Пистолет-пулемет Steyr-Solothurn S1-100 / MP34. Штанге луис


Hеизвестный и знаменитый Луис Штанге. Часть 1 / Сибирский охотник

Луис Штанге, создатель одного из первых пистолетов-пулемётов, основных пехотных и авиационных пулемётов вермахта, а также оригинальной автоматической винтовки FG 42, – безусловно, один из наиболее талантливых немецких конструкторов автоматического оружия. Пройдя великолепную конструкторскую школу у своего легендарного тёзки Луиса Шмайссера, Штанге возглавил разработку стрелкового вооружения концерна «Рейнметалл», во многом способствовал его развитию и формированию славы этого промышленного гиганта, который и сегодня остаётся лидером военной индустрии Германии. Однако о личности самого Луиса Штанге прежде было почти ничего не известно, и писать статью о нём пришлось практически с нуля, иногда прибегая к настоящим расследованиям. C их результатами журнал сегодня знакомит своих читателей.

Два великих Луиса

Фабрика «Рейнметалл» в 1913 году. Фото: музей Николауса фон Дрейзе

Луис Штанге родился в 1888 году в небольшом городке Зёммерда, находящемcя недалеко от столицы Тюрингии – Эрфурта. Зёммерда известен, прежде всего, благодаря имени другого великого оружейника - Николауса фон Дрейзе, изобретателя «игольчатой» винтовки. Н. Дрейзе основал здесь в 1834 году оружейную фабрику для выполнения заказов по оснащению прусской армии, приобретя несколько зданий рядом со своим домом на улице Вайсензеерштрассе. Поскольку в маленьком городке с населением всего 3000 человек квалифицированной рабочей силы не хватало, в Зёммерду были командированы 136 лучших слесарей, механиков и оружейников из всех полков прусской армии. Так на севере Тюрингии возник один из важнейших центров оружейного производства. Поэтому выбор молодого Штанге был практически предопределён – карьера оружейника была наиболее перспективным занятием в этом маленьком городке.

Однако к этому времени фабрика Дрейзе (Fa. Dreyse & Collerbusch Sömmerda) обрела нового хозяина. После смерти Николауса фон Дрейзе в 1867 году предприятие возглавил его сын Франц, который, хотя и был весьма талантливым оружейником, но не смог выдержать конкуренции с фирмой братьев Маузер. В итоге он решает расстаться с оружейным бизнесом и в 1901 году продаёт отцовскую фабрику дюссельдорфскому предпринимателю Хайнриху Эрхардту, будущему основателю и владельцу концерна «Рейнметалл» (Rheinmetall AG). Выбор нового хозяина не был случаен – Эрхардт в молодости учился и работал у Николауса фон Дрейзе.

В 1907 году 19-летний Луис Штанге устраивается на бывшую фабрику Дрейзе в качестве ученика. Сказать, что ему повезло, наверное, будет недостаточно – ведь его наставником становится сам Луис Шмайссер. Именитый тёзка Штанге был не менее ценным приобретением «Рейнметалла», чем сама фабрика Дрейзе. Ранее Луис Шмайссер работал техническим директором оружейной фабрики в Зуле, принадлежащей баденскому фабриканту Теодору Бергманну. Шмайссер и Бергманн первыми создали и стали выпускать коммерчески успешные самозарядные пистолеты, им также принадлежат заслуги в создании ряда других оригинальных образцов автоматического оружия. Однако в 1905 году союз баденского промышленника и Шмайссера распался, по официальной версии из-за патентных и финансовых разногласий, однако у истинной причины разрыва была иная подоплёка. Сын Бергманна, Теодор-младший, ухаживал за 27-летней дочерью Шмайссера Элизой, и, когда молодой человек объявил о желании вступить в брак, Бергманн-старший разгневался и сделал все, чтобы их свадьба не состоялась, поскольку невеста не происходила из богатой или знатной семьи. Оскорблённый и униженный таким поведением своего нанимателя, Луис Шмайссер уезжает один, без семьи, в Эрфурт и переходит на работу в «Рейнметалл».

Наставник и учитель Луиса Штанге, знаменитый конструктор-оружейник Луис Шмайссер со своей супругой Дженни. Снимок 1875 года. Фото: музей Николауса фон Дрейзе

Встреча с Луисом Шмайссером сыграла в жизни молодого Штанге исключительно важную, если не решающую, роль. Без неё он вряд ли состоялся бы как выдающийся оружейный конструктор. Современники Шмайссера-старшего отзывались о нём не только как о талантливом изобретателе, но и очень высоко ценили как человека, отмечая его скромность, порядочность, доброжелательность и исключительное трудолюбие. Возможно, Луис Штанге, в некотором роде, заменил ему старшего сына Хуго, которого Шмайссер-отец оставил вместо себя в качестве технического директора фабрики Бергманна в Зуле. По крайней мере, Луис Шмайссер попытался передать все свои знания, навыки и умения молодому и подающему надежды ученику.

Первоначально Луис Штанге работал у Шмайссера в качестве помощника конструктора, участвуя в создании самозарядных пистолетов Дрейзе калибра 7,65 и 9 мм образца 1907 года, самозарядного карабина Дрейзе образца 1910 года, пулемётов Дрейзе образца 1912 и 1915 года с водяным охлаждением.

Впрочем, Луис Шмайссер не забывает своего сына и помогает ему в разработке пулемёта (Bergmann MG15nA) и пистолета-пулемёта (Bergmann MP 18). Очевидно, отсюда происходит заметное сходство данных моделей и с оружием, разработанным впоследствии самим Штанге, а также ярко выраженная «пулемётная и пистолет-пулемётная» специализация будущего конструктора «Рейнметалла». В ряде исследований, правда, утверждается, что Луис Штанге начал свою карьеру под руководством Луиса Шмайссера не в Зёммерда, а на зульской фабрике Бергманна. Автору не удалось найти документального подтверждения данного факта, скорее всего речь идёт о тривиальной ошибке. Если же это было так, то многочисленные исследователи и историки зульского оружия, несомненно, нашли бы следы пребывания Штанге на зульской земле.

Cмерть Луиса Шмайссера 23 марта 1917 года была серьёзной потерей для Луиса Штанге. Однако шедшая I мировая война способствовала развитию и небывалому росту «Рейнметалла». Уже в 1914 году оружейный концерн имел 8000 работников и был одним из крупнейших производителей вооружения в Германии, а к окончанию войны его персонал вырос в шесть раз и насчитывал 48 тыс. работников. Оружейная фабрика в Зёммерда свернула практически всё своё коммерческое производство (например, охотничьих ружей) в пользу исключительно военной продукции – пулемётов, артиллерийских орудий, снарядов, капсюлей и взрывателей. В эти годы начинает формироваться и интеллектуальный «штаб» оружейной империи, куда вошли наиболее талантливые и высококвалифицированные оружейники из Берлина и Дюссельдорфа. Помимо уже упомянутого основателя концерна Хайнриха Эрхардта (автора бесшовной технологии производства стволов и современных противооткатных устройств), в него входили профессор Карл Ванингер (конструктор корабельных и зенитных пушек), его кузен и свояк Фритц Херлах (20-мм зенитная пушка Flak 30, позже возглавил швейцарскую фирму Oerlikon), Карл Хайнеманн (создатель пулемётов MG 14 Parabellum и MG 08/15, карабина Gewehr 28 под промежуточный патрон), Фридрих Линдер (впоследствии шеф-конструктор «Mаузера», автор 20-мм пушки Flak 38, пулемёта MG 151, пушки MG 151/20), Герман Хеннинг, Альфред Крум, Вольфганг Россманти, Карл Фоллер. Наличие таких коллег также во многом способствовало дальнейшей изобретательской и конструкторской карьере Штанге. Растущая мощь и перспективы развития концерна перевесили личные интересы, и, по примеру многих коллег, Луис Штанге передаёт все свои патенты в собственность «Рейнметалла». Со временем такой шаг оправдал себя – даже комиссионные за изобретения приносили Штанге неплохой доход, и позже он становится, хотя и не богатым, но вполне зажиточным человеком. Например, в Зёммерда ему принадлежали три жилых дома и ещё один участок земли под застройку.

Пистолет-пулемёт

Производство пулемётов MG 08/15 на фабрике «Рейнметалл» в Зёммерда в годы I мировой войны. Фото: музей Николауса фон Дрейзе

Первой самостоятельной разработкой Луиса Штанге стал пистолет-пулемёт Rheinmetall MP 19, сконструированный в конце I мировой войны. Внешне он очень сходен с пистолетомпулемётом MP 18 Хуго Шмайссера: оба образца используют модифицированную ложу винтовки Маузера, кожух на стволе с отверстиями для охлаждения, цилиндрическую ствольную коробку и боковое расположение шахты магазина. Оружие Штанге и Шмайссера использовало одинаковый принцип работы, основанный на отдаче свободного затвора, и один и тот же тип боеприпаса – патрон 9х19 «Парабеллум». Даже тактико-технические данные пистолетов-пулемётов были во многом сходными. Однако в конструкции Штанге можно было найти ряд важных улучшений и конструктивных отличий. Ствольная коробка MP 19 была снабжена откидывающейся крышкой, облегчившей сборку и разборку оружия. На левой стороне ложи был установлен переводчик для выбора автоматического или одиночного режима огня. Предохранитель был сделан более надёжным, в виде поворотного «ключа», у MP 18 рукоятка взведения заводилась в предохранительный паз в ствольной коробке и могла выскочить из него при ударе или толчке. Луис Штанге отказался от навязанной военными его коллеге Шмайссеру идеи унификации магазина пистолета-пулемёта с барабанным 32-зарядным магазином от «артиллерийской модели» пистолета P 08. Вместо этого был применён более простой и удобный для снаряжения коробчатый магазин точно такой же вместимости. Возвратная пружина располагалась в прикладе и соединялась с затвором шарнирным механизмом.

В производство MP 19 (иногда можно встретить обозначение MP 20) поступил уже после окончания войны и выпускался всего на протяжении двух лет, вплоть до 1920 года, когда был ратифицирован Версальский договор, ограничивавший производство вооружений в побеждённой Германии. Поэтому на вооружение германской армии MP 19 принят не был, а лишь предлагался для оснащения полиции Веймарской республики. Производство пистолетов-пулемётов Штанге было возобновлено примерно через десять лет, но уже за границей, в Швейцарии и Австрии.

Луис Штанге (в первом ряду второй слева, на оригинале снимка он даже помечен крестиком) со своими коллегами. Рядом с ним, в центре, его брат Рихард. Фотография из семейного архива Гертруды и Вольфганга Штанге

Для этой цели «Рейнметалл» через австрийского предпринимателя Фрица Мандла в 1928-1929 гг. приобрёл патронную фабрику «Золотурн» (Solothurn AG) в Цухвиле, которая была основана в 1923 году швейцарским концерном SIG для производства 7,92-мм винтовочных боеприпасов. Главной задачей фабрики, ключевую позицию в управлении которой занимал шеф Штанге и директор отделения «Рейнметалла» в Зёммерда Ханс Эльтце, было производство автоматического оружия, разработанного «Рейнметаллом», и продажа его в Германию, Австрию и Венгрию под швейцарской «этикеткой». В качестве возможных его покупателей рассматривались также СССР и Китай. Первым образцом оружия, поступившим в производство на «Золотурне», стал пистолет-пулемёт MP 19, доработанный Луисом Штанге и получивший наименование Solothurn S1-100.

Однако активными покупателями данного оружия стали также страны Латинской Америки: Чили, Боливия, Уругвай, Сальвадор. По этой причине руководство «Рейнметалла» направляет Луиса Штанге в 1929 году в длительную командировку на южноамериканский континент. Там он находится 9 месяцев. Цель командировки держалась под строжайшим секретом, о ней не знали даже самые близкие родственники Штанге. Было ясно только одно – она не имеет ничего общего с типичными для 20-30-х годов прошлого века вояжами немецких предпринимателей, отправившихся в Южную Америку в поисках лёгкой жизни и богатства, а была связана с тайными сделками немецко-швейцарско-австрийского оружейного конгломерата.

