Винтовки по странам и континентам. Часть 19. Маузеры Сербии и Югославии. Сербский маузер


Винтовки по странам и континентам. Часть 19. Маузеры Сербии и Югославии

Сначала не было никакой Югославии. Просто не было, как и сейчас нет. Была Сербия, ставшая независимым государством в 1878 году. И захотелось освобожденным сербам ну полной независимости, то есть во всем, включая и вооружение. Вот так и появился «маузер» модели 1880 года, получивший название «Маузер-Милованович» - однозарядная винтовка Маузера 1871 года под патрон калибра 10,15-мм, принятый в Норвегии.

Как всегда, сначала в 1879 году в Сербии была создана комиссия по выбору новой винтовки, председателем которой назначили военного-конструктора Костю (Коку) Миловановича. Комиссия объявила международный конкурс, на который пригласили конструкторов и производителей винтовок из самых разных стран мира.

Модель «маузер» M1871/78 обратила на себя внимание Коки Миловановича, который решил улучшить ее баллистические качества, применив к ней патрон с дымным порохом уменьшенного калибра 10.15x63R и изменив нарезку ствола – т.е. уменьшить ширину нарезов в направлении от казенной части к дульному срезу.

В итоге в 1880 году винтовку Маузера с изменениями Миловановича приняли на вооружение армии Сербии под обозначением «Маузер-Милованович M 1880». Также она известна под названиями «Маузер-Кока» и «Кокинка». 100000 винтовок заказали фирме «Маузер», где она получила индекс М 1878/80».

В 1884 году на вооружение сербской армии поступили карабины с подствольными трубчатыми магазинами. Всего было получено 4000 карабинов для кавалерии и столько же для артиллерии. Интересно, что некоторая их часть сохранилась до 1937 года, когда их конверсировали под 11-мм патроны от винтовок Гра.

Оригинальный затвор маузеровских винтовок никаким изменениям не подвергался. Рукоятка затвора – прямая. Отпирание затвора происходит при его повороте влево. Пружинный выбрасыватель крепится на боевой личинке затвора.

Предохранитель флажкового типа переключателя, как и на исходном образце, размещен в задней части стебля затвора. При повороте «флажка» на 180˚ он запирает ударник, что не позволяет и стрелять, и открывать затвор.

В то время практически все винтовки имели неразрезные ложи английского типа. Вот и на «сербском маузере» она была такая же: то есть имела длинное цевье и прямую шейку приклада. Стальной затыльник приклада имел Г-образную форму и прикреплялся к ложе на винтах. Рамочный прицел винтовки был рассчитан на ведение огня на дистанцию от 500 до 2700 шагов, то есть от 300 до 1600 метров.

Винтовку в кратчайшие сроки начали производить в Германии на заводе братьев Маузеров, так что первые экземпляры прибыли в Сербию уже в конце 1881 года, а самые последние – в феврале 1884 года. Кроме 100000 винтовок были дополнительно заказаны запасные стволы в количестве 1000 штук и около 125000 прочих деталей. Весила винтовка, опять-таки, как и большинство винтовок тех лет, 4,5 кг. Скорость пули составляла 510 м/сек.

Сербский маузер М1899 г., идентичный чилийской модели 1895 г. (Музей Армии, Стокгольм)

В 1899 году, храня верность «маузеру», Сербия заказала винтовки М1899 года, представлявшие собой аналог «чилийского маузера» М1895 года. Первоначально они производились под патрон 7x57 мм на заводах D.W.M., но в 1924 году перестволены под калибр 7.92x57 мм. Все сербские винтовки получили в конце обозначения М1899С, где буква «С» - «Сербия». Напомним, что модель Маузера 1895 также использовалась в Мексике, Коста-Рике, Парагвае, Иране, Сальвадоре и Гондурасе.

Применение бездымного пороха привело к тому, что с 1907 года около 50000 винтовок были переделаны на сербском предприятии в Крагуевац для стрельбы патронами с бездымным порохом уменьшенного калибра 7х57 мм и с пятизарядным магазином. Эти винтовки назывались «Маузер-Милованович-Джурич М 80/07», а винтовки М1899С соответственно М1899/07С.

«Кока маузер»

Следующим образцом «сербского маузера» стала винтовка М1910, которая оказалась первым образцом Gewer 98 на сербской земле. Производилась она на заводе в Оберндорфе с 1910 по 1911 год и затем также получила букву «С».

Естественно, что все эти винтовки Сербия самым активным образом использовала на фронтах обеих Балканских войн и во время Первой Мировой войны.

Новое государственное образование – Югославия, в свою очередь пожелало иметь новое оружие под новый патрон. В 1924 году у фирмы FN были приобретены станки, поставлявшиеся с 1924 по 1927 год для производства винтовок образца 1924 года под германские патроны калибра 7.92x57 мм.

В Югославии эта винтовка производилась под официальным названием M1924 ČK. Аббревиатура «ЧК» переводится как «четницкий карабин», то есть карабин, используемый четниками, которые еще с довоенной поры считались в Югославии элитными частями.

Югославская винтовка М1924. (Музей Армии, Стокгольм)

Конструкция винтовка была похожа на бельгийскую модель. Рукоять затвора была изогнута для большего удобства при стрельбе и увеличения скорострельности. Длина ствола теперь составляла 415 мм, а вся винтовка — всего 955 мм. Правда, считается, что звук выстрела у нее был слишком уж громкий и вследствие этого стрелка в засаде можно было легко обнаружить, а отдача при выстреле в плечо слишком сильна. Точные данные о начальной скорости пули нет, как и о меткости стрельбы, но скорее всего они не отличались от данных по бельгийской винтовке FN Model 1924.

Кроме четницкого варианта в Югославии выпускался еще и «сокольский» карабин, который, как и всякий карабин, был легче винтовки по массе, но обладал меньшей дальностью стрельбы. И тот, и другой варианты имели одинаковый штык-нож. В западноевропейской литературе он часто называется «кинжалом гвардии короля Александра».

В самой Югославии его называли «колашинац», и это было очень популярное холодное оружие четников и партизан: им пользовались так называемые «колячи» — четники, которые занимались тем, что лично казнили предателей, пленных и шпионов, которым они этим ножом просто перерезали горло. В немецкой армии югославские винтовки состояли на вооружении частей вермахта и СС под именем G289(j) или же «Jugoslawisches Komitengewehr 7,9 mm».

В 1947 году было начато производство винтовки M.24/47. По сути это была смесь югославских и бельгийских деталей, то есть то, что попроще делалось на месте, а посложнее – брали со складов или заказывали в Бельгии.

Интересно, что приклады винтовок M24/47 делались из каштана или тикового дерева по старому германскому имперскому образцу, в то время как у 98k, у его изготавливали из вяза либо бука. В прикладе винтовки не было металлических деталей. M.24/47 — производство этой винтовки началось в 1947 году на основе бельгийских и югославских образцов и продолжалось до начала 1950-х годов. На образцах появились новые детали либо были убраны ненужные старые.

Новый вариант M.24/52č оказался вариантом чехословацкой винтовки vz. 24. Производство его было начато в 1952 году.

Винтовка М48 с патронами.

Кроме того, в Югославии выпускалась винтовка М48, разработанная компанией «Застава» и состоявшая на вооружении Югославской Народной Армии. Она представляла собой несколько усовершенствованный вариант немецкой винтовки «маузер» 98k и «бельгийского маузера» M1924.

Затвор винтовки М48.

Внешне «Застава» М48 похожа на 98k, но она короче, то есть похожа этим на M1924. В то же время у М48 изогнутая рукоятка затвора, а не прямая, как у M1924.

Герб Югославии на патроннике винтовки М48.

Ограниченная партия винтовок в 4000 единиц оснащалась снайперским прицелом. Модификация винтовки M48BO находилась на вооружении армии Сирии. Значительная часть выпущенных винтовок практически сразу же была передана на склады, откуда их затем продавали тем, кого Югославия считала перспективным партнером по борьбе с международным империализмом.

Штык к винтовке М48.

Продолжение следует…

topwar.ru

Винтовки по странам и континентам. Часть 19. Маузеры Сербии и Югославии

Сначала не было никакой Югославии. Просто не было, как и сейчас нет. Была Сербия, ставшая независимым государством в 1878 году. И захотелось освобожденным сербам ну полной независимости, то есть во всем, включая и вооружение. Вот так и появился «маузер» модели 1880 года, получивший название «Маузер-Милованович» - однозарядная винтовка Маузера 1871 года под патрон калибра 10,15-мм, принятый в Норвегии.

Как всегда, сначала в 1879 году в Сербии была создана комиссия по выбору новой винтовки, председателем которой назначили военного-конструктора Костю (Коку) Миловановича. Комиссия объявила международный конкурс, на который пригласили конструкторов и производителей винтовок из самых разных стран мира.

Модель «маузер» M1871/78 обратила на себя внимание Коки Миловановича, который решил улучшить ее баллистические качества, применив к ней патрон с дымным порохом уменьшенного калибра 10.15x63R и изменив нарезку ствола – т.е. уменьшить ширину нарезов в направлении от казенной части к дульному срезу.

В итоге в 1880 году винтовку Маузера с изменениями Миловановича приняли на вооружение армии Сербии под обозначением «Маузер-Милованович M 1880». Также она известна под названиями «Маузер-Кока» и «Кокинка». 100000 винтовок заказали фирме «Маузер», где она получила индекс М 1878/80».

В 1884 году на вооружение сербской армии поступили карабины с подствольными трубчатыми магазинами. Всего было получено 4000 карабинов для кавалерии и столько же для артиллерии. Интересно, что некоторая их часть сохранилась до 1937 года, когда их конверсировали под 11-мм патроны от винтовок Гра.

Оригинальный затвор маузеровских винтовок никаким изменениям не подвергался. Рукоятка затвора – прямая. Отпирание затвора происходит при его повороте влево. Пружинный выбрасыватель крепится на боевой личинке затвора.

Предохранитель флажкового типа переключателя, как и на исходном образце, размещен в задней части стебля затвора. При повороте «флажка» на 180˚ он запирает ударник, что не позволяет и стрелять, и открывать затвор.

В то время практически все винтовки имели неразрезные ложи английского типа. Вот и на «сербском маузере» она была такая же: то есть имела длинное цевье и прямую шейку приклада. Стальной затыльник приклада имел Г-образную форму и прикреплялся к ложе на винтах. Рамочный прицел винтовки был рассчитан на ведение огня на дистанцию от 500 до 2700 шагов, то есть от 300 до 1600 метров.

Винтовку в кратчайшие сроки начали производить в Германии на заводе братьев Маузеров, так что первые экземпляры прибыли в Сербию уже в конце 1881 года, а самые последние – в феврале 1884 года. Кроме 100000 винтовок были дополнительно заказаны запасные стволы в количестве 1000 штук и около 125000 прочих деталей. Весила винтовка, опять-таки, как и большинство винтовок тех лет, 4,5 кг. Скорость пули составляла 510 м/сек.

