группировки в районе Бауцена и Вейсенберга. Немецкая пехота и танки при поддержке авиации, создав преимущество на направлениях ударов, смогли прорвать фронт 52-й армии, вышли в тылы 2-й польской армии. Несколько дней шло жестокие сражение. Немцы смогли продвинуться в направлении Шпремберга на 33 км, но были остановлены. Командование фронта перебросило на опасный участок часть сил 5-й гвардейской армии, 2-й армии Войска Польского, активизировала свои действия 2-я воздушная армия.

В ночь на 22 апреля части 3-й гвардейской танковой армии Рыбалко преодолели канал Нотте и на участке Миттенвальде, Цоссен прорвали внешний оборонительный обвод Берлина. Выйдя на Тельтов-канал, советские танкисты при поддержке пехоты 28-й армии, фронтовой артиллерии и авиации, прорвались к южной окраине столицы Третьего рейха. Этот водный рубеж был серьёзной преградой: ширина 40-50 метров, высокие бетонированные берега, северный берег был хорошо оборудован — траншеи, долговременные огневые сооружения, вкопанные в землю танки и штурмовые орудия. Над каналом проходила цепь крепких каменных домов, каждый из которых мог быть небольшой крепостью. Прорваться с ходу через канал не вышло. Поэтому советское командование решило провести тщательную подготовку, подвезти артиллерию. 23 апреля армия Рыбалко готовилась к штурму вражеской позиции.

Наступавшие левее части 4-й гвардейской танковой армии Лелюшенко захватили Ютербог, Луккенвальде и быстро двигались к Потсдаму и Бранденбургу. В районе Луккенвальда 22 апреля был освобожден лагерь военнопленных, где свободу получили более 15 тыс. французов, англичан, американцев, итальянцев, сербов, норвежцев и др. Среди пленных было более 3 тыс. русских. В 12 часов дня 25 апреля западнее Берлина передовые части4-й гвардейской танковой армии Лелюшенко встретились с частями 47-й армии Перхоровича 1-го Белорусского фронта. Кольцо окружения Берлина сомкнулось.

22 апреля 3-я гвардейская армия Гордова завершила разгром котбусской группировки противника. Важный узел обороны противника Котбус пал. Советские гвардейцы начали движение на север, с целью разгрома окруженных войск 9-й армии и недопущения её прорыва в Берлин или на запад на тылы атакующих германскую столицу войск.

Таким образом, 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты завершили прорыв одерского и нейсенского рубежей обороны и успешно осуществляли маневр по окружению гарнизона Берлина и изоляции от столицы большей части 9-й армии в лесах юго-восточнее города. Левофланговые армии 1-го Белорусского фронта, прорвав внешний оборонительный обвод Берлинского района, ворвались в пригороды германской столице и завязали сражение за город. Танковые армии 1-го Украинского фронта совершили блестящий рывок на северо-запад, прорвали рубежи Цоссенского оборонительного района, преодолели южный участок оборонительного обвода, и завязали бой за южную часть Берлина. Часть сил наступала на Потсдам и Бранденбург, охватывая Берлин с юго-запада.

Мемориальный знак, установленный на месте встречи на ЭльбеВстреча советских и американских солдат на Эльбе

Действия германского командования

Германская ставка предпринимала отчаянные усилия, чтобы выиграть время, приостановить советское наступление. 22 апреля Адольф Гитлер принял окончательное решение остаться в столице и лично руководить борьбой за Берлин, хотя ему предлагали бежать на юг в расположение группы армий «Центр». Возможности для этого ещё были. В имперской канцелярии около 15 час. было созвано большое оперативное совещание, где Гитлер впервые признался, что война проиграна. При этом фюрер впал в истерику и заявил, что неверность и предательство генералитета привели к поражению. Гитлер приказал Вильгельму Кейтелю, Альфреду Йодлю и Мартину Борману лететь на юг, чтобы оттуда продолжить сопротивление, даже если Берлин падет. Но те, показывая преданность фюреру, отказались.

