ОТДЕЛЬНЫЙ КОРПУС ЖАНДАРМОВ. Шеф жандармов


ОТДЕЛЬНЫЙ КОРПУС ЖАНДАРМОВ. Полицейские и провокаторы

ОТДЕЛЬНЫЙ КОРПУС ЖАНДАРМОВ

Не избежал реорганизации и неразлучный с III отделением Корпус жандармов. До 1866 года в него не входили жандармские управления железных дорог, а также Кавказское и Варшавское жандармские управления. По вступлении в должности главноуправляющего III отделением и шефа Корпуса жандармов П. А. Шувалов получил от Александра II разрешение на перевод всех жандармских подразделений в Корпус жандармов. Летом 1866 года появилось «Общее положение о Корпусе жандармов», а годом позже — «Положение о Корпусе жандармов», остававшееся неизменным до Февральской революции 1917 года. Корпус жандармов продолжал числиться по Военному министерству, по бюджету которого и содержался, но подчинялся министру внутренних дел как шефу жандармов.

Шувалов покрыл территорию империи жандармскими наблюдательными пунктами, в которых служили семьдесят один офицер и около тысячи унтер-офицеров. К 1 января 1873 года Корпус жандармов состоял из 486 генералов и офицеров (из них 17 человек имели высшее образование, 277 — среднее, 11 — неполное среднее, 55 — начальное, 126 — домашнее) и 5186 унтер-офицеров и рядовых (из них около трети выучилось грамоте на службе в Корпусе жандармов)[143] . К 1880 году численность Отдельного корпуса жандармов значительно увеличилась: 521 генерал и офицер, 6187 нижних чинов [144].

Жандармское начальство заботилось об умственном развитии нижних чинов, которые, по их мнению, не отличались от обычных солдат и «совершенно не способны к полицейско-наблюдательной службе». Поэтому в Петербурге была учреждена Корпусная приготовительная школа на сто человек для подготовки к «сознательному использованию обязанностей службы по наблюдательной части». Не следует обольщаться. Лиц, попадавших в жандармскую службу, вряд ли можно было переучить. После года пребывания в приготовительной школе они выходили оттуда такими же, как вошли.

При Корпусе жандармов имелась своя библиотека, содержавшая общеобразовательную и специальную литературу, включающую коллекцию нелегальных изданий, на каждую книжку наклеивался специально изготовленный экслибрис.

У жандармов был даже свой теоретик и историк — генерал А. И. Спиридович. Им написано несколько книг по истории революционного движения в России. Они печатались в типографии Корпуса жандармов и имели только внутриведомственное распространение. Но ни школы, ни библиотеки не останавливали жандармское ведомство от беззаконий, творимых им.

  

Экслибрис для книг библиотеки штаба Корпуса жандармов

Чтобы придать вес непопулярному «голубому ведомству», штаб Корпуса жандармов получил новое название — Главное управление корпуса. Оно состояло из шести отделений:

Первое отделение занималось комплектованием личного состава Корпуса;

Второе отделение ведало организацией жандармских управлений пограничных пунктов, а также инспектировало подразделения Корпуса;

Третье отделение расследовало должностные преступления чинов Корпуса, с 1868 по 1892 год занималось финансовыми и хозяйственными делами;

Четвертое отделение являлось административно-хозяйственным управлением Корпуса;

Пятое отделение производило под руководством III отделения Собственной его императорского величества канцелярии наблюдение за жандармскими офицерами, осуществлявшими политический сыск и дознания;

Шестое отделение в 1867—1874 годах являлось судебной частью Корпуса жандармов. В 1896 году его преобразовали в судную часть.

При образовании Корпуса жандармов его чинам предписывалось производство дознаний. Согласно Уставу уголовного судопроизводства им вменялось в обязанность осуществлять сыск, расспросы, негласное наблюдение и обыски. 19 мая 1871 года появилось положение «О порядке действий чинов Корпуса жандармов по исследованию преступлений», которое давало жандармам право производства осмотров, обысков, изъятий, обязывало полицейские службы оказывать им всяческое содействие, «жандармерия из органа наблюдения и доноса была обращена в орган судебного исследования и преследования политических преступлений» [145].

Наряду с «гласными» положениями и циркулярами Корпус жандармов рассылал своим чинам секретные инструкции, которые строжайше запрещалось кому бы то ни было показывать, так как их содержание противоречило действовавшему законодательству. Так, секретная инструкция от 14 февраля 1875 года сообщала:

«Деятельность чинов Корпуса жандармов в настоящее время представляется в двух видах: в предупреждении и пресечении разного рода преступлений и нарушений закона и во всестороннем наблюдении. Первый из этих видов деятельности опирается на существующее законодательство, и все действия жандармских чинов в этом отношении определены законом 19 мая 1871 года. Второй же вид не может подчиняться каким-либо определенным правилам, а, напротив того, требует известного простора и тогда лишь встречает ограничения, когда материал, добытый наблюдением, переходит на законную почву и подвергается оценке, т. е. уже является предметом деятельности первого вида» [146] .

