Погреем руки на теме Калашников vs Schmeisser (5 фото). Шмайсер калашников


Погреем руки на теме Калашников vs Schmeisser

Вот вам ручной пулемет (или автоматическая винтовка) конструкции американца Льюиса, модели 1923 года. Штука хоть и малосерийная, но для своего времени хорошо известная и испытывавшаяся в самых разных странах. если отрешиться от сошек и габаритов пулемета, определяемых обычным винтовочным патроном, то что мы видим? та же отдельная пистолетная рукоятка, тот же примыкаемый снизу рожковый магазин, то же верхнее расположение газоотвода и даже тот же длинный ход поршня и запирание поворотом затвора (привет, АК)

Далее, патрон.Во-первых, Шмайсер к созданию промежуточного патрона никакого отношения не имел. Ему в 1940 году в рамках контракта HWaA выдали ТТТ и готовый патрон, созданный фирмой Польте. Притом работы в Германии над специальным армейским промежуточным патроном были начаты в 1935 году, а вообще в мире - в 1918. При этом о таких работах было прекрасно известно и в СССР. Еще в середине тридцатых В.Е.Маркевич призывал делать пистолеты-пулеметы (автоматические карабины) не под пистолетные патроны, а под винтовочные уменьшенного калибра и мощности, указывая в качестве хорошей отправной точки патрон .25 Remington

Почему ни в 1918, ни в двадцатые, ни в тридцатые годы вроде бы витавшая в воздухе идея промежуточного патрона "не выстрелила"?

Разумеется, всех точных причин мы знать не можем, но построить разумные предположения нам никто не мешает. Итак.1) Высокопоставленные армейские чины по натуре своей консервативны, и не любят рисковать карьерой во имя систем, чья полезность не очевидна. А большая часть высокопоставленных военных того периода была воспитана и обучена еще в эпоху магазинных винтовок с отсечкой магазина, стрельбы залпами и штыковых атак в плотном строю. Идея массового вооружения обычных пехотинцев скорострельным автоматическим оружием была во многом чужда большинству таких военачальников.

2) Невзирая на очевидную экономию в материалах и затратах на производство и доставку каждого промежуточного патрона, значительно увеличенный расход патронов в автоматическом оружии по сравнению с магазинными винтовками все равно означал повышение нагрузки как на производство, так и на логистику.

3) К моменту окончания Первой Мировой войны пулемет стал неотъемлемым элементом вооружения пехоты. Использование существенно ослабленных промежуточных патронов в пулеметах, особенно станковых, означало резкую потерю в эффективности их огня по всем типам целей, что, в свою очередь, означало необходимость введения нового «ослабленного» патрона параллельно с уже существующими винтовочными (а не вместо них), что также усложняло логистику

4) Вплоть до конца тридцатых годов в число типичных целей для огня индивидуального стрелкового оружия пехоты входили не только солдаты противника, но и такие цели как лошади (кавалерия во многих странах все еще считалась важным родом войск), а также бронеавтомобили и низколетящие аэропланы. Использование ослабленных «промежуточных» патронов могло резко снизить возможности пехоты по борьбе с этими целями, что считалось тоже недопустимым

так что в межвоенный период в СССР перспективным видом вооружения пехоты стала самозарядная винтовка под обычный трехлинейный патрон, а "передовые" немцы вообще оставили в качестве основного оружия пехотинца обычную магазинку Маузера, построив огневую мощь отделения на базе единого пулемета.

Вторая Мировая война с ее повышенной (по сравнению с Первой мировой) механизацией и стремительно развивавшимися операциями явно продемонстрировала, что при боевых столкновениях больших масс пехоты основное значение имеют не точность стрельбы или мощность боеприпаса, а общее количество выстрелов, произведенное в сторону противника. По собранным уже после войны данным, в среднем на одного убитого солдата приходилось от нескольких тысяч то нескольких десятков тысяч выстрелов. Более того, кавалерия стремительно сошла со сцены, а развитие бронетехники и авиации сделало их малоуязвимыми даже для самых мощных винтовочных патронов. Надо сказать, что понимание этого факта (очередной раз) пришло к германским военным экспертам еще в середине тридцатых годов, и они таки начали серьезные работы над оружием под промежуточный патрон.

При этом резкому росту популярности появившихся в 1943-44 годах серийных "штурмгеверов" более всего способствовал подкрадывавшийся к Вермахту (и всей нацистской Германии) пушной зверек - сибирский песец. Ибо логистически получалось дешевле вооружить пехоту одними штурмгеверами, ибо магазинка явно устарела, самозарядки были дороги и их было очень мало, да и пулеметов на всех тоже хватать перестало. Ну а что эффективная дальность стрельбы заметно упадет - так все равно в реальном массовом бою пехоте дальше 300 метров стрелять только патроны в пустую жечь.

Никем не отвергается тот факт, что серьезные работы в СССР в направлении создания промежуточного патрона и оружия под него начались под влиянием немецких трофеев (захваченных зимой 1942-43 года под Ленинградом MKb.42), но далее они шли вполне самостоятельно. Прямое тому доказательство - к 1945 году, когда приснопамятный Гуго ШМайсер еще сидел в КБ компании Haenel и пытался сочинить для вермахта еще более дешевый Stg.45, в СССр уже имелись прототипы целого семейства оружия под промежуточный патрон - магазинных и самозарядных карабинов, ручных пулеметов и автоматов.Так что к тому моменту когда в гости к герру Шмайсеру таки дошла доблестная РККА и сказала ему "хендэ хох", в СССР уже имелись подготовленные к войсковым испытаниям автоматы Судаева АС-44, а также их конкуренты от Токарева, Дегтярева и еще многих конструкторов, вот такие:

fishki.net

И снова Шмайссер против Калашникова » Военное обозрение

Никак, ну никак не сходит со страниц тема кражи Калашниковым интеллектуальной собственности. До сих пор находятся особи, которые, прочитав опровергающий это материал, тут же радостно заявляют: «Я же говорил! Спёр! Спёр! Вот и в статье это признаётся!»

