Система С-300П. С 300п


ЗРС С-300П в XXI веке

К середине 70-х годов XX века наши военные в ходе локальных конфликтов на Ближнем Востоке и в Юго-восточной Азии накопили богатый боевой опыт применения зенитно-ракетных комплексов. В первую очередь это относилось к ЗРК С-75. Данный комплекс, изначально создававшийся для борьбы с высотными разведчиками и дальними бомбардировщиками, оказался достаточно эффективен против ударных самолётов тактической и палубной авиации. Совершенствование комплексов семейства С-75 продолжалось до второй половины 70-х годов. При этом были существенно расширены зоны обстрела, до 100 метров снижена минимальная высота поражения, увеличились возможности борьбы со скоростными и активно маневрирующими целями, повышена помехозащищённость, введен режим стрельбы по наземным целям. Самый совершенный серийный вариант «семьдесятпятки» - ЗРК С-75М4 "Волхов", был принят на вооружение в 1978 году. Зенитно-ракетные комплексы С-75 всех модификаций, будучи наиболее многочисленными в зенитно-ракетных войсках – являлись становым хребтом войск ПВО страны до середины 80-х годов прошлого столетия.

Опыт локальных войн показал, что при всех своих достоинствах ЗРК С-75 обладают рядом существенных недостатков. В первую очередь военных не устраивали характеристики мобильности комплекса. В условиях современных боевых действий от этого напрямую зависела выживаемость ЗРК. Использование зенитных ракет с жидким токсичным топливом и едким окислителем также накладывало массу ограничений и требовало наличия специальной технической позиции, где осуществлялись заправка и обслуживание ЗУР. Кроме того, ЗРК С-75 изначально был одноканальным по цели, что существенно снижало возможности одиночного комплекса при отражении массированного налёта вражеской авиации.

Исходя из всего этого, военные требовали многоканальный зенитный комплекс с высокой огневой производительностью и возможностью обстрела цели с любого направления вне зависимости от положения пусковой установки, с размещением всех элементов на самоходных шасси. Работы по созданию нового комплекса предназначенного для замены С-75 начались в конце 60-х, одновременно для подстраховки разрабатывался очередной вариант «семьдесятпятки» - С-75М5.

В 1978 году на вооружение была принята мобильная, многоканальная зенитно-ракетная система С-300ПТ с радиокомандной твердотопливной ЗУР 5В55К (подробней здесь: Зенитная ракетная система С-300П). Благодаря введению в состав новой зенитной системы многофункциональной РЛС с фазированной антенной решеткой с цифровым управлением положения луча, появилась возможность быстрого просмотра воздушного пространства с одновременным сопровождением нескольких воздушных целей. В ЗРС С-300ПТ пусковые установки с четырьмя зенитными ракетами в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК) размешались на буксируемых тягачами прицепах. Зона поражения первого варианта С-300ПТ составляла 5 - 47 км, что было даже меньше чем у ЗРК С-75М3 с ЗУР 5Я23.

ПУ ЗРС С-300ПТ

Для исправления этой ситуации на вооружение вскоре была принята ракета 5В55КД, в которой за счёт оптимизация траектории ракеты дальность пуска увеличилась до 75 км. По всей видимости, использование радиокомандной ЗУР было временным вынужденным решением, ввиду неготовности ракеты с полуактивным самонаведением. В большинстве созданных в СССР зенитных комплексов использовалась достаточно простая и хорошо отработанная радиокомандная система наведения. Однако применение радиокомандного наведения в зенитных системах большой дальности было нежелательным из-за ухудшения точности по мере удаления ракеты от станции наведения. Поэтому следующим шагом стало принятие на вооружение в 1981 году ЗУР 5В55Р с полуактивной ГСН. Дальность пуска у первых модификаций этой ракеты находилась в пределах 5 - 75 км, после появления в 1984 году ЗУР 5В55РМ она возросла до 90 км.

Новый вариант комплекса с доработанной аппаратурой наведения получил обозначение С-300ПТ-1. Во второй половине 80-х построенные ранее С-300ПТ прошли ремонт и модернизацию с целью улучшения боевых характеристик до уровня С-300ПТ-1А.

В 1983 году появился новый вариант зенитной системы - С-300ПС. Главным его отличием стало размещение пусковых установок на самоходном шасси МАЗ-543. За счёт этого удалось добиться рекордно короткого времени развёртывания – 5 минут.

С-300ПС

ЗРС С-300ПС стали самыми массовыми в семействе С-300П, их производство в 80-е годы велось ударными темпами. С-300ПС и ещё более совершенные С-300ПМ с высокой помехозащищенностью и улучшенными боевыми характеристиками должны были заменить комплексы первого поколения С-75 в соотношении 1:1. Это позволило бы выйти и без того самой мощной в мире системе ПВО СССР на качественно новый уровень. К сожалению, данным планам не суждено было воплотиться в жизнь. Испытания С-300ПМ завершились в 1989 году, и развал СССР самым негативным образом сказался на объёмах производства этой зенитной системы. Благодаря внедрению новой ракеты 48Н6 и увеличению мощности многофункциональной РЛС дальность поражения целей возросла до 150 км. Официально С-300ПМ был принят на вооружение в 1993 году, поставки данного комплекса в вооруженные силы России продолжались до середины 90-х. После 1996 года ЗРС семейства С-300П строились только на экспорт.

По американским данным по состоянию на 1991 год в Войсках ПВО СССР имелось около 1700 ПУ С-300П всех модификаций. Наибольшее количество «трёхсоток» осталось в России и на Украине. С-300П достались также Армении, Белоруссии и Казахстану.

В отличие от ЗРК первого поколения: С-75, С-125, С-200, большая часть которых в России уже к середине 90-х была снята с боевого дежурства, более современные С-300П продолжили нести службу. Это связано не только с большей эффективность ЗРС С-300П, но и с тем, что твердотопливные ракеты гораздо безопасней при эксплуатации и не требуют частого дорогостоящего обслуживания и заправки.

Незадолго до ликвидации «Восточного блока» С-300П «утратила невинность» в плане экспортных поставок. В конце 80-х был принят к реализации план усиления ПВО стран Варшавского договора. Экспортный вариант С-300ПС – С-300ПМУ успели получить Болгария и Чехия. Намеченная поставка С-300ПМУ в ГДР была отменена в последний момент.

С-300П разных модификаций до сих пор остаются основными противовоздушными системами в ВКС России. До этого в ходе непрекращающихся: «реформирования», «оптимизации» и «придания нового облика» зенитно-ракетные системы семейства С-300П состояли на вооружении зенитно-ракетных войск в объединенных ВВС и ПВО и Войск воздушно-космической обороны. Фактически основными задачами ВКО были защита Москвы от средств воздушного нападения и перехват одиночных боевых блоков баллистических ракет. Причём в ВКО, как правило, поступали самые современные модификации зенитных систем – это в первую очередь относится к С-300ПМ/ПМ2 и С-400.

Несмотря на громкие заявления о «подъеме с колен» и «возрождении», наши силы ПВО в течении более чем 10 лет до 2007 года не получили ни одной новой зенитной системы большой дальности. Более того, ввиду предельного износа и отсутствия кондиционных ракет списывались или передавались на базы хранения С-300ПТ и С-300ПС, построенные в начале-середине 80-х.

Эксплуатация ЗРС С-300ПТ продолжалась на европейском севере нашей страны до 2014 года. В 2015 году их сменили на позициях С-300ПМ2, нёсшие до этого боевое дежурство в Подмосковье. По мере поступления новых ЗРС С-400 модернизированные С-300ПМ2, прикрывавшие до этого небо столицы, передислоцировались на север. 