Эту поразительную инструкцию, все дозволяющую и оправдывающую любое беззаконие во имя торжества монархии, утвердил генерал А. Л. Потапов, сменивший Шувалова в 1874 году на всех его постах. Новый шеф жандармов и главноуправляющий III отделением предписывал своим подчиненным подменять законы распоряжениями начальства, предотвращать нарушение одних законов, пренебрегая другими. А предотвращать можно лишь с помощью секретных агентов, провокаторов.

Свою двухгодичную кипучую деятельность Потапов начал с переименования Корпуса жандармов в Отдельный корпус жандармов. Под его началом непопулярность жандармских служб благодаря применению ведомственных инструкций увеличилась еще более. После отставки Потапова Александр II пожелал сделать бывшего жандарма членом Государственного Совета, но неожиданно встретил сопротивление со стороны его председателя. Государственный секретарь Е. А. Перетц 18 мая 1882 года записал в своем дневнике: «Так, например, покойный государь, увольняя Потапова от должности шефа жандармов, хотел назначить его, по принятому порядку, членом Государственного Совета. Против этого восстал великий князь Константин Николаевич, который доложил его величеству, что у Потапова чуть не размягчение мозга и что таких людей в Совет сажать нельзя» [147].

Кто-то из современников рассказывал, что, находясь в отставке, Потапов, возвращаясь с европейских курортов, заезжал в Майнц специально для того лишь, чтобы показать язык памятнику изобретателю книгопечатания Гутенбергу. Достойные люди руководили политическим сыском империи.

После прекращения существования III отделения в 1880 году Отдельный корпус жандармов поступил в распоряжение Министерства внутренних дел с одновременным подчинением Военному министерству как подразделение армейской полиции. Но фактически Отдельный корпус жандармов остался исполнительным органом политической полиции, то есть функции его не изменились. В начале XX века командиром Отдельного корпуса жандармов назначался тот товарищ министра внутренних дел, который одновременно курировал Департамент полиции.

Несмотря на вполне заслуженную славу «голубого ведомства», на службу туда армейские офицеры шли охотнее. «Но перевестись в Корпус жандармов,— вспоминал в эмиграции бывший жандармский генерал А. И. Спиридович,— было очень трудно. Для поступления в корпус от офицеров требовались прежде всего следующие условия: потомственное дворянство; окончание военного или юнкерского училища по первому разряду; не быть католиком; не иметь долгов и пробыть в строю не менее шести лет. Удовлетворявший этим требованиям должен был выдержать предварительные испытания при штабе Корпуса жандармов для занесения в кандидатский список и затем, когда подойдет очередь, прослушать четырехмесячные курсы в Петербурге и выдержать выпускной экзамен. Офицер, выдержавший этот второй экзамен, переводился высочайшим приказом в Корпус жандармов» [148].

Спиридович ни словом не обмолвился о причинах, двигавших офицеров переобмундировываться в голубой цвет. Бесспорно, среди поступавших в Отдельный корпус жандармов находились и идейные борцы с революционной крамолой, но была и еще одна весомая причина. О ней сообщил бывший директор Департамента полиции С. П. Белецкий: «(...) был в Департаменте полиции другой документ, также не опубликованный, а секретно хранимый, предоставляющий право награждения, вне всяких наградных норм и законного порядка, исполнительных чинов розыскных учреждений, активно принимавших участие в борьбе с революцией и последующими ее вспышками в 1904— 1905 гг. Это высочайшее повеление имело большое значение для офицеров Корпуса жандармов как привилегия для шедших в ту пору на службу в охранные отделения с риском опасности для жизни, ибо на основании этого акта, вне соблюдения установленных в военном ведомстве наградных норм и правил старшинства в чине подполковника, полковника и генерала, связанных с материальными улучшениями служебного положения, офицеры Корпуса жандармов, несущие розыскную службу, не только обгоняли в чинах своих сверстников по службе в армии, но и своих товарищей по Корпусу, служивших в учреждениях следственного характера, какими являлись губернские жандармские управления или в составе железнодорожной жандармской полиции: как пример, могу указать производство в 5 лет А. В. Герасимова (начальник Петербургского охранного отделения.— Ф. Л.) из чина ротмистра в генерал-майоры и награждение его в этот период орденами до Станислава I степени включительно » [149].

За что получил чины Герасимов и как рисковали жизнями жандармские офицеры, читателю предстоит узнать в следующих главах. Что касается инструкций, указов и даже ведомственных циркуляров, то они всегда выпускались с грифом «Совершенно секретно. Государственная тайна».