По-человечески я их понимаю. Ну не хочется признавать, что малообразованный на тот момент сержант Красной Армии превзошёл белокурую бестию — величайшего оружейника всех времён и народов.

Правда, лично я величайшим оружейником всех времён и народов считаю того безымянного обезьяна, что вставил кремневое ручное рубило в расщеплённую палку. Но это — к слову.

Хуго Шмайссер — мастер. Но не стоит забывать, что он не одиночка, а руководитель большого творческого коллектива, и отнюдь не чурался заимствований.

Да и талант его, если разобраться, весьма однобок.

Вот выдержка из Википедии:

Из "характеристики" иностранных специалистов при отделе главного конструктора завода №74 (Ижевск, 1949)[1]:

Шмайсер Гуго Макс Рихорд. Технического образования не имеет. В процессе своей работы над проектами проявил себя как практик-конструктор. От каких-либо конструкторских разработок отказывается, ссылаясь на отсутствие специального образования и неумение самостоятельно конструировать. Ни на каких работах завода использован он быть не может.

Так что он, скорее, организатор.

В одной из публикаций полковник в отставке Михаил Тимошенко утверждает, что Шмайссер сам скопировал ударно-спусковой механизм с чешской винтовки ZH-29 Холека.

С 16 декабря 1947 г. по 11 января 1948 г. научно-исследовательский полигон стрелкового и минометного вооружения Главного Артиллерийского Управления Вооруженных Сил (НИПСМВО) СССР стал ареной заключительного этапа конкурсных испытаний перспективного автомата.

На испытания были предоставлены образцы, разработанные М. Т. Калашниковым (АК-47), А. А. Дементьевым (КБ-П-410) и А. А. Булкиным (ТКБ-415).

В 1947 году каждый из конструкторов имел возможность подержать в руках детище Шмайссера. Логично было бы предположить, что те или иные черты Stg. 44 будут присутствовать представленных моделях.

Но облик АК-47 не позволяет сделать однозначный вывод о заимствовании.

Если всё же предположить, что АК-47 — это доработанный и усовершенствованный Stg. 44, логично также предположить, что АК-46 должен нести в себе ещё больше черт германского прародителя.

Однако даже АК-46 не имеет конструктивных особенностей, идентичных Stg. 44, за исключением горловины, куда вставляется магазин. А конструкция затворной рамы с газовым поршнем отличаются ещё больше. Согласитесь, на основании этого разговоры о плагиате выглядят преувеличением.

То же относится и ко второй конкурсной модели — ТКБ-415 А.А. Булкина.

Сравнивая системы Булкина и Калашникова, я действительно склонен предположить, что они имеют общего предшественника, с которого если и не скопированы узлы, то взят общий дизайн. И такой предшественник нашёлся. Это автомат Судаева АС-44.

Автомат Судаева, 1-я модель.

Тут при желании можно увидеть некоторое сходство со Штурмгевером, заключающееся в сходном переламывании узла спускового механизма и креплении приклада. Но не более того. С учётом того, что эта модель разрабатывалась в 1943 году, модель Шмайссера Судаев если и видел, то только раннюю — MKb 42 (Н).

И уж тем более не напоминает MKb 42 (Н) Шмайссера 2-я судаевская модель. А вот сходство с Калашниковым куда как более значительно.

Судаев предоставил на конкурс в мае 1944 года уже 4-ю свою модель, которая ещё дальше отходит от концепции Шмайссера, приближаясь, а точнее, возвращаясь к дизайну довоенных винтовок Симонова и Токарева.

То есть фактически Судаев ничего не взял у Шмайссера. Зато эргономика автоматов Калашникова и Булкина явно позаимствована у второй модели Судаева.

Но только эргономика. Ибо остальные узлы в достаточной мере уникальны.

Но всё же, как мне представляется, был, был автомат, представляющий собой откровенную попытку скопировать отдельные элементы Штурмгевера. Это третий представленный на конкурс автомат конструктора Дементьева — КБ-П-410.

Вот тут внешнее сходство куда более заметно. Это отдельный узел спускового механизма, это форма приклада, в который упирается возвратная пружина. Но вот конструкция затворной рамы и тут другая. То есть заимствован один лишь дизайн.

А внешнее сходство не говорит ровным счётом ничего. Делать на этом основании далеко идущие выводы может только человек, никогда не заглядывавший внутрь ствольной коробки.

Хотя сдаётся мне, именно для этих людей ключевым является форма магазина.

Но самое главное, если Штурмгевер столь хорош, зачем фантазировать? Поставить его на поток, как «Жигули» в 1972 году, и не заморачиваться!

Не знаю, убедил ли я оставшихся неверующих, но лично для меня вопрос ясен. Если и говорить о том, что Калашников использовал чей-то опыт, то скорее всего, это опыт Судаева, который опытом Шмайссера откровенно пренебрёг.

topwar.ru

Правда ли, что автомат Калашникова изобрел немец Шмайссер — Рамблер/новости

У сторонников версии немецкого происхождения автомата Калашникова — два главных аргумента: внешнее сходство образцов германской автоматической винтовки Sturmgewehr 44 и советского АК-46 и длительное пребывание конструктора Sturmgewehr Хуго Шмайссера в Советском Союзе как раз в период создания легендарного отечественного автомата. Обоснованных доводов, опровергающих это предположение, гораздо больше.