Спутниковый снимок Google earth: ЗРС С-300ПТ в окрестностях Северодвинска в 2011 году

Ситуация с зенитным прикрытием территории нашей страны перестала ухудшаться где-то к 2012 году. До этого «естественная убыль» списываемых по старости зенитных систем превышала поступления в войска новых. Согласно данным, опубликованным в открытых источниках, в 2010 году в составе объединенных ВВС и ПВО имелось 32 полка ЗРС С-300П и С-400. Большая часть полков 2-3 дивизионного состава. В данный момент, согласно сведениям, находящимся в свободном доступе, у нас имеется зенитно-ракетных 38 полков, включающих 105 дивизионов. Увеличение количества зенитных частей в составе ВКС произошло за счёт передачи из ПВО Сухопутных войск нескольких бригад, вооруженных ЗРС С-300В и ЗРК Бук-М1 и объединения с ВКО. Часть зенитно-ракетных подразделений ВКС России в настоящее время находятся в процессе перевооружения и переформирования.

Около половины имеющихся в войсках ЗРС – это С-300ПС возраст которых приближается к критическому. Многие из них могут считаться боеспособными лишь условно. Обычным делом является несение боевого дежурства сокращённым составом боевых средств. Требуются незамедлительные меры по исправлению такой ситуации. Но темпы поступления в войска С-400 пока не позволяют заменить всю старую технику, подлежащую списанию. Прогнозируется, что поставки нового ЗРК С-350, который создавался для замены С-300ПС, начнутся в 2016 году.

Наиболее свежие С-300ПС и почти все С-300ПМ к 2014 году прошли восстановительный ремонт и модернизацию. При этом основная часть С-300ПМ была доведена до уровня С-300ПМ2. В результате расширились противоракетные возможности, а дальность поражения ЗРС С-300ПМ2 увеличилась до 200-250 км. По своим боевым характеристикам модернизированная ЗРС С-300ПМ2 близка к нынешней С-400. К сожалению, в боекомплекте ЗРС С-400, уже поступивших на вооружение, 25 зрдн до сих пор используют ЗУР 48Н6М и 48Н6ДМ, изначально созданные для С-300ПМ. Массовые поставки ЗУР средней дальности 9М96 и дальнобойных 40Н6Е, которые позволяют С-400 полностью раскрыть свой потенциал в войска, пока не ведутся.

Удивляют заявления некоторых наших высокопоставленных чиновников и военных, о том, что зенитная система С-400 в три раза эффективнее С-300ПМ, поэтому её и нужно в три раза меньше. Однако они при этом забывают, что средства воздушного нападения вероятных «партнёров» тоже не стоят на месте. Кроме того, физически невозможно уничтожить единственной зенитной ракетой с обычной боевой частью более одной воздушной цели. Стрельбы на полигонах в условиях сложной помеховой обстановки неоднократно демонстрировали, что реальная вероятность поражения одной ракетой у ЗРС С-300П составляет 0,7-0,8. Для гарантированного поражения «трудной» цели необходимо запустить по ней 2-3 ЗУР. Конечно, С-400 с новой ракетой превосходит любую модификацию С-300П по дальности, высоте поражения и по помехозащищённости, но гарантировано сбивать одной ЗУР один современный боевой самолёт даже ей не по силам. Кроме того, никакое качество не отменяет количества, невозможно поразить больше воздушных целей, чем имеется зенитных ракет, готовых к пуску. Другими словами, если готовый к применению боекомплект израсходован, то любая, даже самая современная и эффективная зенитная система становится не более чем грудой дорогостоящего металла и при этом абсолютно не важно, во сколько раз она эффективней.

Среди российских обывателей существует мнение, подогреваемое СМИ, что наши С-300 и С-400 – это супероружие, способное одинаково эффективно бороться как с авиацией и крылатыми ракетами, так и с баллистическими целями. И имеющегося количества зенитных систем с избытком хватит, чтобы «в случае чего» посбивать все вражеские аэропланы и ракеты. Приходилось также слышать, не вызывающие ничего кроме усмешки утверждения, что в «закромах родины» имеется огромное количество спрятанных под землёй или в дебрях сибирской тайги «спящих» или «скрытых» зенитных комплексов. И это притом, что для выдачи целеуказания любым зенитным комплексам нужны обзорные РЛС и узлы связи, а также жилые городки с соответствующей инфраструктурой для проживания военнослужащих и их семей. Ну и сами по себе зенитные системы среди глухой тайги ни кому не нужны, только в Советском Союзе могли позволить себе строить позиции ЗРК на пути предполагаемого полёта вражеских самолётов, хотя и тогда большая часть зенитных комплексов защищала конкретные объекты.

У многих ЗРС С-300П и С-400 ассоциируются только с пусковыми установками, из которых осуществляется эффектный запуск ракет на полигоне. На самом деле в состав зенитных дивизионов входит примерно два десятка многотонных машин различного назначения: пункты боевого управления, РЛС обнаружения и наведения, пусковые установки, антенные посты, транспортно-заряжающие машины и передвижные дизель-генераторы. 

Как и любое оружие наши зенитно-ракетные системы имеют как достоинства, так и ограничения. Так основная пусковая установка 5П85С ЗРС С-300ПС на шасси МАЗ-543М с четырьмя ЗУР, отдельными кабинами подготовки и управления стартом ракет и системами автономного или внешнего электропитания весит более 42 тонн при длине 13 и ширине 3,8 метра. Понятно, что при таких массогабаритных показателях, несмотря на четырёхосную базу, проходимость машины по слабым грунтам и различным неровностям будет далеко не идеальной. В настоящее время значительная часть пусковых установок ЗРС С-300ПМ и большая часть С-400 строится в прицепном варианте что, безусловно, является шагом назад по части мобильности.

При высокой огневой производительности ЗРС С-300П и С-400 имеют крайне низкий темп перезарядки ПУ. В реальной боевой обстановке может сложиться ситуация, когда весь боекомплект на пусковых будет израсходован. Даже при наличии на стартовой позиции запасных ЗУР и транспортно-заряжающих машин потребуется немало времени для пополнения боекомплекта. Поэтому очень важно, чтобы зенитные системы взаимно прикрывали и дополняли друг друга. 

ПУ С-300ПМ

При проведении моделирования по результатам реальных полигонных стрельб специалисты пришли к выводу, что наши противовоздушные системы большой дальности при защите прикрываемых объектов способны перехватить 70-80 % средств воздушного нападения. При этом следует учитывать, что за Уралом у нас имеются значительные бреши в системе ПВО, особенно с северного направления.

В настоящее время из бывших союзных республик СССР наибольшее количество С-300П формально имеется на Украине. В 2010 году небо «незалежной» охраняло 27 зрдн С-300ПТ и С-300ПС. Ввиду критического износа все С-300ПТ в данный момент неработоспособны. Часть ЗРС С-300ПС прошла восстановительный ремонт и «малую модернизацию» на предприятии «Укроборонсервис». По экспертным оценкам сейчас в составе ПВО Украины относительно боеспособны 6-8 зенитных дивизионов С-300ПС. Но вывод их из эксплуатации дело ближайших нескольких лет. Дело в том, что все имеющиеся на Украине ЗУР 5В55Р имеют давно просроченные сроки хранения. Несколько лет назад из-за предоставления зенитных комплексов Грузии накануне событий 2008 года, украинским представителям было отказано в доступе к российским ЗРС С-300ПМУ-2. Учитывая последние события, представляется абсолютно невероятным вариант поставки из России новых ракет.

В 2015 году появились сообщения о безвозмездных поставках бывших в употреблении С-300ПС в Белоруссию. Очевидно, что Россия пытается таким образом отодвинуть противовоздушные рубежи как можно дальше на Запад. 