В качестве последней отчаянной меры, верховное германское командование решило открыть Западный фронт и бросить воюющие против англо-американских армий войска в бой за Берлин. Для решающей битвы за Берлин планировали использовать армейскую группу Штейнера, 9-ю армию и вновь созданную 12-ю армию генерала Венка. Армейская группа Штейнера должна была нанести удар с севера на юг, из района Эберсвальда. 12-я армия Венка из района юго-западнее Берлина наступать на восток, чтобы соединиться с пробивающейся на запад 9-й армией, затем объединить усилия, перейти в контрнаступление и освободить Берлин. Одновременно 4-я танковая армия должна была нанести контрудар по флангу 1-го Украинского фронта.

Чрезвычайные меры предпринимались по укреплению обороны Берлина. В столице продолжали формирование отрядов фольксштурма. Всего было сформировано около 200 ополченческих батальонов. 22 апреля из гражданских и военных тюрем выпустили заключенных, которых использовали при обороне города. Берлинский гарнизон насчитывал около 80 тыс. солдат и офицеров успевших прорваться в город частей и подразделений и 32 тыс. полицейских. Благоприятным фактором для Красной Армии было то, что большая часть 9-й армии была окружена юго-восточнее Берлина и не могла принять участи в битве за город. Штурм Берлина мог идти дольше и с большими потерями.

Таким образом, гитлеровцы не собирались сдаваться. Фюрер объявил, что остается в Берлине, и город будут оборонять до последнего человека. Геббельс призвал солдат и горожан к стойкости, уверяя, что сражение за Берлин принесет победу Германии.

23 апреля Кейтель посетил штаб 12-й армии, чтобы подготовить к решению новой задачи. Кейтель обсудил с Венком план контрнаступления на Берлин в направлении Потсдама с целью соединения с 9-й армией. Затем Кейтель и Йодль снова отправились к Гитлеру в имперскую канцелярию. Германские военачальники в последний раз переговорили с Гитлером. После совещания в имперской канцелярии фельдмаршал Кейтель снова направился в штаб 12-й армии, что повлиять на ход операции.

Тем временем положение Берлина ухудшалась с каждым днем. С потерей городских окраин немцы лишились значительной части складов, особенно с продовольствием. К 22 апреля были установлены жесткие нормы потребления: по 800 граммов хлеба и картофеля, 150 граммов мяса и 75 граммов жиров в неделю на одного человека. С 21 апреля прекратили работу практически все предприятия, так как была прекращена подача электроэнергии, газа, кончились запасы угля. Остановилось метро, не ходили трамваи, троллейбусы, не работали водопровод и канализация. Город охватила паника, многие бежали, особенно партийные функционеры, их семьи. Среди бросивших Берлин были такие высшие руководители как Геринг и Гиммлер. Горожане были недовольны и стали понимать, что война проиграна. Однако пропаганда, привычка к дисциплине, верность фюреру партийного и государственного аппарата и армии заставили всех сражаться до конца.

Продолжение следует…

topwar.ru

Штурм Берлина (1945) - это... Что такое Штурм Берлина (1945)?

Штурм Берлина — завершающая часть Берлинской наступательной операции 1945 года, в ходе которой Красная Армия овладела столицей нацистской Германии и победоносно завершила Великую Отечественную войну и Вторую мировую войну в Европе. Операция продолжалась с 25 апреля по 2 мая.

См. также: Берлинская наступательная операция

Штурм Берлина

В 12 часов дня 25 апреля 6-й гвардейский мехкорпус 4-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта форсировал реку Хафель и соединился с частями 328-й дивизии 47-й армии 1-го Белорусского фронта, замкнув тем самым кольцо окружения вокруг Берлина.

К исходу 25 апреля гарнизон Берлина оборонялся на площади ок. 325 км². Общая протяжённость фронта советских войск в Берлине составляла ок. 100 км.

