«Наш комплекс С-400 не мог сбить „Томагавки“, выпущенные по Сирии». С 400 в сирии


Почему российские С-400 не смогли перехватить в Сирии американские ракеты

После того как 7 апреля американские эсминцы Ross и Porter нанесли удар крылатыми ракетами Tomahawk по сирийской авиабазе Шайрат в провинции Хомс, а российские зенитно-ракетные комплексы не отразили атаку, появились сомнения относительно их эффективности – как ранее заявлялось, они наглухо закрывают небо над Сирией от постороннего вмешательства. Корреспондент «Нашей Версии» выяснял, почему Россия даже не попыталась предотвратить атаку Tomahawk.

Ещё в 2013 году в российском Мин­обороны заявляли о том, что в Сирию переброшены современные комплексы С-400 «Триумф», которые способны защитить воздушное пространство страны от любых возможных атак. Заявления подкреплялись фантастическими характеристиками этих комплексов. Как утверждалось, в радиусе 400 километров ЗРК гарантированно поражают практически все аэродинамические цели, в том числе самолёты тактической и стратегической авиации, боеголовки баллистических ракет, а также все типы крылатых ракет. Особенно подчёркивалось, что ракеты «Триумфа» способны поражать низколетящие цели – двигающиеся на высоте от 5 метров.

И вот американцы предоставили возможность проверить эффективность российских С-400 на практике. При этом задача оказалась максимально облегчена – Пентагон заранее предупредил российских военных о предполагавшихся ударах. Более того, американские эсминцы демонстративно отстрелялись сквозь четырёхсоткилометровую зону действия российских противоракетных комплексов, расположенных в Хмеймиме. Но в результате 59 американских Tomahawk невредимыми пролетели мимо развёрнутых в Тартусе и Хмеймиме российских комплексов ПВО без всякого для себя ущерба. Кроме того, по заявлениям американской стороны, ни один Tomahawk не был перехвачен.

Не захотели или не смогли?

Сейчас эксперты приводят разные доводы, почему Россия не стала сбивать Tomahawk. На первом плане стоят военно-политические аргументы – очевидно, что любая силовая реакция на американские действия вызвала бы ответ, отчего уровень конфликта мог подняться на неприемлемо высокий уровень. Если предположить, что российские ЗРК или истребители сбили бы все американские Tomahawk на подлёте, Пентагон, по военной логике, должен был ответить развёртыванием арсенала подавления этих систем ПВО, и так по нарастающей. Куда могла бы завести подобная эскалация, предсказать практически невозможно, так что молчание систем ПВО в Сирии легче всего объяснить нежеланием России довести ситуацию до ядерной войны. Альтернативную версию, что из 59 долетело лишь 23, и то ради того чтобы не унизить США, мы обсудили в прошлом номере в материале «Постановочная война...»

Однако некоторые зарубежные комментаторы полагают, что уничтожение Tomahawk вряд ли могло бы стать поводом для начала ядерной войны, называя данные объяснения всего лишь оправданиями беспомощности российских средств ПВО. В результате усиливается мнение, что мощь систем ПВО России на самом деле миф и российские ЗРК просто не в состоянии вовсе сбивать сложные цели. Все эти заявления звучат на фоне неоднократных попыток дискредитировать российские ЗРК. Достаточно вспомнить, как раздувалась случившаяся 17 марта история перехвата комплексом ПРО Arrow-2 сирийской зенитной управляемой ракеты, выпущенной по израильскому самолёту ЗРК С-200ВЭ российского производства.

В принципе у подобной версии есть основания. Согласно открытым данным, система С-400 демонстрирует около 90 процентов успешных перехватов. Правда, речь идёт об учебном перехвате, а не о боевом, то есть проводимом в стерильных условиях с заранее заданными параметрами полёта снаряда, имитирующего вражеский объект. В боевой же обстановке эти комплексы не применялись, тем более в отношении американских крылатых ракет, поэтому эффективность их стрельбы по Tomahawk невозможно предсказать. А поскольку условия в Сирии были довольно сложные, то попытка перехвата могла и не удаться на 100 %. В результате небольшой процент сбитых ракет мог бы существенно снизить спрос на российские комплексы ПВО в мире и сказался в целом на репутации российских вооружений, которые планируется поставлять, в том числе и на экспорт. Впрочем, в Пентагоне, как выясняется, отнеслись весьма серьёзно к возможностям российского ЗРК.

Косвенным подтверждением тому является факт, что одновременный пуск сразу 59 крылатых ракет стал беспрецедентным случаем. Эксперты также определили, что обнаруженные на атакованном аэродроме обломки позволяют идентифицировать ракеты как наиболее современные в арсенале флота США Tactical Tomahawk (RGM/UGM-109E Block 4), обладающие самыми большими возможности для преодоления систем ПВО. Таким образом, одно лишь присутствие комплекса С-400 в Сирии сыграло свою роль и даже американцев заставило корректировать планы.