Сербский маузер М1899 г., идентичный чилийской модели 1895 г. (Музей Армии, Стокгольм)

В 1899 году, храня верность «маузеру», Сербия заказала винтовки М1899 года, представлявшие собой аналог «чилийского маузера» М1895 года. Первоначально они производились под патрон 7x57 мм на заводах D.W.M., но в 1924 году перестволены под калибр 7.92x57 мм. Все сербские винтовки получили в конце обозначения М1899С, где буква «С» - «Сербия». Напомним, что модель Маузера 1895 также использовалась в Мексике, Коста-Рике, Парагвае, Иране, Сальвадоре и Гондурасе.

Применение бездымного пороха привело к тому, что с 1907 года около 50000 винтовок были переделаны на сербском предприятии в Крагуевац для стрельбы патронами с бездымным порохом уменьшенного калибра 7х57 мм и с пятизарядным магазином. Эти винтовки назывались «Маузер-Милованович-Джурич М 80/07», а винтовки М1899С соответственно М1899/07С.

«Кока маузер»

Следующим образцом «сербского маузера» стала винтовка М1910, которая оказалась первым образцом Gewer 98 на сербской земле. Производилась она на заводе в Оберндорфе с 1910 по 1911 год и затем также получила букву «С».

Естественно, что все эти винтовки Сербия самым активным образом использовала на фронтах обеих Балканских войн и во время Первой Мировой войны.

Новое государственное образование – Югославия, в свою очередь пожелало иметь новое оружие под новый патрон. В 1924 году у фирмы FN были приобретены станки, поставлявшиеся с 1924 по 1927 год для производства винтовок образца 1924 года под германские патроны калибра 7.92x57 мм.

В Югославии эта винтовка производилась под официальным названием M1924 ČK. Аббревиатура «ЧК» переводится как «четницкий карабин», то есть карабин, используемый четниками, которые еще с довоенной поры считались в Югославии элитными частями.

Югославская винтовка М1924. (Музей Армии, Стокгольм)

Конструкция винтовка была похожа на бельгийскую модель. Рукоять затвора была изогнута для большего удобства при стрельбе и увеличения скорострельности. Длина ствола теперь составляла 415 мм, а вся винтовка — всего 955 мм. Правда, считается, что звук выстрела у нее был слишком уж громкий и вследствие этого стрелка в засаде можно было легко обнаружить, а отдача при выстреле в плечо слишком сильна. Точные данные о начальной скорости пули нет, как и о меткости стрельбы, но скорее всего они не отличались от данных по бельгийской винтовке FN Model 1924.

Кроме четницкого варианта в Югославии выпускался еще и «сокольский» карабин, который, как и всякий карабин, был легче винтовки по массе, но обладал меньшей дальностью стрельбы. И тот, и другой варианты имели одинаковый штык-нож. В западноевропейской литературе он часто называется «кинжалом гвардии короля Александра».

В самой Югославии его называли «колашинац», и это было очень популярное холодное оружие четников и партизан: им пользовались так называемые «колячи» — четники, которые занимались тем, что лично казнили предателей, пленных и шпионов, которым они этим ножом просто перерезали горло. В немецкой армии югославские винтовки состояли на вооружении частей вермахта и СС под именем G289(j) или же «Jugoslawisches Komitengewehr 7,9 mm».

В 1947 году было начато производство винтовки M.24/47. По сути это была смесь югославских и бельгийских деталей, то есть то, что попроще делалось на месте, а посложнее – брали со складов или заказывали в Бельгии.

Интересно, что приклады винтовок M24/47 делались из каштана или тикового дерева по старому германскому имперскому образцу, в то время как у 98k, у его изготавливали из вяза либо бука. В прикладе винтовки не было металлических деталей. M.24/47 — производство этой винтовки началось в 1947 году на основе бельгийских и югославских образцов и продолжалось до начала 1950-х годов. На образцах появились новые детали либо были убраны ненужные старые.

Новый вариант M.24/52č оказался вариантом чехословацкой винтовки vz. 24. Производство его было начато в 1952 году.

Винтовка М48 с патронами.

Кроме того, в Югославии выпускалась винтовка М48, разработанная компанией «Застава» и состоявшая на вооружении Югославской Народной Армии. Она представляла собой несколько усовершенствованный вариант немецкой винтовки «маузер» 98k и «бельгийского маузера» M1924.

Затвор винтовки М48.

Внешне «Застава» М48 похожа на 98k, но она короче, то есть похожа этим на M1924. В то же время у М48 изогнутая рукоятка затвора, а не прямая, как у M1924.

Герб Югославии на патроннике винтовки М48.

Ограниченная партия винтовок в 4000 единиц оснащалась снайперским прицелом. Модификация винтовки M48BO находилась на вооружении армии Сирии. Значительная часть выпущенных винтовок практически сразу же была передана на склады, откуда их затем продавали тем, кого Югославия считала перспективным партнером по борьбе с международным империализмом.

Штык к винтовке М48.

Продолжение следует…

www.globalwarnews.ru

Прва Бијељинска лака пешадијска бригада ВРС "Гарда Пантери" : radio_rhodesia

1-я Биелинская легкопехотная бригада Войска Республики Сербской, или Гвардия "Пантеры" - сформированное 27 марта 1992 г. в столице области Семберия - городе Биелина элитное подразделение армии самопровозглашённой в ходе Боснийской войны Республики Сербской. Изначально именовалась Национальная гвардия Сербской автономной области Семберия и Маевица, 4 сентября 1992 года стала называться Гвардия "Пантеры". Первые командиры - майор (затем подполковник) Бранко "Пантера" Пантелич и майор Любиша "Маузер" Савич. Гвардия "Пантеры" является одним из самых известных воинских подразделений сербов в Югославских войнах наряду с "Арканови Тигрови" и бронепоездом "Краjина Експрес"

1. бијељинска лпбр ВРС - "гарда Пантери". 1992 година

Самый наркоманский способ ношения шевронов, который я видел. Хотя, судя по имеющимся фото, Пантери носили их как Бог на душу положит

Весной 1992 г. накалилась до последней крайности обстановка в Боснии и Герцеговине. Там мутила воду экстремистская "Патриотическая лига" во главе с сидевшим в тюрьме за соответствующую пропаганду Алиёй Изетбеговичем. Он являлся автором горячо одобренной Западом т.н. "исламской декларации" о создании в БиГ чисто мусульманского государства. Одновременно Изетбегович приятельствовал с иранскими аятоллами , турецкими пантюркистами и арабскими шейхами, обещавшими всеобъемлющую помощь деньгами и наёмниками в случае конфликта с центром и приготовленного геноцида сербов.После нелегитимного, но всё же упрямо проведённого референдума об отделении Боснии и Герцеговины от остальной Югославии, после расстрела сербской свадьбы и бряцания оружием агрессивных и вызывающе себя ведущих мусульманских боевиков стало ясно, что и на боснийской земле заканчиваются мирные дни. Биелина, важнейший областной центр и узел пересечения двух шоссейных дорог, был намечен исламистами для незамедлительного захвата. Однако и сербы уже не смотрели на положение сквозь розовые очки. Город должен был стать одним из центров нарождающейся Республики Сербской – государства, которое сербы создавали как минимум для собственного выживания в условиях заражения соседей этническим экстремизмом и поощряемым "мировым сообществом" сепаратизмом.Заплијењена застава у борбама за Брчко, 1992.године.На силици Милан Боснић- Булут и Васо Ристановић-Змија

Биелину наводнили боевики "Патриотической лиги" и "зелёные береты" — спецназ сепаратистов, которых активно поддерживали несколько сотен местных мерзавцев, объединённых в формирование с одиозным именем "Дивизия "Хандшар" - сепаратисты откровенно именовали себя продолжателями дела одноимённоймусульманской дивизии СС.С сербской стороны собирались вооружённые сторонники СДС, объединённые в отряды САО «Семберия и Маевица». Вместе с ними костяк сербских сил составили члены отряда Сербской радикальной партии доктора Воислава Шешеля – бывалого политзаключённого, в гнетущих условиях коммунистической власти отстаивавшего сербскую идентичность. Один из отрядов СДС, сильный как качеством личного состава, так и крепостью национального духа, образованный 27 марта, получил наименование "Национальная гвардия Сербской автономной области Семберия и Маевица". Ею командовали Бранко "Пантера" Пантелич и Любиша "Маузер" Савич.Гарда "Пантери" на коти Пањик на Мајевици, јули 1992. Лијево Мајор Пантелић

Командант Љубиша Савић-Маузер врши смотру јединице

Формирање јединице. Обријеж 2.маја 1992

Полагање заклетве, Обријеж, 2, мај 1992.

Оперативно подразделение Национальной гвардии подчинялось и входила в состав Восточно-боснийского корпуса Войска Республики Сербской (Источнобосански корпус Војске Републике Српске), которым командовал Новица Симич.Пуковник Будимир Гаврић, начелник штаба ИБК ВРС са капетаном Љубишом Лазићем-Љутим, приликом посјете Гарди "Пантери",1994

У каждой из сторон имелся свой центр, где собиралось руководство и активные участники паравоенных формирований – кафаны (балканское кафе) "Казино" и "Истанбул". Утром 31 марта в "Истанбуле" взорвалась бомба, и хотя подрывник по фамилии Зекич был задержан полицией через час, и было достоверно установлен, что его поступком не двигали патриотические мотивы, исламисты решились на нападение. Вечером ими была обстреляна сербская "штаб-кафана"». К полуночи выстрелы стихли: трое раненых были доставлены в городскую больницу.К утру исламисты перекрыли баррикадами проезд в центр города, а к сербским силам в городе подошли ополченцы из предместий. Из села Бадовинцы в Сербии на выручку прибыл отряд Сербской Добровольческой гвардии известного гангстера Желько Ражнатовича (будущие "Арканови Тигрови"). К тому моменту "тигры" были одной из наиболее боеспособных сербских частей. Прошедшие через горолдские бои в Вуковаре и схватки с хорватами в Краине, они приобрели там бесценный боевой опыт, который не замедлили противопоставить наглости и самоуверенности боснийских сепаратистов.Мајори Пантер и Маузер заједно. Упознавање са ситуацијом на ратишту, 1992 година

Соотношение сил с прибытием "тигров" изменилось, и нахрапистый захват города превратился во встречный бой, в котором многочисленные сербские ополченцы и умелые добровольцы Аркана начали одолевать. Огневые позиции мусульман в занятых домах методично подавлялись. В самом центре города за строившимся универмагом ("робной кучей") неприятельский снайпер засел на водонапорной башне, убив нескольких прохожих. Для его уничтожения у "тигров" нашёлся грузовик с установленной на нём строенной зенитной установкой "Троцевац"Импровизированный бронеавтомобиль с ЗПУ "Троцевац"

Сараевская пресса поспешила рассказать совершенные выдумки вроде проводимых "тиграми" артиллерийских обстрелов (у СДГ был только один "Троцевац"). Без какого-либо согласования с сербскими членами Президиума республики главари сепаратистов тем же днём устраивают провокацию: три члена правительства республики, Симович, Доко, Абдич – серб, хорват и мусульманин соответственно – были посланы в Биелину для выяснения ситуации. Замысел исламиста был таков: не остывшие после боя суровые "тигры" без разбирательств покончат с делегацией, и можно будет закатывать шумный скандал на весь мир, проклиная "злых и великодержавных сербов". Одновременно устранялся ненавистный Изетбеговичу конкурент: Фикрет Абдич был популярным и очень уважаемым мусульманами лидером, стоявшим на позициях мира и добрососедства с сербами (позднее Абдич уйдёт в радикальную оппозицию режиму Изетбеговича и создаст Автономную область Западная Босния - союзника Республики Сербской). Провокация сорвалась благодаря своевременной информации, полученной членом президиума БиГ Биляной Плавшич. Она попросила Аркана отпустить незадачливых делегатов, что тот с удовольствием и исполнил."Пантеры" в горах

