Договор между СССР и США о ликвидации РСМД. Рсмд что это


ДРСМД — больше чем договор

16 июля 2018 г. в Хельсинки должна состояться встреча В. Путина и Д. Трампа, на которой, очень вероятно, будет затронута проблематика Договора о РСМД. Вашингтон публично обозначил склонность к ревизии вопроса в 2014 г. — тогда в отношении России были выдвинуты обвинения в нарушении договора, а после победы Д. Трампа на президентских выборах стали раздаваться призывы к выходу США из соглашения. Мотивом выхода США из Договора о РСМД может быть стремление обеспечить себе возможность победы в ядерном конфликте с Россией за счет сокращения подлетного времени при размещении ракет в странах Центрально-Восточной Европы.

Отказ от соглашения почти неизбежно поставит Европу перед лицом тех же угроз, какие были распространены в 1980-е гг. В случае прекращения договора о РСМД Россия теоретически сможет использовать ракеты средней и меньшей дальности для создания угрозы европейским странам и американским силам в Европе, но не для США. Что касается США, то они могут использовать прекращение Договора о РСМД в интересах сплочения НАТО. В свою очередь, заинтересованные в возрождении своей глобальной роли европейские элиты в целом готовы выступать за сплочение Североатлантического альянса, даже если отдельные аспекты американской политики рассматриваются ими негативно.

Договоры о РСМД и СНВ оказывают эффект сдерживания на остальные страны, имеющие ядерное оружие, хотя они и не связаны этими соглашениями. Соглашения между США и Россией до сих пор являются признаком сохраняющегося согласия между двумя военными сверхдержавами и, возможно, готовности к объединению усилий в вопросах нераспространения ядерного оружия и ракетных технологий. Регулирующие возможности двух держав, опиравшиеся на серьезную договорную базу и взаимное признание интересов, — теперь уже почти призрачное наследие холодной войны; их ждет окончательный регресс в случае прекращения действия Договора о РСМД. При этом США в ближайшие годы, а возможно, и десятилетия, не смогут найти адекватную замену России в качестве контрпартнера.

16 июля 2018 г. в Хельсинки должна состояться встреча Владимира Путина и Дональда Трампа. Насколько можно судить сейчас, в круг обсуждаемых вопросов включены темы нераспространения и сохранения режимов ограничения вооружений. Очень вероятно, что будет затронута и проблематика Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). Этот договор, заключенный на исходе холодной войны, ввел ограничения для США и СССР на производство, испытание и развертывание ракетных комплексов наземного базирования, радиус действия которых лежит в диапазоне от 500 км до 5500 км, а все имевшиеся в наличии комплексы подлежали уничтожению. К моменту заключения договора соответствующие американские ракетные комплексы были развернуты на территории Великобритании, Италии, Бельгии, Нидерландов и ФРГ, а советские — в ГДР, Польше, Чехословакии, и, кроме того, комплексами с ядерным потенциалом обладали еще некоторые государства – члены ОВД. Договор стал одним из ключевых факторов деэскалации конфликта в Европе и разрядки в целом. Несмотря на то, что формально он не связан с прочими соглашениями в сфере ограничения вооружений того периода, их взаимодополняющий характер очевиден.

Политические аспекты

Тенденция к разрушению договорной базы, связанная с прекращением ДОВСЕ и выходом США из договора по ПРО, в прошлом десятилетии по касательной затронула и Договор о РСМД. В феврале 2007 г. начальник Генштаба ВС России генерал армии Ю. Балуевский заявил, что Россия может начать пересмотр всей договорно-правовой системы ядерного сдерживания в ответ на размещение элементов американской системы ПРО в Восточной Европе. В частности, по его словам, Россия может в одностороннем порядке выйти из Договора о РСМД: «Договор имеет бессрочный характер, но возможность выхода из него существует, если одна из сторон предоставит убедительные доказательства о необходимости выхода. Сегодня они есть — многие страны разрабатывают и совершенствуют ракеты средней дальности, а Россия, выполнив Договор о РСМД, потеряла многие системы этого оружия».

С. Иванов, будучи министром обороны России, охарактеризовал Договор о РСМД как «реликт холодной войны». По его мнению, Россия должна иметь на вооружении ракеты средней и меньшей дальности уже хотя бы потому, что они есть у Индии, Пакистана, Кореи, КНР, Ирана и Израиля: «Эти страны расположены недалеко от наших границ, и не учитывать этого мы не можем. Только две страны не имеют права обладать этими ракетами — Россия и США. Вечно так продолжаться не может». Следует отметить, что эти заявления были сделаны на фоне ухудшения отношений между двумя странами, но не настолько критичного, чтобы можно было представить возможность вооруженного конфликта. Вероятно, это был не более чем прием дипломатической риторики, призванный продемонстрировать готовность России к жесткому ответу на американские планы развертывания элементов системы ПРО в Восточной Европе. Это косвенно подтверждается тем, что по мере дальнейшего ухудшения российско-американских отношений такие заявления больше не повторялись [1].

Что касается США, то публично обозначенная склонность к ревизии вопроса стала заметна в 2014 г., когда в отношении России были выдвинуты обвинения в нарушении договора, а после победы Д. Трампа на президентских выборах стали раздаваться призывы к выходу США из соглашения. Примечательно, что фоном для дискуссий становятся все более сложные взаимоотношения с Китаем. Адмирал Г. Харрис, руководящий Тихоокеанским командованием США, выступил в апреле 2017 г. с докладом, в котором рекомендовал пересмотреть договор с Россией, поскольку он ограничивает способность США «противостоять крылатым ракетам, ракетам наземного базирования Китая и других стран».

В этом контексте большое значение приобретает вопрос — могут ли США взять на себя ответственность за выход из Договора?

Стратегические аспекты

Заинтересованность США в выходе из соглашения, на первый взгляд, не очевидна, поскольку большая часть американского ядерного арсенала размещена на флоте, что прежде обеспечивало меньшую уязвимость и большую тактическую гибкость. Однако развитие российских противокорабельных средств, включая уже стоящие на вооружении «Калибры», а также проекты гиперзвуковых ракетных комплексов «Циркон» и АПЛ пятого поколения «Хаски», способны ослабить американское преимущество. Та же логика лежит в основе развития противолодочных средств, демонстрация возможностей которых была проведена в ходе учений в марте и апреле 2018 г. В данном контексте концепция размещения американских ракет средней и малой дальности в Европе вовсе не выглядит нелепо, не говоря о том, что выход из Договора позволит США проводить привычную дипломатическую игру, в ходе которой производится обмен возможного на реальное. Например, условием отказа от размещения американских ракет в Европе могут быть вполне конкретные уступки со стороны России или других стран.

Стратегические аспекты вопроса таковы, что мотивом выхода США из Договора о РСМД может быть стремление обеспечить себе возможность победы в ядерном конфликте с Россией за счет сокращения подлетного времени при размещении ракет в странах Центрально-Восточной Европы. В этом случае можно ограничиться контрэлитным ядерным ударом, предлагавшимся министром обороны США Д. Шлезингером еще в 1973 г. [2]. Несмотря на то, что система автоматического ядерного ответа «Периметр» («Мертвая рука» в классификации НАТО) делает применимость этой концепции сомнительной в отношении России, сбрасывать ее со счетов все же не стоит.

Практические изменения американской военной логики уже очевидны. В течение нескольких десятилетий в США предполагали возможность применения ядерного оружия только в очень ограниченных обстоятельствах, например, в ответ на применение биологического оружия. В свою очередь, ядерная стратегия США, разработанная в Пентагоне в начале 2018 г., позволяет использовать ядерное оружие в ответ на широкий спектр разрушительных, но неядерных атак на американскую инфраструктуру (включая попытки уничтожения электросетей или линий связи, которые наиболее уязвимы для кибератак). Ревизия ядерной доктрины создает очень негативный контекст для Договора о РСМД и повышает вероятность выхода США из соглашения. В этом случае изменение структуры ядерных арсеналов произойдет практически неизбежно — часть ядерных боеголовок с большой вероятностью будет размещена на ракетах средней и меньшей дальности.

Новая ядерная доктрина предполагает наращивание количества боеголовок малой мощности. Это очень опасная тенденция, поскольку высокая мощность ядерных зарядов до сих пор была связана с тем, что ядерное оружие воспринималось скорее как средство сдерживания, а ставка на малые и сверхмалые ядерные заряды говорит о растущей готовности высших кругов американского руководства использовать такое оружие в локальных конфликтах.

Ряд американских экспертов в противовес вышеупомянутым доводам предлагают концепцию, согласно которой ядерное оружие малой мощности все же может иметь сдерживающий потенциал в отношении России, а также прорабатывают сценарии ограниченной ядерной войны [3]. Исходя из их логики, ядерные боеголовки малой и сверхмалой мощности могут быть установлены на ракеты подводных лодок, и в случае применения Россией тактического ядерного оружия (например, при угрозе военного поражения в «обычном» конфликте) США смогли бы дать равнозначный ответ, не переходя к Третьей мировой войне. При том что теория выглядит достаточно стройной, вопросы, которые она порождает, пока не имеют ответа. Во-первых, в случае прекращения соглашения та же логика может быть использована при разработке сценариев с применением ракет средней и меньшей дальности наземного базирования. Во-вторых, не может быть никакой гарантии, что применение ядерного оружия со стороны США предполагается как исключительно ответная мера, тем более что США (как и Россия) оставляют за собой право первыми нанести ядерный удар. В-третьих, фактически рассматривается лишь единственный сценарий применения такого оружия как «меньшего зла», хотя теоретически можно построить множество других сценариев, которые при определенных условиях могут быть реализованы и поставят мир на грань уничтожения. Более того, сдерживающий характер стратегических ядерных вооружений в случае готовности к применению ядерного оружия малой мощности существенно ослабляется. Стоит также добавить, что эскалация, которая приведет к тотальной ядерной войне при реализации упомянутого сценария, чрезвычайно вероятна. Наконец, применение США ядерного оружия малой мощности было бы не совсем верно рассматривать исключительно в контексте воображаемого российско-американского конфликта, не учитывая возможности его применения в отношении любой другой страны. В данном случае также возникает целый ряд вопросов, но мы опустим их, так как подобные сценарии вряд ли могут быть связаны с применением ракет, запрещенных Договором о РСМД.

Выгоды России от обладания ракетами средней и меньшей дальности будут существенно ниже. Они могут иметь оборонительное значение только в случае конфликта с использованием обычных вооружений и как препятствие американской силе на западе Евразии (Европа и Ближний Восток). Они могут быть использованы в ограниченных конфликтах с другими странами, но не являются жизненно необходимыми.