Берлинская группировка, по оценке советского командования, насчитывала около 300 тыс. солдат и офицеров, 3 тыс. орудий и 250 танков, включая фольксштурм — народное ополчение[1]. Оборона города была тщательно продумана и хорошо подготовлена. В её основе лежала система сильного огня, опорных пунктов и узлов сопротивления. В Берлине было создано девять секторов обороны — восемь по окружности и один в центре. Чем ближе к центру города, тем оборона становилась плотнее. Особую прочность ей придавали массивные каменные постройки с большой толщиной стен. Окна и двери многих зданий заделывались и превращались в амбразуры для ведения огня. Всего в городе имелось до 400 железобетонных долговременных сооружений — многоэтажных бункеров (до 6 этажей) и дотов, оснащённых орудиями (в том числе зенитными) и пулемётами. Улицы перекрывались мощными баррикадами толщиною до четырёх метров. Обороняющиеся имели большое количество фаустпатронов, которые в обстановке уличных боев оказались грозным противотанковым оружием. Немаловажное значение в немецкой системе обороны имели подземные сооружения, в том числе и метро, которые широко использовались противником для скрытого маневра войск, а также для укрытия их от артиллерийских и бомбовых ударов.

Вокруг города была развёрнута сеть радиолокационных постов наблюдения. Берлин располагал сильной противовоздушной обороной, которую обеспечивала 1-я зенитная дивизия. Её основные силы располагались на трёх огромных бетонных сооружениях — Зообункер в Тиргартене, Гумбольдтхайн и Фридрихсхайн. На вооружении дивизии имелись 128-, 88- и 20-мм зенитные орудия.

Особенно сильно был укреплён изрезанный каналами центр Берлина с рекой Шпрее, фактически ставший одной огромной крепостью. Имея превосходство в людях и технике, Красная Армия не могла полностью использовать свои преимущества в городских кварталах. В первую очередь это касалось авиации. Таранная сила любого наступления — танки, оказавшись на узких городских улицах, становились отличной мишенью. Поэтому в уличных боях 8-й гвардейской армией генерала В. И. Чуйкова был использован проверенный ещё в Сталинградской битве опыт штурмовых групп: стрелковому взводу или роте придавались 2-3 танка, самоходное орудие, сапёрное подразделение, связисты и артиллерия. Действия штурмовых отрядов, как правило, предварялись короткой, но мощной артиллерийской подготовкой.

К 26 апреля в штурме Берлина принимали участие шесть армий 1-го Белорусского фронта (47 А; 3, 5 Уд. А; 8 гв. А; 1, 2 гв. ТА) и три армии 1-го Украинского фронта (28, 3, 4 гв. ТА).

К 27 апреля в результате действий глубоко продвинувшихся к центру Берлина армий двух фронтов группировка противника вытянулась узкой полосой с востока на запад — шестнадцать километров в длину и два-три, в некоторых местах пять километров в ширину.

Бои шли днём и ночью. Прорываясь к центру Берлина, советские солдаты проламывались на танках через дома, выбивая гитлеровцев из развалин. К 28 апреля в руках защитников города осталась только центральная часть, со всех сторон простреливавшаяся советской артиллерией.

Отказ союзников от штурма Берлина

Рузвельт и Черчилль, Эйзенхауэр и Монтгомери считали, что у них, как у западных союзников СССР, была возможность взять Берлин.

Ещё в конце 1943 года президент США Франклин Рузвельт на борту линкора «Айова» поставил военным задачу:

Мы должны дойти до Берлина. США должны получить Берлин. Советы могут забирать территорию к востоку.

Уинстон Черчилль также считал Берлин первостепенной целью:

Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира. Надо немедленно создать единый фронт против её стремительного продвижения. Этот фронт в Европе должен уходить как можно дальше на Восток. Главная и подлинная цель англо-американских армий — Берлин.

— Черчилль, из послевоенных мемуаров

И ещё в конце марта — начале апреля 1945 года настаивал:

Я… придаю ещё большее значение вступлению в Берлин… Я считаю чрезвычайно важным, чтобы мы встретились с русскими как можно дальше на Востоке.

— Черчилль, из переписки с британским и американским командованием

По мысли фельдмаршала Монтгомери, Берлин можно было захватить в начале осени 1944 года. Пытаясь убедить главнокомандующего в необходимости штурма Берлина, Монтгомери писал ему 18 сентября 1944 года:

Думаю, что лучший объект наступления — Рур, и затем на Берлин северным путем…, поскольку время играет исключительно важную роль, мы должны решить, что необходимо идти на Берлин и закончить войну; все остальное должно играть второстепенную роль.