Деятельность отдельного корпуса жандармов тесно переплеталась с подразделениями политической полиции, возникшими после ликвидации III отделения Собственной его императорского величества канцелярии. Они руководствовались одними инструкциями и распоряжениями одного начальника, часто решали одни задачи, иногда подменяли друг друга. Поэтому последние тридцать семь лет существования жандармерии следует рассматривать в неразрывной связи с учреждениями Департамента полиции.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Шеф жандармов Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Третье отделение (значения). Страна Создана Распущена (преобразована) Предшествующая служба Преемственнаяслужба Руководство
Третье отделение
рус. дореф. Третье отдѣленіе
Российская империя Российская империя
1826
1880
Тайная канцелярия
Охранное отделение
Здание штаба Отдельного корпуса жандармов, где после 1838 года помещалось Третье отделение

Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии — высший орган политической полиции Российской империи в правление Николая I и Александра II (с 1826 по 1880 годы). Занимался надзором за политически неблагонадёжными лицами и сыском. Исполнительным органом третьего отделения был Отдельный корпус жандармов. Во главе отделения стоял главноуправляющий (т. н. шеф жандармов). По своему значению отделения императорской канцелярии приравнивались к министерствам.

Содержание

  • 1 Создание
  • 2 Функции
  • 3 Структура
    • 3.1 Список экспедиций
      • 3.1.1 I экспедиция
      • 3.1.2 II экспедиция
      • 3.1.3 III экспедиция
      • 3.1.4 IV экспедиция
      • 3.1.5 V экспедиция
  • 4 Расформирование
  • 5 Руководители
  • 6 Примечания
  • 7 Источник
  • 8 Литература

Создание[ | код]

После восстания декабристов и восшествия на престол императора Николая I императорская канцелярия была разделена на функционально обособленные отделения. В числе прочих 3 (15) июля 1826 года было создано и Третье отделение[1] во главе с А. Х. Бенкендорфом.

Различные учреждения для специального преследования и расправы по политическим преступлениям существовали ещё в XVIII века. Таковы были при Петре I и Екатерине I Преображенский приказ и Тайная канцелярия, слившиеся потом в одно учреждение; при Анне Иоанновне и Елизавете Петровне — Канцелярия тайных розыскных дел; в конце царствования Екатерины II и при Павле I — Тайная экспедиция. При Александре I существовала Особая канцелярия, сначала при Министерстве полиции, а потом при Министерстве внутренних дел. Учреждения эти от времени до времени то смягчались в своей форме, то совершенно отменялись, как при Петре II, Петре III и в начале царствования Екатерины II.

25 июня 1826 года император Николай I подписал указ об учреждении новой должности шефа жандармов с назначением на неё начальника 2-й кирасирской дивизии,

ru-wiki.ru

На страже государственной безопасности. История Отдельного корпуса жандармов. Часть 1

Отдельный корпус жандармов (ОКЖ) – соединение специального назначения Русской императорской армии, военнослужащие (военные чины) которого являлись основой постоянного штата жандармско-полицейских частей и учреждений Российской империи в 1826 - 1917 гг. Де факто это – российская политическая полиция, реализовавшая прежде всего задачу охраны безопасности государства, его политического и общественного строя.

Исторически жандармами в средние века именовались тяжелые кавалеристы – то есть всадники, имевшие рыцарский доспех. Каждый жандарм имел собственную свиту, состоявшую из оруженосцев, пажей, ратников, конных стрелков и слуг. Когда француский король Карл VII учредил в 1445 г. первые части регулярной конницы под названием «ордонансовых рот», жандармы были их основой – в составе роты числилось 100 конных жандармов, а также кутильеры, лучники и т. д. Постепенно термин «жандарм» заменил прежнее наименование «рыцарь», и стал обозначать всех тяжеловооруженных всадников - независимо от их происхождения. Но распространение огнестрельного оружия и изменение тактики привели к трансформации тяжелой кавалерии. Жандармы постепенно превращаются в кирасиров, и только во Франции и Пруссии (в последней - до 1806 г.) сохранились кавалерийские полки жандармов.

Великая Французская революция придала жандармам новое качество - в 1791 г. революционное правительство сформировало корпус жандармов для наблюдения за внутренним порядком – прежде всего в войсках и государственных структурах. По пути Франции пошли и другие западноевропейские державы. Необходимо отметить, что впервые на жандармов полицейские функции были возложены во Франции еще при короле Францискe I, который создал в своей армии особую так называемую превотальную юрисдикцию – на прево было возложено поддержание порядка в войсках, и инструментом в их руках были отряды жандармов.

В ряды французского корпуса жандармов принимались нижние чины только отличного поведения, причем прослужившие в вооруженных силах не менее 10 лет. Жандармский корпус Франции был многофункциональным соединением. В его задачи входили: поддержание порядка внутри государства, обеспечение безопасности, борьба с разбоями, ловля контрабандистов и иных преступников, сопровождение арестантов и т. д. При армиях состояли особые полевые жандармские команды, которые поддерживали порядок не только в местах расположения войск, но и в бою (находясь за боевой линией), боролись с дезертирством, подбирали на поле боя и эвакуировали раненых, пресекали мародерство и обеспечивали порядок в войсковых тылах. В наполеоновский период жандармские отряды иногда участвовали и в боевых действиях. К 70-м годам XIX века корпус французских жандармов насчитывал 800 офицеров и 26000 нижних чинов. Схожая ситуация наблюдалась в Австрии и Германии (в последней существовала и особая Жандармская бригада).