Сербы взяли под защиту Општину и банк и использовали их как опорные пункты для обороны и решительных контратак. Боевой порыв сепаратистов был в значительной степени сбит двумя днями ожесточённых схваток: ко 2-у числу они окончательно перешли к обороне, опираясь на Дом молодёжи и городскую больницу.К 15 часам 3 апреля исламисты в Биелине были разгромлены окончательно; те, кто не успел смыться из города, спешили переодеться в гражданское платье и "притвориться столбиком". Когда Кризисный штаб сербского народа Семберии и Маевицы обратился к мусульманам с требованием сдать оружие, последние выполнили его беспрекословно. Ценой экстремистского антисербского выступления стали жизни 41 человека и несколько десятков раненых участников боёв с обеих сторон.Так Биелина навсегда осталась центром сербской Семберии. Она стала одним из ключевых городов Республики Сербской наряду с Баней-Лукой, важным административным и важнейшим культурным центром новообразованного государства. И, конечно, родиной "Пантер"Гарда "Пантери",брчанска чета,1993 у Брчком. (Послао Н. Павловић)

Вскоре после освобождения Биелины Сербская гвардия развёртывается в 1-ю легкопехотную Биелинскую бригаду Войска Республики Сербской (ВРС) с усилением из бронетехники. По аналогии с ЮНА - Югославской Народной армией, основной тактической единицей ВРС становится легкопехотная (лака пjешадиjска) бригада. Армия создавалась в обстановке уже начавшейся войны, и точно выдерживать штат представляло большое затруднение. Основу материально-технического обеспечения составила техника, оставленная находившейся в глубоком кризисе ЮНА при выводе из Боснии и Герцеговины. Несмотря на значительное количество боевой техники, полностью оснастить войска современными средствами ведения боевых действий оказалось непросто. Это вело к широкому использованию устаревших образцов бронетанковой техники – танков Т-34-85 и американских самоходных орудий М18 и М36 периода Второй мировой войны, снимавшихся с хранения на складах развалившейся Территориальной Обороны. В качестве средств передвижения, наряду с грузовыми автомобилями, активно применялись реквизированные гражданские автобусы, даже не подвергавшиеся перекраске: подвижность играла большое значение в специфических условиях той войны, когда наиболее боеспособные части непрерывно перебрасывались с фронта на фронт на огромном пространстве: от Посавины до Сараева, от Славонских гор до Семберии.Пантери на Купресу

Договор пред акцију

Стараниями командования удалось обеспечить полную моторизацию всей бригады без прибегания к паллиативам. В составе части появился "Железный батальон" ("Оклопни батаљон") на Т-55, бронетранспортёрах М-60ПБ и шушпанцерах импровизированной бронетехнике, которая поражала воображение своим аляповатым фантастическим видом.Танк Т-55 с резиновыми противокумулятивными экранами

Т-55 в Биелине. Прекрасно виден своеобразный юмор танкистов - надпись "Попади!" на башне головной машины

Танк Т-34-85 с зенитным пулемётом

Многие самопальные броневики могли бы стать отличной декорацией к фильму "Безумный Макс". Появлением этих машин "Пантеры" обязаны также одному конкретному человеку. Это – капитан Мишель Остоич, сербский Леонардо да Винчи, наполовину француз по происхождению (по материнской линии), служивший во французской армии, а с началом вражеской агрессии приехавший на свою землю и уже успевший повоевать под Вуковаром. Правда, в отличие от средневекового итальянца, сербскому офицеру удалось претворить все свои проекты в жизнь – на радость "пантерам", на ужас врагам (и просто любым кадровым военным) и для вящего и неослабевающего интереса будущих историков военной бронированной техники:

Бригада была сформирована в конце марта 92-го, а уже в апреле появилась первая техническая переделка: на двухосном военном грузовике ТАМ 110 смонтировали скорострельную зенитную 20-мм трёхствольную пушку М-55А3 "Троцевац". Автомобиль не имел верхней части кабины – от неё наличествовало только лобовое стекло, которое могло откидываться вперёд. Шины колёс обматывались металлическими цепями для лучшего взаимодействия с грунтом (последнее усовершенствование существовало не всегда – при случае цепи снимали, о чём говорят фотоснимки). Вскоре опытным путём выявилась уязвимость конструкции от неприятельского огня. Тогда артсистема была защищена 8-мм броневыми листами спереди, сверху и сзади; возможность быстрого разворота установки со щитовым прикрытием прекрасно сохранилась. На передней части самодельной ЗСУ повесили подкову – на счастье.Этот ТАМ стал первой ласточкой "зоопарка капитана Мишела", над которым принялся работать талантливый конструктор в бригадной мастерской. Во многом создание новых бронемашин зависело от наличия необходимого вооружения и материалов. В ход пошло вооружение, демонтируемое со списанных со службы летательных аппаратов – самолётов и вертолётов – стоявших на близлежащем аэродроме. Так в распоряжении неутомимого капитана оказалась 30-мм автоматическая пушка НР30 и спаренная 23-мм автоматическая пушка ГШ-23, снятая со старого истребителя МиГ-21. Авиапушки обеспечивали завидную скорострельность и плотность огня.Очередным чудом инженерной мысли оказался так называемый "ракетный" броневик. В основе своей это был ТАМ 110, который был забронирован полностью по схеме, напоминающей бронекорпус БОВа (югославский аналог БРДМ), причём корпус был сварен, а впоследствии и окрашен столь тщательно и аккуратно, что при взгляде на него трудно было отделаться от мысли, что это – усовершенствованный грузовой автомобиль, а не серийная бронированная машина специального назначения. На ажурных рамках спереди приделали даже зеркала заднего вида! Сверху машины, на задней части была смонтирована поворотная тумба с наваренной рамой, на которую техники водрузили три блока 69,7-мм неуправляемых ракет, взятых от снятого с вооружения бывшего югославского истребителя американского производства F-86D "Sabre". Характерной чертой этого истребителя, состоявшего на вооружении югославской авиации в пятидесятых и шестидесятых годах прошлого столетия, помимо новой носовой части была выдвижная (из-под "брюха") установка НУРСов. Со временем, когда запас ракет уменьшился, количество блоков НУРС на броневике сократили до двух. Ещё позднее единую раму расширили и видоизменили, и броневик получил себе "на спину" аж четыре блока: контейнеры 69,7-мм ракет переместили к внешней стороне, а с внутренней установили контейнеры с 57-мм ракетами. При этом блоки НУРС находились ближе один к другому с каждой стороны, а между парами посередине оставался небольшой промежуток с прицельным приспособлением.Существовал удивительный броневик с именем "Крнё". Это был обшитый броневыми листами грузовик ФАП 13, в кормовой части которого стояла 76-мм горная пушка М-48 "Тито" (короткоствольное орудие югославской конструкции, силуэтом напоминающее советское полковое орудие обр азца1943 г.; производилась фабрикой "Братство"). Пушка предназначалась только для навесной стрельбы. На "морде" "Крнё" висела счастливая подкова, а на борту красовался национальный символ сербов - равносторонний крест с четырьмя буквами С в углах, которые служат сокращением изречения небесного покровителя Сербии, святого Саввы: "Только единство спасёт сербов" ("Само слога Србина спасава").Ещё один "бывший" ФАП получил "на спину" две ракеты класса "воздух-воздух" К-13, когда-то составлявшие подвесное вооружение МиГ-21.Лично ползая по своим детищам с чертежом в одной руке и автогеном – в другой, капитан Остоич продолжал плодить бронемашина, среди которых не было ни одной одинаковой. Переделке подвергся БРДМ-2: ему вмонтировали новый двигатель иностранного производства, броню покрыли листами резины и поверх установили ещё один слой дополнительной брони. Вместо пулемётной башенки машина получила спаренную 23-мм авиационную пушку ГШ-23.Советские вездеходы УАЗ были также покрыты бронёй и сильно вооружены: один – крупнокалиберным ДШК, второй – счетверённой установкой 12,7-мм авиационных "браунингов", опять-таки снятых с "Сейбра".Два модифицированных "бронеФАПа" оборудовались высокими башенными установками с открытым верхом: в них стояли старая советская 37-мм зенитка обр. 1939 г. (югославское обозначение М-39) и американская 40-мм зенитка "Бофорс" М12.На капотах машин, двигатель которых располагался перед водительской кабиной, приваривался заострённый крюк – отличительный штрих конструкции.При оценке конструкции бронемашин "Пантер" удивляет их рациональность и технологичность: почти все элементы бронирования представляли собой плоские выкройки с прямыми углами. Большие углы наклона бронелистов обеспечивали устойчивость конструкций к внешнему воздействию, а мощное и разнообразное вооружение позволяло решать разнообразные боевые задачи. На протяжении войны ни одна сторона не создала более ничего подобного. Хорватские броневики, напротив, отличала громоздкость и нерациональность бронирования. Броня чаще всего стояла под прямым или малым углом наклона, вооружение по большей части было лёгким стрелковым. Все эти "бронетрактора" и "бронеавтобусы" больше всего походили на угловатые и неуклюжие чемоданы.

