Альтернатива полуавтомату. Самозарядное нарезное оружие


битва идеологий / Блог им. Sv0p / magSpace.ru

Статья будет интересна в первую очередь охотникам и любителям оружия, но и остальным будет интересно узнать про различия между отечественным и зарубежным охотничьем оружием. Букав много, предупреждаю. =)

 

Самозарядное нарезное оружие: битва идеологий.

Середина декабря на юге Магаданской области – сезон охоты на оленей. Не знаю, какой уж обалдуй определил именно это, самое холодное время в году для их добычи, но факт остаётся фактом. Именно в декабре охотник на таёжного дикого северного оленя (именуемого в просторечии сокджой) должен закрыть свою лицензию.  

Стояла оттепель. Вернее, тот мороз, который наступил после сорокатрёхградусного дубака можно было назвать оттепелью весьма и весьма условно – градусов двадцать ниже нуля-то в нём было, но… Всё в мире относительно, в конце концов.  

В белом маскхалате я потихоньку двигаюсь вдоль заросшего чёрной лиственничной щетиной русла ручья. Стадо сокджоев пасётся на приступке террасы, где-то в километре. Но дикий северный олень зимой принципиально отличается от себя самого летом. Это – чуткий, собранный и предельно осторожный зверь, полностью полагающийся на свои уши, глаза, и обоняние. Стрелять мне придётся (я уже с прискорбием замечаю) не менее, чем с трёхсот метров. А подходить надо начинать уже сейчас. И первое, что надо для этого сделать – это пересечь заросшее лесом русло ручья…  

И вот тут-то я совершаю ошибку.  

Я сдёргиваю предохранительный колпачок с кончика ствола моего «Вепря-супер». Дало в том, что пока я спускаюсь в ручей, а потом выхожу из него, олени могут довольно сильно придвинуться ко мне. По крайней мере, в их перемещении в пространстве проглядывается именно такая тенденция.  

Осторожно, «лесенкой», я спускаюсь в русло, и тут… задеваю концом ствола белую шапку снега, повисшего на ветвях.  

Со сдержанным проклятием, я опускаюсь на колени. Последний раз бросаю взгляд на оленье стадо. Да, пока оно на месте, и в восьмистах метрах.  

Теперь мне надо прочистить ствол.  

Я снимаю с плеч мягкий брезентовый рюкзак, беру в руки карабин, разряжаю его. Затем медленно и осторожно, чтобы не дай Бог, не брякнуть, выжимаю стопор возвратной пружины, затем снимаю крышку коробки, затворную раму с затвором, и укладываю это всё на ткань. Затем собираю руки в трубу и сильно, но тихо дую в ствол. Так же, быстро, но осторожно и без спешки, я собираю карабин вновь и выглядываю из-за снежного бруствера сугроба.  

Вот они, олени, родимые, даже и не услышали ничего…  

На всё мероприятие по разборке и сборке карабина у меня ушло не больше минуты.  

Сегодня постепенно начинают появляться новые и новые модели зарубежного самозарядного охотничьего оружия. Это не удивительно – рынок переполнен, оружейные фабриканты выдумывают новые и новые маркетинговые ходы (которые иногда приводят к хорошим результатам – взять хотя бы внедрение гайд-ганов). Но возможность сделать с одного приклада более двух выстрелов без перезарядки всё-таки остаётся очень заманчивой для большого количества нашей охотничьей братии.  

Каждые полгода на рынок выходит новая модель самозарядного охотничьего оружия. Начиная с появления Heckler&Koch SLB 2000, который продемонстрировал, что мы имеем дело с нарождающейся тенденцией, этот процесс уже необратим. Появились самозарядные карабины таких вполне консервативных производителей, как Verney-Carron, Winchester и даже Sauer… Все мы стали свидетелями триумфального прихода на российский рынок Benelli Argo, но как и прежде, лидирующие позиции удерживает Browning BAR, сразу в нескольких инкарнациях. То здесь, то там на витринах магазинов появляется ветеран охотничьего самозарядного нарезного оружия Remington 7400, и среди моих знакомых уже появились его владельцы.  

- Нам-то до этого что – скажет рядовой охотник из города Сары-Хантыйска. – Ружья все эти неподъёмны по цене, и даже если подъёмны, то всё равно хуже «Тигра» или «Вепря».  

В самом деле – экспорт самозарядного оружия в страну, где никакого другого нарезного оружия, кроме самозарядного, практически не выпускается, выглядит нонсенсом. И тем не менее, большое количество моих знакомых приобретают «браунинги» и «арго». С другой стороны, они сами практически не отрицают, что приобретя Browning BAR вместо привычного «Тигра» они сделали прежде всего имиджевый шаг. И только на втором месте оказываются по-настоящему серьёзные соображения, связанные с весом, балансом и точностью.  

