От багинета до ножа. Русские штыки 18 века


Штык массового поражения - ncright

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

ncright.livejournal.com

От багинета до ножа

В 1795 году, будучи главнокомандующим армии на юге империи, граф (князем он станет чуть позже) Александр Суворов-Рымникский пишет известную всем «Науку побеждать» — сборник наставлений по строевому и тактическому обучению войск. Книга состояла из двух частей: «Ученье разводное, или пред разводом» и «Словесное поучение солдатам о знании, для них необходимом».

Собственно первая часть была адресована в основном командирам и представляла собой руководство по обучению батальонов и полков. Вторая — своеобразная методичка уже для солдат, в которой были описаны как различные особенности тактики боя, так и в целом основные правила солдатского поведения — кодекс русского воина. Русский воин не должен «ни о каких ретирадах в пехоте и кавалерии мыслить»; должен беречь «пулю на три дня, а иногда и на целую кампанию»; должен «стрелять редко, да метко», то есть «цельно» (точно), и самое главное — должен штыком «колоть крепко». Как получилось, что до Суворова (в XVII веке), во время (в XVIII веке) и даже задолго после (в XX веке) штык был и оставался «молодцом», разбирался автор diletant.media Юрий Кукин.

С XV века огнестрельное оружие набирает все большую популярность в Европе, и даже в закрытой Японии в конце XVI века появляются отряды, вооруженные ружьями. Тем не менее, например, ружье в XVIII веке не намного отличалось от ружья века XVII-го. Например, их было также трудно перезаряжать, поскольку кремневый замок, даже будучи самым распространенным на протяжении более двух столетий (был в обиходе вплоть до первой четверти XIX века), обладал изъянами такими, как частые осечки в купе с пороховым облаком при выстреле, которое закрывало обзор стрелку и т. д. Все это влияло на точность и скорость стрельбы.

В то же время использование огнестрельного оружия неминуемо влекло за собой постепенный отказ от тяжелых видов вооружения и доспехов (не считая кирас, которые продолжала использовать тяжелая кавалерия и в XIX веке) в пользу более легкого, позволяющего свободно маневрировать и оставаться эффективным в бою. Поэтому штык в некотором роде стал этим новым универсальным оружием, которое, по сути, превращало ружье в копье.

Испанский багинет XVIII века

Правда, как холодное оружие, которое прикрепляли к огнестрельному, штык впервые появился еще во второй половине XVI века в Северной Испании. Он представлял собой клинок с деревянной круглой рукоятью, которую вставляли в дуло мушкета, первоначально используя не в бою, а в охоте при добивании зверя, поскольку часто одним или даже несколькими выстрелами убить животное (особенно крупное) было затруднительно. Такой клинок называется багинет или байонет, хотя есть расхожее мнение, что это имя штык получил почти на век позже в 40-х годах XVII века по названию французского города Байоне, где его уже применяли в бою, а не в охоте. И действительно уже во второй половине того же века багинеты вместе с ружьями были в арсенале многих армий Западной Европы.

Название штыка багинет появилось в 1640-х годах

Гренадер полка французской гвардии, конец XVII в.

В то же время подобное сочетание «ружье-багинет» имело серьезный недостаток: поскольку клинок крепился непосредственно в дуле огнестрельного оружия, произвести выстрел и одновременно быть наготове атаковать штыком невозможно. Однако эта проблема была решена в конце все того же XVII века с появлением штыка с трубкой (втулкой), которая одевалась на ствол ружья. Штык обычно находился справа по оси дула, поскольку в рукопашной схватке правой рукой на прикладе направляли удар. А вот штык-ножи с конца XIX века чаще крепили снизу дула.

Русский штык

С XVIII века штыки были неотъемлемой частью любого сражения, и у армий разных стран, которые имели достаточно развитую промышленность для оснащения солдат, были свои особенности производства как ружей, так и штыков. Например, в отличие от европейских в русской армии разнообразные штыки-тесаки (с клинками ятаганного типа или с пилой на обухе) не пользовались большой популярностью. Наибольшее предпочтение отдавалось штыку с игольчатым клинком как в русской, так и в советской армии (до конца 40-х годов XX века).

Слева — направо: штык-тесак, штык ятаганного типа, французский штык к винтовке Лебеля

В России штык пришел на смену багинету в 1709 году, хотя самые ранние сохранившиеся его экземпляры относятся к 1731 году. В целом это все еще были разнотипные варианты, но впоследствии с появлением штатных образцов ручного огнестрельного оружия штыки также были приведены к определенному единому стандарту. Как правило, это был большой трехгранный клинок — оружие поистине смертоносное: длина клинка варьировалась от 350 до 380 мм при ширине в 28 мм.

Трехгранный игольчатый штык называли русским

Трехгранный штык

Удар трехгранным штыком оставлял рваную рану, которую лечить было значительно сложнее, чем простой укол или порез, а учитывая длину клинка можно предположить, что он также наносил серьезный урон внутренним органам. Неудивительно, что солдаты боялись рукопашного боя, предпочитая обмениваться залпами выстрелов. Суворов же, наоборот, настаивал на трех важных тактических составляющих солдата-пехотинца — «глазомере, быстроте и натиске», где последний характеризовался именно штыковым боем: «У неприятеля те же руки, да русского штыка не знает. Вытяни линию, тотчас атакуй холодным ружьем».

Винтовка Мосина 1891 г. с четырехгранным штыком

На смену «русскому» трехгранному штыку пришел более утонченный четырехгранный: с более длинным (в среднем 500 мм), но узким (20 мм) клинком, который и просуществовал практически до конца Второй Мировой войны. Он впервые был принят к винтовке «Бердан» образца 1870 года, однако самая известная винтовка, с которой применялся четырехгранный штык — винтовка Мосина 1891 года. Знаменитая «трехлинейка» пристреливалась уже вместе со штыком, поэтому в большинстве случаев ее так и использовали, не отсоединяя штык. После войны в ходе перевооружения четырехгранный штык был постепенно заменен более современным штык-ножом.

«Трехлинейка» пристреливалась вместе с четырехгранным штыком

Штык-нож к АК74 с пилой

Во время Первой Мировой войны стало понятно, что штыки-тесаки (которые были популярны в Европе) с их длинными клинками необходимо укоротить. Так появился штык-нож. По сути, это нож, который можно прикрепить к огнестрельному оружию, хотя в английском языке термины «штык-нож» и просто «штык» обозначаются одним словом — bayonet. Вместе с тем, в отличие от штыка, который выполнял лишь определенную функцию, штык-нож служит солдату еще и бытовым инструментом (может применяться как кусачки, пилка и т. д.).