Сам факт прекращения действия соглашения предоставит ряду ядерных стран необходимые обоснования для наращивания количества ракет малой и средней дальности. Вероятность применения таких ракет с ядерными боеголовками всегда оценивается как большая в сравнении со стратегическими наступательными вооружениями, а реализация такого сценария станет весомым фактором эскалации конфликта и роста неопределенности в вопросе применения стратегических ядерных вооружений. В случае ослабления консенсуса России и США по ядерным вооружениям и средствам доставки вероятность региональных конфликтов с их применением существенно возрастет.

Влияние возможного прекращения Договора на отношения внутри НАТО

Отказ от соглашения почти неизбежно поставит Европу перед лицом тех же угроз, какие были распространены в 1980-е гг., когда в ходе противостояния с СССР в Западной Европе были размещены американские «Першинг-2». Тогда они были мощным фактором и показателем сплоченности НАТО — они гарантировали, что не обладающие собственным ядерным оружием страны не смогут использовать свое положение для того, чтобы остаться в стороне от эвентуального конфликта с СССР. Безъядерный статус ФРГ, Италии, Бельгии и Нидерландов мог тогда и способен сейчас ослабить их атлантическую солидарность, поскольку дает политикам надежду, что отсутствие витальных угроз для России с их стороны вполне может обезопасить их от ядерного удара. Исходя из описанной логики, можно утверждать, что практика nuclear sharing НАТО в ее существующем виде выглядит явно недостаточной. О возможности «возвращения» американских ракет средней дальности в Европу говорить более чем преждевременно, но полностью исключать такой поворот событий нельзя.

В случае прекращения Договора о РСМД Россия теоретически сможет использовать ракеты средней и меньшей дальности для создания угрозы европейским странам и американским силам в Европе, но не для США. Возможность того, что Россия и США имеют планы уничтожения друг друга, представляется на сегодняшний день ничтожной. Это можно рассматривать как пройденный этап еще со времен Карибского кризиса, и европейцы это хорошо понимают. Поэтому предположение, что конфликт военных сверхдержав повлечет катастрофические последствия для европейских стран, уже неактуально. Следовательно, не приходится ожидать такого эффекта, как стремление отстраниться от политики США, которое существовало на начальных этапах холодной войны (в частности, речь идет о Бандунгской конференции 1955 г. и определении принципов «мирного сосуществования», трёхсторонних консультациях Иосипа Броза Тито, Гамаля Абдель Насера и Джавахарлала Неру в 1956 г., формировании Движения неприсоединения в 1961 г.). Наоборот, в экспертной среде в странах НАТО сейчас принято считать, что большую эффективность, если обращаться к аналогиям времен холодной войны, показало тесное сотрудничество «единым фронтом» против СССР на заключительном этапе противостояния — в годы правления Р. Рейгана, М. Тетчер и Г. Коля.

Что касается США, то они могут использовать прекращение Договора о РСМД в интересах сплочения НАТО. На сегодняшний день альянс представляет собой не только военно-политический инструмент входящих в него стран, но и относительно самодостаточную структуру, располагающую собственной системой интересов. НАТО организует армейское сообщество государств — членов альянса, представители которого в большинстве своем готовы высказываться за усиление мер противодействия «агрессивной России». Для этого в качестве предлога может быть использовано размещение в Калининградской области российских ракетных комплексов «Искандер», которые, по мнению многих западных экспертов, имеют существенной больший боевой радиус, чем заявляется российской стороной. Не случайно в этом контексте время от времени поднимается вопрос о присутствии в самом западном российском регионе непосредственно ядерного оружия. Так это или нет — вопрос спорный, а российские официальные комментарии отличаются неопределенностью. Однако наиболее вероятно то, что пока ядерного оружия в Калининградской области нет, а информацию Times о том, что его переброска планируется к 2019 г., можно воспринимать как вполне вероятный вариант развития событий (хотя и негативный). Так или иначе, при соответствующих международных обстоятельствах предположение о наличии такого оружия в Калининградской области может лечь в основу аргументов о необходимости размещения американских ракет в Восточной Европе. И даже если речь не идет о появлении в Центрально-Восточной Европе американских ракет с ядерными боеголовками, при необходимости боеголовки могут быть заменены на таковые. И сама эта возможность может быть серьезным силовым аргументом во взаимоотношениях с Россией.

Впрочем, на этот счет в российском экспертном сообществе существует отчасти обоснованное, но не до конца убедительное мнение о том, что размещение американских ядерных вооружений в Европе невозможно — на это не пойдет ни одна из западноевропейских стран, а готовые к обсуждению этого вопроса Польша и Румыния подвергнутся колоссальному прессингу со стороны старших партнеров по ЕС.

Анализ текущего положения заставляет учитывать тот факт, что, в отличие от времен холодной войны, сегодня в странах Запада отсутствуют организованные сообщества пацифистов, борцов с ядерной угрозой миру, сочувствующих России и т. д. В советское время, особенно в период до 1968 г., большое количество сторонников можно было найти в среде европейских левых, преимущественно коммунистов. Немало симпатизирующих было и среди влиятельных интеллектуалов. Подобного рода ресурсами влияния Россия на сегодняшний день не располагает, особенно если говорить о странах Центрально-Восточной Европы. Организовать эффективную кампанию против размещения американских ракет средней и малой дальности в непосредственной близости от российских границ (прежде всего в Румынии и Польше) Россия не сможет.

Несмотря на натянутые отношения западноевропейских лидеров с Д. Трампом, сохранение и упрочение военного сотрудничества с США по-прежнему остается в интересах ЕС. Во-первых, европейские страны слишком долго отказывались от модернизации собственных вооруженных сил, и теперь такая необходимость окончательно назрела, наблюдается и готовность к увеличению оборонных расходов. При этом европейские страны очень зависимы от США в сфере обычных вооружений и военных технологий, а также с точки зрения логистики и проецирования силы.

Во-вторых, страны Европы со времен деколонизации не предпринимали активных действий для сохранения своего влияния в мире. Опасность сползания до уровня мировой периферии осознается достаточно остро, и теперь только США могут обеспечить европейцам возможности для активизации международного участия. Заинтересованные в возрождении своей глобальной роли европейские элиты в целом готовы выступать за сплочение Североатлантического альянса, даже если отдельные аспекты американской политики рассматриваются ими негативно.

В то же время существуют и аргументы против. Несмотря на наличие весомых мотивов для укрепления сотрудничества в рамках НАТО, нынешняя эволюция альянса связана с тенденцией, в основе которой лежит превращение США из источника безопасности европейских стран в источник угроз, связанных с их союзническими обязательствами. Схожая проблема (когда доминирующая в союзе держава являлась источником угроз, а не безопасности для своих союзников) была ахиллесовой пятой Организации Варшавского договора и в немалой степени причиной ее распада. Прекращение Договора о РСМД может привести к реализации этой тенденции на практике, что не в интересах России.

Влияние возможного прекращения Договора на существующую систему соглашений и позиция России

На сегодняшний день Договор о РСМД не оказывает непосредственного формального влияния на прочие соглашения, но все же косвенно их затрагивает. Продление договора о СНВ или заключение нового должно произойти в 2021 г. Вероятно, в случае выхода одной из сторон из Договора о РСМД оружие массового уничтожения будет активно наращиваться с использованием ракет средней и меньшей дальности. В этих условиях регулирование в рамках СНВ-3 теряет смысл, а заключение нового соглашения представляется практически невозможным со всеми вытекающими последствиями для международной системы безопасности.

Договоры о РСМД и СНВ оказывают эффект сдерживания на остальные страны, имеющие ядерное оружие, хотя они и не связаны этими соглашениями. Соглашения между США и Россией до сих пор являются признаком сохраняющегося согласия между двумя военными сверхдержавами и, возможно, готовности к объединению усилий в вопросах нераспространения ядерного оружия и ракетных технологий. Иными словами, регулирующие возможности двух держав, опиравшиеся на серьезную договорную базу и взаимное признание интересов, — теперь уже почти призрачное наследие холодной войны; их ждет окончательный регресс в случае прекращения действия Договора о РСМД. При этом США в ближайшие годы, а возможно, и десятилетия, не смогут найти адекватную замену России в качестве контрпартнера.

Важно отметить, что России как стране, уже пережившей утрату военно-политического влияния и лишь отчасти компенсировавшей ее в последние годы, и США как державе, теряющей свою гегемонию, необходимо сохранять остаточные инструменты несилового влияния в мире. Более того, для согласия между обеими странами существуют многочисленные причины глобального характера, и только они, но никак не вопросы двусторонних отношений могут быть платформой для сотрудничества.

Свое мнение о проблемах глобальной безопасности представил в октябре 2017 г. М. Горбачев в статье, опубликованной в The Washington Post: «Коллапс системы контроля над ядерными вооружениями, который может произойти в случае слома Договора о РСМД, приведет к катастрофическим последствиям — как прямым, так и косвенным. Чем ближе ядерное оружие к границам, тем более опасным оно является: меньше времени для принятия решения и повышенный риск катастрофических ошибок. И что будет с договором о нераспространении ядерного оружия, если гонка ядерных вооружений начинается заново? Я боюсь, он будет испорчен. Если, однако, Договор о РСМД будет сохранен, это пошлет мощный сигнал всему миру, что две крупнейшие ядерные державы осознают свою ответственность и серьезно относятся к своим обязательствам. Все вздохнут с облегчением, и отношения между Россией и США наконец-то сдвинутся с мертвой точки. Одновременно могут быть решены технические вопросы; для этой цели объединенная контрольная комиссия по Договору о РСМД может возобновить свою работу. Я убежден, что при наличии импульса от двух президентов, генералам и дипломатам удастся достичь соглашения».

Многие проблемы, которые могут лечь в основу формирования повестки российско-американского общения, унаследованы от эпохи холодной войны, но появилось и немало новых проблем, связанных с технологическим прогрессом, активизацией новых центров силы на международной арене, ослаблением регулирующей роли великих держав.

Учитывая произошедшие в международной системе изменения, необходимо вернуться к выработке новой комплексной стратегии сокращения вооружений с участием всех стран ядерного клуба. Однако следует понимать, что любые предложения должны быть чрезвычайно осторожными, так как выявляющиеся противоречия и неготовность к согласию могут ударить и по комплексу существующих соглашений. Помимо Договора о РСМД, очень важна и общая взвешенная позиция по корейскому вопросу, которая может послужить демонстрацией готовности формулировать общие подходы в вопросах сохранения мира, несмотря на имеющиеся препятствия. В противном случае неготовность к компромиссному общению станет негативным сигналом для очень многих стран, имеющим дестабилизирующий потенциал.