Спутниковый снимок Google earth: ЗРС С-300ПС в районе Бреста

Скорей всего передаваемые белорусским военным зенитные системы и ЗУР пройдут ремонт и техническое обслуживание с целью продления ресурса. В данный момент воздушные рубежи Белоруссии охраняют 11 дивизионов С-300ПС, но большая их часть несёт службу в усечённом составе. Ввиду нехватки исправной техники и кондиционных ракет, количество пусковых установок в большинстве белорусских зрдн значительно меньше положенного по штату.

Схожие проблемы по поддержанию в рабочем состоянии несущих боевое дежурство зенитных комплексов испытывают казахстанские военные. Это государство имеет огромную неприкрытую противовоздушными средствами территорию. 

Спутниковый снимок Google earth: ЗРС С-300ПС на позиции западней Астаны

По состоянию на 2015 год в силах ПВО Казахстана боевое дежурство в усечённом составе несли четыре зенитных дивизиона С-300ПС. Очевидно, нехваткой современных зенитных средств объясняется продолжающаяся эксплуатация в Казахстане ЗРК С-75 и С-200. В конце декабря 2015 года министр обороны Сергей Шойгу сообщил о завершении поставки в Казахстан пяти С-300ПС. Соглашение о безвозмездном предоставлении Казахстану зенитных систем было достигнуто в 2013 году, в рамках договора о создании совместной российско-казахстанской единой региональной зоны противовоздушной обороны. Можно так же отметить важную роль Казахстана в деле проведения совместных учений войск ПВО ОДКБ на полигоне «Сары-Шаган».

Важным российским союзником в Закавказье является Армения. В этой республике небо защищают четыре ЗРК С-125 и четыре буксируемых С-300ПТ. Большая часть противовоздушных систем размещена вокруг Еревана.

Спутниковый снимок Google earth: позиция ЗРС С-300ПТ в окрестностях Еревана

В 2015 году появилась информация о планируемой безвозмездной передаче армянским вооруженным силам ещё пяти дивизионов С-300ПТ. Предусмотрено, что данные С-300ПТ, эксплуатировавшиеся до этого в России, пройдут восстановление и модернизацию

ПУ ЗРС С-300ПТ во время военных учений в Армении в октябре 2013 года

Поставка зенитных систем должна произойти в рамках соглашения о создании объединенной региональной системы противовоздушной обороны в Кавказском регионе ОДКБ. В этом случае армянская система ПВО станет самой мощной в регионе.

В 2011 году в Азербайджан было поставлено три дивизиона ЗРС C-300ПМУ-2 по 12 ПУ в каждом ЗРДН и 200 ракет 48Н6Е2 . Перед этим азербайджанские расчёты прошли обучение в России. После того как С-300ПМУ-2 в 2013 году приступили к несению постоянного боевого дежурства, в Азербайджане началось списание зенитных комплексов первого поколения С-75 и С-200.

За пределами СНГ наибольшее количество С-300П различных модификаций имеется в КНР. Первая партия из четырех С-300ПМУ и 120 ЗУР поставлена в Китай в1993 году. До начала поставок прошли подготовку в России несколько десятков китайских военных и гражданских специалистов. В 1994 году в КНР было дополнительно отправлено ещё 200 ракет. 

ЗРС С-300ПМУ представлял собой экспортный вариант С-300ПС, в котором боевые элементы размещены на трейлерах, буксируемых трехосными седельными тягачами повышенной проходимости КрАЗ.

Разработанные в СССР многоканальные зенитные системы с твердотопливными ракетами по всем показателям превосходили китайские ЗРК HQ-2, созданные на базе С-75. В 2001 году был подписан новый контракт на поставку ещё 8 дивизионов С-300ПМУ-1 и 198 ракет 48Н6Е. Вскоре после выполнения данного контракта Китай захотел получить более совершенные ЗРС С-300ПМУ-2, обладавшие противоракетными возможностями. Заказ включал 12 дивизионов С-300ПМУ-2 и 256 ЗУР 48Н6Е2 - эти наиболее современные на тот момент зенитные системы могли поражать цели на дальности до 200 км. Поставки первых С-300ПМУ-2 в КНР начались в 2007 году.

Всего Китай получил 4 дивизиона С-300ПМУ, 8 дивизионов С-300ПМУ-1 и 12 дивизионов С-300ПМУ-2. При этом в каждом поставленном зенитном дивизионе имеется 6 ПУ. В сумме в поставленных в КНР 24 дивизионах С-300П всех модификаций имеется 144 пусковые установки зенитных ракет. 

Спутниковый снимок Google earth: позиция ЗРС С-300ПМУ-2 на берегу Тайванского пролива

Основная часть имеющихся в КНР С-300П развернута вокруг важных промышленных и административных центров вдоль восточного побережья. При анализе спутниковых снимков обращает на себя внимание тот факт, что китайские ЗРС С-300П, как правило, не задерживаются долго на одном месте, активно перемещаясь по заранее подготовленным позициям. В том числе для этого используются стартовые площадки снятых с вооружения ЗРК HQ-2.

Активное военно-техническое сотрудничество между Россией и КНР привело к нелицензионному копированию Китаем современных российских образцов вооружения. Не стала исключением и зенитная система С-300П, на её базе в КНР создана HQ-9 . Экспортный вариант китайской ЗРС, известный как FD-2000 – в настоящее время является конкурентом российских противовоздушных систем большой дальности на мировом рынке вооружений. В данный момент в Китае серийно строится модернизированный вариант - HQ-9A. Благодаря совершенствованию электронного оборудования и программного обеспечения HQ-9A отличается повышенной боевой эффективностью, особенно в области противоракетных возможностей.

В силу данных обстоятельств представляется странным контракт на поставку в КНР четырёх ЗРС С-400. Данная сделка была заключена, несмотря на имевшие место в прошлом заявления, сделанные с самых высоких трибун, о том, что С-400 ни при каких обстоятельствах не подлежит продаже за рубеж до тех пор, пока в войсках ПВО России не будут заменены все старые комплексы. Совершенно очевидно, что закупка Китаем столь незначительного числа зенитных систем производится в первую очередь с целью ознакомления, выработки мер противодействия и возможного копирования. В будущем возможный ущерб для нашей страны от такого «партнёрства» может многократно перекрыть сиюминутную выгоду.

Другим владельцем С-300ПМУ-1 в 1999 году после КНР стала Греция. Первоначально заявлялось, что покупателем российских ЗРС выступает Кипр. Впоследствии С-300ПМУ-1 были перебазированы на греческий остров Крит, где в 2013 году во время учений Lefkos Aetos 2013 проводились тренировочные стрельбы. В 2015 году между российскими и греческими представителями велось обсуждение условий выделения российской стороной долговременного кредита на закупку новых ЗУР и запасных частей для зенитных систем.

ЗРС С-300ПМУ-1 на острове Крит во время учений Lefkos Aetos 2013

В настоящее время два дивизиона греческих С-300ПМУ-1 размещены в окрестностях аэродрома Казантзакис на острове Крит. В апреле 2015 года здесь прошли совместные учения с ВВС Израиля, в ходе которых израильские боевые самолёты учились бороться с С-300П.

На проходившем в августе 2003 года «МАКСе» представители Российского концерна ПВО "Алмаз-Антей" заявили о подписании контракта на поставку ЗРС С-300ПМУ-1 во Вьетнам. В 2005 году два дивизионных комплекта через госпосредника "Рособоронэкспорт" были отправлены заказчику. По мнению российских экспертов, Вьетнам усиливает свою систему ПВО в связи с обострившимися территориальными спорами с КНР. С-300ПМУ-1 должны заменить устаревшие ЗРК С-75М3 в окрестностях Ханоя и Хайфона.