Бригада получила собственную авиацию, полученную путём мобилизации спортивных и мелиоративных машин местного аэроклуба, базировавшихся на аэродроме Ченей. Это были Ан-2, "Пайпер" РА-25 "Пауни", "Грумман" AG-CAT и учебно-тренировочный поршневой самолёт "Утва-75". "Утва" несла уникальную, отличную от любой другой маркировку – гербы СИМ (Семберия и Маевица) на фюзеляже и на крыльях вместо знаков государственной принадлежности. (В клипе офицера бригады Родолюба "Роки" Вуловича на песню "Пантери" показано десантирование гвардейцев. Эта сцена снималась в Югославии, в аэроклубе Нового Сада с участием двух югославских Ан-2, не входивших в состав авиации бригады, и являлась постановочной для получения красивых сцен на видеоплёнке)

Любиша Савич в первый раз командовал бригадой всего несколько дней. Как человек, не имевший опыта военной службы и тем более командования соединением, он передал должность дне менее легендарной личности — добровольцу из Сербии майору Бранко Пантеличу по прозвищу "Пантера"» (по-сербски это слово мужского рода – "пантер"), который родился 6 сентября 1957 г. в Обреноваце).В бою на Маевице 4 сентября 1992 г. командир гвардии Бранко Пантелич сложил свою голову. После его гибели по созвучию с фамилией павшего командира бригаде было присвоено наименование "Пантеры". Её символом стал геральдический щиток, поделённый по диагонали силуэтом прыгающей пантеры. 1-я легкопехотная Биелинская бригада получила имя собственное – "Гвардия "Пантеры" ("Гарда «Пантери").Потпуковник, тада у чину мајора Бранко Пантелић - ПАНТЕР у акцији ослобођења Смолуће, септембар 1992

Командиром во второй раз стал Маузер. За боевую подготовку и управление соединением в бою отвечал "капитан Лютый" - начальник штаба бригады Любиша Лазич, человек неуёмной энергии и работоспособности. Кроме своих непосредственных занятий он всегда находил время для того, чтобы самому тренировать гвардейцев, и подавал им личный пример. Командиром поля боя он и остался для истории на видеозаписи, где он с раскрашенным лицом наводит в разные стороны крупнокалиберный "браунинг", высовываясь из командирского люка гусеничного бронетранспортёра М-60ПБ.Ближе к концу войны Любо Лазич станет четвёртым (и последним) командиром "пантер"

При уходе ЮНА из Боснии и Герцеговины на некоторых пространствах возникал временный "вакуум", в котором сербские районы оказывались окружёнными неприятельскими силами. Именно такая ситуация сложилась в окрестностях села Смолуча рядом с городом Лукавацем, в районе которого собрались 7000 сербских беженцев из спалённых мусульманами окрестных населённых пунктов општины Сребреник, Потпеча и Горнего Лукаваца.Борци из Смолуће у јединици "Пантери"

Три месяца – с 9 июня по 29 августа 1992 г. – Смолучу обороняли отряды "Ратиш" и "Окресаница", потерявшие убитыми 73 воина, а ранеными свыше 200. При помощи только лёгкого стрелкового и охотничьего оружия они сдерживали многократно превосходящие силы врага. 18 июня части 18-го корпуса АРБиГ под командованием хорвата Желька Кнеза полностью замкнули кольцо окружения вокруг трёх сербских сёл – Верхней и Нижней (Доней и Горней) Смолуч и Тиньи. Всё лето крошечный анклав находился в полном окружении огромных сил противника, обещавшего спалить и вырезать отсечённые от основной сербской территории сёла. Несколько месяцев оказать помощь Смолуче было невозможно – основные сербские силы были заняты прорывом вдоль Савы и организацией обороны на Маевице.Пантер Славко Станковић-Брка. Када је током акције 1993 године изгубио ногу умјесто јаука запјевао је пјесму "Жива ватра над Краљевом сева" (Послао Н. Павловић)

Окружённые жители, беженцы и бойцы теряли силы, приходили в отчаяние от осознания огромного превосходства врага и казавшегося безнадёжным положения. Постепенно заканчивалась еда и боеприпасы, измотанные защитники ослабевали. Доставка лекарств и медикаментов была перекрыта осаждавшими; постоянные миномётные и артиллерийские обстрелы уносили жизни многих жертв. В конце августа осаждённые сообщили, что падения Смолучи можно ожидать в ближайшее время: неприятель уже занимал отдельные окраинные дома. Ситуация стала самой трагической. Спасение пришло 27 августа в образе сжимающих в руках автоматы "пантер" Пантелича и Маузера, спешащих на выручку на своих запылённых бронемашинах"Маузер" осматривает колонну техники бригады

Операция по спасению беженцев в Смолуче проводилась по личному распоряжению президента РС Радована Караджича. В прорыве вражеской блокады приняли участие соединения Восточно-Боснийского корпуса, освободившиеся после успешного завершения "Коридора-92": 1-я Биелинская легкопехотная бригада "Гвардия "Пантеры", 1-я Озренская легкопехотная бригада, 3-й батальон военной полиции и по взводу военной полиции из 2-й Маевицкой легкопехотной, Зворникской, 1-й Посавской бригад, взвод военной полиции из Отделения общественной безопасности Лопаре, взвод СДГ из 3-й Маевицкой легкопехотной бригады, сапёрный взвод из 3-го инженерного полка, взвод связи 3-го батальона военной полиции – всего около 450 человек, не считая Озренскую бригаду.

24 августа сербская группировка выдвинулась из родной Семберии на Озрен. 25 августа прошла рекогносцировка. Атака началась ранним утром 26 августа на направлении село Кртова – село Добошница – село Смолуча. В первый день пробить кольцо вражеских войск не удалось. После этого проводились несколько разведывательных вылазок, по результатам которых было решено перегруппировать силы. В утренние часы 28 августа противник был разбит у Гнойницы. Бои шли самые ожесточённые – враг выбивался из занятых домиков артогнём и пусками ракет "Малютка". Части 1-й и 2-й Озренских бригад и "пантеры" прорвали кольцо смерти, отбросив целый неприятельский корпус.Вечером 29 августа 1992 г. бойцы Восточно-Боснийского корпуса были встречены измученными сербами Смолучи, почти потерявшими надежду на продолжение жизни. Спасение жителей Смолучи стало одной из самых человеколюбивых акций ВРС за всё время войны.В ту же ночь через 10-километровый коридор пошла эвакуация жителей и беженцев, их скота и пожитков, завершившаяся ночью с 30 на 31 августа. Людей первоначально размещали по сёлам на Озрене, после перевозили в Посавину, Углевик, Зворник, но в основном в Семберию. Бойцы, защищавшие сёла Смолуча и Тинья, были распределены в части Восточно-Боснийского корпуса.

Операция была осуществлена блестяще – её участники проявили умение, храбрость и самопожертвование. Неприятель значительно превосходил по количеству сербов, но удержать блокаду не сумел. Во многом успех и скорость прорыва были определены энергичным порывом бойцов деблокирующей группировки, отлично знавших цель проводившейся операции и жуткие последствия в случае её неудачи. Погибли 23 солдата, около 150 получили раныИзјава за медијеТрофеи

После освобождения Смолучи сводная группировка имела возможность развить успех, если бы получила усиление свежими силами. Она могла соединиться с сербскими войсками на Маевице и в Посавине. Дело в том, что после деблокады Смолучи "Пантеры" и их соратники оказались в полутора километрах от захваченного мусульманами разорённого села Потпеч, от которого идёт прямая дорога к Сребренику.Дорога Тузла – Грачаница также была перерезана сербами. С занятием Потпеча Восточно-Боснийский корпус, образно говоря, размахивался для удара на Тузлу. Собственно, такой приказ был издан 30 августа 1992 г. Однако в силу двух причин дальнейших усилий здесь предпринято не былою. Во-первых, отряд так и не получил подкреплений, во-вторых, с эвакуацией жителей и беженцев из Смолучи наступающие части и соединения оказались в сплошной массе не расположенного к ним мусульманского населения, которое могло помешать продвижению. В итоге в освобождённой Смолуче были проведены тактические учения (тщательно заснятые на киноплёнку и впоследствии вмонтированные в большое количество видеоклипов и документальных фильмов), после чего село было оставлено.АРБиГ снова заняла опустевший населённый пункт и сильно его разрушила. Фронт между противоборствующими армиями пролёг по реке Спреча.(Жители потом так и не вернулись в Смолучу. Деревня до сих пор стоит пустая. В ней населены всего два-три дома и работает больница для лечения больных наркоманией. Оставшиеся после тех боёв руины стоят абсолютно нетронутыми.)Освобождение Смолучи стало последним подвигом командира Биелинской бригады майора Бранко Пантелича "Пантеры": через несколько дней он погибнет на Маевице вместе со своим начальником штаба Стеваном Лазичем.Тада мајор Бранко Пантелић-ПАНТЕР, јунак по коме су Пантери добили име

Подвиги "Пантер", битва за битвой, уносили с собой многочисленные жизни и здоровье чинов гвардейской бригады: за годы войны через её ряды прошли около двух тысяч человек. 101 из них погиб, 650 получили ранения. После окончания боевых действий "Гвардия "Пантеры" была официально расформирована 8 марта 1996 г. Сокращённый личный состав вместе с бойцами других бригад из Семберии влился в новосформированную 310-ю бригаду.Повратак у базу након акције. На улазу у Јању из правца Рухотине

В сегодняшней Биелине о "Пантерах" напоминает несколько памятников: в день основания бригады жители несут цветы к монументу погибшим бойцам ВРС, который стоит на центральной площади города Короля Петра I Карагеоргиевича, перед зданием Општины. В тот же день скорбная церемония проходит у массивного мраморного креста, воздвигнутого на месте гибели Любиши "Маузера" 7 июня 2000 г.Детаљ са споменика Миле Петровић (1964-2013)

В конце 1996 г. "Маузер" покинул ряды СДС и основал Демократическую партию Республики Сербской. В Скупштине РС Любо возглавил список Демократически-патриотического блока. С начала 1998 г. Получил назначение на должность начальника полиции Республики Сербской. Предводитель "Пантер" относился к миру криминала ровно так же, как ко врагам на недавней войне. Организованная преступность ответила ему тем же. В июле 1998 г. был заминирован и подорван автомобиль Любиши Савича, при чём погибли двое его друзей – тоже бывших офицеров ВРС. Покушение не остановило его борьбы против криминалитета, и в июне 2000 г., когда летним вечером "Маузер" остановил свой джип, чтобы подвезти беременную горожанку, автомобиль был расстрелян автоматным огнём. Это произошло в 21:15.

Смерть принципиального и любимого народом "Маузера" стала тяжёлым ударом для биелинцев и ветеранов бригады. На свои деньги они возвели памятник ушедшему из жизни командиру. Семью его тоже не оставили без внимания. Сына Любиши Александра все зовут "Маузером" — в память об отце.Командант Љубиша Савић - Маузер са владиком Василијем Качавендом

"Пантеры" и их командир

1. бијељинска лпбр ВРС - "гарда пантери" Пантери у строју! Обиљежавање Видовдана - крсне славе ВРС. Бијељина, 28. јуни 1994. године.

Пањик, Озрен љето 1994 године

"Маузер" даёт задание своим людям

Родолюб "Роки" Вулович, офицер бригады, воспевавший её в своих ставших популярными среди сербов песнях после войны преподавал в технической школе "Михайло Пупин", а ныне является директором Политехнической и фармацевтической школы Биелины. Сын его пошёл по стопам родителя и тоже работает в сфере образования, а дочь заняла место Королевы красоты Семберии. Также он занимает должность руководителя областного центра занятости. За свою жизнь он побывал во многих странах Европы с гастролями: во Франции, Италии, Австрии и Германии. Единственной крупной западноевропейской страной, которую он не посещал, остаётся Испания; также Роки мечтает побывать в России, куда уже совершили поездку его дочь и жена.Один раз Роки попытался дать гастроли в США специально для сербской общины, однако в посольстве США во второй половине 1990-х годов ему настойчиво отказывали в выдаче визы по разным поводам. В конце концов посол США заявил, что Роки якобы исполнял "революционные песни", которые носили антиамериканский и антинатовский характер. Возмущённый Роки в знак протеста ушёл из посольства и с тех пор больше не собирается посещать США.

Любиша Лазич – "Капитан Лютый" — живёт в родном селе неподалёку от Биелины и ежедневно бывает в городе – сегодня он работает в Семберской Општине.После войны в Семберии были сформированы Объединение ветеранов "Гвардии "Пантеры", многочисленные спортивные клубы. Из них наибольшую известность получил клуб карате "Пантеры", неоднократно получавший медали на европейских и мировых первенствах.