Несмотря на развитие отношений США и России в неблагоприятном ключе, возможность их нормализации не стоит окончательно отрицать. Но следует понимать и то, что американский президент может не суметь исполнить обещания, которые, возможно, будут даны им на встрече с В. Путиным. В худшем случае встреча обернется демонстрацией его намерения вести жесткую линию в отношении России, нацеленную на внутреннюю аудиторию. То, что зачастую рассматривается как слабость американского президента, является ещё и показателем уровня противоречий в американском руководстве, нараставших независимо от Д. Трампа еще со времен работы администрации Б. Обамы (в особенности в его второй президентский срок). Однако, несмотря на эти противоречия, приступив к нормализации отношений с Россией, американский президент имеет возможность войти в историю как достойный наследник политики Р. Рейгана.

1. Последнее публичное заявление такого рода со стороны высокопоставленного российского чиновника было сделано в июне 2013 г. Это было мнение на тот момент главы президентской администрации С. Иванова. «Договор по РСМД не может действовать бесконечно», — заявил Иванов.

2. Terry Terriff, The Nixon Administration and the Making of U.S. Nuclear Strategy. Cornell University Press | Cornell Studies in Security Affairs. 1995. P.48.

3. On Limited Nuclear War in the 21st Century. Edited by Jeffrey A. Larsen and Kerry M. Kartchner. 2014. 312 pages. Mahnken, Thomas. «Fighting a Nuclear War in the 21st Century: Future Scenarios of Limited Nuclear Conflict» Paper.

russiancouncil.ru

РСМД - это... Что такое РСМД?

  • рсмд — [эрэсмдэ], неизм.; м. [прописными буквами] Буквенное сокращение: ракета средней и меньшей дальности полёта (стратегическая ракета, оснащённая ядерной боеголовкой). Современные РСДМ. Договор, соглашение по РСМД …   Энциклопедический словарь

  • РСМД — Президент США Р. Рейган и Генеральнй секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачёв подписывают Договор в Белом Доме, 1987 год. Марка СССР, Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности декабрь 1987 г. 7 декабря 1987 года в Вашингтоне …   Википедия

  • РСМД — (эрэсмдэ/) неизм. м. Буквенное сокращение: ракета средней и меньшей дальности полёта (стратегическая ракета, оснащённая ядерной боеголовкой) Современные РСДМ. Договор, соглашение по РСМД …   Словарь многих выражений

  • Договор между СССР и США о ликвидации РСМД — В соответствии с договором, стороны обязались не производить, не испытывать и не развертывать баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней (от 1000 до 5500 километров) и меньшей (от 500 до 1000 километров) дальности. Помимо… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • Российский совет по международным делам — (РСМД) Тип неко …   Википедия

  • Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности — Президент США Р. Рейган и Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачёв подписывают Договор в Белом Доме, 1987 год …   Википедия

  • Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности — Президент США Р. Рейган и Генеральнй секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачёв подписывают Договор в Белом Доме, 1987 год. Марка СССР, Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности декабрь 1987 г. 7 декабря 1987 года в Вашингтоне …   Википедия

  • РСД-10 — ПГРК«Пионер», «Пионер УТТХ» Индекс ГРАУ: 15П645, 15П653 по договору РСМД: РСД 10 по кодификации НАТО: SS 20 Saber mod 1 2 …   Википедия

  • Противоракетная оборона США — Эмблема Управления противоракетной обороны Национальной гвардии США Система противоракетной обороны территории США (НПРО) (англ. National Missile Defense  NMD) создаётся, согласно заявлениям Американской администрации, для защиты… …   Википедия

  • НПРО — Координаты: 63°57′14″ с. ш. 145°44′06″ з. д. / 63.953 …   Википедия

  • sokrasheniya.academic.ru

    Договор между СССР и США о ликвидации РСМД

    Договор между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности (РСМД) подписан 8 декабря 1987 года (вступил в силу 1 июня 1988 года). После распада СССР практическое выполнение договора, помимо России и США, осуществляли Белоруссия, Казахстан и Украина.

    В соответствии с договором, стороны обязались не производить, не испытывать и не развертывать баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней (от 1000 до 5500 километров) и меньшей (от 500 до 1000 километров) дальности. Помимо этого, стороны в течение трех лет обязались уничтожить все пусковые установки и ракеты наземного базирования с радиусом действия от 500 до 5500 километров.

    К 1991 году ликвидации подлежали советские баллистические ракеты средней дальности (БРСД) типа "Пионер", Р-12, Р-14 (по классификации США и НАТО соответственно SS-20, SS-4 и SS-5), крылатые ракеты наземного базирования (КРНБ) РК-55 (SSC-Х-4 Slingshot), а также баллистические ракеты меньшей дальности — ОТР-22 (SS-12M Scaleboord) и ОТР-23 "Ока" (S-23 Spider).

    В США предусматривалось ликвидировать БРСД "Першинг-2" (Pershing-2), КРНБ BGM-109G, а также ракеты меньшей дальности (РМД) "Першинг-1А" (Pershing-1A).

    В мае 1991 договор был выполнен полностью. Советская сторона ликвидировала 1846 ракетных комплексов, американская 846. https://www.armscontrol.ru/course/lectures03b/vim031008.htm Ликвидация советских ракет осуществлялась методом подрыва (полное уничтожение ракет-носителей), при этом 72 БРСД "Пионер" были ликвидированы методом пуска с полевых позиций. Ликвидация американских ракет "Першинг" проводилась методом прожига с сохранением отсеков системы управления, которые были использованы при производстве ракет-мишеней средней дальности.

    Были ликвидированы технологическая оснастка для производства ракет, а также оперативные базы и места обучения специалистов (всего 117 советских объектов и 32 — американских).

    В целях контроля за выполнением Договора до 30 мая 2001 года сторонами осуществлялись инспекции на местах, в том числе на постоянной основе на проходных пунктах объектов по производству — Воткинского машиностроительного завода (Удмуртия) и завода "Геркулес" в городе Магна (штат Юта, США).

    Вопросы выполнения договорных обязательств, согласования мер повышения жизнеспособности и эффективности Договора рассматривались в Специальной контрольной комиссии (СКК). К октябрю 2003 года состоялось 29 сессий СКК. После этого комиссия длительное время не созывалась, поскольку к тому времени Россия и США завершили выполнение мероприятий, требовавших наблюдения по Договору.

    12 октября 2007 года на встрече с министрами иностранных дел и обороны России и США Владимир Путин выдвинул идею о придании обязательствам по Договору о РСМД глобального характера. Американская сторона поддержала это предложение.

    25 октября 2007 года на 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН было распространено совместное российско-американское заявление по Договору о РСМД. В нем, в частности, содержится призыв ко всем заинтересованным странам обсудить возможность придания глобального характера обязательствам по ДРСМД путем отказа от баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностью 500-5500 км.

    На пленарном заседании Конференции по разоружению в Женеве 12 февраля 2008 года глава МИД РФ Сергей Лавров предложил приступить к совместному поиску оптимальных путей ее продвижения. Он также внес на экспертное обсуждение проект Основных элементов международно-правовой договоренности о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности (наземного базирования), открытой для широкого международного присоединения. Несмотря на усилия России, дальнейшего практического развития данная инициатива не получила.

    С 2013-2014 годов США стали обвинять Россию в нарушении ДРСМД. Вашингтон утверждает, что в 2008-2011 годах на полигоне Капустин Яр испытывалась крылатая ракета (КР) наземного базирования на дальность более 500 км, что запрещено Договором. С 2017 года в США начали утверждать, что запрещенная по ДРСМД ракета якобы была развернута. Дополнительно конкретизировать свои претензии американцы отказываются.

    Представители администрации заявляют, что в связи с российскими нарушениями прорабатывают "ответные меры" дипломатического, экономического и военного характера.

    Американские претензии неоднократно обсуждались на различных уровнях в двустороннем формате. По инициативе США для обсуждения этого вопроса 15-16 ноября 2016 года была созвана сессия СКК, не собиравшейся до этого уже 13 лет.

    Договор о РСМД является бессрочным, однако каждая из сторон вправе его расторгнуть, представив убедительные доказательства о необходимости своего выхода.

    В конгрессе США неоднократно звучали призывы разработать законопроект, который прямо обвинит Россию в нарушении договора и подготовит почву для выхода США из него по той же схеме, по которой Вашингтон вышел из договора по ПРО. При этом Пентагон, госдепартамент и Совет национальной безопасности Белого дома продолжают заявлять, что договор о РСМД отвечает интересам США. Официальных попыток выйти из договора США не предпринимали.

    Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

     

    ria.ru

    Кто нарушает Договор о РСМД?

    03 Марта 2017 г.

    В США вновь обвиняют Россию в развертывании новых вооружений, якобы нарушающем Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Договор запрещает крылатые ракеты наземного базирования с дальностью более 500 км. В России вновь повторяют, что развертывание ПРО США в Европе может похоронить существующую систему безопасности на континенте. Беспокойство Москвы вызывают и планы по разработке беспилотников с ядерным оружием, существующие в США. Кто на самом деле торпедирует Договор о РСМД и с какой целью?

    Возможности есть, доказательств нет

    По данным из анонимных источников, на которые ссылается газета The New York Times, Россия в нарушение Договора о РСМД развернула новые крылатые ракеты большой дальности наземного базирования[1]. В России развернуты два полноценных батальона [речь идет, вероятно, о дивизионах, в NYT допущена терминологическая ошибка - прим. ЕЭ], включающие по четыре самоходные пусковые установки (сходные с «Искандерами») для применения новой крылатой ракеты большой дальности (КРБД) 9М729. Один – якобы на полигоне «Капустин Яр», расположение второго неизвестно. Кроме того, создан запас крылатых ракет.

    Госдепартамент США также в очередной раз выразил обеспокоенность, однако традиционно не представил конкретной информации о сути «продолжающихся нарушений договора».

     стефан_1.png

    Пусковые установки ОТРК 9К720 «Искандер-М».

    В настоящее время с российской стороны отсутствует какая-либо официальная информация относительно развертывания этой системы (за исключением отрицания американских обвинений на уровне МИД России и Администрации Президента), а также официальных характеристик ракеты 9M729.

    Тем не менее, учитывая уровень российских ракетных и смежных технологий, технических препятствий для получения заявленных характеристик нет (по различным оценкам, дальность полета составляет от 2 000 до 5 000 км, длина ракеты со стартовым ускорителем около 8 метров, масса боевой части 400-500 кг).

    При этом в 2016 г. была запланирована закупка 8 шасси для производства 4 самоходных пусковых установок и 4 транспортно-заряжающих машин, предположительно, предназначенных для испытаний и опытной эксплуатации модифицированного комплекса «Искандер-М» с улучшенными характеристиками.