В Болгарии в мае 2013 года в ходе совместных учений «Collector`s Item» израильские и американские боевые самолеты, базировавшиеся на авиабазе «Граф Игнатьево», отрабатывали приёмы борьбы с имеющимся в Болгарии С-300ПМУ.

Спутниковый снимок Google earth: позиция ЗРС С-300ПМУ в окрестностях Софии

По одному зенитному дивизиону С-300ПМУ имеется в вооруженных силах Болгарии и Словакии. Несмотря на то, что эти страны переходят на стандарты вооружения НАТО, они пока не торопятся отказываться от зенитных систем советского производства. В июне 2015 года в ходе визита в Москву премьер-министра Словакии Роберта Фицо стороны обсуждали детали контракта на ремонт и модернизацию словацкой С-300ПМУ.

ПУ словацкого С-300ПМУ

Без сомнения у американских специалистов имелась возможность детально познакомиться с греческими, болгарскими и словацкими зенитными системами. Все эти страны, имеющие на вооружении С-300П, являются членами блока НАТО. Но наиболее вопиющим фактом стала поставка в 1995 году через Белоруссию в США элементов российской ЗРС С-300ПС. Позже недостающие части системы были приобретены американцами на Украине. При покупке элементов С-300 американцев в первую очередь интересовали командный пункт 5Н63С с многофункциональным радиолокатором подсветки и наведения (РПН) 30Н6 и мобильная 3-х координатная РЛС 36Д6. Конечно, они не ставили себе цели скопировать советскую зенитную систему, вряд ли это было возможно, да, наверное, и не имело смысла. Целью спецоперации было изучение рабочих характеристик в части возможностей обнаружения, захвата и сопровождения целей с разными значениями ЭПР, а также выработка мер противодействия при борьбе с ПВО, базирующейся на С-300П. Имеющиеся в США РПН и РЛС 36Д6 в настоящий момент находятся на полигоне в пустыне Невада. Они регулярно принимают участие в проходящих в этом районе учениях ВВС США.

В 2007 году был заключён контракт на поставку в Иран пяти дивизионных комплектов ЗРС С-300ПМУ-1. Однако в 2010 году тогдашний российский президент Дмитрий Медведев в связи с введением против ИРИ по инициативе США международных санкций аннулировал данное соглашение и дал указание вернуть аванс. Это нанесло серьёзный ущерб российско-иранским отношениям и репутации России как надежного поставщика вооружений. Спор по этому поводу между Тегераном и Москвой длился около 5 лет. Наконец в апреле 2015 года президент Владимир Путин снял запрет на поставку С-300 в Иран. Ожидается, что первая партия зенитных ракетных систем будет отгружена в первой половине 2016 года. Впрочем, не вполне ясно, какой модификации будут С-300 и откуда они возьмутся. Как известно постройка С-300П всех модификаций в нашей стране прекращена несколько лет назад. На производственных мощностях, где велось строительство С-300П, в данный момент ведётся сборка ЗРС следующего поколения – С-400. Возможно, для выполнения иранского контракта будут использованы капитально отремонтированные и модернизированные С-300ПМ из тех, что имеются в наших вооруженных силах.

По мотивам ЗРС семейства С-300П в Иране осуществляется создание собственной зенитной системы большой дальности Bavar -373. Отдельные элементы иранской зенитной системы были продемонстрированы 18 апреля 2015 года во время военного парада в Тегеране. 

По заявлениям высокопоставленных иранских военных разработка Bavar -373 началась после отказа России поставить С-300ПМУ-1. Якобы за несколько лет иранским специалистам удалось создать зенитную систему, по своим характеристикам превосходящую С-300П. Ожидается, что ЗРС Bavar -373 после окончания испытаний поступит на вооружение в 2017 году.

Зенитная система, во многом напоминающая С-300П, создана также в КНДР. Она была впервые продемонстрирована на военном параде в Пхеньяне в 2012 году. На западе новый северокорейский зенитный комплекс известен как KN-06.

Вызывает большие сомнения способность иранской и северокорейской науки и промышленности создавать современные зенитные системы большой дальности с ракетами, имеющими полуактивное или активное самонаведение. Но если даже иранцам или северным корейцам удалось создать вертикально стартующую из ТПК ракету с радиокомандным наведением по своим данным, сравнимую с первыми ракетами С-300ПТ – это, безусловно, является большим достижением для них.

В настоящий момент зенитные ракетные системы большой дальности С-300П и созданная на их базе С-400 составляют основу зенитно-ракетных войск ПВО России. Будучи одними из самых эффективных средств борьбы с воздушной угрозой, они в течение ближайших десятилетий будут защищать небо нашей родины. Реализованные в них уникальные технические решения служат образцом для подражания при создании ряда иностранных аналогов.

По материалам:

http://pvo.guns.ru/s75/s75.htm

http://geimint.blogspot.ru/2008/06/worldwide-sam-site-overvi...

http://nvo.ng.ru/armament/2010-02-19/1_diagnoz.html

http://bmpd.livejournal.com/257111.html

http://www.china-defense.com

Источник: http://topwar.ru/91567-zrs-s-3...

http://cont.ws/post/213503

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

super-arsenal.ru

Система С-300П. Техника и вооружение 2004 07

Сергей Ганин, Александр Карпенко, Ростислав Ангельский

Авторы выражают глубокую признательность Владимиру Коровину за оказанную информационную поддержку.

В середине 1960-х гг. в ходе войны во Вьетнаме впервые в истории ЗРК зарекомендовали себя в качестве фактора, в значительной мере определяющего исход боевых действий в воздухе. Массовое применение ЗРК С-15 нанесло ощутимые потери американской авиации и, что не менее важно, принудило ее к действиям на малых высотах, в зоне эффективного огня зенитной артиллерии. В целом уровень потерь самолетов в ходе боевых вылетов приближался к нескольким процентам, что было близко к предельно допустимой величине. Однако этот фаюпормог иметь решающее значение только в ходе затяжной локальной войны. В случае же разворачивания полномасштабных боевых действий в Европе и над территорией СССР, в особенности в условиях применения оружия массового поражения, требовалось решить намного более сложную задачу — прикрыть важнейшие объекты даже от нанесения единичных ударов самолетами противника.

Ставший к середине 1960-х гг. наиболее массовым в войсках ПВО комплекс средней дальности С-75, несмотря на его многочисленные модернизации, решить эту задачу не мог по целому ряду причин:

— в условиях полномасштабного военного конфликта ожидалось массированное применение авиации вероятного противника, но темп ведения огня средствами С-75 ограничивался его одноканальным построением;

— ожидаемая высокая напряженность боевых действий, в особенности в начальный период войны, требовала быстрого восполнения боекомплекта ракет на пусковых установках и, следовательно, скорейшего приведения ракет в боеготовое состояние, а применение компонентов жидкого топлива в маршевых ступенях ракет ЗРК С-75 требовало выполнения длительных и сложных операций по их заправке;

— для прикрытия единичным комплексом группы объектов и обеспечения возможности многократного обстрела приближающихся воздушных целей требовалось увеличение максимальной дальности пусков, повышение скоростных характеристик ракет и их досягаемости по высоте. В то же время возможности дальнейшего увеличения дальности пуска ракет С-75 были практически исчерпаны: при использовании радиокомандного метода наведения его точность уменьшалась прямо пропорционально дальности пуска;

— с учетом накопленного к тому времени опыта боевых действий важнейшей задачей стало снижение минимальной высоты и минимальной дальности зоны поражения с целью уменьшения размеров «мертвой зоны» вблизи позиции ЗРК. В то же время двухступенчатая схема ракет С-75 с началом радиокомандного наведения на цель только после завершения работы стартового двигателя определяла значительные размеры «мертвой зоны»;

— опыт войны во Вьетнаме показывал, что эффективность применения ЗРК решающим образом зависела от его возможностей в условиях мощного радиоэлектронного противодействия.