Список погибших бойцов бригады(расположены согласно очерёдности гибели)

Сашка Бошка Попович, 1969-1992 гг.Джордже Милорада Стеванович, 1953-1992 г.Миле Лазара Илич, 1958-1992 гг.Мирослав Симе Иванович, 1966-1992 гг.Неделько Стеве Николич, 1971-1992 гг.Миле Цветка Митрович, 1970-1992 гг.Бранислав Мучибабич, 1970-1992 гг.Милисав Милорада Чаргич, 1956-1992 гг.Саво Димитрия Бардак, 1970-1992 гг.Предраг Мике Йовичич, 1973-1992 гг.Раденко Боголюба Томич, 1965-1992 гг.Реля Прокопия Честич, 1972-1992 гг.Бранко Джорджа Живанович, 1972-1992 гг.Слободан Душана Другович, 1972-1992 гг.Миливое Ефте Миич, 1958-1992 гг.Горан Милеве Шолая, 1968-1992 гг.Бранислав Мирка Бероня, 1957-1992 гг.Драган Мирка Аджич, 1963-1992 гг.Милорад Вуядина Ристич, 1958-1992 гг.Бранко Любисава Пантелич («Пантера»), 1957-1992 гг.Стеван Райка Лазич, 1966-1992 гг.Раде Димитрия Луич, 1970-1992 гг.Радо Митра Миланович, 1970-1992 гг.Радоица Остое Трнинич, 1967-1992 гг.Лазо Живана Николич, 1963-1992 гг.Славко Михайла Маинович, 1967-1992 гг.Стоян Цвиетина Стеванович, 1959-1992 гг.Стеван Цвиетина Стеванович (брат предыдущего), 1955-1992 гг.Радо Стояна Йович, 1971-1992 гг.Живко Теше Вукович, 1962-1992 гг.Милян Милана Гаврич, 1969-1992 гг.Миленко Радослава Симич, 1972-1992 гг.Любица Йована Максимович, 1972-1992 гг.Деян Драгослава Живкович, 1974-1992 гг.Слободан Йове Цвиетинович, 1959-1992 гг.Душко Драге Перич, 1959-1992 гг.Марко Боже Павич, 1963-1992 гг.Велько Владе Николич, 1971-1993 гг.Владимир Петра Чиркович, 1962-1993 гг.Милан Йоце Савич, 1972-1993 гг.Раденко Саве Стоянович, 1973-1992 гг.Славиша Томислава Перендич, 1967-1993 гг.Радивое Ивка Перендич, 1967-1993 гг.Предраг Уроша Перендич (трое последних – братья, двое предыдущих – единоутробные), 1968-1993 гг.Драган Василия Перич, 1958-1993 гг.Перо Милана Бодо, 1962-1993 гг.Миодраг Илие Маркович, 1955-1993 гг.Славко Мие Лазич (самый старший из погибших бойцов бригады), 1932-1993 гг.Перо Лазара Савич, 1961-1993 гг.Миле Радивоя Маткович, 1963-1993 гг.Деян Джорджия Пашалич, 1974-1993 гг.Милан Воина Бошкович, 1959-1993 гг.Милан Лазе Боснич, 1961-1993 гг.Здравко Мирослава Берович, 1969-1993 гг.Марко Гойка Манойлович, 1960-1993 гг.Миладин Цвиетина Тодич, 1964-1993 гг.Саво Стояна Танич, 1962-1993 гг.Зоран Богдана Кнежевич, 1966-1993 гг.Светозар Бошка Степанович, 1953-1993 гг.Предраг Илие Зиндович, 1971-1993 гг.Томислав Чедомира Флоранович, 1962-1993 гг.Василие Милана Цвиетинович (единственный, фото которого отсутствует), 1962-1993 гг.Миодраг Ристе Йованович, 1963-1993 гг.Цвико Станоя Елич, 1948-1994 гг.Милош Неделька Боснич, 1962-1994 гг.Лазар Стояна Максимович, 1947-1994 гг.Цвиетин Милорада Лукич, 1974-1994 гг.Раденко Жарка Груичич, 1965-1994 гг.Петар Петра Максимович, 1950-1994 гг.Мирослав Лазара Бандулая, 1972-1994 гг.Желько Драгомира Миюшкович, 1973-1994 гг.Сава Косте Урс, 1951-1994 гг.Радо Милована Танич, 1945-1994 гг.Василие Милана Цвиетинович, 1943-1994 гг.Драголюб Милана Крбаневич, 1964-1994 гг.Радета Милоша Джуканович, 1963-1994 гг.Здравко Пере Гусак, 1957-1994 гг.Предраг Неде Милутинович, 1973-1994 гг.Мича Радивоя Зелич, 1960-1995 гг.Зоран Александра Динич, 1961-1995 гг.Драган Миленка Сики Симийонович, 1964-1995 гг.Васо Боривоя Ристанович, 1957-1995 гг.Горан Йове Васич, 1968-1995 гг.Желько Стойка Билич, 1973-1995 гг.Драго Владимира Медоевич, 1954-1995 гг.Синиша Миле Шатара, 1969-1995 гг.Любо Милана Новак, 1963-1995 гг.Борислав Любе Малетич, 1972-1995 гг.Гайо Марка Гаврич, 1956-1995 гг.Велько Миладина Деспотович, 1966-1995 гг.Братислав Боже Петрович, 1967-1995 гг.Срджан Ненада Шиникович (самый младший из погибших бойцов бригады), 1975-1995 гг.Цветко Миливоя Йованович, 1962-1995 гг.Слободан Йована Василич, 1958-1995 гг.Перо Боголюба Радич, 1968-1995 гг.Миролюб Саве Груичич, 1956-1995 гг.

radio-rhodesia.livejournal.com

Винтовки по странам и континентам. Часть 19. Маузеры Сербии и Югославии

Сначала не было никакой Югославии. Просто не было, как и сейчас нет. Была Сербия, ставшая независимым государством в 1878 году. И захотелось освобожденным сербам ну полной независимости, то есть во всем, включая и вооружение. Вот так и появился «маузер» модели 1880 года, получивший название «Маузер-Милованович» — однозарядная винтовка Маузера 1871 года под патрон калибра 10,15-мм, принятый в Норвегии.

Как всегда, сначала в 1879 году в Сербии была создана комиссия по выбору новой винтовки, председателем которой назначили военного-конструктора Костю (Коку) Миловановича. Комиссия объявила международный конкурс, на который пригласили конструкторов и производителей винтовок из самых разных стран мира.

Модель «маузер» M1871/78 обратила на себя внимание Коки Миловановича, который решил улучшить ее баллистические качества, применив к ней патрон с дымным порохом уменьшенного калибра 10.15x63R и изменив нарезку ствола – т.е. уменьшить ширину нарезов в направлении от казенной части к дульному срезу.

В итоге в 1880 году винтовку Маузера с изменениями Миловановича приняли на вооружение армии Сербии под обозначением «Маузер-Милованович M 1880». Также она известна под названиями «Маузер-Кока» и «Кокинка». 100000 винтовок заказали фирме «Маузер», где она получила индекс М 1878/80».

В 1884 году на вооружение сербской армии поступили карабины с подствольными трубчатыми магазинами. Всего было получено 4000 карабинов для кавалерии и столько же для артиллерии. Интересно, что некоторая их часть сохранилась до 1937 года, когда их конверсировали под 11-мм патроны от винтовок Гра.

Оригинальный затвор маузеровских винтовок никаким изменениям не подвергался. Рукоятка затвора – прямая. Отпирание затвора происходит при его повороте влево. Пружинный выбрасыватель крепится на боевой личинке затвора.

Предохранитель флажкового типа переключателя, как и на исходном образце, размещен в задней части стебля затвора. При повороте «флажка» на 180˚ он запирает ударник, что не позволяет и стрелять, и открывать затвор.

В то время практически все винтовки имели неразрезные ложи английского типа. Вот и на «сербском маузере» она была такая же: то есть имела длинное цевье и прямую шейку приклада. Стальной затыльник приклада имел Г-образную форму и прикреплялся к ложе на винтах. Рамочный прицел винтовки был рассчитан на ведение огня на дистанцию от 500 до 2700 шагов, то есть от 300 до 1600 метров.

Винтовку в кратчайшие сроки начали производить в Германии на заводе братьев Маузеров, так что первые экземпляры прибыли в Сербию уже в конце 1881 года, а самые последние – в феврале 1884 года. Кроме 100000 винтовок были дополнительно заказаны запасные стволы в количестве 1000 штук и около 125000 прочих деталей. Весила винтовка, опять-таки, как и большинство винтовок тех лет, 4,5 кг. Скорость пули составляла 510 м/сек.

Сербский маузер М1899 г., идентичный чилийской модели 1895 г. (Музей Армии, Стокгольм)

В 1899 году, храня верность «маузеру», Сербия заказала винтовки М1899 года, представлявшие собой аналог «чилийского маузера» М1895 года. Первоначально они производились под патрон 7×57 мм на заводах D.W.M., но в 1924 году перестволены под калибр 7.92×57 мм. Все сербские винтовки получили в конце обозначения М1899С, где буква «С» — «Сербия». Напомним, что модель Маузера 1895 также использовалась в Мексике, Коста-Рике, Парагвае, Иране, Сальвадоре и Гондурасе.

Применение бездымного пороха привело к тому, что с 1907 года около 50000 винтовок были переделаны на сербском предприятии в Крагуевац для стрельбы патронами с бездымным порохом уменьшенного калибра 7х57 мм и с пятизарядным магазином. Эти винтовки назывались «Маузер-Милованович-Джурич М 80/07», а винтовки М1899С соответственно М1899/07С.

«Кока маузер»

Следующим образцом «сербского маузера» стала винтовка М1910, которая оказалась первым образцом Gewer 98 на сербской земле. Производилась она на заводе в Оберндорфе с 1910 по 1911 год и затем также получила букву «С».

Естественно, что все эти винтовки Сербия самым активным образом использовала на фронтах обеих Балканских войн и во время Первой Мировой войны.

Новое государственное образование – Югославия, в свою очередь пожелало иметь новое оружие под новый патрон. В 1924 году у фирмы FN были приобретены станки, поставлявшиеся с 1924 по 1927 год для производства винтовок образца 1924 года под германские патроны калибра 7.92×57 мм.

В Югославии эта винтовка производилась под официальным названием M1924 ČK. Аббревиатура «ЧК» переводится как «четницкий карабин», то есть карабин, используемый четниками, которые еще с довоенной поры считались в Югославии элитными частями.

Югославская винтовка М1924. (Музей Армии, Стокгольм)

Конструкция винтовка была похожа на бельгийскую модель. Рукоять затвора была изогнута для большего удобства при стрельбе и увеличения скорострельности. Длина ствола теперь составляла 415 мм, а вся винтовка — всего 955 мм. Правда, считается, что звук выстрела у нее был слишком уж громкий и вследствие этого стрелка в засаде можно было легко обнаружить, а отдача при выстреле в плечо слишком сильна. Точные данные о начальной скорости пули нет, как и о меткости стрельбы, но скорее всего они не отличались от данных по бельгийской винтовке FN Model 1924.

