Женщина-самурай в Японии. Знаменитые онна-бугэйся. Самураи женщины


Женщина-самурай в Японии. Знаменитые онна-бугэйся

Женщина-самурай – возможно ли такое? В феодальной Японии не только представители сильного пола могли приобрести навыки владения оружием. История свидетельствует о том, что даже в этой консервативной стране проживало немало дам, которые не уступали мужчинам во всем, что касалось воинского искусства. Что же известно о таких женщинах?

Что известно об онна-бугэйся

В первую очередь следует упомянуть о том, что термин «самурай» не применялся по отношению к представительницам слабого пола. Только мужчины имели право называться самураями. В состав этого слова входит два иероглифа: «служить» и «воин». Онна-бугэйся в переводе с японского языка означает «человек боевых искусств». Так называли дам, которые принадлежали к самурайскому сословию, учились обращаться с различными видами оружия.

женщина самурай

Онна-бугэйся – женщина, которая не только владеет оружием, но и участвует в сражениях наравне с сильным полом. Также такая дама может взять на себя месть врагам, убившим господина, нанесшим ему оскорбление. Известно, что именно представительницы прекрасного пола в Японии славились своей преданностью, зачастую превосходя в этом мужчин.

Знаменитые представительницы

Выше рассказывается о том, что женщина-самурай – это вовсе не красивая легенда. Какие же воительницы, принадлежавшие к самурайскому сословию, сумели оставить след в истории? В первую очередь следует вспомнить даму, которую звали Хангаку Годзэн, жившую в конце эпохи Хэйан, длившейся с 794 по 1185 год. Эта бесстрашная женщина участвовала в сражении с 10-тысячной армией клана Ходзе, воевавшей на стороне сегуна Минамото. Под ее началом было 3 тысячи солдат. Битва была проиграна, однако Хангаку, получившая ранение, сумела выжить. Впоследствии она вышла замуж и родила ребенка.

японские женщины

Ходзе Масако – еще одна знаменитая женщина-самурай, появившаяся на свет в 1156 году в Японии. После смерти сегуна Минамото но Еримото, который приходился ей супругом, эта бесстрашная дама фактически взяла на себя управление принадлежавшими ему землями, его сыновья лишь назывались правителями. Также известно, что она носила прозвище «монахиня-сегун» и обеспечивала могущество клана Ходзе.

Конечно же, были и другие выдающиеся женщины-самураи в Японии. К примеру, нельзя не вспомнить и о Накано Такэко, родившейся в 1847 году. Эта отважная воительница была среди тех, кто оборонял дворец Айдзу после того, как сегунат Токугава пал. К сожалению, она умерла в этой битве, однако память о ней сохранилась.

Что известно о букэ-но-онна

Разумеется, дамы, сражавшиеся наравне с сильным полом, были все же скорее исключением, чем правилом. Гораздо чаще можно было встретить букэ-но-онна. От таких женщин не требовалось участие в битвах. Они получали навыки фехтования и рукопашной борьбы в первую очередь для того, чтобы защищать при необходимости свою семью, обучать детей.

онна бугэйся

Считалось, что от букэ-но-онна должна подчиняться своему супругу, безупречно служить ему. Также они должны быть лишены слабостей, типичных для представительниц прекрасного пола, демонстрировать силу духа во всех ситуациях. Имели такие дамы и право на месть, если кто-то убил членов их семьи, нанес тяжелое оскорбление.

Оружие

С каким оружием умела обращаться среднестатистическая женщина-самурай? К примеру, это была нагината – традиционное японское холодное оружие, название которого переводится как «длинный меч». Требовалось от нее и искусное владение танто - так называется кинжал самурая, название которого в переводе с японского языка означает «короткий меч». Также воительницы сражались с помощью веревок и цепей, копья яри.

женщины самураи в японии

Традиции велели держать копье в специальном месте, которое располагалось над входной дверью. Это гарантировало, что женщина успеет схватить его для защиты себя и детей в случае внезапного нападения врага, явления незваных гостей. Пользовались дамы и коротким кинжалом, который назывался кайкэн. С этим оружием японки практически не расставались, носили его за поясом или в рукаве. Кинжал позволял молниеносно ранить или убить противника в ближнем бою, также его метали с поразительной скоростью. Известно, что нож девушка-воительница получала в тот день, когда достигала совершеннолетия. Это происходило, когда ей исполнялось 12 лет.

Самоубийство

Совершали ли японские женщины ритуальное самоубийство, как это было принято у самураев-мужчин? Да, этот ритуал назывался дзигай, имел повсеместное распространение. Дамы кончали с собой не так, как это делали представители сильного пола. Они не вспарывали живот, предпочитая перерезать себе горло.

букэ но онна

Ритуал непременно должен был проводиться в соответствии со всеми правилами. Одно из них велит, чтобы женщины, решившие уйти из жизни, предварительно связали себе лодыжки. Это делалось ради того, чтобы иметь приличный вид после смерти. Чаще всего японские женщины решались на самоубийство, когда возникала угроза оказаться в руках у врага. Причем они зачастую убивали не только себя, но и своих менее храбрых родственников, в том числе и собственных детей.

Кризис

Женщина-самурай – обычное явление для 11-17 веков. В начале 13 века были утверждены законы, согласно которым представительницы слабого пола имели такие же права на отцовское наследство, каким обладали их братья. Также дамам разрешили оставлять завещание, распоряжаться своим имуществом.

Кризис наступил в 17 веке, когда отношение к женщинам-воительницам существенно ухудшилось. Некоторые историки связывают это с широким распространением моды на однополые связи в самурайских рядах. Однако отважные воительницы продолжали поражать мир своими подвигами, противясь тому, чтобы их использовали как пешек на матримониальном рынке.

К примеру, множество дам участвовало в гражданской войне Босин, имевшей место в 19 веке. Некоторые из них даже вошли в историю.

В культуре

Удивительная судьба героических японских женщин-воительниц не дает покоя многим современным писателям и режиссерам, о них часто пишут книги и снимают исторические драмы. Например, в телепроекте «Кэнкаку Себай» много внимания уделяется одной из знаменитых онна-бугэйся – Сасаки Мифую.

fb.ru

X-DIGEST. Скучно не будет!: Женщины-самураи. история японских фурий.

Самураями называют знаменитых японских воинов, которых слышали даже маленькие дети, о которых написаны книги и сняты кинокартины. Множество людей восхищены тем, как отважны и бесстрашны самураи. Однако, не все знают, что воинами были не только мужчины, но и немало женщин посвятили себя военному делу. Отважные девушки участвовали в поединках и бились на поле боя вместе с мужчинами. Женщины-самураи и сейчас представляют загадку и нераскрытые секреты в истории Японии. Странно сознавать, что девушки, став воинами, были не менее умелые и храбры, чем самураи-мужчины.