Показательно выглядит и то, что запуски ракет производились в максимальном удалении от сирийского берега – расстояние до авиабазы Шайрат от зоны пуска ракет составляло около 1200 километров, причём почти весь полёт Tomahawk проходил над морем и только 75–80 километров – над сушей. Эксперты предполагают, что американцы не зря значительно усложнили маршрут пролёта крылатых ракет. Информацию об их траектории Пентагон официально не сообщал, но, предположительно, Tomahawk со стороны Средиземного моря сперва вошли в воздушное пространство Ливана, а затем двигались вдоль иордано-сирийской границы, где практически нет никаких радаров, способных зафиксировать пролёт ракет. Потом ракеты выполнили поворот на север и вышли на боевой курс. В этом случае российские С-300В4 и С-400 находились от Tomahawk на расстоянии 200–300 километров. Почему же не был произведён перехват?

Анатолий Цыганок, директор Центра военного прогнозирования:

– Судя по снимкам, до авиабазы Шайрат 59 ракет точно не долетели, разрушения на фото явно не соответствуют мощи удара. А вот что случилось с 36 Tomahawk, которые не долетели, предстоит ещё узнать. По некоторой информации, 5 ракет упали в окрестностях Шайрата, убив нескольких мирных жителей и ранив порядка 20 человек. Остальные Tomahawk рухнули в море, так и не долетев до берега. Неточность попадания, может, вызвана тем, что ракеты наводились с помощью спутниковых средств без доразведки целей. По другой версии, у многих американских ракет вышел срок хранения и они были неисправны. Также есть предположение, что приборы наведения большинства Tomahawk были отключены внешним воздействием и за этим могут стоять российские системы радиоэлектронной борьбы.

Нужно также заметить, что ВМС США фактически провели для российской ПВО своеобразные учения по отражению массированной атаки американских крылатых ракет российскими средствами ПВО. Причём стоимость этого обучения для ВМС США составила порядка 90 млн долларов, примерно в такую сумму американские СМИ оценивают 59 запущенных крылатых ракет. При этом Министерство обороны РФ не затратило на уникальный опыт ни копейки. Никогда ещё до этого ни на каких учениях и полигонах российские войска ПВО не имели возможности наблюдать реальную массированную атаку американских крылатых ракет Tomahawk, при этом была возможность захватывать их на сопровождение, определять параметры полёта, получать радиолокационные сигнатуры этих средств воздушного нападения. Если учитывать тот факт, что на данный момент в Сирии развёрнуты все российские компоненты системы наблюдения, не сомневаюсь, из этого ракетного удара будет извлечено максимум важнейшей информации. В частности, получен очень полезный опыт слежения за группами крылатых ракет в реальной боевой обстановке, который может оказаться бесценным при дальнейшей боевой подготовке войск, а также при модернизации средств радиолокационного обнаружения, РЭБ и зенитных управляемых ракет.

Военные ждут «Прометея»

Как объясняют эксперты, С-300В4 и С-400 прикрывают только объекты ВС РФ, а за ПВО сирийских объектов отвечают войска Башара Асада. Таким образом, находящиеся в регионе авиабазы Хмеймим ЗРК в принципе не смогли бы сдержать массированный удар, поскольку расстояние до сирийской авиабазы Шайрат составляет порядка 100 километров. Следует учесть, что хотя формально максимальная дальность поражения С-300В4 и С-400 составляет 400 километров, это правило работает только в том случае, если воздушная цель действует на средних и больших высотах, так как С-400 в первую очередь созданы для уничтожения высотных целей – самолётов и вертолётов. Другое дело – крылатые ракеты, которые летят на высотах 30−50 метров, отчего их сложно обнаружить, поскольку мешает рельеф местности. Радары ЗРК на большом расстоянии не видят ракеты, которые очень манёвренны и летят ниже зоны видимости под прикрытием так называемого радиогоризонта. Для увеличения радиовидимости используются различные меры – в частности, в системах ПВО радиолокатор поднимают на вышках. Такая вышка есть и в Хмеймиме, однако она не позволяет увеличить дальность обнаружения до необходимых значений, так что дивизионы С-300 и С-400 в Хмеймиме и Тартусе удалённую цель могли просто не заметить. Однако, подчёркивают эксперты, это совершенно не значит, что российские ЗРК не приспособ­лены для современной войны. Дело в том, что крылатая ракета – очень сложная цель, а когда пуски идут внезапно и массированно, то ПВО бессильны. Кроме того, Россия разместила в Сирии слишком малые силы противовоздушной обороны, а такие системы, как С-400, прикрывают определённую и весьма ограниченную площадь.

К тому же существует вероятность, что часть размещённых в Сирии комплексов вооружены старыми ракетами, что существенно ухудшает характеристики этого передового ЗРК. Напомним, что для данной системы на протяжении нескольких лет не могли создать новую ракету повышенной дальности, которая позволит достичь заявленных тактико-технических характеристик С-400. Недавно в официальных источниках прозвучали заявления, что испытания новой дальней ракеты завершены. В настоящее время сообщается, что новая ракета полностью готова, но скорость производства ракет для С-400 и самих этих ЗРК довольно низкая, соответственно, переоснащение ПВО идёт медленными темпами.