Вопрос в том, насколько они серьёзны…  

Что любопытно – охотники-спортсмены делают абсолютно всё, чтобы не стрелять из самозарядного оружия. Причины этой стойкости мне лично непонятны по сию пору. Но оружейные компании, разрабатывающие и производящие охотничье оружие постоянно идут на поводу у этой фобии. Для того, чтобы не стрелять из самозарядки, были разработаны перезаряжающиеся в два движения модели Blaser и Heym (конструктивно довольно сложные и непростые в управлении), возможно, что-то ещё, о чём я не знаю по причине недостаточной эрудиции. В качестве основного аргумента против самозарядного оружия, зарубежные спортсмены высказывают две претензии: невысокая точность и ненадёжность. Первое соображение я вообще воспринимаю с большим скепсисом – подавляющее большинство охотников, и я в том числе, стреляют хуже своих винтовок. А слышать о ненадёжности самозарядок мне, человеку, в буквальном смысле слова, «воспитанном» АКМоидами, вообще было в диковинку. Однако… но об этом ниже.  

И тем не менее, самозарядное оружие всё больше и больше входит в быт охотников-спортсменов.  

Итак, попробуем поговорить о главных спорных элементах, вокруг которых крутится дискуссия об импортных и отечественных нарезных самозарядках и самозарядках вообще.  

  Точность.  

Точность самозарядных винтовок во всём мире – вопрос дискуссионный. Но большинство источников сходятся в одном – как бы то ни было, разброс попаданий самозарядной винтовки в среднем превышает этот показатель у винтовок с продольно скользящим затвором с поворотом. Чемпионом по точности из охотничьих моделей считается всё тот же Browning BAR с насадкой BOSS. Кроме того, специально отобранные из больших серий винтовки M-14, использовавшиеся как оружие корректировщика снайперских пар во время войны во Вьетнаме, также обладали весьма неплохими показателями кучности, по мнению некоторых снайперов, не всегда уступавшими знаменитому Remington 700.  

Знаменитое российское нарезное оружие по точности на дистанции 100 метров, уверенно держится в пределах 2,5 – 3,5 MOA. Причём, что весьма любопытно, совершенно вне зависимости от модели и способа изготовления этого оружия. Примерно одинаковыми показателями кучности обладает и конвертированный из пулемёта «Вепрь-Супер Спорт», и классика из классики - СКС (я имею в виду оружие без технологических огрехов в изготовлении), и СВД в гражданском исполнении «Тигра», которая изготавливается с тщательностью «Роллс-Ройса».  

Невозможность добиться из «Тигра» точности хотя бы в 1 MOA зимой 2005/2006 года послужила основанием для нескольких известных стрелков России учредить призовой фонд для человека, который из такой винтовки добьется указанного результата. Насколько я знаю, фонд это поныне остаётся невостребованным.  

Недостаточную точность российского самозарядного оружия некоторые специалисты объясняют наличием тяжёлых движущихся частей в механизме, которые приходят в движение ещё до того, как пуля покидает канал ствола.  

При этом, отечественное нарезное оружие достаточно нестабильно по бою (я имею в виду нестабильность от единицы к единице), но это, видимо, объясняется только низкой культурой производства.  

Тут, я, правда, вспоминаю очень модную Benelli Argo, где от единицы к единице разброс колебался от 2 MOA до листа формата А4. то есть, практически не уступает в этом нашему «Тигру», который также является одной из наиболее нестабильных по бою моделей.  

Но! В случае с «Тигром» лично я склонен списывать большую часть его огрехов на не вполне удачный патрон 7,62х54 R. А в случае с Argo – на отсутствие традиций производства нарезного оружия у этой компании. Как ни странно, она допускала в своих изделиях не только отдельные огрехи, но даже откровенный брак. Мне известен карабин, у которого патрубок газоотводной трубки был вдвинут внутрь канала ствола буквально на миллиметр – и срезал кусок пули при прохождении её по стволу.  

 

Масса.  

По этому показателю импортные модели однозначно выигрывают у отечественных. Причём, если лидер продаж Browning BAR продолжает держаться в районе 3,3 – 3,4 кг, то Benelli Argo и даже H&K SLB2000 весят от 3 до 3,3 кг. Как ни странно, французский полуавтомат Verney-Carron не производит впечатления совсем уж лёгкого ружья – и это в то время, как французы традиционно славились лёгким изящным оружием. По общему дизайну Verney-Carron в большей степени тяготеет к Browning, нежели к Benelli Argo с его футуристическими, летящими формами.  

Масса всех без исключения российских самозарядных ружей остаётся без комментариев. Естественно, рекордсменом среди них выглядит «Вепрь-308» стандартной конфигурации (не-«Супер»!), но неоправданно тяжёлыми остаются и «Тигры», и «Сайги» любых вариантов, и даже СКС. Причём, должен заметить, в документах отечественный производитель явно скромничает. Я имею привычку проверять массу попадающего мне в руки оружия с помощью безмена, и хочу сказать, что паспортные данные в большинстве случаев занижаются на 100 – 200 г. Единственное ружьё, в котором нам удалось опуститься ниже отметки в 3,5 кг, был карабин «Медведь» самой первой модификации. И причина этому, безусловно, кроется в чисто «армейском» происхождении всех нарезных отечественных полуавтоматов.  

 

Надёжность и конструктивные особенности.  

Рассмотрев те параметры, в которых импортное самозарядное нарезное оружие безусловно, выигрывает у российского, мы подходим к обсуждению непосредственно конструктивных особенностей, влияющих на безотказность и живучесть ружья. И здесь уже ситуация совершенно не однозначна.  

Во-первых, практически всё отечественное охотничье оружие имеет хромированные стволы.  