Женщины-самураи. история японских фурий.

Онна-бугэйся — женщина, принадлежащая к сословию самураев в феодальной Японии и обучившаяся навыкам владения оружием.

Женщина-самурай — семантически неправильное выражение, так как слово «самурай» может применяться только по отношению к мужчинам.

 Согласно бусидо (кодексу самурая), первым долгом онна-бугэйся считалось служение своему супругу и защита дома и детей от врагов. Поэтому оружие они хранили над входной дверью.

Самурайских женщин, как и их отцов, братьев и мужей, учили абсолютной преданности своему непосредственному начальнику в клановой иерархии, и точно так же как и мужчины, они были обязаны беспрекословно исполнять все данные им поручения, включая и те, которые подразумевали использование оружия.

 Из оружия женщин учили пользоваться главным образом нагинатой (искусство нагинатадзюцу), а также копьём яри, цепями и верёвками.

 Также женщины с не меньшим мастерством умели обращаться с коротким кинжалом (кайкэн), который, подобно вакидзаси воинов-мужчин, всегда находился при ней — в рукаве или за поясом.

 Кайкэн был необходим в совершении дзигай (женский вариант сэппуку у мужчин). В отличие от мужчин-самураев, женщины не вспарывали свой живот, а перерезали себе горло.

 При совершении дзигай женщины связывали себе лодыжки, чтобы и после смерти выглядеть пристойно.

 При необходимости самурайские женщины брали на себя обязанности по осуществлению мести, которая считалась единственно возможной реакцией (согласно японскому толкованию конфуцианства) на оскорбление или убийство господина.

 Одной из таких женщин была госпожа Масако, жена первого камакурского сегуна Минамото Ёритомо. По свидетельствам историков, Масако была проницательной, ловкой и отважной женщиной, обладавшей огромным влиянием как при жизни своего мужа, так и после его смерти.

После смерти Ёритомо Масако, по сути, управляла страной — это был единственный случай, когда верховная власть в стране находилась в руках женщины, не являющейся императрицей.

Самые знаменитые онна-бугэйся

  • Томоэ Годзэн  (1157?-1247?), наложница главного героя «Хэйкэ Моногатари» Минамото но Ёсинаки
  • Ходзё Масако  (1156—1225), жена Минамото но Ёритомо, после смерти мужа ушла в монастырь и стала известна как «сёгун-монахиня».
  • Хангаку Годзэн Командовала 3000 воинами при обороне от 10000-ной армии клана Ходзё. Но оборона была провалена — Хангаку ранили стрелой и захватили в плен. Её отвезли в Камакуру, где она была представлена сёгуну Минамото и встретилась с Асари Ёсито, который влюбился в Хангаку и добился разрешения сёгуна жениться на ней.
  • Накано Такэко (1847—1868) — принимала участие в обороне замка Айдзу после падения сёгуната Токугава, погибла в бою.
  • Ямакава Футаба (1844—1909)
  • Ямамото Яэко (1845—1932)

Женщины-самураи. Документальный фильм.

Во всех историях, которые нам известны о самураях, упоминаются лишь мужчины, однако на протяжении 8 веков женщины сражались бок о бок с мужчинами. Результаты научных исследований, которые проводились в местах сражений в Японии, показывают, что 30% найденных останков воинов принадлежат женщинам, что доказывает существование женщин-самураев, о посвящении которых мало что известно миру. Британские и японские ученые, а также представительницы современных боевых искусств расскажут удивительную историю о храбрых и воинственных женщинах, которые по своим навыкам не уступали мужчинам. Смотрите ещё:

www.xdigest.ru

Женщины самураи

Женщина самурай фотоЖенщина самурай (яп. онна-бугэйся) — женщина, рожденная в самурайской семье в средневековой Японии и обученная искусству ведения боя.

Также женщины родом из самурайского сословия могут именоваться букэ-но-онна, что значит «женщина из класса букэ (буси)», но в отличие от «онна-бугэйся», этот термин не говорит о том, что женщина действительно сражалась наравне с самураями, а только указывает на её знатное происхождение и, вероятно на то, что она была обучена основам рукопашного боя и искусству владения мечом.

Подготовка и оружие женщины самурая

Простые женщины, которые принадлежали к самурайскому сословию, не должны были участвовать в битвах, однако, женщина была обязана уметь защитить себя и свое жилище, а также подготовить детей. Согласно кодексу бусидо, основное предназначение женщины самурая заключалось в преданном служении своему мужу. Бусидо прославлял женщин самураев, «которые возвысились над слабостью и изъянами, которые присущи женщинам, и обладали великой духовной силой, которой могли позавидовать самые смелые и возвышенные мужи».

Женщины самураи, как правило, были обучены владению нагинатой (подробнее в статье виды японского оружия), копьём яри, веревками и цепями. Взамен катаны они носили танто. Копье вешали над дверью в дом, для того, чтобы женщина могла защищаться от врагов или воров, которые хотели проникнуть внутрь. Кроме того, представительницы самурайского сословия с большим искусством могли сражаться с небольшим кинжалом (кайкэн), который, по аналогии с вакидзаси самураев, они постоянно держали при себе — за поясом или в рукаве. Кэйкэн давал возможность наносить быстрые удары и бросать его с огромной скоростью. Данный нож дарился девушке в день ее совершеннолетия в 12 лет.

Женщина самурай с нагинатой фото

Женщина - самурай с нагинатой

Кроме того, кайкэн использовали при совершении ритуального самоубийства (для женщин этот процесс именовался дзигай и встречался так же часто, как и сэппуку у мужчин). При этом, женщины не распарывали себе живот, как это делали самураи, а разрезали свое горло. Важным требованием дзигай являлось связывание лодыжек, чтобы после смерти женщина имела достойный вид. Если появлялась реальная угроза быть захваченной врагом, японки не только храбро принимали смерть от рук своих мужей или их повелителей, но и сами убивали мужчин, которые не могли или не хотели совершить харакири и в такой момент не давали пощады ни себе, ни своим детям.

Кинжал женщины самурая кайкен фото

Кайкэн

Иногда женщины из рода самураев брали на себя долг по осуществлению мести, которая была единственным правильным ответом на унижение или убийство хозяина.