И даже несмотря на то, что штыковые бои и вообще рукопашные схватки в современном мире вроде бы уступают место все новым видам ведения боевых действий, традиция обучения владению оружия со штыком до сих пор развита во многих странах, а креплением для штыка снабжено большинство современного военного огнестрельного оружия.

Источники:

Кулинский А. Н. Русское холодное оружие XVIII—XX вв. Т. II. Санкт-Петербург. 2001. Суворов А. В. Наука побеждать. М. 1980. Югринов П. Малая энциклопедия холодного оружия. М. 2010.

Рекомендовано вам

diletant.media

РУССКИЙ ШТЫК

В оригинале, слова А.В. Суворова в «Науке побеждать» звучат так: «Береги пулю на три дня, и иногда и на целую кампанию, как негде взять. Стреляй редко, да метко; штыком коли крепко. Пуля обмишулится, штык не обмишулится: пуля – дура, штык – молодец». Этот фрагмент в целом совершенно меняет понимание той фразы, которую из трудов полководца обычно неграмотно выхватывают. Полководец всего лишь призывает беречь боезапас и стрелять метко и акцентирует внимание на важности умения работать штыком. Эпоха дульнозарядного оружия заставляла стараться стрелять метко, важность точной стрельбы недооценивать было невозможно. Но гладкоствольные ружья с мешкотным заряжанием не могли обеспечить высокой скорострельности, требуемой меткости, и хорошее владение штыком в бою было очень важно. Это подчёркивают другие суворовские слова: «Штыком может один человек заколоть троих, где и четверых, а сотня пуль летит на воздух».

Русский штык традиционно игольчатый с трёх или четырёхгранным лезвием, шейкой и трубкой с прорезью для надевания на ствол. Сейчас принято критиковать военных чиновников, так долго державших наших солдат с игольчатым штыком, когда во многих армиях мира уже был введён «штык-тесак», штык с ножевидным клинком и рукоятью. Каких только объяснений этому не придумывают. Самое, пожалуй, абсурдное, что военные чиновники считали: «штык-ножи» представляют для солдата большую хозяйственную ценность, и они будут их таскать со службы домой. А штык игольчатый никому не нужен. Подобную ерунду могут культивировать только люди, далёкие от военной истории, совершенно не представляющие правила обращения с казённым имуществом. Странно, что наличие штатных тесаков и иного холодного солдатского оружия никак не комментируется авторами этого «дикого объяснения».

Первой же русской винтовкой, которая была изначально спроектирована как казнозарядная, была 4,2-линейная стрелковая винтовка обр. 1868 г. системы Горлова-Гу-ниуса («система Бердан №1»). Эта винтовка проектировалась нашими офицерами в США и пристреливалась без штыка. Горлов по своему усмотрению выбрал для винтовки трёхгранный штык, который устанавливался под стволом. После проведённых стрельб со штыком, оказалось, что пуля уходит от точки прицеливания. После этого был спроектирован новый, более прочный четырёхгранный штык (помните, что три грани нужны были исключительно для дульнозарядных систем). Этот штык, как и на предыдущих винтовках, для компенсации деривации был помещён справа от ствола.

Такой штык был принят и к 4,2-линейной пехотной винтовке обр. 1870 г. («система Бердан №2») и, чуть видоизменённый, к драгунской версии этой винтовки. И тут начались очень интересные потуги по замене игольчатого штыка на штык-тесак. Только усилиями лучшего российского военного министра за всю историю нашего государства - Дмитрия Алексеевича Милютина удалось отстоять превосходный русский штык. Приведём отрывок из дневника Д.А. Милютина за 14 марта 1874 г.: «... снова возбуждён вопрос о замене штыков тесаками ... по примеру пруссаков. Три раза уже был обсуждаем этот вопрос лицами компетентными: все единогласно отдавали преимущества нашим штыкам и опровергали предположения государя, чтобы штыки примыкались к ружьям только в то время, когда предоставится надобность действовать холодным оружием. И несмотря на все прежние доклады в таком смысле, вопрос снова поднимается в четвёртый раз. С большой вероятностью, тут можно предполагать настояния герцога Георга Мекленбург-Стрелицкого, который не может допустить, чтобы у нас что-либо было лучше, чем в прусской армии».

Этот вопрос окончательно был решён лишь в 1876 г. Вот что Д.А. Милютин пишет об этом 14 апреля 1876 г.: «При докладе моём государь объявил мне своё решение о штыках. Государь давно уже склонился к мнению герцога Георга Мекленбург-Стрелицкого, чтобы в пехоте нашей, по примеру прусской, был принят вместо нашего прекрасного трёхгранного штыка немецкий тесак - штык... и чтобы стрельба производилась без примкнутого штыка. .. Все протоколы совещания, с приложением отдельных записок, были представлены мною государю, который, по рассмотрении их, принял решение, приказав ввести новые штыки-тесаки и стрельбу без примкнутых штыков только в стрелковых батальонах и в гвардии; во всей же армии оставить по-прежнему. Таким образом, является новое усложнение, новая пестрота; опять отсутствие единства и единообразия, столь важного в деле организации и образования войск. Тем не менее решение это всё-таки предпочитаю тому, которого опасался и на которое государь заметно склонялся до сего времени».

Таким образом, в угоду германофилов в России прусский тесак вытеснил русский штык, вопреки всякому здравому смыслу и мнению квалифицированных специалистов. Но ... на деле, кроме опытов и экспериментов, дело не пошло. И игольчатый четырёхгранный штык остался на своём месте.

Вскоре разразилась русско-турецкая война (1877-1878). Армия Российской Империи впервые вступила в столь масштабные боевые действия со скорострельным казно-зарядным оружием. При главной квартире русской армии состоял американский военный агент инженер-лейтенант Ф.В. Грин, который собирал данные в интересах Правительства США. Ему было поручено собрать материалы об эффективности использования сабель и штыков в боевых действиях. Это было связано с тем, что американцы хотели отказаться от того и другого, но опасались сделать ошибку. После получения предписания Грин провёл массу бесед о штыке с русскими офицерами и среди них встретил только «горячих защитников этого вида оружия». В своём докладе инженер-лейтенант начисто опровергает мнение американского командования о невозможности штыкового боя в условиях использования скорострельного оружия и отмечает наоборот, что во время кампании очень часто рукопашная схватка решала исход сражения. Он описывал тактику атаки цепями, когда цепи двигаются, пользуясь укрытиями местности, первая цепь страдает сильно, а многочисленные последующие врываются в окопы или, как их называли тогда, стрелковые ровики. И тогда противник либо бежит, либо сдаётся, либо начинается быстрая рукопашная схватка.