Однако после неудачной десантной операции сентября 1944 года, получившей название «Маркет гарден», в которой участвовали кроме британских ещё и американские, а также польские парашютно-десантные соединения и части, Монтгомери признал:

Берлин был потерян для нас, когда мы не смогли разработать хороший оперативный план в августе 1944 года, после победы в Нормандии.

В дальнейшем союзники СССР отказались от планов штурма и захвата Берлина. Историк Джон Фуллер называет решение Эйзенхауэра отказаться от захвата Берлина одним из самых странных в военной истории. Несмотря на большое количество догадок, точные причины отказа от штурма не выяснены до сих пор[2].

Взятие рейхстага

К вечеру 28 апреля части 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта вышли в район рейхстага. В ту же ночь для поддержки гарнизона рейхстага был сброшен на парашютах десант, состоящий из курсантов морского училища Ростока. Это была последняя заметная операция Люфтваффе в небе над Берлином.

В ночь на 29 апреля действиями передовых батальонов 150-й и 171-й стрелковых дивизий под командованием капитана С. А. Неустроева и старшего лейтенанта К. Я. Самсонова был захвачен мост Мольтке через реку Шпрее. На рассвете 30 апреля штурмом ценой немалых потерь было захвачено здание министерства внутренних дел. Путь на рейхстаг был открыт.

Попытка взять рейхстаг с ходу оказалась неудачной. Здание защищал 5-тысячный гарнизон. Перед зданием был вырыт противотанковый ров, заполненный водой, что затрудняло лобовую атаку. На Королевской площади не оказалось артиллерии крупного калибра, способной сделать бреши в его мощных стенах. Несмотря на большие потери, все, способные атаковать, были собраны в сводные батальоны на первой линии для последнего решающего броска.

В основном Рейхстаг и Рейхсканцелярию защищали войска СС: подразделения дивизии СС «Нордланд», СС французский батальон Фене из дивизии «Шарлемань» и латышский батальон 15-й гренадерской дивизии СС (латышская дивизия СС), а также СС охранных подразделений фюрера Адольфа Гитлера (их было, по некоторым данным, ок. 600−900 человек).

Вечером 30 апреля, через пролом в северо-западной стене Рейхстага, сделанный сапёрами 171-й дивизии, группа советских бойцов ворвалась в здание. Почти одновременно с центрального входа его штурмовали солдаты 150-й стрелковой дивизии. Этот проход пехоте пробивали пушки Александра Бессараба.

Большую помощь при штурме оказали танки 23-й танковой бригады,85-го танкового полка и 88-го тяжелого танкового полка. Так, например, с утра несколько танков 88-го гвардейского тяжелого танкового полка, переправившись через Шпрее по уцелевшему мосту «Мольтке», заняли огневые позиции на набережной Кронпринценуфер. В 13.00 танки открыли огонь прямой наводкой по рейхстагу, участвуя в общей артиллерийской подготовке, предшествовавшей штурму. В 18.30 танки своим огнем поддержали и второй штурм рейхстага, и только с началом боев внутри здания прекратили его обстрел.

30 апреля 1945 в 21 час 45 минут части 150-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора В. М. Шатилова и 171-й стрелковой дивизии под командованием полковника А. И. Негоды овладели первым этажом здания рейхстага.

Потеряв верхние этажи, гитлеровцы укрылись в подвале и продолжали сопротивление. Они рассчитывали вырваться из окружения, отрезав находившихся в Рейхстаге советских солдат от основных сил.

Ранним утром 1 мая над рейхстагом был поднят штурмовой флаг 150-й стрелковой дивизии, однако бой за рейхстаг продолжался ещё весь день и только в ночь на 2 мая гарнизон рейхстага капитулировал.