Наследник-самоучка

Технического образования у Хуго Шмайссера, как и у его советского соперника Михаила Калашникова, не было. Сыну сибирского кулака Михаилу Тимофеевичу до войны удалось окончить лишь семилетку. А вот отец Хуго был одним из известнейших европейских оружейников — Луис Шмайссер конструировал и производил пулеметы еще до того, как началась Первая мировая война. Под началом отца делал первые шаги в конструировании и Хуго. Между прочим, первую свою серьезную конструкторскую разработку, пистолет-пулемет МР-18, применявшийся в Первой мировой войне, Хуго Шмайсер «содрал» с автоматической винтовки русского конструктора Владимира Федорова, выпускавшейся в 1915 году.

С июня 1919-го немецкие оружейники по Версальскому договору не имели права на производство автоматическое оружие. Хуго Шмайссер на пару с братом Хансом пытается заниматься другим бизнесом, но вместе с тем тайком продолжает разрабатывать новый пистолет-пулемет. В 1928 году он создает МР-28 — пистолет-пулемет с 32-патронным магазином, присоединяющимся сбоку. Этим МР впоследствии вооружалась немецкая полиция, а конце 30-х годов пистолет-пулемет Шмайссера применялся в гражданской войне в Испании.

Самую известную свою модель, штурмовую винтовку Sturmgewehr 44 под промежуточный патрон калибра 7,92, Хуго Шмайссер начал разрабатывать в 1938 году. В войскаSturmgewehr 44 поступила в 1944 году.

Вынужденная «командировка» в Ижевск

После окончания Великой Отечественной войны несколько десятков опытных образцов Sturmgewehr 44 месте с чертежами оружия вывезли в Советский Союз. Отправился в СССР в 1946 году и сам Хуго Шмайссер в составе группы германских оружейников. Немецких конструкторов разместили в Ижевске.

Сохранившиеся официальные документы свидетельствуют, что толку от Хуго Шмайссера (в Ижевске его почему-то называли Гуго Шмайсером) было мало: конструктор просил добавки к жалованью и вообще «разлагающе действовал на остальных немецких специалистов», «никакой пользы во время пребывания не принес». Эта характеристика датирована сентябрем 1951 года. Летом будущего года Шмайссера отправили обратно в Германию. Свидетель пребывания в «командировке» германского конструктора изобретатель винтовки СВД Евгений Драгунов, вспоминал, что Шмайссер выглядел как старый больной человек, не желавший принимать участие в какой-либо серьезной конструкторской разработке.

Консультировал ли немец русского?

Это — главный вопрос, который задают себе исследователи гипотезы влияния немецкой Sturmgewehr 44 на конструкцию советского автомата, потому что после изучения устройства и принципа действия обоих образцов оружия становится понятно, что они принципиально отличаются друг от друга и ни о каком заимствовании технологии у немцев речи не идет.

Достоверно известно, что первую модель автомата Калашникова — АК-46 — представили уже в 1946 году, еще до прибытия немецких конструкторов в СССР. А начал работать над своим автоматом Михаил Калашников за три года до этого. Новую модель — АК-47 — он делал в Коврове и перевелся в Ижевск только в 1948 году. Возможно (хотя достоверно никем и ничем не подтверждено), Шмайссер консультировал Калашникова по технологии холодной штамповки отдельных деталей советского автомата. Однако подобная технология в СССР была давно известна и активно применялась еще в войну при изготовлении пистолета-пулемета Шпагина (ППШ).

В чем отличия Sturmgewehr 44 и «Калаша»

Их много, и все они принципиальны: по-разному запирается ствол, отличается работа ударно-спускового механизма, по-другому крепится магазин, неодинаково устроены переводчики огня и предохранители. Конструкция ствольных коробок у Sturmgewehr 44 и АК также разнится.

Оба автомата имеют газоотводные двигатели, поэтому комплексы «ствол — мушка — газоотводная трубка» у этих видов оружия так внешне схожи. Но у Калашникова не было нужды заимствовать этот принцип у Шмайссера: система газоотвода в верхнем расположении (над стволом) была применена еще в советской винтовке Симонова, принятой на вооружение в Красной Армии в 1936 году. А газоотводный двигатель в конструкции отечественного огнестрельного оружия использовался вообще с 1927 года (пулемет Дегтярева).

Концептуальное сходство и почти идентичный внешний дизайн — вот и все родственные составляющие Sturmgewehr 44 и автомата Калашникова.

Читайте также

news.rambler.ru

Шмайссер и Калашников - Nasha Canada

Автомат Калашникова АК-47 и StG-44 (МР-44) Хуго Шмайссера.

"В 80-е годы после просмотра польского фильма о войне "4 танкиста и собака" мы со школьными приятелями смеялись над тем, что немцы в фильме бегают с автоматом Калашникова, дескать у польских кинематографистов не хватило денег на Шмайссеры (хотя тот знаменитый немецкий автомат, который мы знаем из фильмов, сделал не Шмайссер, а Фольмер и называется он МП-40).Оказалось, что смеялись мы зря и этот автомат из фильма - не что иное, как немецкое творение конструктора Хуго Шмайссера, которое называется "SturmGewehr-44" (Stg-44).