В реализованной в С-75 схеме построения комплекса РЛС теряли возможность слежения за целью, как правило, в дальней зоне. Мощность отраженного от цели излучения РЛС комплекса падала пропорционально четвертой степени расстояния до цели, а мощность сигнала помехи — пропорционально квадрату этой величины. Этого недостатка были лишены системы, использующие самонаведение или командное наведение с визированием цели через ракету, сближающуюся с самолетом противника.

— для достижения высокой боевой устойчивости и гибкости боевого применения необходимо было обеспечить высокую мобильность комплекса, а используемые в ЗРК С-75 наземные средства требовали довольно длительного, достигавшего нескольких часов, развертывания с монтажом антенных постов и пристыковкой кабельных связей.

Таким образом, возможности дальнейшего совершенствования ЗРК С-75 с одноканальным по цели радиокомандным наведением и применением двухступенчатой жидкостной ракеты были, в основном, исчерпаны.

Обеспечение выхода возможностей ракетных средств ПВО средней дальности на более высокий уровень требовало создания принципиально новой ЗРС. И к середине 1960-х гг. для этого уже имелись достаточные технические предпосылки. Так, ламповую технику начали сменять полупроводники, аналоговые вычислители — цифровые ЭВМ. Создание для РЛС фазированных антенных решеток позволяло обеспечить необходимый для многоканальных комплексов быстрый переброс луча в пределах сектора обзора. Твердотопливные ракетные двигатели по уровню массоэнергетического совершенства приблизились к двигательным установкам на долгохранимом жидком топливе.

К середине 1960-х гг. необходимость разработки новой ЗРС средней дальности была очевидна не только для руководства Войск ПВО страны, но и для командования Сухопутных войск и ВМФ. Именно к этому времени Сухопутные войска приступили к освоению принятого на вооружение ЗРК «Круг», который по боевым возможностям был близок к С-75, но отличался более высокой мобильностью, а ВМФ приступил к отработке корабельного зенитного комплекса М-11 с несколько более скромными характеристиками. Первый опыт работы с этими новейшими средствами ПВО в значительной степени предопределил интерес к созданию единой зенитной ракетной системы межвидового применения.

Имея статус наиболее опытных разработчиков и заказчиков зенитного ракетного оружия, КБ-1 и войска ПВО страны в конце 1966 г. представили соответствующие предложения по такой системе, названной С-500У, и инициировали создание специальной комиссии, в состав которой вошли главные конструкторы, представители Министерства обороны и Комиссии по военно-промышленным вопросам. Однако вскоре выяснилось, что при значительной общности требований к новой ЗРС каждый из видов Вооруженных Сил имеет свои предпочтения в том, какой реальный вес будут иметь те или иные требования к новой системе. В частности, для ПВО Сухопутных войск высоким приоритетом пользовались показатели мобильности, поэтому для обеспечения высокой проходимости боевых машин предпочтение отдавалось ЗРК, средства которых размещались на гусеничном шасси. Кроме того, в те годы Сухопутные войска рассматривали как весьма актуальную и уже технически разрешимую задачу борьбы с оперативно-тактическими баллистическими ракетами. Особенно это требование усилилось после введения в августе 1968 г. советских войск в Чехословакию, когда вопрос об угрозе применения «Першингов» для нанесения ударов по механизированным колоннам был как никогда актуален.

По своим летно-тактическим характеристикам «Першинги» и другие тактические и оперативно-тактические ракеты были ближе к традиционным аэродинамическим целям. Считалось, что задача их перехвата может быть решена более простыми зенитными ракетными средствами, чем создававшимися в те же годы средствами обороны от стратегических ракет, представлявших основную угрозу для объектов на территории СССР. Кроме того, укрытый в бронеобъектах или фортификационных сооружениях личный состав был не столь уязвим к поражающим факторам ядерного взрыва или использованию оружия массового поражения, чем гражданское население, что позволяло выполнять перехват ракет противника на меньших высотах. Тем не менее даже создание системы борьбы с оперативно-тактическими ракетами, в наше время именуемой за рубежом как ПРО театра военных действий, потребовало применения высокопотенциальных РЛС и противоракет с высокими разгонными и скоростными показателями, которые для середины 1960-х гг. олицетворяли собой наивысшие достижения технического прогресса.

Свои специфические требования к перспективной зенитной системе предъявлял и флот. В их числе помимо особенностей эксплуатации в коррозионноопасной среде, при длительном воздействии вибраций и качки, электромагнитных наводок от других корабельных систем были также особые требования к радиоэлектронным средствам, которые должны были обеспечить наведение ракеты на цель, находящуюся вблизи морской поверхности, имеющей сложный и нестабильный характер отражения излучений. Кроме того, моряки всегда трепетно относились к выполнению выдвигаемых ими жестких массогабаритных ограничений: размещение на корабле необходимого боекомплекта исключало применение громоздких изделий.

Безусловно, попытка совместить столь разнородные требования заказчиков в единой зенитной ракетной системе могла привести к ухудшению ее технико-экономических показателей и значительно усложнить возможность осуществления такой разработки в сжатые сроки. На этом этапе в судьбе будущей С-300 большую роль сыграл ряд высокопоставленных работников Министерства обороны, и в их числе руководитель направления по развитию ЗРК Научно-технического комитета Генерального штаба Р.А.Валиев. Ему удалось организовать всестороннее обсуждение предложения об унификации С-300 с заказчиками от трех видов вооруженных сил. При этом участников обсуждения удалось убедить в том, что предлагаемая для ПВО Сухопутных войск система будет рациональной только в том случае, если она сможет в необходимой мере обеспечить выполнение задач ПРО.

Результатом этих обсуждений стал санкционированный на самом высоком уровне переход к концепции создания трех унифицированных систем С-300 с существенно различными радиоэлектронными средствами, единой противосамолетной ракетой и, в дополнение к ней, специальной противоракетой для системы Сухопутных войск. Подобная концепция позволила обеспечить независимое участие в создании новых зенитных систем всех имевшихся к тому времени в стране головных организаций разработчиков и их коопераций, традиционно ориентированных на «свой» вид вооруженных сил.

Зенитную ракетную систему для Войск ПВО страны было поручено разрабатывать КБ-1 (в дальнейшем МКБ «Стрела», ЦКБ «Алмаз») Минрадиопрома, возглавляемому Генеральным конструктором Б.В. Бункиным, для Сухопутных войск — НИИЭИ Минрадиопрома (ныне концерн «Антей») во главе с главным конструктором В.П. Ефремовым, а для флота — ВНИИ РЭ Минсудпрома (ныне МНИИ РЭ «Альтаир»), руководимому В.А.Букатовым. Кроме того, к этой работе были подключены и основные разработчики зенитных ракет — П.Д. Грушин, возглавлявший МКБ «Факел», и Л.В.Люльев, руководивший свердловским КБ «Новатор».

Таким образом, без работы не остался ни один из коллективов, традиционнее разрабатывавших комплексы и ракеты для Войск ПВО страны, Сухопутных войск и флота.

Основные положения принятой концепции были положены в основу Постановления ЦК и Совмина от 27 мая 1969 г. о создании унифицированной системы С-300. Впрочем, забегая вперед, отметим, что в дальнейшем по-настоящему унифицированными остались только наименования зенитных ракетных систем:

— С-300П для Войск ПВО страны;

— С-300В для ПВО Сухопутных ВОЙСК;

— С-300Ф для ВМФ.