Переговоры Чуйкова с Кребсом

Поздно вечером 30 апреля немецкая сторона запросила о прекращении огня для переговоров. В штаб 8-й гвардейской армии генерала Чуйкова прибыл начальник генерального штаба немецких сухопутных войск генерал Кребс, сообщивший о самоубийстве Гитлера и зачитавший его завещание. Кребс передал Чуйкову предложение нового правительства Германии заключить перемирие. Сообщение тут же было передано Жукову, который сам позвонил в Москву. Сталин подтвердил категоричное требование о безоговорочной капитуляции. В 18:00 1 мая новое правительство Германии отклонило требование о безоговорочной капитуляции, и советские войска с новой силой возобновили штурм города.

Окончание боёв и капитуляция

К 1 мая в руках немцев остались только Тиргартен и правительственный квартал. Здесь располагалась имперская канцелярия, во дворе которой находился бункер ставки Гитлера.

1 мая части 1-й ударной армии, наступавшие с севера, южнее рейхстага соединились с частями 8-й гвардейской армии, наступавшими с юга. В тот же день сдались два важных узла обороны Берлина: цитадель Шпандау и зенитная башня Зоопарка («Зообункер» — огромная железобетонная крепость с зенитными батареями на башнях и обширным подземным укрытием-бомбоубежищем).

Рано утром 2 мая было затоплено Берлинское метро — группа сапёров из дивизии СС «Нордланд» взорвала тоннель, проходящий под Ландвер-каналом в районе Треббинерштрассе. Взрыв привёл к разрушению тоннеля и заполнению его водой на 25-км участке. Вода хлынула в тоннели, где укрывалось большое количество мирных жителей и раненых. Число жертв до сих пор неизвестно.

Сведения о количестве жертв … различны — от пятидесяти до пятнадцати тысяч человек… Более достоверными выглядят данные о том, что под водой погибло порядка ста человек. Конечно, в тоннелях находились многие тысячи людей, среди которых были раненые, дети, женщины и старики, но вода не распространялась по подземным коммуникациям слишком быстро. Более того, она растекалась под землей в различных направлениях. Безусловно, картина наступающей воды вызывала в людях неподдельный ужас. И часть раненых, равно как и пьяных солдат, а также мирных жителей, стали её неизбежными жертвами. Но говорить о тысячах погибших было бы сильным преувеличением. В большинстве мест вода едва достигала полутораметровой глубины, и у обитателей тоннелей имелось достаточно времени, чтобы эвакуироваться самим и спасти многочисленных раненых, находившихся в «госпитальных вагонах» рядом со станцией «Штадтмитте». Вполне вероятно, что многие из погибших, чьи тела впоследствии поднимали на поверхность, на самом деле умерли не от воды, а от ран и болезней ещё до разрушения тоннеля.

— Энтони Бивор, «Падение Берлина. 1945». Гл. 25

В первом часу ночи 2 мая радиостанциями 1-го Белорусского фронта было получено сообщение на русском языке: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров на Потсдамский мост». Прибывший в назначенное место немецкий офицер от имени командующего обороной Берлина генерала Вейдлинга сообщил о готовности берлинского гарнизона прекратить сопротивление. В 6 часов утра 2 мая генерал артиллерии Вейдлинг в сопровождении трёх немецких генералов перешёл линию фронта и сдался в плен. Через час, находясь в штабе 8-й гвардейской армии, он написал приказ о капитуляции, который был размножен и при помощи громкоговорящих установок и радио доведён до частей противника, оборонявшихся в центре Берлина. По мере доведения этого приказа до обороняющихся сопротивление в городе прекращалось. К концу дня войска 8-й гвардейской армии очистили от противника центральную часть города.