Создано в 1943 году, на вооружение Вермахта поступило в 1944. Хуго Шмайссер разработал оружие под промежуточный укороченный патрон калибра 7, 62 для нового типа оружия. Удивительное дело - автомат Калашникова выглядел как две капли воды похоже. Есть многочисленные технические споры, но суть остается сутью - Калашников оказался техническим "клоном" "SturmGewehr-44". Интересное начинается, когда изучаешь вопрос дальше: на Ижевском заводе в 1947 году "конструктор" Калашников, 27 лет от роду, работавший в отделе испытания оружия, и по совместительству секретарем комсомольской организации, человек, чьи оружейные разработки до этого не имели никакого успеха и не были пущены в серию (а было их на тот момент две: пистолет-пулемет и многозарядный карабин) "вдруг" делает лучшее в мире оружие. Странная дата "изобретения" АК-47: 1947 год, не до войны, ни во время, ни на 10 лет позже. Дальше начинается еще интересней. Как вы думаете, а где в 1947 году был 63-летний Хуго Шмайссер, талантливейший конструктор, разработчик этого самого "SturmGewehr-44"? А он в этот момент работал "подмастерьем" у Калашникова! Так как в октябре 1946 Хуго Шмайссеру в принудительном порядке (как и всем немецким специалистам, оказавшимся на подконтрольной СССР территории, во всех без исключения областях военной техники) приказывают как специалисту по стрелковому оружию поехать на несколько лет в Советский Союз на Урал. Хуго Шмайссер приехал в Ижевск в КБ ижевского завода "Ижмаш" и был поселен в г. Ижевске. В начале 50-х годов Шмайссера, смертельно больного, отпустили в Германию, где он и умер в 1953 году. Хуго Шмайссер был скромным человеком, на вопрос о его роли в создании АК-47 он отвечал: "Я дал несколько полезных советов". А вот теперь подумайте, сопоставив факты, кто же все-таки сделал знаменитый автомат? 27-летний танкист (коим был Калашников), или 63-летний прославленный немецкий конструктор? Интересно еще и то, что награды на Калашникова стали ссыпаться уже в новейшее время, и больше ничего, кроме модификаций автомата (Шмайссера? ) он так и не сделал (АКМ, РПК, ПК, ПКТ, АК-74).. А пистолет Макарова (который удивительным образом тоже появился почти сразу после войны в 1948 году) удивительно похож на Вальтер ППК"

=============

(А не кажется ли вам, господа, что достаточно только взглянуть на лица Шмайссера и Калашникова, чтобы понять, кто из них мог что-нибудь изобрести?..)

nasha-canada.livejournal.com

Крал ли Калашников свой автомат у Шмайсера

Молодой конструктор Михаил Калашников

Друзья! Горячий привет! Всем либералам известно, что никакого великого автомата Калашников не изобретал. Все нахально украдено у гениального немца Хуго Шмайсера. Даже на памятнике советскому конструктору идиоты поместили чертежи штурмовой винтовки Шмайсера вместо АК. Пришлось спиливать болгаркой.

Так ли это на самом деле? Кто создал самый лучший автомат двадцатого века? Правда ли, что настоящий Миша Калашников сгорел в танке, а его место занял подставной сотрудник НКВД? Попробуем разобраться.

Подставной конструктор.

В 2002 году некий оружейный конструктор Д. Ширяев сообщил, что никакой Калашников в конкурсе на разработку автомата под промежуточный патрон калибра трехлинейки не участвовал. И вообще, даже если бы участвовал - победить не мог никак.

Как же так, с одной стороны маститые заслуженные конструктора. С другой - простой сержант даже без высшего образования. Изобретатель-самоучка и побеждает ученых авторитетов? Немыслимо!

По мнению Ширяева, Калашников никакого отношения к автомату не имел. Его просто вписали в документы, чтобы не признаваться в краже зарубежных патентов Шмайсера. Ну, к герру Хуго мы еще вернемся.

Автомат не Калашникова, а Булкина!

Действительно целый ряд конструктивных решений у автоматов Калашникова и Булкина схожи. На это указывает конструктор Ткачев. Кроме того, первоначальный прототип АК-46 очень сильно отличается от принятого на вооружение в итоге АК-47.

Ничего удивительного здесь нет - стандартная практика оружейных конкурсов. До этапа полигонных стрельб добрались образцы Калашникова, Дементьева и да, того самого Булкина.

Причем на каждом из этапов конкурса комиссия выбирала наилучшие конструкторские решения по каждому узлу. И давала поручение конструкторам дорабатывать свои автоматы по лучшему из решений.

В итоге к финальным испытаниям все три автомата стали гораздо более совершенными. И гораздо более похожими друг на друга. Абсолютно такая же история произошла в свое время с легендарной трехлинейной винтовкой Мосина.

И вообще это не автомат, а карабин!

Есть версия, что АК полностью разработан известным конструктором оружия Сергеем Симоновым. Конструктор и правда знаменитый - именно он создал один из самых массовых карабинов Советской армии и отличное противотанковое ружье.

Версия для антисоветчиков очевидная. Симонов близко дружил с опальным Тухачевским. Когда маршала-заговорщика расстреляли в 1937 году, Симонов тоже попал в опалу.

И созданный им из карабина новый автомат (что само по себе бред) пришлось отдать государству. Так и приписали разработку Симонова неизвестному сержанту Калашникову. А сам Симонов сидел и боялся пикнуть, чтобы не расстреляли.

Все бы хорошо, только Симонов значительно позже расстрела Тухачевского дважды получает Сталинские премии. В 1942 году за свое противотанковой ружье. В 1949 году за карабин СКС.

Кроме того после войны конструктор трижды будет награжден высшим орденом Союза - Орденом Ленина. И получит золотую звездочку Героя Социалистического Труда. Натуральная опала, репрессии, полная неизвестность. Ну да.

Штурмгевер господина Шмайсера.

Ну вот, наконец-то мы добрались до главной версии наших либералов - АК всего лишь жалкая копия штурмовой винтовки StG-44 герра Шмайсера.