В зарубежном нарезном самозарядном оружии хромированные стволы практически не встречаются. И это не очень хорошо, ибо при эксплуатации в жёстких российских условиях, когда оружие имеет шанс не быть почищенным в течение недели, скажем (пеший переход в условиях автономной экспедиции), хромированный ствол значительно добавляет ружью жизни.  

Но это – не единственное преимущество отечественного самозарядного оружия перед зарубежным.  

Есть и ещё одно – настолько значительное, что я его называю преимуществом даже не конструктивным, а идеологическим.  

Помните, я отпустил в начале статьи реплику про ненадёжность?  

Пришло время поговорить о ней.  

Сегодня лично я не слышал НИ ПРО ОДНУ модель зарубежного самозарядного оружия, которой бы не случалось давать задержки во время охоты. Мне известны задержки и у Browning BAR, и у Benelli Argo, и у Heckler&Koch SLB 2000. Причём, количество этого оружия на руках у охотников очень невелико, и опыт его эксплуатации, наверное, в тысячи раз меньше, чем АКМоидов м СВДоидов. Так что не совсем уж так были неправы американские охотники спортсмены, говорившие «не вполне надёжно» даже о лучшей (наверное), на тот момент самозарядке Browning BAR.  

Что-то здесь не так на совершенно принципиальном уровне…  

Стало быть, теперь пришло время поговорить о главном – об идеологии конструирования нарезного охотничьего оружия в России и во всём остальном мире.  

В одной из предыдущих статей я уже упоминал известную мне легенду о производстве в Финляндии штурмовой винтовки Valmet, копировавшей АК. Возможно, это одна из многочисленных околооружейных легенд, но она при этом – предельно поучительна, потому что отражает главную мысль, которую я пытаюсь провести через эту статью.  

 

Когда финны решили делать свой автомат на базе АК, то они со скандинавской дотошностью сделали его исключительно тщательно – с прецизионной подгонкой деталей. Автомат работал с большим количеством задержек и зарекомендовал себя как очень ненадёжное оружие. В следующей модификации его изготовили, как и положено «Калашникову» - с предельно большими допусками в деталях. Всё пошло как по маслу.  

Так вот – зарубежные фирмы стремятся к прецизионной точности при подгонке деталей своих нарезных самозарядных карабинов. В то время как наши конструкторы придерживаются прямо противоположной точки зрения, считая, что в самозарядном оружии точность подгонки механизмов не только полезна, а прямо наоборот. Механизм перезарядки и запирания самозарядной винтовки должен быть изготовлен с максимально возможными допусками – только тогда оружие будет действительно безотказным. В то время, как бельгийским, американским и французским конструкторам такая ересь даже присниться не может.  

Свободная ствольная коробка с легкосъёмной крышкой, поворотное запирание, осуществляющееся совместно с затворной рамой (у СВДоидов и АКМоидов), при котором даже случайно попавшие в механизм частицы грязи и несгоревшего пороха выбрасываются, будучи даже не замеченными при работе механизмом – вещь, по своей надёжности, превосходящая все изыски зарубежных конструкторов в этой области. Ю.Стоунеру пришлось убедить наладить выпуск патронов с особым качеством пороха для безотказной работы своей M16, что повлекло за собой перестройку не какого-нибудь, а патронного! производства. И это – при создании второй (после АК) самой массовой штурмовой винтовке мира! Потому что пресловутая M16 сконструирована в соответствии с западными стандартами точной подгонки деталей. Попробуйте же получить доступ к узлу запирания Browning BAR с его семью боевыми выступами. И уж не дай Бог где-нибудь в верховьях реки Бикин оказаться перед необходимостью его разборки, как это произошло с моим приятелем, известным зверобоем Павлом Фоменко.  

Более того, идеология максимальной свободы допусков позволяет быструю разборку и сборку механизма оружия прямо в «полевых» условиях. В то время, как Browning BAR или Benelli Argo являются «вещью в себе» и эпизод, подобный тому, с описания которого я начал свою статью, для них просто невозможен.  

Замечу я и ещё одно – ни для одной импортной самозарядной винтовки, продающейся сегодня в России, невозможен простой доступ к казённой части ствола. что тоже сильно снижает их привлекательность для людей, охотящихся значительное время вдалеке от мастерских.  

В свете идеологии и конструктивно отличных решений мне бы хотелось особняком сказать несколько слов о карабинах серии «Беркут». Эти винтовки известны многим стрелкам и охотникам, как точное, но не вполне доведённое оружие. Будучи знаком с семью владельцами «Беркутов», я всего один раз услышал об экземпляре с плохой кучностью боя (хотя 1/7 – это 14 процентов от выборки, тоже не очень хорошо). Но при этом «Беркуты» всего модельного ряда отличали многочисленные технические недостатки (от закусывания затвора в заднем положении при перезарядке до трещины в ствольной коробке, судя по всему, появившейся в процессе изготовления оружия).  

Естественно, все эти вещи вызывали (да и продолжают вызывать) у владельцев и не-владельцев этих моделей оружия значительные нарекания.  

И за этими нареканиями большая часть людей не замечает очень важной особенности «Беркута». Это – единственная известная мне за последние двадцать лет попытка создать нетрадиционный для нашей военной машины карабин, принципиально отличающийся от СВД-шно/АКМоидных систем.  