На этом фоне стоит обратить внимание, что практически сразу же после атаки американских Tomahawk в российском Минобороны заявили о скором принятии на вооружение нового зенитно-ракетного комплекса С-500 «Прометей». Военные надеются, что новый ЗРК будет значительно превосходить С-300В4 и С-400 и позволит гарантированно предотвращать массированные удары крылатыми ракетами. Этот комплекс, по оценкам разработчика в лице ОАО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей», представляет собой новое поколение зенитных ракетных систем «земля-воздух» и предназначен для перехвата баллистических ракет с дальностью до 3500 километров на средних и близких расстояниях. Согласно проектной документации «Прометей» способен уничтожать ракеты средней дальности, оперативно-тактические ракеты, а также ракеты в ближнем космосе и, таким образом, будет являться элементом стратегической противоракетной обороны. Однако, как отмечают эксперты, сроки принятия её на вооружение постоянно переносятся. Не исключено, что вновь возникли проблемы с ракетами для С-500, поскольку только недавно они начали проходить лётные испытания. Впрочем, нужно заметить, что американская фирма Lockheed Martin Missiles по заказу Пентагона уже почти 25 лет разрабатывает мобильный противоракетный комплекс дальнего перехвата THAAD (Theater High Altitude Area Defense), однако создать работоспособную систему всё никак не получается.

Александр Горьков, бывший начальник зенитных ракетных войск ВВС РФ:

– Маршрут полёта Tomahawk был тщательно спланирован и выстраивался так, чтобы максимально удалить ракеты от средств ПВО и радиолокаторов, в связи с чем маршрут проходил вне зон боевого применения российских ЗРК, тщательно обходили зоны огня. И это неудивительно – подобная тактика, полностью исключающая риски, применялась и в Югославии, и ранее на Ближнем Востоке. Это, пожалуй, была двойная перестраховка, ведь С-400 способен обнаружить крылатые ракеты только на дальности прямой видимости. Также сложно сказать, почему было одновременно применено такое большое количество ракет. Поскольку данные объективного контроля отсутствуют, говорить о том, что такое количество было пущено для гарантированного прорыва российской системы ПВО, основания нет.

Если у Минобороны есть информация, что до цели не долетело 36 ракет, я не вижу основания этому не доверять. Во всяком случае такие сбои теоретически вполне возможны и объяснимы. Например, произошёл отказ техники или были с ошибками введены данные для программы наведения. Перед пуском в бортовые устройства вводится карта местности, определяется маршрут полёта, также на борту работают такие устройства, как параметрический высотомер, который считывает расстояние относительно поверхности моря, и радиовысотомер – разница между этими значениями говорит о рельефе. Тomahawk шли на предельно малых высотах от 50 до 100 метров с огибанием рельефа местности, из-за чего любая ошибка при введении данных или сбой в радиовысотомере могли привести к потере ракеты.

К тому же американцы используют инерциальную систему наведения, когда на конечном участке для повышения точности попадания в определённую цель может срабатывать головка наведения или радиолокационная, или оптическая – на этом этапе также возможны ошибки. Скорее всего были использованы исключительно технические методы наведения ракет, использовались данные со спутников, что также могло привести к неправильному прицеливанию. Потому для подготовки подобных операций нужно продолжительное время, необходимо заранее определять объекты, рельефы местности, вводить эти данные и «зашивать» их в программу. Тем более что с эсминца запустить ракеты не так просто – должны быть с хирургической точностью выверены координаты эсминца. Неправильно определены координаты корабля – значит, неправильно будет рассчитан весь маршрут, районы коррекции. Полагаю, всё дело в том, что операция готовилась второпях. Приказ о массированном пуске наверняка стал неожиданностью даже для командования 6-го флота ВМС США, и у американских моряков не было времени на тщательную подготовку.

versia.ru

Россия развернула в Сирии ЗРК С-400

Сюжет:

Операция боевой авиации России в Сирии (1284)

13:2126.11.2015

(обновлено: 00:25 02.12.2015)

362806221251

Зенитно-ракетный комплекс С-400 при поддержке вооружения ракетного крейсера "Москва" будет обеспечивать безопасность полетов российской авиагруппы в Сирии и уничтожать любые цели, представляющие опасность для нее.

ЛАТАКИЯ, 26 ноя — РИА Новости. Россия развернула в Сирии новейший зенитно-ракетный комплекс С-400, пока не имеющий аналогов в мире, передает корреспондент РИА Новости.

Флагманский корабль Черноморского флота гвардейский ракетный крейсер Москва. Архивное фотоШойгу: РК "Москва" готов уничтожить любую потенциально опасную цель

В среду стало известно, что президент РФ Владимир Путин одобрил запрос министерства обороны на размещение на авиабазе Хмеймим новейшей системы ПВО С-400. Это было сделано после того, как турецкий истребитель сбил российский Су-24, который участвовал в операции против террористов из "Исламского государства" в Сирии. Один пилот погиб, штурмана удалось спасти.

Зенитно-ракетный комплекс был в течение суток переброшен военно-транспортной авиацией из Подмосковья, сообщил РИА Новости представитель Воздушно-космических войск РФ.

С-400 вместе с комплексом "Форт" ракетного крейсера "Москва", уже прибывшего к берегам Сирии, будут обеспечивать безопасность полетов российской авиагруппы и уничтожать любые цели, представляющие опасность для нее.

Помощник президента РФ по вопросам военно-технического сотрудничества Владимир Кожин сказал журналистам, что направленный в Сирию С-400 продаваться не будет и вернется в Россию после выполнения задач.