Отдельные части, не пожелавшие сдаваться в плен, пытались прорваться на запад, но большей частью были уничтожены или рассеяны. Основным направлением прорыва был выбран западный пригород Берлина Шпандау, где оставались неповрежденными два моста через реку Хафель. Их обороняли члены гитлерюгенда, которые смогли усидеть на мостах вплоть до капитуляции 2 мая. Прорыв начался в ночь на 2 мая. В прорыв пошли не пожелавшие сдаться в плен части берлинского гарнизона и гражданские беженцы, напуганные геббельсовской пропагандой о зверствах Красной армии. Одна из групп под командованием командующего 1-й (Берлинской) зенитной дивизией генерала-майора Отто Зюдова смогла просочиться к Шпандау по тоннелям метро из района Зоопарка. В районе выставочного зала на Мазуреналлее она соединилась с немецкими частями, отступавшими из Курфюрстендамм. Дислоцированные в этом районе части Красной армии и Войска Польского не стали вступать в бой с отступавшими частями гитлеровцев, по всей видимости, по причине измотанности войск в предыдущих боях. Планомерное уничтожение отступавших частей началось в районе мостов через Хафель и продолжилось на всем протяжении бегства по направлению к Эльбе.

2 мая в 10 часов утра всё вдруг затихло, прекратился огонь. И все поняли, что что-то произошло. Мы увидели белые простыни, которые «выбросили» в Рейхстаге, здании Канцелярии и Королевской оперы и подвалов, которые ещё не были взяты. Оттуда повалили целые колонны. Впереди нас проходила колонна, где были генералы, полковники, потом за ними солдаты. Шли, наверно, часа три.

— Александр Бессараб, участник Берлинской битвы и взятия Рейхстага

Последние остатки немецких частей были уничтожены либо пленены к 7 мая. Единицам удалось пробиться в район переправ через Эльбу, которые до 7 мая удерживали части 12 армии генерала Венка и присоединиться к немецким частям и беженцам, успевшим переправиться в зону оккупации американской армии.

Часть уцелевших подразделений СС, оборонявших Рейхсканцелярию, во главе с бригадефюрером СС Вильгельмом Монке предприняли попытку прорыва в северном направлении в ночь на 2 мая, но были уничтожены либо пленены во второй половине дня 2 мая. Сам Монке попал в советский плен, из которого был освобожден как неамнистированный военный преступник в 1955 году.

Результаты операции

Советские войска разгромили берлинскую группировку войск противника и штурмом овладели столицей Германии — Берлином. Развивая дальнейшее наступление, они вышли к реке Эльбе, где соединились с американскими и английскими войсками. С падением Берлина и утратой жизненно важных районов Германия потеряла возможность к организованному сопротивлению и вскоре капитулировала. С завершением Берлинской операции создались благоприятные условия для окружения и уничтожения последних крупных группировок противника на территории Австрии и Чехословакии.

Потери немецких вооружённых сил убитыми и ранеными неизвестны. Из примерно 2 миллионов берлинцев погибло около 125 тысяч. Город был сильно поврежден в результате бомбардировок ещё до прихода советских войск. Бомбардировки продолжались и во время боёв под Берлином — последняя бомбардировка американцев 20 апреля (день рождения Адольфа Гитлера) привела к возникновению проблем с продовольствием. Разрушения усилились в результате действий советской артиллерии.

Действительно, это немыслимое дело, чтобы такой огромный укреплённый город был так быстро взят. Других таких примеров в истории Второй мировой войны мы не знаем.

— Александр Орлов, доктор исторических наук.

Советские танки в Берлине

В боях в Берлине принимали участие три гвардейские тяжёлые танковые бригады ИС-2, 88-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк и не менее девяти гвардейских тяжёлых самоходно-артиллерийских полков САУ, в том числе:

Положение гражданского населения

Страх и отчаяние

Значительная часть Берлина ещё до штурма была разрушена в результате налётов англо-американской авиации, от которых население скрывалось в подвалах и бомбоубежищах. Бомбоубежищ не хватало и поэтому они были постоянно переполнены. В Берлине к тому времени, помимо трёхмиллионного местного населения (состоявшего в основном из женщин, стариков и детей), находилось до трёхсот тысяч иностранных рабочих, в том числе «остарбайтеров», большинство из которых были насильно угнаны в Германию. В бомбоубежища и подвалы вход для них был запрещён.

Хотя война для Германии была уже давно проиграна, Гитлер приказал сопротивляться до последнего. Тысячи подростков и стариков были призваны в фольксштурм. С начала марта по приказу рейхскомиссара Геббельса, ответственного за оборону Берлина, десятки тысяч мирных жителей, в основном женщин, были направлены на рытьё противотанковых рвов вокруг германской столицы. Гражданским лицам, которые нарушали предписания властей, даже в последние дни войны грозил расстрел.