В нём учтены очень многие детали, влияющие на кучность стрельбы в вышеупомянутых схемах. Механизм перезарядки имеет малую массу. Кроме того, винтовка имеет ударниковый механизм срабатывания бойка, что, по мнению многих экспертов, должно благоприятно сказываться на положении оружия в момент выстрела (меньше вздрагивает). При этом, в карабине предусмотрено использование магазинов от СВД – «Тигра».  

Я не буду здесь останавливаться на различных конструктивных недоработках и попросту недоделках, но своё мнение выскажу – сегодня «Беркут», наверное, самая перспективная модель охотничьего нарезного самозарядного оружия в России.  

Всего-то осталось – довести конструкцию до ума и поручить изготовление корейцам…  

Без сомнений, основной модельный ряд зарубежного самозарядного нарезного оружия ждёт нас впереди. Но, похоже, что россияне сегодня выиграли у него самую главную битву в любой войне: битву идеологий.  

Удивляет другое. Имея такую очень серьёзную фору, наши производители предпочитают почивать на лаврах, совершенно не беспокоясь о совершенствовании существующей линейки, и не разрабатывая более точные и более лёгкие модели, которые можно было бы противопоставить Browning BAR и Benelli Argo.  

А ведь мы не одиноки в этом мире! И есть уже зарубежные компании, которые потихоньку вступают на описанную мной дорожку. Прежде всего это Ruger со своей безотказной и надёжнейшей системой Ruger K Mini 14. Конечно, основной вид этого лёгкого, точного и прикладистого ружьеца выпускается под патрон 223 Rem., но в природе существует также модель под патрон 7,62х39. Правда, американцы довольно сдержанно отзываются об их точности, но шаг в нужном направлении сделан! И именно от американцев, кстати, довольно схожих с нами по ментальности, стоит ждать конвергентных моделей самозарядного нарезного охотничьего оружия.  

Учитывая традиционно низкую стоимость оружия в США (не секрет, что мы защищаемся от него только благодаря охранительной системе таможенных тарифов), эти ружья могут очень сильно потеснить нашу продукцию на околосоветском пространстве. И не будет ничего странного в том, если они в не столь отдалённом будущем составят конкуренцию не только «Тиграм», но и СКСам.  

http://bratkoff-errero.com

  

 

 

magspace.ru

Альтернатива полуавтомату - Оружие - Охотники.ру

Целый ряд статей Владимира Синцова о карабинах для загонных охот можно обобщить, дав название «Гимн полуавтоматическому оружию».

Фото Антона Журавкова

Не ставя задачей соглашаться или опровергать данное утверждение, замечу, что вызывает некоторое сомнение, если первый выстрел был как промах, то последующая стрельба, когда зверь пойдет на махах, окажется более точной.

С другой стороны, в ряде не только загонных охот, особенно когда количество трофеев не оговорено, карабин, позволяющий быстро отправить несколько пуль по разным целям, очень даже окажется к месту.

Как определенный плюс самозарядного карабина нет необходимости выработки двигательного навыка работы с продольноскользящим поворотным затвором. Что в определенных ситуациях, особенно при охоте на серьезного зверя, может спасти охотника от травмы или потери ценного трофея, когда в стрессовом состоянии быстро передернуть затвор и повторно точно выстрелить удастся не всегда.

По поводу необходимости наработки автоматизма в обращении с охотничьем оружием многие заметят, что здесь присутствует некоторое преувеличение. Конечно, статистическими данными я не обладаю, но два характерных примера, произошедших на моих глазах, приведу.

Засидка на медведя на овсах. Охотовед напутствовал охотника: «Независимо от результата первого выстрела, стреляй в медведя столько, сколько раз успеешь». Карабин «Лось-7,62х51», первый выстрел был достаточно точен, зверь упал, но с перезарядкой «не заладилось» (забыл затвор передернуть), и, когда потребовалось добавить, патрона в стволе не оказалось, медведь ушел и добран не был.

Другой случай закончился более удачно, когда стрелок стал после первого выстрела из СКСа по лосю пытаться передернуть затвор, в волнении забыв, что в руках самозарядный карабин.

Сохатый подранком ушел недалеко и был благополучно добыт. Для знатоков правил добывания, СКС использовался до запрета патрона 7,62х39.

Конечно, с полуавтоматическим карабином такое не произойдет, это как машина с автоматической коробкой переключения передач — авто для «чайников», автомобиль не заглохнет от неумения правильно нажимать на педали сцепление и газа. Но как АКПП, вещь относительно капризная, так и самозарядка часто превращается в простую однозарядную одностволку, да и патрон порой не каждый подойдет, и «закапризничать» газоотводный узел может неожиданно.

Не буду ни на чем настаивать, тем более что из самозарядного импорта охотиться не пришлось, но, судя по всему, полуавтоматическому нарезному оружию присущ общий «недостаток», несколько тугой спуск. Что, возможно, не так страшно, как некоторая растерянность, которая может посетить стрелка после осечки. Тем более что вряд ли кто будет отрабатывать такую ситуацию в ходе домашних занятий с ружьем, многократно передергивая затвор.