Комплекс предназначен для поражения самолетов-постановщиков помех, самолетов радиолокационного обнаружения и управления, самолетов-разведчиков, самолетов стратегической и тактической авиации, баллистических ракет, гиперзвуковых целей и других современных и перспективных средств воздушного нападения.

ria.ru

Насколько неуязвим С-400 в Сирии

Можно ли победить С-400 в Сирии: заочный разговор американского и российского военных экспертов

С того момента, как Россия разместила зенитную ракетную систему С-400 «Триумф» в Сирии, в зарубежных СМИ не утихают разговоры о том, насколько эффективна эта система, и о способах борьбы с ней. Американский военный эксперт Тайлер Роговей порассуждал на эту тему в своём блоге Foxtrot Alpha, а Михаил Ходарёнок, главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер», прокомментировал его записи.

 

С-400

Фото РИА Новости

Тайлер Роговей в своём блоге отметил, что некоторые американские военные эксперты и военные журналисты считают, что панацеей от С-400 можно называть новейший самолёт радиоэлектронной борьбы Boeing EA-18 Growler, но это не так. Отдельно взятый самолёт вряд ли сможет полностью подавить все радиоэлектронные средства зенитного ракетного полка, оснащённого ЗРС C-400, тогда как «Триумф» вполне сможет поразить Growler очередью ракет, если он находится в зоне поражения хотя бы одного из дивизионов.

«Уникальные возможности США в области радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и подавления радиолокационных станций включают не только Growler, но и много других вспомогательных платформ и систем. Это комплексная экосистема вооружения и сенсоров включает в себя разведывательные летальные аппараты, кибернетические войны и взлом, активное подавление ПВО и атакующего вооружения противника, малозаметные летательные аппараты и дальнобойные боеприпасы, применяемые вне зоны досягаемости средств поражения противника. Последние два особо действенны, если их применять вместе, добавив средства РЭБ», — пишет Роговей.

 

Михаил Ходарёнок соглашается с этим утверждением, отмечая высокую подготовку и профессионализм американцев в ведении радиоэлектронной борьбы:

«США – мастера ведения РЭБ. Они имеют самую передовую технику для радиоэлектронного подавления. От конфликта к конфликту они не повторяются, и у них наверняка есть какой-то необычный сюрприз, уже приготовленный для очередного противника».

Организованные помехи — действительно самое страшное оружие для зенитного ракетного вооружения. Эксперт напоминает, что Турция заявляла, что имеет развёрнутые наземные станции РЭБ Koral. Но об их тактико-технических характеристиках ничего не известно.

Главред «Военно-промышленного курьера» замечает, что гарантировать подавление ЗРС С-400 системой Koral и самолётом Growler нельзя:

«Это уравнение со многими неизвестными. Какие именно помехи? С какой дальности? С какой интенсивностью? Какая мощность? С какого азимута? На каких частотах? Каким конкретно радиоэлектронным средствам оно ставится?»

Эксперт Тайлер Роговей рассуждает, что для уничтожения системы ПВО предполагаемого противника, располагающей ЗРС С-400, нужно использовать целый комплекс различных инструментов ведения войны. Так, предполагается комбинировать работу стелс-самолётов с дальнобойными припасами, запуск обычных (не стелс) самолётов со скрытых платформ и многое другое.

«Например, F-16 может подлететь на расстояние радиуса поражения высокоточной крылатой ракеты класса «воздух — поверхность» AGM-158 JASSM, а F-35 — на расстояние поражения малоразмерной бомбы. Если к этому добавить подавление помехами, эти расстояния уменьшаются в зависимости от проводимой тактики и технических и материальных возможностей для реализации этой тактики. Проблема заключается в том, что против серьёзного соперника придётся учитывать, что у него не одна зона пусковых установок и не один радар, а целый набор различных систем, включающий и летальные аппараты, и ЗРС», — написал он.

Однако Михаил Ходарёнок напоминает, что ЗРС С-400 — это тоже не абсолютное оружие и её нужно использовать во взаимодействии с другими видами вооружённых сил и родами войск.

«Если работает Growler, то в первую очередь задачи по поражению этого самолёта РЭБ должны быть поставлены истребительной авиации. Если помехи создаются с наземных станций РЭБ, то по ним нужно нанести бомбово-штурмовые удары или поразить их огнём дальнобойной артиллерии и ракетных войск. То есть надо создавать условия для выполнения ЗРС-400 боевых задач», — продолжает эксперт.

Американский специалист много внимания уделяет работе на безопасном расстоянии вне зоны досягаемости боевых средств поражения противника:

«Возможности приборов обнаружения ПВО становятся только лучше, также как и растёт радиус поражения ракет «земля — воздух», поэтому, возможно, придётся использовать скрытые ракеты дальнего действия, объединённые в одну сеть. Или же стелс-самолёты дальнего действия и другие приёмы, в том числе подавление (на расстоянии), чтобы ослабить и в конце концов разрушить систему воздушной обороны. В итоге, работая вне зоны досягаемости средств поражения противника, можно ослабить его ПВО. Тогда, например, можно подлететь поближе и использовать истребитель со стелс-ракетами средней дальности, вместо того чтобы запускать ракеты дальнего действия издалека. В то же время, обычные (не стелс) самолёты могут атаковать ракетами дальнего действия, таким образом освобождая пространство для атаки стелс-самолёту. А беспилотники — ложные цели со средствами РЭБ на борту могут быть использованы вместе с атакующими боевыми единицами, чтобы углубиться в территорию врага, по пути выводя из строя средства воздушной защиты».