    Мотивы России

    С военно-технической точки зрения обосновывать развертывание без подтверждения этого факта весьма сложно, поэтому попробуем рассмотреть вопрос под другим углом.

    Принимая во внимание, что возможное развертывание нарушало бы Договор о РСМД, есть гораздо более реальный способ достижения аналогичных военных результатов без нарушений: малые ракетные корабли проекта 21631 («Буян-М», знаменитые «калиброносцы»), которые способны перемещаться по внутренним водным путям.

     Стефан_2.png

    Малый ракетный корабль «Град Свияжск» проекта 21631.

    Политическим аргументом в пользу развертывания КРБД наземного базирования (либо угрозы такого развертывания) может быть наличие встречных обвинений в адрес США, и, соответственно, желание вернуть Вашингтон за стол переговоров.

    Сложно утверждать наверняка, но такая логика выглядит соответствующей российским подходам в области обороны и безопасности: «озвучить проблему – поднять ставки в случае неготовности контрагента к диалогу по существу – повторить процедуру».

    Проблема не только в ПРО США

    Российские официальные лица и эксперты регулярно высказывают два главных аргумента, которые ставят под вопрос будущее ДРСМД:

    1. Нарушения со стороны США, которые тесно переплетены с вопросами противоракетной обороны, одной из острейших проблем в российско-американских отношениях[2], а именно:

    - Универсальные пусковые установки Mk41 системы ПРО Aegis Ashore, развернутые в Румынии и планируемые к размещению в Польше. По официальным данным, в них загружены противоракеты SM-3, однако в них технически возможно и размещение ударных средств, например, из семейства крылатых ракет BGM-109 «Томагавк». Следует отметить, что именно американская сухопутная версия BGM-109G «Грифон» была ликвидирована в рамках ДРСМД.

    стефан_3.png

    Церемония начала строительства объекта ПРО в Польше.

    - Мишени-имитаторы баллистических ракет, используемые для тестирования систем ПРО – фактически, баллистические ракеты средней и меньшей дальности, детальная информация по которым недоступна российской стороне;

    - «Тяжелые» беспилотные летательные аппараты (БПЛА), возможно, должны попадать под ограничения ДРСМД (они уже учтены в Режиме контроля за ракетными технологиями). Ситуация усугубляется все более активными призывами к созданию в США БПЛА – носителей ядерного оружия. В частности, такое предложение содержится в официально неопубликованном докладе Научного совета при Пентагоне.

    2. Значительное количество ракет средней и меньшей дальности, развернутых по всей Евразии (Китай, Пакистан, Иран, Индия, КНДР и др.). Российские МБР и оперативно-тактические ракетные комплексы (а также иные силы и средства) в настоящее время обеспечивают необходимый уровень сдерживания, но в перспективе этого может быть недостаточно.

    Варианты развития событий

    Есть ли выход из сложившейся ситуации? В части двусторонних отношений между Россией и США, обе страны извлекают выгоду из Договора о РСМД. С одной стороны, отведена угроза стремительного обезглавливающего удара по Кремлю крылатыми и баллистическими ракетами – с минимальным подлетным временем. С другой стороны, американские базы в Евразии не находятся под постоянным прицелом, тем более, что российские ракеты значительно превосходят аналоги так называемых «стран-изгоев», в том числе в части возможностей по прорыву ПРО[3].

    Один из путей разрядки кризиса – создать порядок  подтверждения реальных целей сторон, организовав совместные инспекционные визиты на объекты ПРО США и в районы базирования «Искандеров».

    Правда, препятствием в этом деле могут стать сложные отношения на постсоветском пространстве, особенно между Россией и Украиной, являющейся одной из сторон договора, наравне с партнерами по ОДКБ – Беларусью и Казахстаном.

    Хорошим сигналом можно считать проведение тридцатой сессии Специальной контрольной комиссии по ДРСМД осенью 2016 г. Впрочем,  никаких подробностей дискуссии раскрыто не было. Любопытный факт: официальные заявления всех сторон были абсолютно идентичны (с поправкой на язык) и ограничены упоминанием самого факта обсуждения вопросов выполнения Договора.

    Вместе с тем, не исключена и дальнейшая эскалация. В США уже подготовлен законопроект, отменяющий ограничения ДРСМД. В России также звучат подобные инициативы.

    А что соседи по континенту?

    Если быть точным, то название американского законопроекта звучит как «Акт о сохранении Договора РСМД»[4], что позволяет надеяться на приоритет поддержания статус-кво для американских политиков. В рамках законопроекта помимо призывов к разработке соответствующих систем вооружений содержится и указание на целесообразность их последующей передачи союзникам, и здесь мы переходим к следующему комплексу проблем.

    Перспективы сохранения ДРСМД в том числе лежат в плоскости третьих стран, особенно с учетом возможного кризиса между Китаем и США, в том числе в военной сфере.

    Призывы к пересмотру обязательств по ДРСМД на тихоокеанском театре военных действий встречаются даже в работах Комиссии по вопросам американо-китайских отношений в области экономики и безопасности.

    Любопытно, что озабоченность в связи с возможным нарушением ДРСМД со стороны России высказала Франция. Здесь также следует отметить два фактора: с одной стороны, предыдущий президент Франции Н. Саркози высказывался в пользу универсализации ДРСМД, а с другой, еще в ходе переговоров, предварявших заключение Договора по РСМД между Россией и США, Французская Республика всячески противилась распространению ограничений на собственные ядерные силы и средства.

    В настоящее время сложно представить, каким образом можно убедить Китай, Францию и другие государства присоединиться к Договору о РСМД.

    Однако начать дискуссию по данному вопросу было бы очень полезно, тем более, реализовать какие-то меры безопасности представляется вполне возможным: например, начав с уведомлений об учениях, а затем и о предполагаемых типах поражаемых целей[5].

    Официальная позиция Москвы была озвучена президентом России в октябре 2016 г. на площадке «Валдайского клуба»:

    • ДРСМД необходимо соблюдать;
    • ДРСМД стал бы значительно более ценным, если бы к нему присоединились третьи страны.

    Также нельзя не обратить внимание на «своевременность» обострения вопроса соблюдения ДРСМД американской стороной, в первую очередь, американскими СМИ. В сочетании с акцентированной проблемой принадлежности Крымского полуострова, дискуссией вокруг антироссийских санкций и увольнением Майкла Флинна складывается ощущение, что теперь у Дональда Трампа значительно ограничено пространство для маневра на российском направлении.

    Дмитрий Стефанович, независимый военный эксперт

    [1] Следует отметить, что еще один предполагаемый объект обвинений в нарушении ДРСМД – это «легкая» МБР РС-26 «Рубеж», предположительно обладающая возможностями баллистической ракеты «средней» дальности.

    [2] Кстати, еще на этапе предварительных переговоров, завершившихся заключением ДРСМД, наша сторона делала попытки увязки этой проблематики с вопросами Стратегической оборонной инициативы Р. Рейгана.

    [3] При этом даже примитивные ракеты йеменских хуситов и их союзников успешно поражают цели на территории Саудовской Аравии, обладающей американскими противоракетными системами PAC-3.

    [4] Intermediate-Range Forces Treaty Preservation Act.

    [5] Недавно американские эксперты с опорой на имеющиеся исследования и спутниковые снимки сделали попытку определить, куда и как планируют попадать китайские ракетчики. Главный вывод – целятся они в американские военно-морские и авиационные базы, и у них есть необходимые носители и «полезная нагрузка» для нанесения максимального ущерба.

    eurasia.expert

    Истоки и реалии Договора по РСМД » Военное обозрение

    В последнее время все больше возникает вопросов в отношении действия Договора между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности (РСМД) от 8 декабря 1987 года. Периодически и в России, и в США звучат высказывания о возможности выхода из него. Разумеется, прежде всего это касается устойчивости данного соглашения – отвечает ли он реалиям сегодняшнего дня? Для этого нужно вспомнить условия развертывания РСМД и историю переговоров, а также оценить современные угрозы.

    ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВЕРТЫВАНИЯ РСД

    Решение о развертывании ракет среднего радиуса действия (РСД) в Европе относится к временам администрации президента США Джимми Картера. По мнению Генри Киссинджера, «в сущности, доводы в пользу вооружений среднего радиуса действия были политическими, а не стратегическими» и проистекали из той самой озабоченности, которая ранее породила дебаты между союзниками в НАТО по вопросам стратегии. «Если бы европейские союзники Америки действительно верили в ее готовность прибегнуть к ядерному возмездию при помощи оружия, расположенного в континентальной части Соединенных Штатов или морского базирования, новые ракеты на европейской земле оказались бы не нужны. Но решимость Америки поступать подобным образом как раз и ставилась европейскими лидерами под сомнение».

    Приход к власти в 1977 году президента Джимми Картера усилил противоречия между администрацией Белого дома и западногерманскими партнерами.

    США полагали, что в силу своей специфики Европа не могла быть основным театром военных действий с применением ядерного оружия. Здесь против советских вооруженных сил предполагалось использовать нейтронное и высокоточное оружие. В этой связи в военно-политических кругах Германии появились опасения относительно того, что США стремятся «регионализировать» возможности ядерной войны.

    В своей речи в Лондонском институте стратегических исследований в октябре 1977 года германский канцлер Гельмут Шмидт настаивал на соблюдении политического и военного равновесия как предпосылки безопасности и разрядки. Он опасался, что американские союзники либо «сдадут» Западную Европу, либо превратят ее в «поле битвы». Бонн боялся, что Европа станет «разменной монетой» в советско-американском противостоянии. В сущности, позиция Г. Шмидта отражала тот структурный конфликт, который происходил в НАТО в данный период.

    Америка постаралась развеять европейские страхи. Имеется в виду, что вопрос стоял о том, может ли Западная Европа рассчитывать на ядерное оружие США в случае отражения советского нападения, имеющего своей целью Европу.

    Существуют и другие, более сложные объяснения. В частности, утверждалось, что новое оружие поначалу будто бы объединяло стратегическую защиту Европы со стратегической защитой Соединенных Штатов. При этом утверждалось, что Советский Союз не совершит нападения превосходящими обычными силами до тех пор, пока не будут уничтожены ракеты средней дальности в Европе, которые благодаря своему близкому расположению и точности попадания могут вывести из строя советские командные пункты и обеспечить стратегическим силам США нанесение всесокрушающего первого удара. Таким образом, РСД закрывали пробел в системе «устрашения». В этом случае оборона Европы и США оказывались в «связке»: Советский Союз лишался бы возможности нападать на любую из этих территорий без возникновения риска неприемлемой для него ядерной войны всеобщего характера.

