Запретить карнавал: ряженых казаков могут объявить вне закона. Ряженые казаки


Кто такие казаки в современной России — Антитроллинговый комитет

Кто такие казаки в современной России

В царской России, как известно, казаки были отдельным сословием. После революции они раскололись на красных и белых казаков. Во время Великой Отечественной была пластунская дивизия, которая воевала на уровне самых элитных войск. Всё это – настоящие казаки.

Во время первой чеченской войны была казачья дивизия имени Ермолова. А сейчас на Донбассе есть потомственные казаки, которые воюют с укрофашистами. И это всё тоже настоящие казаки.

Но в современной России «казаками» очень часто называют себя какие-то странные люди, не имеющие отношения ни к армии, ни к силовым структурам, ни, в конце концов, к настоящему казачьему образу жизни. Проще говоря – это ролевики. Ролевые игры – дело обычное, в них нет ничего плохого. Например, часть людей надевает форму советских солдат, часть – фашистов и бегают по полям, стреляя холостыми патронами и воссоздавая атмосферу Великой Отечественной. Или надевают рыцарские доспехи и сражаются на мечах. Ну или там муж с женой, чтобы разнообразить сексуальную жизнь, играют в страшного насильника и его беззащитную жертву. 🙂 В ролевых играх нет ничего плохого, если:

  • Эти игры не причиняют вреда ни посторонним лицам, ни самим участникам игры, а участие в них сугубо добровольно.
  • К тем, кто в игре не участвует, никто не лезет с её атрибутикой и правилами.
  • По окончанию игры участники сразу выходят из образа и вспоминают свои обычные роли в обществе.

То есть если человек, например, в выходные одевается в рыцаря и машет мечом, а в понедельник надевает пиджак с галстуком и едет на работу – всё нормально. А вот если он придёт на работу в этих доспехах и будет там на полном серьёзе называть себя рыцарем – его отправят в психушку. В лучшем случае – оперативно уволят с этой работы. Однако у нас в стране, да и не только у нас, а на большей части постсоветского пространства, наблюдается некая странная движуха ролевиков в виде «казаков», не выходящих из образа никогда. Причём на что-то эти ролевики живут, при том, что большинство «казачьих офицеров» явно нигде не работает, занимаясь лишь «казачьими сходами», «выборами атамана» и прочими ролевыми играми. Что наводит на определённые размышления…

Хуже того — эти люди порочат память о настоящих героях, надевая офицерские погоны и обвешиваясь орденами и медалями с ног до головы. «Ордена» и «медали» производят ушлые китайцы за копейки, может позволить себе любой школьник, но издалека, да на форме, их вполне можно принять за что-то настоящее:

2_4721_5[1]

Причём с количеством наград и псевдозваниями «казаки» не скромничают. Вот вам, например, целый генерал армии, почему-то в милицейской фуражке:

ряженые казаки

Ни одной государственной награды, но как солидно смотрится, да? А вон там слева наблюдается что-то, очень похожее на советский орден Красной Звезды. Но вряд ли человек, имеющий такую серьёзную боевую награду, убрал бы её в самый край, обвешав всю грудь побрякушками. Так что с вероятностью 80% это тоже какая-то стилизация, в остальных 20% — чужой орден.

А вот пьяный в сопли полковник, тоже весь в побрякушках:

7858553_original[1]

Думаете, это предел? Ха-ха! Вот вам целых два МАРШАЛА (напоминаем, в современной России звание маршала существует, но ни одного носителя этого звания нет), а также школьник, имеющий орден и три медали, то есть, видимо, положивший в бою сотню-другую врагов. И, что гораздо хуже, рядом с ними человек, косящий под православного священника. Вот только крест у него — тоже какая-то стилизация, ну и опять же «ордена» и «медали», неизвестные официальному списку государственных наград:

ряженые казаки

А вот ещё один генерал армии, обладатель всех четырёх Георгиевских Крестов, которыми награждали в Российской Империи. То есть, ему должно быть около 150 лет. Неплохо сохранился:

kamshilov_21[1]

Для разнообразия можно и видео показать. Ряженый «генерал», тоже с Георгиевским Крестом, доказывает другим таким же «казакам», что он реально генерал, а те не верят. Звёзды у «генерала» — всего лишь подполковника, но это никого не смущает.

Без целой кучи побрякушек ни один ряженый «казак» обойтись не может. Вот, например, девочки школьницы, тоже, видимо, посещающие какие-то ролевые движухи, и тоже, судя по наградам, уже успели завалить по несколько десятков врагов. А ведь в Российской Империи любой знал, что баба казаком не может быть по определению:

qorlj_zsqbu[1]

Так ли безобидны эти ролёвки, как кажется? Ведь эти «казаки», как мы видим, активно работают с детьми. Именно эти дети потом в графе «национальность» пишут «казак» и называют всех не-казаков «москалями». Именно из них выходят потенциальные майданутые с «монархическим» уклоном. А вспомним нацистский переворот 2014 года на Украине — сколько там было завываний насчёт «казацкого роду» и сколько этих ряженых? Там ведь их готовили по той же схеме, что и у нас.

Проверяет ли кто-нибудь, чем промывают мозги детям эти ряженые генералы и маршалы? Проверял ли кто-нибудь, на что живут они сами, почему не работают?

А ведь эти люди зачастую ещё и носят холодное оружие, и, судя по общению в интернете, не брезгуют угрозами, когда им что-то не нравится. Хотя, конечно, никакой реальной силы они из себя не представляют, как пытаются это изобразить. Яркий тому пример — станица Кущевская, где было 600 «казаков», то есть членов местного казачьего клуба, и 60 бандитов Сергея Цапка, которые держали в кулаке всё и всех. И никто из этих ряженых не смел даже глаз поднять на «цапковских».

Отсюда можно сделать очень похожее на правду предположение, что ряженых псевдоказаков спонсируют те же силы, что и прочих майданутых. Конечно, не всех. Наверняка есть среди них адекватные патриотические движухи, приносящие пользу. В любом случае тем, кто решил как-то контактировать с такими «казаками», следует быть осторожными. А если хочется быть казаком самому, надо помнить, в чём заключается образ жизни настоящего казака:

Настоящий казак должен быть православным. Не на словах, а на деле: посещать все церковные службы, соблюдать все посты, исповедоваться, причащаться, подавать нищим и т.д. и т.п. Что-то не видел я на церковных службах ни одного из таких ряженых.

Настоящий казак должен постоянно заниматься боевой подготовкой. Причём в современных условиях это не махание шашкой, а автоматы, гранатомёты, вождение боевой техники и т.д. Нет такой возможности? Значит, нет возможности быть настоящим казаком.

Настоящий казак живёт в сельской местности и умеет делать всё по сельскому хозяйству. И травы накосить, и корову подоить, и поле вспахать. «Казак», живущий в городской многоэтажке, так же смешон, как пришедший на работу в рыцарских доспехах.

Ну и, конечно же, как только где-то начинается война — казак сразу туда отправляется. Это крестьянин ждёт призыва, а казака и призывать не надо, где война — там и казак. В современных условиях это Донбасс. Называешь себя казаком, но не едешь туда, ища отговорки? Ты не казак, а диванный воин.

Вообще главный принцип казака — «меньше слов, больше дела». Если есть война — воевать, если нет — заниматься сельским хозяйством. Все эти «сходы», собрания, публичные акции и прочие движухи настоящие казаки не любили. Казак всегда занят чем-то реальным, прикладным. Это нужно помнить тем, кто считает себя потомком казаков и хочет быть похожим на них. Например, добросовестно учась или работая, занимаясь спортом, помогая ближним — ты становишься куда ближе к настоящим казакам, чем ряженые «маршалы».