Разработка ракеты В-500 для поражения аэродинамических целей и тактических баллистических ракет, имеющих дальность пуска до 140 км, была поручена МКБ «Факел», противоракеты КС-96 — КБ «Новатор». При этом предусматривалось создание ЗУР В-500 в трех вариантах: самонаводящейся В-500Р, упрощенной В-500К с радиокомандным наведением и В-500В, адаптированной к работе с радиоэлектронными средствами комплекса С-300В. Создание В-500К должно было значительно сократить сроки создания новой системы, к тому же, эта ракета должна была стать намного дешевле, чем В-500Р. В свою очередь, разработка В-500В была прекращена уже на самой ранней стадии, когда в начале 1970-х гг. от нее отказались Сухопутные войска, поручив КБ «Новатор» разработку ЗУР 9М83 — уменьшенного варианта противоракеты 9М82 (КС-96).

В целом же творческая самостоятельность головных разработчиков привела к тому, что унифицированными в составе С-300 оказались только создававшиеся в новосибирском НИИ измерительных приборов под руководством главного конструктора Юрия Александровича Кузнецова радиолокаторы обнаружения (РЛО) комплексов С-300П и С-300В, а также ракеты для комплексов Войск ПВО и флота, спроектированные под руководством П.Д.Грушина.

Пусковые установки для ЗУР комплекса С-300П проектировались в ленинградском КБСМ под руководством главного конструктора Николая Алексеевича Трофимова.

Помимо общего руководства созданием системы С-300П в МКБ «Стрела» под руководством главного конструктора системы В.Д.Синельникова также разрабатывался командный пункт и радиолокатор подсвета целей и наведения ракет (РПН), оснащенный фазированной антенной решеткой.

На РПН, который должен был стать основой построения радиоэлектронных средств комплекса, были возложены задачи по обнаружению цели (автономному или по целеуказанию с командного пункта системы), ее сопровождению, приема информации с борта ЗУР, выдачи команд управления на ракету.

Также впервые для зенитной ракетной системы предстояло создать цифровой вычислительный комплекс, разработка которого была поручена Московскому институту точной механики и вычислительной техники и велась сначала под руководством академика С.А.Лебедева, а после его смерти — В.С.Бурцева. При проведении работ был использован опыт создания ЭВМ для системы ПРО Московского промышленного района А-35. Однако, в отличие от ранее созданного образца, предназначенный для С-300 вычислительный комплекс 5Э26 был построен по модульному многопроцессорному принципу. Резервирование осуществлялось не целыми машинами, а модулями устройств. Это повышало надежность вычислительного комплекса в целом. Модули центральных процессоров, оперативной памяти, памяти команд и процессора ввода-вывода были охвачены полным аппаратным контролем. Любой сбой или отказ в модуле вызывал аппаратную реконфигурацию комплекса. Например, если в одном процессоре возникал сбой, то практически мгновенно подключался резервный. Всего в комплексе работали три модуля процессора и четыре модуля памяти.

Первоначально изготовление кабин стартовой автоматики было поручено Свердловскому электромеханическому заводу. Однако ввиду значительных трудностей, проявившихся там при освоении их производства, Генеральный Заказчик и Генеральный конструктор С-300П обратились к руководству Московского радиотехнического завода (МРТЗ) с просьбой взяться за разработку этой аппаратуры. В результате новое изделие было адаптировано к освоенным на МРТЗ техническим процессам. Было изготовлено и сдано в эксплуатацию специальное стендовое оборудование. Несмотря на высокую загрузку всех производственных мощностей МРТЗ основной продукцией, примерно через полгода, после корректировки документации, этот завод ликвидировал отставание, и первые стрельбовые дивизионы, формировавшиеся на стыковочной базе системы на полигоне Капустин Яр, были укомплектованы своевременно.

Особой технической новизной отличалась ракета В-500, в соответствии с требованиями выполненная по одноступенчатой схеме, исключавшей необходимость отчуждения значительной территории под зону падения ускорителей.

На начальных этапах разработки для ракеты была принята нормальная аэродинамическая схема с крыльями малого удлинения, зачастую именуемыми пилонами. Внешне она была похожа на американские корабельные ЗУР «Тартар» и «Стандарт». Однако при дальнейшем проектировании выяснилось, что при характерных для применения ракеты комплекса С-300 полетных параметрах роль крыльев в улучшении маневренности и повышении аэродинамического качества не столь велика. В результате для В-500 была принята бескрылая схема «несущий корпус» с четырьмя цельноповоротными управляющими поверхностями в хвостовой части — аэродинамическими рулями, или, по более точной классификации, рулями-элеронами. Принятая аэродинамическая компоновочная схема обладала малым сопротивлением и при малой продолжительности работы твердотопливного двигателя обеспечивала полет на заданную дальность с допустимой потерей скорости на пассивном участке траектории при полете с неработающим двигателем.

В качестве системы наведения для ракеты В-500Р также рассматривались различные варианты, в том числе и самонаведение с помощью полуактивной радиолокационной головки, аналогично тому, как это было реализовано в комплексе С-200. В окончательном варианте был принят метод наведения, заключающийся в органическом сочетании радиокомандного наведения на начальном и среднем участках траектории с так называемым «сопровождением через ракету» на конечном. Использование подобного метода наведения позволило организовать полет ракеты по оптимальным траекториям с низким расходом энергетики и обеспечило поражение целей с высокой эффективностью.

Для реализации этого метода наведения в передней части ЗУР под обтекателем вместо сложной и дорогостоящей головки самонаведения был установлен радиолокационный визир, информация от которого передавалась на наземные средства системы. На основании этой информации, а также данных о ракете и цели, получаемых от радиолокатора подсвета и наведения, вырабатывались команды наведения.

Другим новым техническим решением, радикально упростившим эксплуатацию ракеты, стало применение транспортно-пускового контейнера (ТПК), обеспечивающего защиту ракеты от воздействия неблагоприятных атмосферных факторов и механических повреждений от момента вывоза с завода до пуска.

Еще одним элементом новизны стал вертикальный старт ракеты. Это позволило не только обеспечить пуск ракеты в любом направлении без какого-либо наведения пусковой установки, но также упростило саму конструкцию ПУ и снизило ее массу. При вертикальном старте требовалось только неспешно поднять стрелу ПУ, на которой крепились транспортно-пусковые контейнеры, а какое-либо ее азимутальное перемещение исключалось, что существенно упрощало механизмы пусковой установки.

Разумеется, эти технические новшества, в свою очередь, потребовали решения вновь возникших проблем. В частности, для уменьшения поперечных габаритов ракеты при ее нахождении внутри транспортно-пускового контейнера и, следовательно, диаметра и массы контейнера пришлось применить раскрываемые при старте аэродинамические рули. Для быстрого разворота ЗУР в направлении цели после вертикального старта в дополненис к аэродинамическим рулям потребовалось установить и достаточно большие по размерам газовые рули: их консоли доходили почти до продольной оси ракеты.

Немало проблем было связано с обеспечением старта ракеты непосредственно из контейнера.

На ранних стадиях для С-300П было предложено использовать ТПК с глухим дном, из которых ракеты должны были стартовать на собственном двигателе. Однако «ахиллесовой пятой» этого варианта старта являлась возможность взрыва запускаемого двигателя в ТПК, что могло привести к трагическим последствиям, особенно тяжелым в корабельных условиях. В результате после нескольких десятков испытаний, проведенных по этой схеме, в августе 1972 г. от нее решили отказаться.

Отрабатывался также вариант минометного старта, заключавшийся в выбросе ракеты из ТПК с помощью порохового аккумулятора давления (ПАД). При этом запуск маршевого двигателя ракеты должен был производиться на высоте 5-10 м над верхним срезом контейнера. В этом варианте также должен был использоваться ТПК с глухим дном, дополнительно оснащенный поршнем-обтюратором, который перемещался под давлением продуктов сгорания ПАД, выбрасывая ракету.