    Следует принимать во внимание и то, что такая «связка» являлась ответом, как считает Г. Киссинджер, и на растущие страхи перед германским нейтрализмом по всей Европе, особенно во Франции. После поражения на выборах канцлера ФРГ Г. Шмидта в 1982 году в европейских кругах стали опасаться возвращения социал-демократической партии Германии на позиции национализма и нейтрализма. В рамках открывшейся дискуссии в ФРГ в отношении стратегии США известный политик СДПГ Эгон Бар писал о том, что мораль и этика важнее атлантической солидарности и согласие с новой американской стратегией осложнит перспективы объединения двух германских государств. Президент Франции Франсуа Миттеран в 1983 году выступил рьяным поборником американского плана развертывания ракет средней дальности. Выступая в германском бундестаге, он заявил: «Любой, кто играет на отделение Европейского континента от Американского, способен, по нашему мнению, разрушить равновесие сил и, следовательно, помешать сохранению мира».

    В мае 1978 года, когда, по оценкам НАТО, Советский Союз развернул первые 50 комплексов ракет среднего радиуса действия СС-20 (РСД-10 «Пионер»), состоялся визит Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева в Бонн. Встреча с канцлером ФРГ Г. Шмидтом была сведена к обсуждению проблемы «евроракет». Брежнев отверг упреки Шмидта в том, что Советский Союз добивается одностороннего превосходства в военной области. Известный советский дипломат Юлий Квицинский (посол СССР в ФРГ в 1981–1986 годах) объяснял политику Германии тем, что западногерманское руководство спешило с идеей объединения страны. По его мнению, западногерманская дипломатия стремилась «добиться от СССР действительно существенных и односторонних сокращений его ядерного потенциала со всеми политическими и психологическими последствиями этого для обстановки в Европе. ФРГ спешила. Она опасалась, что восстановить единство Германии через 30–50 лет станет практически невозможным».

    С точки зрения Г. Киссинджера, выраженной в его монографии «Дипломатия», Л.И. Брежнев и его преемник Ю.В. Андропов использовали противостояние развертыванию ракет средней дальности в Европе для ослабления связи Германии с НАТО. Он пишет, что когда Гельмут Коль посетил Кремль в июле 1983 года, Юрий Андропов предупредил германского канцлера, что, если он согласится на размещение «Першигов-2», «военная угроза для Западной Германии возрастет многократно, отношения между нашими двумя странами также обязательно претерпят серьезные осложнения». «Что касается немцев в Федеративной Германии и Германской Демократической Республике, им придется, как недавно кем-то было сказано (в «Правде»), глядеть через плотный частокол ракет», – заметил Андропов.

    ВОЕННАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ

    С другой стороны, с военной точки зрения развертывание американских ракет среднего радиуса действия являлось частью стратегии «гибкого реагирования» и давало Вашингтону возможность избирать промежуточные варианты войны всеобщего характера, нацеленной на Америку. В середине 1970-х годов сначала в США, а затем в СССР были созданы системы лазерного, инфракрасного и телевизионного наведения ракет на цели. Это позволило достичь большой точности их попадания в цель (до 30 метров). Эксперты заговорили о возможности нанесения обезглавливающего или «ослепляющего» ядерного удара, который позволял бы уничтожить элиту противоположной стороны до того, как будет принято решение об ответно-встречном ударе. Это привело к представлению о возможности победы в «ограниченной ядерной войне» за счет выигрыша в подлетном времени. Министр обороны США Джеймс Шлезингер объявил 17 августа 1973 года концепцию обезглавливающего (иначе – контрэлитного) удара новой основой ядерной политики США. Упор в средствах сдерживания смещался на средства средней и меньшей дальности. В 1974 году этот подход был закреплен в ключевых документах по ядерной стратегии США.

    В целях реализации доктрины Соединенные Штаты начали модифицировать расположенную в Западной Европе систему передового базирования (Forward Based System). В рамках этого плана повысилось американо-британское взаимодействие по баллистическим ракетам на подводных лодках и ракетам средней дальности. В 1974 году Британия и Франция подписали Оттавскую декларацию, согласно которой обязались развивать общую систему обороны, включая ядерную сферу.

    В 1976 году министром обороны СССР стал Дмитрий Устинов, который склонялся к жесткому ответу на действия США по реализации стратегии «гибкого реагирования». В этих целях СССР стал наращивать МБР с РГЧ ИН и одновременно осуществлять прикрытие «евростратегического» направления. В 1977 году СССР под предлогом модификации устаревших комплексов РСД-4 и РСД-5 приступил к развертыванию на западных границах РСД-10 «Пионер», каждая из которых была оснащена тремя боевыми блоками индивидуального наведения на цели. Это позволяло СССР в считанные минуты уничтожить военную инфраструктуру НАТО в Западной Европе – центры управления, командные пункты и особенно порты (последнее в случае войны делало невозможным высадку американских войск в Западной Европе).

    ПОДХОДЫ НАТО

    В странах НАТО не было единого подхода к оценке размещения новых советских ракет. На встрече с тремя лидерами Западной Европы – Гельмутом Шмидтом, Валери Жискар д’Эстэном и Джеймсом Каллагэном – в Гваделупе в 1979 году Джимми Картер обещал разместить американские ракеты в Европе. Однако для руководителей Германии и Великобритании этого было недостаточно. Они настаивали также на политике взаимного сокращения ракет в Европе. При этом был поставлен в жесткой форме перед американским президентом вопрос об эффективности НАТО в противодействии «советской угрозе».

    Так была достигнута политика «двойного решения» (dual-track), принятая НАТО на сессии Совета в Брюсселе 12 декабря 1979 года. Решение НАТО предусматривало размещение на территории европейских стран 572 американских РСД «Першинг-2» и крылатых ракет (соответственно 108 и 464) параллельно с инициированием переговоров с СССР о восстановлении военно-политического равновесия. Малое подлетное время ракет «Першинг-2» (8–10 минут) давало США возможность нанести первый удар по командным пунктам и пусковым установкам советских МБР.

    Переговоры в рамках политики «двойного решения» постигла неудача. До ноября 1981 года переговоры по «евроракетам» так и не были начаты.

    НУЛЕВОЙ ВАРИАНТ

    В ноябре 1980 года на президентских выборах в США победил республиканец Рональд Рейган, который придерживался более жестких подходов. Американский политолог Брэдфорд Бэрнс констатировал, что «президент Р. Рейган проводил внешнюю политику США, исходя из убеждения, что глобальная сила США должна быть абсолютной в последнем десятилетии XX века. Главное в этом убеждении – необходимость и возможность навязывать свою волю всему миру».

    В 1981 году администрация Рейгана предложила неприемлемый для советской стороны «нулевой вариант» – США не размещают в Европе ракеты средней дальности и крылатые ракеты, а СССР ликвидирует свои ракеты РСД-10 «Пионер». Естественно, СССР от него отказался. Во-первых, американских ракет в Европе не было, и советское руководство считало «ликвидацию Пионеров» неравноценным обменом. Во-вторых, американский подход не учитывал РСД Великобритании и Франции. В ответ Брежнев в 1981 году выдвинул программу «абсолютного нуля»: вывод РСД-10 должен сопровождаться не только отказом США от размещения РСД «Першинг-2», но и выводом из Европы тактического ядерного оружия, а также ликвидацией американской системы передового базирования. Кроме того, должны были быть ликвидированы британские и французские РСД. США не приняли эти предложения, ссылаясь на превосходство СССР (Варшавского договора) в обычных вооруженных силах.

    В 1982 году советская позиция была подкорректирована. СССР объявил временный мораторий на развертывание РСД-10 «Пионер» до подписания всеобъемлющего соглашения. Кроме того, в 1982 году было предложено сократить количество РСД-10 «Пионер» до аналогичного числа французских и британских РСД. Но эта позиция не вызвала понимания у стран НАТО. Франция и Британия объявили свои ядерные арсеналы «независимыми» и заявили, что проблема размещения американских РСД в Западной Европе – это прежде всего вопрос советско-американских отношений.

    БЛОКИРОВКА ПАКЕТА

    Попытка США установить «ракетный забор» в Европе была успешно сорвана Москвой. Фото с сайта www.defenseimagery.mil

    Ситуация изменилась в марте 1983 года, когда администрация Рейгана заявила о начале реализации программы Стратегической оборонной инициативы (СОИ). СОИ предусматривала создание полномасштабной ПРО космического базирования, которая могла бы перехватывать советские МБР на разгонном участке траектории полета. Проведенный анализ показал, что связка «евроракеты – СОИ» представляет угрозу безопасности СССР: сначала противник нанесет обезглавливающий удар «евроракетами», затем – контрсиловой с помощью МБР с РГЧ ИН и в последующем перехватит с помощью СОИ ослабленный удар стратегических ядерных сил. Поэтому в августе 1983 года Юрий Андропов, пришедший к власти 10 ноября 1982 года, заявил, что переговоры по РСД будут вестись только в пакете с переговорами по космическим вооружениям (СОИ). Одновременно СССР взял на себя односторонние обязательства не испытывать противоспутниковое оружие. Эти события получили название «блокировки пакета».

    Но США не соглашались вести «пакетные» переговоры. В сентябре 1983 года они начали развертывать свои ракеты на территории Великобритании, Италии, Бельгии. 22 ноября 1983 года немецкий бундестаг проголосовал за размещение ракет «Першинг-2» в ФРГ. Это было негативно воспринято в СССР. 24 ноября 1983 года Юрий Андропов выступил со специальным заявлением, в котором говорилось о нарастающей опасности ядерной войны в Европе, выходе СССР из Женевских переговоров по «евроракетам» и принятии ответных мер – размещении оперативно-тактических ракет «Ока» (ОТР-23) в ГДР и Чехословакии. Имея радиус действия до 400 км, они практически могли простреливать всю территорию ФРГ, нанося превентивный разоружающий удар по местам дислокации «Першингов». Одновременно СССР направил на боевое патрулирование свои атомные подводные лодки с баллистическими ракетами близко к побережью США.

    РАЗБЛОКИРОВКА ПАКЕТА

    Попытка возобновить контакты начались после смерти Юрия Андропова. На его похороны 14 февраля 1984 года приехали премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер и вице-президент США Джордж Буш-старший. Они предлагали возобновить переговоры по «евроракетам» при условии, что СССР «разблокирует пакет». Москва соглашалась возобновить переговоры только на «пакетных» условиях. 29 июня 1984 года СССР в специальной ноте предложил возобновить переговоры. Однако США отвергли эти предложения. Поскольку Советский Союз продолжал развертывание ОТР-23 в Чехословакии и ГДР, США заявили летом 1984 года о развертывании оперативно-тактических ракет «Ланс» с нейтронными боеголовками.