А вот настоящие казаки Российской Империи. Хорошо, что они не видят, как глумятся над их традициями:

3105[1]

Все права на статью «Кто такие казаки в современной России» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

Автор публикации

не в сети 3 недели

Boss

5 Комментарии: 56Публикации: 354Регистрация: 10-10-2014

Читайте также:

anti-troll.ru

Кого можно считать ряженым, кто они такие и откуда взялись

Эволюция понятий

В толковом словаре Ожегова термин «ряженый» трактуется, как одетый в маскарадный костюм, переодетый в необычную одежду. Историки связывают традицию «ряженья» с древними языческими культами в Европе. В России обычай наряжаться, надеть маску, вымазывать открытые части тела в сажу, носить чудную одежду, и всячески изменять свой облик был характерен во время массовых гуляний.

Ряженые ходили по домам, исполняли колядки, разыгрывали сценки, шутили и развлекали публику иными способами. Собственно, вся суть ряженых состояла в том, что люди меняли на время свой внешний облик и вытворяли странные вещи, и тем самым смешили весь окружающий народ.

В современной российской действительности, начиная с 90-х годов, слово «ряженые» прочно ассоциируется не со скоморохами, а с представителями т.н. «казачества». Если сначала характеристика касалась только внешнего вида, то сейчас это слово значительно расширило свой смысл.

Сегодня «ряженым» могут назвать кого угодно, и опровергнуть данное утверждение почти невозможно. Вместе со сменой смыслов, слово приобрело негативную окраску и пополнило ряды «остроумных» оскорблений.

Встречают по одежке

Возрождение казачества, начавшееся на закате советского государства, сопровождалось вхождением в обиход казачьей дореволюционной формы. Тогда были еще живы те, кто помнил, как за атрибуты «контрреволюционного казачества» можно было получить реальный тюремный срок.

Потому, надевая дедовскую черкеску и вешая на кавказский пояс, пусть даже бутафорский, кинжал или шашку, и появляясь в таком виде на людях, потомки славных казачьих родов идентифицировали себя, фактически бросая вызов обществу. В отличии от средневековых «ряженых», многие не меняли личину на время, а одевали свое, не ожидая за это каких-либо вознаграждений.

Со временем ситуация изменилась. За казачью самоидентификацию и дореволюционную атрибутику никто не расстреливал, а для того, чтобы заиметь нужный костюм и погоны стоило лишь пойти в швейное ателье и заказать их. Очень скоро количество желающих «нарядиться» в казака стало зашкаливать.

Яркая форма дореволюционных образцов, дополняемая красивыми погонами высокого казачьего чина и множественными наградами, создавала определенный антураж вокруг их обладателя. Обычные прохожие на улицах российских городов поначалу смотрели на «казаков» с уважением.

«Когда я носил общеармейскую форму полковника, первые дни мучил страх разоблачения. Соседи глаза вылупили от изумления. Первым мне отдал честь майор моего возраста, и я при этом с непривычки опешил и растерялся… Первый день дергался от страха, хотя честь, вследствие общего развала дисциплины, отдавали даже не все солдаты. Зато первый патруль возглавлял подполковник. Он молодцевато вытянулся и первым задрал руку, а я напустил на себя барственность и кивнул ему, а сердце билось, как у зайца», - описывал свои ощущения один из участников тех «славных» событий.

«Героев» воспринимали всерьез не только обыватели, но и руководство страны. Известен случай, когда к премьер-министру Виктору Черномырдину в 1994 году из Совета Федерации на прием попа генерал-лейтенант «казачества», как позже выяснилось, он оказался московским бомжом. «Я с ним полтора часа с ним рассуждал, как нам обустроить Россию! До двери провожал, как порядочного…», - сетовал премьер и позже добавил: «Мне-то откуда знать – настоящий он или ряженый!»

С «липовыми» генералами и полковниками решили разобраться только в 1998 году, когда президент России Борис Ельцин издал соответствующий Указ (5), где были перечислены все возможные казачьи чины «не проходящим военную службу членам казачьих обществ», порядок их присвоения, а также ограничение на ношение «формы» и «знаков различий» для представителей общественных организаций.

Так, согласно Указу, чин казачьего генерала может присваивать только президент России, но ни криминальной, ни административной ответственности за самовольное ношение погон и формы российским законодательством не предусмотрено. Официально «казачьих генералов» насчитывается 21 человек, но реальное число людей, представляющихся столь высоким чином, посчитать невозможно.

Из «засветившихся» носителей генеральских погон добровольцы уже составили «Галерею всеказачьих фельдмаршалов», где все желающие пользователи интернета могут воочию наблюдать «героев».

Реестр против ряженых

Примечательно, что слово «ряженый» давно перестало быть внешним ругательством и активно вошло в казачий обиход. Представители разных организаций обвиняют друг друга в «ряжености», не оставляя камня на камне от конкурентов. Для представителей государственного реестра бороться с «ненастоящими» казаками стало особенно приоритетной задачей.

Атаман Центрального казачьего войска (ЦКВ) Валерий Налимов в одном из своих интервью (7) сказал: «Ряженость для меня заключается в том, что он не по чину носит погоны, не по заслугам крепит себе награды, вот в чем смысл! Он служил в армии, достиг сержанта, старшего сержанта, глядишь одел погоны казачьего полковника и … казачьего генерала».

Депутат Госдумы Виктор Водолацкий, много лет возглавлявший Всевеликое войско донское (ВВД), перед своим уходом с поста атамана говорил о необходимости навести порядок в казачьих рядах. Даже скандально известный бывший атаман Терского войскового казачьего общества (ТВКО) Сергей Клименко упомянул заветное слово и при вступлении в должность обещал, что «ряженых казаков больше не будет».

Решительность атаманов связана с растущим негативным имиджем казаков в российском обществе. Сам Виктор Водолацкий обязался бороться «со стереотипом, который сложился у людей про ряженых казаков». Очевидно, под «ряжеными» депутат и прочие реестровые казаки понимают т.н. «общественников», присваивающих себе звания и вручающие разнообразные награды, не подкрепленные ничем.

Деятельность таких организаций, состоящих, как правило, из нескольких «генералов», бросает тень на казачье имя, которая потом ложится на все организации без разбору. Критерием настоящего казака в таком случае является членство в КО, входящее в государственный реестр и взявшее на себя обязательство по несению государственной службы.

Настоящие реестровые казаки осуществляют свою деятельность согласно закону «О государственной службе российского казачества». И занимаются они, по словам атамана Московского окружного казачьего общества Леонида Макурова, охраной общественного порядка, окружающей среды, патриотическим воспитанием молодежи и ее подготовкой к военной службе, ликвидацией последствий стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций, тушением пожаров и так далее.

Ненастоящие же казаки в реестре не состоят, «реальными казачьими делами» не занимаются и всю свою деятельность сводят к песням и пляскам.

За дело искоренения ряженых реестровые решили взяться действительно всерьез. В ближайшее время на Дону будут штрафовать тех, кто носит казачью форму, не имея соответствующего удостоверения. Сам казачий документ начнут выдавать с нового года и получить его смогут только члены казачьих обществ (КО) ВВД.

Страшный сон

Уважение и пиетет 90-х к «людям в форме» сменились насмешками и пренебрежением, не зависимо от того, есть у казака удостоверение или нет. Когда обычный человек встречает на улице представителя «казачества», одетого в чудную одежду с погонами и многочисленными наградами, последнее, что хочется у него спросить – это принадлежит он к реестровому КО или к общественному.