О числе жертв среди гражданского населения точных сведений нет. В разных источниках указывается разное число лиц, погибших непосредственно во время Берлинской битвы. Даже спустя десятилетия после войны при строительных работах находят ранее неизвестные братские могилы[3].

Насилие в отношении гражданских лиц

После занятия Берлина были отмечены случаи насилия в отношении гражданских лиц, масштаб этого явления является предметом дискуссий. По утверждениям ряда источников, по мере продвижения Красной Армии по городу, началась волна мародёрства и изнасилований гражданского населения, в том числе групповых[4][5][6] . По данным, приводимым немецкими исследовательницами Sander и Johr, всего в Берлине советскими солдатами было изнасиловано от 95 до 130 тысяч жительниц, из них примерно каждая десятая покончила с собой.[7] Ирландский журналист Корнелиус Райэн (Cornelius Ryan) пишет в своей книге «The Last Battle», что по оценкам врачей, с которыми он говорил, от 20.000 до 100.000 женщин было изнасиловано.[8]

Английский историк Энтони Бивор со ссылкой на профессора Нормана Наймана отмечает, что с приходом советских войск поднималась волна насилий над женщинами, которая затем довольно быстро затихала; однако все повторялось после подхода новых частей[9].

По словам свидетеля и участника боев[10], философа и культуролога[11][12][13][14][15]Григория Померанца, «В конце войны массами овладела идея, что немки от 15 до 60 лет — законная добыча победителя». Померанц рассказывает ряд берлинских эпизодов, иллюстрирующих ненаказуемость насильников в апреле 1945 г.: так, сданный им в контрразведку за попытку изнасилования пьяный сержант не получил «даже трех суток ареста за безобразное поведение». Начальник Померанца, майор, мог лишь «попытаться усовестить» лейтенанта, который отыскал в бомбоубежище красавицу-киноактрису и водил всех своих приятелей насиловать её.[16].

По словам Энтони Бивора:

Немецкие женщины вскоре осознали, что по вечерам, во время так называемых «часов для охоты», на улицах города лучше было не появляться. Матери прятали молодых дочерей по чердакам и подвалам. Сами они отваживались ходить за водой только ранним утром, когда советские солдаты ещё отсыпались после ночных пьянок. Будучи пойманными, они зачастую выдавали места, где прятались их соседи, пытаясь тем самым спасти собственных отпрысков(…) Берлинцы помнят пронзительные крики по ночам, раздававшиеся в домах с выбитыми окнами. (…)Подруга Урсулы фон Кардорф и советского шпиона Шульце-Бойзена была изнасилована «по очереди двадцатью тремя солдатами»(…) Позднее, находясь уже в госпитале, она накинула на себя петлю.

Бивор также отмечает, что для того, чтобы избежать постоянных, а тем более групповых изнасилований, немецкие женщины зачастую старались найти себе «покровителя» среди советских солдат, который, распоряжаясь женщиной, в то же время защищал её от других насильников[17][18][19].

Ввиду случаев насилия над мирным населением последовали Директивы Ставки Верховного Главнокомандования от 20 апреля и Военного совета фронта от 22 апреля 1945 года. По утверждению Померанца, поначалу на директивы «начхали», однако «недели через две солдаты и офицеры остыли»[20]. Военный прокурор 1-го Белорусского фронта 2 мая писал в донесении, что после издания директивы Ставки «в отношении к немецкому населению со стороны наших военнослужащих, безусловно, достигнут значительный перелом. Факты бесцельных и [необоснованных] расстрелов немцев, мародерства и изнасилований немецких женщин значительно сократились», хотя по-прежнему фиксируются[21]

29 апреля в донесении начальника политотдела 8-й гвардейской армии (того же фронта) также констатируeтся снижение числа эксцессов, но не в Берлине, где «в расположении соединений и частей, ведущих боевые действия, до сих пор наблюдаются случаи исключительного плохого поведения военнослужащих. (…)Некоторые военнослужащие дошли до того, что превратились в бандитов». (Далее следует перечень более чем полусотни награбленных предметов, изъятых при аресте у рядового Попова).[22]