Как отмечает американец, обычно турки бежали или сдавались. Но так было не всегда. В 1877 г., в сентябрьском сражении при Ловче, турецкие редуты были окружены, турки отказались сдаться, во время атаки все оборонявшиеся (около 200 человек) были переколоты русскими штыками. Отряд генерала Скобелева в том же сентябре атаковал к югу от Плевны два турецких редута и стрелковые ровики, из которых турок смогли выбить только штыками. Укрепления на правом фланге при Горном Дубняке во время октябрьских боёв также были взяты в штыки. 1878 г., январские бои под Шейново, атака на укреплённые турецкие позиции окончилась рукопашной, через 3 минуты с её начала турки сдались. Под Филиппо-лем гвардейцы захватили 24 турецких орудия, при этом завязался рукопашный бой, в котором было ранено штыками 150 турецких солдат и офицеров. Штык работал всегда и работал превосходно.

Очень показательно сражение 1 января 1878 г. при Горном Богрове. Русские части оборонялись, турки наступали. Огонь по туркам был открыт с расстояния 40 ярдов (примерно 40 м), турки понесли серьёзные потери, часть выживших бросилась назад, а часть – в русские укрепления, где и была перебита. При осмотре трупов выяснилось, что у некоторых из них пробиты черепа прикладами. Этот факт объяснили так: солдаты там были новобранцы, если бы они были более опытными, то работали бы штыками.

 

 

 

 

 

 

Грин приходит к одному важнейшему выводу: во время скоротечной рукопашной схватки верх одерживают лишь те, кто имеет примкнутыми штыки. Перезарядить оружия во время такого боя невозможно. По оценкам Грина, на 90 тыс. погибших в ту войну, 1 тыс. погибала от штыка. И лучшего оружия для рукопашной схватки, чем штык, не существует.

Тут пора вспомнить и ещё об одной интересной особенности русского штыка, его заточке. Очень часто называют её отвёрточной. И даже очень серьёзные авторы пишут о двойном назначении штыка, мол, им можно и противника заколоть, и винт открутить. Это, конечно же, глупость.

Впервые заточка лезвия штыка не на остриё, а на плоскость, сходная с жалом отвёртки, появилась на вновь изготовляемых штыках к русской скорострельной 6-линейной винтовке обр. 1869 г. («система Крнка») и четырёхгранных штыках к пехотной 4,2-линейной винтовке обр. 1870 г. («система Бердан №2»). Зачем она нужна была? Явно не откручивать винты. Дело в том, что штык надо не только «воткнуть» в противника, но и быстро извлечь его из него. Если заточенный на остриё штык вонзался в кость, то извлекать его было затруднительно, а штык, заточенный на плоскость, как бы обходил кость, не застревая в ней.

Кстати, с положением штыка относительно ствола связана ещё одна любопытная история. После Берлинского конгресса 1878 г., при выводе своей армии с Балкан Российская Империя подарила молодой болгарской армии свыше 280 тыс. 6-линейных скорострельных винтовок обр. 1869 г. «системы Крнка» в основном со штыками обр. 1856 г. Но было передано вместе с винтовками немало и штыков к нарезным ружьям обр. 1854 г. и к более ранним гладкоствольным. Эти штыки нормально примы-кались к «Крнкам», но клинок штыка располагался не справа, как положено, а слева от ствола. Пользоваться такой винтовкой было можно, но точная стрельба при этом из неё без перепристрелки была невозможна. И к тому же такое положение штыка не уменьшало деривацию. Причинами такого неправильного размещения были разные прорези на трубках, определяющие метод крепления штыка: обр. 1856 г. фиксировался на мушке, а штыки к системам 1854 г. и более ранним фиксировались на под-ствольном «штыковом целике».

И так минули годы, и наступила эпоха магазинного оружия. Русская 3-линейная винтовка уже имела более короткий штык. Общая длина винтовки и штыка была меньшей, чем у предшествующих систем. Причиной этого были изменившиеся требования к общей длине оружия, теперь общая длина винтовки со штыком должна была быть выше глаз солдата среднего роста.

Штык всё равно остался примкнут к винтовке, считалось так, что солдат должен стрелять метко, а при примыкании штыка к винтовке, пристрелянной без него, меняется точка прицеливания. Что на очень близких дистанциях неважно, а на дистанциях около 400 шагов попасть в цель уже было невозможно.

Русско-японская война (1904-1905) показала новую тактику боя, и с удивлением было замечено, что японские солдаты к моменту рукопашной схватки успевали всё же пристёгивать к своим Арисакам клинковые штыки.

Несмотря на изменившуюся обстановку, штык оставался популярным и востребованным. Более того, идущие со своими нижними чинами офицеры брали от убитых и раненых винтовку с примкнутым штыком, будучи более уверенными в штыке, чем в своей шашке.

Шло время, вопрос о замене штыка тесаком не был забыт. Как и прежде основным в его решении была задача, связанная со стрельбой с примкнутым штыком и без него.

Примкнутые штыки-тесаки не позволяли вести меткую стрельбу, поэтому открывать огонь с примкнутым штыком можно было только в качестве исключения. При игольчатых гранёных штыках, где шейка отклоняет лезвие на некоторое расстояние от оси канала ствола, стрельба не представляет проблем.

Аргументы сторонников той или иной точки зрения на штыки были весьма состоятельны. Сторонники штыков-тесаков указывали на развитие ручного огнестрельного оружия: с увеличением дальнобойности начало боя завязывается на достаточно дальних расстояниях, что исключает необходимость рукопашных схваток. Отступление той или другой стороны происходит под действием только огневого контакта, штыковые бои в современных войнах встречаются всё реже и реже, уменьшается и число раненых и убитых холодным оружием. При этом игольчатый штык, всегда примкнутый к винтовке, всё же хоть и незначительно, но сказывается на меткости стрельбы. Его вес, приложенный к дульной части далеко от точки опоры винтовки, утомляет стрелка. Особенно это считалось важным, когда солдат входит в бой уже утомлённым. Далее указывалось, что игольчатый штык, кроме атаки, бесполезен во всех случаях боевой и походной жизни, штык-тесак же заменяет нижним чинам нож, используется при рубке дров, при разбивке палаток, при устройстве бивачных и хозяйственных приспособлений и т.п. Требования мгновенного примыкания отомкнутого тесака, по словам его пропагандистов, выполнялось, так как сама процедура проста и не требует много времени. При необходимости: на постах, в карауле, в секретах и т.д. штыки-тесаки должны быть примкнуты. Если же солдату надо будет куда-то отлучиться без винтовки, то он всегда будет вооружён тесаком. Постоянно примкнутый штык делает винтовку длиннее, штык в лесу цепляется за сучья, затрудняет ношение винтовки через плечо на погонном ремне. А штык-тесак, висящий на поясе, позволяет избежать этих трудностей.