Такая ситуация оставалась в 11—17 веках. В первой половине 13 века были изданы указы, которые дарили женщинам равные права на наследство с мужчинами и право завещать свое имущество. Но в 17 столетии почитание женщин резко сократилось. Они стали пешками на брачном рынке (что стало сильно заметно на фоне распространения гомосексуализма среди самураев). Несмотря на это, духовная стойкость и подготовка девушек в кланах самураев сохранялись, о чём говорят хроники о гражданской войне Босин, когда в период обороны хана Айдзу (1868 год) многие женщины поразили окружающих своей храбростью и подвигами.

Другие статьи по теме - Самураи - воспитание, обучение

Жанр - Самураи

jamato.ru

10 завораживающих фактов об онна-бугэйся — смертоносных женщинах-самураях

1. Онна-бугэйся — женщина, принадлежащая к сословию самураев в феодальной Японии и обучившаяся навыкам владения оружием.

2. Женщина-самурай — семантически неправильное выражение, так как слово «самурай» может применяться только по отношению к мужчинам.

3. Согласно бусидо (кодексу самурая), первым долгом онна-бугэйся считалось служение своему супругу и защита дома и детей от врагов. Поэтому оружие они хранили над входной дверью.

4. Самурайских женщин, как и их отцов, братьев и мужей, учили абсолютной преданности своему непосредственному начальнику в клановой иерархии, и точно так же как и мужчины, они были обязаны беспрекословно исполнять все данные им поручения, включая и те, которые подразумевали использование оружия.

5. Из оружия женщин учили пользоваться главным образом нагинатой (искусство нагинатадзюцу), а также копьём яри, цепями и верёвками.

6. Также женщины с не меньшим мастерством умели обращаться с коротким кинжалом (кайкэн), который, подобно вакидзаси воинов-мужчин, всегда находился при ней — в рукаве или за поясом.

7. Кайкэн был необходим в совершении дзигай (женский вариант сэппуку у мужчин). В отличие от мужчин-самураев, женщины не вспарывали свой живот, а перерезали себе горло.

8. При совершении дзигай женщины связывали себе лодыжки, чтобы и после смерти выглядеть пристойно.

9. При необходимости самурайские женщины брали на себя обязанности по осуществлению мести, которая считалась единственно возможной реакцией (согласно японскому толкованию конфуцианства) на оскорбление или убийство господина.

10. Одной из таких женщин была госпожа Масако, жена первого камакурского сегуна Минамото Ёритомо. По свидетельствам историков, Масако была проницательной, ловкой и отважной женщиной, обладавшей огромным влиянием как при жизни своего мужа, так и после его смерти. После смерти Ёритомо Масако, по сути, управляла страной — это был единственный случай, когда верховная власть в стране находилась в руках женщины, не являющейся императрицей.

Читайте также: 20 увлекательных фактов о жизни и традициях гейш

Понравился пост? Поддержи Фактрум, нажми:

Поделиться

Класснуть

www.factroom.ru

Женщины самураи | Японский народный театр "Theatre"

Женщина-самурай, по-японски «онна-бугэйся» – в средневековой Японии так называли женщин, которые родились в семье самураев и которые были обучены правилам осуществления боя.

Женщин родом из семей самураев называли ещё «букэ-но-онна» – это значит буквально «женщина из класса букэ». Это говорило о том, в каком семействе родилась женщина, о её возможном знании правил рукопашного боя и умении владеть мечом. Но это не значило, что она участвовала в битвах, как это делали мужчины-самураи.Простые женщины, вышедшие из самурайского сословия, не были обязаны принимать участие в сражениях. Но в их обязанность входило заниматься соответствующим обучением детей и при необходимости уметь постоять за себя, жилище и детей. По кодексу, задачей женщины-самурая было покорность без обсуждений и помощь мужу. Кодекс бусидо превозносил женщин-самураев, ставших выше всех своих отрицательных качеств, присущих обычным женщинам, и обладавших настолько огромной силой духа, что они могли служить примером даже самым смелым мужчинам.

 

Женщин, вышедших из самурайского сословия, приучали к искусному обращению с копьём яри, нагинатой, цепями и верёвками. Чтобы женщины-самураи имели шанс противостоять любым врагам, рвущимся в их дом, над входными дверями вешали копьё.

Можно утверждать, что все женщины-самураи очень искусно обращались с небольшим кинжалом, который назывался кайкэн. Этот кинжал был обязательным подарком девушке в день её совершеннолетия, который по японским обычаям наступает в двенадцатилетнем возрасте. Наподобие с вакидзаси самураев, женщины всегда носили кайкэн при себе, а точнее, в своей одежде. Кайкэн был очень удобным: он позволял совершать много быстрых ударов, а ещё скорость его бросания была очень высокой. При помощи кайкэна женщины также совершали дзигай – так называлось ритуальное убийство, которое было обычным для того времени явлением. Делая дзигай, женщины вскрывали горло, а не вспарывали свой живот, как это выполняли мужчины. Процесс дзигай имел одно очень важное требование: чтобы женщина после смерти выглядела достойно, она должна была заблаговременно связать себе лодыжки. В случае реальной опасности оказаться в плену у врага, японские женщины отважно принимали смерть, а иногда и убивали тех мужчин, кто не решался сделать харакири. Женщины при таких обстоятельствах не жалели ни себя, ни своих родных. Доспехи самураяДоспехи самурая 07 Авг 2014

Доспехи европейских рыцарей и японских самураев достаточно сильно отличаются друг от друга. ...

Бизнес-этикет в ЯпонииБизнес-этикет в Японии 28 Янв 0528

Так как Япония находится на островах, то ее древняя культура развивалась более изолированно от ...

Что такое КендоЧто такое Кендо 27 Сен 2014

На основе нескольких древних самурайских техник искусного владения двуручными мечами ...

www.jtheatre.info

Онна-бугэйся: Женщины самураи - Валекс о...

Собственно в японском языке нет такого слова как женщина-самурай. Потому что определение "самурай” подразумевает только мужчину, без вариантов. Слово буси – воин, также подразумевает, что это "мужчина”. Поэтому применительно к женщинам применяется бугэйся (武芸者) — «человек боевых искусств», т.е. онна бугэйся (онна – женщина).

Онна-бугэйся — женщина, принадлежащая к сословию самураев в феодальной Японии и обучившаяся навыкам владения оружием.

Как это ни странно, но в средние века роль женщины была доминирующей в управлении делами клана. Да что там средние века, достаточно вспомнить матриархальный миф о Солнечной Богине – Аматэрасу, в котором явно подчёркивается её главенство над всеми богами японского пантеона, а также равенство в бою богини Идзанами со своим братом-мужем Идзанаги. Влияние этого древнего матриархата прослеживается во всём культе солнца, который был женским по своей природе в первоначальной японской концепции.