По мнению Э.Бивора, «изменение политической линии произошло слишком поздно: накануне большого наступления уже невозможно было направить в нужное русло ту ненависть к врагу, которая пропагандировалась в Красной Армии на протяжении многих лет»[23]

В российских СМИ и историографии тема массовых преступлений и насилий военнослужащих Красной Армии долго находилась под запретом, и ныне ряд историков старшего поколения склонен замалчивать или преуменьшать этот вопрос[19]. Российский историк, президент Академии военных наук генерал армии Махмут Гареев не согласен с утверждениями о массовом характере жестокостей[24]:

Конечно, проявления жестокости, в том числе и сексуальной, случались. Отрицать это глупо. Их просто не могло не быть после того, что фашисты натворили на нашей земле. Но такие случаи решительно пресекались и карались. И они не стали массовыми.

См. также

Примечания

  1. ↑ Берлинская операция. Международный объединенный Биографический Центр. Архивировано из первоисточника 25 августа 2011. Проверено 16 мая 2011.
  2. ↑ «Союзники. Несостоявшийся триумф», передача Би-би-си от 20 апреля 2005
  3. ↑ Райан К. «Последняя битва»
  4. ↑ Бивор. Падение Берлина, гл. 21, 23
  5. ↑ Hanna Schissler The Miracle Years: A Cultural History of West Germany, 1949—1968 The miracle years: a cultural … — Google Books
  6. ↑ Helke Sander, Barbara Johr. BeFreier und Befreite. Krieg, Vergewaltigung, Kinder. München, 1992 P. 54, 59. ((«Освободители и освобожденные: война, насилие, дети»).
  7. ↑ Helke Sander, Barbara Johr. BeFreier und Befreite. Krieg, Vergewaltigung, Kinder. München, 1992 P. 54, 59. ((«Освободители и освобожденные: война, насилие, дети»). Цит. по Бивор, Падение Берлина, гл. 27
  8. ↑ Cornelius Ryan: Der letzte Kampf, стр. 419; Lizenzausgabe der Büchergilde Gutenberg 1968
  9. ↑ Бивор. Падение Берлина, гл. 20 М., АСТ, 2004, стр. 390
  10. ↑ .Л. А. Булавка, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института Культурологии. Солженицын: от критики насилия в СССР до апологетики насилия в США//«Альтернативы», 2006 г., № 4
  11. ↑ Пормеранц. Справка на телеканале РТР
  12. ↑ Дело (СПб), 26.202.2007
  13. ↑ Новая газета 27.11.2009
  14. ↑ Юрий Богомолов Жить без подлости Российская газета 23.11.2009
  15. ↑ Актуальные проблемы Европы, экономика, политика, идеология, ИНИОН РАН Выпуски 1-2 2006 стр. 5
  16. ↑ Григорий Померанц. Записки гадкого утенка
  17. ↑ Бивор. Падение Берлина, гл. 23, 27
  18. ↑ Anthony Beevor. 'They raped every German female from eight to 80' // The Guardian, 01 мая 2002]  (англ.)
  19. ↑ 1 2 Г. А. БОРДЮГОВ ВОЙНА ВСЕ СПИШЕТ"? Вермахт и Красная Армия: к вопросу о природе преступлений против гражданского населения
  20. ↑ Г. С. Померанц Записки гадкого утенка
  21. ↑ ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Первоисточники ]- Русский архив: Великая Отечественная. Т. 15 (4-5). Битва за Берлин (Красная Армия в поверженной Германии)
  22. ↑ Лавренов С. Я., Попов И. М. Крах Третьего рейха. — M.: ACT, 2000. ISBN 5-237-05065-4.стр. 375
  23. ↑ Э.Бивор. Падение Берлина М., АСТ, 2004, стр. 257
  24. ↑ Секс-Освобождение: эротические мифы Второй мировой

Литература

Ссылки

dic.academic.ru