В России слово «жандарм» впервые упоминается в исторических памятниках эпохи императрицы Екатерины II - когда в 1792 г. наследник престола великий князь Павел Петрович учредил в Гатчине собственные «модельные» войска, в их составе присутствовала конная команда (181 человек) во главе с подполковником Кастылевым. Эта команда, именовавшаяся периодически то Кирасирским то Жандармским полком, функционировала в качестве военной полиции гатчинских войск.

После воцарения императора Павла I в 1796 г. команда была включена в состав лейб-гвардии Конного полка.

В русской армии понятие жандарм - военный полицейский возрождается во время Наполеоновских войн – в ходе Заграничных походов 1813 - 1814 гг. В этот период отобранные в каждом кавалерийском полку лучшие офицер и 5 нижних чинов должны были следить за соблюдение порядка на бивуаках, на марше, бороться с мародерством и дезертирством, сопровождать раненых на перевязочные пункты и т. п.

В 1815 г. при корпусных штабах русской армии во Франции были сформированы временные военно-полицейские команды, названные жандармскими. Приказ главнокомандующего генерал-фельдмаршала М. Б. Барклая де Толли от 10. 06. 1815 г. именовал их жандармами, и вводил для них служебный отличительный знак - красную повязку на правой руке. Эти команды, находившиеся в распоряжении корпусных командиров, просуществовали недолго и вскоре были расформированы, но их заменил Борисоглебский драгунский полк, несший своими подразделениями (3 эскадрона были распределены по пехотным и кавалерийским корпусам, 3 эскадрона прикомандированы к штаб-квартирам армий, а еще один эскадрон служил для пополнения убыли в шести действующих эскадронах) при войсках военно-полицейскую службу. 27. 08. 1815 г. Борисоглебский драгунский полк переименовывается в Жандармский полк.

В декабре того же года из нижних чинов гвардейской кавалерии на правах старой гвардии был сформирован лейб-гвардии жандармский полуэскадрон - для службы при Гвардейском и Резервном кавалерийском корпусах.

Обе эти части были организованы как строевые, но на них была возложена военно-полицейская и ординарческая служба при войсках.

В 1817 г. в структуре Корпуса внутренней стражи (существовал с 1810 г. и занимался обучением рекрутов, а также содействием губернским властям в подавлении волнений, поимке разбойников, взыскании недоимок и податей) были учреждены в столицах (Москва, Санкт-Петербург, Варшава) жандармские дивизионы, а в губернских (Вологда, Петрозаводск, Архангельск, Новгород, Псков, Митава, Рига, Ревель, Владимир, Калуга, Кострома, Орел, Рязань, Смоленск, Тверь, Тула, Ярославль, Киев, Витебск, Могилев, Житомир, Каменец-Подольск, Минск, Вильно, Гродно, Белосток, Екатеринослав, Курск, Полтава, Симферополь, Харьков, Херсон, Чернигов, Астрахань, Нижний Новгород, Воронеж, Тамбов, Вятка, Казань, Симбирск, Пенза, Уфа, Пермь, Тобольск, Томск, Иркутск) и и некоторых портовых (Феодосия, Таганрог и Одесса) городах – жандармские команды.

В этот период жандармские части и приобретают значение политической полиции.

Столичные жандармские дивизионы, считаясь откомандированными от Корпуса внутренней стражи, подчинялись столичным обер-полицмейстерам, в то время как жандармские команды губернских городов входили в состав гарнизонных местных батальонов, а жандармские команды портовых городов – в состав инвалидных гарнизонных команд.

В общей сложности к 1826 г. имелось 59 различных по составу и назначению жандармских подразделений и частей – всего 4099 человек. На эти специальные воинские формирования, лишенные единого управления, обратил внимание генерал-адъютант генерал-лейтенант граф А. Х. Бенкендорф. Именно он предложил Николаю I проект создания централизованного политического сыска, подчиненного начальнику так называемой «высшей полиции».

Идея поставить страну и армию под неусыпный политический контроль была поддержана императором, который не только назначил А. Х. Бенкендорфа главой Третьего Отделения Собственной Его Императорской Величества канцелярии, но и 25. 06. 1826 г. повелел ему исполнять должность Шефа жандармов. Хотя первоначально организационно А. Х. Бенкендорфу была подчинена лишь часть жандармских частей, и, кроме того, решение хозяйственных, продовольственных, военно-судных и следственных вопросов оставалось вне его компетенции, начало новой мощной государственной структуры было положено.