Если для большинства российских граждан переодетые в казаков бомжи на приеме у Черномырдина — просто смешная клоунада, то для многих потомков казаков, не состоящих ни в каких КО, происходящее сродни страшному сну.

В казачьих организациях есть представители практически всех национальностей, но термин «ряженные» приклеился именно к слову «казак». Формирование образа казака с дородным лицом, медалями на груди и нагайкой в руках, способного только ходить по улицам и спрашивать документы у прохожих, привело к тому, что многим потомкам славных казачьих родов стыдно на людях признаваться в своих корнях.

Большинство из них носят обычную одежду, не надевают погон и тем более наград, как-либо связанных с казаками. Традиционная черкеска если и надевается, то в редких случаях и скорее как дань уважения прошлому, либо пылится в шкафу как семейная реликвия.

Работая учителями, врачами, инженерами, юристами, аналитиками десятки тысяч «этнических казаков» с удивлением наблюдают, как любой желающий может вступить в какую-то организацию, надеть атрибуты жизни их предков из позапрошлого века и «стать казаком».

«Я учился в военно-морском училище по специальности БИУС НК, т.е. боевые информационно-управляющие системы надводных кораблей, такие машины стоят на кораблях от ПБК и выше. И как я должен относиться к фрикам, которые ходят в кавалерийской форме без коней в XXI веке?» – говорит один из казаков «по национальности» Сергей, работающий предпринимателем в одной из стран ЕС.

Возрождение «казачества» воспринимается такими казаками как насмешка над памятью своих прадедов и прабабушек, при этом большой разницы между реестровыми и общественниками они не видят. Служба за льготы себя изжила, а путь казаков не был чем-то неповторимым и уникальным. Пограничную службу несли и федераты в Римской империи, и черкесы в Османской.

Сословный статус, продолжавшийся непродолжительный период истории, оставил в казачьей среде смешанные чувства, что отражено в многочисленных свидетельствах самих казаков того времени. А мысль реанимировать его в XXI веке и вовсе выглядит абсурдной.

Люди, причисляющие себя к казачьему народу и не состоящие ни в каких КО, в своем большинстве считают, что государство посадило себе на шею пол миллиона нахлебников, бравирующих патриотическими лозунгами.

Желающие «служить» могут делать это в полиции, пограничных войсках, МЧС, пожарной охране и других соответствующих службах на общих основаниях с другими гражданами РФ.

В крайнем случае, если кому-то не терпится реанимировать советский институт дружинников, либо создать орден крестоносцев, можно для этого использовать такие названия, как «витязи», «русичи», либо «тимуровцы» и оставить в покое имя немногочисленного народа, теряющего остатки своей культуры и постепенно растворяющегося в пресловутых россиянах.

Николай Кучеров

terskiykazak.livejournal.com

странные ряженые или хранители воинских традиций? – WARHEAD.SU

Евгений Башин-РазумовскийЕвгений Башин-Разумовский

Эксперт по историческим вопросам

На самом деле в попытках граждан самоорганизоваться по интересам я не вижу ничего плохого. В одно время с казаками появились толкинисты. А уж сколько молодёжных субкультур зародилось, расцвело и усохло — и не перечислишь. Есть люди, которые считают себя джедаями или эльфами (посмотрите даже на последние переписи населения). Но они не перемещают предметы по комнате Силой и не умеют стрелять из луков, а просто собираются и общаются между собой. Кроме того, есть охотничьи клубы, где — о ужас! — у людей ещё и оружие на руках! Многим важно считать себя частью той или иной группы и находить в ней то, чего им не хватает. Например, общности взглядов, общения, поддержки и уважения со стороны других членов группы.

Антон ЖелезнякАнтон Железняк

Эксперт по техническим и инженерным вопросам

Хорошо, я готов признать, что людям так нравится. Хотя я примерно так же отношусь к таскающим по городу камуфляжные штаны и куртки. Где собираетесь маскироваться, уважаемые? В метро? Ну, пускай. Нравится — пусть ходят. В конце концов, я же нормально отношусь к реконструкторским фестивалям. И если после их завершения участники поедут домой, не снимая бармиц и шлемов, я удивлюсь, но промолчу. Но уважение к форме? За время с начала «возрождения» у казаков так и не появилось единого командования, одного на всю страну, и единой системы подчинения. Нет и чётко прописанного места в государственных органах или вне их. Так и получается, что современное казачество — это некие кружки по интересам. Но при этом относиться к ним я должен чуть ли не как к настоящим военным, выполняющим свой долг и охраняющим страну. В 2010 году было создано даже единое удостоверение. Однако вместо этого казаки до сих пор одаривают друг друга филькиными грамотами, самостоятельно отпечатанными в ближайшей типографии. Я работал в дизайнерском агентстве, и мы мало для кого сделали столько же разных удостоверений и грамот.

warhead.su

Рассуждение о казаках современной России — Артюшенко Олег Григорьевич

В царской России, как известно, казаки были отдельным сословием. После революции они раскололись на красных и белых казаков. Во время Великой Отечественной была пластунская дивизия, которая воевала на уровне самых элитных войск. Всё это – настоящие казаки.

Но в современной России «казаками» очень часто называют себя какие-то странные люди, не имеющие отношения ни к армии, ни к силовым структурам, ни, в конце концов, к настоящему казачьему образу жизни. Проще говоря – это ролевики. Ролевые игры – дело обычное, в них нет ничего плохого. Например, часть людей надевает форму советских солдат, часть – фашистов и бегают по полям, стреляя холостыми патронами и воссоздавая атмосферу Великой Отечественной. Или надевают рыцарские доспехи и сражаются на мечах. Ну или там муж с женой, чтобы разнообразить сексуальную жизнь, играют в страшного насильника и его беззащитную жертву. В ролевых играх нет ничего плохого, если:

  • Эти игры не причиняют вреда ни посторонним лицам, ни самим участникам игры, а участие в них сугубо добровольно.
  • К тем, кто в игре не участвует, никто не лезет с её атрибутикой и правилами.
  • По окончанию игры участники сразу выходят из образа и вспоминают свои обычные роли в обществе.

То есть если человек, например, в выходные одевается в рыцаря и машет мечом, а в понедельник надевает пиджак с галстуком и едет на работу – всё нормально. А вот если он придёт на работу в этих доспехах и будет там на полном серьёзе называть себя рыцарем – его отправят в психушку. В лучшем случае – оперативно уволят с этой работы. Однако у нас в стране, да и не только у нас, а на большей части постсоветского пространства, наблюдается некая странная движуха ролевиков в виде «казаков», не выходящих из образа никогда. Причём на что-то эти ролевики живут, при том, что большинство «казачьих офицеров» явно нигде не работает, занимаясь лишь «казачьими сходами», «выборами атамана» и прочими ролевыми играми. Что наводит на определённые размышления…

Хуже того — эти люди порочат память о настоящих героях, надевая офицерские погоны и обвешиваясь орденами и медалями с ног до головы. «Ордена» и «медали» производят ушлые китайцы за копейки, может позволить себе любой школьник, но издалека, да на форме, их вполне можно принять за что-то настоящее:

Для разнообразия можно и видео показать. Ряженый «генерал», тоже с Георгиевским Крестом, доказывает другим таким же «казакам», что он реально генерал, а те не верят. Звёзды у «генерала» — всего лишь подполковника, но это никого не смущает.