Небольшое число пистолетов-пулемётов под патрон «Маузер» 7,63x25 приобрёл Китай, имевший на вооружении пистолеты Маузера С96 такого же калибра. Solothurn S1-100 был достаточно популярен и в Европе. Португалия закупила в 1938 году пистолеты-пулемёты S1-100 под патрон 7,65x22 Para (получили обозначение m/938), а в 1942 году – под патрон 9х19 Para (m/942). Венгрия, где тоже действовали ограничения на производство вооружений, также воспользовалась услугами «Золотурна» для приобретения пистолетов-пулемётов конструкции Штанге. В 1930 году пистолет-пулемёт был принят на вооружение австрийской полиции под наименова нием Steyr MP 30 (патрон 9х23 Steyr), а через четыре года – австрийской армии, получив обозначение Steyr MP 34. Их выпуск был освоен на заводе в городе Штейр. После аншлюса доставшиеся Германии MP 30 и MP 34 были переделаны под патрон 9х19 и переданы нацисткой полиции, люфтваффе и, возможно, даже в части СС, получив обозначение MP 34 (ö). Их производство продолжалось до 1940 года, когда они уступили место более современным пистолетам-пулемётам MP 40.

Отличия Steyr-Solothurn S1-100 от MP 19 были минимальны, заключаясь в введении крепления для штыка M1895 от винтовки Манлихера и приспособления для наполнения магазина патронами из обоймы пистолета Steyr M1912. Практически все оружейные авторы, касаясь темы пистолетов-пулемётов Штанге, отмечают высокое качество изготовления «Золотурнов». Даже после окончания II мировой войны, устарев морально, они ещё долго продолжали использоваться в странах третьего мира. Последнее боевое применение Steyr-Solothurn S1-100 состоялось в 1970-х годах, в войнах в бывших португальских колониях Анголе и Мозамбике.

Версальские «рогатки»

Редкий снимок Луиса Штанге из семейного архива Гертруды и Вольфганга Штанге

Пытаясь приспособиться к ограничениям Версальского договора, «Рейнметалл» искал и легальные пути для продолжения своей деятельности. Некоторые из них приводили к успеху, какие-то оказывались неудачными. В 1921 году оружейная фабрика в Зёммерда приступила к выпуску карманных пистолетов под патрон 7,65x22 Para, разработанных на основе пистолета Браунинга образца 1910 года и заменивших в производстве менее совершенные пистолеты Дрейзе. Однако их выпуск продолжался всего пять лет и в 1926 году был прекращён. Причиной стало отсутствие достаточного спроса в условиях тогдашнего экономического кризиса, а также наличие значительной конкуренции: кроме «Рейнметалла», подобные подражания Браунингу M1910 выпускали DWM в Берлине, Ortgies & Co. в Эрфурте и Theodor Kommer в Целла-Меллис. Был ли Луис Штанге автором конструкции пистолета Rheinmetall M1921 сказать сегодня крайне затруднительно, поскольку каких-либо документов, патентов, или свидетельств об этом автору найти не удалось. Тем не менее предположение, что Луис Штанге имел отношение к созданию и производству этого оружия, кажется весьма логичным.

Филиал «Рейнметалла» в Зёммерда, чей персонал после 1918 года из-за отсутствия военных заказов сократился до 1500 человек, решил попробовать свои силы и в совершенно другой области, далекой от оружейного бизнеса – производстве оргтехники. Созданные на фирме механические и электрические пишущие машинки, а также разнообразные арифмометры – ручные, полуавтоматические и автоматические –оказались чрезвычайно удачными и производились без существенных изменений до 1960-х годов, пока их не вытеснила компьютерная техника. Между прочим, немецкие инженеры в Зёммерда первыми создали счётную машину на перфокартах. В 1928 году её патенты и прототипы перешли в собственность компании IBM, которая использовала их в своих дальнейших разработках вычислительной техники. В частности, хорошо знакомая пользователям первых поколений ЭВМ перфокарта стандарта IBM с 80 колонками и 12 строками не что иное, как творение коллег Луиса Штанге. Интересно, что сам концерн «Рейнметалл» на страницах официального сайта (www.rheinmetall-defence.com), посвящённых истории фирмы, представила Луиса Штанге всего один раз и как…одного из разработчиков оргтехники.

Учитывая дотошность и педантичность немецких историков, здесь вряд ли допущена простая ошибка. Скорее всего, речь идёт о намеренно допущенной неточности, чтобы лишний раз не акцентировать внимание на теме оружия и не быть обвинённым в его «пропаганде». В современной Германии интересоваться оружием и его историей, как бы сказать, неприлично, что ли. Поэтому штатными историками «Рейнметалла» Луис Штанге был приписан к изобретателям пишмашинок и счётных приборов, хотя на самом деле не имел к ним прямого отношения.

В действительности Луис Штанге возглавлял опытный отдел «Рейнметалла» по разработке пулемётов (MG-Versuchsabteilung), основной задачей которого было создание пулемётного вооружения для сухопутных войск и авиации. В этом же отделе, насчитывавшем около 20 человек, работал его брат, Рихард Штанге, занимавший должность мастера.

Пулемёты для пехоты

Концерн «Рейнметалл» в годы I мировой войны уже производил как собственные пулемёты Дрейзе, так и пулемёты Максима MG 08 по лицензии. Согласно статьям 168 и 169 Версальского договора, всё оборудование для их производства должно было быть демонтировано. Поэтому после войны все станки, инструмент и оснастка пулемётного производства были вывезены в Голландию и там складированы. Чтобы вернуть своё имущество и возобновить производство, «Рейнметалл» в 1929 году попытался создать дочернюю фирму под наименованием Holländische Industrie und Handelsgesellschaft (Голландское промышленно-торговое общество, сокращенно HIH). Но эта попытка закончилась провалом.

Учебные стрельбы из пулемёта MG 13

Как раз в то же время Штанге закончил работу над модернизацией пулемёта Дрейзе, которая велась в строжайшей тайне. Из соображений секретности новый пулемёт получил индекс не в соответствии с годом разработки, как было прежде, а согласно порядковому номеру, под которым регистрировались чертежи в техническом бюро армии. Поэтому новый пулемёт для рейхсвера получил наименование Gerät 13 («Прибор 13»), а впоследствии – MG 13. Он представлял собой логическое развитие пулемёта Дрейзе, разработанного Луисом Шмайссером ещё в 1901 году. Шмайссер и Штанге постоянно работали над его улучшением, результатом чего явились пулемёты Дрейзе образца 1912, 1915 и 1918 годов, а также MG 14, поступивший позже в небольшом количестве на вооружение рейхсвера. Да и пулемёт Бергманна MG 15 n/A представлял собой в принципе улучшенный вариант Дрейзе модели 1912 года. Пулемёт Дрейзе образца 1915 был выпущен даже значительной по тем временами серией в 3 000 экземпляров и принимал участие в боях в Палестине. Существенным недостатком этого оружия, во многом выполненном в духе пулемёта Максима, был значительный вес – 17 кг, обусловленный применением водяного охлаждения.

При создании MG 13 Луис Штанге заменил водяное охлаждение воздушным, заключив ствол в перфорированный кожух, характерный для всех последующих конструкций его пулемётов. Оружие устанавливалось на лёгкие сошки (их можно было крепить как в дульной, так и в средней части ствола), а для управления огнём были введены пистолетная рукоятка и металлический плечевой упор. Автоматика MG 13 использовала принцип короткого хода ствола, затвор запирал ствол при помощи качающегося рычага, закреплённого в ствольной коробке. Ударно-спусковой механизм куркового типа обеспечивал ведение как одиночного, так и автоматического огня. Переводчик огня был совмещён со спусковым крючком. Для одиночного огня следовало нажимать на верхнюю часть крючка, для автоматического – на нижнюю. Благодаря этому боец мог не прекращать стрельбу для смены режима огня.

Питание производится из коробчатого приставного магазина на 25 патронов, окно для которого расположено на левой стороне ствольной коробки. Однако для MG 13 можно было использовать и сдвоенные барабанные магазины («бараньи рога») на 75 патронов. Для стрельбы по воздушным целям пулемёт устанавливали на лёгкую треногу (первоначально от пулемёта MG 08/15, а затем – от MG 34) и на кожухе монтировали кольцевой прицел. Вес пулемёта c сошкой составлял чуть более 10 кг, темп стрельбы – 500-600 выстрелов в минуту. Танковый вариант отличался меньшей длиной и имел обозначение MG 13k.

Патент Луиса Штанге на конструкцию приклада

Официально пулемёт был принят на вооружение в 1931 году и выпускался в Зуле фирмой Simson u Cо., так как ей было разрешено производить боевое оружие. Хотя уже в 1934 году MG 13 был заменён новым пулемётом Штанге MG 34, во время II мировой войны он был изъят со складов и использовался в боевых действиях наряду с более современными пулемётами. MG 13 стоял также на вооружении испанской и португальской армии, где получил обозначение m/938.

Несмотря на свои недостатки (малая вместимость магазина и не лучшее решение для узла запирания ствола), пулемёт MG 13 сыграл определённую роль в развитии этого вида пехотного оружия. Опыт I мировой войны наглядно показал эффективность тяжёлых станковых пулеметов, которые наносили атакующей стороне колоссальные потери. Поэтому ещё в кайзеровской Германии начались поиски оружия, которое могло использоваться как в обороне, стационарно или на тяжёлом лафете, так и в наступлении, в мобильном варианте на сошках. Попытка модернизации пулемёта Максима с водяным охлаждением (MG 08/15) этой проблемы не решила, так как пулемёт по-прежнему был слишком тяжёл для применения в наступлении. C этой точки зрения MG 13, первый послевоенный пулемёт рейхсвера и вермахта был значительным шагом вперёд, позволившим вплотную подойти к созданию единого пулемёта, который мог использоваться в разных вариантах – на сошках, на станке, в качестве зенитного, танкового и т.д. Кроме того, MG 13 выгодно отличался от пулемётов I мировой войны сравнительно несложным устройством, простотой сборкиразборки и обслуживания. Кстати, первый ручной пулемёт Калашникова, испытывавшийся в 1943 году вместе с пулемётом Симонова РПС-6, имел довольно сильное внешнее и конструктивное сходство с MG 13.

Параллельно с разработкой MG 13 «Рейнметалл» снова попытался завладеть своим «экспроприированным» имуществом в Голландии, в этот раз не напрямую, а через свою подставную фирму «Золотурн» («Рейнметалл» владел 51% акций этой фирмы) при помощи уже упомянутого выше Фритца Мандла. В этот раз немцам сопутствовал успех, и уже 4 апреля 1929 года Луис Штанге представил совершенно новый пулемёт MG 29 (Solothurn S2-100), который должен был поставляться под маркой новоиспеченной фирмы как для рейхсвера, так и для экспорта.

Впрочем, в конструкции MG 29 можно было найти ряд черт, унаследованных от пулемёта Дрейзе MG 13 – это было также оружие под 7,92-мм патрон Маузера, использующее короткий ход ствола и приставной коробчатый магазин. Ствол имел воздушное охлаждение и типичный для пистолетов-пулемётов и пулемётов Штанге кожух с отверстиями для отвода разогретого воздуха. С другой стороны, в MG 29 был использован иной принцип запирания канала ствола, популярная в сегодняшнем автоматическом оружии схема с поворотом затвора. При этом боевые упоры затвора заходили за соответствующие пазы, выполненные на внутренней стороне втулки, навинченной на казённую часть ствола. Позже Штанге применял этот способ во всех своих разработках, а его коллеги – в конструкциях 20-мм полуавтоматических противотанковых ружей Solothurn S18-100 и S18-1000, а также 30-мм авиационной автоматической пушки MK 101. Благодаря данному нововведению ствольную коробку удалось сделать круглой, представляющей собой как бы продолжение ствольного кожуха. После израсходования патронов в магазине, затвор пулемёта оставался в заднем положении, так что при присоединении нового магазина оружие было полностью готово к стрельбе. Вместо металлического плечевого упора был введён более удобный приклад. MG 29 имел простое устройство и состоял из относительно небольшого числа деталей, многие из которых имели цилиндрическую форму, благоприятную для обработки на токарных станках.

Уже через год группа Луиса Штанге осуществляет доработку пулемёта и представляет улучшенную модель под обозначением MG 30 или Solothurn S2-200. По существу MG 30 имел те же самые конструктивные черты, что и его предшественник, и отличался ещё более простым устройством. В первую очередь Штанге отказался от применения затыльника – его роль выполнял приклад, крепящийся к ствольной коробке при помощи сухарного соединения. В прикладе был размещён буфер, смягчавший удары затвора в крайнем заднем положении.