Определенный «компромисс» между «медленным» перезаряжанием традиционно надежного продольноповоротного затвора и полуавтомата — карабин с затворами прямого действия. Преимущества оружия с этими типами затворов очевидны. Это в первую очередь значительное убыстрение перезаряжания с возможностью производства второго и последующего выстрелов без отрыва или почти без отрыва глаза от линии прицеливания.

При всем при этом «революционное» по своей сути оружие сохраняет в основном классический силуэт, присущий винтовкам, имеющим болтовые затворы. Однако не следует думать, что затворы прямого действия под бездымный порох появились в 90-е годы ХХ века, первыми были модели Lee и Mannlicher 1895 года, под черный порох и того ранее Mannlicher в 1885-м, однако надежности удалось добиться почти через сто лет.

Не следует считать, что оружие с затвором прямого действия может по показателю скорострельности полностью заменить полуавтомат, однако появившаяся возможность ускорить перезарядку не может не радовать любителей загонных охот.

Среди сегодняшних «бестселлеров» ружейного рынка нарезного оружия с продольноскользящим без поворота затвором карабины известных производителей.

Отдельно стоит в этой «компании» относительная новинка, карабин, конструкцию которого отличает высокая скорость перезарядки и эргономичность. Линейное движение рукоятки затвора передается на роторную боевую личинку, благодаря чему путь затвора значительно сокращается и ускоряется перезарядка, хотя при определенном увеличения прилагаемого усилия.

Как недостаток всех перечисленных карабинов — различная величина усилия, при поступательном движении открывания и закрывания затвора, а также возможность не довести затвор до конечной позиции, что не даст произвести повторный выстрел. Конечно, это скорее теория, но в сильный мороз, с окоченевшими руками, такой вариант развития предположить можно. Кроме того, участие руки необходимо в процессе всего времени перезаряжания.

Избежать ряда перечисленных сложностей, при этом ускорив скорость перезаряжания и упростив действия стрелка, удалось в новой модели для отечественного оружейного рынка карабина.

«Изюминка» нового карабина: QUICK RELOADING SYSTEM (Эксклюзивная автоматически регулируемая система возврата затвора — система быстрой перезарядки). Автоматически регулируемая система возврата затвора, совмещающая в себе максимальную безопасность, быстроту и эффективность.

Благодаря короткому времени перезарядки стрелок может сосредоточивать внимание только на стрельбе. Перезарядка винтовки происходит практически молниеносно благодаря системе быстрой перезарядки. Требуется лишь потянуть рычаг взвода прямо на себя, а автоматизированная система возврата сама вернет затвор на место.

Стрелку при перезарядке не нужно подавать затвор вперед вручную, что экономит время и позволяет сконцентрироваться на прицеливании, а не на перезарядке.

И наконец, по всей длине перемещения к рычагу перезарядки необходимо прилагать постоянное усилие, что значительно повышает удобство использования механизма, затвора прямого хода.

Насколько карабин данной системы может конкурировать по сумме двух параметров — скорострельности и надежности, с полуавтоматическими карабинами, можно будет судить лишь по отзывам охотников с загонных охот. Пока в этой новинке, на мой взгляд, один «недостаток», несколько «несуразная» по внешнему виду «ручка» затвора, но при этом весьма практичная.

Юрий Константинов 4 октября 2014 в 10:00

www.ohotniki.ru

Самозарядное нарезное оружие - борьба идеологий. (про охотничье). Буков много, предупреждаю..

Середина декабря на юге Магаданской области – сезон охоты на оленей. Не знаю, какой уж обалдуй определил именно это, самое холодное время в году для их добычи, но факт остаётся фактом. Именно в декабре охотник на таёжного дикого северного оленя (именуемого в просторечии сокджой)  должен закрыть свою лицензию.

Стояла оттепель. Вернее, тот мороз, который наступил после сорокатрёхградусного дубака можно было назвать оттепелью весьма и весьма условно – градусов двадцать ниже нуля-то в нём было, но… Всё в мире относительно, в конце концов.

В белом маскхалате я потихоньку двигаюсь вдоль заросшего чёрной лиственничной щетиной русла ручья. Стадо сокджоев пасётся на приступке террасы, где-то в километре. Но дикий северный олень зимой принципиально отличается от себя самого летом. Это – чуткий, собранный и предельно осторожный зверь, полностью полагающийся на свои уши, глаза, и обоняние. Стрелять мне придётся (я уже с прискорбием замечаю) не менее, чем с трёхсот метров. А подходить надо начинать уже сейчас. И первое, что надо для этого сделать – это пересечь заросшее лесом русло ручья…

И вот тут-то я  совершаю ошибку.

Я сдёргиваю предохранительный колпачок с кончика ствола моего «Вепря-супер». Дало в том, что пока я спускаюсь в ручей, а потом выхожу из него, олени могут довольно сильно придвинуться ко мне. По крайней мере, в их перемещении в пространстве проглядывается именно такая тенденция.

Осторожно, «лесенкой», я спускаюсь в русло, и тут… задеваю концом ствола белую шапку снега, повисшего на ветвях.

Со сдержанным проклятием, я опускаюсь на колени. Последний раз бросаю взгляд на оленье стадо. Да, пока оно на месте, и в восьмистах метрах.

Теперь мне надо прочистить ствол.