Ходарёнок повторяет, что боевое применение ЗРС С-400 тоже нужно рассматривать в комплексе, в рамках заблаговременно созданной системы противовоздушной обороны.

«В частности, в Сирии выстроена трёхэшелонная зенитная ракетная оборона. На дальних рубежах действует ЗРС С-400, на средней дальности — ЗРК «Бук-М2», а ЗПРК «Панцирь-С1» выполняет задачи уже на ближних подступах к охраняемому объекту. Это достаточно устойчивая группировка», — заявляет он.

 

Главред «Военно-промышленного курьера» сомневается и в утверждении про работу противника на безопасных расстояниях:

«Во-первых, зона поражения у ЗРС С-400 достаточно большая, во-вторых, пропущенную цель может подхватить «Бук» либо «Панцирь». 

Условия применения С-400

По мнению Михаила Ходарёнка, ЗРС С-400 и другие средства ПВО могут быть применены только в двух случаях. Во-первых, в случае полномасштабного военного конфликта:

«Если это будет применено, то только в условиях гипотетического вооружённого столкновения с США или Турцией, что не входит в планы ни первых, ни вторых. Но в целом подобную ситуацию следует рассматривать как крайне маловероятную».

Во-вторых, в случае нарушения госграницы Сирии в воздушном пространстве самолётами других государств. Здесь Ходарёнок имеет в виду в первую очередь Турцию, если турецкие истребители углубятся в воздушное пространство Сирии.

«Эту возможность оценили уже и американцы, и турки. Турки прекратили полёты и нанесение ударов по территории Сирии, так как есть большая вероятность, что в этом случае они будут уничтожены огнём ЗРС С-400», — говорит он.

В то же время российский военный эксперт обращает внимание, что любое поражение самолёта огнем ЗРК/ЗРС будет иметь труднопрогнозируемые последствия. Так, например, если по самолёту будут выпущены ракеты, он может выполнить противоракетный манёвр, развернуться и полететь обратно на свою территорию. Ракеты могут его догнать (их скорость — почти 2 км/с), истребитель упадёт на территории Турции и может при этом разрушить какой-нибудь крайне значимый гражданский объект. Однако если он нарушит государственную границу, будет подбит и упадёт на территории Сирии, то

«по всем международным нормам мы имеем право на открытие огня и уничтожение самолёта-нарушителя. Этот вариант развития событий — наиболее вероятный».

Что касается инцидента со сбитым Су-24, Михаил Ходарёнок предполагает, что если бы ЗРС С-400 на тот момент уже была развёрнута в Сирии, то атаки на российский самолёт могло бы и не быть. 

 

sneg5.com

Применение С-400 в Сирии увидел весь мир

Развертывание двух дивизионов С-400 на территории Сирии полностью закрыло воздушное пространство от действий авиации противника, что было сразу замечено военными ведомствами всех стран. Именно этим объясняется нынешняя столь широкая популярность российского «Триумфа», предполагает военный эксперт и главный редактор журнала «Арсенал отечества» Виктор Мураховский.

Причины популярности С-400 в мире

Новые контракты на поставки комплексов С-400 «Триумф» на Ближний Восток и в Юго-Восточную Азию анонсировал в ходе своего визита в Ханой министр обороны России Сергей Шойгу. При этом он подчеркнул, что «без обсуждения вопросов приобретения российского вооружения сегодня не обходятся ни одни наши встречи или переговоры с зарубежными коллегами».

«С-400 все-таки является комплексом нового поколения, который может работать как по аэродинамическим целям, типа самолета, так и выполнять функции противоракетной обороны. Для этого он оснащен соответствующими средствами разведки, наведения и огневыми средствами поражения, включая ракеты различных типов.

По большому счету именно развертывание двух дивизионов на территории Сирии, когда С-400 полностью закрыли воздушное пространство от действий авиации противника, было сразу замечено военными ведомствами всех стран. Причем и теми, кто с нами сотрудничают в военно-технической области, и теми, которые являются нашими оппонентами, в том числе и на Ближнем Востоке. Именно этим объясняется такая популярность «Триумфов» в мире», — объясняет ФБА «Экономика сегодня» военный эксперт.

Виктор Мураховский отмечет, что уже подписаны и выполняются контракты с Китаем и Турцией. Более того, Турция стала вообще первой страной НАТО, в которую мы поставляем наши комплексы дальнего действия. На Ближнем Востоке интерес к С-400 проявляют Саудовская Аравия, Марокко и Алжир. В Юго-Восточной Азии ряд стран также посматривают в его сторону, а Индия даже ведет переговоры о его приобретении.

Сравнение С-400 и Patriot PAC-3

Накануне изданию Times of India из своих военных источников стало известно, что переговоры представителей Москвы и Дели по поставке пяти дивизионов С-400 вышли на завершающую стадию. По информации издания, сумма сделки может составить около 5,5 млрд долларов. Ранее о покупке российских систем ПВО заявил и посол Катара в РФ Фахд Мухаммед аль-Аттыйя. В сфере интересов Катара находится самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь С-1» и С-400, который катарский посол назвал одним из лучших в мире.

Сергей Шойгу более точно определяет возможности «Триумфов», называя их уникальными комплексами с непревзойденными никем в мире тактико-техническими характеристиками. Военный эксперт Виктор Мураховский соглашается с министром обороны в этом определении.