При сравнительных испытаниях MG 13 и MG 30, проведённых рейхсвером, и в ходе которых образцы сделали по 100 000 выстрелов, последний показал лучшие результаты. В ходе них, также из соображений секретности, пулемёт MG 30 получил ещё одно обозначение – Gerät 15. Несмотря на преимущества MG 30 по сравнению с MG 13, принятие двух образцов одинакового назначения немецкое военное руководство сочло нецелесообразным по финансовым соображением – к тому времени поставки пулемётов Дрейзе в войска уже начались.

Тем не менее MG 30 стал прообразом основного пехотного пулемёта вермахта MG 34 и наиболее распространённых авиационных пулемётов люфтваффе MG 15 и MG 17. Австрийская и венгерская армии соответственно в 1930 и 1931 годах приняли S2-200 на вооружение, присвоив ему обозначения lMG 30 и Solothurn 31.M Golyoszoro. Всего обе армии получили около 5000 единиц этого оружия, большая часть из которых была произведена в Австрии, на заводе Steyr-Daimler-Puch. Отличием австрийских и венгерских пулемётов был используемый боеприпас – винтовочный патрон Маннлихера 8х56R. Пулемёт широко рекламировался для продажи в латиноамериканские страны, однако крупного успеха, в отличие от пистолетов-пулемётов, «Рейнметалл» здесь добиться не смог: только Сальвадор в 1932 году закупил небольшую партию из 47 пулемётов, переделанных под патрон Маузера 7x57.

Оружие, разработанное Луисом Штанге

Наименование модели Калибр Год разработки Годы выпуска Производитель Применение
Пистолет-пулемёт MP 19 (MP 20) 9x19 Para 1919 1919 - 1920 Rheinmetall Предлагался для вооружения полиции Веймарской республики
Пистолет-пулемёт Steyr-Solothurn S1-100 (MP 30, MP 34 , MP 34 (ö) 7,63x25 Mauser 7,65x22 Para 9x19 Para 9x23 Steyr 9x25 Mauser .45 ACP 1929 1929-1940 Solothurn A.G. Steyr Вооружение пехоты, полиции
Пулемёт MG 13 (Dreyse) 7,92x57 1930 1930 - 1935 Rheinmetall Simson u. Co. Пехотный ручной пулемёт, зенитный, танковый пулемет (MG 13k)
Aвиационный пулемёт MG 15 7,92x57 1932 середина 1930-х - 1944   Blohm Voss BV 141 Heinkel He 111 Dornier Do 24 DFS 230 Focke-Wulf: Fw 58, 189 Junkers: Ju 52, 86, 88 Messerschmitt Bf 110 В конце войны применялся в качестве пехотного
Aвиационный пулемёт MG 17 7,92x57 1934 середина 1930-х - 1944 Rheinmetall Arado: Ar 65, 66, 68, 76, 96, 196, 197 Dornier: Do 17, 215 Fieseler: Fi 167 Focke-Wulf: Fw 56, 187, 189, 190 Heinkel: He 45, 46, 51, 60, 111, 114, 115 Henschel: Hs 123, 126, 129 Junkers: Ju 87, 88 Messerschmitt: Bf 109, 110, 210, 410 и др.
Aвиационный пулемёт MG 131 13x64 1938 1940 - 1945 Rheinmetall-Borsig DWM I.C. Wagner Krieghoff Blohm Voss: BV 138, 222 Dornier: 17, 217 Focke-Wulf Fw 190 Heinkel: He 111, 177, 274 Junkers: Ju 88, 188, 288, 388 Messerschmitt: Bf 109, 210, 410
Пулемёт MG 34 7,92x57 1931 1936 - 1945 Mauser-Werke Maget Steyr-Daimler-Puch Gustloff-Werke Wagenwerke Brünn Пехотный (единый) пулемёт на сошке и на треножном станке, зенитный, танковый пулемёт
Пулемёт MG 29(Rh 29, Solothurn S2-100)   1929 1929-1930 Solothurn A.G. Пехотный ручной пулемёт
Пулемёт MG 30 (Steyr-Solothurn S2-200) 7,92x57 и 8x56R 1930 1931-1934 Solothurn A.G. Steyr Пехотный ручной пулемёт
Автоматическая винтовка FG 42 7,92x57 1942 1943 - 1945 Krieghoff Dietrich Вооружение парашютно-десантных войск

Продолжение следует.

И. Шайдуров. Журнал "МАСТЕРРУЖЬЁ" №165

www.hunting.ru

Симонов против Штанге

Страница 1 из 4

Fallschirmj?gergewehr 42 (FG42). «Меч – Кладенец» «Зелёных Дьяволов» или сумрачные тропинки «Тевтонского гения»?

«…там на неведомых дорожках – следы невиданных зверей…»(А.С.Пушкин)

  …Чем дальше от нас уходят годы Второй Мировой, тем большими легендами и небылицами обрастают события тех лет, судьбы  людей и их дела. Легендами обрастает и оружие, которыми эти люди эти дела и творили. Хотя, казалось бы, все должно быть как раз наоборот: так или иначе, но приоткрываются архивы и спецхранилища, полит.заказы перестают быть актуальными, да и сами участники тех событий один за другим отходят в небытие. Казалось бы, вполне можно трезво и непредвзято оценить и их дела, и боевые качества их оружия. Казалось бы…

На самом же деле все происходит с точностью до наоборот. Одни фамилии и названия образцов старательно вытираются и подвергаются обструкции ( как пример – легендарная «тридцатьчетверка», И-185 Поликарпова или автомат М.Т.Калашникова), другие – начинают превозноситься до небес. От стрелкового до бронетехники.

Причин тому – великое множество, объективных и не очень. Но не о них сейчас речь, это тема отдельного разговора. А сейчас я хочу поговорить о германской ФГ-42 Луиса Штанге, одной из попыток создания «идеального пехотного оружия», которая преподносится подчас чуть ли не как шедевр , сочетающий в себе якобы несовместимые на тот период развития техники качества. И не просто поговорить о боевых качествах этого оружия, а СРАВНИТЕЛЬНО С ОТЕЧЕСТВЕННОЙ АВС-36. Итак,

FG-42 Штанге против АВС-36 Симонова.

Приведу несколько широко известных цитат из работ Федосеева и Монетчикова;«…К сожалению, автоматическая парашютно-десантная винтовка Fallschirmj?gergewehr 42 стала использоваться слишком поздно и не в том количестве, что бы должным образом продемонстрировать свои преимущества тактике применения, раскрыть свои боевые качества, полностью «показать» свои преимущества. Впрочем, будем откровенны: у FG42 были и недостатки, однако они не могли соперничать с ее достоинствами. Можно сделать однозначный вывод, что автоматическая винтовка FG42 поистине уникальным и весьма интересным образцом оружия, созданного и выпускавшегося Германией во время Второй Мировой войны….» 

«Германские конструкторы были поставлены перед задачей создания поистине уникальной вещи – автоматической винтовки, объединяющей в себе пулемет, винтовку и пистолет-пулемет. Так, генерал-майор люфтваффе Курт Штудент в одном из своих докладов рейхсминистру авиации и главнокомандующему ВВС Третьего Рейха Герману Герингу следующим образом охарактеризовал новую винтовку:

«В одном оружии объединены ручной штуцер с пистолетной рукояткой, пистолет-пулемет, винтовка и ручной пулемет, причем вес образца равен весу винтовки 98k». Сочетание подобных требований, в то время считавшихся несовместимыми, а также внутренние трения и конкуренция между вермахтом (немецкой армией) и люфтваффе привели к тому, что HWaA (Управление вооружений вермахта) отказалось от проекта новой автоматической винтовки как от невыполнимого.» 

Так ли всё это на самом деле?Необходимость в разработке подобного оружия была осознана с выявления необходимости принятия на вооружение немецких парашютистов мощного, дальнобойного и в то же время эффективного в маневренном бою на ближних дистанциях оружия. С самого начала Второй мировой войны немецкое командование стало широко применять парашютные десанты, в задачи которых входило перерезание коммуникаций, захват плацдармов в тылу противника, а также проведение диверсионных акций. В то время существовала доктрина, четко определявшая вооружение десантника во время прыжка: пистолеты, пистолеты-пулемёты, ручные гранаты и ножи. Такое ограничение в вооружении бойцов было обусловлено самой конструкцией немецкого парашюта того времени, который не позволял брать с собой большой вес. При проведении десантных операций, более мощное и дальнобойное оружие – винтовки и пулеметы сбрасывались в ящиках отдельно. В первые моменты боя парашютист оказывался уязвимым для дальнобойного оружия противника и не был в состоянии ему противостоять. Поэтому было нужно что-то было более мощное, чем пистолеты-пулеметы MP.38 и MP.40. Необходимость легком автоматическом оружии с большой дальностью стрельбы была окончательно подтверждена после десантной операции «Меркурий» на средиземноморском острове Крит, начавшейся 20 мая 1941 года.

 Немецкие десантники в количестве 11000 человек высадились на парашютах и планерах. Остров обороняли 28000 англичан и новозеландцев, а также 15000 греков. Немецкие парашютисты понесли значительные потери, составившие 2701 человек убитыми, 2594 раненными и 1888 пропавшими без вести, что составило более 40%. Такие потери были совершенно неприемлемыми элитного рода войск. Хотя сама операция в итоге завершилась победой немцев и захватом Крита, потери при ее проведении оказали решающее влияние на дальнейшую судьбу немецких парашютно-десантных войск во Второй мировой войне. Причиной такой неудачи стали нормативные 80 секунд, необходимые парашютисту для нахождения контейнера с оружием, а так же невозможность вести огонь снижаясь на парашюте. Именно в эти первые моменты боя немцы не могли ничего противопоставить дальнобойным винтовкам, станковым и ручным пулеметам англичан.

По требованиям, выдвинутым к новой винтовке для парашютистов Министерством авиации, оружие должно было использовать стандартный 7,92 мм винтовочно-пулеметный патрон. Для разработки этого нового оружия обратились в отдел GL/C-E6 Главного командования Люфтваффе, ответственный за разработку бортового авиационного оружия. В число представителей данного отдела входил старший инспектор по вооружению Отто Шульце, в дальнейшем ставший руководителем проекта по разработке. Встретившиеся с ним представители десантных частей выдвинули следующие требования к новому оружию: длинна не более 100 мм; масса не выше, чем у карабина 98k; возможность ведения стрельбы как одиночными выстрелами, так и очередями; возможность установки оптического прицела; возможность стрельбы винтовочными гранатами; возможность применения в качестве холодного оружия. Такая винтовка смогла бы заменить сразу несколько видов оружия – пистолет-пулемет, винтовку и пулемет. Шульце с самого начала объяснил заказчикам, что за разработку пехотного стрелкового оружия отвечает Управление вооружений вермахта. Однако после того как десантники передали туда свою просьбу, управление отклонило их требования как невыполнимые. Одной из причин такого решения было еще и соперничество армии и авиации. Затем они снова обратились к Шульце, который вместе с одним из своих коллег пообещал разработать подобное оружие. Параллельно созданию нового оружия, велась и разработка парашютов, которые бы смогли обеспечить десантирование с большим, чем прежде весом. Министерство авиации допустило к конкурсу конструкции следующих фирм: Rheinmetall-Borsig, Krieghoff, Haenel, Walther и Mauser. В последующем фирма Rheinmetall-Borsig, получив дополнительное финансирование продолжила работу над этим оружием, создав три варианта конструкции FG42. Данное официальное обозначение использовалось для всех трех вариантов.

Луис Штанге  25 ноября 1941 года главный конструктор на заводе в Земмерда фирмы Рейнметалл-Борзиг, Луис Штанге, был поставлен в известность Министерством авиации о намерении продолжить конструкторские работы. 5 декабря 1941 года Штанге приступил к проектированию изделия 450 (Great 450), в то время как точные требования к конструкциибыли переданы ему только спустя 9 дней. 15 февраля 1942 г. конструктор представил первый опытный экземпляр, созданный на основе первых чертежей, представленных 8 января 1942 г. Первый образец был изготовлен в основном на металлорежущих станках с использованием старой технологии.