Я снимаю с плеч мягкий брезентовый рюкзак, беру в руки карабин, разряжаю его. Затем медленно и осторожно, чтобы не дай Бог, не брякнуть, выжимаю стопор возвратной пружины, затем снимаю крышку коробки, затворную раму с затвором, и укладываю это всё на ткань. Затем собираю руки в трубу и сильно, но тихо дую в ствол. Так же, быстро, но осторожно и без спешки, я собираю карабин вновь и выглядываю из-за снежного бруствера сугроба.

Вот они, олени, родимые, даже и не услышали ничего…

На всё мероприятие по разборке и сборке карабина у меня ушло не больше минуты.

 

Сегодня постепенно начинают появляться новые и новые модели зарубежного самозарядного охотничьего оружия. Это не удивительно – рынок переполнен, оружейные фабриканты выдумывают новые и новые маркетинговые ходы (которые иногда приводят к хорошим результатам – взять хотя бы внедрение гайд-ганов). Но возможность сделать с одного приклада более двух выстрелов без перезарядки всё-таки остаётся очень заманчивой для большого количества нашей охотничьей братии.

Каждые полгода на рынок выходит новая модель самозарядного охотничьего оружия. Начиная с появления Heckler&Koch SLB 2000, который продемонстрировал, что мы имеем дело с нарождающейся тенденцией, этот процесс уже необратим. Появились самозарядные карабины таких вполне консервативных производителей, как Verney-Carron, Winchester и даже Sauer… Все мы стали свидетелями триумфального прихода на российский рынок Benelli Argo, но как и прежде, лидирующие позиции удерживает Browning BAR, сразу в нескольких инкарнациях. То здесь, то там на витринах магазинов появляется ветеран охотничьего самозарядного нарезного оружия Remington 7400, и среди моих знакомых уже появились его владельцы.

-         Нам-то до этого что – скажет рядовой охотник из города Сары-Хантыйска. – Ружья все эти неподъёмны по цене, и даже если подъёмны, то всё равно хуже «Тигра» или «Вепря».

В самом деле – экспорт самозарядного оружия в страну, где никакого другого нарезного оружия, кроме самозарядного, практически не выпускается, выглядит нонсенсом. И тем не менее, большое количество моих знакомых приобретают «браунинги» и «арго». С другой стороны, они сами практически не отрицают, что приобретя Browning BAR вместо привычного «Тигра» они сделали прежде всего имиджевый шаг. И только на втором месте оказываются по-настоящему серьёзные соображения, связанные с весом, балансом и точностью.

Вопрос в том, насколько они серьёзны…

 

Что любопытно – охотники-спортсмены делают абсолютно всё, чтобы не стрелять из самозарядного оружия. Причины этой стойкости мне лично непонятны по сию пору. Но оружейные компании, разрабатывающие и производящие охотничье оружие постоянно идут на поводу у этой фобии. Для того, чтобы не стрелять из самозарядки, были разработаны перезаряжающиеся в два движения модели Blaser и Heym (конструктивно довольно сложные и непростые в управлении), возможно, что-то ещё, о чём я не знаю по причине недостаточной эрудиции. В качестве основного аргумента против самозарядного оружия, зарубежные спортсмены высказывают две претензии: невысокая точность и ненадёжность. Первое соображение я вообще воспринимаю с большим скепсисом – подавляющее большинство охотников, и я в том числе, стреляют хуже своих винтовок. А слышать о ненадёжности самозарядок мне, человеку, в буквальном смысле слова, «воспитанном» АКМоидами, вообще было в диковинку. Однако… но об этом ниже.

И тем не менее, самозарядное оружие всё больше и больше входит в быт охотников-спортсменов.

Итак, попробуем поговорить о главных спорных элементах, вокруг которых крутится дискуссия об импортных и отечественных нарезных самозарядках и самозарядках вообще.

 

Точность.

Точность самозарядных винтовок во всём мире – вопрос дискуссионный. Но большинство источников сходятся в одном – как бы то ни было, разброс попаданий самозарядной винтовки в среднем превышает этот показатель у винтовок с продольно скользящим затвором с поворотом. Чемпионом по точности из охотничьих моделей считается всё тот же Browning BAR с насадкой BOSS. Кроме того, специально отобранные из больших серий винтовки M-14, использовавшиеся как оружие корректировщика снайперских пар во время войны во Вьетнаме, также обладали весьма неплохими показателями кучности, по мнению некоторых снайперов, не всегда уступавшими знаменитому Remington 700. 

Знаменитое российское нарезное оружие по точности на дистанции 100 метров, уверенно держится в пределах 2,5 – 3,5 MOA. Причём, что весьма любопытно, совершенно вне зависимости от модели и способа изготовления этого оружия. Примерно одинаковыми показателями кучности обладает и конвертированный из пулемёта «Вепрь-Супер Спорт», и классика из классики  - СКС (я имею в виду оружие без технологических огрехов в изготовлении), и СВД в гражданском исполнении «Тигра», которая изготавливается с тщательностью «Роллс-Ройса».

Невозможность добиться из «Тигра» точности хотя бы в 1 MOA зимой 2005/2006 года послужила основанием для нескольких известных стрелков России учредить призовой фонд для человека, который из такой винтовки добьется указанного результата. Насколько я знаю, фонд это поныне остаётся невостребованным.