Шефу жандармов были подчинены гвардейские и армейские жандармы, а также жандармы, состоящие при отдельных корпусах: Литовском, Внутренней стражи и Сибирском. В 1826 - 1827 гг. все жандармские части поступают в ведение Шефа жандармов. Но Жандармский полк до 1842 г. находился в ведении Шефа жандармов только в инспекторском отношении.

Тот факт, что Шефом корпуса жандармов был назначен управляющий Третьим Отделением Собственной Его Величества канцелярии граф А. X. Бенкендорф, был не случаен. Корпус стал исполнительным органом Третьего Отделения (центрального органа политического сыска России), начальник которого по должности являлся Шефом корпуса.

Создание Корпуса явилось также и реакцией императорской власти на восстание декабристов.

Когда в январе 1826 г. А. Х. Бенкендорф представил на рассмотрение Николаю I «Проект об устройстве высшей полиции», в нем было указание на события 14-го декабря – тот факт что заговор готовился более 10 лет, доказывал, по его словам, «ничтожество нашей полиции». Автор проекта предлагал присвоить этому начальнику статус министра полиции и одновременно инспектора жандармерии.

1. Шеф жандармов граф А. Х. Бенкендорф.

В «Записке об учреждении Третьего Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии», составленной в 20-х числах июня 1826 г., акцентировалось внимание на необходимости придать «высшей» полиции четкий вектор непосредственной службы Государю.

Положение о Корпусе жандармов было издано Николаем I 28. 04. (10. 05) 1827 г. Основой корпуса стали Жандармский полк, несший военно-полицейскую службу, и жандармские части Корпуса внутренней стражи.

Для структурирования деятельности Корпуса территория Poccийской империи была разделена на 5 жандармских округов (в каждом по 8 - 11 губерний), которые делились на 4 - 6 отделений (на каждое приходилось как правило 2 - 3 губернии). Возглавлялся жандармский округ жандармским генералом, подчинявшимся непосредственно Шефу жандармов, а отделение - жандармским штаб-офицером в чине от майора до полковника. В округа были зачислены и жандармские дивизионы: Санкт-Петербургский - в 1-й, Московский - во 2-й и Варшавский - в 3-й жандармские округа. Для управления Корпусом при Шефе жандармов было создано так называемое Корпусное дежурство.

После ликвидации польского мятежа на территории Царства Польского в 1832 г. создается 6-й жандармский округ. Он находился в двойном подчинении – Наместника и Шефа корпуса жандармов.

В целом жандармская структура империи складывается к 01. 07. 1836 г., когда Корпус был реорганизован в Отдельный корпус (то есть воинское соединение, по правовому статусу приравниваемое к армии). Все жандармские части были выведены из Корпуса внутренней стражи и включены в состав ОКЖ.

К шести существующим жандармским округам был добавлен Сибирский. Округа прекратили делить на отделения - их в каждой губернии заменили управления жандармских штаб-офицеров, в результате чего сеть органов жандармского контроля стала гуще. «Дежурство» корпуса заменялось Штабом Корпуса. Появилось «Положение о корпусе жандармов». А в декабре 1837 г. создается 8-й жандармский округ - Кавказский.

В 1839 г. должность начальника Штаба корпуса была соединена с должностью Управляющего Третьим Отделением. В 1842 г. Жандармский полк был включен в состав Корпуса.

Структурно Корпус включал: Главное управление, Штаб, управления округов, губернские, областные и городские жандармские управления, уездные жандармские управления в Привислинском крае, особые отделения по охране порядка и общественной безопасности, жандармские полицейские управления железных дорог (и их отделения), городские, крепостные и портовые жандармские команды, 3 жандармских дивизиона (Санкт-Петербург, Москва и Варшава) и Одесскую городскую конную жандармскую команду (к 1880 г. существовало 7 городских конных команд). Канцелярии жандармских управлений подразделялись на части: общего руководства, следственную, розыскную, политической благонадежности и финансовую.

2. Шеф жандармов князь А. Ф. Орлов.

В период 1817 – 1850 гг. возникает целая система городских жандармских команд. 27. 04. (09. 05.) 1846 г. в составе Корпуса появляется временный Жандармский эскадрон (на его формирование были обращены чины санкт-петербургского и московского дивизионов и 9 городских команд). Эскадрон осуществлял полицейский надзор на Санкт-Петербургско-Московской железной дороге, и для этого был откомандирован в распоряжение главного начальника этой дороги. В 1847 г. на базе этого эскадрона создается Полицейское управление Санкт-Петербургско-Московской железной дороги.

Общая численность Корпуса жандармов выросла существенно: от 4278 человек к концу 1828 г. и 7076 человек к 1866 г. – к 15718 человек в 1917 г. Много это или мало? Для сравнения – в «демократической» и значительно меньшей чем Россия по территории Франции к началу Первой мировой войны жандармов насчитывалось в 2 раза больше - 30000 человек.

3. Нижние чины ОКЖ 1894-1917.