26 марта 1942 г. второй опытный экземпляр, уже имевший изготовленные штамповкой детали, был лично продемонстрирован Луисом Штанге представителям Министерства авиации. Усовершенствованный вариант второго опытного образца был официально представлен 1 мая 1942 года. Тогда, кроме самого конструктора, присутствовали рейхсминистр вооружения и боеприпасов Шпеер, генерал Лееб, генералфельдмаршал Мильх и адмирал Фангер. Винтовка вызвала большой интерес, в особенности у представителей Управления вооружений вермахта, сдержанно ограничившихся критикой конструкции винтовки. Находившийся в подчинении главного командования Люфтваффе отдел GL/C-E6 и Министерство авиации во главе с рейхсмаршалом и главнокомандующим люфтваффе Германом Герингом, оберегали собственный проект от Управления вооружений, которое пыталось повлиять на разработку исходя из тактико-технических требований для оружия пехоты. Министерство авиации противопоставляло свою новую винтовку армейскому автоматическому карабину, не смотря на то, что выпуск и использование в войсках двух различных образцов автоматического оружия под разные патроны являлся бы крайне неоправданным как с экономической, так и с тактической точки зрения.

Разрабатываемая автоматическая винтовка на раннем этапе создания имела множество недостатков, на которые указывал полковник Киттель, из второго отдела испытаний оружия: слишком малый вес для обеспечения необходимой живучести, при том, что ресурс оружия должен составлять 50000 выстрелов; стрельба из положения стоя неудобна из-за высокой прицельной линии и формы приклада; сложная в изготовлении ствольная коробка; недостаточно прочные сошки из листовой стали; дульный тормоз создавал нагрузку на органы слуха как самого стрелка, так и находящихся поблизости. Фирма Rheinmetall-Borsig, указала на то, что разработка еще не завершена, но обещала исправить указанные Киттлем недостатки. К маю 1942 года Министерство авиации уже сделало выбор в пользу образца Rheinmetall-Borsig, которая в это время получила заказ на десять образцовых экземпляров винтовки. Штанге усовершенствовал конструкцию затвора и 5 июня 1942 года при испытаниях оружие работало безотказно, а изменение конструкции дульного тормоза улучшило точность стрельбы очередями. В июне 1942 г. всем фирмам, кроме Rheinmetall-Borsig, участвовавшим в разработке этого оружия, было предписано прекратить работы над ним. В протоколе фирмы о внутренних испытаниях 2 июня 1942 г. было отмечено безотказное функционирование и незначительная отдача при одиночной и непрерывной стрельбе, что позволило стабильно удерживать оружие. 

Испытания первой модели винтовки - FG42/1Были отмечены и усовершенствования, которые необходимо было внести в конструкцию: опасность защемления мизинца левой руки в направляющем пазе рукоятки взведения – устранить при помощи ограничителя на цевье; опасность защемления сошками ладони при их складывании – устранить изгибанием внутренних продольных граней ног сошки; большой наклон рукоятки затрудняет ее хват, в особенности при удержании от бедра – увеличить угол наклона рукоятки; для достижения более устойчивого положения оружия при стрельбе разместить крепление сошек под стойкой мушки; расплывчато виден диоптрический целик размещенный от глаза всего в 50 мм, вместо положенных 260 мм – найти решение по переносу целика; изменить угол падения стреляных гильз так, чтобы они не мешали соседнему стрелку; провести опыты с винтовочными гранатами; уменьшить площадь соприкосновения с металлическими деталями оружия. Данные предложения по усовершенствованию автоматической винтовки конструкции Штанге были учтены при создании ее модернизированного варианта. Для испытаний были заказаны две партии винтовок, по 20 штук каждая. Однако в этих партиях еще не удалось устранить все указанные недостатки, а десантные войска хотели как можно быстрее испытать новое оружие на фронте.

До января 1943 года было необходимо представить 120 винтовок, изготовление которых было поручено фирме Krieghoff, вместо заводов Rheinmetall-Borsig, вероятно по причине личной заинтересованности Германа Геринга. В результате 15 сентября 1942 года Отто Шульце проинформировал Rheinmetall-Borsig о необходимости извещения фирмы Krieghoff обо всех изменениях в конструкции оружия. Тогда же впервые было использовано обозначение FG42 вместо Geraet 450. С 24 февраля по 16 апреля 1943 года, проводились войсковые испытания на полигоне люфтваффе, целью которых было выявление прочности и долговечности деталей. Результатом стало усиление в некоторых узлах механизмов. Была отмечена безотказность работы оружия при всех условиях эксплуатации, включая низкие и высокие температуры, а так же загрязнение механизмов. В итоговом отчете говорилось о том, что удобство при обращении с винтовкой и кучность стрельбы оказались сравнимы с карабином Mauser 98k. Перспективным оптическим прицелом был указан четырехкратный образец фирмы Voigtlaender, являвшийся прототипом ZF4. 

ПерваяПредыдущая 1 2 3 4 Следующая > Последняя >>

www.dogswar.ru

Многоликий пулемет Луиса Штанге*. - Не теряйте мужества

MG.30 на станке (кликабельно)

Почему многоликий? Потому, что Solothurn S2-100 (известный так же, как MG.29) созданный на швейцарской фабрике Waffenfabrik Solothurn AG был, фактически, немецким пулеметом, а сама фабрика прикрывала от союзной контрольной комиссии в Берлине немецких оружейников из Rheinmetall-Borsig. Неплохой пулемет был довольно быстро доведен до ума как Solothurn S2-200, и в таком виде был принят на вооружение в Швейцарии. Примерно в то же время его принимают на вооружение австрийцы, как MG 30, еще он был принят на вооружение в Венгрии как 31М (в авиации 34AM). Есть сведения о том, что он в каком-то количестве попал даже и в Польшу. Впрочем, неудивительно, - оружие вышло простое и надежное.

Работало оно на энергии отдачи при коротком ходе ствола, стреляло с открытого затвора, запирание осуществлялось поворотом всего затвора (простые массивные детали обеспечивали надежность запирания и долговечность узла). Тело пулемета весило всего 9,5 килограммов, со всеми аксессуарами, - передней рукояткой, сошками и магазином на 30 патронов (специально для него разработанного калибра 8x56R) - 12.5 килограммов. В принципе, конечно, для ручного пулемета тяжеловато, а для станкового ничего так. Только магазинное питание смущает. Других претензий, впрочем, к пулемету не было, - а магазины.. Зато, они гораздо меньше боятся грязи, чем открытые ленты. В принципе, можно и потерпеть, если магазинов много. неполная разборка пулемета (кликабельно)Однако, с самого начала пулемет рассматривался как решение промежуточное. Военные хотели ленточное питание и все тут. Им дали ленточное питание, - но несколько позже. Посмотрите внимательно, вам это оружие ничего не напоминает? Правильно. Приклад попроще, темп огня побольше и ленту приставить, - и вот он, хорошо нам знакомый MG.15. Он являлся развитием MG.30 и отличался от него только вышеуказанными деталями и немецким калибром 7,92×57.

Всего было выпущено, по разным источникам, 5 - 10 тысяч пулеметов, что не помешало им засветиться в огромном количестве в руках солдат разных стран. Видимо, оружие пользовалось уважением и популярностью.

strangernn.livejournal.com

Hеизвестный и знаменитый Луис Штанге. Часть 1 — БАГНЕТ

Луис Штанге, создатель одного из первых пистолетов-пулемётов, основных пехотных и авиационных пулемётов вермахта, а также оригинальной автоматической винтовки FG 42, – безусловно, один из наиболее талантливых немецких конструкторов автоматического оружия. Пройдя великолепную конструкторскую школу у своего легендарного тёзки Луиса Шмайссера, Штанге возглавил разработку стрелкового вооружения концерна «Рейнметалл», во многом способствовал его развитию и формированию славы этого промышленного гиганта, который и сегодня остаётся лидером военной индустрии Германии. Однако о личности самого Луиса Штанге прежде было почти ничего не известно, и писать статью о нём пришлось практически с нуля, иногда прибегая к настоящим расследованиям. C их результатами журнал сегодня знакомит своих читателей.

Два великих Луиса

Фабрика «Рейнметалл» в 1913 году.Фото: музей Николауса фон Дрейзе

Луис Штанге родился в 1888 году в небольшом городке Зёммерда, находящемcя недалеко от столицы Тюрингии – Эрфурта. Зёммерда известен, прежде всего, благодаря имени другого великого оружейника — Николауса фон Дрейзе, изобретателя «игольчатой» винтовки. Н. Дрейзе основал здесь в 1834 году оружейную фабрику для выполнения заказов по оснащению прусской армии, приобретя несколько зданий рядом со своим домом на улице Вайсензеерштрассе. Поскольку в маленьком городке с населением всего 3000 человек квалифицированной рабочей силы не хватало, в Зёммерду были командированы 136 лучших слесарей, механиков и оружейников из всех полков прусской армии. Так на севере Тюрингии возник один из важнейших центров оружейного производства. Поэтому выбор молодого Штанге был практически предопределён – карьера оружейника была наиболее перспективным занятием в этом маленьком городке.

Однако к этому времени фабрика Дрейзе (Fa. Dreyse _ampersent_ Collerbusch Sömmerda) обрела нового хозяина. После смерти Николауса фон Дрейзе в 1867 году предприятие возглавил его сын Франц, который, хотя и был весьма талантливым оружейником, но не смог выдержать конкуренции с фирмой братьев Маузер. В итоге он решает расстаться с оружейным бизнесом и в 1901 году продаёт отцовскую фабрику дюссельдорфскому предпринимателю Хайнриху Эрхардту, будущему основателю и владельцу концерна «Рейнметалл» (Rheinmetall AG). Выбор нового хозяина не был случаен – Эрхардт в молодости учился и работал у Николауса фон Дрейзе.

В 1907 году 19-летний Луис Штанге устраивается на бывшую фабрику Дрейзе в качестве ученика. Сказать, что ему повезло, наверное, будет недостаточно – ведь его наставником становится сам Луис Шмайссер. Именитый тёзка Штанге был не менее ценным приобретением «Рейнметалла», чем сама фабрика Дрейзе. Ранее Луис Шмайссер работал техническим директором оружейной фабрики в Зуле, принадлежащей баденскому фабриканту Теодору Бергманну. Шмайссер и Бергманн первыми создали и стали выпускать коммерчески успешные самозарядные пистолеты, им также принадлежат заслуги в создании ряда других оригинальных образцов автоматического оружия. Однако в 1905 году союз баденского промышленника и Шмайссера распался, по официальной версии из-за патентных и финансовых разногласий, однако у истинной причины разрыва была иная подоплёка. Сын Бергманна, Теодор-младший, ухаживал за 27-летней дочерью Шмайссера Элизой, и, когда молодой человек объявил о желании вступить в брак, Бергманн-старший разгневался и сделал все, чтобы их свадьба не состоялась, поскольку невеста не происходила из богатой или знатной семьи. Оскорблённый и униженный таким поведением своего нанимателя, Луис Шмайссер уезжает один, без семьи, в Эрфурт и переходит на работу в «Рейнметалл».

Наставник и учитель Луиса Штанге, знаменитыйконструктор-оружейник Луис Шмайссер со своейсупругой Дженни. Снимок 1875 года.Фото: музей Николауса фон Дрейзе

Встреча с Луисом Шмайссером сыграла в жизни молодого Штанге исключительно важную, если не решающую, роль. Без неё он вряд ли состоялся бы как выдающийся оружейный конструктор. Современники Шмайссера-старшего отзывались о нём не только как о талантливом изобретателе, но и очень высоко ценили как человека, отмечая его скромность, порядочность, доброжелательность и исключительное трудолюбие. Возможно, Луис Штанге, в некотором роде, заменил ему старшего сына Хуго, которого Шмайссер-отец оставил вместо себя в качестве технического директора фабрики Бергманна в Зуле. По крайней мере, Луис Шмайссер попытался передать все свои знания, навыки и умения молодому и подающему надежды ученику.

Первоначально Луис Штанге работал у Шмайссера в качестве помощника конструктора, участвуя в создании самозарядных пистолетов Дрейзе калибра 7,65 и 9 мм образца 1907 года, самозарядного карабина Дрейзе образца 1910 года, пулемётов Дрейзе образца 1912 и 1915 года с водяным охлаждением.