Кроме четницкого варианта в Югославии выпускался еще и «сокольский» карабин, который, как и всякий карабин, был легче винтовки по массе, но обладал меньшей дальностью стрельбы. И тот, и другой варианты имели одинаковый штык-нож. В западноевропейской литературе он часто называется «кинжалом гвардии короля Александра».

В самой Югославии его называли «колашинац», и это было очень популярное холодное оружие четников и партизан: им пользовались так называемые «колячи» — четники, которые занимались тем, что лично казнили предателей, пленных и шпионов, которым они этим ножом просто перерезали горло. В немецкой армии югославские винтовки состояли на вооружении частей вермахта и СС под именем G289(j) или же «Jugoslawisches Komitengewehr 7,9 mm».

В 1947 году было начато производство винтовки M.24/47. По сути это была смесь югославских и бельгийских деталей, то есть то, что попроще делалось на месте, а посложнее – брали со складов или заказывали в Бельгии.

Интересно, что приклады винтовок M24/47 делались из каштана или тикового дерева по старому германскому имперскому образцу, в то время как у 98k, у его изготавливали из вяза либо бука. В прикладе винтовки не было металлических деталей. M.24/47 — производство этой винтовки началось в 1947 году на основе бельгийских и югославских образцов и продолжалось до начала 1950-х годов. На образцах появились новые детали либо были убраны ненужные старые.

Новый вариант M.24/52č оказался вариантом чехословацкой винтовки vz. 24. Производство его было начато в 1952 году.

Винтовка М48 с патронами.

Кроме того, в Югославии выпускалась винтовка М48, разработанная компанией «Застава» и состоявшая на вооружении Югославской Народной Армии. Она представляла собой несколько усовершенствованный вариант немецкой винтовки «маузер» 98k и «бельгийского маузера» M1924.

Затвор винтовки М48.

Внешне «Застава» М48 похожа на 98k, но она короче, то есть похожа этим на M1924. В то же время у М48 изогнутая рукоятка затвора, а не прямая, как у M1924.

Герб Югославии на патроннике винтовки М48.

Ограниченная партия винтовок в 4000 единиц оснащалась снайперским прицелом. Модификация винтовки M48BO находилась на вооружении армии Сирии. Значительная часть выпущенных винтовок практически сразу же была передана на склады, откуда их затем продавали тем, кого Югославия считала перспективным партнером по борьбе с международным империализмом.

Штык к винтовке М48.

Продолжение следует…

polit-smi.ru

Савич, Любиша — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Савич.

Любиша «Маузер» Савич (серб. Љубиша «Маузер» Савић; 11 августа 1958, Ковачица — 7 июня 2000, Биелина) — югославский сербский военный и общественный деятель, участник Гражданской войны в Боснии, командир сербской легкопехотной бригады «Пантеры».

Биография

Ранние годы

Родился 11 августа 1958 в семье Джордже и Анки Савичей. Воспитывался в патриархальной семье вместе со старшим братом. Окончил профессиональное техническое училище в Биелине, после чего окончил Высшую школу социальных работников в 1982 году. Поступил на педагогический факультет университета, работал в Социальном центре в Биелине, занимал должность секретаря Ассоциации глухих и слабослышащих лиц Биелины. Савич занимал должность директора муниципального фонда социальной и детской защиты.

Личная жизнь

В 1981 году Любиша женился на своей однокурснице, в браке у них родилось два сына (жена и сыновья проживают и по сей день в Биелине). Савич был верным семьянином, способствовал открытой, дружественной и здоровой атмосфере в семье. Увлекался рыбалкой, настольным теннисом и баскетболом. Свободное время проводил также в своей мастерской, где занимался изготовлением изделий из дерева и металла. Савич также любил читать художественную литературу, в его доме было много книг отечественной и иностранной литературы. Увлекался рок-музыкой 1970-х годов, играл в шахматы, был членом шахматного клуба «Пантеры».

В Коммунистической партии Любиша Савич не состоял, да и в политику долгое время он не вмешивался. Однако после встречи с Йованом Рашковичем Савич занялся общественно-политической деятельностью. Он являлся членом Сербского фонда солидарности и членом содружества сербов в Боснии и Герцеговине. Велик его вклад в создание Сербской демократической партии и появление её ячеек в Семберии и Маевице; помимо всего прочего, Савич участвовал в первых выборах Биелинской общинской Скупщины.

Военная карьера

Савич стал основателем Сербской национальной гвардии в Биелине, которая позднее переросла в 1-ю лёгкую биелинскую пехотную бригаду. Гвардия в народе носила имя «Пантеры». Любиша командовал этой гвардией во время многочисленных военных операций. Его большой запас знаний, способность быстро и хладнокровно выполнять свои обязанности в критических ситуациях и мировоззрение (человек, по его мнению, является основой всего мира), позволило ему стать одним из самых известных командиров и офицеров. Своим любимым оружием он считал пистолет типа «Маузер», в честь которого получил своё прозвище. Мобилизировал Савич свою гвардию «Пантер» вполне быстро: его стараниями в части появился бронетанковый «железный батальон», в составе которого были танки Т-55, бронетранспортёры М-60ПБ и импровизированная бронетехника; также в его части были пять самолётов (в том числе разведывательный UTVA 75).

В годы Боснийской войны Маузер неоднократно спасал сербские деревни от разграбления и уничтожения боснийцами. Так, известен случай, когда «Пантеры» спасли от гибели деревню Смолуча, которую пытались сжечь боснийские боевики. В начале лета 1995 года город Лукавац, близ которого располагалась деревня, контролировался боснийцами, и оттуда боевики совершали вылазки в разные деревни, истребляя там мирное население. Мирные жители скрывались в селе Смолуча. Когда количество людей в селе достигло 7 тысяч, 18 июня 1995 2-й корпус мусульманской армии под командованием хорвата Желько Кнеза и ополченцы-исламисты, а также хорватские силы сомкнули кольцо окружения. Несколько месяцев бойцы сербских подразделений и мужчины из села удерживали оборону, отбивая атаки боснийцев за счёт только лёгкого стрелкового и охотничьего оружия. Однако еда и боеприпасы заканчивались, а доставка медикаментов была перекрыта осаждавшими. Боснийцы постоянными миномётными и артиллерийскими обстрелами терроризировали местное население, успев даже захватить часть деревни. Однако 27 августа войска Бранко Пантелича и Любишы Савича прибыли к деревне на своих бронеавтомобилях. Врага удалось вытеснить благодаря ракетному обстрелу, а 31 августа 1-я и 2-я Озренские бригады прорвали кольцо окружения и разгромили наголову корпус. Сербы с облегчением покинули село (по состоянию на 2012 год оно пустует, в нём работает только наркологическая клиника и заселены всего два-три дома).

Как социальный работник и гуманист, Савич не побоялся отправиться на войну в тот момент, когда сербам угрожала опасность. В послевоенные годы Любиша часто оказывал психологическую и материальную помощь пострадавшим в годы войны бойцам и семьям погибших солдат. Известно его следующее высказывание:

Когда мы вернём на Родину всё то, что отобрали у нас в годы войны незаслуженно, тогда мы сможем сказать, что у нас есть государство.

Оригинальный текст (серб.)  

Када одузмемо од оних који су у рату узели све што нису имали и вратимо онима који су за отаџбину дали све што су имали,можемо рећи да имамо државу.

После Боснийской войны

После войны он основал свою Демократическую партию в Биелине 1996 года, развитием которой занимался самостоятельно. В партию входили преимущественно интеллигенты Биелины, старые знакомые друзья Савича. Накануне первых послевоенных выборов Савич состоял в Народной скупщине Республики Сербской, а в 1998 году возглавил Управление полицией в Республике[1].

Несмотря на своё нежелание заниматься политикой и занимать высокие должности, он с честью выполнял свои обязанности, дабы завоевать доверие своего поколения и своих соотечественников. Угрозы со стороны криминальных авторитетов, а также боснийских и хорватских террористов не останавливали Любишу, который говорил: «Я буду счастлив только тогда, когда буду рад той страной, в которой мы живём. И совершенно не нужно вычислять, когда это будет». В своих речах Савич неоднократно говорил о заботе о новом поколении жителей Сербии[1].

Предводитель «Пантер» относился к миру криминала ровно так же, как к врагам на недавней войне. Организованная преступность ответила ему тем же. В июле 1998 г. был заминирован и подорван автомобиль Любиши Савича, причем погибли двое его друзей — тоже бывших офицеров ВРС. В августе того же года был убит полицейский С. Кнежевич. Савич расследовал это дело и обвинил в убийстве Кнежевича лидера сторонников Р. Караджича. Некоторые подозреваемые по делу Кнежевича были быстро освобождены представителями ООН и, в свою очередь обвинили Савича в применении к ним пыток. В итоге, уже 14 сентября 1998 года Верховный представитель по Боснии и Герцеговине объявил о снятии Савича с должности с запретом занимать посты в МВД Боснии и Герцеговины[2].

7 июня 2000 года Любиша Савич был зверски убит в Биелине: когда он остановил свой джип, чтобы подвезти беременную горожанку, неизвестные расстреляли Савича из автомата. Несмотря на то, что убийцу удалось задержать и приговорить к 20 годам тюрьмы, имя заказчика так и осталось неизвестным[3], а осуждённый отказался отвечать на подобные вопросы.

Память

В память об отважном командире Маузере в Биелине был установлен памятник. Ныне прозвище Савича «Маузер» закрепилось за его сыном Александром[4]. Любише Савичу посвящена песня «Panteri» сербского автора-исполнителя Родолюба Вуловича.

Напишите отзыв о статье "Савич, Любиша"

Примечания

  1. ↑ 1 2 [www.gardapanteri.com/start/strana/12/garda Љубиша Савић - Маузер] (серб.). Проверено 30 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GfeDqEXl Архивировано из первоисточника 17 мая 2013].
  2. ↑ Энгельгардт Г. Н. Республика Сербская в Боснии и Герцеговине. Возникновение и эволюция (1990—2006 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — М., 2015. — С. 180—181. Режим доступа: www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertaczij/2216-2015-engelgardt
  3. ↑ [www.blic.rs/Vesti/Republika-Srpska/185489/Zdrale-osudjen-na-20-godina-zatvora Ždrale osuđen na 20 godina zatvora] (серб.). Проверено 30 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GfeEkcbS Архивировано из первоисточника 17 мая 2013].
  4. ↑ [www.oklop.net23.net/bijeljinski_panteri/tekst.html Боевые «Пантеры» «Маузера»] (рус.). Проверено 30 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GfeI5JPP Архивировано из первоисточника 17 мая 2013].

Ссылки

  • [www.gardapanteri.com/start/strana/12/garda ЉУБИША САВИЋ – МАУЗЕР]  (серб.)
  • [www.oklop.net23.net/bijeljinski_panteri/tekst.html Боевые «Пантеры» «Маузера»]  (рус.)