Даже первые хроники японской истории наполнены описаниями подвигов воинственных цариц, лично водивших свои войска на штурм вражеских укреплений в Ямато или через пролив в Корею. Со временем растущее влияние конфуцианства заметно ослабило доминирующее положение женщины, оградив ее ограничениями различного рода. Но эти ограничения далеко не всегда принимались кротко и смиренно, в чем пытаются нас уверить историки более позднего времени. В период Хэйан женщин, возможно, и нельзя было встретить на поля боя, но они внесли немалый вклад в культурные достижения своей эпохи.

По Бусидо первым долгом женщины-воина считалось служение своему супругу. Кроме того в ней ценились такие качества характера, которые не во всех странах приняло считать достоинством у женщин. Бусидо восхвалял женщин-воинов, «которые были способны подняться выше несовершенства и недостатков, свойственных их полу, и проявить героическую силу духа, которая могла бы быть достойной самых храбрых и благородных мужчин». Поэтому с самого раннего детства дочерей самураев заставляли вырабатывать в себе выдержку и стойкость духа.  Из оружия женщин учили пользоваться главным образом нагината (искусство нагинатадзюцу), а также копьём яри, цепями и веревками. Вместо катана они имели танто. «Обычным для копья местом хранения было место над дверью в жилище, так как таким образом женщина получала возможность использовать его против атакующих врагов или любого незваного гостя, проникшего в дом. Но обучение Онна-бугэйся владению оружием преследовало еще одну цель — они могли применять эти навыки во время войны. Но все же согласно Бусидо умение защитить себя для женщины-самурая считалось более важным. Женщины-воина, не имевшие своего господина, были вынуждены быть сами себе телохранителями. С оружием в руках женщина-воин защищала свою неприкосновенность также отважно, как ее муж сражался за своего господина. Кроме того, умение владеть оружием женщине-воину было чрезвычайно важным для воспитания необходимых качеств характера у детей.

В день достижения девушкой-воином совершеннолетия (в 12 лет) ей согласно ритуалу вручался женский нож «кайкэн», который исходя из ситуации мог направляться ею в тело противника или в себя.  Кайкэн, который подобно вакидзаси воинов-мужчин, всегда находился при ней – в рукаве или за поясом. С помощью кайкэн можно наносить как молниеносные удары в ближнем бою, так и метать его со смертоносной скоростью, также кайкэн «принимал участие» в совершении ритуального самоубийства («женский» вариант этого действа носит название дзигай и был распространён так же широко, как и сэппуку у мужчин). Причем, женщины не вспарывали свой живот подобно мужчинам, а перерезали себе горло. Ещё одним строгим правилом ритуала было обязательное связывание собственных лодыжек, дабы и после смерти выглядеть «пристойно». Целомудренность женщины-воина была настолько важна, что ценилась выше жизни.

< Tomoe Gozen (巴 御前). Онна бугэйся (女武芸者), наложница или жена Минамото-но Ёсинака.

Девочек из клана самураев с детства обучали серьезным боевым искусствам: владению нагината (лёгкой алебардой), метанию ножей и дротиков, стрельбе из лука, приемам дзюдзюцу. Так что самурайские женщины при необходимости могли дать отпор насильнику или напавшему на ее дом врагу. Неожиданно для напавшего упакованная в кимоно «куколка» вдруг принимала боевую стойку, изящные шпильки из ее прически превращались в метательные ножи, веер ощетинивался стальными иглами, а в маленькой изящной ручке невесть откуда появлялся сверкающий кинжал.

Но были в истории Японии и женщины-воины, принимавшие непосредственное участие в боевых действиях. И среди них Томоэ Годзэн (巴御前) (1157 – 1247) наложница или жена Минамото-но Есинака, одного из военначальников во времена войны Гэмпэй. Наиболее известным сражением которого является сражение при Курикара, где Тайра впервые получили сокрушительный разгром.

Томоэ прославилась своей храбростью и силой. Полагают, что она выжила после войны Гэмпэй (1180-1185).

"Хэйкэ моноготари” так описывает "онна bugeisha” женщину-воина:"Особенно хороша была Томоэ — белолица, с длинными волосами, писаная красавица! Была она искусным стрелком из лука, славной воительницей, одна равна тысяче! Верхом ли, в пешем ли строю — с оружием в руках не страшилась она ни демонов, ни богов, отважно скакала на самом резвом коне, спускалась в любую пропасть, а когда начиналась битва, надевала тяжелый боевой панцирь, опоясывалась мечом, брала в руки мощный лук и вступала в бой в числе первых, как самый храбрый, доблестный воин! Не раз гремела слава о ее подвигах, никто не мог сравниться с нею в отваге.”

Томоэ Гозэн единым махом срубила голову Моросигэ Онда и швырнула её на землю. Потом сбросила боевые доспехи и пустила коня на восток.

Томоэ сопровождала Ёсинаку практически во всех сражениях. Но в последнем при Удзигава, поблизости от Киото, Ёсинака велел женщине убегать, так как не хотел умирать в окружении "баб” или просто хотел, чтобы она спаслась: "— Ты — женщина, беги же прочь отсюда, беги скорей куда глаза глядят! А я намерен нынче пасть в бою. Но если будет грозить мне плен, я сам покончу с жизнью и не хочу, чтоб люди смеялись надо мной: мол, Ёсинака в последний бой тащил с собою бабу! — так говорил он, а Томоэ все не решалась покинуть Ёсинаку, но он был непреклонен. «О, если бы мне встретился сейчас какой-нибудь достойный противник! — подумала Томоэ. — Пусть господин в последний раз увидел бы, как я умею сражаться!» — и, с этой мыслью остановив коня, стала она поджидать врагов. В это время внезапно появился прославленный силач Моросигэ Онда, уроженец земли Мусаси, и с ним дружина из тридцати вассалов. Томоэ на скаку вклинилась в их ряды, поравняла коня с конем Онды, крепко-накрепко с ним схватилась, стащила с коня, намертво прижала к передней луке своего седла, единым махом срубила голову и швырнула ее на землю. Потом сбросила боевые доспехи и пустила коня на восток.”