Причём с количеством наград и псевдозваниями «казаки» не скромничают. Вот вам, например, целый генерал армии, почему-то в милицейской фуражке:

Суровый орденоносец! Во скольких же он мировых битвах победил? 

Ни одной государственной награды, но как солидно смотрится, да? А вон там слева наблюдается что-то, очень похожее на советский орден Красной Звезды. Но вряд ли человек, имеющий такую серьёзную боевую награду, убрал бы её в самый край, обвешав всю грудь побрякушками. Так что с вероятностью 80% это тоже какая-то стилизация, в остальных 20% — чужой орден.

А вот пьяный в сопли полковник, тоже весь в побрякушках:

Думаете, это предел? Нет! Вот вам целых два МАРШАЛА (напоминаем, в современной России звание маршала существует, но ни одного носителя этого звания нет), а также школьник, имеющий орден и три медали, то есть, видимо, положивший в бою сотню-другую врагов. И, что гораздо хуже, рядом с ними человек, косящий под православного священника. Вот только крест у него — тоже какая-то стилизация, ну и опять же «ордена» и «медали», неизвестные официальному списку государственных наград:

А вот ещё один генерал армии, обладатель всех четырёх Георгиевских Крестов, которыми награждали в Российской Империи. То есть, ему должно быть около 150 лет. Неплохо сохранился:

Без целой кучи побрякушек ни один ряженый «казак» обойтись не может. Вот, например, девочки школьницы, тоже, видимо, посещающие какие-то ролевые движухи, и тоже, судя по наградам, уже успели завалить по несколько десятков врагов. А ведь в Российской Империи любой знал, что баба казаком не может быть по определению:

Так ли безобидны эти ролёвки, как кажется? Ведь эти «казаки», как мы видим, активно работают с детьми. Именно эти дети потом в графе «национальность» пишут «казак» и называют всех не-казаков «москалями». Именно из них выходят потенциальные майданутые с «монархическим» уклоном. А вспомним нацистский переворот 2014 года на Украине — сколько там было завываний насчёт «казацкого роду» и сколько этих ряженых? Там ведь их готовили по той же схеме, что и у нас.

Проверяет ли кто-нибудь, чем промывают мозги детям эти ряженые генералы и маршалы? Проверял ли кто-нибудь, на что живут они сами, почему не работают?

А ведь эти люди зачастую ещё и носят холодное оружие, и, судя по общению в интернете, не брезгуют угрозами, когда им что-то не нравится. Хотя, конечно, никакой реальной силы они из себя не представляют, как пытаются это изобразить. Яркий тому пример — станица Кущевская, где было 600 «казаков», то есть членов местного казачьего клуба, и 60 бандитов Сергея Цапка, которые держали в кулаке всё и всех. И никто из этих ряженых не смел даже глаз поднять на «цапковских».

Отсюда можно сделать очень похожее на правду предположение, что ряженых псевдоказаков спонсируют те же силы, что и прочих майданутых. Конечно, не всех. Наверняка есть среди них адекватные патриотические движухи, приносящие пользу. В любом случае тем, кто решил как-то контактировать с такими «казаками», следует быть осторожными. А если хочется быть казаком самому, надо помнить, в чём заключается образ жизни настоящего казака:

Настоящий казак должен постоянно заниматься боевой подготовкой. Причём в современных условиях это не махание шашкой, а автоматы, гранатомёты, вождение боевой техники и т.д. Нет такой возможности? Значит, нет возможности быть настоящим казаком.

Настоящий казак живёт в сельской местности и умеет делать всё по сельскому хозяйству. И травы накосить, и корову подоить, и поле вспахать. «Казак», живущий в городской многоэтажке, так же смешон, как пришедший на работу в рыцарских доспехах.

Ну и, конечно же, как только где-то начинается война — казак сразу туда отправляется. Это обычный крестьянин ждёт призыва, а казака и призывать не надо, где война — там и казак. В современных условиях это Донбасс. Называешь себя казаком, но не едешь туда, ища отговорки? Ты не казак, а диванный воин.

Вообще главный принцип казака — «меньше слов, больше дела». Если есть война — воевать, если нет — заниматься сельским хозяйством. Все эти «сходы», собрания, публичные акции и прочие движухи настоящие казаки не любили. Казак всегда занят чем-то реальным, прикладным. Это нужно помнить тем, кто считает себя потомком казаков и хочет быть похожим на них. Например, добросовестно учась или работая, занимаясь спортом, помогая ближним — ты становишься куда ближе к настоящим казакам, чем ряженые «маршалы».

Охлол, светлейший князь, рыцарь, магистр!

Зацените эти погоны «рыцаря щита и меча»! Что же это за звание такое? А может это просто Вселенский царь?

А вот настоящие казаки Российской Империи. Хорошо, что они не видят, как глумятся над их традициями:

Настоящие казаки защитившие Советскую Родину во время Великой Отечественной войны:

источник-1 источник-2

По теме:

 

(Visited 3 848 times, 1 visits today)

artyushenkooleg.ru

ряженых казаков могут объявить вне закона — РТ на русском

В Госдуме разрабатывают законопроект, регулирующий ношение казачьей формы. Согласно документу, право носить знаки различия будут иметь только представители организаций, входящих в официальный реестр. Как и почему депутаты решили защитить честь казачьего мундира, разбирался RT.

Депутат Госдумы Валерий Рашкин готовит законопроект (есть в распоряжении RT), регулирующий правила ношения казачьей формы. В соответствии с документом права ношения формы, званий, оружия и знаков различия лишатся общественные организации, причисляющие себя к казачеству. Носить соответствующее обмундирование смогут только представители официальных структур, входящих в казачий реестр. По мнению парламентария, такие нормы позволят поднять статус российского казачества и исключить возможность злоупотреблений.

Инициативу пообещал рассмотреть председатель думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Гаврилов.

В качестве примера Рашкин привёл так называемых казаков Санкт-Петербурга, которые присвоили американскому избранному президенту Дональду Трампу почётное звание и пригласили его посетить Россию. Ранее атаман казачьего общества «Ирбис» Андрей Поляков присвоил миллиардеру внеочередное звание — есаул (майор).

Рашкин считает, что «ряженые» уже стали поводом для шуток и спекуляций, от которых страдает настоящее реестровое казачество. Депутат уверен, что запрет на ношение формы всех 10 реестровых казачьих войск не нарушает права казаков, поскольку повседневная традиционная одежда без знаков различия может использоваться без каких-либо ограничений.

«Сегодня любой человек может надеть форму и совершать правонарушения, маскируясь под официальные структуры. Например, форму МВД человек просто так не наденет и не сможет в ней спокойно расхаживать по улицам. Все эти полулегальные рейды, полулегальные нападения на выставки привлекают внимание именно наличием в них «казаков» в форме, которые не числятся в официальном казачестве», — пояснил свою позицию депутат.

Всего в России 10 реестровых казачьих войск, куда входят самые крупные — Всевеликое войско Донское, Кубанское казачье войско, Сибирское казачье войско — и ряд меньших по масштабу: Терское, Волжское, Оренбургское, Енисейское, Иркутское, Забайкальское, Уссурийское. По официальным оценкам, российское казачество насчитывает около 7 млн человек.

Реестровое казачество и общественники

В Российской Федерации существуют две категории казачьих организаций: реестровое казачество и объединения, не включённые в соответствующий госреестр. Последние — это так называемые общественники. Главное различие этих категорий заключается в желании первой группы нести государственную службу (куда входит на сегодняшний день охрана госучреждений, вспомогательная работа с МВД, МЧС и т.д.) и отказе общественников от такой службы.