«У российской системы С-400 сегодня нет конкурентов на мировом рынке. Аналогичного комплекса, схожего по своим тактико-техническим характеристикам, в мире просто не существует. Конечно, некоторые эксперты пытаются сравнивать его с американским Patriot в версии PAC-3, но на деле тот существенно уступает «Триумфу» по целому ряду характеристик», — резюмирует наш собеседник.

Андрей Петров

Экономика Сегодня

novorusmir.ru

Нашей С-400 в Сирии придется сбивать ракеты США

Так называемый «удар вытянутой рукой» - давно испытанный тактический прием армии США. Мы видели это в Ираке, в Югославии, в Афганистане. Уже было это и в Сирии, когда взлетевшие с палубы зашедшего в Средиземное море авиносца США самолеты якобы отстрелялись по ИГИЛ, не входя в зону поражения средствами ПВО (правда, результаты этих ударов остались неизвестными).

Американцы бьют по целям ракетами морского или авиационного базирования с дальнего расстояния. И расчитывают на то, что противник сдачи не даст. Не дотянется. Ну это примерно так же, как если бы вы решили фехтовать длинной шпагой, а ваш оппонент - столовым ножом. Когда война в Сирии только начиналась, американцы и израильтяне явно недооценили возможности ПВО армии Асада. Конечно, у сирийцев в основном старенькое советское оружие - зенитные ракетные комплексы С-75, С-125, С-200. Но есть и вполне современные системы «Бук», «Панцырь-1», С-300. Они еще в 2013 году сбили спесь с американцев, «завалив» самолет F -22 Raptor и 4 крылатые ракеты "Tomahawk" (остолбеневший Пентагон был вынужден остановить атаки и врать Обаме, что истребитель разбился сам). На счету сирийской ПВО и турецкий разведывательный самолет RF-4E Phantom, и израильский F-16.

А тут еще армерикаснкий военный эксперт Джон Блю Рид заявил, что у Сирии есть не только модернизированные С-300 и даже новенькие С- 400 (такие системы вместе новейшими «Панцирями-Ф» сейчас охраняют нашу авиабазу Хмеймим, пункт обеспечения Тартус и группировку кораблей в Средиземном море).

И что же будет, если американцы станут атаковать армию Асада своими Томагавками или ракетами воздух-земля? Сирийская ПВО будет отбиваться. Но американские самолеты и ракеты не останутся незмеченными и на радарах наших систем ПВО в Сирии, - а в такой ситуации поди разберись, по каким целям ракеты летят - по сирийским или по нашим? Да и зоны ПВО сирийской армии и нашей группировки - это почти единое целое. Значит, будет «огонь на поражение». А это уже прямое боевое столкновение США и России. Ну а дальше и сказать страшно - война. Причем, не только на сирийской территории...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Госдепартамент США: Надо бомбить Сирию по «югославскому сценарию»

О послании стало известно еще на прошлой неделе, но теперь газета The New York Times раскрыла некоторые подробности его содержания. Как выяснилось, в госдепе считают, что борьба с «Исламским государством» (группировка запрещена в России) станет эффективной только тогда, когда Штаты начнут бить по войскам официального Дамаска. В документе, который подписал 51 дипломат, утверждается, что соглашение о перемирии привело лишь к усилению правящего режима (подробности)

www.kp.ru

C-400 в Сирии: комплексы, способные отменить третью мировую

12:3813.04.2018

(обновлено: 14:46 13.04.2018)

8241375837

Трамп со товарищи взяли паузу. Но не для исследований доказательств химатаки в Сирии. Они анализируют возможности суперсовременного российского ЗРК С-400. Похоже, эта грозная система может сорвать планы "ястребов".

Западу очень хочется добиваться своих целей, но как-нибудь так, чтобы без потерь в живой силе и технике. В известном смысле "на халяву", если не считать экономических затрат. Впрочем, их можно компенсировать за счет самой жертвы агрессии. Ну, дело понятное: своих людей и имущество Запад привык ценить, а чужое… На то оно и чужое, не жалко. Возникшая пауза в фантасмагорической истории с подготовкой удара по Сирии официально объясняется изучением доказательств якобы химической атаки Асада в Думе. Но это "операция информационного прикрытия". На самом деле в Вашингтоне, Лондоне и Париже лихорадочно изучают последствия военного сценария в контексте обещаний России дать силовой ответ. И вот именно тут у западных лидеров возникают большие сомнения. 

Истребитель F-18 ВМС США на палубе авианосца Гарри Трумэн в Средиземном мореЭксперт о позиции Трампа по Сирии: можно ожидать чего угодноПресса и экспертное сообщество не менее заинтересованно и даже пристрастно анализируют российские возможности в Сирии. И приходят к некоторым неутешительным для себя выводам. Прежде всего они связаны с комплексом С-400, развернутым в этой арабской стране. Эту систему ПРО в США и ЕС называют суперсовременной и очень сложной, способной дать эффективный отпор "Томагавкам", которыми и собираются обстреливать сирийские объекты. Да, в боевых условиях она еще не применялась, но это ничуть не умаляет ее тактико-технические характеристики. Да и все необходимые испытания она прошла на пять баллов. На Западе приходят к выводу, что самолеты при наличии в Сирии С-400 лучше не применять: они станут легкой добычей, если предварительно не вывести российские ЗРК из строя. А это неминуемо приведет к жертвам среди российских военнослужащих и дальнейшему непредсказуемому для США и их европейских союзников сценарию. Остается запускать ракеты с кораблей. Но и здесь возникают большие проблемы. Британские СМИ указывают, что выпущенные из С-400 перехватчики могут лететь со скоростью тысячу метров в секунду и поражать многочисленные низколетящие, всего в нескольких метрах над уровнем моря, цели. Они идеально подходят для убийства "Томагавков", — с грустью резюмируют авторы публикаций. 