Отрывок, характеризующий Савич, Любиша

Военный совет, на котором князю Андрею не удалось высказать свое мнение, как он надеялся, оставил в нем неясное и тревожное впечатление. Кто был прав: Долгоруков с Вейротером или Кутузов с Ланжероном и др., не одобрявшими план атаки, он не знал. «Но неужели нельзя было Кутузову прямо высказать государю свои мысли? Неужели это не может иначе делаться? Неужели из за придворных и личных соображений должно рисковать десятками тысяч и моей, моей жизнью?» думал он. «Да, очень может быть, завтра убьют», подумал он. И вдруг, при этой мысли о смерти, целый ряд воспоминаний, самых далеких и самых задушевных, восстал в его воображении; он вспоминал последнее прощание с отцом и женою; он вспоминал первые времена своей любви к ней! Вспомнил о ее беременности, и ему стало жалко и ее и себя, и он в нервично размягченном и взволнованном состоянии вышел из избы, в которой он стоял с Несвицким, и стал ходить перед домом. Ночь была туманная, и сквозь туман таинственно пробивался лунный свет. «Да, завтра, завтра! – думал он. – Завтра, может быть, всё будет кончено для меня, всех этих воспоминаний не будет более, все эти воспоминания не будут иметь для меня более никакого смысла. Завтра же, может быть, даже наверное, завтра, я это предчувствую, в первый раз мне придется, наконец, показать всё то, что я могу сделать». И ему представилось сражение, потеря его, сосредоточение боя на одном пункте и замешательство всех начальствующих лиц. И вот та счастливая минута, тот Тулон, которого так долго ждал он, наконец, представляется ему. Он твердо и ясно говорит свое мнение и Кутузову, и Вейротеру, и императорам. Все поражены верностью его соображения, но никто не берется исполнить его, и вот он берет полк, дивизию, выговаривает условие, чтобы уже никто не вмешивался в его распоряжения, и ведет свою дивизию к решительному пункту и один одерживает победу. А смерть и страдания? говорит другой голос. Но князь Андрей не отвечает этому голосу и продолжает свои успехи. Диспозиция следующего сражения делается им одним. Он носит звание дежурного по армии при Кутузове, но делает всё он один. Следующее сражение выиграно им одним. Кутузов сменяется, назначается он… Ну, а потом? говорит опять другой голос, а потом, ежели ты десять раз прежде этого не будешь ранен, убит или обманут; ну, а потом что ж? – «Ну, а потом, – отвечает сам себе князь Андрей, – я не знаю, что будет потом, не хочу и не могу знать: но ежели хочу этого, хочу славы, хочу быть известным людям, хочу быть любимым ими, то ведь я не виноват, что я хочу этого, что одного этого я хочу, для одного этого я живу. Да, для одного этого! Я никогда никому не скажу этого, но, Боже мой! что же мне делать, ежели я ничего не люблю, как только славу, любовь людскую. Смерть, раны, потеря семьи, ничто мне не страшно. И как ни дороги, ни милы мне многие люди – отец, сестра, жена, – самые дорогие мне люди, – но, как ни страшно и неестественно это кажется, я всех их отдам сейчас за минуту славы, торжества над людьми, за любовь к себе людей, которых я не знаю и не буду знать, за любовь вот этих людей», подумал он, прислушиваясь к говору на дворе Кутузова. На дворе Кутузова слышались голоса укладывавшихся денщиков; один голос, вероятно, кучера, дразнившего старого Кутузовского повара, которого знал князь Андрей, и которого звали Титом, говорил: «Тит, а Тит?» – Ну, – отвечал старик. – Тит, ступай молотить, – говорил шутник. – Тьфу, ну те к чорту, – раздавался голос, покрываемый хохотом денщиков и слуг. «И все таки я люблю и дорожу только торжеством над всеми ими, дорожу этой таинственной силой и славой, которая вот тут надо мной носится в этом тумане!»

Ростов в эту ночь был со взводом во фланкёрской цепи, впереди отряда Багратиона. Гусары его попарно были рассыпаны в цепи; сам он ездил верхом по этой линии цепи, стараясь преодолеть сон, непреодолимо клонивший его. Назади его видно было огромное пространство неясно горевших в тумане костров нашей армии; впереди его была туманная темнота. Сколько ни вглядывался Ростов в эту туманную даль, он ничего не видел: то серелось, то как будто чернелось что то; то мелькали как будто огоньки, там, где должен быть неприятель; то ему думалось, что это только в глазах блестит у него. Глаза его закрывались, и в воображении представлялся то государь, то Денисов, то московские воспоминания, и он опять поспешно открывал глаза и близко перед собой он видел голову и уши лошади, на которой он сидел, иногда черные фигуры гусар, когда он в шести шагах наезжал на них, а вдали всё ту же туманную темноту. «Отчего же? очень может быть, – думал Ростов, – что государь, встретив меня, даст поручение, как и всякому офицеру: скажет: „Поезжай, узнай, что там“. Много рассказывали же, как совершенно случайно он узнал так какого то офицера и приблизил к себе. Что, ежели бы он приблизил меня к себе! О, как бы я охранял его, как бы я говорил ему всю правду, как бы я изобличал его обманщиков», и Ростов, для того чтобы живо представить себе свою любовь и преданность государю, представлял себе врага или обманщика немца, которого он с наслаждением не только убивал, но по щекам бил в глазах государя. Вдруг дальний крик разбудил Ростова. Он вздрогнул и открыл глаза. «Где я? Да, в цепи: лозунг и пароль – дышло, Ольмюц. Экая досада, что эскадрон наш завтра будет в резервах… – подумал он. – Попрошусь в дело. Это, может быть, единственный случай увидеть государя. Да, теперь недолго до смены. Объеду еще раз и, как вернусь, пойду к генералу и попрошу его». Он поправился на седле и тронул лошадь, чтобы еще раз объехать своих гусар. Ему показалось, что было светлей. В левой стороне виднелся пологий освещенный скат и противоположный, черный бугор, казавшийся крутым, как стена. На бугре этом было белое пятно, которого никак не мог понять Ростов: поляна ли это в лесу, освещенная месяцем, или оставшийся снег, или белые дома? Ему показалось даже, что по этому белому пятну зашевелилось что то. «Должно быть, снег – это пятно; пятно – une tache», думал Ростов. «Вот тебе и не таш…» «Наташа, сестра, черные глаза. На… ташка (Вот удивится, когда я ей скажу, как я увидал государя!) Наташку… ташку возьми…» – «Поправей то, ваше благородие, а то тут кусты», сказал голос гусара, мимо которого, засыпая, проезжал Ростов. Ростов поднял голову, которая опустилась уже до гривы лошади, и остановился подле гусара. Молодой детский сон непреодолимо клонил его. «Да, бишь, что я думал? – не забыть. Как с государем говорить буду? Нет, не то – это завтра. Да, да! На ташку, наступить… тупить нас – кого? Гусаров. А гусары в усы… По Тверской ехал этот гусар с усами, еще я подумал о нем, против самого Гурьева дома… Старик Гурьев… Эх, славный малый Денисов! Да, всё это пустяки. Главное теперь – государь тут. Как он на меня смотрел, и хотелось ему что то сказать, да он не смел… Нет, это я не смел. Да это пустяки, а главное – не забывать, что я нужное то думал, да. На – ташку, нас – тупить, да, да, да. Это хорошо». – И он опять упал головой на шею лошади. Вдруг ему показалось, что в него стреляют. «Что? Что? Что!… Руби! Что?…» заговорил, очнувшись, Ростов. В то мгновение, как он открыл глаза, Ростов услыхал перед собою там, где был неприятель, протяжные крики тысячи голосов. Лошади его и гусара, стоявшего подле него, насторожили уши на эти крики. На том месте, с которого слышались крики, зажегся и потух один огонек, потом другой, и по всей линии французских войск на горе зажглись огни, и крики всё более и более усиливались. Ростов слышал звуки французских слов, но не мог их разобрать. Слишком много гудело голосов. Только слышно было: аааа! и рррр! – Что это? Ты как думаешь? – обратился Ростов к гусару, стоявшему подле него. – Ведь это у неприятеля? Гусар ничего не ответил. – Что ж, ты разве не слышишь? – довольно долго подождав ответа, опять спросил Ростов. – А кто ё знает, ваше благородие, – неохотно отвечал гусар. – По месту должно быть неприятель? – опять повторил Ростов. – Може он, а може, и так, – проговорил гусар, – дело ночное. Ну! шали! – крикнул он на свою лошадь, шевелившуюся под ним. Лошадь Ростова тоже торопилась, била ногой по мерзлой земле, прислушиваясь к звукам и приглядываясь к огням. Крики голосов всё усиливались и усиливались и слились в общий гул, который могла произвести только несколько тысячная армия. Огни больше и больше распространялись, вероятно, по линии французского лагеря. Ростову уже не хотелось спать. Веселые, торжествующие крики в неприятельской армии возбудительно действовали на него: Vive l'empereur, l'empereur! [Да здравствует император, император!] уже ясно слышалось теперь Ростову.

wiki-org.ru

Любиша «Маузер» Савич Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Савич.

Любиша Савич (серб. Љубиша Савић; 11 августа 1958, Ковачица — 7 июня 2000, Биелина) — югославский сербский военный и общественный деятель, участник Гражданской войны в Боснии, командир сербской легкопехотной бригады «Пантеры». Военный псевдоним — «майор Маузер»[1].

Биография

Ранние годы

Родился 11 августа 1958 в семье Джордже и Анки Савичей. Воспитывался в патриархальной семье вместе со старшим братом. Окончил профессиональное техническое училище в Биелине, после чего окончил Высшую школу социальных работников в 1982 году. Поступил на педагогический факультет университета, работал в Социальном центре в Биелине, занимал должность секретаря Ассоциации глухих и слабослышащих лиц Биелины. Савич занимал должность директора муниципального фонда социальной и детской защиты.

Личная жизнь

В 1981 году Любиша женился на своей однокурснице, в браке у них родилось два сына (жена и сыновья проживают и по сей день в Биелине). Савич был верным семьянином, способствовал открытой, дружественной и здоровой атмосфере в семье. Увлекался рыбалкой, настольным теннисом и баскетболом. Свободное время проводил также в своей мастерской, где занимался изготовлением изделий из дерева и металла. Савич также любил читать художественную литературу, в его доме было много книг отечественной и иностранной литературы. Увлекался рок-музыкой 1970-х годов, играл в шахматы, был членом шахматного клуба «Пантеры».

В Коммунистической партии Любиша Савич не состоял, да и в политику долгое время он не вмешивался. Однако после встречи с Йованом Рашковичем Савич занялся общественно-политической деятельностью. Он являлся членом Сербского фонда солидарности и членом содружества сербов в Боснии и Герцеговине. Велик его вклад в создание Сербской демократической партии и появление её ячеек в Семберии и Маевице; помимо всего прочего, Савич участвовал в первых выборах Биелинской общинской Скупщины.

Военная карьера

Савич стал основателем Сербской национальной гвардии в Биелине, которая позднее переросла в 1-ю лёгкую биелинскую пехотную бригаду. Гвардия в народе носила имя «Пантеры». Любиша командовал этой гвардией во время многочисленных военных операций. Его большой запас знаний, способность быстро и хладнокровно выполнять свои обязанности в критических ситуациях и мировоззрение (человек, по его мнению, является основой всего мира), позволило ему стать одним из самых известных командиров и офицеров. Своим любимым оружием он считал пистолет типа «Маузер», в честь которого получил своё прозвище. Мобилизировал Савич свою гвардию «Пантер» вполне быстро: его стараниями в части появился бронетанковый «железный батальон», в составе которого были танки Т-55, бронетранспортёры М-60ПБ и импровизированная бронетехника; также в его части были пять самолётов (в том числе разведывательный UTVA 75).