Причины отказа различны — госслужба предполагает определённую занятость, а такая возможность существует не у всех. Кроме того, очень часто общественники отказываются регистрироваться в реестре из-за идеологических разногласий. Организаций, не входящих в государственный реестр, на сегодняшний день насчитывается больше тысячи. В основном это малочисленные объединения.

«Здесь сразу встаёт вопрос, — отметил Рашкин, — для чего создаются такие полувоенные организации? Чем они занимаются? Почему не хотят участвовать в государственных программах? Очень часто подобные общественные структуры участвуют в политических мероприятиях. Более того, известно об их участии в мероприятиях неонацистского характера. Это всё, конечно, бросает тень на доблестное российское казачество, честных патриотов, которые трудятся на благо великой России».

«Казаки» под свастикой

В начале октября сотрудники отдела СКР по Сергиево-Посадскому району возбудили уголовное дело против членов казачьего общественного движения, организовавших мероприятие «Казачий крестный ход» в 2014 году. Формальным поводом стали использованные в рамках мероприятия лозунги «Православие или смерть!», «Слава победе, смерть антихристу!». Как сообщают в СКР, в отношении двоих казаков возбуждено уголовное дело по статье «Экстремизм».

В социальных сетях преследование казаков за неоднозначно трактуемые лозунги вызвало возмущение. Но при просмотре видеокадров мероприятия, состоявшегося 8 октября 2014 года, сразу становится очевиден интерес следствия: казаки используют схожую с нацистской символику и вскидывают руки в так называемом римском приветствии. В ходе выступления атаман Турухин выкрикивал лозунги, которые можно трактовать как разжигающие межнациональную рознь.

Другим радикальным казачьим обществом, заинтересовавшим следствие, стало Псковское казачье войско. Его официальная страница в соцсети «ВКонтакте» изобилует неонацистскими призывами, чествованием гитлеровских преступников — атаманов Краснова и Шкуро, а на одного из организаторов казачьего общества, Георгия Павлова, заведено дело по уголовной статье «Разжигание межнациональной ненависти». Это далеко не единственный случай, когда люди в казачьей форме вместо прямых обязанностей вовлечены в преступную деятельность или пытаются набрать очки на политической арене за счёт статуса казака.

Запретить, но не обидеть

9 февраля 2010 года Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост президента России, утвердил удостоверение, форму одежды и чины казаков, а также герб и знамёна войсковых казачьих обществ, входящих в реестр. Внереестровые общественные организации под действие указа не подпадают.

Член бюро президиума политической партии «Родина» Фёдор Бирюков, по собственному признанию — потомственный донской казак, пояснил RT, что, согласно его убеждениям, решать, кто и как может носить казачью форму, должны не депутаты, а сами казаки.

«Казачество — вольное сословие и не обязано плясать под дудку столичных бюрократов. При этом отмечу, что современное казачество слишком заполнено людьми, не имеющими к нему никакого отношения. Известен даже шутливый термин — «асфальтовые казаки». Развелось много абсолютно самозванческих псевдоказачьих организаций, манипулирующих традициями и символами исторических казаков. Это, конечно, неправильно. Но чистить свои ряды должны сами казаки — настоящие, потомственные, а не липово-асфальтовые. Не дело депутатам, особенно коммунистическим, указывать, кто казак, а кто нет. А самому казачьему сословию хорошо бы от «патриотических реконструкций» вернуться к своей естественной исторической работе — защите рубежей Отечества и вольному труду в мирное время», — подчеркнул Бирюков.

Игорь Молотов

russian.rt.com

Казаки сегодня: ряженые или реальная сила?

Елена Чинкова:

– Мы приветствуем вас в студии радио «Комсомольская правда» на передаче «Прощеное воскресенье». Представляю моего соведущего Антона Челышева и нашего почетного гостя, епископа Павлово-Посадского Кирилла, председателя Синодального комитета по взаимодействию с казачеством. Тема у нас сегодня очень интересная: «Взаимоотношения Русской Православной Церкви и казачества: история и современность». Сразу первый вопрос к нашему гостю. Сильно ли современное казачество отличается от того, о котором мы читали еще в наших учебниках по истории? Как оно эволюционировало, чем живет сейчас?

Владыка Кирилл:

– На самом деле история православного российского казачества – великая история. И, конечно, очень печально то, что в советский период прилагался максимум усилий к тому, чтобы казачество было уничтожено. К счастью, этого не произошло. Но годы расказачивания, годы уничтожения православной веры в душах людей, конечно, несколько изменили внутреннее состояние и тех, кто себя называет казаками. Но вы знаете, что сколько ни боролись с православной верой, эти зеленые корешки, вернее, зеленые росточки от корней великого святого Православия, забетонированные, заасфальтированные, начали пробиваться. Посмотрите, что произошло за двадцать лет с казачеством. На протяжении 300-400 лет казаки были служивым, воинским сословием Российской империи, и теперь дремлющие гены – гены воинов, патриотов, служилых людей вновь проснулись. Другой вопрос – внутреннее духовное состояние тех людей, которые себя называют казаками. В этом направлении и необходимо вести работу. Вот об этом сегодня как раз мы и будем говорить.

Антон Челышев:

– Владыка, мне вот что интересно. Ведь казаки себя и земли, на которых живут, и вообще свой образ жизни, свою территорию исторически называют «казачьей вольницей». Как это определение «вольница» соотносится с достаточно суровыми требованиями, которые предъявляет к человеку Русская Православная Церковь и вообще любая религия?

Владыка Кирилл:

– Требовательнане только религия, но и государство. Надо сказать, что полная вольница у казаков была, скажем, более 400 лет тому назад. Тогда еще можно было, наверное, называть казаков отдельным народом. По крайней мере, российские цари, российское государство имело контакты и заключало договора с ними через Посольский приказ, т.е. общалось как с отдельным государством. Вот тогда была полная вольница. Потом, когда они лет примерно 400 тому назад стали частью Российской империи, русского народа, служивым сословием, тогда вольница осталась в делах внутреннего самоуправления. Все решал не глава администрации или какой-то муниципальный глава, как это было в Российской империи, а Казачий Круг, на котором казаки собирались для решения всех важных дел, для выбора атамана, которого они же могли и прогнать. Эта очень демократичная форма управления со своими определенными правилами на самом деле несколько похожа на Новгородское вече. И, конечно, в сравнении, скажем, с другими, более жестко прописанными законами Российской империи, это было некой вольницей. Вольница заключалась еще и в том, что казаки могли скрывать беглых крепостных. Иногда они поднимали восстания, бунтовали, иногда, к сожалению, за деньги выступали против российского государства. Такое случалось и в 1612 году, и позднее, за что, безусловно, цари-батюшки их вразумляли и даже переселяли. Но, повторяю, когда казаки и их земли целиком вошли в состав империи, полная вольница, конечно, прекратилась, а казаки стали нести службу в регулярной армии.

Звонок от радиослушателя Дмитрия:

– Как вам кажется, почему казаки в 1917 году не вступились за царя и не послали ему письмо в тот момент, когда он отказался от престола, чтобы уберечь царя от того, что с ним потом сделали большевики? Все-таки ведь казаки служили всегда царю, Отечеству. Почему они не пошли на это? Вам не кажется, что казачество себя не то что исчерпало…но в связи с тем страшным событием, которое произошло в станице Кущевской, почему же казаки не предотвратили эту страшную беду? Ведь у них законы суровые, и за все малые провинности там секут чуть не до крови на площади. Почему они это не смогли предотвратить? И последний вопрос: как вы относитесь к переименованию Краснодара обратно в Екатеринодар? Я только «за». Спаси Господи. И успехом вам во всем.