Вопрос о замене игольчатого штыка очень подробно рассматривался в русской армии и в начале XX в., и что очень важно - аргументы за него существенно перевешивали изложенные выше аргументы против.

 

Так что же говорилось в защиту постоянно примкнутого игольчатого штыка? Для удовлетворения всем условиям боя необходимо, чтобы пехота была вооружена таким оружием, которое позволяло поражать врага и издали, и в бою «грудь с грудью». Чтобы пехотинец во всякую минуту боя был бы готов действовать как огнестрельным, так и холодным оружием. Примыкание штыков перед атакой представляет существенные затруднения, условия боя так разнообразны, что определить заранее моменты, в которые войска должны иметь штыки примкнутыми, невозможно. Необходимость в штыке в сражениях может являться внезапно, в то время, когда рукопашный бой и не ожидается.

 

Примыкание тесаков при сближении с противником влечёт за собой самые неблагоприятные последствия: в этом периоде боя люди находятся в таком возбуждённом состоянии, что могут совсем не примкнуть штыка. К тому же для примыкания штыка в бою требуется не так мало времени, как может казаться. Опыт показал, что для того, чтобы вынуть и примкнуть штык, потребуется время, соответствующее по меньшей мере 5 - 6 выстрелам. В то время, когда нижние чины будут примыкать штыки, огонь должен значительно ослабнуть, и это может иметь плачевные последствия. При этом, чем ближе к противнику будет производиться примыкание штыка, тем суетливее и медленнее оно будет исполняться.

 

Таким образом, наша винтовка с постоянно примкнутым штыком вполне удовлетворяет всем условиям для огнестрельного действия и рукопашного боя.

 

Упомянутое вредное влияния веса штыка на результаты стрельб незначительны. В бою редко случается прицельно стрелять стоя без укрытия, в большинстве случаев стрельба ведётся лёжа, и всегда есть возможность положить ружьё на опору или упереть локоть в землю. Что касается влияния штыка на меткость стрельбы, то, во-первых, примкнутый справа штык уменьшает деривацию, во-вторых, в нашей системе винтовки штык оказывает влияние на кучность боя. При правильно примкнутом штыке радиус круга, вмещающего все пули, получается меньше. Это явление объясняется тем, что при стрельбе со штыком из нашей винтовки (при принятой длине ствола, весе частей и заряде и др.) дрожание дульной части ствола меньше, и пуля получает более однообразное направление.

 

Решение, принятое в западноевропейских армиях, стрелять без штыка и примыкать его только при сближении с противником на 300 - 400 шагов, незначительно способствует меньшему утомлению стрелка, но зато меткость системы от этого проигрывает. Стрельба из винтовки без штыка, пристрелянной со штыком, без передвижения мушки даёт такие результаты, что при расстоянии в 400 шагов уже нельзя ожидать меткой стрельбы.

 

Игольчатый штык давал более опасные незаживающие раны, обеспечивал лучшую пробиваемость толстой одежды.

 

Решение, принятое в русской армии, - стрелять на все дистанции с примкнутым штыком, с которым винтовка и пристреливается, - наиболее правильное.

 

Шли годы, наступил август 1914 г. Россия вступила в Первую мировую войну. Новые виды вооружений не снизили актуальности штыка. Русский штык перестал быть только русским.

 

Трофейные русские 3-линейные винтовки обр. 1891 г. («система Мосина») массово использовали Германия и Австро-Венгрия. В Австро-Венгрии совместно с ними использовались как трофейные, так и эрзац-штыки австрийского производства отменного качества. Они отличались от оригинального только по прорези в трубке, которая у «австрийцев» была прямолинейной. Ножны для оригинальных и эрзац-штыков были железные с характерными для австрийских ножен крючками. Немецкие же ножны для штыков к 3-линейной «винтовке Мосина» могли быть двух видов: железные, подобные австрийским, но с характерной для «немцев» каплевидной формой крючка, и эрзац из оцинкованной жести.

В австро-венгерской армии во время Первой мировой войны были на вооружении и трофейные русские винтовки «системы Бердан №2». Для их штыков были выработаны кожаные и железные ножны. Некоторое количество штыков к «винтовке Бердан №2» переделали в штыки к винтовке обр. 1895 г. «системы Манлихера», посредством приваривания к клинку рукояти манлихеровского штык-ножа.

В болгарскую армию с 1882 по 1913 г. поступило из России около 180 тыс. пехотных винтовок «системы Бердан №2» и 3 тыс. драгунских винтовок той же системы. Все они были укомплектованы пехотными и драгунскими штыками. В болгарской армии также были на вооружении около 66 тыс. русских 3-линейных винтовок «системы Мосина», которые в 1912-1913 гг. были доставлены из России. В 1917 г. Австро-Венгрия передала Болгарии союзническую помощь -10 тыс. винтовок «системы Мосина», переделанных под патрон Манлихера обр. 1893 г. Штыки для них были в металлических австрийских и немецких ножнах.

Война закончилась, русский штык показал себя превосходно. Но время его безвозвратно уходило. Менялись условия боя, появилось новое автоматическое оружие. И впервые массово уже в Красную армию штык-нож пришёл в 1936 г., это был штык к автоматической винтовке Симонова обр. 1936 г. В скором времени на вооружение начинают поступать новые самозарядные винтовки Токарева СВТ-38 и СВТ-40. Только на тот исторический этап и только с использованием скорострельных, быстро перезаряжаемых винтовок, при широком использовании огня из автоматического оружия игольчатый штык сдал свои позиции.