Ну как же, Шмайсер работал перед войной в КБ Ижевска, там-то и украли гениальные чертежи. Правда, Калашников делал свой автомат не в Ижевске, а в Коврове, но это такие мелочи.

Внешне и правда автоматы похожи. Но кроме выгнутого рожка и конструкции ствола общих черт почти что и нет. А то, что есть общего - газовый двигатель, конструкция запирания затвора - не является изобретением ни Калашникова, ни Шмайсера.

Отдельные элементы конструкции появились еще в мексиканской винтовке-самозарядке Мондрагона восьмидесятых годов девятнадцатого века. Были в обоих конструкциях автоматов и черты ранних советских работ.

Например, Шмайсер позаимствовал механику газоотводного двигателя у советской винтовки ABC конструкции Симонова. А особое крепление газового поршня применялось Дегтяревым на легендарном пулемете еще в далеком 1927 году.

Не будем приводить подробные таблицы сравнения АК и Штурмгевера. Их легко найти в интернете. Они явно показывают, что большая часть важных механизмов решена совершенно по разному. Увы, герр Шмайсер, увы.

Вообще всё не так. Украли. Но у чехов.

Целая плеяда псевдо-историков сообщает, что Калашников слизан с чешской винтовки ZK-420 Вацлава Холека. Находят и некоторое сходство в спусковом механизме.

Правда, специалисты идут дальше. Дело в том, что как раз Шмайсер явственно срисовал свою механику с винтовки Холека. А Холек, в свой черед, украл идею у самозарядки Симонова двадцатых годов.

В ответ на это сам Михаил Калашников молча продемонстрировал опытные конструкции своих карабина и пистолета-пулемета, хранящиеся в Ленинградском историческом музее.

На них Калашниковым реализован тот самый спусковой механизм уже в 1942 году. А винтовка ZK-420 в производство пошла уже после войны!

Есть и версия, что автомат изобрел все-таки Калашников. Только настоящий Калашников таки сгорел в танке под Брянском. А его чертежи чудом сохранились и были переданы однофамильцу. Ну тут можно только шляпу снять перед фантазией журналистов.

Как было на самом деле.

Увы, настоящая история создания лучшего в мире автомата гораздо скучнее и проще. В 1941 году командир танка Калашников действительно горит в бою с фашистами.

С тяжелыми ранениями и ожогами он попадает в госпиталь и вынужденно на долгое время, более полугода, остается без дела. В Алма-Ате он начинает работать в эвакуированном МАИ и там создает первый образец автоматической винтовки.

Конструкция интересная, но сырая. Комиссия наркомата вооружений винтовку отправляет на доработку. Но конструктор не отступается.

Через пять лет сильно измененная винтовка превращается в привычный нам автомат Калашникова. Попадает в производство и на вооружение армии.

Была ли каждая часть автомата гениальным новаторством? Наверное, нет. Калашникову удалось решить чисто инженерную задачу. И решить ее блестяще.

Он взял лучшие известные принципы каждого механизма и создал из них непревзойденный автомат. Удивительно живучий, надежный и простой в массовом производстве. За это инженеру "Михтиму", Михаилу Тимофеевичу Калашникову спасибо и вечная слава!

Друзья, мы рады, что Вы читаете наш канал. Доброго Вам настроения и успеха во всех начинаниях.

Пожалуйста, поставьте лайк. Это очень важно для меня. Спасибо!Ожившие портреты / Слушать мемуары / Прикоснуться к истории

enciklopediya-tehniki.ru

Закрывая тему Калашников vs Schmeisser

 Это не столько для моих постоянных читателей, сколько для распространения в виде ссылки при очередных сезонных обострениях :)

Итак, автомат Калашникова АК и штурмгевер Шмайсера. В каких они отношениях?

обычно самые недалекие начинают рассуждение о сильном внешнем сходстве АК и Stg.44. Что. в общем то, и не удивительно - назначение у оружия одно, эпоха тоже одна, компоновка в силу принятых решений и назначения тоже схожая. Только вот началась эта компоновка отнюдь не со штурмгевера, не был Шмайсер тут пионером.

Вот вам ручной пулемет (или автоматическая винтовка) конструкции американца Льюиса, модели 1923 года. Штука хоть и малосерийная, но для своего времени хорошо известная и испытывавшаяся в самых разных странах.если отрешиться от сошек и габаритов пулемета, определяемых обычным винтовочным патроном, то что мы видим? та же отдельная пистолетная рукоятка, тот же примыкаемый снизу рожковый магазин, то же верхнее расположение газоотвода и даже тот же длинный ход поршня и запирание поворотом затвора (привет, АК)