В годы Боснийской войны Маузер неоднократно спасал сербские деревни от разграбления и уничтожения боснийцами. Так, известен случай, когда «Пантеры» спасли от гибели деревню Смолуча, которую пытались сжечь боснийские боевики. В начале лета 1995 года город Лукавац, близ которого располагалась деревня, контролировался боснийцами, и оттуда боевики совершали вылазки в разные деревни, истребляя там мирное население. Мирные жители скрывались в селе Смолуча. Когда количество людей в селе достигло 7 тысяч, 18 июня 1995 2-й корпус мусульманской армии под командованием хорвата Желько Кнеза и ополченцы-исламисты, а также хорватские силы сомкнули кольцо окружения. Несколько месяцев бойцы сербских подразделений и мужчины из села удерживали оборону, отбивая атаки боснийцев за счёт только лёгкого стрелкового и охотничьего оружия. Однако еда и боеприпасы заканчивались, а доставка медикаментов была перекрыта осаждавшими. Боснийцы постоянными миномётными и артиллерийскими обстрелами терроризировали местное население, успев даже захватить часть деревни. Однако 27 августа войска Бранко Пантелича и Любиши Савича прибыли к деревне на своих бронеавтомобилях. Врага удалось вытеснить благодаря ракетному обстрелу, а 31 августа 1-я и 2-я Озренские бригады прорвали кольцо окружения и разгромили наголову корпус. Сербы с облегчением покинули село (по состоянию на 2012 год оно пустует, в нём работает только наркологическая клиника и заселены всего два-три дома).

Как социальный работник и гуманист, Савич не побоялся отправиться на войну в тот момент, когда сербам угрожала опасность. В послевоенные годы Любиша часто оказывал психологическую и материальную помощь пострадавшим в годы войны бойцам и семьям погибших солдат. Известно его следующее высказывание:

Когда мы вернём на Родину всё то, что отобрали у нас в годы войны незаслуженно, тогда мы сможем сказать, что у нас есть государство.

Оригинальный текст (серб.)

Када одузмемо од оних који су у рату узели све што нису имали и вратимо онима који су за отаџбину дали све што су имали,можемо рећи да имамо државу.

После Боснийской войны

После войны он основал свою Демократическую партию в Биелине 1996 года, развитием которой занимался самостоятельно. В партию входили преимущественно интеллигенты Биелины, старые знакомые друзья Савича. Накануне первых послевоенных выборов Савич состоял в Народной скупщине Республики Сербской, а в 1998 году возглавил Управление полицией в Республике[2].

Несмотря на своё нежелание заниматься политикой и занимать высокие должности, он с честью выполнял свои обязанности, дабы завоевать доверие своего поколения и своих соотечественников. Угрозы со стороны криминальных авторитетов, а также боснийских и хорватских террористов не останавливали Любишу, который говорил: «Я буду счастлив только тогда, когда буду рад той страной, в которой мы живём. И совершенно не нужно вычислять, когда это будет». В своих речах Савич неоднократно говорил о заботе о новом поколении жителей Сербии[2].

Предводитель «Пантер» относился к миру криминала ровно так же, как к врагам на недавней войне. Организованная преступность ответила ему тем же. В июле 1998 г. был заминирован и подорван автомобиль Любиши Савича, причем погибли двое его друзей — тоже бывших офицеров ВРС. В августе того же года был убит полицейский С. Кнежевич. Савич расследовал это дело и обвинил в убийстве Кнежевича лидера сторонников Р. Караджича. Некоторые подозреваемые по делу Кнежевича были быстро освобождены представителями ООН и, в свою очередь обвинили Савича в применении к ним пыток. В итоге, уже 14 сентября 1998 года Верховный представитель по Боснии и Герцеговине объявил о снятии Савича с должности с запретом занимать посты в МВД Боснии и Герцеговины[3].

7 июня 2000 года Любиша Савич был зверски убит в Биелине: когда он остановил свой джип, чтобы подвезти беременную горожанку, неизвестные расстреляли Савича из автомата. Несмотря на то, что убийцу удалось задержать и приговорить к 20 годам тюрьмы, имя заказчика так и осталось неизвестным[4], а осуждённый отказался отвечать на подобные вопросы.

Память

В память об отважном командире Маузере в Биелине был установлен памятник. Ныне прозвище Савича «Маузер» закрепилось за его сыном Александром[5]. Любише Савичу посвящена песня «Пантери» сербского автора-исполнителя Родолюба Вуловича.

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Савич, Любиша — Википедия РУ

Ранние годы

Родился 11 августа 1958 в семье Джордже и Анки Савичей. Воспитывался в патриархальной семье вместе со старшим братом. Окончил профессиональное техническое училище в Биелине, после чего окончил Высшую школу социальных работников в 1982 году. Поступил на педагогический факультет университета, работал в Социальном центре в Биелине, занимал должность секретаря Ассоциации глухих и слабослышащих лиц Биелины. Савич занимал должность директора муниципального фонда социальной и детской защиты.

Личная жизнь

В 1981 году Любиша женился на своей однокурснице, в браке у них родилось два сына (жена и сыновья проживают и по сей день в Биелине). Савич был верным семьянином, способствовал открытой, дружественной и здоровой атмосфере в семье. Увлекался рыбалкой, настольным теннисом и баскетболом. Свободное время проводил также в своей мастерской, где занимался изготовлением изделий из дерева и металла. Савич также любил читать художественную литературу, в его доме было много книг отечественной и иностранной литературы. Увлекался рок-музыкой 1970-х годов, играл в шахматы, был членом шахматного клуба «Пантеры».

В Коммунистической партии Любиша Савич не состоял, да и в политику долгое время он не вмешивался. Однако после встречи с Йованом Рашковичем Савич занялся общественно-политической деятельностью. Он являлся членом Сербского фонда солидарности и членом содружества сербов в Боснии и Герцеговине. Велик его вклад в создание Сербской демократической партии и появление её ячеек в Семберии и Маевице; помимо всего прочего, Савич участвовал в первых выборах Биелинской общинской Скупщины.

Военная карьера

Савич стал основателем Сербской национальной гвардии в Биелине, которая позднее переросла в 1-ю лёгкую биелинскую пехотную бригаду. Гвардия в народе носила имя «Пантеры». Любиша командовал этой гвардией во время многочисленных военных операций. Его большой запас знаний, способность быстро и хладнокровно выполнять свои обязанности в критических ситуациях и мировоззрение (человек, по его мнению, является основой всего мира), позволило ему стать одним из самых известных командиров и офицеров. Своим любимым оружием он считал пистолет типа «Маузер», в честь которого получил своё прозвище. Мобилизировал Савич свою гвардию «Пантер» вполне быстро: его стараниями в части появился бронетанковый «железный батальон», в составе которого были танки Т-55, бронетранспортёры М-60ПБ и импровизированная бронетехника; также в его части были пять самолётов (в том числе разведывательный UTVA 75).

В годы Боснийской войны Маузер неоднократно спасал сербские деревни от разграбления и уничтожения боснийцами. Так, известен случай, когда «Пантеры» спасли от гибели деревню Смолуча, которую пытались сжечь боснийские боевики. В начале лета 1995 года город Лукавац, близ которого располагалась деревня, контролировался боснийцами, и оттуда боевики совершали вылазки в разные деревни, истребляя там мирное население. Мирные жители скрывались в селе Смолуча. Когда количество людей в селе достигло 7 тысяч, 18 июня 1995 2-й корпус мусульманской армии под командованием хорвата Желько Кнеза и ополченцы-исламисты, а также хорватские силы сомкнули кольцо окружения. Несколько месяцев бойцы сербских подразделений и мужчины из села удерживали оборону, отбивая атаки боснийцев за счёт только лёгкого стрелкового и охотничьего оружия. Однако еда и боеприпасы заканчивались, а доставка медикаментов была перекрыта осаждавшими. Боснийцы постоянными миномётными и артиллерийскими обстрелами терроризировали местное население, успев даже захватить часть деревни. Однако 27 августа войска Бранко Пантелича и Любиши Савича прибыли к деревне на своих бронеавтомобилях. Врага удалось вытеснить благодаря ракетному обстрелу, а 31 августа 1-я и 2-я Озренские бригады прорвали кольцо окружения и разгромили наголову корпус. Сербы с облегчением покинули село (по состоянию на 2012 год оно пустует, в нём работает только наркологическая клиника и заселены всего два-три дома).

Как социальный работник и гуманист, Савич не побоялся отправиться на войну в тот момент, когда сербам угрожала опасность. В послевоенные годы Любиша часто оказывал психологическую и материальную помощь пострадавшим в годы войны бойцам и семьям погибших солдат. Известно его следующее высказывание:

Когда мы вернём на Родину всё то, что отобрали у нас в годы войны незаслуженно, тогда мы сможем сказать, что у нас есть государство.

Оригинальный текст (серб.)

Када одузмемо од оних који су у рату узели све што нису имали и вратимо онима који су за отаџбину дали све што су имали,можемо рећи да имамо државу.

После Боснийской войны

После войны он основал свою Демократическую партию в Биелине 1996 года, развитием которой занимался самостоятельно. В партию входили преимущественно интеллигенты Биелины, старые знакомые друзья Савича. Накануне первых послевоенных выборов Савич состоял в Народной скупщине Республики Сербской, а в 1998 году возглавил Управление полицией в Республике[2].

Несмотря на своё нежелание заниматься политикой и занимать высокие должности, он с честью выполнял свои обязанности, дабы завоевать доверие своего поколения и своих соотечественников. Угрозы со стороны криминальных авторитетов, а также боснийских и хорватских террористов не останавливали Любишу, который говорил: «Я буду счастлив только тогда, когда буду рад той страной, в которой мы живём. И совершенно не нужно вычислять, когда это будет». В своих речах Савич неоднократно говорил о заботе о новом поколении жителей Сербии[2].

Предводитель «Пантер» относился к миру криминала ровно так же, как к врагам на недавней войне. Организованная преступность ответила ему тем же. В июле 1998 г. был заминирован и подорван автомобиль Любиши Савича, причем погибли двое его друзей — тоже бывших офицеров ВРС. В августе того же года был убит полицейский С. Кнежевич. Савич расследовал это дело и обвинил в убийстве Кнежевича лидера сторонников Р. Караджича. Некоторые подозреваемые по делу Кнежевича были быстро освобождены представителями ООН и, в свою очередь обвинили Савича в применении к ним пыток. В итоге, уже 14 сентября 1998 года Верховный представитель по Боснии и Герцеговине объявил о снятии Савича с должности с запретом занимать посты в МВД Боснии и Герцеговины[3].

7 июня 2000 года Любиша Савич был зверски убит в Биелине: когда он остановил свой джип, чтобы подвезти беременную горожанку, неизвестные расстреляли Савича из автомата. Несмотря на то, что убийцу удалось задержать и приговорить к 20 годам тюрьмы, имя заказчика так и осталось неизвестным[4], а осуждённый отказался отвечать на подобные вопросы.

http-wikipediya.ru