И быть нашей армии с новой винтовкой и новым штыком, если бы не война. Июнь 1941 г., мощный удар немецкой армии, неспособность к решительным действиям и откровенный саботаж военного руководства Советского Союза позволили немцам в кратчайшие сроки захватить значительную часть нашей страны. Производство «трёхлинейки» было форсировано, штык шёл к ней по-прежнему игольчатый, но уже модификации 1930 г. В 1944 г. принимается на вооружение новый 3-линейный карабин, он имел также игольчатый штык, но другой конструкции. Штык был зафиксирован на карабине и откидывался вперёд при необходимости. Последним в истории уже Советской армии игольчатым штыком, был штык к самозарядному карабину Симонова обр. 1945 г. Вскоре после начала производства, игольчатый штык к нему был заменён на ножевидный. С того момента к старым игольчатым штыкам в СССР и России уже не возвращались.

Автор Алексей КЛИШИН, Агоп КАЗАЗЯН

 Источник

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

militaris.ru

Русская армия XVIII век

 

 

В.В. Тараторин История боевого фехтования Развитие тактики ближнего боя

Мнение о рукопашном бое русской пехоты в Северной войне у современных читателей во многом сложилось под влиянием романа А. Толстого "Петр I". У А. Толстого в романе есть следующие строки:"Видел только широкие спины преображенцев, работающих штыками, как вилами - по-мужицки...""В большинстве случаев одетые в мундиры русские мужики действовали фузеей как рогатиной или вилами. Именно так начал формироваться русский стиль штыкового боя, который позже неприятно поражал врагов. При этом не была забыта и техника владения шпагой. 25 августа 1713 г. под Штеттином русский отряд из ста гренадеров и трехсот мушкетеров захватил отдельно стоящие укрепления Стерншанц. Солдаты атаковали с одними шпагами, без ружей. Лишь в боях с турецкими янычарами русская пехота не могла еще полностью полагаться на свои штыки; в этих случаях вновь использовались рогатки" . В русской регулярной пехоте, созданной Петром I, в большинстве случаев, применялся четырехшереножный строй (иногда практиковался 8-, 6- и З-шереножный). В "Учреждении к бою"..., написанном Петром в 1708 г., о таком построении сказано следующее:"...Первой шеренге никогда не стрелять без нужды, но, примкнув багинеты (или штыки - В. Т.), ружье держать, також в оной чрез человека пикинерам быть и оных владению пики обучать; трем же шеренгам, переменяючьсь, стрелять с плеча, - а не с караулу, которое зело конфузит, - того накрепко смотреть офицерам, чтоб третьей шеренге в ту пору приказывать палить, когда уже задняя конечно набита" (30). Это было уже более определенное наставление, чем ранее существовавшее"Краткое обыкновенное учение", где вкратце описывались рекомендуемые уколы багинетом для индивидуального боя. Рукопашный бой в строю - это другое явление. Разумеется и личное мастерство играет в нем роль, но здесь масса давит массу и побеждает та сторона, у которой больше слаженности в действиях и стремления к победе. Первые бои периода 1700- 1706 гг., видимо, показали слабую подготовку русской пехоты в рукопашном бою и, начиная с 1707 г., Петр ввел в армии пикинеров, ранее им упраздненных. Стоявшие в первой шеренге через одного с мушкетерами, они намного усиливали удар "белым" оружием; вторая и третья шеренги действовали по шведскому образцу, четвертой же оставалось только создавать давление на передние ряды и, в случае убыли передовых солдат, заменять их. До 1716 г. в русской армии не применяли построения "каре" для отражения атак конницы (исключением был, разве что, Прутский поход 171 1 г.), и поэтому, чтобы отбить натиск шведских драгун или рейтар, первая шеренга в батальоне, состоящая из мушкетеров и пикинеров, становилась на колено, при этом пики втыкали в землю, а мушкеты упирали в нее, наклонив их на уровне конской груди и живота. Три следующих ряда действовали стоя, по уже известному принципу. Разумеется, четвертая шеренга при этом могла пустить в дело штыки только в том случае, если всадникам удавалось врубиться в строй. Такой же боевой порядок применялся и при стрельбе, но как только пехота противника оказывалась на расстоянии достаточном для штыковой атаки, первая шеренга поднималась, и вся колонна контратаковала бегом, потому что принимать натиск шведских пехотинцев стоя, а тем более - преклонив колено, было чрезвычайно опасно. Русские драгуны имели слишком слабую подготовку, чтобы действовать в конном строю. Плохим был и конский состав полка, что сильно влияло на результаты атак. Почти во всех сражениях Северной войны драгуны, действуя верхом, проигрывали единоборство со шведской кавалерией и пехотой. Поэтому очень часто практиковалось спешивание, после чего драгуны сражались в качестве пехотинцев. И тогда они уже могли достойно показать себя, как в сражениях при Калише (1706 г.), Добром (или Раевкой) (1708 г.), Лесной (1708 г.). Тактика пешего боя драгун практически ничем не отличалась от пехотной. Кроме регулярной конницы, в русской армии был большой процент иррегулярной кавалерии: калмыков, ногайцев, казаков... и даже венгров, примкнувших к русским после поражения восстания Ференца Ракоци против австрийцев. Моро-де-Бразе описывает случай, произошедший во время Прутского похода:"Один капитан, родом венгерец, вступивший в службу его царского величества, также как и многие из его соотечественников, после падения его светлости принца Ракоци находился в лагере с несколькими венгерцами в надежде быть употребленным в дело. Он уговорил отряд казачий поддержать его, обещаясь доказать, что не так-то мудрено управиться с татарами. Казаки обещались от него не отставать. Он бросился с своими двенадцатью венгерцами в толпу татар и множество их перерубил, пробиваясь сквозь их кучи и рассеивая кругом ужас и смерть. Но казаки их не поддержали, и они уступили множеству. Татары их окружили, и все тринадцать пали тут же, дорого продав свою жизнь: около их легло 65 татар, из коих 14 были обезглавлены. Всех менее раненый из сих храбрых венгерцев имел четырнадцать ран. Все, бывшие, как и я свидетелями их неуместной храбрости, сожалели о них. Даже конные гренадеры, хоть и русские, то есть хоть и не очень жалостливые сердца, однако ж просились на коней дабы их выручить; но генерал Янус не хотел взять на себя ответственность и завязать дело с неприятелем" . Генерал Янус был австрийским наемником на русской службе и поэтому вполне понятно его нежелание помочь храбрецам-куруцам. Но их изуми тельное мастерство владения холодным оружием говорит о том, насколько была боеспособна легкая кавалерия русских. После смерти Петра I способы ведения рукопашного боя в русской армии нисколько не изменились. Основным документом, по которому обучали солдат, по-прежнему оставался его устав 1716 г. В русско-турецкую войну 1735-1739 гг. основным построением для отражения атак турок и татар стало каре, огражденное рогатками, применявшимися как против кавалерии, так и против пехоты. Причина того, что русские не стремились сблизиться с турецкими янычарами в рукопашной, была не столько в виртуозном владении турецких солдат саблей и ятаганом, сколько в использовании янычарами старой тактики, основанной на ударе копейных фаланг при поддержке с флангов стрелков, которые действительно славились как отменные фехтовальщики. Ведь если здраво рассудить: что могли бы сделать янычары в рукопашной против колонны, ощетинившейся штыками, имея на вооружении лишь короткое клинковое оружие? Бесспорно, русский солдат успевал бы достать противника гораздо раньше, тем более, турецкие стрелки, идя в рукопашный бой с белым оружием, не могли сражаться строем, поскольку техника сабельного поединка не предусматривала ограничения пространства. Воины, нанося широкие рубящие удары саблей, должны были сохранять определенные интервалы между собой. В строю же это невозможно. Но если даже допустить, что турки могли атаковать строем, не имея пик, то тем самым они лишали бы себя главного козыря - маневренности. Янычар, вооруженный короткой саблей, находясь в строю, не имел возможности отскочить или увернуться от удара и заранее обрекал себя на гибель. А нападая врассыпную, отдельными группами на строй русской пехоты с фронта, они не смогли бы причинить ей большого вреда. Стало быть, янычары, несомненно, имели более мощную тактическую орга- низацию, а ею могла быть только копейная фаланга. Случай, произошедший под Очаковымв 1737 г., когда русская пехота, расстреляв все заряды, была буквально отброшена от стен города к самому лагерю, подтверждает это. Копье или пика намного длиннее ружья со штыком, а русских пикинеров, стоявших через одного с мушкетерами в первой шеренге, было слишком мало, чтобы противостоять массированному удару фа ланги. Расстроившуюся колонну русских тут же атаковали с флангов янычары-стрелки, которые в одиночном бою рубили разбегавшихся солдат. Неудивительно, что в русской армии после этих событий всерьез намеревались возобновить тактику копейного боя (например, в 1746 г.), но, видимо, до практического осуществления этого замысла дело не дошло. В Семилетнюю войну (1756-1763 гг.) в боях с пруссаками русские, в основном, действовали старыми петровскими методами. Использование пикинеров в первой шеренге, скорее всего, зависело от желания командиров полков. Во всяком случае, устав 3.