Далее, патрон.Во-первых, Шмайсер к созданию промежуточного патрона никакого отношения не имел. Ему в 1940 году в рамках контракта HWaA выдали ТТТ и готовый патрон, созданный фирмой Польте. Притом работы в Германии над специальным армейским промежуточным патроном были начаты в 1935 году, а вообще в мире - в 1918 (см. картинку тут). При этом о таких работах было прекрасно известно и в СССР. Еще в середине тридцатых В.Е.Маркевич призывал делать пистолеты-пулеметы (автоматические карабины) не под пистолетные патроны, а под винтовочные уменьшенного калибра и мощности, указывая в качестве хорошей отправной точки патрон .25 RemingtonПочему ни в 1918, ни в двадцатые, ни в тридцатые годы вроде бы витавшая в воздухе идея промежуточного патрона "не выстрелила"?Разумеется, всех точных причин мы знать не можем, но построить разумные предположения нам никто не мешает. Итак.1) Высокопоставленные армейские чины по натуре своей консервативны, и не любят рисковать карьерой во имя систем, чья полезность не очевидна. А большая часть высокопоставленных военных того периода была воспитана и обучена еще в эпоху магазинных винтовок с отсечкой магазина, стрельбы залпами и штыковых атак в плотном строю. Идея массового вооружения обычных пехотинцев скорострельным автоматическим оружием была во многом чужда большинству таких военачальников.2) Невзирая на очевидную экономию в материалах и затратах на производство и доставку каждого промежуточного патрона, значительно увеличенный расход патронов в автоматическом оружии по сравнению с магазинными винтовками все равно означал повышение нагрузки как на производство, так и на логистику.3) К моменту окончания Первой Мировой войны пулемет стал неотъемлемым элементом вооружения пехоты. Использование существенно ослабленных промежуточных патронов в пулеметах, особенно станковых, означало резкую потерю в эффективности их огня по всем типам целей, что, в свою очередь, означало необходимость введения нового «ослабленного» патрона параллельно с уже существующими винтовочными (а не вместо них), что также усложняло логистику4) Вплоть до конца тридцатых годов в число типичных целей для огня индивидуального стрелкового оружия пехоты входили не только солдаты противника, но и такие цели как лошади (кавалерия во многих странах все еще считалась важным родом войск), а также бронеавтомобили и низколетящие аэропланы. Использование ослабленных «промежуточных» патронов могло резко снизить возможности пехоты по борьбе с этими целями, что считалось тоже недопустимым

так что в межвоенный период в СССР перспективным видом вооружения пехоты стала самозарядная винтовка под обычный трехлинейный патрон, а "передовые" немцы вообще оставили в качестве основного оружия пехотинца обычную магазинку Маузера, построив огневую мощь отделения на базе единого пулемета.

Вторая Мировая война с ее повышенной (по сравнению с Первой мировой) механизацией и стремительно развивавшимися операциями явно продемонстрировала, что при боевых столкновениях больших масс пехоты основное значение имеют не точность стрельбы или мощность боеприпаса, а общее количество выстрелов, произведенное в сторону противника. По собранным уже после войны данным, в среднем на одного убитого солдата приходилось от нескольких тысяч то нескольких десятков тысяч выстрелов. Более того, кавалерия стремительно сошла со сцены, а развитие бронетехники и авиации сделало их малоуязвимыми даже для самых мощных винтовочных патронов. Надо сказать, что понимание этого факта (очередной раз) пришло к германским военным экспертам еще в середине тридцатых годов, и они таки начали серьезные работы над оружием под промежуточный патрон.При этом резкому росту популярности появившихся в 1943-44 годах серийных "штурмгеверов" более всего способствовал подкрадывавшийся к Вермахту (и всей нацистской Германии) пушной зверек - сибирский песец. Ибо логистически получалось дешевле вооружить пехоту одними штурмгеверами, ибо магазинка явно устарела, самозарядки были дороги и их было очень мало, да и пулеметов на всех тоже хватать перестало. Ну а что эффективная дальность стрельбы заметно упадет - так все равно в реальном массовом бою пехоте дальше 300 метров стрелять только патроны в пустую жечь.

Никем не отвергается тот факт, что серьезные работы в СССР в направлении создания промежуточного патрона и оружия под него начались под влиянием немецких трофеев (захваченных зимой 1942-43 года под Ленинградом MKb.42), но далее они шли вполне самостоятельно. Прямое тому доказательство - к 1945 году, когда приснопамятный Гуго ШМайсер еще сидел в КБ компании Haenel и пытался сочинить для вермахта еще более дешевый Stg.45, в СССр уже имелись прототипы целого семейства оружия под промежуточный патрон - магазинных и самозарядных карабинов, ручных пулеметов и автоматов.Так что к тому моменту когда в гости к герру Шмайсеру таки дошла доблестная РККА и сказала ему "хендэ хох", в СССР уже имелись подготовленные к войсковым испытаниям автоматы Судаева АС-44, а также их конкуренты от Токарева, Дегтярева и еще многих конструкторов, вот такие:

Автомат Судаева АС-44, 1944 год

автомат Токарева, 1945 год

как видите, никакого Шмайсера в Ижевске было не нужно, чтобы создать такие вот машиныну а в 1946 году в СССР уже шел очередной этап конкурса, в котором, помимо других конструкторов, принимал участие и сержант Калашников. Который к тому моменту, замечу, был сотрудником научно-исследовательского полигона стрелкового оружия в г.Щурово под Москвой. Где он имел возможность близко познакомиться и изучить не только самое разное иностранное оружие (как трофейное, так и полученное по Ленд-лизу), но и опытные отечественные системы, проходившие испытания на этом же полигоне. Кроме того, сотрудники полигона, чрезвычайно опытные и знающие офицеры, также могли делиться опытом с молодым сержантом.далее история в принципе известна - после неудачи в первом туре конкурса 1946 года Калашников получает разрешение участвовать во втором, и отправляется переделывать свой автомат (будущий опытный АК-47) в город Ковров (вотчину прославленного конструктора Дегтярева и его школы). А Ковров, если посмотреть на карту, находится примерно в 900 километрах от Ижевска, где в это же время томился в застенках кровавой гэбни Гуго Шмайсер. Разумеется, в советскую историю о том, как одиночка-самоучка сержант "из ничего" создал отличный автомат, поверить сложно. Естественно, ему помогали - и приданный ему в Коврове конструктор Зайцев, и сотрудники полигона. Калашников (а может и Зайцев - сейчас уже не узнаешь) смело заимствовал удачные решения у автоматов - соперников по конкурсу, в первую очередь, вероятно, у туляка Булкина. Нужно сказать, что в этом нет ничего предосудительного, и более того, в то время любое заимствование, ведущее к успеху, только приветствовалось. В самом деле, вся интеллектуальная собственность-то в СССР принадлежала всем народу (то бишь государству)...Так что и в создании АК-47 следа руки лично Гуго Шмайсера усмотреть решительно невозможно, даже косвенно: уж очень много различий в компоновке всех основных узлов АК и Стг. Да, в АК много "заимствованных" решений. Да что там говорить - в нем практически нет оригинальных, принципиально новых узлов, равно как и в Штурмгевере (не верите? сравните устройство Стг.44 и скажем чешского пулемета ZB-26, который 1926 года...). Весь ключ - именно в технических и инженерных решениях по компоновке и объединению известных решений в одно работающее целое. И тут АК и Стг разнятся очень сильно.