Владыка Кирилл:

– Вы знаете, казаки, как и другие русские люди, ко времени революции ослабли в своей вере. Они также прошли через Первую мировую войну, на фронтах которой вовсю работали проповедники новой России, России без царя, поэтому даже руководители казачества прониклись этими идеями. Тот же самый Краснов, к сожалению, был против императорской, царской власти. В то время он находился неподалеку от Санкт-Петербурга, но ничего не предпринял, чтобы противостоять большевистскому перевороту. Конечно, потом казаки поняли, что потеряли, поняли, во что ввергают большевики Россию, когда те стали расстреливать народ, рушить самое святое, в том числе казачью демократию, казачьи традиции и православную веру. Казаки поднялись, но поднялись опять очень разрозненно, создали отдельно Кубанскую республику, отдельно Донскую республику... Общее безверие людей, отсутствие правильного отношения к царской власти, как к власти помазанника Божьего на земле, конечно, привело к тому, что казаки не вступились в свое время за царя. Потом, когда они начали вновь сражаться за все старые традиции и за веру православную, было уже поздно.

Второй вопрос – станица Кущевская. Мы начали сегодня разговор с вопроса, есть ли сейчас в нашей стране казаки. Да, есть, и очень много. Сегодня по переписи только в Ростове-на-Дону, в Ростовской области казаками себя назвали 560 тысяч человек. Пока еще не все данные обнародованы, но атаман Войска Донского называл мне именно эту конкретную цифру, поэтому я ссылаюсь на слова войскового атамана. Казаков очень много, другой вопрос: каковы они, нынешние казаки? Насколько они сами морально высоки и достойны, могут ли правильно понимать ситуацию и противостоять злу, в каком бы облике оно ни являлось: коррупции, бандитизма, разврата и многого другого. Но я могу ответить на вопрос, почему сегодня мы вообще ведем разговор о казачестве, и почему Церковь создала Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством. Потому что казаков достаточно много, и они сегодня гораздо более организованы и патриотичны, нежели другие слои российского общества. Они уже на голову опережают во многих вопросах других русских людей. Но в то же время впереди лежит долгий путь воцерковления, духовного и дисциплинарного становления. Если же они не встанут на ноги, то их так и будут считать «ряжеными», способными только петь казачий фольклор, и не более того. Поэтому как раз сегодня и Церковь, и государство также пытаются помочь им реально встать на ноги. И я надеюсь, что это возможно.

Челышев:

– Мы знаем, что казачество имеет место не только в России. На Украине существуют тоже достаточно серьезные казачьи организации. Послушаем лидера «Верного казачества» атамана Алексея Селиванова (Киев):

Алексей Селиванов:

– Здравствуйте. Благословите, Владыка.

Владыка Кирилл:

– Бог благословит, Алексей. Рад слышать.

Чинкова:

– Алексей, чем сегодня живет современный украинский казак?

Атаман "Верного Казачества" Алексей Селиванов.

Атаман "Верного Казачества" Алексей Селиванов.

Селиванов:

– Современный казак сегодня живет тем, чем хочет. С одной стороны, идеология украинского государства во многом основывается на теме казачества. Это и запорожское казачество, и гетманское казачество. Это история, которая протекала во многом вне единой Российской империи. А с другой стороны, перерыв в жизни казачества на Украине был значительно более продолжительным, чем перерыв в жизни казачества в России. Поэтому соответственно и мифов больше, и непонимания, и отсутствия преемственности. На Украине на данный момент зарегистрировано около пяти десятков совершенно разных всеукраинских казачьих организаций. Многие люди считают себя казаками, но очень не многие из них могут внятно объяснить, что такое казак сегодня. Конечно, в этом смысле без православной веры никуда. Мы знаем, что при предыдущей власти, когда часть общества сознательно настраивалась против России, против русского народа, против русского казачества, многие люди, называющие себя казаками, радостно поддерживали такую политику. Поэтому в Украине нередко случалось, что когда вокруг одного и того же православного храма возникал конфликт, на одной стороне его выступали люди, называющие себя казаками, и на другой стороне люди, называющие себя казаками. Разгребать эту ситуацию с казачеством Украины предстоит долго, работы тут непочатый край.

Чинкова:

– А вы сталкиваетесь с непониманием общества, с тем, что вас обзывают ряжеными, спрашивают, чем вы вообще заняты, какая от вас польза?

Селиванов:

– Дело в том, что в начале 90-х годов, когда пошел процесс возрождения казачества на Украине, очень многие люди своими действиями дискредитировали казачество. На Украине порядка 40.000 человек имеют удостоверения генералов различных казачеств. Это больше чем в армии, больше чем где угодно. Поэтому сейчас адекватным казакам, которые тоже есть, приходится пробивать стену непонимания. Приходится, прежде чем делать что-то полезное, хорошее и правильное, доказывать, что мы нормальные, не идиоты, не ряженые. Это, конечно, очень сложно. Но тут и определяется настоящий казак, который, несмотря на это отношение, все равно продолжает заниматься своим хорошим и добрым делом.

Чинкова:

– Церковь помогает вам в вашей деятельности? Поддерживаете ли вы тесные связи с Русской Православной Церковью на Украине?

Селиванов:

– С Церковью мы с самого начала поддерживаем очень тесные связи. Когда в начале 90-х формировалось украинское казачество, то один из первых расколов в казачестве произошел именно на церковной почве. Часть людей сказала, что украинским казаком может быть только украинский националист. А украинский националист – это «геть московского попа, даешь свою независимую Церковь». Поэтому люди, которым ближе националистический выбор, пошли в одну сторону. Люди, которые Православие не предадут, пошли в другую. Так возник водораздел между казаками и лже-казаками, по нашему мнению, неверными. Сейчас Церковь обращает на казачество больше внимания. Потому что все прошедшие годы шли захваты храмов, происходили межконфессиональные конфликты. Очень часто казаки помогали Церкви, не давали хулиганам действовать, срывать службы, выбрасывать священников. В ряде городов и сел Украины казаки не дали осуществить захваты. К сожалению, в других городах такие захваты произошли. И в этом году был создан Синодальный отдел Украинской Православной Церкви Московского Патриархата по работе с казачеством, который возглавил наш самый молодой епископ – Владыка Иосиф. Он очень ответственно подошел к сотрудничеству Церкви и казачества. Прежде всего, он попытался разобраться в этом хаосе. Мне кажется, ему это удалось. Сейчас мы вместе с Церковью пытаемся выстроить систему, при которой все адекватные казачьи организации, не объединяясь механически, должны будут очень тесно взаимодействовать с Церковью и координировать с ней свою деятельность.

Челышев:

– Спасибо! Владыка, вы хотели ответить на последний вопрос нашего слушателя Дмитрия.

Владыка Кирилл:

– Вопрос по поводу переименования Краснодара в Екатеринодар. Я-то, конечно, за такое переименование. Сегодня в Русской Православной Церкви давно уже епископ этой епархии носит титул Екатеринодарский и Кубанский. Наверное, переименование зависит от местных властей и активности общественности. Если людям, проживающим в этой области и крае, это нужно, значит можно как-то это инициировать и обратиться к губернской власти, законодательному собранию края и это сделать. Мое личное отношение – положительное.

Чинкова:

– Синодальныйкомитет по взаимодействию с казачеством основан в этом году. Почему вдруг Русская Православная Церковь решила уделить особое внимание казачеству? Чем была вызвана инициатива Святейшего Патриарха?