Недостаточную точность российского самозарядного оружия некоторые специалисты объясняют наличием тяжёлых движущихся частей в механизме, которые приходят в движение ещё до того, как пуля покидает канал ствола.

При этом, отечественное нарезное оружие достаточно нестабильно по бою (я имею в виду нестабильность от единицы к единице), но это, видимо, объясняется только низкой культурой производства.

Тут, я, правда, вспоминаю очень модную Benelli Argo, где от единицы к единице разброс колебался от 2 MOA до листа формата А4. то есть, практически не уступает в этом нашему «Тигру», который также является одной из наиболее нестабильных по бою моделей.

Но! В случае с «Тигром» лично я склонен списывать большую часть его огрехов на не вполне удачный патрон 7,62х54 R. А в случае с Argo – на отсутствие традиций производства нарезного оружия у этой компании. Как ни странно, она допускала в своих изделиях не только отдельные огрехи, но даже откровенный брак. Мне известен карабин, у которого патрубок газоотводной трубки был вдвинут внутрь канала ствола буквально на миллиметр – и срезал кусок пули при прохождении её по стволу.

 

Масса.

По этому показателю импортные модели однозначно выигрывают у отечественных. Причём, если лидер продаж Browning BAR продолжает держаться в районе 3,3 – 3,4 кг, то Benelli Argo и даже H&K SLB2000 весят от 3 до 3,3 кг. Как ни странно, французский полуавтомат Verney-Carron не производит впечатления совсем уж лёгкого ружья – и это в то время, как французы традиционно славились лёгким изящным оружием. По общему дизайну Verney-Carron в большей степени тяготеет к Browning, нежели к Benelli Argo с его футуристическими, летящими формами.

Масса всех без исключения российских самозарядных ружей остаётся без комментариев. Естественно, рекордсменом среди них выглядит «Вепрь-308» стандартной конфигурации (не-«Супер»!), но неоправданно тяжёлыми остаются и «Тигры», и «Сайги» любых вариантов, и даже СКС. Причём, должен заметить, в документах отечественный производитель явно скромничает. Я имею привычку проверять массу попадающего мне в руки оружия с помощью безмена, и хочу сказать, что паспортные данные в большинстве случаев занижаются на 100 – 200 г. Единственное ружьё, в котором нам удалось опуститься ниже отметки в 3,5 кг, был карабин «Медведь» самой первой модификации. И причина этому, безусловно, кроется в чисто «армейском» происхождении всех нарезных отечественных полуавтоматов.

 

Надёжность и конструктивные особенности.

Рассмотрев те параметры, в которых импортное самозарядное нарезное оружие безусловно, выигрывает у российского, мы подходим к обсуждению непосредственно конструктивных особенностей, влияющих на безотказность и живучесть ружья. И здесь уже ситуация совершенно не однозначна.

Во-первых, практически всё отечественное охотничье оружие имеет хромированные стволы.

В зарубежном нарезном самозарядном оружии хромированные стволы практически не встречаются. И это не очень хорошо, ибо при эксплуатации в жёстких российских условиях, когда оружие имеет шанс не быть почищенным в течение недели, скажем (пеший переход в условиях автономной экспедиции), хромированный ствол значительно добавляет ружью жизни.

Но это – не единственное преимущество отечественного самозарядного оружия перед зарубежным.

Есть и ещё одно – настолько значительное, что я его называю преимуществом даже не конструктивным, а идеологическим.

Помните, я отпустил в начале статьи реплику про ненадёжность?

Пришло время поговорить о ней.

Сегодня лично я не слышал НИ ПРО ОДНУ модель зарубежного самозарядного оружия, которой бы не случалось давать задержки во время охоты. Мне известны задержки и у Browning BAR, и у Benelli Argo, и у Heckler&Koch SLB 2000. Причём, количество этого оружия на руках у охотников очень невелико, и опыт его эксплуатации, наверное, в тысячи раз меньше, чем АКМоидов м СВДоидов. Так что не совсем уж так были неправы американские охотники спортсмены, говорившие «не вполне надёжно» даже о лучшей (наверное), на тот момент самозарядке Browning BAR.

Что-то здесь не так на совершенно принципиальном уровне…

Стало быть, теперь пришло время поговорить о главном – об идеологии конструирования нарезного охотничьего оружия в России и во всём остальном мире.

В одной из предыдущих статей я уже упоминал известную мне легенду о производстве в Финляндии штурмовой винтовки Valmet, копировавшей АК. Возможно, это одна из многочисленных околооружейных легенд, но она при этом – предельно поучительна, потому что отражает главную мысль, которую я пытаюсь провести через эту статью.

Когда финны решили делать свой автомат  на базе АК, то они со скандинавской дотошностью сделали его исключительно тщательно – с прецизионной подгонкой деталей. Автомат работал с большим количеством задержек и зарекомендовал себя как очень ненадёжное оружие. В следующей модификации его изготовили, как и положено «Калашникову» - с предельно большими допусками в деталях. Всё пошло как по маслу.