Впрочем, Луис Шмайссер не забывает своего сына и помогает ему в разработке пулемёта (Bergmann MG15nA) и пистолета-пулемёта (Bergmann MP 18). Очевидно, отсюда происходит заметное сходство данных моделей и с оружием, разработанным впоследствии самим Штанге, а также ярко выраженная «пулемётная и пистолет-пулемётная» специализация будущего конструктора «Рейнметалла». В ряде исследований, правда, утверждается, что Луис Штанге начал свою карьеру под руководством Луиса Шмайссера не в Зёммерда, а на зульской фабрике Бергманна. Автору не удалось найти документального подтверждения данного факта, скорее всего речь идёт о тривиальной ошибке. Если же это было так, то многочисленные исследователи и историки зульского оружия, несомненно, нашли бы следы пребывания Штанге на зульской земле.

Cмерть Луиса Шмайссера 23 марта 1917 года была серьёзной потерей для Луиса Штанге. Однако шедшая I мировая война способствовала развитию и небывалому росту «Рейнметалла». Уже в 1914 году оружейный концерн имел 8000 работников и был одним из крупнейших производителей вооружения в Германии, а к окончанию войны его персонал вырос в шесть раз и насчитывал 48 тыс. работников. Оружейная фабрика в Зёммерда свернула практически всё своё коммерческое производство (например, охотничьих ружей) в пользу исключительно военной продукции – пулемётов, артиллерийских орудий, снарядов, капсюлей и взрывателей. В эти годы начинает формироваться и интеллектуальный «штаб» оружейной империи, куда вошли наиболее талантливые и высококвалифицированные оружейники из Берлина и Дюссельдорфа. Помимо уже упомянутого основателя концерна Хайнриха Эрхардта (автора бесшовной технологии производства стволов и современных противооткатных устройств), в него входили профессор Карл Ванингер (конструктор корабельных и зенитных пушек), его кузен и свояк Фритц Херлах (20-мм зенитная пушка Flak 30, позже возглавил швейцарскую фирму Oerlikon), Карл Хайнеманн (создатель пулемётов MG 14 Parabellum и MG 08/15, карабина Gewehr 28 под промежуточный патрон), Фридрих Линдер (впоследствии шеф-конструктор «Mаузера», автор 20-мм пушки Flak 38, пулемёта MG 151, пушки MG 151/20), Герман Хеннинг, Альфред Крум, Вольфганг Россманти, Карл Фоллер. Наличие таких коллег также во многом способствовало дальнейшей изобретательской и конструкторской карьере Штанге. Растущая мощь и перспективы развития концерна перевесили личные интересы, и, по примеру многих коллег, Луис Штанге передаёт все свои патенты в собственность «Рейнметалла». Со временем такой шаг оправдал себя – даже комиссионные за изобретения приносили Штанге неплохой доход, и позже он становится, хотя и не богатым, но вполне зажиточным человеком. Например, в Зёммерда ему принадлежали три жилых дома и ещё один участок земли под застройку.

Пистолет-пулемёт

Производство пулемётов MG 08/15 на фабрике «Рейнметалл» в Зёммердав годы I мировой войны. Фото: музей Николауса фон Дрейзе

Первой самостоятельной разработкой Луиса Штанге стал пистолет-пулемёт Rheinmetall MP 19, сконструированный в конце I мировой войны. Внешне он очень сходен с пистолетомпулемётом MP 18 Хуго Шмайссера: оба образца используют модифицированную ложу винтовки Маузера, кожух на стволе с отверстиями для охлаждения, цилиндрическую ствольную коробку и боковое расположение шахты магазина. Оружие Штанге и Шмайссера использовало одинаковый принцип работы, основанный на отдаче свободного затвора, и один и тот же тип боеприпаса – патрон 9х19 «Парабеллум». Даже тактико-технические данные пистолетов-пулемётов были во многом сходными. Однако в конструкции Штанге можно было найти ряд важных улучшений и конструктивных отличий. Ствольная коробка MP 19 была снабжена откидывающейся крышкой, облегчившей сборку и разборку оружия. На левой стороне ложи был установлен переводчик для выбора автоматического или одиночного режима огня. Предохранитель был сделан более надёжным, в виде поворотного «ключа», у MP 18 рукоятка взведения заводилась в предохранительный паз в ствольной коробке и могла выскочить из него при ударе или толчке. Луис Штанге отказался от навязанной военными его коллеге Шмайссеру идеи унификации магазина пистолета-пулемёта с барабанным 32-зарядным магазином от «артиллерийской модели» пистолета P 08. Вместо этого был применён более простой и удобный для снаряжения коробчатый магазин точно такой же вместимости. Возвратная пружина располагалась в прикладе и соединялась с затвором шарнирным механизмом.

В производство MP 19 (иногда можно встретить обозначение MP 20) поступил уже после окончания войны и выпускался всего на протяжении двух лет, вплоть до 1920 года, когда был ратифицирован Версальский договор, ограничивавший производство вооружений в побеждённой Германии. Поэтому на вооружение германской армии MP 19 принят не был, а лишь предлагался для оснащения полиции Веймарской республики. Производство пистолетов-пулемётов Штанге было возобновлено примерно через десять лет, но уже за границей, в Швейцарии и Австрии.

Луис Штанге (в первом ряду второй слева, на оригинале снимка он дажепомечен крестиком) со своими коллегами. Рядом с ним, в центре, егобрат Рихард. Фотография из семейного архива Гертруды и Вольфганга Штанге

Для этой цели «Рейнметалл» через австрийского предпринимателя Фрица Мандла в 1928-1929 гг. приобрёл патронную фабрику «Золотурн» (Solothurn AG) в Цухвиле, которая была основана в 1923 году швейцарским концерном SIG для производства 7,92-мм винтовочных боеприпасов. Главной задачей фабрики, ключевую позицию в управлении которой занимал шеф Штанге и директор отделения «Рейнметалла» в Зёммерда Ханс Эльтце, было производство автоматического оружия, разработанного «Рейнметаллом», и продажа его в Германию, Австрию и Венгрию под швейцарской «этикеткой». В качестве возможных его покупателей рассматривались также СССР и Китай. Первым образцом оружия, поступившим в производство на «Золотурне», стал пистолет-пулемёт MP 19, доработанный Луисом Штанге и получивший наименование Solothurn S1-100.

Однако активными покупателями данного оружия стали также страны Латинской Америки: Чили, Боливия, Уругвай, Сальвадор. По этой причине руководство «Рейнметалла» направляет Луиса Штанге в 1929 году в длительную командировку на южноамериканский континент. Там он находится 9 месяцев. Цель командировки держалась под строжайшим секретом, о ней не знали даже самые близкие родственники Штанге. Было ясно только одно – она не имеет ничего общего с типичными для 20-30-х годов прошлого века вояжами немецких предпринимателей, отправившихся в Южную Америку в поисках лёгкой жизни и богатства, а была связана с тайными сделками немецко-швейцарско-австрийского оружейного конгломерата.

Небольшое число пистолетов-пулемётов под патрон «Маузер» 7,63x25 приобрёл Китай, имевший на вооружении пистолеты Маузера С96 такого же калибра. Solothurn S1-100 был достаточно популярен и в Европе. Португалия закупила в 1938 году пистолеты-пулемёты S1-100 под патрон 7,65x22 Para (получили обозначение m/938), а в 1942 году – под патрон 9х19 Para (m/942). Венгрия, где тоже действовали ограничения на производство вооружений, также воспользовалась услугами «Золотурна» для приобретения пистолетов-пулемётов конструкции Штанге. В 1930 году пистолет-пулемёт был принят на вооружение австрийской полиции под наименова нием Steyr MP 30 (патрон 9х23 Steyr), а через четыре года – австрийской армии, получив обозначение Steyr MP 34. Их выпуск был освоен на заводе в городеШтейр. После аншлюса доставшиеся Германии MP 30 и MP 34 были переделаны под патрон 9х19 и переданы нацисткой полиции, люфтваффе и, возможно, даже в части СС, получив обозначение MP 34 (ö). Их производство продолжалось до 1940 года, когда они уступили место более современным пистолетам-пулемётам MP 40.

Отличия Steyr-Solothurn S1-100 от MP 19 были минимальны, заключаясь в введении крепления для штыка M1895 от винтовки Манлихера и приспособления для наполнения магазина патронами из обоймы пистолета Steyr M1912. Практически все оружейные авторы, касаясь темы пистолетов-пулемётов Штанге, отмечают высокое качество изготовления «Золотурнов». Даже после окончания II мировой войны, устарев морально, они ещё долго продолжали использоваться в странах третьего мира. Последнее боевое применение Steyr-Solothurn S1-100 состоялось в 1970-х годах, в войнах в бывших португальских колониях Анголе и Мозамбике.

Версальские «рогатки»

Редкий снимок Луиса Штанге из семейногоархива Гертруды и Вольфганга Штанге

Пытаясь приспособиться к ограничениям Версальского договора, «Рейнметалл» искал и легальные пути для продолжения своей деятельности. Некоторые из них приводили к успеху, какие-то оказывались неудачными. В 1921 году оружейная фабрика в Зёммерда приступила к выпуску карманных пистолетов под патрон 7,65x22 Para, разработанных на основе пистолета Браунинга образца 1910 года и заменивших в производстве менее совершенные пистолеты Дрейзе. Однако их выпуск продолжался всего пять лет и в 1926 году был прекращён. Причиной стало отсутствие достаточного спроса в условиях тогдашнего экономического кризиса, а также наличие значительной конкуренции: кроме «Рейнметалла», подобные подражания Браунингу M1910 выпускали DWM в Берлине, Ortgies _ampersent_ Co. в Эрфурте и Theodor Kommer в Целла-Меллис. Был ли Луис Штанге автором конструкции пистолета Rheinmetall M1921 сказать сегодня крайне затруднительно, поскольку каких-либо документов, патентов, или свидетельств об этом автору найти не удалось. Тем не менее предположение, что Луис Штанге имел отношение к созданию и производству этого оружия, кажется весьма логичным.

Филиал «Рейнметалла» в Зёммерда, чей персонал после 1918 года из-за отсутствия военных заказов сократился до 1500 человек, решил попробовать свои силы и в совершенно другой области, далекой от оружейного бизнеса – производстве оргтехники. Созданные на фирме механические и электрические пишущие машинки, а также разнообразные арифмометры – ручные, полуавтоматические и автоматические –оказались чрезвычайно удачными и производились без существенных изменений до 1960-х годов, пока их не вытеснила компьютерная техника. Между прочим, немецкие инженеры в Зёммерда первыми создали счётную машину на перфокартах. В 1928 году её патенты и прототипы перешли в собственность компании IBM, которая использовала их в своих дальнейших разработках вычислительной техники. В частности, хорошо знакомая пользователям первых поколений ЭВМ перфокарта стандарта IBM с 80 колонками и 12 строками не что иное, как творение коллег Луиса Штанге. Интересно, что сам концерн «Рейнметалл» на страницах официального сайта (www.rheinmetall-defence.com), посвящённых истории фирмы, представила Луиса Штанге всего один раз и как…одного из разработчиков оргтехники.

Учитывая дотошность и педантичность немецких историков, здесь вряд ли допущена простая ошибка. Скорее всего, речь идёт о намеренно допущенной неточности, чтобы лишний раз не акцентировать внимание на теме оружия и не быть обвинённым в его «пропаганде». В современной Германии интересоваться оружием и его историей, как бы сказать, неприлично, что ли. Поэтому штатными историками «Рейнметалла» Луис Штанге был приписан к изобретателям пишмашинок и счётных приборов, хотя на самом деле не имел к ним прямого отношения.

В действительности Луис Штанге возглавлял опытный отдел «Рейнметалла» по разработке пулемётов (MG-Versuchsabteilung), основной задачей которого было создание пулемётного вооружения для сухопутных войск и авиации. В этом же отделе, насчитывавшем около 20 человек, работал его брат, Рихард Штанге, занимавший должность мастера.