- Однажды, девушку-(Онна-бугэйся) захватили в плен и, понимая опасность насилия со стороны грубой солдатни, она пустилась на хитрость и заявила, что подчинится им, если они сначала позволят ей написать письмо своей сестре. Дописав письмо она внезапно бросилась на ближайшего из солдат, выхватила у него оружие и заколола себя, спасая таким образом честь. В письме оказались строки прощальных стихов: «На небосклоне юная луна, Из опасения, что блеск ее затмят, Бегущие из темноты к ней облака, Стремительно бежит». Когда возникала реальная угроза попасть в плен к врагу, они не только решительно принимали смерть от рук родственников мужского пола или их командиров, но и сами убивали мужчин, если по какой-то причине они не могли или не желали совершить ритуальный акт и не щадили в такой ситуации ни себя, ни своих детей. Один из самых древних эпизодов, связанный с принятием и исполнением такого решения, можно найти в старинном сказании о доме Тайра. В части, описывающей морское сражение у Данноура Нииодоно, бабушка малолетнего императора Антоку, столкнувшись с угрозой попасть в плен к воинам Минамото, прижала ребенка к себе и сбросилась с обрыва. За ней последовали её придворные дамы, включая мать императора, которую единственную насильно удалось спасти. Нельзя сказать, что стойкость духа и владение боевыми искусствами были единственными достоинствами таких женщин. Наряду с владением оружием девушки обучались изящным искусствам – танцам, музыке, сложению стихов, каллиграфии, икэбана. Умение петь и танцевать не предназначалось для широкой публики в отличие от искусства гейш, и если какая-то из жен воинов и прославилась своими талантами, то только благодаря гостеприимству дома.

Накано Такэко — женщина-самурай, погибшая при защите замка Айдзу-Вакамацу в войне Босин. 1868г.

Онна бугейся Накано Такэко ( 中野 竹子, 1847  – 10 октября 1868), старшая дочь чиновника княжества Айдзу Накано Хэйная (中野 平内), получила не только гуманитарное образование, но и приобрела навыки в боевых искусствах, хорошо владела нагинатой. Настолько хорошо, что работала инструктором боевых искусств в 1860-е годы. В битве за Айдзу (1868 год, про те времена был фильм "Последний самурай”) она сформировала неофициальный "женский отряд”.  В ходе сражения против сил Императорской армии, Такэко получила пулевое ранение в грудь и попросила свою сестру Юко отрезать ей голову и похоронить её, чтобы она не досталась врагу в качестве трофея. Голова Такэко покоится под сосной возле храма Хокайдзи (посёлок Айдзубангэ префектуры Фукусима). А в городе Айдзувакамацу с тех пор ежегодно проводится осенний фестиваль «Айдзу Мацури» (会津まつり), где главным действующим лицом являются одетые в хакама (штаны) девушки с белыми повязками на головах, изображающие Такэко и её воинов.

Осенний фестиваль Айдзу Мацури в городе Айдзувакамацу. Одетые в хакама девушки с белыми повязками на головах, изображают Такэко и её воинов.

В основном, овладевать искусством игры на музыкальных инструментах и пением надо было для того, чтобы помочь расслабиться уставшим после службы мужьям и отцам. Немаловажным аспектом была и психология в музыке, ибо самая безупречная гармония звуков будет звучать механически, если в ней не участвует душа исполнительницы, которая пребывает в ладу с самой собой. Музыка и танцы должны были смягчать характер самураев, отвлекая их от повседневной суеты. Ценность женщины-самурая определялась двумя сферами деятельности: полем битвы и семейным очагом. Большинство японских женщин не стремились стать социально значимыми фигурами, поэтому естественно, что дом привлекал их больше. Пока мужья и отцы сражались или несли службу, на плечи женщин ложилась ответственность за управление домом, воспитание детей и их защиту. Искусство ведения домашнего хозяйства требовало тщательного изучения, так как с детства женщин-самураев учили делать все с душой, а самозабвенное служение очагу считалось честью. Они предпочитали роль матери и жены, за которую и заслуживали уважение и почет в обществе.

Однако если женщина замечала, что самурай больше беспокоится об ее участи, она должна была напоминать супругу о его долге перед господином и принимать необходимые меры, чтобы напоминать ему об обязанности служения. При служении дому от женщины требовалась вся ее самоотверженность в оказании помощи мужу, которая так и называлась – «найдзё» — внутренняя помощь. Так реализовывалась цепь самоотверженного служения самурайского сословия: жена служила мужу, муж служил господину, который, в свою очередь, служил Небесам. При необходимости самурайские женщины брали на себя обязанности по осуществлению мести, которая считалась единственно возможной реакцией (согласно японскому толкованию конфуцианства) на оскорбление или убийство господина. Даже в течение застойного периода сёгуната Токугава женщины строго соблюдали принцип безусловной преданности своему клану – порой даже строже, чем мужчины. На протяжении веков самурайская женщина оставалась грозной фигурой, консервативной во взглядах и действиях, преданной этическим нормам своего клана – как их сути, так и внешним проявлениям.

senseisekai.livejournal.com

Самураи и женщины (часть 1) » Военное обозрение

Холод до сердца проник:На гребень жены покойнойВ спальне я наступил.Ёса Бусон (1716–1783). Перевод В. Марковой

Вроде бы мы познакомились со всеми аспектами жизни самураев, и… многим читателям ВО тут же захотелось «продолжения банкета», то есть, чтобы материалы по истории и культуре Японии появлялись здесь и дальше. И надо сказать, что одну тему мы действительно как-то упустили. Да, самураи в Японии были воинами и как воины имели определенное оружие, свою философию, набор навыков, спорт, но, кроме того, они были еще и людьми, не так ли? А люди на планете Земля имеют обыкновение продолжать себя не только в духе, но и во плоти, то есть они размножаются. И вот как на это занятие смотрели самураи? Считали ли они совокупление мужчины и женщины грехом или же, напротив, предавались ему с восхищением этим даром богов? Имели ли какие-то необычные, диковинные для нас привычки… Наверное, все это будет интересно узнать, ведь даже самый успешному и суровому самураю время от времени требовалось не только сакэ или чай, но и, конечно же, – ласки женщины.

«Под москитной сеткой». Типичная сюнга, в которой мастерство художника заключалось в умении нарисовать… москитную сетку и «прикрыть» ей достаточно традиционный сюжет. Отметим, что практически все выдающиеся художники Японии отдали дань сюнга. Это был верный заработок. Хочешь риса – рисуй сюнга! Ксилография Янагава Сигэнобу II (1824-1860). Художественный музей в Гонолулу.