Продолжение следует

topwar.ru

Рождение империи.Сайт писателя Сергея Шведова

Слово жандармерия буквально переводится, как люди оружия. Жандармерия появилась во Франции в 1445 году, как военно-полицейские формирование многоцелевого назначения, выполняющее функции охраны правопорядка, как в армии, так и внутри страны. В России название жандармерия впервые упоминается в 1792 году в связи с учреждением особой конной команды в составе войск Великого князя Павла Петровича, будущего императора Павла I.

27 декабря 1815 г. был сформирован Гвардейский жандармский полуэскадрон, которому 6 января 1816 г. пожалованы права и преимущества старой гвардии. 10 июля 1815 г. Барклай-де-Толли предписал отобрать в каждом полку по одному офицеру и пять рядовых – жандармов – для поддержания порядка. 27 августа сформированные таким образом команды были упразднены. Вместо них Борисоглебский драгунский полк переименовали в Жандармский и отдельными командами распредели по армии. Это были специальные полицейские подразделения с военной организацией и дисциплиной. В феврале 1817 г. по личному распоряжению Александра I в составе Отдельного корпуса внутренней стражи создаются конные жандармские формирования быстрого реагирования. Жандармы несли службу в Петербурге, Москве и Варшаве (по одному дивизиону в составе 334 человек), губернских и портовых городах (по одной команде в составе 31 человека) и подчинялись обер-полицмейстерам (полицмейстерам).

По высочайшему указу от 3 июля 1826 г. было образовано Третье отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии как высшее учреждение империи, ведающее делами о политических преступлениях. Начальником III отделения был назначен А. X. Бенкендорф. В ведение отделения была передана и Особенная канцелярия МВД, руководитель которой А. Я. фон Фок занял должность директора канцелярии отделения. В 1827 г. по указу императора был образован Корпус жандармов во главе с А. X. Бенкендорфом. Начальником штаба Корпуса жандармов стал в 1835 г. генерал-майор Л. В. Дубельт. 28 апреля 1827 г. Николай I издал указ «Об учреждении пяти округов Корпуса жандармов». На основании указа Российская империя разделялась на 5 (с 1 июля 1836 г. – на 8) жандармских округов, которые в свою очередь разделялись на жандармские отделения. На лишенные единого центра воинские образования, разбросанные по всей империи, обратил внимание А.Х. Бенкендорф. В поданном Николаю I проекте об организации централизованного политического сыска он предлагал подчинить эти части и подразделения начальнику «высшей полиции»: «К этому начальнику стекались бы сведения от всех жандармов, рассеянных во всех городах России и во всех частях войск». Идея разом поставить и страну, и армию под неусыпный политический контроль нашла поддержку императора, и он почти одновременно с назначением Бенкендорфа главой Третьего отделения 25 июня 1826 г. поручил ему исполнение должности шефа жандармов. Хотя руководителю госбезопасности на первых порах организационно была подчинена только часть жандармов, а решение хозяйственных, продовольственных, военно-судных и следственных вопросов оставалось вне его компетенции, тем не менее начало новой мощной централизованной структуре было положено.В первую очередь Бенкендорф обязал начальников жандармских частей и подразделений раз в месяц представлять рапорты и донесения о происшествиях, а также в качестве шефа жандармов взял в свои руки кадровый вопрос. Общая численность этой военизированной структуры к концу 1828 г. составляла 4278 человек, в том числе 3 генерала, 41 штаб-офицер, 160 обер-офицеров, 3617 нижних чинов и 457 нестроевых. В этой связи любопытен следующий факт: еще в 1823 г. лидер Южного общества декабристов полковник П.И. Пестель рассчитал, что после свержения самодержавия революционной диктатуре для поддержания своей власти в России потребуется 112 900 жандармов. Численность же царской жандармерии никогда даже отдаленно не приближалась к такой цифре: в 1836 г. в ее штатах числилось 5164 человека, в 1857 г. – 4629, 1866 г.– 7076, 1880 г.– 6708, 1895 г.– 9243, 1914 г.– 13 645 и в 1917 г. – 15 718.

Деятельность сотрудников III Отделения и Корпуса жандармов регламентировали секретные внутренние инструкции. Первая из них, составленная в сентябре 1826 г., известна как «Инструкция А. Х. Бенкендорфа чиновнику III Отделения». Подобные инструкции получали руководители жандармских отделений и жандармские офицеры, производившие ревизии в губерниях. В феврале 1827 г. было составлено дополнение к инструкции жандармским офицерам, и уже в марте – апреле его стали вручать и рассылать жандармам вместе с инструкцией. В дополнении особое внимание обращается на независимость и негласность действий жандармов.