Пулемёты для пехоты

Концерн «Рейнметалл» в годы I мировой войны уже производил как собственные пулемёты Дрейзе, так и пулемёты Максима MG 08 по лицензии. Согласно статьям 168 и 169 Версальского договора, всё оборудование для их производства должно было быть демонтировано. Поэтому после войны все станки, инструмент и оснастка пулемётного производства были вывезены в Голландию и там складированы. Чтобы вернуть своё имущество и возобновить производство, «Рейнметалл» в 1929 году попытался создать дочернюю фирму под наименованием Holländische Industrie und Handelsgesellschaft (Голландское промышленно-торговое общество, сокращенно HIH). Но эта попытка закончилась провалом.

Учебные стрельбы из пулемёта MG 13

Как раз в то же время Штанге закончил работу над модернизацией пулемёта Дрейзе, которая велась в строжайшей тайне. Из соображений секретности новый пулемёт получил индекс не в соответствии с годом разработки, как было прежде, а согласно порядковому номеру, под которым регистрировались чертежи в техническом бюро армии. Поэтому новый пулемёт для рейхсвера получил наименование Gerät 13 («Прибор 13»), а впоследствии – MG 13. Он представлял собой логическое развитие пулемёта Дрейзе, разработанного Луисом Шмайссером ещё в 1901 году. Шмайссер и Штанге постоянно работали над его улучшением, результатом чего явились пулемёты Дрейзе образца 1912, 1915 и 1918 годов, а также MG 14, поступивший позже в небольшом количестве на вооружение рейхсвера. Да и пулемёт Бергманна MG 15 n/A представлял собой в принципе улучшенный вариант Дрейзе модели 1912 года. Пулемёт Дрейзе образца 1915 был выпущен даже значительной по тем временами серией в 3 000 экземпляров и принимал участие в боях в Палестине. Существенным недостатком этого оружия, во многом выполненном в духе пулемёта Максима, был значительный вес – 17 кг, обусловленный применением водяного охлаждения.

При создании MG 13 Луис Штанге заменил водяное охлаждение воздушным, заключив ствол в перфорированный кожух, характерный для всех последующих конструкций его пулемётов. Оружие устанавливалось на лёгкие сошки (их можно было крепить как в дульной, так и в средней части ствола), а для управления огнём были введены пистолетная рукоятка и металлический плечевой упор. Автоматика MG 13 использовала принцип короткого хода ствола, затвор запирал ствол при помощи качающегося рычага, закреплённого в ствольной коробке. Ударно-спусковой механизм куркового типа обеспечивал ведение как одиночного, так и автоматического огня. Переводчик огня был совмещён со спусковым крючком. Для одиночного огня следовало нажимать на верхнюю часть крючка, для автоматического – на нижнюю. Благодаря этому боец мог не прекращать стрельбу для смены режима огня.

Питание производится из коробчатого приставного магазина на 25 патронов, окно для которого расположено на левой стороне ствольной коробки. Однако для MG 13 можно было использовать и сдвоенные барабанные магазины («бараньи рога») на 75 патронов.Для стрельбы по воздушным целям пулемёт устанавливали на лёгкую треногу (первоначально от пулемёта MG 08/15, а затем – от MG 34) и на кожухе монтировали кольцевой прицел. Вес пулемёта c сошкой составлял чуть более 10 кг, темп стрельбы – 500-600 выстрелов в минуту. Танковый вариант отличался меньшей длиной и имел обозначение MG 13k.

Патент Луиса Штанге на конструкцию приклада

Официально пулемёт был принят на вооружение в 1931 году и выпускался в Зуле фирмой Simson u Cо., так как ей было разрешено производить боевое оружие. Хотя уже в 1934 году MG 13 был заменён новым пулемётом Штанге MG 34, во время II мировой войны онбыл изъят со складов и использовался в боевых действиях наряду с более современными пулемётами. MG 13 стоял также на вооружении испанской и португальской армии, где получил обозначение m/938.

Несмотря на свои недостатки (малая вместимость магазина и не лучшее решение для узла запирания ствола), пулемёт MG 13 сыграл определённую роль в развитии этого вида пехотного оружия. Опыт I мировой войны наглядно показал эффективность тяжёлых станковых пулеметов, которые наносили атакующей стороне колоссальные потери. Поэтому ещё в кайзеровской Германии начались поиски оружия, которое могло использоваться как в обороне, стационарно или на тяжёлом лафете, так и в наступлении, в мобильном вариантена сошках. Попытка модернизации пулемёта Максима с водяным охлаждением (MG 08/15) этой проблемы не решила, так как пулемёт по-прежнему был слишком тяжёл для применения в наступлении. C этой точки зрения MG 13, первый послевоенный пулемёт рейхсвера и вермахта был значительным шагом вперёд, позволившим вплотную подойти к созданию единого пулемёта, который мог использоваться в разных вариантах – на сошках, на станке, в качестве зенитного, танкового и т.д. Кроме того, MG 13 выгодно отличался от пулемётов I мировой войны сравнительно несложным устройством, простотой сборкиразборки и обслуживания. Кстати, первый ручной пулемёт Калашникова, испытывавшийся в 1943 году вместе с пулемётом Симонова РПС-6, имел довольно сильное внешнее и конструктивное сходство с MG 13.

Параллельно с разработкой MG 13 «Рейнметалл» снова попытался завладеть своим «экспроприированным» имуществом в Голландии, в этот раз не напрямую, а через свою подставную фирму «Золотурн» («Рейнметалл» владел 51% акций этой фирмы) при помощи уже упомянутого выше Фритца Мандла. В этот раз немцам сопутствовал успех, и уже 4 апреля 1929 года Луис Штанге представил совершенно новый пулемёт MG 29 (Solothurn S2-100), который должен был поставляться под маркой новоиспеченной фирмы как для рейхсвера,так и для экспорта.

Впрочем, в конструкции MG 29 можно было найти ряд черт, унаследованных от пулемёта Дрейзе MG 13 – это было также оружие под 7,92-мм патрон Маузера, использующее короткий ход ствола и приставной коробчатый магазин. Ствол имел воздушное охлаждение и типичный для пистолетов-пулемётов и пулемётов Штанге кожух с отверстиями для отвода разогретого воздуха. С другой стороны, в MG 29 был использован иной принцип запирания канала ствола, популярная в сегодняшнем автоматическом оружии схема с поворотомзатвора. При этом боевые упоры затвора заходили за соответствующие пазы, выполненные на внутренней стороне втулки, навинченной на казённую часть ствола. Позже Штанге применял этот способ во всех своих разработках, а его коллеги – в конструкциях 20-мм полуавтоматических противотанковых ружей Solothurn S18-100 и S18-1000, а также 30-мм авиационной автоматической пушки MK 101. Благодаря данному нововведению ствольную коробку удалось сделать круглой, представляющей собой как бы продолжение ствольного кожуха. После израсходования патронов в магазине, затвор пулемёта оставался в заднем положении, так что при присоединении нового магазина оружие было полностью готово к стрельбе. Вместо металлического плечевого упора был введён более удобный приклад. MG 29 имел простое устройство и состоял из относительно небольшого числа деталей, многие из которых имели цилиндрическую форму, благоприятную для обработки на токарных станках.

Уже через год группа Луиса Штанге осуществляет доработку пулемёта и представляет улучшенную модель под обозначением MG 30 или Solothurn S2-200. По существу MG 30 имел те же самые конструктивные черты, что и его предшественник, и отличался ещё более простым устройством. В первую очередь Штанге отказался от применения затыльника – его роль выполнял приклад, крепящийся к ствольной коробке при помощи сухарного соединения. В прикладе был размещён буфер, смягчавший удары затвора в крайнем заднем положении.

При сравнительных испытаниях MG 13 и MG 30, проведённых рейхсвером, и в ходе которых образцы сделали по 100 000 выстрелов, последний показал лучшие результаты. В ходе них, также из соображений секретности, пулемёт MG 30 получил ещё одно обозначение – Gerät 15. Несмотря на преимущества MG 30 по сравнению с MG 13, принятие двух образцов одинакового назначения немецкое военное руководство сочло нецелесообразным по финансовым соображением – к тому времени поставки пулемётов Дрейзе в войска уже начались.

Тем не менее MG 30 стал прообразом основного пехотного пулемёта вермахта MG 34 и наиболее распространённых авиационных пулемётов люфтваффе MG 15 и MG 17. Австрийская и венгерская армии соответственно в 1930 и 1931 годах приняли S2-200 на вооружение, присвоив ему обозначения lMG 30 и Solothurn 31.M Golyoszoro. Всего обе армии получили около 5000 единиц этого оружия, большая часть из которых была произведена в Австрии, на заводе Steyr-Daimler-Puch. Отличием австрийских и венгерских пулемётов был используемый боеприпас – винтовочный патрон Маннлихера 8х56R. Пулемёт широко рекламировался для продажи в латиноамериканские страны, однако крупного успеха, в отличие от пистолетов-пулемётов, «Рейнметалл» здесь добиться не смог: только Сальвадор в 1932 году закупил небольшую партию из 47 пулемётов, переделанных под патрон Маузера 7x57.

Оружие, разработанное Луисом Штанге

Наименование модели Калибр Год разработки Годы выпуска Производитель Применение
Пистолет-пулемёт MP 19 (MP 20) 9x19 Para 1919 1919 — 1920 Rheinmetall Предлагался для вооружения полиции Веймарской республики
Пистолет-пулемёт Steyr-Solothurn S1-100 (MP 30, MP 34 , MP 34 (ö) 7,63x25 Mauser7,65x22 Para9x19 Para9x23 Steyr9x25 Mauser.45 ACP 1929 1929-1940 Solothurn A.G.Steyr Вооружение пехоты, полиции
Пулемёт MG 13 (Dreyse) 7,92x57 1930 1930 — 1935 RheinmetallSimson u. Co. Пехотный ручной пулемёт, зенитный, танковый пулемет (MG 13k)
Aвиационный пулемёт MG 15 7,92x57 1932 середина 1930-х — 1944 Blohm Voss BV 141Heinkel He 111Dornier Do 24DFS 230Focke-Wulf: Fw 58, 189Junkers: Ju 52, 86, 88Messerschmitt Bf 110В конце войны применялся в качестве пехотного
Aвиационный пулемёт MG 17 7,92x57 1934 середина 1930-х — 1944 Rheinmetall Arado: Ar 65, 66, 68, 76, 96, 196, 197Dornier: Do 17, 215Fieseler: Fi 167Focke-Wulf: Fw 56, 187, 189, 190Heinkel: He 45, 46, 51, 60, 111, 114, 115Henschel: Hs 123, 126, 129Junkers: Ju 87, 88Messerschmitt: Bf 109, 110, 210, 410и др.
Aвиационный пулемёт MG 131 13x64 1938 1940 — 1945 Rheinmetall-BorsigDWMI.C. WagnerKrieghoff Blohm Voss: BV 138, 222Dornier: 17, 217Focke-Wulf Fw 190Heinkel: He 111, 177, 274Junkers: Ju 88, 188, 288, 388Messerschmitt: Bf 109, 210, 410
Пулемёт MG 34 7,92x57 1931 1936 — 1945 Mauser-WerkeMagetSteyr-Daimler-PuchGustloff-WerkeWagenwerke Brünn Пехотный (единый) пулемёт на сошке и на треножном станке, зенитный, танковый пулемёт
Пулемёт MG 29(Rh 29, SolothurnS2-100) 1929 1929-1930 Solothurn A.G. Пехотный ручной пулемёт
Пулемёт MG 30 (Steyr-Solothurn S2-200) 7,92x57 и 8x56R 1930 1931-1934 Solothurn A.G.Steyr Пехотный ручной пулемёт
Автоматическая винтовка FG 42 7,92x57 1942 1943 — 1945 KrieghoffDietrich Вооружение парашютно-десантных войск

Продолжение следует.

И. Шайдуров. Журнал "МАСТЕРРУЖЬЁ" №165

bagnet.in.ua

Кто вы такой, герр Шмайссер?

Достаточно появиться статье с упоминанием автомата Калашникова, как не позже чем в десятом комментарии к ней будет упомянуто имя «талантливого», а то и «гениального» немецкого конструктора, «предвосхитившего целую эпоху», «заложившего основы», «предопределившего» и т.д. Причем роль этого гения не ограничивается «предвосхищением». Абсолютное большинство таких комментаторов приписывает ему ни много, ни мало как авторство АК-47. Аргументы, конечно, бесспорные — внешнее сходство АК-47 с Stg-44 и, особенно, факт в биографии, по которому этот «талантливый конструктор» работал на одном заводе с подлинным автором.