Г. Чернышева, вышедший в 1755 г., не предполагал использования пикинеров, но большинство армейских полков с ним ознакомиться не успели и вполне могли использовать в бою пики. Очередной устав 1763 г. ввел в практику трехшереножный строй вместо четырехшереножного, так как командование пришло к выводу, что такое построение целесообразнее. Все ряды солдат могли одновременно вести стрельбу, не мешая друг другу и, соответственно, вступать в штыковой бой. Против турок применяли только каре, отказавшись от развернутого строя. Такую тактику ввел П.А. Румянцев. Углы построений защищались либо артиллерией, либо отборными командами гренадеров и егерей. Применявшиеся ранее рогатки были упразднены. В сражениях при Ларге и Кагуле (1770 г.) русские обходились без заграждений. При этом пехота, построенная в каре, стоящие в шахматном порядке, имела возможность постоянно прикрывать друг друга перекрестным огнем, а в случае атаки янычар на какое-нибудь построение рядом стоящее каре могло поддержать соседей огнем или штыковой атакой в слабозащищенный фланг турецкой фаланги. Такой случай имел место при Кагуле. По-настоящему перевернул отношение к рукопашному бою в русской армии А.В. Суворов. Все слышали о его знаменитой "Науке побеждать":"Пуля обмишулится, а штык не обмишулится. Пуля - дура, а штык - молодец! Коли один раз! Бросай басурмана со штыка! - мертв на штыке, царапает саблей шею. Сабля на шею - отскакни шаг, ударь опять! Коли другого, коли третьего! Богатырь заколет полдюжины, а я видел и больше. Береги пулю в дуле! Трое наскочат - первого заколи, второго застрели, третьему штыком карачун"."В двух шеренгах сила, в трех полторы силы: передняя рвет, вторая валит, третья довершает". Именно эти строки можно отнести к той тактике, которую А.В. Суворов выработал для боя с турками. Понимая, что каре может и не пройти по пересеченной или загражденной местности, он обучал солдат бою на холодном оружии в любых построениях. Главное нововведение было в том, что Суворов первым в рукопашном бою сочетал рассыпной и плотный строй. Турецкая тактика была уже описана. Слабость ее заключалась в том, что совершать атаку янычары могли только в одном направлении. Турецкие пикинеры, неспособные вести активный стрелковый бой (хотя многие из них были вооружены пистолетами) могли рассчитывать на победу, лишь используя копейный удар. Против ружейного огня они были абсолютно беззащитны, если не были прикрыты своими стрелками; а если те в это время будут заняты боем с равным противником?.. Для того, чтобы отвлечь стрелков-янычар от их прямых обязанностей прикрывать копьеносцев и помогать им, охватывая фланги врага, Суворовым были выделены специальные команды из гренадеров и егерей или спешенных казаков и регулярных кавалеристов * в общем, частей, обучавшихся вести индивидуальный бой на холодном оружии вне строя, врассыпную:"...производить удар на штыках дружно и стремительно; в то же время отборными и проворными людьми, облегча их от ружья и прочей тягости, атаковать на саблях..., с отменной скоростью; к сему выбрав способных, обучить наперед. Турки называют такую атаку кринь, а я везде именовать ее буду вихрем" (73). При этом не надо буквально понимать выражение "на саблях". Гренадеры обучались поединку и на штыках, и на полусаблях, казаки могли действовать и пикой, и саблей, то есть любым имеющимся оружием. Для мушкетеров, сражающихся в строю вначале клинковое оружие отменили за ненадобностью. В колонне, действительно, нужды в нем не было, но если таковая по тем или иным причинам рассыпалась, то у мушкетеров, кроме ружья и штыка, не оставалось других средств к самозащите, поэтому через некоторое время клинки были им возвращены. Складывалась следующая ситуация: мушкетеры атаковали янычар-копейщиков в лоб, при этом сохраняя по одному выстрелу до последнего момента. Гренадеры, егеря и другие сопровождали колонну на флангах и отвлекали янычарстрелков на себя, завязывая с ними либо стрелковый бой, либо рукопашный. Оставшаяся без прикрытия турецкая фаланга получала от русских мушкетеров убийственный (с нескольких метров) залп, после чего расстроенных пикинеров дружно атаковали штыками, не давая им придти в себя и перестроиться. * Например, при штурме Измаила, где внутри крепости в пешем строю дрались карабинеры и гусары. Под Кинбурном кавалеристам легкоконных Павлоградского и Мариупольского полков наверняка пришлось атаковать турец- кие земляные укрепления в пешем строю. Кроме линейного трехшереножного построения, Суворов применял и глубокие колонны, как в сражениях под Туртукаем (1773 г.), Гипрсовом (1773 г.) и Кузлуджи (1774г.). В этом случае увеличивалась сила штыкового удара. Насколько были подготовлены русские солдаты к индивидуальным поедин- кам можно судить по случаю, произошедшему с Суворовым под Кинбурном в 1787 г.:"Неприятельское корабельное войско, какого я лучше у них не видел, преследовало наших; я бился в передних рядах Шлиссельбургского полку; гренадер Степан Новиков, на которого уж сабля взнесена была в близости моей, обратился на своего противника, умертвил его штыком, другого, за ним следующего, застрелил... Они побежали назад" (30). Вообще, это сражение происходило очень тяжело для русской армии. Оно шло с переменным успехом; турки два раза отбивали атаки русских и даже загоняли их обратно в крепость. Рукопашная шла на равных:"При битве холодным ружьем пехота наша отступила в крепость; из оной мне прислано было две свежие шлиссельбургские роты; прибыли легкий батальон, одна орловская рота и легкоконная бригада. Орлова полку казак Ефим Турченков, видя турками отвозимую нашу пушку, при ней одного из них сколол, с исследуемым за ним казаком Нестером Рекуновым скололи четверых. Казаки сломили варваров. Солнце было низко! Я обновил третий раз сражение" (30). Перед Итальянским походом 1799 г. Суворов, зная, что австрийцы были слабыми бойцами в штыковой схватке, написал инструкцию специально для их армии. В ней давались следующие советы:"...а когда противник подойдет на тридцать шагов, то стоящая армия сама двигается вперед и встречает атакующую армию штыками. Штыки держат плоско, правою рукой, а колоть с помощью левой. При случае не мешает и прикладом в грудь или по голове". "...в расстоянии ста шагов командовать: марш-марш! По этой команде люди хватают ружья левой рукой и бегом бросаются на неприятеля в штыки с криком "виват"! Неприятеля надобно колоть прямо в живот, а если который штыком не приколот, то прикладом его" (30). Рекомендация наносить удар в живот обусловлена тем, что солдаты регулярной армии (в данном случае - французы) имели на груди ремни из толстой кожи, перекрещивающиеся друг с другом (один - для полусабли, другой - для патронной сумки). Пробить такую защиту довольно сложно и опытному бойцу. Удар в лицо тоже был сопряжен с риском промаха, так как противник мог отвернуть голову. Живот же был открыт и отпрянуть, находясь в строю, солдат не мог. Суворов учил поражать врага с первого удара, дабы грена- дер или мушкетер после этого успел парировать нападение, направленное на него. Действия должны были быть четкими и слаженными, по принципу "укол - защита" и снова "укол - защита". При этом, как видно из вышеописанных советов, широко мог применяться приклад. Тактику применяемую против турок, русские с успехом испробовали и на французах. Любопытный эксперимент во время польского восстания 1794 г. провел его предводитель Тадеуш Костюшко. В польскую армию было набрано 2000 добровольцев-крестьян, вооруженных косами, у которых лезвия были приставлены к древку вертикально. Этот отряд назывался "косинеры". Несмотря на слабую строевую подготовку, косинеры отличились в этой войне своей храбростью. В бою под Рацлавицами отряд из 320 добровольцев, пройдя незаметно по лощине, неожиданно атаковал и захватил русскую батарею из 12 орудий, а затем вместе с регулярными польскими войсками участвовал в атаке на левое крыло противника. Русская армия, потерпев поражение, отступила. Под Щекоцинами косинеры при поддержке регулярных войск провели атаку на прусские войска, а затем отбили натиск их кавалерии. Расчет русско-прусского командования, надеявшегося, что крестьяне разбегутся при виде несущихся на них всадников, не оправдался. Образовав строй, поляки валили лошадей противника направо и налево. Всадникам ничего не оставалось делать, кроме как отступить. Завершающей фазой битвы была атака двумя тысячами косинеров двенадцатиорудийной прусской батареи. Она происходила на открытой территории, и крестьяне были буквально расстреляны из пушек картечью. Наступление не удалось, и сражение было поляками проиграно. В следующей битве под Мацеевицами армия повстанцев потерпела полное поражение от русских войск под командованием Форзена, а Костюшко попал в плен.