    Продвижение было достигнуто 7 февраля 1985 года. На встрече в Женеве министр иностранных дел СССР Андрей Громыко и госсекретарь США Джордж Шульц пришли к соглашению о том, что переговоры по «евроракетам» будут проводиться отдельно от переговоров по космическим вооружениям.

    Переговоры возобновились после избрания Михаила Горбачева генеральным секретарем ЦК КПСС 10 марта 1985 года. СССР и США начали обсуждение условий переговоров. Больших успехов исследования в области СОИ Америка не достигла, поскольку создать эффективную ПРО на том уровне развития науки и техники было сложно. Но советское руководство опасалось непредсказуемых последствий гонки вооружений в космосе. По мнению Збигнева Бзежинского, «проект СОИ отражал своевременное осознание того факта, что динамика технологического развития меняет соотношение между наступательными и оборонительными вооружениями, а периметр системы национальной безопасности перемещается в космическое пространство. СОИ, однако, концентрировалось в основном на одной, отдельно взятой угрозе, исходившей от Советского Союза. С исчезновением угрозы лишался смысла и сам проект».

    К этому времени позиция СССР на переговорах изменилась. Летом 1985 года Москва ввела мораторий на развертывание ОТР-23 в Чехословакии и ГДР. Попытку достичь соглашения Михаил Горбачев и Рональд Рейган предприняли на переговорах в Женеве в ноябре 1985 года. Она завершилась неудачей: США отказывались вывести РСД из Европы, а СССР был близок к повторной блокировке пакета. Но после того как Горбачев провозгласил в январе 1986 программу поэтапной ликвидации ядерного оружия во всем мире, СССР пошел на ряд серьезных уступок. На встрече в Рейкьявике 10–12 октября 1986 года Михаил Горбачев предложил широкомасштабное сокращение ядерных вооружений, но только «в пакете» с отказом США от СОИ. Поскольку договориться об общем ракетно-ядерном разоружении не удалось, стороны решили начать с наиболее острой проблемы – ракет средней дальности в Европе. СССР согласился «разблокировать пакет» – вести переговоры по РСД отдельно от СОИ.

    ДВОЙНОЙ НУЛЬ

    Осенью 1986 года Москва предложила вариант вывода РСД: СССР отводит ракеты «Пионер» за Урал, а США вывозят «Першинг-2» и крылатые ракеты наземного базирования в Северную Америку. Вашингтон согласился принять этот вариант. Однако 24 декабря 1986 года против него в категорической форме выступила Япония. В Токио опасались, что СССР перенацелит РСД-10 «Пионер» на Японию. 1 января 1987 года против него выступила и КНР, где также опасались перенацеливания РСД-10 «Пионер» на китайские объекты.

    В итоге в феврале 1987 года СССР предложил новый концептуальный подход «двойного нуля». Однако 13–14 апреля 1987 года прилетевший в Москву госсекретарь США Дж. Шульц потребовал присовокупить к соглашению еще и ракеты меньшей дальности – оперативные тактические ракеты «Ока» (ОТР-23).

    Комплекс «Ока» по принятым техническим решениям и их исполнению являлся уникальным и не имел аналогов в мире. Ракета «Ока» никогда не испытывалась на дальность свыше 400 км и в соответствии с этим принятым критерием не должна была попасть в число ограничиваемых. Невзирая на это, Шульц выразил возмущение тем, что СССР пытается «протащить» опасное оружие, ссылаясь на несколько меньший радиус его действия. Американцы угрожали, что в ответ на отказ СССР демонтировать «Оку» модернизируют ракету «Ланс» и разместят в Европе, что стало бы отказом от ядерного разоружения. Маршал Советского Союза Сергей Ахромеев был против уступки по ракете «Ока». Нельзя также не отметить, что ликвидация ОТРК «Ока» в рабочих органах (так называемых «малой и большой пятерках»), в которых готовили проекты директивных указаний на переговоры, не проходила процедуру одобрения. В указанные рабочие органы входили соответственно ответственные работники и руководство ЦК КПСС, Военно-промышленной комиссии, Минобороны, КГБ и МИДа.

    Окончательное согласие было достигнуто на переговорах с участием Эдуарда Шеварднадзе в Вашингтоне в сентябре 1987 года. СССР согласился разработать единую классификацию по РСМД и включить в будущий договор ОТР «Ока», хотя они не попадали под определение РСМД. США, в свою очередь, обещали уничтожить крылатые ракеты наземного базирования «Томагавк» и отказаться от развертывания в Центральной Европе ОТР «Ланс-2» с нейтронными боезарядами.

    8 декабря 1987 года был подписан Вашингтонский договор, по условиям которого стороны согласились уничтожить ракеты средней (от 1000 до 5500 км) и меньшей (от 500 до 1000 км) дальности как класс ядерных ракет под контролем своих инспекторов. Договор по РСМД предусматривает не производить, не испытывать и не развертывать такие ракеты. Можно сказать, что с достижением соглашения об уничтожении «евроракет» исчезли и «ядерные еврострахи». Он явился предтечей Договора между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1).

    СОВРЕМЕННЫЕ УГРОЗЫ И ВЫЗОВЫ РОССИИ

    Дилеммы национальной безопасности первых десятилетий XXI века, естественно, качественно отличаются от дилемм века XX. Вместе с тем традиционно принятые стратегические взгляды, конечно, остаются основополагающими для безопасности. Более того, коль скоро ведущие мировые государства продолжают совершенствовать и разрабатывать новые виды вооружений, поддержание технологического превосходства или паритета между ними остается важным императивом их национальной безопасности и внешней политики.

    По мнению З. Бзежинского, которое он изложил в книге «Выбор: мировое господство или глобальное лидерство», «номер один в перечне угроз международной безопасности – полномасштабная стратегическая война – по-прежнему представляет опасность высшего порядка, хотя уже и не является наиболее вероятной перспективой. В предстоящие годы одной из главных задач американского политического руководства в области безопасности будет оставаться сохранение стабильности ядерного сдерживания США и России…

    В то же время следует ожидать, что возглавляемая Соединенными Штатами и обусловленная научно-техническим прогрессом революция в военном деле будет выдвигать на передний план разнообразные средства ведения боевых действий ниже ядерного порога и, в более общем плане, способствовать девальвации центральной роли ядерного оружия в современном конфликте. Вполне вероятно, что Соединенные Штаты произведут – если потребуется, то и в одностороннем порядке, значительное сокращение своего ядерного потенциала при одновременном развертывании того или иного варианта противоракетной оборонительной системы».

    Такой подход в настоящее время реализуется США в стратегии «быстрого глобального удара», предусматривающей нанесение разрушительного обезоруживающего удара наступательными высокоточными современными обычными вооружениями в кратчайшие сроки по целям в любой точке земного шара в сочетании с отражением возможного контрудара системами «непроницаемой» глобальной противоракетной обороны. Тем самым США, снижая ядерный порог, проецируют в то же время военную силу на весь земной шар, достигая таким образом глобального военного доминирования. Этому способствует и наличие мощных ВМС, контролирующих пространство Мирового океана, а также присутствие более 700 американских военных баз в 130 странах. Таким образом, обладание Америкой на сегодняшний момент несопоставимыми с другими странами масштабами геополитического превосходства дают ей возможность решающего вмешательства.

    Что касается европейской безопасности, то в политическом плане после исчезновения советской угрозы и перехода Центральной Европы в лоно Запада сохранение НАТО в качестве оборонительного союза против уже несуществующей угрозы вроде бы не имеет никакого смысла. Однако, исходя из взглядов Бзежинского, «у Европейского Союза и НАТО нет выбора: чтобы не утерять приобретенные в холодной войне лавры, они вынуждены расширяться, даже если с вступлением каждого нового члена нарушается политическая сплоченность Евросоюза и осложняется военно-оперативное взаимодействие в рамках атлантической организации.

    В более долгосрочной перспективе единой магистральной задачей останется расширение Европы, которому более всего способствовала бы политическая и географическая взаимодополняемость структур ЕС и НАТО. Расширение есть наилучшая гарантия таких неуклонных изменений в ландшафте европейской безопасности, которые позволят раздвинуть периметр центральной зоны мира на планете, облегчить поглощение России расширяющимся Западом и вовлечь Европу в совместные с Америкой усилия во имя упрочения глобальной безопасности».

    Здесь вправе задать вопрос, о какой России говорит Бзежинский? О той, видимо, ельцинской России, которая, по его словам, после окончания холодной войны была «низведена до державы среднего уровня». Но вряд ли Россия может существовать в таком статусе, поскольку она исторически складывалась и развивалась как великая мировая держава.

    В отношении слабого звена, облегчающего поглощение России, выдающийся русский мыслитель Иван Ильин в статье «О расчленителях России» писал: «некоторые считают, что первою жертвою явится политически и стратегически бессильная Украина, которая будет в благоприятный момент легко оккупирована и аннексирована с запада; а за нею быстро созреет для завоевания и Кавказ».

    Любопытны воззрения Генри Киссенджера в отношении подходов некоторых западных политиков к вопросу о возможных путях интеграции России в западное сообщество. В частности, вступление России в НАТО и возможное членство в Европейском Союзе в качестве противовеса США и Германии. «Ни один из этих курсов не является подходящим… Членство России в НАТО превратит Атлантический альянс в инструмент безопасности типа мини-ООН или, напротив, в антиазиатский – особенно антикитайский – альянс западных индустриальных демократических государств. Российское членство в Европейском Союзе, с другой стороны, разделило бы два берега Атлантики. Такой шаг неизбежно подтолкнул бы Европу в ее поисках самоидентификации к дальнейшему отчуждению Соединенных Штатов и заставил бы Вашингтон проводить соответствующую политику в остальном мире».

    В настоящее время благодаря агрессивной внешней политике США и стараниям стран НАТО, возглавляемых Вашингтоном, спровоцировавшим «украинский кризис», Европа вновь стала «полем» обострившегося противостояния России и Запада.

    Градус противостояния между двумя ядерными державами значительно повысился. Приближение сил НАТО к границам России и размещение натовских и американских баз, в том числе систем глобальной стратегической ПРО, в восточноевропейских странах нарушило равновесие в системе координат международной безопасности. При этом после распада Советского Союза впервые потенциальные противники России получили преимущество в обычных вооруженных силах на Европейском континенте. Вновь на повестке обеспечения безопасности возникает вопрос о подлетном времени наступательных вооружений, позволяющих нанести обезглавливающий удар. Критичной эта проблема может стать в случае технологического прорыва в области создания гиперзвуковых средств доставки оружия, что, по экспертным оценкам, может произойти в ближайшие 10 лет. Процесс расширения НАТО показывает, что наличие в России стратегических ядерных сил, исходя из парадигмы современного развития, в перспективе все труднее будет превратить в политические преимущества.