Так вот – зарубежные фирмы стремятся к прецизионной точности при подгонке деталей своих нарезных самозарядных карабинов. В то время как наши конструкторы придерживаются прямо противоположной точки зрения, считая, что в самозарядном оружии точность подгонки механизмов не только полезна, а прямо наоборот. Механизм перезарядки и запирания самозарядной винтовки должен быть изготовлен с максимально возможными допусками – только тогда оружие будет действительно безотказным. В то время, как бельгийским, американским и французским конструкторам такая ересь даже присниться не может.

Свободная ствольная коробка с легкосъёмной крышкой, поворотное запирание, осуществляющееся совместно с затворной рамой (у СВДоидов и АКМоидов), при котором даже случайно попавшие в механизм частицы грязи и несгоревшего пороха выбрасываются, будучи даже не замеченными при работе механизмом – вещь, по своей надёжности, превосходящая все изыски зарубежных конструкторов в этой области. Ю.Стоунеру пришлось убедить наладить выпуск патронов с особым качеством пороха для безотказной работы своей M16, что повлекло за собой перестройку не какого-нибудь, а патронного! производства. И это – при создании второй (после АК) самой массовой штурмовой винтовке мира! Потому что пресловутая M16 сконструирована в соответствии с западными стандартами точной подгонки деталей. Попробуйте же получить доступ к узлу запирания Browning BAR с его семью боевыми выступами. И уж не дай Бог где-нибудь в верховьях реки Бикин оказаться перед необходимостью его разборки, как это произошло с моим приятелем, известным зверобоем Павлом Фоменко.

Более того, идеология максимальной свободы допусков позволяет быструю разборку и сборку механизма оружия прямо в «полевых» условиях. В то время, как Browning BAR или Benelli Argo являются «вещью в себе» и эпизод, подобный тому, с описания которого я начал свою статью, для них просто невозможен.

Замечу я и ещё одно – ни для одной импортной самозарядной винтовки, продающейся сегодня в России, невозможен простой доступ к казённой части ствола. что тоже сильно снижает их привлекательность для людей, охотящихся значительное время вдалеке от мастерских.

 

В свете идеологии и конструктивно отличных решений мне бы хотелось особняком сказать несколько слов о карабинах серии «Беркут». Эти винтовки известны многим стрелкам и охотникам, как точное, но не вполне доведённое оружие. Будучи знаком с семью владельцами «Беркутов», я всего один раз услышал об экземпляре с плохой кучностью боя (хотя 1/7 – это 14 процентов от выборки, тоже не очень хорошо). Но при этом «Беркуты» всего модельного ряда отличали многочисленные технические недостатки (от закусывания затвора в заднем положении при перезарядке до трещины в ствольной коробке, судя по всему, появившейся в процессе изготовления оружия).

Естественно, все эти вещи вызывали (да и продолжают вызывать) у владельцев и не-владельцев этих моделей оружия значительные нарекания.

И за этими нареканиями большая часть людей не замечает очень важной особенности «Беркута». Это – единственная известная мне за последние двадцать лет попытка создать нетрадиционный для нашей военной машины карабин, принципиально отличающийся от СВД-шно/АКМоидных систем.

В нём учтены очень многие детали, влияющие на кучность стрельбы в вышеупомянутых схемах. Механизм перезарядки имеет малую массу. Кроме того, винтовка имеет ударниковый механизм срабатывания бойка, что, по мнению многих экспертов, должно благоприятно сказываться на положении оружия в момент выстрела (меньше вздрагивает). При этом, в карабине предусмотрено использование магазинов от СВД – «Тигра».

Я не буду здесь останавливаться на различных конструктивных недоработках и попросту недоделках, но своё мнение выскажу – сегодня «Беркут», наверное, самая перспективная модель охотничьего нарезного самозарядного оружия в России.

Всего-то осталось – довести конструкцию до ума и поручить изготовление корейцам…

 

Без сомнений, основной модельный ряд зарубежного самозарядного нарезного оружия ждёт нас впереди. Но, похоже, что россияне сегодня выиграли у него самую главную битву в любой войне: битву идеологий.

Удивляет другое. Имея такую очень серьёзную фору, наши производители предпочитают почивать на лаврах, совершенно не беспокоясь о совершенствовании существующей линейки, и не разрабатывая более точные и более лёгкие модели, которые можно было бы противопоставить Browning BAR и Benelli Argo.

А ведь мы не одиноки в этом мире! И есть уже зарубежные компании, которые потихоньку вступают на описанную мной дорожку. Прежде всего это Ruger со своей безотказной и надёжнейшей системой Ruger K Mini 14. Конечно, основной вид этого лёгкого, точного и прикладистого ружьеца выпускается под патрон 223 Rem., но в природе существует также модель под патрон 7,62х39. Правда, американцы довольно сдержанно отзываются об их точности, но шаг в нужном направлении сделан! И именно от американцев, кстати, довольно схожих с нами по ментальности, стоит ждать конвергентных моделей самозарядного нарезного охотничьего оружия.

Учитывая традиционно низкую стоимость оружия в США (не секрет, что мы защищаемся от него только благодаря охранительной системе таможенных тарифов), эти ружья могут очень сильно потеснить нашу продукцию на околосоветском пространстве. И не будет ничего странного в том, если они в не столь отдалённом будущем составят конкуренцию не только «Тиграм», но и СКСам.

ru-guns.livejournal.com