Владыка Кирилл:

– В свое время вопросы взаимодействия с казачеством находились в ведении Отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями, возглавляемого протоиереем Димитрием Смирновым. Затем появилась отдельная структура – Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством. Казаки сегодня – это весьма организованная часть общества. Они всегда были православными. И самое главное – большая их часть, не вся, конечно, потому что некоторые остались советскими атеистами, незначительная часть ушла в язычество, так вот большая часть себя называет православными. Как только в 90-е годы появились первые казачьи организации, они сразу стали приглашать священников для окормления. И Круг, по правилам казачьим, не может проходить без присутствия и благословения священника. По казачьим правилам, если во время скандала, споров на Круге, которые уже переходят границы порядочности, священник встает, все замолкают. Если он уходит, Круг прекращает свою деятельность, он нелегитимен.

Казаки постоянно обращались к Святейшему Патриарху, в Священный Синод, к своим архиереям с просьбой создать такой общецерковный орган, который бы непосредственно занимался казачеством. 5 марта этого года был образован Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством. Главной его целью и задачей является координация вопросов воцерковления казаков и духовной помощи им, взаимодействия с казачеством на духовном, церковном уровне во всех епархиях. Создан банк данных, составлены списки священников, окормляющих каждую казачью организацию. Пишется концепция взаимодействия с казачеством и духовного окормления казачества. Мы работаем по программе духовного образования и воспитания в кадетских казачьих корпусах. Вопросами церковного взаимодействия, воцерковления казаков и дальнейшего их духовного окормления Синодальный комитет занимается и будет заниматься по многочисленным, постоянным и усиленным просьбам самих казаков.

Челышев:

– Для чегонам нужно казачество? Учитывая воинственный нрав и воинственное прошлое казаков, ответ напрашивается один: для того, чтобы выстроить барьер между европейской частью России и пылающим Кавказом. Еще один резон – это усиление взаимодействия с Украиной.

Звонок от радиослушателя Леонида Сергеевича:

– У меня принципиальное возражение. У нас Церковь отделена от государства. И это благо. Если мы пойдем этим путем, а я человек православный, то вполне будет справедливо, если мусульмане будут требовать шариатского суда. Евреи поставят вопрос о том, что Библия написана евреями для евреев. Каждый будет вводить свои религиозные законы. У нас будет полный раздрай. Я убежден, что чего-то специального для казаков быть не должно. Священник не должен вмешиваться в мирские дела. Проповедовать и учить добру в целом, как это будет свойственно всем православным. Должны быть выровнены законы. А казаки должны свои проблемы решать в рамках закона.

Владыка Кирилл:

– Я с вами не соглашусь. Сегодня каждый гражданин России и любая общественная организация на территории России вправе пригласить священника на свои заседания. Они даже вправе прописать это в своих уставах. Это волеизъявление любого гражданина и общественной организации. Исторически у казаков всегда было именно так. Что же, им сегодня отказать в этом праве? Наверное, это несправедливо. Сегодня Церковь не собирается заниматься вопросами охраны государственных границ или правоохранительной деятельности, которой частично занимаются казаки. Но заниматься вопросами воцерковления казаков, по их просьбе присутствовать на Круге, благословлять эти заседания, чтобы там все себя вели порядочно, освящать знамя и благословлять на труды, по просьбе этих граждан Российской Федерации священник не только имеет право, но и обязан. Если меня сегодня директор какого-либо предприятия пригласит провести лекцию, духовную беседу, я обязан это сделать. И это вписывается в законы Российской Федерации.

Звонок от радиослушателя Андрея:

– Хорошая тема сегодня. Мы сами из Казахстана. Имею ли я право, если я – потомственный казак, мать у меня по бабушке из уральских казаков, по деду и отцу – тоже из казачества, имею ли я возможность сейчас, проживая очень долго в России, в Москве, обратиться, чтобы не попасть в псевдоказаческую организацию, просто восстановить свою родословную? Куда я могу обратиться?

Владыка Кирилл:

- Найдите через интернет штаб-квартиру Центрального казачьего войска в Москве. Можете стать членом этой организации.

Звонок от радиослушателя Александра:

– Я сам, может быть, стану когда-нибудь казаком. Казачество будет собирать русские земли. Украинцы, как наши псковичи или новгородцы, – один с нами народ. Со временем развитие государства будет отходить от классового и партийного общества, оно будет состоять из общин, в основном православных. Казаки – часть православной общины, они будут выполнять необходимые функции по охране, просто по жизни на нашей земле.

Челышев:

– Казачество – просто ядро, вокруг которого будет сформировано будущее российского общества?

Владыка Кирилл:

– Не ядро, а определенная часть общества, несущая свое служение, в частности, по охране общественного порядка. Они не должны подменять и не подменят ни полицию, ни армию. Поскольку у них в генах заложено нести такое служение, они сегодня заключают договора и вполне реально помогают бороться с наркодельцами, с наркопритонами, охраняют границы, общественный порядок, как в советское время дружинники. Это не подмена. Тут не должно быть никакой боязни. Это вполне нормальные функции гражданского самовыражения общества в России.

Челышев:

– Корни внимания, которое сегодня уделяют казачеству, лежат в том, что если сейчас там не посеять семена разумного, доброго, вечного, казачья сила может быть кем-то использована и во зло.

Владыка Кирилл:

– Потенциально любая церковная работа предполагает подобное противодействие обращению людей ко злу. Но в то же время непосредственно подобных целей никто не ставит. Казаки обратились к Церкви с просьбой об особом к ним внимании. Если это внимание остановит их от многих искушений и соблазнов, это будет достойным результатом, ведь Русская Православная Церковь должна удерживать от соблазнов и искушений вообще весь русский народ.

Звонок от радиослушательницы Марии:

– Я бы хотела ответить на вопрос о целях и необходимости казачества. На мой взгляд, казаки как народ и как войско нужны, в этом опасности никакой нет. Это огромная традиция – историческая, культурная, нравственная, которая должна возрождаться России. И Русская Православная Церковь этому способствует. Это тот самый русский мир, о котором мы говорим. Хотелось бы услышать, как восстанавливаются эти духовные и нравственные традиции во взаимодействии с казаками?

Владыка Кирилл:

– На сегодня создан список духовенства, которое окормляет каждое казачье общество на уровне войска, хутора, станицы. Сегодня пишутся концепции, проводятся семинары для атаманов и священников, окормляющих казаков и казачьи организации. Создаются образовательные программы для кадетских казачьих корпусов, сегодня их 25, а казачьих классов больше двух тысяч, и это число множится. По мере всех своих сил мы занимаемся воцерковлением казачества и, надеюсь, что у нашей деятельности будут определенные духовные результаты.

Челышев:

– «Думаю, что казаки очень близки русским, устав правильный и строгий. Думаю, исторически они часть Руси и нужны», - написал нам наш слушатель Игорь. Мы не прощаемся, заранее приглашаем Вас, Владыка, к нам снова – подвести по прошествии некоторого времени первые итоги.

www.kuban.kp.ru

Дмитрий Быков: Казаки России - ряженые русские ковбои

«Здесь кубанцы, здесь у них свои законы, здесь они достаточно жесткие ребята, есть полиция работающая, есть казачество» – эти слова губернатора Ткачева широко обсуждаются в России и за границей: неужели у нас действительно завелась территория, на которой действуют не общероссийские, а специальные локальные законы?