Ну и наконец третий этап - когда Калашников уже с готовым АК приезжает в 1947 году в Ижевск, ставить серийное производство. Конструкция АК к этому моменту уже "устаканена", и все, чем теоретически может помочь германский специалист на этом этапе - это наладкой серийного производства с широким применением штамповки. Правда, тут тоже вышел облом - Ижевский завод оказался технологически не готов выдерживать нужное качество штамповки, термообработки и клепки ствольных коробок, так что в 1950 году конструкторам Ижмаша пришлось заново создать фрезерованную ствольную коробку для АК (в чем помощь "съевшего собаку" на штамповке Шмайсера им была нужна примерно как собаке - пятая нога).так что Шмайсер (вместе с Барнитце и другими своими коллегами) еще какое-то время продолжал без особого толку есть советский хлеб, а потом был с миром отослан на историческую родину.

засим капитан Очевидность доклад закончил.

tehnowar.ru

закрывая тему Калашников vs Schmeisser: matveychev_oleg

это не столько для моих постоянных читателей, сколько для распространения в виде ссылки при очередных сезонных обострениях :)Итак, автомат Калашникова АК и штурмгевер Шмайсера. В каких они отношениях?

обычно самые недалекие начинают рассуждение о сильном внешнем сходстве АК и Stg.44. Что. в общем то, и не удивительно - назначение у оружия одно, эпоха тоже одна, компоновка в силу принятых решений и назначения тоже схожая. Только вот началась эта компоновка отнюдь не со штурмгевера, не был Шмайсер тут пионером.

Вот вам ручной пулемет (или автоматическая винтовка) конструкции американца Льюиса, модели 1923 года. Штука хоть и малосерийная, но для своего времени хорошо известная и испытывавшаяся в самых разных странах.если отрешиться от сошек и габаритов пулемета, определяемых обычным винтовочным патроном, то что мы видим? та же отдельная пистолетная рукоятка, тот же примыкаемый снизу рожковый магазин, то же верхнее расположение газоотвода и даже тот же длинный ход поршня и запирание поворотом затвора (привет, АК)

Далее, патрон.Во-первых, Шмайсер к созданию промежуточного патрона никакого отношения не имел. Ему в 1940 году в рамках контракта HWaA выдали ТТТ и готовый патрон, созданный фирмой Польте. Притом работы в Германии над специальным армейским промежуточным патроном были начаты в 1935 году, а вообще в мире - в 1918 (см. картинку тут). При этом о таких работах было прекрасно известно и в СССР. Еще в середине тридцатых В.Е.Маркевич призывал делать пистолеты-пулеметы (автоматические карабины) не под пистолетные патроны, а под винтовочные уменьшенного калибра и мощности, указывая в качестве хорошей отправной точки патрон .25 Remington

Почему ни в 1918, ни в двадцатые, ни в тридцатые годы вроде бы витавшая в воздухе идея промежуточного патрона "не выстрелила"?

Разумеется, всех точных причин мы знать не можем, но построить разумные предположения нам никто не мешает. Итак.1) Высокопоставленные армейские чины по натуре своей консервативны, и не любят рисковать карьерой во имя систем, чья полезность не очевидна. А большая часть высокопоставленных военных того периода была воспитана и обучена еще в эпоху магазинных винтовок с отсечкой магазина, стрельбы залпами и штыковых атак в плотном строю. Идея массового вооружения обычных пехотинцев скорострельным автоматическим оружием была во многом чужда большинству таких военачальников.

2) Невзирая на очевидную экономию в материалах и затратах на производство и доставку каждого промежуточного патрона, значительно увеличенный расход патронов в автоматическом оружии по сравнению с магазинными винтовками все равно означал повышение нагрузки как на производство, так и на логистику.

3) К моменту окончания Первой Мировой войны пулемет стал неотъемлемым элементом вооружения пехоты. Использование существенно ослабленных промежуточных патронов в пулеметах, особенно станковых, означало резкую потерю в эффективности их огня по всем типам целей, что, в свою очередь, означало необходимость введения нового «ослабленного» патрона параллельно с уже существующими винтовочными (а не вместо них), что также усложняло логистику

4) Вплоть до конца тридцатых годов в число типичных целей для огня индивидуального стрелкового оружия пехоты входили не только солдаты противника, но и такие цели как лошади (кавалерия во многих странах все еще считалась важным родом войск), а также бронеавтомобили и низколетящие аэропланы. Использование ослабленных «промежуточных» патронов могло резко снизить возможности пехоты по борьбе с этими целями, что считалось тоже недопустимым

так что в межвоенный период в СССР перспективным видом вооружения пехоты стала самозарядная винтовка под обычный трехлинейный патрон, а "передовые" немцы вообще оставили в качестве основного оружия пехотинца обычную магазинку Маузера, построив огневую мощь отделения на базе единого пулемета.