Применительно к корабельным условиям размещения ЗРК для ракеты был разработан ТПК специальной конструкции, в котором с целью исключения повреждения палубных надстроек обтюратор тормозился в верхней части контейнера. Однако подобный ТПК получился слишком сложным и дорогим в изготовлении. К тому же, после подобного «минометного» старта из ТПК выходил столб дыма, поднимавшийся до высоты 40–50 м, что демаскировало место расположения пусковой установки.

В конечном счете для комплексов С-300П и С-300Ф к концу 1970-х гг. был отработан способ выброса ракеты из ТПК с помощью катапультного устройства, для работы которого использовались горячие газы, образовывавшиеся при работе порохового аккумулятора давления. Само катапультное устройство представляло собой два цилиндра со штоками-тягами, соединенными под ракетой поддоном.

Введение подобного способа «холодного» старта позволило унифицировать ТПК для использования в войсках ПВО и на кораблях ВМФ. При этом было обеспечено уменьшение нагрузок, действующих на ТПК при старте, отпала необходимость нанесения теплозащитного покрытия, значительно упрощены требования по точности изготовления ТПК. В итоге значительно снизился вес ТПК, улучшилась технологичность и сократилась трудоемкость его изготовления. Кроме того, открылась возможность повторного использования ТПК.

Внедрение катапультного старта позволило уменьшить нагрузки, действующие на пусковую установку при старте ЗУР. Газодинамическое воздействие стало минимальным: двигатель ракеты включался на высоте более 20 м, а относительно небольшая сила отдачи при движении ЗУР в контейнере действовала практически в вертикальном направлении и просто передавалась на поверхность стартовой площадки, не создавая угрозы опрокидывания пусковой установки.

Достигнутая унификация ТПК комплексов С-300П и С-300Ф, а следовательно, и по многим вспомогательным средствам доставки, хранения и обслуживания ракет сулила в дальнейшем значительную экономию средств.

Зенитная управляемая ракета В-500 (заводское обозначение 5В55) во всех своих модификациях была оснащена однорежимным твердотопливным двигателем, с корпусом из высокопрочного алюминиевого сплава. Использование твердого топлива обеспечивало постоянную готовность ракеты к применению и исключало проведение необходимых для системы С-75 операций по заправке ракеты токсичными и агрессивными компонентами жидкого топлива.

Для производства корпусов двигателей ракеты был впервые применен метод обратного прессования. Технология этого процесса была разработана в МКБ «Факел» совместно с коллективом Всесоюзного института легких сплавов (ВИЛС) и позволила изготавливать корпус двигателя за короткий промежуток времени из одной заготовки. Кроме того, эта технология обеспечивала возможность заодно с корпусом сформировать и крылья ракеты, что представлялось весьма ценным до перехода к схеме ракеты «несущий корпус». Используя новую технологию, Куйбышевский механический завод смог обеспечить корпусами двигателей все серийные заводы.

В процессе отработки и при поставке первых серий ракет В-500 маршевый РДТТ был оснащен вкладным твердотопливным зарядом, разработанным под руководством Б.П.Жукова в Люберецком НПО «Союз» (ныне Федеральный центр двойных технологий «Союз»). Несмотря на то, что отработка этого варианта двигателя и совершенствование состава топлива потребовало наряженных усилий разработчиков и заняло продолжительное время, практика показала, что использование схемы вкладного заряда не обеспечило должной надежности и безопасности. Он неоднократно повреждался при транспортировке, что приводило к последующим взрывам при запуске двигателя.

Еще одий новаторский шаг при создании 5В55 был сделан в направлении улучшения ее эксплуатационных характеристик. При создании зенитных ракет для предыдущих систем ПВО считалось, что одной из центральных мер обеспечения надежности функционирования ракет будет являться их обязательная регулярная проверка в условиях эксплуатации и предстартовый контроль. Для того чтобы повысить качество и сократить время выполнения этих проверок, значительное внимание было уделено созданию быстродействующей контрольно-испытательной аппаратуры, а также универсальных комплектов контрольно-испытательного оборудования, предназначенного для проверки ракет и их наземного оборудования.

Однако к концу 1960-х гг. взгляды разработчиков зенитных ракетных средств начали претерпевать радикальные изменения. Опыт создания и отработки ракет нового поколения показывал, что достигнутый уровень техники уже позволяет повысить техническую надежность ракет до такой степени, чтобы вообще исключить проведение в войсковых условиях регламентных проверок и предстартового контроля ракет.

Сущность новой концепции, которая в дальнейшем получила название концепции «гарантированного изделия», состояла в том, что новые ракеты после их выпуска с завода вообще не должны подвергаться каким-либо проверкам на складах и в эксплуатации. При этом техническая надежность этих ракет должна быть очень высокой и не должна существенно уменьшаться ни в процессе их транспортировки, хранения и эксплуатации в любых реальных условиях в течение заданного срока службы, ни в полете, когда в течение нескольких десятков секунд ракеты подвергаются шквалу разнонаправленных воздействий.

Точка зрения Петра Дмитриевича Грушина была выражена им предельно четко: военные должны стрелять, а не заниматься обслуживанием ракет. И это стало самой настоящей революцией в зенитном ракетном вооружении, — вспоминает районный инженер, руководитель военной приемки МКБ «Факел» Рафаил Борисович Ванников. — До этого большое количество личного состава было занято обслуживанием ракет и поддержанием их в боевой готовности. Каждая зенитная ракетная часть имела свои подразделения на технической позиции, специальные базы. Многие военные занимались этим вопросом и в центральном аппарате. Создание же ракет, обладающих свойствами «гарантированной надежности», вело к большому сокращению генералов, полковников и других офицеров. Конечно, не так просто было переломить их сознание, но Грушин с поддержкой Главкомов пробил свою идею».

Для реализации положений новой концепции в МКБ «Факел» была проделана гигантская работа, в результате которой возрос объем наземной отработки бортовой аппаратуры и опытных образцов ракет, были созданы новейшие стенды и лаборатории, специальные методики проведения испытаний. Ракеты и их аппаратура стали испытываться в наземных условиях при одновременном воздействии на них различных сочетаний температуры, давления и вибраций, причем в реальном спектре вибрационных воздействий: от сверхвысоких до низких частот.

Изначально С-300П задавалась как самоходная система, способная обеспечить развертывание на неподготовленной в инженерном отношении местности в течение пяти минут. Для выполнения этого требования в качестве базового шасси для размещения всех боевых элементов системы был принят четырехосный автомобиль типа МАЗ-543, уже применявшийся к тому времени как шасси для пусковых установок оперативно-тактических ракет Р-17 (Scud) и «Темп-С». Для размещения части средств комплекса были выбраны полуприцепы.

Однако создание унифицированного шасси с размещением систем энергообеспечения элементов аппаратуры различной конструкции и мощности: связи, приборов ночного видения, а также контейнеров с аппаратурой потребовало существенной доработки МАЗ-543. При этом с учетом значительно меньшей длины ЗУР по сравнению с баллистическими ракетами главный конструктор Минского завода колесных тягачей Б.Л. Шапошник предложил отказаться от установки правой кабины и разместить ряд автомобильных агрегатов выше двигателя, справа от оставшейся кабины.

Однако на начальных этапах темп разработки радиоэлектронной части системы был заметно выше темпов работ по новому автомобильному шасси, получившему наименование MA3-543M. В связи с этим руководство МКБ «Стрела» предложило Заказчику осуществить в первоочередном порядке разработку системы в транспортируемом контейнерном варианте, в котором все боевые элементы и средства управления системы создавались бы и выпускались в контейнерном исполнении и перевозились с помощью полуприцепов и транспортных автопоездов. На полевой позиции при боевой работе контейнеры с оборудованием должны были располагаться на грунте или в укрытиях на специальных основаниях, а на заранее подготовленных позициях — в железобетонных укрытиях. В связи с тем что значительная часть новых комплексов, в том числе и развертываемые в первую очередь, предназначалась для защиты именно стационарных объектов, Заказчик согласился с этим предложением. Было принято решение об опережающем создании системы С-300П в контейнерном исполнении под наименованием С-300ПТ (транспортируемая), а последующий вариант с использованием MA3-543M получил обозначение С-300ПС (самоходная).