 

on-infantry.narod.ru

Русский штык - Анатолий Гусев

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

gusev-a-v.livejournal.com

История штыка | Журнал для настоящих мужчин!

Опубликовано: Март 09, 2018

 Русские художественно выделанные, полукруглые, насаженные на копья топоры — бердыши и золоченыерезные пики — протозаны, как драгоценности, хранились в королевских и княжеских сокровищницах. За рогатинами упрочилось название русского, или московского, оружия. Они же стали прямыми предшественницами нового оружия.Это оружие — штыки, появившиеся в России в петровские годы. До XVIII столетия в войске ряда стран, в том числе и России, применялись байонеты. Так назывались схожие с рогатинами кинжальные клинки, во время огнестрельного боя висевшие у бойца на поясе, а перед рукопашными схватками вставлявшиеся в дула ружей. Байонетами они были названы по имени небольшого городка в Пиренеях — Байонны, где, по преданию, баски, дравшиеся в 1640 году с испанскими контрабандистами, израсходовав пули, привязывали к ружьям ножи и бросались в атаку.

В годы царствования Петра I байонеты в России были заменены штыками — узкими и острыми клинками, не вставлявшимися в ружейные дула, а надевавшимися на ружейные стволы сбоку. Оставляя дуло ружья открытым, штык в отличие от байонета позволял бойцу вести одновременно и огневой, и рукопашный бой. Несмотря, однако, на эти преимущества, на то, что русский штык вскоре вообще вытеснил байонеты из войскового обихода, в армиях всех стран установилось пренебрежительное отношение к штыку. Он сохранялся лишь как бутафорский придаток к огнестрельному оружию. Так продолжалось до тех пор, пока Суворов не доказал в боях, каким сильным оружием может быть штык в руках бойца.