    Украинский кризис оголил в целом серьезную проблему в отношениях между Россией и Западом в связи с продвигаемой США и Европой стратегией глобальной системы безопасности, основанной на идее расширяющегося Запада (ЕС и НАТО). Размышляя о грядущей России, Иван Ильин в публикации «Против России» пишет: «М.В. Ломоносов и А.С. Пушкин первыми поняли своеобразие России, ее особенность от Европы, ее «неевропейскость». Ф.М. Достоевский и Н.Я. Данилевский первыми поняли, что Европа нас не знает, не понимает и не любит. С тех пор прошли долгие годы, и мы должны испытать на себе и подтвердить, что все великие русские люди были прозорливы и правы».

    topwar.ru

    неужели договор РСМД больше никем не соблюдается?

    И Россия, и США заявляют о своей приверженности ДРСМД, но при этом обвиняют друг друга в его нарушении. Выгодно ли России выходить из Договора, подписание которого 30 лет назад позволило снизить напряжённость между СССР и США и открыло дорогу новым соглашениям в области ограничения вооружений?

    Разработка новых типов ракет полностью отвечает интересам России. «Запрещённые» ракеты гармонично дополняют российскую концепцию сдерживания НАТО, ограничивая военную активность Альянса на территории ЦВЕ. Если Россия заявит о выходе из РСМД, то США могут принять решение о разработке ракет средней дальности и их развёртывании в Европе. России будет трудно потянуть развитие нового класса ракет в объёмах, достаточных не только для устрашения НАТО, но и для обеспечения паритета с США.

    Выход из ДРСМД или его тайное нарушение повлечёт последствия, которые грозят перенести российско-американские отношения на 30–40 лет назад, в холодную войну с высокой температурой накала международных страстей.

    В начале марта 2017 г. Россия подверглась резкой критике со стороны американского руководства, которое обвинило ее в нарушении своих международно-правовых обязательств по договору РСМД. Американское негодование транслировал заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США генерал Пол Сельва, который заявил, что Россия приступила к развёртыванию крылатых ракет наземного базирования, представляющих прямую угрозу НАТО и по своим тактико-техническим характеристикам подпадающих под ограничения советско-американского Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Эти же обвинения позже были поддержаны и главой Стратегического командования ВС США Джоном Хайтеном, который 4 апреля заявил в Конгрессе, что у США «нет защиты» от таких ракет.

    Историческая подоплёка

    Советско-американский Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности был подписан лидерами двух сверхдержав М. Горбачёвым и Р. Рейганом в Вашингтоне в 1987 г. Договор запретил разработку, производство, испытание и развёртывание всех видов ракет наземного базирования дальностью от 500 до 5500 км и обязал стороны уничтожить уже имевшиеся ракеты данного класса, а контроль за выполнением обязательств был возложен на специально сформированные комиссии для проверки на местах, что было прорывом в советско-американской договорной практике.

    Подписание Договора стало результатом кропотливой работы политиков, дипломатов, военных и учёных по обе стороны изрядно проржавевшего железного занавеса, чьи усилия были направлены на поиск выхода из кризиса в двусторонних отношениях, назревшего на рубеже 1970-1980-х гг. Кризис начался в 1976 г. с решения советского руководства заменить изжившие себя баллистические ракеты типа Р-12, Р-14 и Р-16 на более современные и точные ракеты типа РСД-10 «Пионер» с 3 РГЧ ИН (разделяющиеся головные части индивидуального наведения) и большей дальностью полёта. Стоит отметить, что развёртывание новых ракет было естественной реакцией Советского Союза на постоянное укрепление американской системы передового базирования в Европе (от обсуждения которой США отклонялись ещё с начала 1960-х гг.). Действия СССР вызвали ярость на Западе, где в новых советских ракетах увидели непосредственную угрозу инфраструктуре НАТО в Европе, для защиты которой было решено развернуть в ряде западноевропейских стран аналогичные советским ракеты средней дальности типа «Першинг-2» и крылатые ракеты наземного базирования типа «Томагавк». Годы переговоров не только не позволили разрешить сложившуюся проблему, но лишь усугубили ситуацию, сведя к минимуму все контакты между сторонами.

    Положение дел изменилось с приходом к власти М. Горбачёва, который в рамках провозглашённого им «нового политического мышления» начал идти на односторонние уступки (отказ от увязки проблемы ракет средней дальности с переговорами по нераспространению ядерного оружия в космическом пространстве, отход от требования учёта ядерных сил Великобритании и Франции и др.) и смог добиться интенсификации диалога, в результате чего в 1987 г. был подписан договор РСМД, в нарушении которого сегодня США и обвиняют Россию.

    Суть обвинений

    Заявление Пола Сельвы о неправомерных действиях российской стороны, впрочем, не стало громом среди ясного неба. Обвинения в проведении военных разработок, якобы нарушающих положения договора РСМД, впервые прозвучали ещё в 2008 г. Тогда, на заре эпохи Б. Обамы, американская администрация, ссылаясь на данные своих разведслужб, заявила, что в России проводятся испытания крылатой ракеты, нарушавшей положения договора РСМД, которая позднее на Западе получила обозначение SSC-X-8 и ассоциировалась с находившейся в разработке российской ракетой 9М729, спроектированной, как и крылатая ракета морского базирования 3М14 (ракетный комплекс «Калибр-НК»), в ОКБ «Новатор». По мнению американцев, это даёт все основания полагать, что та самая ракета «X» (а точнее, SSC-X-8) — это наземный аналог крылатых ракет, наносивших в 2015 г. удары по позициям террористов в Сирии из акватории Каспийского моря и имеющих дальность около 2000 км, что в случае с наземным аналогом нарушает положения договора РСМД.

    Официальных данных о ракете 9М729 (SSC-X-8 по классификации НАТО) практически нет, а следовательно, и утверждать, насколько обоснованы обвинения Пентагона, пока нельзя. На данный момент есть лишь предположения, что пусковой установкой для этой ракеты послужит модификация ОТРК «Искандер», что воспринимается на Западе как попытка замаскировать использование запрещённых ракет на комплексах, которые, казалось бы, хорошо известны западным специалистам.

    Однако ранее американская сторона выдвигала вполне конкретные претензии к уже принятой на вооружение и развёрнутой в составе многоцелевой модульной ракетной системы «Искандер-М» крылатой ракете наземного базирования типа Р-500 (9М728), дальность полёта которой не превышает 500 км, в чём американская сторона сомневалась на протяжении нескольких лет. Однако в последнее время страсти утихли, и заявления о «неправомерности» Р-500 больше не звучали.

    Наконец, третье детище отечественного ВПК, которое не устраивает США, — это межконтинентальная баллистическая ракета типа РС-26 «Рубеж» («Ярс-М»), представляющая собой продолжение проекта «Ярс». Данная МБР, согласно официально заявленным характеристикам, имеет дальность полёта не менее 6000 км, однако при этом способна поражать цели и на расстоянии от 2000 км, что, по заверениям представителей Пентагона, опять же нарушает дух и букву договора РСМД.

    Итак, Соединённые Штаты Америки на протяжении нескольких лет подозревали Россию в нарушении подписанного 30 лет назад договора РСМД из-за разработки и испытания крылатых ракет наземного базирования типа 9М729 и 9М728 (Р-500), а также межконтинентальной ракеты РС-26 «Рубеж». А постановка на вооружение ракеты 9М729 стала последней каплей в американской чаше терпения, после чего последовало официальное обвинение России в нарушении ДРСМД. Американские коллеги уверены, что тактико-технические характеристики этих ракет (в частности, 9М729) не соответствуют заявленным и вступают в противоречие с положениями договора РСМД.

    А вы докажите!

    Официальная позиция России по данному вопросу сводится к следующему: положения Договора неукоснительно соблюдаются, а если у американской стороны есть претензии, то Россия готова рассмотреть доказательства своей вины. Проблема, как ни парадоксально, заключается в том, что американские чиновники ни разу не предоставили никаких официальных свидетельств, которые указывали бы на конкретные случаи нарушения Договора российской стороной.

    В свою очередь, Россия имеет основания подозревать США в том, что именно они нарушают договор РСМД. Так, в мае 2016 г. российский МИД обвинил США в том, что пусковые установки Mk-41, развернутые на военной базе в Румынии и официально используемые для запуска ракет типа SM-3 семейства Standard (противоракеты), могут также быть использованы и для запуска ракет других типов, в том числе крылатой ракеты «Томагавк». Таким образом, ПУ Mk-41 представляет собой потенциальную пусковую установку для крылатых ракет наземного базирования, что говорит о несоответствии положениям ДРСМД (ведь КРНБ «Томагавк», как и её пусковая установка, была запрещена по договору РСМД).

    Таким образом, у обеих сторон есть что высказать друг другу, причём как Россия, так и США отрицают факт нарушения договора РСМД, продолжая при этом играть в «дипломатический пинг-понг».

    А нужен ли РСМД?

    Выгодно ли России выходить из Договора, подписание которого 30 лет назад позволило снизить напряжённость между двумя военно-политическими блоками и открыло дорогу новым соглашениям между СССР (а затем и России) и США в области ограничения вооружений?

    Для ответа на такой непростой вопрос нужно под разными углами посмотреть на предполагаемые выгоды и неизбежные издержки от возможного выхода из договора РСМД, ведь такое решение не может быть принято без тщательного соотношения международной обстановки с ситуацией внутри страны и анализа реакции лидеров западного мира и США в частности.

    Возможные выгоды

    Период правления В. Путина запомнится будущим поколениям не только удвоением ВВП и укреплением вертикали власти, но и масштабной модернизацией вооружённых сил России. Стоит отметить, что ядерное оружие, находящееся в боеспособном состоянии, — это гарантия мира и глобальной безопасности (каким бы абсурдным это заявление ни казалось, но многочисленные локальные конфликты послевоенного периода так и не переросли в новую мировую войну во многом благодаря сдерживающему фактору ядерного оружия). Обновление ядерного арсенала — это первоочередная задача при обеспечении неприкосновенности границ государства.

    Исходя из вышеизложенного, разработка новых типов ракет (те самые 9М728, 9М729, РС-26 «Рубеж» и многие другие проекты, призванные заменить устаревшее советское наследие) полностью отвечает интересам России. А в случае тайного нарушения договора РСМД российской стороной данные ракеты представляют прямую угрозу НАТО, ведь если учитывать, что об их существовании догадываются, но не знают точно, где именно они развёрнуты, то «запрещённые» ракеты гармонично дополняют российскую концепцию сдерживания НАТО, ещё сильнее ограничивая военную активность Североатлантического Альянса на территории Центральной и Восточной Европы.