Русские ковбои

Мало было Чечни. Между тем понимание Кубани и Дона как территории с особым статусом – далеко не новость: одно время казачество добивалось даже права писать в паспортах национальность «казак». Все читавшие «Тихий Дон» помнят, что русских здесь называли мужиками и не слишком жаловали.

Вопреки этим идеям, казачество – не отдельный этнос, а квинтэссенция, экстракт русских; иное дело, что у элиты с массой традиционно сложные отношения. Не знаю, в какой степени сегодняшнее казачество вправе называться элитой, но когда-то так оно и было. Заметим лишь, что в казачестве – до сих пор претендующем на то, чтобы стать политической силой – сконцентрированы и доведены до абсурда и лучшие, и худшие черты родного народа: картинка та же, только цвета контрастней.

Казачество – не этнос, а сословие, относительно происхождения которого существуют десятки версий: в массе своей это наиболее сильные, самостоятельные и вольнолюбивые жители России, бежавшие от крепостной зависимости. Бежали они, как правило, на рубежи, на неосвоенные земли – туда, где не достанут; в общем, это такие русские ковбои. Не зря ковбойские сапоги – остроносые, чтоб удобней вставлять ногу в стремя – во всем мире называются также «казаки», и именно в них танцуется прославленный казачок.

Почему русская центральная власть терпела эти военизированные поселения, состоявшие в основном из беглецов? Потому что у нее хватало ума понимать: для освоения новых земель и охраны рубежей нужны пассионарии. Это вообще загадка – как в условиях российского социума, всегда более или менее тоталитарного, трудоустроить тех, кто в рабскую пирамиду не встраивается. Нужны ведь и такие люди!

По версии историка Сергея Соловьева, казак – нечто вроде русского самурая: «Между этими людьми находилось много и таких, которые не хотели жить на чужих землях, в зависимости от чужих людей и предпочитали вести воинственную, опасную, но более привольную, разгульную жизнь в степи, на границах и далее». Лев Гумилев полагал, что казаки – остатки Хазарского каганата, смешавшиеся с коренным населением; вероятно, идеологам современного казачества, нередко зараженным самым пещерным антисемитизмом, трудно будет смириться с этой теорией: хазары-то были иудеями!

Казак Ермак Тимофеевич присоединил к России Сибирское ханство – с благословения Ивана Грозного, отлично знавшего, что войско Ермака состоит в значительной степени из беглых преступников.

До конца XVIII века самодержавие терпело даже существование Запорожской Сечи – лишь в 1775 году Екатерина расформировала Запорожское войско из опасений, что туда перекинется пугачевская смута (Пугачев был из яицких казаков, и его восстание было ответом на отъем нескольких коренных привилегий). Часть запорожцев были переселены на Кубань – откуда и возникло кубанское казачество, из которого местное начальство предполагает теперь формировать полицию для разборок с кавказцами.

Донское войско было до конца XVII века независимо и рассматривалось как самостоятельное государство – лишь в 1675 году казаки присягнули Алексею Михайловичу, а с 1721-го стали числиться частью русской армии. Но идея самостоятельности, отделения, независимого Донского правительства владела казачеством с Гражданской войны: Россия пусть разбирается, а мы сами по себе. Гитлер, пообещав казакам независимость, добился перехода на свою сторону более 20.000 казаков и распорядился сформировать из них 1-ю казачью дивизию; он считал казачество потомками готов, а следовательно, ариями.

Большевистское расказачивание

24 января 1919 года – черный день в истории казачества: тогда Совнарком принял декрет «О расказачивании», особенно горячо поддержанный Троцким (он считал казачество наиболее опасной частью контрреволюционного сопротивления: «Казаки – единственная часть русского народа, способная к самоорганизации»). Выселены были целые станицы.

Расказачивание обернулось физическим уничтожением тысяч семей и разорением бесчисленных хозяйств – но уже в 1925 году казачество терской станицы Горячеводская приняло Сталина в почетные казаки и вручило ему соответствующую грамоту, за которую он поблагодарил письмом.

Казалось бы, терское казачество больше всего пострадало именно от Сталина, лично контролировавшего передачу казачьих земель чеченцам, – но казачество быстро поняло, на чьей стороне следует быть, чтобы выжить. Сталина неоднократно потом принимали в почетные казаки – скажем, в 1936 году он был избран почетным казаком-колхозником Северо-Донского округа Азово-Черноморского края.

Тихие доны

«Тихий Дон», казалось, не мог быть разрешен советской властью ни при каких обстоятельствах – но Сталин знал, что делает: книга Шолохова не воспевала казачество, но показывала его глубочайший кризис. Никто толком ни во что не верит, традиции попраны, осталась оболочка – а инстинкт самоистребления, ввергший Россию в Гражданскую войну, оказался у казаков еще острей. Зверство, дикость, накопившаяся ненависть, недоверие к новому, сознание бессмысленности старого – все это в «Тихом Доне» наглядно и точно, и никакой патриархальной идиллии нету даже на первых страницах романа, а уж дальше, когда казачество с равным недоверием и ненавистью встречает красных и белых, надежды не остается вообще.

Казаки были лучшей частью русского этноса – но и самой кичливой, самодовольной, озлобленной его частью; советское же казачество было чистым пропагандистским штампом, ибо в новой структуре социума самостоятельным и вольным людям места не было. Возродить после СССР можно было что угодно – но не казачество: этот институт оказался истреблен. Тем картонней выглядело возрождавшееся с 1990 года донское и кубанское казачество с самошивными мундирами и самодельными орденами.

Нельзя отнять у людей право поиграть в ролевую игру, если она помогает им смириться с годами унижения и с фактическим истреблением их предков. Но и принимать эту ролевую игру всерьез нельзя тем более: сегодняшнее казачество – не прежние вольные стрелки, не жители фронтиров, не опора гвардии, не образцовые хозяева и наилучшие в империи землепашцы, а всего лишь участники постсоветского карнавала.

Казачество любит наиболее отвратительные свои черты – нетерпимость, самовлюбленность, уверенность в собственной особости; звероватость, дикость, презрение к городской культуре – всего этого полно в казачьих изданиях и на казачьих сборищах, но признать эти войска сколько-нибудь серьезной силой не сможет и самый горячий патриот.

Пелевин не раз писал о том, что в советской России кое-что русское уцелело, но в постсоветской – выродилось окончательно: можно поверить при желании в мифологическое изобилие «Кубанских казаков» (и сегодня есть дураки, которые верят), но поверить в постсоветское возрождение ряженого казачества невозможно в принципе. Вот почему это казачество бессильно против криминала (свидетельство тому – Кущёвская), да и против кавказцев, с которыми оно способно лишь заедаться по мелочам. Инородцев надо не «выдавливать», как призывает Ткачев, – их надо либо абсорбировать, либо уж так хозяйничать на своей земле, чтобы не нуждаться в чужой рабочей силе.

Казаки были верными, но независимыми и гордыми слугами престола – в отсутствие престола говорить о казачестве немыслимо. Если же пытаться эксплуатировать худшие стороны современной российской власти, то есть нетерпимость и бескультурье – этого отнюдь не достаточно, чтобы считаться наследниками Тихого Дона, потомками Мелехова.

Казачество нужно стране, когда она развивается: воюет, осваивает новые земли, хозяйствует. Тем, кто больше всего озабочен поддержанием общероссийского болота как оптимального состояния общества, тем, кому рабство важней любой пассионарности, казаки не нужны. Им нужны ряженые. Этих ряженых наше время поставляет в изобилии.

Вот только способны ли они на что-нибудь, кроме как по всякому поводу кричать «Любо!» да угрожать журналистам нагайками?

sobesednik.ru