Следует, однако, напомнить, что из многочисленных высказываний Суворова об оружии некоторые дореволюционные писатели выхватили прибаутку «пуля — дура, штык — молодец» и, пустив ее по свету, немало способствовали тому, что о великом полководце составилось неправильное представление: он якобы, кроме штыка, не признавал никакого оружия, в том числе огнестрельного. Небесполезно поэтому привести действительное, а не искаженное высказывание славного полководца об огнестрельном оружии и о штыке.

«Береги пулю на три дня, а иногда и на целую кампанию, когда негде взять, — говорил Суворов, — стреляй редко, да метко. Штыком коли крепко. Пуля обмишулится, а штык не обмишулится>. Как видим, не только не умаляя ценности огнестрельного оружия, но даже придавая ему особое значение, Суворов призывал к бережному обращению с ним, предупреждая, однако, что пуля не может служить единственным боевым средством. Штык же в руках храброго солдата — безотказное оружие. И действительно, Суворов сделал штыковую атаку первоосновой воспитания в солдатах храбрости, веры в свои силы, закалки и боевой сноровки.

Суворовский штыковой удар стал синонимом неотразимого боевого натиска. Даже в начале XX века, когда военная наука во всех странах единодушно пришла к мысли, что штыковые атаки отжили свой век, русские солдаты в русско-японской войне сходились грудь с грудью с неприятелем и выходили победителями. Столь же успешными бывали русские штыковые атаки и в первую мировую войну.

istorija-oruzhija.pp.ua

История Русского боевого ножа | Военный сбор

История Русского боевого ножа по эпохам

Разговоры и так называемые мнения, что нет понятия и нет истории русского боевого ножа не более чем очередное перевирание истории и игнорирование действительности в свою пользу. Для простого подтверждения истории русского боевого ножа, читаем в слове о полку Игореве:

…было время — без щитов.Выхватив ножи из голенища,Шли они на полчища врагов…

При становлении русской армии в эпоху Петра первого, боевой нож рукопашного боя, заменил мушкетный нож для штыкового боя. Мушкетный нож прилагался к мушкету и при штыковой атаке вставлялся в его дуло.

После замены мушкета на фузеи, мушкетный нож заменили на  нож для фузеи (багинет). Длинна его клинка была 35- 53 см. Клинок имел остриё и одно или два лезвия. Тупая сторона одностороннего лезвия называлась тупье или обух. Крестовина ножа была небольшая, изготовлялась из железа или латуни. Черен (рукоятка) была, что естественно для тех времен, деревянная, длинной 135-180 мм. Диаметр рукоятки делался по калибру ствола, потому что для рукопашного, штыкового боя багинет вставлялся в ствол фузеи, чуть не доходя до кольца под крестовиной.

нож для фузеи (багинет)

Обратим внимание на разницу длины клинка. Стволы фузей имели различную длину, и для короткого ствола выбирали более длинный клинок, для длинных стволов более короткий.

С 09 года 17 века началась эра штыков. Хотя штык был знаком оружейникам и войскам с 80 года 16 века, именно с 09 года фузейный нож стали менять на штык. Причина такой замены, война и штыковые атаки в шведской компании.

Первые штыки были как ножевыми (тесачными), так и колющими. Колющий штык имел клинок с тремя гранями, 220 – 355 мм длиной. Были и складные штыки, известные с 1680 года.

В 15 году 17 века, фузеи пехотинцев и драгун комплектовались трехгранными штыками. Длина фузеи калибром 19,5 мм составляла 1560 мм, при весе 5250 грамм.

Штык нож трехгранный к винтовке Бердана

Появление нарезного оружия совпадает с окончанием Крымской войны. В 56 году 18 века русские оружейники Лядин, Резвый, Константинов сконструировали винтовку: капсюльное ружьё калибр 15,24 мм. К винтовке прилагался штык.

Штык незначительно менялся с выпусками нового личного оружия, пока не эволюционировал в самый знаменитый штык-, штык к винтовке Сергея Ивановича Мосина образца 91/30 годов. Это был страшный, 50 сантиметровый штык с четырьмя гранями и острием. Прослужил штык нож, как и сама винтовка Мосина, еще долгих 50 лет, практически до окончания Второй мировой воны.

4-х гранный штык нож винтовки Мосина.

Кинжалы и ножи в Русской армии

Штыки с натягом можно назвать боевым ножом. Боевыми ножами в Русской армии были кинжалы. Кинжалы, получили широкое применение во время Кавказских компаний России.

В первой половины 18 века, казачьи соединения стали активно использовать кинжалы при проведении скрытых военных операций. Популярностью пользовался прямолинейный кинжал с остриём, кавказское название «кама».  «Не уставное» применение кинжалов прекратилось в 40 году, когда кинжалы приняли на вооружение. Ими владели  офицеры Черноморского казачества, низших чинов, казаки  конных и артиллерийских подразделений.

Кинжал Кама.

Отдельно остановимся на забытом кинжале типа бебут. Бебут это кинжал индивидуального ношения с характерно изогнутым клинком. Пришел бебут из походов по Средней Азии.

На вооружение бебут был принят в 07 году, после Японской войны. Назывался он «кинжал кривой солдатский…». Как по мне это скорее короткая сабля, чем кинжал. Предназначен  он для рукопашного боя в окопе, рубящими ударами по аналогу с саблей.

кинжал бебут. Длина клинка 44 см, общая длина 60 см, вес 0,75 кг.

Длина клинка бебут кинжала: 44 см, общая длина 60 см, вес 0,75  кг.

В 07, 08, 09 годах бебут поставили на вооружение жандармов, низших чинов пулеметных расчетов и артиллерии, за исключением конной и конно-горной артиллерии. В 10 году бебут пришел низшим чинам конной полковой разведки. В 1-ю Мировую «кривой кинжал» поступил на вооружение ударных частей Русской армии.

Завершу историю Русского боевого ножа, появлением и взятием на вооружение, современного знаменитого холодного боевого оружия штык-нож автомата Калашникова, АК/АКС, принятого формально на вооружение 1949 году (экспериментальная серия 6×1, боевая серия 6×2), а фактически пришел в войска c 1955-1959 (серия 6×3) и принял современные очертания в серии 6×4.

штык-нож автомата Калашникова

©game-unit.ru

Другие статьи сайта

Регистрация для получения новых статей

(Всего просмотров: 144)

Похожие посты:

game-unit.ru