Удивительное дело: человек прославился за счет оружия, которого не разрабатывал. Глава фирмы ERMA Бертольд Гайпель, используя разработку Генриха Фольмера, поставил на производство пистолет-пулемет MP-40, но назывался он и до сих пор называется «шмайссером». Автомат АК-47 известно кто разрабатывал, но «ботва» упорно приписывает авторство этого оружия Шмайссеру. Тем не менее, на базе двух этих парадоксов зиждется слава «великого» немецкого оружейника.

Ни одна конструкция Шмайссера не выпускалась в количестве более нескольких десятков тысяч, за исключением штурмгевера, который достиг к концу войны 420.000 штук. Немецкая оружейная мысль имела, несомненно, замечательные успехи в виде пистолета Вальтера P-38, пистолет-пулемета MP-40 Фольмера, пулемета MG-42 Грюнера, винтовок и карабинов Маузера 98 и другие. Вот только о Грюнере, Штанге, Фольмере, Вальтере никто не говорит в превосходных степенях. Да и фамилии их известны не каждому, а тому, кто интересуется историей оружия.

Теодор Бергман и Луис Шмайссер

В чём не ошибается история, так это в том, что Хуго Шмайссер действительно был «потомственным» оружейником. Его отец Луис Шмайссер, по воспоминаниям современников, был человеком скромным, доброжелательным и даже сердечным. Стремление к обогащению не было его самоцелью. Как любого творческого человека, его больше интересовала практическая реализация своих творческих идей. Для этих целей он организовал свою мастерскую.

Но каким бы гениальным не было изобретение, оно так и останется на бумаге и не принесет славы своему автору, пока не выйдет массовым тиражом на рынок. А для этого нужны не только производственные мощности и оборотные средства, нужны инженеры и технологи для разработки оснастки, техпроцессов. Нужны коммерсанты. В общем, если у конструктора есть предпринимательская жилка, способная не только изобретать, но и организовывать производство, то тогда и появляются фирмы, имеющие торговую марку изобретателя — Маузеры, Вальтеры. Но если нет, то нужно хотя бы уметь договориться с такими людьми, как Теодор Бергман. В этом случае конструктор получит возможность увидеть свое произведение на прилавках, но под торговой маркой той фирмы, которая его произвела. Именно таким было взаимодействие двух знаменитых для своего времени людей, но инсинуации вокруг фамилии «Шмайссер» начинаются именно с их взаимоотношений. Вот типичная картина:

«В 1902-1903 годах отец и сын Шмайссеры разрабатывают удачный самозарядный пистолет «Марс»… Этот пистолет получил патент по фамилии владельца фирмы — Бергмана, что, в свою очередь, обескураживает его реального создателя Луиса Шмайссера, но сделать он так и нечего не сможет, Бергман дает понять, что он всего лишь наемный работник, хоть и из числа незаменимых. Именно в это время Хуго понимает как жадно, цинично и самое главное без особых угрызений совести Бергман присваивал себе чужие изобретения, зарабатывая себе имя чужим трудом.

Несмотря на то, что образцы оружия, разработанного Луисом Шмайссером, принимались на вооружение в Дании, Бельгии и Испании, он сам официально его разработчиком не считался и практически не был никому известен, оставаясь в тени «великого Бергмана». Это сильно затрагивало самолюбие Шмайссера-старшего, и в 1905 году Луис окончательно разрывает все деловые отношения со своим работодателем и покидает город Зуль, передав техническое руководство оружейной фабрикой своему сыну, числившемуся оружейным техником. Бергман не возражает». (А.Ручко «Хуго Шмайссер — от Бергмана до Калашникова»)

Я понимаю, хочется возвысить Шмайссеров, этих пролетариев умственного труда, но зачем походя марать достойного человека, называя его действия жадными, циничными и бессовестными? Теодор Бергман был известным предпринимателем. Его талант заключался в первую очередь в том, что он умел определять передовые направления в машиностроении, умел подобрать кадры и, самое главное, организовать производство в новых, еще только осваиваемых областях.

Одним из первых Бергман освоил производство пневматического оружия и даже сам был его конструктором. Организовал производство первых торговых автоматов. В 1894 году осваивает производство первых «самодвижущихся экипажей», занимается производством гоночных автомобилей и авиамоторов. На родине его называют четвертым номером в немецкой автоиндустрии. Освоив автомобилестроение, Теодор Бергман увлекается новой идеей — автоматическим оружием. Он продает своё автопроизводство, которое через некоторое время становится известно под маркой «Бенц» и начинает вплотную заниматься автоматическими пистолетами.

В отличие от нынешних «эффективных менеджеров», умеющих с равным успехом рулить торговой сетью и министерством обороны, Теодор Бергман не только держал в руках оружие, но и сам занимался конструированием, был превосходным инженером, прекрасно и досконально разбирался в той области машиностроения, в которой ему приходилось работать. Ну, а к кому лучше всего применить эпитеты «жадность», «нахрапистость» и «циничность», мы скоро узнаем.

В 1884 году Бергман вместе с Луисом Шмайссером приступают к разработке автоматического оружия. В 1887 году Бергман открывает оружейный филиал своей компании в Зуле и назначает его техническим директором Луиса Шмайссера. В 1891 году семейство Шмайссеров постигает несчастье — умирает жена Луиса. Дети остаются без матери, а ребенок, лишенный материнской ласки и внимания отца, занятого производством, вырастает, как правило, эгоистичным. Становясь взрослыми, такие люди продолжают страдать из-за отсутствия к ним внимания со стороны окружающих.

О патентах

Есть патенты и есть патенты. Патент имеет смысл, если его невозможно обойти другим инженерным решением, или такой обход существенно дороже. Например, отверстие у острия иголки в швейной машине Зингера, или отверстие в лезвии складного ножа Spyderco. Но когда получают патент на расположение возвратной пружины под стволом, если ее можно разместить и над, и за, и вокруг ствола, то это не патент. Это тщеславие, а автор патента — патентный тролль.

Программа Андрея Малахова «Пусть говорят» многое потеряла из-за несвоевременной кончины Луиса Шмайсера и Теодора Бергмана. История о том, как проклятый капиталист Бергман щемит талант непризнанного гения, приписывая себе все его изобретения, а бедный Луис Шмайссер весь в слезах уходит работать и изобретать на другую фирму, наверняка вошел бы в сокровищницу его сюжетов. Обратимся лучше к двум аргументам и двум фактам.

Аргумент первый: если Бергман что-то и патентовал из изобретений, сделанных лично Луисом Шмайссером, то цена этих патентов была нулевая. Откровенно провальная модель пистолета 1894/96 года. Это оружие проектировалось без представления о физике процесса в автоматике со свободным затвором, поэтому было ненадежным и неудобным. Другие модели были надежнее, но большими тиражами похвастаться не могли. Более успешная модель «Марс» принимала участие в конкурсе на поставку в кайзеровскую армию в период с 1902 по 1904 года, но проиграла Люгеру.

Как инженеры, Бергман и Шмайссер не могли не понимать, что модели Браунинга, Маузера, Люгера имеют гораздо лучшие перспективы на рынке, чем разработки Шмайссера. Слабым утешением был заказ на опытную партию «Марсов» из Испании. Но тут Бергмана постиг еще один удар. Он заключил договор на производство пистолетов с субподрядчиком, который через некоторое время его банально «кинул», после чего Бергман продал лицензию на производство «Марсов» бельгийцам и на этом решил пока завязать с пистолетами.

Бергману не привыкать. А каково Шмайссеру? Десять лет работы, и всё коту под хвост? Правда, есть еще пулемет, над которым Шмайссер с Бергманом работают с 1901 года. Но конструктору уже 57 лет. Для начала двадцатого века это — срок. Его самый способный сын Хуго уже достаточно зрелый и самостоятельный инженер, готовый взять на себя ответственность за разработки нового оружия. Поэтому вполне логично, что Луис Шмайссер отправился дорабатывать пенсионный стаж во Франкфурт, где ему предоставили возможность продолжать заниматься пистолетами, а его место занял сын.

Аргумент второй: итак, Бергман «жадно и цинично…». Надо полагать, на фирме «Рейнметалл» с Луисом Шмайссером обходились по-другому. Но, тем не менее, пистолеты Шмайссера благополучно патентовались и выпускались, но теперь уже под торговой маркой Дрейзе. Кстати, такие же далекие от технического совершенства, но с гораздо более ощутимым коммерческим успехом.

Факт первый (на уровне слухов). Говорят, ко всему еще сын Бергмана по уши влюбляется в дочь Шмайссера, а Бергман отказывает ему в кумовстве. Шмайссер расстроился и ушел от Бергмана. Не знаю, свечку не держал. Но, во всяком случае, аргумент более весомый, чем обида за приписывание патентов.

Факт второй. Луис Шмайссер уезжает в город Эрфурт на фирму «Рейнметалл». Его семья остается в Зуле, и техническим директором у Бергмана становится сын Шмайссера Хуго, занимающийся разработками, которые начал его отец. Папа освободил место сыну и сохранил техническую преемственность на предприятии. Бергман выпускал оружие под своей торговой маркой. И все были счастливы.

Ремарка 1

В 1907 году 19-летний Луис Штанге поступает в ученики Луису Шмайссеру. Посадить дерево, построить дом и вырастить сыновей — это удел каждого мужчины. Иметь собственных учеников — это вершина достижений творческой личности. Но и дается она не каждому. Штанге стал достойным учеником и состоявшимся конструктором и после смерти Луиса Шмайссера стал его преемником на «Рейнметалле». Таким образом, Луис Шмайссер воспитал двух технических директоров — своего сына, работающего у Бергмана, и Луиса Штанге, работающего на «Рейнметалл», будущего разработчика первого единого пулемета MG-34 и автоматической винтовки FG-42.

Ремарка 2

Через год после рождения Хуго Шмайссера, в немецкой деревне Альтдорф, в семье немецких крестьян Фольмеров родился четвертый ребенок, которого назвали Генрихом. Мальчик вырос, получил образование в ремесленном училище и устроился на работу слесарем-механиком. Четыре года учился в воскресной школе и, наконец, поступил в конструкторский отдел фирмы по производству станков. Свое первое изобретение он сделал в 1908 году. Это была машинка для разводки пил. Далее патент, своя фирма.

К началу Первой мировой войны у Фольмера уже было солидное предприятие, производившее машинки для заточки и разводки пил, детали для пулеметов, пропеллеры для аэропланов. Как видите, перед нами редкий случай, когда конструктор и предприниматель совмещаются в одном лице. Забегая вперед, скажу, что фирма Фольмера существует до сих пор.

Рождение пистолетов-пулеметов

Анализ боевых действий первого года Первой мировой войны заставил напрячься лучшие штабные умы воюющих стран: необходимость создания легкого автоматического оружия под менее мощный, чем винтовочный, патрон, стала очевидной. В России полковник Фёдоров пришел к идее создания ружья-пулемета с винтовочным патроном уменьшенной мощности, которую и реализовал в своем автомате в 1916 году.

В Германии и Италии к пониманию необходимости патрона уменьшенной мощности, возможно, пришли позже, а пока решили ограничиться автоматическим огнём пистолетным патроном. Причем итальянцы и немцы подошли к постановке задачи с совершенно разных позиций. В Италии подходили к решению с оборонительной позиции. Майор Абель Ревелли разработал в 1915 году тяжелый двуствольный пулемет под пистолетный патрон для ведения оборонительного огня, который через некоторое время вполне логично трансформировался в первый полноценный пистолет-пулемет Beretta M1918.

А вот немецкие генералы исходили из атакующих позиций. Они реализовали идею малочисленных штурмовых групп для решения парадокса «позиционного тупика». Такие группы должны были начинать атаку с близкой позиции, по аналогии с абордажным боем. А для такого боя лучшим оружием были мушкетоны с раструбом ствола, стреляющие картечью. Это позволяло компенсировать время на точное прицеливание и давало шанс одним выстрелом поразить не одну цель. Но ведь не будешь в начале прогрессивного 20 века штурмовать окопы с мушкетонами. Поэтому начались поиски нового оружия.