Здесь уже отмечалось, что ещё на заре истории Японии древние японские боги не обошлись без оружия – разглядывая с Небесного Плавучего Моста покрывающий Землю Океан, брат и сестра Идзанаги и Идзанами погрузили в него яшмовое копье и взбаламутили им его воды. После чего капли, упавшие с него, породили первую земную твердь. Ну, а о том, чем они занимались на этой тверди дальше, в хронике «Кодзики» рассказывается так: «Идзанаги (мужчина) спросил у Идзанами (женщину): – Как устроено твоё тело? И она ответила: Моё тело росло, но есть одно место, что так и не выросло. Тогда Идзанаги ответил ей, что у него тоже тело росло, но есть одно место, которое слишком выросло: – Думается мне, – сказал он, что нужно то место, что выросло, вставить в то, что не выросло, и родить Тану». Вот из этого соединения и родились и все боги, и всё сущее в Японии. И это, между прочим, куда более естественно, чем сотворение людей богом из глины, или той же Евы из мужского ребра. Важно и то, что боги эти во всем человекоподобны, и им есть и что вставить, и куда вставить, хотя для христиан, прибывших в Японию, было очень странно услышать, что мир по вере японцев создал не один единый творец, а два, да ещё к тому же и столь незамысловатым способом!

Дальше – больше! Оказывается, и само супружество придумали эти же два божества, хотя по отношению к соитию – увы, этот акт и был вторичен! «Тут бог Идзанаги-но микото произнес: «Если так, я и ты, обойдя вокруг этого небесного столба, супружески соединимся», и далее: «Ты справа навстречу обходи, я слева навстречу обойду», - произнес, и когда, условившись, стали обходить, богиня Идзанами-но микото, первой сказала: «Поистине, прекрасный юноша!», а после нее бог Идзанаги-но микото: «Поистине, прекрасная девушка!», и после того, как каждый сказал, [бог Идзанаги] своей младшей сестре возвестил: «Нехорошо женщине говорить первой». И все же начали [они] брачное дело, и дитя, что родили, [было] дитя-пиявка. Это дитя посадили в тростниковую лодку и пустили плыть».

«Нихонги» вносит в этот эпизод важное уточнение: Идзанаги и Идзанами, хотя и хотели совокупиться, то есть половая близость была нормальным делом и для богов тоже, не говоря уж о людях, но вот не знали как! И тут на помощь им пришла трясогузка! Она стала подрагивать своим хвостом, и боги, увидев это, обрели путь соития!

Дальше выяснилось, что неудача в первых детях у юных богов случилась от того, что… женщина (пусть даже и богиня!) заговорила первой. То есть подчиненное положение женщины по отношению к мужчине идет у японцев оттуда, от богов! От них же идет в Японии и поклонение фаллосу, поскольку существует легенда о некоем кузнеце, выковавшем огромный железный фаллос, с помощью которого у одной из синтоистских богинь были выбиты совсем некстати появившиеся на причинном месте зубы и – можно только лишь подивиться фантазии древних японцев, сумевших все это выдумать!

Женщина и самурай в салоне зубочисток. Судзуки Харунобу. Ксилография XVIII в. Токийский национальный музей.

Но что бы вы думали? В Японии и сейчас существует храм Канаяма-дзиндзя, на территории которого стоят сразу несколько наковален и имеются изображения огромного фаллоса, пользующийся огромной популярностью. Причем храм такой в Японии далеко не один – их много. И если японцы продолжают посещать их даже сегодня, то можно себе представить насколько свободными их нравы были в далеком прошлом, когда совокупление воспринималось в этой стране не как нечто греховное, как в христианских странах, а как действие, ставящее человека в один ряд с богами: ведь они занимались тем же самым! Более того, это не подразумевается, а на это прямо указывается в тех же «Кодзики»: «Сношение мужчины и женщины символизирует единение богов во время создания мира. На ваше занятие любовью боги взирают с улыбкой и довольны вашими наслаждениями. По той же причине муж с женой должны ублажать и удовлетворять друг друга».

Замечательно, не правда ли? Куда до этого нашей христианской морали с её заповедями воздержания и греха, возведенными в Средние века, да и позднее едва ли не в Абсолют. А здесь все просто и понятно: совокупляются мужчина с женщиной – и боги на это смотрят с улыбкой! Главное - это доставить друг другу удовольствие. А так как удается это отнюдь не всегда, то нет ничего странного, что изобретательные японцы очень давно придумали харигата – искусственный фаллос, который мог быть сделан из самых разных материалов, и не только заменял отсутствующего мужа, но и помогал женщине, если вдруг мужчина думал только о себе. Кстати, спартанцы, отлучавшиеся из дома на войну, также снабжали своих женщин приспособлением аналогичного предназначения, вот только изобретательные японцы превзошли их в этом на порядок! Ну, а потом в Японию из Китая и Кореи проник буддизм, а вместе с ним буддийские трактаты и… китайские наставления по искусству любви. Было, например, разработано наставление, содержащее 48 поз, причем только основных, а всего их было ровно 70! Их изображали на свитках, гравюрах и даже вырезали в виде нецке (миниатюрных статуэтках из кости), которые, часто изображая людей одетых, имели скрытый эротический смысл. А дело все в том, что основной сюжет мог находиться на внутренней стороне нецке, и увидеть, что там, можно было лишь если перевернуть фигурку, внешне вполне приличную. Например, «Любовники под покрывалом». На композиции из-под покрывала высовываются только головы и руки. На эротический подтекст указывает лежащая наверху книга, на которой видны грибы, являвшиеся в Японии традиционными фаллическим символом. А вся интрига на внутренней стороне, а именно обнажённые тела, показанные художником в соитии. Кстати, поз так много, потому что люди очень быстро ко всему привыкают, пресыщаются и нуждаются во все новых и новых впечатлениях, причем подчас весьма экстравагантного свойства, откуда, кстати, происходит и такое явление, как скотоложство и более известный и распространенный гомосексуализм.

Типичная сюнга. Марунобу Хисикава (1618 – 1694).

Кстати гомосексуализм уже тогда был в Японии весьма распространенным явлением, как и в древней Спарте, и хотя он не поощрялся, но открыто и не осуждался. Японцы (и японки!) понимали, что это, хоть и не самое удачное занятие, но если существует охота, то, как её сдержать? Впрочем, сами мужчины при этом считали, что мужественность доказывается мечом в руке, а то, чем занимается самурай у себя в спальне, это сугубо его личное дело! При этом японские мужчины, включая и буддийских монахов, представляли себе идеального героя-любовника так: «Мужчина, который не знает толк в любви, будь он хоть семи пядей во лбу, – неполноценен и вызывает такое же чувство, как яшмовый кубок без дна. Это так интересно – бродить, не находя себе места, вымокнув от росы или инея, когда сердце твое, боясь родительских укоров и мирской хулы, не знает и минуты покоя, когда мысли мечутся то туда, то сюда; и за всем этим – спать в одиночестве и ни единой ночи не иметь спокойного сна! При этом, однако, нужно стремиться к тому, чтобы всерьез не потерять голову от любви, чтобы не давать женщине повода считать вас легкой добычей» (Кэнко-хоси. Записки от скуки. Пер. с яп. В.Н. Горегляда. Цит. по. Григорьева Т. Красотой Японии рожденный. М.: Искусство,1993).