Единственный вариант: взять не умением, а количеством запущенных с кораблей снарядов. Нанести массированный удар сотнями и сотнями ракет. Но это уже будет своего рода "ковровая бомбардировка", которая приведет к гигантским разрушениям и жертвам, что точно не окажется безнаказанным в самых разных смыслах. Кроме того, и здесь успех не гарантирован, поскольку у Запада нет досконального, исчерпывающего понимания всех возможностей С-400 и дальнейших шагов Москвы. Аналогии с прошлогодним ударом "Томагавками" по авиабазе Шайрат тут совсем неуместны. Те события носили локальный характер, российские военные были предупреждены заранее и комплексы С-400 не применялись. Нынешняя ситуация носит радикально другой характер. 

Суда ВМС Великобританиив в Средиземном мореНикто не хотел умирать. Третья мировая "отложена", но не отмененаПровал удара по Сирии, если он, не дай Бог, состоится, будет иметь крайне негативные последствия для Запада, говорят на самом же Западе. Собственно, это ясно и так. Причем не только в военном, но и в политическом, и в имиджевом плане. Более того, подобный сценарий на годы вперед изменит военную стратегию Вашингтона и Москвы по отношению друг к другу. И резко повысит  авторитет российского оружия в мире, так же как решимость Москвы дать отпор повысит авторитет страны в целом. Вот обо всем этом сейчас и думают западные "стратеги", пытаясь найти "золотую середину" и сохранить лицо в том безумии, которые они же и породили.    

Автор Сергей Ильин, радио Sputnik

У радио Sputnik отличный паблик в Facebook, а для тех, кто предпочитает отечественное, — "ВКонтакте".

Есть еще Twitter, где все кратко, но емко. И конечно, вас увлечет канал радио Sputnik в Telegram. Обещаем!

ria.ru

Сирия. Военное обозрение. Новости Сирии: «Наш комплекс С-400 не мог сбить „Томагавки“, выпущенные по Сирии» - Свободная Пресса

В ночь на пятницу, 7 апреля, с двух кораблей ВМС США в Средиземном море были выпущены 59 крылатых ракет «Томагавк» по сирийскому аэродрому Шайрат в провинции Хомс. По данным американской разведки, именно с этой базы официальный Дамаск организовывал атаки с использованием химического оружия, включая бомбардировку Идлиба.

Командование вооруженных сил Сирии сообщило, что в результате удара погибли шесть сирийских солдат. В Пентагоне не знают, были ли российские военнослужащие на авиабазе Шайрат, но заявляют, что сделали все возможное, чтобы избежать жертв. «Мы говорили с русскими, мы уведомили их, чтобы они убрали оттуда свои силы», — заявил «Интерфаксу» представитель Пентагона Эрик Пэхон.

Но даже если среди российских военнослужащих нет погибших, совершенно ясно: риск, что в Сирии мы столкнемся с США в вооруженном конфликте, многократно возрос.

Надо сказать, американцы это прекрасно понимают. Вот как рассказал о процессе принятия Дональдом Трампом решения нанести удар по авиабазе в Сирии советник президента США по национальной безопасности генерал Герберт Макмастер.

Читайте также

Трамп, наплевав на ООН, начал войну против Сирии Трамп, наплевав на ООН, начал войну против Сирии

Свыше 50 крылатых ракет «Томагавк» были выпущены по авиабазе войск Башара Асада

«Мы взвесили риски, связанные с любыми военными действиями, но мы оценивали их относительно риска бездействия. Мы провели заседание Совета нацбезопасности, чтобы рассмотреть варианты действий. Мы обсудили с президентом три варианта, и он попросил нас сфокусироваться на двух из них, и задал нам ряд вопросов», — рассказал Макмастер. По его словам, «ответы были представлены президенту на брифинге в четверг при участии руководства Совета нацбезопансости во Флориде, по видеосвязи с Вашингтоном». «После продолжительного совещания и углубленной дискуссии президент решил действовать», — добавил Герберт Макмастер.

Другими словами, США решили, что в Сирии мы не полезем в бутылку. Но, возможно, Трамп просчитался. Как заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, Владимир Путин счел ракетный удар США агрессией против суверенного государства в нарушение норм международного права, «причем под надуманным предлогом».

Песков добавил, что действия Вашингтона «наносят существенный урон российско-американским отношениям, и без того находящихся в плачевном состоянии». «А главное, как считает Путин, этот шаг не приближает нас к конечной цели в борьбе с международным терроризмом, а наоборот создает серьезное препятствие для создания международной коалиции по борьбе с ним», — отметил пресс-секретарь.

Со своей стороны, МИД РФ выпустил заявление, в котором назвал удар США «бездумным подходом», призвал Совбез ООН провести чрезвычайное заседание, а также уведомил, что Москва приостанавливает действие Меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, заключенного с США.