Новое ведомство задумывалось и создавалось как элитное соединение. На должности нижних чинов специально отбирались грамотные и наиболее развитые солдаты других родов войск. Еще более строгим был порядок отбора офицеров. Помимо дворянского происхождения, желания служить в Корпусе жандармов и достижения 20-летнего возраста, им следовало пройти специальную проверку. Любое служебное взыскание, а тем более свидетельства о политической неблагонадежности становились практически непреодолимым препятствием при поступлении на службу в жандармерию. Каждый офицер корпуса давал специальную подписку в том, «что ни к каким масонским ложам и тайным обществам, думам, управам и прочим, под каким бы названием они ни существовали, я не принадлежал и впредь принадлежать не буду». Впоследствии для поступающих в корпус были введены курс обучения, экзамены и испытательный срок. Столь строгий отбор был обусловлен тем, что Николай I видел в жандармских офицерах своих представителей на местах, а Бенкендорф не переставал напоминать подчиненным об их высоком предназначении: «В вас всякий увидит чиновника, который через мое посредство может довести глас страждущего человечества до престола царского и беззащитного и безгласного гражданина немедленно поставит под высочайшую защиту государя императора».

Отношение общества к новому элитному подразделению было двойственным. С одной стороны, монаршее доверие и проистекающая из него власть вкупе со значительно более высоким, чем в армии, жалованьем влекли в Корпус жандармов многих офицеров. Например, в 1871 г. прошения о переводе в жандармы подали 142 армейских офицера, из которых был отобран 21, а к занятиям было допущено только 6 человек. Число желающих стать жандармами почти всегда превышало количество имеющихся вакансий. С другой стороны, в обществе достаточно быстро утверждается взгляд на жандарма как на шпиона и доносчика, случаи отказа от подобной «постыдной» службы со стороны тех лиц, которых приглашали на жандармскую службу, также были не единичны.

Отправляя жандармского полковника И.П. Бибикова и агента Третьего отделения поручика И.В. Шервуда на политическое обследование южных губерний, 13 января 1827 г. Бенкендорф дал им инструкцию, текст которой впоследствии стал трафаретным. Первый и самый главный пункт этой инструкции от подчиненных шефа жандармов требовал: «Обратить особенное внимание на могущие произойти без изъятия во всех частях управления и во всех состояниях и местах злоупотребления, беспорядки и закону противные поступки». Второй пункт обязывал «наблюдать, чтобы спокойствие и права граждан не могли быть нарушены». Исходя из третьего пункта, находящийся на месте жандарм получал право сноситься с теми местными властями, в ведении которых им замечены беспорядки, «предварять их» и только в тех случаях, если все его «домогательства» «будут тщетны», сообщать о них в Третье отделение. В инструкции особо обращалось внимание жандармов на следующее: «Цель вашей должности должна быть прежде всего предупреждение и отстранение всякого зла». Весьма расплывчатое понимание борьбы со «всяким злом» давало жандармским офицерам широкий административный простор, а их подчиненность далекому начальнику округа и еще более далекому шефу жандармов надежно обеспечивала их независимое положение на местах.

Секретная агентура Третьего отделения и подразделения Корпуса жандармов на местах охватили всю страну сетью регулярного политического сыска. В письме Бенкендорфу от 14 августа 1826 г. управляющий канцелярией Третьего отделения М.Я. фон Фок констатирует масштабы этого процесса: «Деятельность надзора растет с каждым днем, и у меня едва хватает времени для принятия и записывания всех заявлений». Общество мгновенно почувствовало тотальную по тем временам слежку, и уже в следующем месяце, 24 сентября 1826 г., критики «сильно восстают» против введенной Николаем I системы: «Нельзя чихнуть в доме, сделать жест, сказать слово, чтобы об этом тотчас не узнал государь».

После подавления Польского восстания на территории входившего в состав Российской империи Царства Польского в 1832 г. был образован шестой жандармский округ, находившийся в двойном подчинении– шефа Корпуса жандармов и наместника. В своих основных чертах жандармская структура складывается к 1 июля 1836 г., когда Корпус жандармов реорганизуется в Отдельный Корпус жандармов (отдельным корпусом в России XIX в. считалось воинское соединение, в своем правовом статусе приравниваемое к армии) и к шести существующим округам был добавлен Сибирский жандармский округ. Все семь округов перестали делить на отделения, вместо них в каждой губернии были сформированы управления жандармских штаб-офицеров, в результате чего сеть органов сыска стала еще гуще. Хозяйственное обеспечение жандармских подразделений из Корпуса внутренней стражи перешло в ведение шефа жандармов, а так называемое «дежурство» корпуса было заменено штабом. Тогда же было принято «Положение о корпусе жандармов». Наконец, в декабре 1837 г. был образован восьмой жандармский округ – Кавказский, а в 1842 г. жандармерии был передан Борисоглебский полк. Объединение Третьего отделения и Отдельного корпуса жандармов в единую вертикаль политического сыска долгие годы обеспечивалось тем, что во главе обеих структур находился один и тот же руководитель – А.Х. Бенкендорф (умер в 1844 г.). Однако фактическое соединение обоих ведомств оказалось настолько удачным, что личная уния приобрела характер традиции и все преемники Бенкендорфа по Третьему отделению также одновременно назначались шефами Отдельного корпуса жандармов. Когда же первая структура была ликвидирована, то жандармерия перешла под начало Департамента полиции, ставшего преемником Третьего отделения как ведущего органа государственной безопасности.