Использование контейнерного варианта вело к увеличению времени развертывания С-300П с 5 минут до одного часа, но с учетом упомянутых обстоятельств это не имело решающего значения на начальных этапах ввода в строй новой системы. В дальнейшем разработка С-300ПТ велась опережающими темпами: он первым прошел испытания, был принят на вооружение и освоен в серийном производстве.

Первый вариант пусковой установки под обозначением 5П85П представлял собой перевозимый стартовый стол, обеспечивавший развертывание ракетной батареи на неподготовленной позиции. Первоначально на пусковой установке предполагалось разместить связку-кассету с пятью ракетами, находящимися в ТПК диаметром по 1,1 м. Связка ТПК должна была доставляться на позицию и устанавливаться в вертикальное положение посредством выполненной на базе шасси МАЗ-543 транспортно-установочной машины (ТУМ).

Однако более глубокая проработка подобной связки ТПК показала наличие существенных трудностей при ее эксплуатации. Не обеспечивался заданный темп пуска ракет, так как старт первой же ЗУР приводил к раскачке кассеты. При выходе из строя одной из ракет в ТПК или при израсходовании части из объединенных в связке ТПК для восстановления боекомплекта требовалась замена всей связки в целом. Подобное перезаряжание кассеты при неполном расходе ракет, как и хранение кассет, оборудованных общим электроразъемом, вело к дополнительным проблемам при эксплуатации.

Кроме того, постоянно пребывание в вертикальном положении придавало дополнительные демаскирующие признаки пусковой установке. В конечном счете после согласования технического задания число ТПК в кассете было сокращено до четырех.

После разработки эскизного проекта стартового стола была также выпущена рабочая документация по 5П85П, но «в металле» данный вариант так и не изготовили. В дальнейшем все усилия разработчиков были сосредоточены на буксируемой пусковой установке 5П851, выполненной в виде полуприцепа с размещенными на нем качающейся частью со связкой из четырех контейнеров и гидравлического привода для подъема качающейся части, перемещения связки ТПК и выдвижения опорных домкратов.

На боевой позиции после отцепления полуприцепа и установки разводимых гидравлических опор пусковые установки соединялись кабелями с расположенным на удалении в несколько десятков метров контейнером подготовки ракет и управления стартом и с системой электропитания.

С начала 1970-х гг. испытания и доводочные работы по опытному варианту ракетного комплекса и средств управления системы С-300П, так же как и комплексов практически всех последующих модификаций С-300П, проводились на 10-м Государственном научно-испытательный полигоне Войск ПВО в районе города Сары-Шаган у озера Балхаш (Казахстан). Там же отрабатывались средства радиолокационной разведки, элементы средств управления и производилось сопряжение системы в полном составе. Параллельно с испытаниями на полигоне был проведен большой объем наземной отработки.

Продолжение следует

Сергей Суворов

Танкистам, конструкторам бронетанковой техники и работникам танкостроительной промышленности нашей страны посвящаю.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

ЗРК С-300 - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

ЗРК С-300 «Фаворит» Тип: Страна: История службы Годы эксплуатации: Принят на вооружение: На вооружении: История производства Конструктор: Разработан: Производитель: Годы производства: Варианты: Характеристики Снаряд: Максимальнаядальность, м: Изображения на Викискладе:
Пусковая установка С-300ПС на Тверской улице в Москве, в 2009 году
зенитно-ракетный комплекс (ЗРК)
СССР СССРРоссия Россия
1975 — настоящее время
1978

См. список пользователей

НПО «Алмаз» им. А. А. Расплетина, НПО «Антей» (С-300В)
1967 — 2005[1]
ВМП «АВИТЕК» (ракеты)
С-300ПТ с 1975, С-300ПС и С-300ПМ c 1978, по 2011.[2]
С-300п, С-300ПТ, С-300ПТ-1, С-300ПТ-1А, С-300ПС, С-300ПМ, С-300ПМУ, С-300ПМ1 (ПМУ-1), С-300ПМУ2, С-300В, С-300ВМ, С-300ВМД, C-300B4, С-300Ф, С-300ФМ.
зенитная управляемая ракета
40—200 (300) км (по аэродинамической цели),5—40 км[3] (по баллистической цели)
ЗРК С-300 «Фаворит»

С-300 «Фаворит» (индекс заказчика: 35Р6, 70Р6, 75Р6, 9К81, 3М-41) — семейство зенитно-ракетных комплексов (ЗРК), способных поражать различные цели на высотах: от меньших, чем возможная высота полёта — до превышающих потолок высоты[4] для целей; на дальностях: от нескольких километров — до 75-200 километров, в зависимости от типа применяемых элементов семейства С-300 и, в частности, ракет-перехватчиков[5].

Предназначена для обороны крупных промышленных и административных объектов, военных баз и пунктов управления от ударов средств воздушно-космического нападения противника. Способна поражать баллистические и аэродинамические цели. Стала первой многоканальной зенитной ракетной системой, способной сопровождать каждым комплексом (ЗРК) до шести целей и наводить по ним до двенадцати ракет. При создании средств управления (СУ), состоящих из пункта боевого управления и радиолокатора обнаружения, решили задачу автоматической завязки трасс до ста целей и эффективного управления дивизионами, расположенными на расстоянии 30-40 км от СУ. Впервые была создана система с полной автоматизацией боевой работы. Все задачи — обнаружения, сопровождения, целераспределения, целеуказания, отработки целеуказания, захвата цели, её сопровождения, захвата, сопровождения и наведения ракет, оценки результатов стрельбы — система способна решать автоматически с помощью цифровых вычислительных средств. Функции оператора заключаются в контроле над работой средств и осуществлении пуска ракет. В сложной обстановке возможно ручное вмешательство в ход боевой работы. Ни одна из предыдущих систем этими качествами не обладала[6]. Вертикальный старт ракет обеспечивал обстрел целей, летящих с любого направления без разворота пусковой установки в направлении стрельбы.[7] Современные модификации (с 97 года представлено публично) одним комплектом могут поражать до 36 аэродинамических или баллистических целей, наводя на них до 72 ракет, или (отдельные модификации) в различных сочетаниях, в том числе без сторонней помощи.[8]

Главный разработчик — НПО «Алмаз» им. А. А. Расплетина (ныне входящее в Концерн ПВО «Алмаз-Антей»). Зенитные управляемые ракеты для системы С-300 были разработаны МКБ «Факел». Серийный выпуск системы (С-300ПТ) был начат в 1975 году. В 1978 году были завершены испытания системы; в 1979 году первый полк С-300ПТ встал на боевое дежурство[9].

Зенитно-ракетная система (ЗРС) С-300 состоит из командного пункта с радиолокатором обнаружения (РЛО), с которым связаны до шести зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) 5Ж15. Командный пункт служит для автоматизированного распределения целей между ЗРК и не содержит ракет.

Дальнейшим развитием ЗРС С-300 стало создание ЗРС С-400 (40Р6), принятого на вооружение в 2007 году.

В 2011 году было принято решение снять с производства модификации С-300ПС и С-300ПМ. Однако, это не касалось систем С-300ПМУ1 и С-300ПМУ2 «Фаворит», а также ЗРС С-300В и С-300ВМ «Антей-2500»[2].

encyclopaedia.bid