Как могут развиваться события в Сирии, наглядно продемонстрировали российские военные. 7 апреля на полигоне «Телемба» в Бурятии расчеты зенитно-ракетных систем С-400 и С-300ПС отразили условную атаку ракет «воздух-поверхность», выпущенных с самолетов дальней авиации Ту-95МС. Об этом сообщал представитель Восточного военного округа (ВВО) Александр Гордеев. Напомним: именно зенитно-ракетные комплексы С-300 и С-400 задействованы для защиты военной базы России в Сирии.

Чем реально мы ответим американцам, как будет развиваться ситуация в треугольнике Дамаск-Москва-Вашингтон?

— Наша система ПВО С-400, которая развернута в Сирии, на авиабазе Хмеймим, чисто технически не смогла бы сбить американские «Томагавки», — отмечает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — До сирийской авиабазы Шайрат, по которой нанесли удар американцы, от Хмеймима порядка 100 км. Однако для систем ПВО есть ограничительное понятие радиогоризонта.

Да, максимальная дальность поражения С-400 составляет 400 км. Но надо понимать: это досягаемость по воздушным целям, которые действуют на средних и больших высотах. Крылатые ракеты, которые действуют на высотах 30−50 метров, не видны с такого расстояния просто потому, что Земля «кривая» — шарообразная. Словом, американские «Томагавки» находились за пределами радиогоризонта С-400.

Замечу: никакая система ПВО — что российская, что американская, — физически неспособна увидеть крылатые ракеты на такой дальности.

Для увеличения радиогоризонта используют различные меры. В частности, в системах ПВО радиолокатор поднимают на вышках. Такая вышка есть и в Хмеймиме, тем не менее, она не позволяет увеличить дальность обнаружения так сильно — до 100 км.

«СП»: — Как обстоит ситуация с военно-политической точки зрения, мы обязаны предоставить Дамаску военную помощь?

— Россия находится в Сирии исключительно для борьбы с терроризмом. У нас нет ни договора с сирийским правительством о защите Сирии от третьих стран, ни каких-либо союзнических обязательств друг перед другом. И Москва не собирается подобные договоры подписывать.

Напомню, что в период нахождения группировки российских ВКС в Сирии Израиль нанес несколько ракетных ударов по сирийским авиабазам. В том числе — по авиабазе вблизи Дамаска. Но мы в эти ситуации никак не вмешивались, и таким ударам не противодействовали.

«СП»: — Есть ли основания, в таком случае, говорить, что сейчас риск боевого столкновения в Сирии между США и РФ возрос?

— Риск возрос потому, что наши военнослужащие в Сирии присутствуют не только на авиабазе Хмеймим и в пункте материально-технического обеспечения Тартус. Наши группы разминирования и наши военные советники присутствуют и в других районах Сирии. В Хомсе, например, который расположен недалеко от авиабазы Шайрат, у нас открыт центр разминирования, где мы обучаем сирийцев инженерно-саперным работам.

Если США в одностороннем порядке будут наносить удары по объектам правительственных сил в Сирии, есть риск гибели российских военнослужащих. Естественно, в таком случае последует соответствующая реакция со стороны России. Предсказать ее никто не возьмется, поскольку речь будет идти об акте прямой агрессии ВС США против представителей ВС России.

Так что риск, действительно, существенно возрос. Да, США предупредили нас по линии предотвращения инцидентов в Сирии, что наносится удар по авиабазе Шайрат. Но все равно, это не гарантирует от чрезвычайно опасных инцидентов. Может случиться так, что американцы предупредят не совсем вовремя, или «Томагавк» отклонится от заданного маршрута, что приведет к гибели российских военнослужащих.

По сути, решение США о нанесении ракетного удара резко обострило конфликтность. Оно поставило крест на возможности взаимодействия РФ и США в борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке, а также на надежде на возрождение роли Совета Безопасности ООН и других международных структур, которые занимаются вопросами войны и мира. А эта роль сегодня, замечу, сведена до уровня курилки, в которой обсуждают, но ничего не решают.

Читайте также

Кремль подвергся химической атаке Кремль подвергся химической атаке

Трагедия в Хан-Шейхуне может ударить по российским позициям в Сирии

«СП»: — Ракетный удар США по авиабазе в Сирии был «единичной операцией», заявил Reuters неназванный американский военный чиновник. Если это не так, США могут ракетными ударами подорвать военную мощь Дамаска?

— Мощь Дамаска определяется, главным образом, сухопутными войсками и ополчением, а также артиллерией — теми, кто работает «на земле». При таком раскладе попытка крылатыми ракетами нанести поражение правительственным войскам Сирии обречена на провал. Такая задача не может быть решена исключительно воздушными или ракетными ударами. Она может быть решена только вводом наземного контингента — мы это видели на примере Ирака.

Теоретически ничего исключать нельзя: американцы могут принять решение о продолжении ракетных ударов, но решающего военного значения они не имеют. Другое дело, что под прикрытием ударов США террористические группировки могут перейти в общее контрнаступление.

Впрочем, не будем забывать, что в Сирии присутствуют российские ВКС, и у них как раз есть потенциал, чтобы более активно громить террористов. Правда, для этого сирийскую группировку нам, возможно, снова придется увеличить. И это один из вариантов ответа, который мы можем дать американцам.

svpressa.ru