Вторая Мировая война с ее повышенной (по сравнению с Первой мировой) механизацией и стремительно развивавшимися операциями явно продемонстрировала, что при боевых столкновениях больших масс пехоты основное значение имеют не точность стрельбы или мощность боеприпаса, а общее количество выстрелов, произведенное в сторону противника. По собранным уже после войны данным, в среднем на одного убитого солдата приходилось от нескольких тысяч то нескольких десятков тысяч выстрелов. Более того, кавалерия стремительно сошла со сцены, а развитие бронетехники и авиации сделало их малоуязвимыми даже для самых мощных винтовочных патронов. Надо сказать, что понимание этого факта (очередной раз) пришло к германским военным экспертам еще в середине тридцатых годов, и они таки начали серьезные работы над оружием под промежуточный патрон.

При этом резкому росту популярности появившихся в 1943-44 годах серийных "штурмгеверов" более всего способствовал подкрадывавшийся к Вермахту (и всей нацистской Германии) пушной зверек - сибирский песец. Ибо логистически получалось дешевле вооружить пехоту одними штурмгеверами, ибо магазинка явно устарела, самозарядки были дороги и их было очень мало, да и пулеметов на всех тоже хватать перестало. Ну а что эффективная дальность стрельбы заметно упадет - так все равно в реальном массовом бою пехоте дальше 300 метров стрелять только патроны в пустую жечь.

Никем не отвергается тот факт, что серьезные работы в СССР в направлении создания промежуточного патрона и оружия под него начались под влиянием немецких трофеев (захваченных зимой 1942-43 года под Ленинградом MKb.42), но далее они шли вполне самостоятельно. Прямое тому доказательство - к 1945 году, когда приснопамятный Гуго ШМайсер еще сидел в КБ компании Haenel и пытался сочинить для вермахта еще более дешевый Stg.45, в СССр уже имелись прототипы целого семейства оружия под промежуточный патрон - магазинных и самозарядных карабинов, ручных пулеметов и автоматов.Так что к тому моменту когда в гости к герру Шмайсеру таки дошла доблестная РККА и сказала ему "хендэ хох", в СССР уже имелись подготовленные к войсковым испытаниям автоматы Судаева АС-44, а также их конкуренты от Токарева, Дегтярева и еще многих конструкторов, вот такие:Автомат Судаева АС-44, 1944 год

автомат Токарева, 1945 год

как видите, никакого Шмайсера в Ижевске было не нужно, чтобы создать такие вот машиныну а в 1946 году в СССР уже шел очередной этап конкурса, в котором, помимо других конструкторов, принимал участие и сержант Калашников. Который к тому моменту, замечу, был сотрудником научно-исследовательского полигона стрелкового оружия в г.Щурово под Москвой. Где он имел возможность близко познакомиться и изучить не только самое разное иностранное оружие (как трофейное, так и полученное по Ленд-лизу), но и опытные отечественные системы, проходившие испытания на этом же полигоне. Кроме того, сотрудники полигона, чрезвычайно опытные и знающие офицеры, также могли делиться опытом с молодым сержантом.

далее история в принципе известна - после неудачи в первом туре конкурса 1946 года Калашников получает разрешение участвовать во втором, и отправляется переделывать свой автомат (будущий опытный АК-47) в город Ковров (вотчину прославленного конструктора Дегтярева и его школы). А Ковров, если посмотреть на карту, находится примерно в 900 километрах от Ижевска, где в это же время томился в застенках кровавой гэбни Гуго Шмайсер.

Разумеется, в советскую историю о том, как одиночка-самоучка сержант "из ничего" создал отличный автомат, поверить сложно. Естественно, ему помогали - и приданный ему в Коврове конструктор Зайцев, и сотрудники полигона. Калашников (а может и Зайцев - сейчас уже не узнаешь) смело заимствовал удачные решения у автоматов - соперников по конкурсу, в первую очередь, вероятно, у туляка Булкина. Нужно сказать, что в этом нет ничего предосудительного, и более того, в то время любое заимствование, ведущее к успеху, только приветствовалось. В самом деле, вся интеллектуальная собственность-то в СССР принадлежала всем народу (то бишь государству)...

Так что и в создании АК-47 следа руки лично Гуго Шмайсера усмотреть решительно невозможно, даже косвенно: уж очень много различий в компоновке всех основных узлов АК и Стг. Да, в АК много "заимствованных" решений. Да что там говорить - в нем практически нет оригинальных, принципиально новых узлов, равно как и в Штурмгевере (не верите? сравните устройство Стг.44 и скажем чешского пулемета ZB-26, который 1926 года...). Весь ключ - именно в технических и инженерных решениях по компоновке и объединению известных решений в одно работающее целое. И тут АК и Стг разнятся очень сильно.

Ну и наконец третий этап - когда Калашников уже с готовым АК приезжает в 1947 году в Ижевск, ставить серийное производство. Конструкция АК к этому моменту уже "устаканена", и все, чем теоретически может помочь германский специалист на этом этапе - это наладкой серийного производства с широким применением штамповки. Правда, тут тоже вышел облом - Ижевский завод оказался технологически не готов выдерживать нужное качество штамповки, термообработки и клепки ствольных коробок, так что в 1950 году конструкторам Ижмаша пришлось заново создать фрезерованную ствольную коробку для АК (в чем помощь "съевшего собаку" на штамповке Шмайсера им была нужна примерно как собаке - пятая нога).так что Шмайсер (вместе с Барнитце и другими своими коллегами) еще какое-то время продолжал без особого толку есть советский хлеб, а потом был с миром отослан на историческую родину.

[upd]источник

засим капитан Очевидность доклад закончил.

matveychev-oleg.livejournal.com