В романе «Сёгун» японская женщина очень точно показана одновременно и чуть ли не рабыней своего мужа-самурая, и при всем при этом его госпожой, без помощи которой он не мог ступить и шага, и от которой зависел буквально во всем, кроме разве что своих воинских обязанностей! Происходило это вследствие того, что мальчиков и девочек в японских семьях готовили к выполнению совершенно различных функций. Да, служить господину и те, и другие должны были одинаково, то есть путем беспрекословного подчинения. Однако способы для этого были разные. Мужчина должен был сражаться, в то время как женщина вела его дом, заботилась о его деньгах, управляла многочисленной прислугой и вдобавок ублажала мужа в постели. Однако и тут были свои нюансы. Жена самурая должна, например, была воспринимать как должное и то, что её супруг в походе, который мог длиться по нескольку месяцев, наверняка изменял ей с другими женщинами, и также, что, когда рядом не было женщин, вполне мог обратить свои взгляды и на мужчин. Ну, что ж, значит, такова её карма, думала она в этом случае, сосредотачивая внимание исключительно на том, чтобы её мужу было тепло, светло и удобно. Ведь только в этом случае он мог эффективно выполнять обязанности слуги вышестоящего лица точно так же, как и она выполняла свои обязанности служанки в доме у мужа!

Женщина-воин Момоё Годзен. В японском средневековом обществе женщины-самураи должны были уметь владеть мечом, но обязательно – нагинатой, бросать дротик ути-е, пользоваться кинжалом кайкен. Некоторые из них сражались рядом со своими мужьями на поле брани и заслужили уважение за свою отвагу. Типичным это не было, но и чем-то совершенно исключительным тоже. Тоёхара Тиканобу (1838 – 1912). Музей Уолтерса. Балтимор, Мериленд, США.

Интересно, что и в знаменитом «Хагакурэ» Ямамото Цунэмото любовь самурая подразделяется на романтическую – любовь к своему наставнику, своему господину, и физиологическую, низменную, имеющую цель продление рода, но и не более того. Существовало ли что-то похожее на это в Средние века в Европе? Да, там существовал культ прекрасной дамы, причем, чаще всего, это была не молодая невинная девушка, а почтенная во всех отношениях жена сюзерена. И вот рыцарь, принесший ему свою ленную присягу, обожал её на расстоянии совершенно платоническим образом: например, слагал в честь дамы своего сердца стихи и читал их в её присутствии, или (если у него к этому был талант!) пел ей любовные песни. Что-то большее… да, конечно, тоже случалось, однако половая близость в данном случае как главная цель такой любви не рассматривалась вовсе. Рыцарь просто «служил прекрасной даме», а уж прекрасна она была на самом деле, или нет, особого значения для рыцаря это не имело.

С другой стороны, рыцари перед женщинами в Европе преклонялись, а вот преклонялись ли перед женщинами самураи? Ну, да, конечно, по-своему они их любили, но преклоняться? Ну уж нет, чего не было – того не было! Интересно, что для современной Японии принципы семейной жизни, сложившиеся в эпоху Токугава, во многом актуальны до сих пор. Например, муж обычно говорит жене «омаэ» – «ты», в то время как она говорит ему «аната» – «вы». Брачные союзы в то время, прежде всего, имели важное политическое значение. Между семьями заключали контракт, а романтическая сторона дела являлась излишней, как это происходило и в феодальной Европе. Считалось, что любовь в браке возникать вообще не должна, потому что влюблённости свойственны внебрачным связям, что порицается обществом. Причём негативно воспринимался даже не сам факт существования таких связей, а возникающее при этом чувство любви, которое было бесконтрольным и толкало людей на разные необдуманные поступки и даже преступления. Впрочем, мужчины в Японии имели возможность забыть обо всех приличествующих их положению условностях в… квартале Ёсивара!

Самурай, сакэ и женщины – вот так это представлял себе художник Китагава Утамаро (1753 – 1806).

Ёсивара – один из известнейших «веселых кварталов» средневекового Эдо, хотя понятно, что подобные «ёсивары» имелись в Японии повсеместно. Пожары не раз уничтожали его дотла, тем более, что деревянные японские дома горели очень хорошо, но всякий раз Ёсивара бывал восстановлен. Самым страшным был пожар 2 марта 1657 года, который оставил без крова пятую часть жителей столицы. Квартал Ёсивара также исчез в огне, но уже в сентябре был отстроен заново и получил название Нового Ёсивара. Именно там побывали чуть ли не все самые прославленные художники – мастера японской ксилографии и… отобразили в своих работах жанра укиё-э.

Территория «веселого квартала» размером в 1577 гектаров, была в полтора раза больше прежней и состояла из пяти улиц, вдоль которых выстроились дома свиданий, чайные домики, рестораны, а также жилые дома для разного рода «обслуживающего персонала». Интересно, но большую часть времени в Ёсивара мужчины проводили отнюдь не за занятиями сексом (вот даже как!), а за чашками сакэ, танцами, песнями и весельем. Это были и самураи, и торговцы, и купцы – кто ты, значения не имело, главное – имел ли ты деньги, чтобы заплатить! Ну, а приходили они сюда, чтобы провести время в веселой компании, вне рамок и условностей, какие были у них дома, где отношения между супругами были строго регламентированы, а излишняя веселость могла привлечь внимание соседей и неблагоприятно повлиять на воспитание детей. Поэтому, кроме, собственно, проституток, с самого появления квартала Ёсивара, в нем работали и мужчины, совмещавшие функции массовиков-затейников и музыкантов, аккомпанировавшим пьяным песням клиентов. Этих мужчин называли гэйся («искусники»), а также хокэн («шуты»). Однако в 1751 году в киотском квартале Симабара появилась первая женщина-заводила. А затем в 1761 году уже в Ёсивара появилась вторая такая женщина-гэйся. Известно, что её звали Касэн из дома Огия, причем сначала она работала в качестве юдзё, но сумела выплатить все долги и начала вести собственное дело.