Очевидным было применение пистолетного патрона, а вот вопрос с оружием возник. У существующих автоматических пистолетов было два недостатка — малый объем магазина и отсутствие автоматического огня. И вот германский генштаб в 1915 году разрабатывает техзадание на оружие, которое по совокупности показателей уже можно было назвать пистолетом-пулеметом.

Я специально решил немного отвлечься от темы, чтобы показать саму эволюцию появления отдельного класса оружия. Как видите, возникновению класса пистолетов-пулеметов предшествовала коллективная мысль и анализ, а не озарение «гениального конструктора» (одиночки). Идея автоматического огня пистолетным патроном родилась вместе с самим пистолетным патроном. Собственно, авторами идеи оружия были безвестные офицеры германского генштаба, сумевшие грамотно и четко, говоря современным языком, «поставить задачу» конструкторам.

А грамотно составленное техническое задание или постановка задачи — это наполовину решенная проблема. Задача конструктора — найти оптимальное решение из огромного числа технических, физических технологических и экономических противоречий, возникающих на этапе конструирования оружия.

Над темой нового оружия по техническому заданию германского управления вооружений начали работу: Хуго Шмайссер у Бергмана, Луис Штанге в «Рейнметалле», Андреас Шварцлозе и конструкторы DMW (Люгер). В итоге заказ достался Бергману, и MP-18 получил пальму первенства серийного пистолета-пулемета. Хотя был еще итальянский Beretta M1918, и насчет пальмы первенства можно бы поспорить…

В MP-18 использовалось два патента, оформленных на имя Хуго Шмайссера, но по сути это были перепевки патентов Браунинга — использование возвратной пружины в качестве боевой и использование отдачи для перезарядки оружия. Как и абсолютное большинство изделий машиностроения, MP-18 представлял из себя компиляцию деталей из других конструкций и систем: патрон пистолетный, приклад деревянный, ствол и магазин от Люгера, принцип автоматики — отдача свободного затвора. Даже защитный кожух на стволе был «элегантно» «взаимствован» от пулеметов. И всё!

Причем если говорить о «гениальности» конструкции Шмайссера, нельзя не упомянуть отсутствие предохранителя для затвора в переднем положении. Благодаря такому упрощению выстрел из MP-18 можно было произвести методом товарища Сухова. Затвор ставился на предохранитель в заднем (боевом) положении, оформленный в виде фигурного выреза в затворном кожухе знакомого всем по прототипу обычной оконной щеколды.

А что же Штанге? Он не гнался за славой «первого» и спокойно доводил свое изделие до ума. Его MP-19 в итоге был функциональнее MP-18: имел переводчик огня, более надежный предохранитель, откидную крышку затворной коробки. Разумеется, к кормушке успело более простое изделие Хуго Шмайссера. Но все-таки лучшим пистолетом-пулеметом 30-х годов большинство аналитиков считает Steyr-Solothurn S1-100, изготовленный на основе MP-19.

А теперь давайте сравним Rheinmetall-Borsig MP-19:

и Bergman MP-18 (на фото MP-28):

Было бы удивительно находить между ними много общего, если не знать, что за спинами Луиса Штанге и Хуго Шмайссера маячит тень Луиса Шмайссера!

Мы совсем забыли про Фольмера! В годы Первой мировой войны Генрих Фольмер серьезно стал заниматься оружейной тематикой. Первая его военная разработка — бронежилет — была представлена еще до войны, в 1912 году. Но в 1916 году он представил проект ручного пулемета с магазинным питанием. Эта разработка заинтересовала оружейную комиссию, и Фольмер получил контракт на разработку аналогичного узла питания для пулемётов MG 08 и MG 08/15, а также для крупнокалиберного пулемёта MG 18 TUF. В 1918 году он создал довольно оригинальную разработку — барабанный магазин со шланговым питанием для шмайссеровского MP-18.

Проблему «позиционного тупика» блестяще разрешил русский генерал Алексей Брусилов, и безо всяких пистолетов-пулеметов. Но прежде чем в Компьенском лесу будет объявлена передышка для подведения итогов Первой мировой войны и заложены основы для Второй, давайте констатируем один небольшой факт, который имеет прямое отношение к нашей теме. Чего достигли Хуго Шмайссер и Генрих Фольмер к 1918 году?

К этому времени оба достигли возраста Иисуса Христа, то есть того возраста, когда в полной мере раскрываются творческие способности личности. И, в общем-то, мы приходим к выводу, что большим разнообразием творчество Хуго Шмайссера не отличается. Все его разработки относятся к оружию, и большое число работ основано на разработках отца.

Появление пистолетов-пулеметов — это дело времени, а не научного предвидения или гениального озарения. А вот творчество Генриха Фольмера просто блещет разнообразием — здесь и оружейная тематика, и сельское хозяйство, и машиностроение. Мало того, Генрих Фольмер создал собственное производство и был совершенно независим от Теодора Бергмана!

Продолжение статьи…

/Андрей Куликов, topwar.ru/

army-news.ru

Steyr-Solothurn S1-100 / MP34 пистолет-пулемет

Пистолет-пулемет Steyr-Solothurn S1-100 / MP34 (Австрия)

Пистолет-пулемет Steyr-Solothurn S1-100

Пистолет-пулемет Steyr-Solothurn S1-100

Пистолет-пулемет Steyr-Solothurn S1-100

Steyr-Solothurn S1-100 с присоединенным штык-ножом

Пистолет-пулемет Steyr-Solothurn S1-100

Steyr-Solothurn S1-100 представляет собой один из лучших пистолетов-пулеметов, созданных в период между двумя мировыми войнами, отличающийся превосходным качеством изготовления и обработки поверхностей, и качеством используемых при производстве материалов, высокой надежностью работы, очень солидным служебным ресурсом, удобством в обращении и уходе, отличной точностью стрельбы, как одиночными выстрелами, так и очередями. Создателем этого замечательного оружия является знаменитый немецкий конструктор Луис Штанге, являющийся автором весьма неординарной автоматической винтовки FG42. В 1919 году конструкторской группой под руководством Штанге на фирме Rheinmetall был спроектирован пистолет-пулемет под обозначением MP.19. Однако в виду ограничений Версальского договора это оружие не было запущено в серийное производство и оставалось невостребованным до 1929 года, когда компанией Rheinmetall была куплена маленькая швейцарская Wafenfabrik Solothurn. Именно туда была направлена документация по стрелковому оружию, для того, что бы обойти Версальские ограничения. В число других разработок, переданных на фабрику Wafenfabrik Solothurn входил и MP.19, который был подвергнут незначительным изменениям. Далее, в результате объединения Wafenfabrik Solothurn со знаменитой австрийской компанией Steyr появилось новое совместное предприятие Steyr-Solothurn Waffen AG. После чего спроектированное в Германии и производимое в Австрии оружие поступило на рынок.

Автоматика работает по схеме со свободным затвором. Ударно-спусковой механизм допускает ведение стрельбы очередями и одиночными выстрелами, с открытого затвора. Рукоятка взведения размещается с правой стороны оружия. Переводчик режимов огня, расположенный с левой стороны оружия, на цевье, представляет собой горизонтально смещающийся рычаг на стальной пластине. Ствольная коробка изготавливалась фрезерованием из цельных стальных заготовок. Крышка ствольной коробки откидная вверх-вперед, как у российского АКС-74У. Ствол закрывает круглый перфорированный кожух, защищающий руки стрелка от ожогов при прикосновении к раскаленному стволу в случае длительного ведения огня. С левой стороны передней части кожуха имеется крепление для штык-ножа. Ложа с прикладом и полупистолетной рукояткой выполнялась из орехового дерева. В прикладе размещается возвратная пружина, соединенная с затвором при помощи длинного штока, что является весьма нестандартным решением в данном классе оружия. Питание патронами осуществляется из коробчатых магазинов с двухрядным расположением патронов. Магазин присоединяется к оружию слева, горизонтально. В горловине магазина есть особое устройство для снаряжения магазина патронами их обойм. Для снаряжения магазина таким способом нужно было присоединить его в паз горловины снизу, а в соответствующий верхний паз помещалась обойма с патронами, после чего патроны вручную нажатием сверху вниз досылались в магазин. Всего нужно необходимо было четыре обоймы для полного снаряжения магазина. Секторный прицел этого пистолета-пулемета позволяет вести прицельную стрельбу на дистанции от 100 до 500 метров.

В 1930 году модифицированный пистолет-пулемет MP.19 конструкции Луиса Штанге, получивший наименование Steyr-Solothurn S1-100 и использующий патроны 9mm Steyr, поступил на вооружение полиции Австрии под обозначением Steyr MP.30. В 1935 году S1-100 под обозначением MP.35 был принят на вооружение австрийской армии. В MP.35 использовались мощные патроны 9mm Mauser Export. Кроме того, Steyr-Solothurn экспортировался в различные страны мира, включая Европу, Азию и Южную Америку. Это оружие выпускалось в различных калибрах для разных стран и заказчиков, к примеру, под патроны 9mm Parabellum и 7,65mm Parabellum - для Португалии, под 7,63×25 Mauser - для Китая и Японии, и под знаменитый американский патрон .45 ACP - для стран Южной Америки. Перед началом Второй мировой войны, после аншлюса Австрии, пистолет-пулемет S1-100 начал производиться Steyr, где его выпуск продолжался до 1942 года. Германское Управление вооружений не упустило шанса воспользоваться столь удачным трофеем, как Steyr-Solothurn S1-100, которые переделывались под стандартные германские патроны 9mm Parabellum. Такие пистолеты-пулеметы использовались в Вермахте как оружие ограниченного стандарта, на ряду с другими трофейными образцами огнестрельного оружия и оружия производимого на оккупированных территориях. S1-100 под патрон 9mm Parabellum в германии получил обозначение MP.34(ö).

Технические характеристики

Калибр: 9×19 (9mm Parabellum), 9×23 (9mm Steyr), 7,63×25 Mauser, 9×25 (9mm Mauser Export), 7,65×22 (7,65mm Parabellum)

Длина оружия: 820 мм

Длина ствола: 208 мм

Масса без патронов: 4 кг.

Темп стрельбы: 450-500 выстр./мин

Емкость магазина: 32 патрона

Пистолеты-пулеметы

www.armoury-online.ru

Штанге - Поиск

Случайная статья

Результаты 1-11 из 11 по запросу Штанге (0.003 секунд)

Пистолет-пулемет Штейр-Солотурн МР-34 был разработан конструктором Луисом Штанге на германской фирме «Рейнметалл» еще в 1920 г. В связи с ограничениями, предусмотренными Версальским договором в отношении Германии, производство нового оружия было налажено в Швейцарии на «Ваффенфабрик Солотурн», поско...

Пистолет пулемет Штейр Солотурн МР 34 был разработан конструктором Луисом Штанге на германской фирме «Рейнметалл» еще в 1920 г. В связи с ограничениями, предусмотренными Версальским договором в отношении Германии, производство нового ...пулемёт Страна: Германия Конструктор: Луис Штанге...

12 апреля его сменил Мартин Штанг (Офицеры Хайнц Ламмердинг и Карл Риттер фон Оберкамп также привлекались к командованию, но, по ряду причин, не заняли свои посты)....мая 1945 штандартенфюрер Мартин Фридрих Штанге Состав персонала офицерской школы в Бад Тёльце, батальона личной охра...

...созданную фирмой "Boeing" систему "летающая штанга". Четыре KB 29M обеспечивали дозаправку B 50 "Lucku Lady II" ("Счастливая леди II"), выполнившего в 1949 первый кругосветный беспосадочный перелет....скорость, при котором аэродинамически регулируемая штанга шла вниз от танкера к за...

Разработкой пулемёта руководил Луис Штанге, однако при создании пулемета использовались наработки не только компании Рейнметалл и её дочерних компаний, но и других фирм, таких как ...

...Рейнмтеталл» во главе с Луисом Штанге (Louis Stange) переработали его под магазинное питание и внесли еще ряд изменений. В ходе разработки этот пулемет по немецкой традиции ...

...Рейнметалл» во главе с Луисом Штанге впервые удалось создать пригодный для серийного производства образец такого пулемета, принятого на вооружение вермахта в 1934 году под обозначением MG ...

Поиск по сайту
Язык сайта/Language

weapons-of-war.ru