Разработанная А.Х. Бенкендорфом внутренняя структура Отдельного корпуса жандармов просуществовала в неизменном виде до ее реорганизации, предпринятой П.А. Шуваловым в 1867 г. Для дальнейшего увеличения сети жандармских органов прежняя окружная система территориального деления была сохранена на окраинах империи (Сибирь, Кавказ и Царство Польское), а в остальной России основными структурными подразделениями стали губернские жандармские управления. Деятельность чинов Корпуса жандармов регламентировалась особыми инструкциями. Например, секретная инструкция от 14 февраля 1875 г. предусматривала, что она (эта деятельность) «представляется в двух видах: в предупреждении и пресечении разного рода преступлений и нарушений закона и во всестороннем наблюдении. Первый из этих видов деятельности опирается на существующее законодательство, и все действия жандармских чинов в этом отношении определены законом 19 мая 1871 г. Второй же вид... не может подчиняться каким-либо определенным правилам, а, напротив того, требует известного простора и тогда лишь встречает ограничения, когда материал, добытый наблюдением, переходит на законную почву и подвергается оценке, т.е. уже является предметом деятельности первого вида». В этом же документе подчеркивалось, что основная задача сотрудников жандармского ведомства состояла в том, чтобы путем наблюдения за «духом всего населения и за направлением политических идей общества» раскрывать и преследовать любые попытки «к распространению вредных учений, клонящихся к колебанию коренных основ государственной, общественной и семейной жизни». Закон от 19 мая 1871 г., на который ссылается инструкция, предоставил жандармам право на «производство дознаний о преступлениях государственных», причем этим жандармы могли заниматься «как по предложению прокурора судебной палаты, так и непосредственно», ставя в последнем случае прокурора лишь в известность. Для обеспечения выполнения возложенных на них функций канцелярии жандармских управлений стали делиться на следующие части: общего руководства, розыскную, следственную, политической благонадежности и денежную. Когда в России стал бурно развиваться новый вид транспорта – железнодорожный, он также был поставлен под контроль и охрану этого ведомства. В 1861 г. в стране появилось первое жандармское полицейское управление железной дороги, а к 1895-му их число возросло до 21. Они имели отделения на всех узловых железнодорожных станциях. Первоначально эти управления находились в ведении министра путей сообщения, однако в 1866 г. начальник штаба Корпуса П.А. Шувалов добивается передачи их под свое начало, вновь вводя все жандармские части и управления в состав Отдельного корпуса жандармов. Во время его руководства этим ведомством (до 1874 г.) были приняты меры по повышению образовательного уровня жандармов, а также их материального содержания. В таком обновленном виде Отдельный Корпус жандармов просуществовал до Февральской революции 1917 г., когда был ликвидирован.

В 1880 г. после упразднения Третьего отделения его функции взял на себя Департамент полиции. Жандармы не были переданы в подчинение директору Департамента полиции. Они сохранили свой особый статус и отдельную корпусную структуру. Заведование корпусом жандармов было возложено на министра внутренних дел. Товарищ министра внутренних дел являлся командиром Отдельного корпуса жандармов. Согласно указу императора Александра II, жандармы также подчинялись губернаторам. Отдельный корпус жандармов состоял из штаба (на должность начальника штаба назначался генерал, который продолжал числиться по Генеральному штабу), окружных, губернских, городских и уездных жандармских управлений, жандармских полицейских управлений на железных дорогах, жандармских дивизионов и городских конных команд. Кроме того, существовали еще крепостные жандармские команды (так назывались жандармы, охранявшие крепости) и полевые жандармские эскадроны, которые несли военно-полицейскую службу в районах расположения войск, как в мирное, так и в военное время. Главной задачей жандармов было подавление возможных бунтов. Выполнение Отдельным корпусом жандармов своих обязанностей иногда сопровождалось сбором разведывательной информации, включая военную. В первую очередь это относилось к жандармским управлениям в приграничных районах и жандармским полицейским управлениям железных дорог, в зону ответственности которых входили и пограничные пункты. Жандармские полицейские управления железных дорог в отдельных случаях привлекались периферийными органами военной разведки для организации связи и руководства имеющейся у штабов военных округов негласной агентуры. Решению разведывательных задач жандармскими чинами в немалой степени способствовали подписанные соглашения с правительствами Австро-Венгрии и Германии в 90-х гг. XIX в. В соглашениях речь шла о том, чтобы установить сотрудничество офицеров Отдельного корпуса жандармов с австрийскими и германскими властями в пограничных пунктах. Однако сотрудничество военного ведомства с Отдельным корпусом жандармов в части сбора разведывательной информации наметилось только в начале XX в.

Назад Вперед

schvedov.ru