Вскоре женщины-гэйся сделались настолько популярны, что мужчинам места просто не осталось - они не выдержали конкуренции. Уже к началу XIX века термином «гэйся» (или гейша, как писали в России) стали обозначать исключительно женскую профессию. В отличие от куртизанок – юдзё, гейши трудились не столько в «веселых кварталах», сколько приходили по вызову туда, где мужчины устраивали дружеские вечеринки (гейши называли их дзасики – что буквально переводится как «комната», а их клиенты – энкай, «банкет»). Главным умением гейш было весело и остроумно поддерживать беседу и развлекать собравшихся пока они пьют. При этом они читали стихи, шутили, пели песни, танцевали, и аккомпанировали пению мужчин, а также заводили немудреные, но забавные и веселые групповые игры. При этом они играли на разных музыкальных инструментах, но главным для гейши был трехструнный сямисэн, немного похожий на увеличенных размеров мандолину. И хотя услуги гейши стоили недешево, по общему мнению, они того стоили!

И все-таки положение женщин в Японии эпохи самураев в определенной степени было лучше, чем у женщин в Европе эпохи рыцарей! В период Хэйан, например, женщины играли очень важную роль во взаимоотношениях между аристократическими кланами, выступая в качестве посредников между ними. Дочь безоговорочно подчинялась родителям даже после замужества, поэтому через замужнюю дочь ее семья оказывала влияние на семью зятя. Например, она гостила у своих родителей, и… получала от них инструкции относительно того, что именно сказать своему мужу и, соответственно, тот через неё же и таким же образом передавал ответ. Уже в то время в японском обществе вдова могла унаследовать поместье и состояние мужа. В период Камакура (XII – XIV вв.) женщина, принадлежавшая к сословию самураев, имела право явиться ко двору и потребовать защиты ее прав на наследство. При камакурском бакуфу существовал особый чиновник, разрешающий споры из-за наследства. Правда, потом за соблюдением прав женщин следить перестали. Несмотря на это, женщины спешили в Камакура через всю страну, чтобы добиться справедливости; в этом опасном путешествии их сопровождали приближенные и слуги, и вот тогда-то они так же, как и самураи, могли носить меч. Некоторые вдовы самураев яростно защищали от посягательств унаследованные поместья и командовали отрядами своих вооруженных слуг.

На севере Кюсю, кстати, как и в средневековой Европе, существовало немало женских монастырей и святилищ. В древние времена суеверные японцы поклонялись целому пантеону богинь, подобному греческому; а религиозными обрядами руководили верховные жрицы. Упоминания о жрицах можно найти и в источниках, относящихся к концу периода Муромати (XIV – XVI вв.). Это обстоятельство делает возможным предположение, что на протяжении всей истории страны общество на севере Японии было более патриархальным, в то время, как на юге преобладал матриархат. Интересно отметить, что на юге Японии развивалось в первую очередь земледелие и выращивание риса, требовавшее «женской руки», в то время как жители севера занимались в основном охотой, хотя со временем эти различия, вызванные естественно-географической средой, выровнялись под воздействием социальных обстоятельств.

Нужно отметить, что в любом иерархическом обществе всегда находились сильные духом и решительные женщины, стремившиеся к власти и добивавшиеся ее любыми путями. После смерти Минамото Ёри-томо его вдова Масако сумела войти в бакуфу с помощью своего отца Ходзё Токимаса. В сущности, Масако пользовалась большей властью, чем даже её отец, так как занимала очень почетное положению вдовы сёгуна и матери его сына. В период Муромати жена сёгуна Асикага Ёсимаса по имени Хино Томико стала самой богатой и влиятельной женщиной Японии. Правда, в период Сэнгоку, с конца XV и до середины XVI в., когда судьбу провинций решала только лишь военная сила и экономическая мощь, женщины постепенно утратили власть. Последней из плеяды влиятельных женщин-правительниц Японии была Ёдогими, мать Тоётоми Хидэёри, которая покончила с собой в 1615 году вместе со своим сыном, когда замок Осака сдался Токугава Иэясу.

Ксилография Цукиока Ёситоси (1839 – 1892). Проститутка и клиент с косой. Музей Уолтерса. Балтимор, Мериленд, США.

Да, женщины в Японии были полностью подчинены мужчинам, подчинены настолько, что… сами выбирали своим мужьям наложниц и вели переговоры с хозяйками «веселых домов» о стоимости оказанных им услуг. Однако, где, в какой стране мира их положение от этого отличалось? Пышными были свадьбы и европейских феодалов, и русских бояр, ну а владыки-многоженцы были известны как на Западе, так и в допетровской Московии. Но там это носило характер исключительности, тогда как в Японии и разводы (почти немыслимые в христианской Европе, где правом на расторжение брака папой пользовались разве что исключительно короли!), и наложницы, не говоря уже о гомосексуальных отношениях, никого не удивляли и считались абсолютно естественным делом! Причем, последние практиковали даже не столько сами самураи, сколько… буддийские монахи в монастырях, о чем отец Франциско Ксавье в своем письме в штаб-квартиру ордена иезуитов сообщал еще 5 ноября 1549 года: «Похоже, что миряне здесь совершают гораздо меньше грехов и больше слушают голос разума, чем те, кого они почитают за священников, которых они называют бонзами. Эти [бонзы] склонны к грехам, противным природе, и сами признают это. И совершаются они [эти грехи] публично и известны всем, мужчинам и женщинам, детям и взрослым, и, поскольку они очень распространены, здесь им не удивляются и [за них] не ненавидят. Те, кто не являются бонзами, счастливы узнать от нас, что это есть мерзкий грех, и им кажется, что мы весьма правы, утверждая, что они [бонзы] порочны, и как оскорбительно для Бога совершение этого греха. Мы часто говорили бонзам, чтобы не совершали они этих ужасных грехов, но все, что мы им говорили, они принимали за шутку, и смеялись, и нисколько не стыдились, услышав о том, каким ужасным является этот грех. В монастырях у бонз живет много детей знатных вельмож, которых они учат читать и писать, и с ними же они совершают свои злодеяния. Среди них есть такие, которые ведут себя как монахи, одеваются в темные одежды и ходят с бритыми головами, похоже, что каждые три-четыре дня они бреют всю голову, как бороду» (Александр Куланов, Нацуко Окино. Обнаженная Япония: Эротические традиции Страны солнечного корня. М.: АСТ: Астрель, 2008. С.137.

(Продолжение следует)

topwar.ru