    Более того, за 30 лет гипотетически опасные для России районы, откуда возможно нанесение удара силами НАТО, стали ближе к ее границам на несколько тысяч километров, а развёртывание американских систем ПРО в непосредственной близости от российской территории под прикрытием защиты стран НАТО от атак Ирана и КНДР не оставляют иного выхода, кроме как разрабатывать новые виды вооружения, способные эффективно отразить потенциальное нападение со стороны НАТО. Разумеется, можно и поверить на слово западным коллегам, но где гарантии, что через 10–15 лет все средства ПРО, развёрнутые по периметру России, не будут разом повёрнуты в ее сторону, на что Москве уже ответить будет нечем?

    Современный мир, в котором больше нет блокового противостояния, а количество международных вызовов которого значительно возросло, где идёт процесс разрушения Ялтинско-Потсдамской архитектуры мироустройства, а на её месте образуется фундамент новой системы международных отношений, заставляет идти на пересмотр многих догм минувшего периода, в том числе и таких, как неукоснительное соблюдение договора РСМД.

    Издержки

    Каким бы разумным ни казался выход из договора РСМД, тем не менее он неизбежно повлечёт за собой ряд острых проблем, разрешение которых потребует немало усилий.

    Во-первых, тайное нарушение Договора рано или поздно приведёт к аналогичным действиям со стороны США. А если представить, что Россия официально заявит о выходе из РСМД, то США точно не станут связывать себя обязательствами этого соглашения и примут решение о разработке ракет средней дальности и, возможно, об их развёртывании в Европе. В результате мы получим ситуацию, идентичную той, что сложилась в конце 1983 г., когда и возникла необходимость в подписании договора РСМД.

    Во-вторых, нельзя упускать из виду экономическую составляющую возможного выхода из РСМД. Вопрос заключается в том, сможет ли российская экономика (а если быть точнее, правительственный бюджет) потянуть развитие нового класса ракет в объёмах, достаточных не только для устрашения НАТО, но и для обеспечения паритета с США, если последние решат «отправиться в прошлое» и еще раз разместить свои ракеты средней дальности в Европе?

    В-третьих, важно учитывать международную реакцию на возможное решение о выходе из ДРСМД. Едва ли лидеры европейских стран станут приветствовать начало новой гонки вооружений и захотят «из первого ряда» наблюдать за развитием ситуации, как это было более 30 лет назад. Ещё меньше они захотят видеть в своих странах американские ракеты, хотя перспектива быть атакованными Россией всё же перевесит это нежелание. Иными словами, Европа крайне негативно отнесётся к своей роли разменной карты в российско-американском стратегическом противостоянии, что, в свою очередь, отрицательно скажется на уже весьма напряжённых двусторонних отношениях.

    И всё же…

    В Концепции внешней политики РФ в редакции 2016 г. нет ни слова о договоре РСМД, в то время как в предыдущих версиях документа Договор упоминался [1]. Этот факт, обвинения США, а также заявление Сергея Иванова о возможном выходе из ДРСМД, сделанное ещё в 2005 г., косвенно указывают на то, что российское руководство, возможно, взяло курс на отход от положений Договора. Безусловно, это может и не соответствовать действительности: заявления российских чиновников и исчезновение положения о Договоре из официальных документов могут быть лишь политической игрой с Западом, обвинения которого тоже, вполне вероятно, не отражают истинного положения дел.

    Однако Москва не раз указывала на несправедливость Договора относительно того, что в нём участвуют лишь две стороны, в то время как все остальные страны имеют полную свободу в разработке ракет наземного базирования дальностью от 500 до 5500 км, что не может не беспокоить Россию, учитывая нестабильное положение на Ближнем Востоке, милитаризм в КНДР и даже военные разработки в дружественном Китае. В связи с этим Россия долгое время выступала за придание договору РСМД глобального характера, что и было отражено в предыдущих редакциях Концепции внешней политики. Более того, в этом направлении США пошли навстречу, результатом чего стало совместное российско-американское заявление 2007 г., в котором стороны выразили готовность придать Договору глобальный характер. Так что вполне вероятен выход из Договора, чтобы создать на его основе новое, всеобъемлющее соглашение, чего, однако, нельзя достичь без ракет, подлежащих этому сокращению (сродни игре в покер без карт на руках).

    Вариант создания нового договора, в котором участвовали бы сразу несколько сторон, безусловно, кажется интересным, а выход из старого Договора — оправданным, но что касается осуществления такой задумки, то её крайне сложно будет воплотить в жизнь, учитывая трудности, которые возникли при заключении соглашения лишь между двумя сторонами в 1980-хх гг.

    Продолжать соблюдать договор РСМД кажется наиболее приемлемым решением, которое, впрочем, не даёт абсолютных гарантий безопасности, учитывая активность НАТО вдоль границ России. В то же время выход из него или же его тайное нарушение повлечёт последствия, которые грозят перенести российско-американские отношения на 30-40 лет назад, в холодную войну с высокой температурой накала международных страстей.

    Итак, неоднозначность Договора РСМД в нынешней обстановке приводит к неопределённости его будущего. Обе стороны заявляют о своей приверженности достигнутому 30 лет назад соглашению, но при этом обвиняют друг друга в его нарушении. Можно много рассуждать о возможных сценариях развития событий, но абсолютно очевидным остается одно: договор РСМД, один из столпов международной безопасности и составная часть действовавшей после Второй мировой войны системы международных отношений, показал свою уязвимость и недолговечность, что говорит о процессе ещё больших масштабов — о формировании нового миропорядка. Старые модели управления и регулирования международной жизни уступят место новым, основанным на пересмотре прежних правил игры и их адаптации к изменившимся условиям.

    1. Концепция внешней политики РФ от 2013 г. содержит данное положение в разделе «Укрепление международной безопасности»: Российская Федерация «выступает за создание глобального режима ракетного нераспространения на основе юридически обязывающей договоренности и за придание глобального характера обязательствам по Договору между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности». А Концепция внешней политики РФ от 2016 г. в этом же разделе (да и в остальных частях документа) не упоминает договор РСМД, не говоря уже о провозглашении приверженности его положениям.

    russiancouncil.ru

    О нарушении США договора о РСМД (2014) - Общевойсковые вопросы - Общевойсковые вопросы - Top secret

    Генерал-майор М. Вильданов,профессор Академии военных наук,кандидат военных наук, доцент

    Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (Договор о РСМД) был подписан президентами СССР и США в Вашингтоне 8 декабря 1987 года и вступил в силу 1 июня 1988-го. К 1991 году уничтожению подлежали советские баллистические ракеты средней дальности (БРСД) типа "Пионер", Р-12, Р-14, крылатые ракеты наземного базирования (КРНБ) РК-55, а также баллистические ракеты меньшей дальности - OTP-22 и ОТР-23 ("Ока"). В США предусматривалось ликвидировать БРСД "Першинг-2", КРНБ BGM-109G, а также РМД "Першинг-1А". Вместе с ракетами ликвидации подлежали их пусковые установки (ПУ) и связанные с ними вспомогательные сооружения и оборудование.

    В результате реализации Договора к 1 июня 1991 года на территории СССР было уничтожено 1 846 ракет, 825 ПУ и 812 корпусов головных частей, а в США соответственно 846 ракет и 289 пусковых установок.

    Выполнение сторонами Договора о РСМД стало реальной демонстрацией возможности выхода из сложившейся взрывоопасной ситуации ядерного противостояния, преодоления психологического барьера в отношениях между двумя ядерными державами. Этот Договор стал первым в истории международным соглашением в области ядерного разоружения. В результате его реализации из ядерного арсенала сторон были полностью исключены ракеты с дальностью от 500 до 5 500 км. При этом важнейшее значение для Москвы имело то обстоятельство, что США ликвидировали свои ракеты с коротким подлетным временем к стратегическим объектам СССР.

    Накопленный в ходе реализации Договора о РСМД опыт был использован при подготовке и выполнении последующих соглашений в области ядерного разоружения.

    ПУ КР наземного базирования BGM-109G

    Вместе с тем ключевые положения бессрочного Договора о РСМД в настоящее время преднамеренно нарушаются военным руководством США при проведении испытаний элементов системы ПРО.

    Так, в Статье I Договора отмечается: "Каждая из Сторон ликвидирует свои ракеты средней и меньшей дальности, не будет иметь такие средства в дальнейшем". В пункте 5 Статьи II определено, что "термин "ракета средней дальности" означает БРНБ (баллистическая ракета наземного базирования) или КРНБ, дальность которой превышает 1000 км, но не превышает 5 500 км". Пункт 6 этой же главы гласит, что "термин ракета меньшей дальности" означает БРНБ или КРНБ, дальность которой равна или превышает 500 км, но не превышает 1 000 км".

    Важно подчеркнуть, что американцы самостоятельно ввели и применяют термин "ракета промежуточной дальности". Кроме того, Статья VI регламентирует, что ни одна из Сторон: а) не производит никаких ракет средней дальности, не проводит летные испытания таких ракет и не производит никаких ступеней и никаких пусковых установок таких ракет. И, наконец, имеется пункт 12 Статьи VII, который считается у американцев сильнейшим аргументом и используется ими при обосновании своих действий: "Каждая из Сторон имеет право производить и использовать для ускорительных средств только существующие типы ускорительных ступеней. Пуски таких ускорительных средств не рассматриваются как летные испытания ракет средней и меньшей дальности при условии, что такие ускорительные средства используются только в целях исследований и разработок для испытания объектов, но не самих ускорительных средств". Зарубежные специалисты считают, что такими объектами могут быть полезные нагрузки, выводимые в верхние слои атмосферы или в космос.

    Отмечается, что американская сторона каких-либо исследований с выводом объектов в космое в рамках Договора о РСМД не проводит. В то же время на основе ступеней баллистических ракет "Минитмэн-2", "Трайдент-1" и др. изготовлены ракеты-мишени HERA, LRALT и MRT, которые задействуются при испытательных пусках противоракет (ПР), что означает нарушение требований вышеизложенных статей соглашения.

    В этой связи еще 4 января 2001 года было сделано первое заявление МИД РФ: "В США имеется опыт создания на базе второй и третьей ступеней МБР "Минитмэн-2" ракеты-мишени баллистической ракеты наземного базирования средней дальности нового типа HERA в нарушение Договора о РСМД. Вопрос о нарушениях Соединенными Штатами Договора о РСМД, а также Договора СНВ-1 Россией неоднократно ставился на различных уровнях. Однако удовлетворительного ответа от американской стороны представлено не было".

    В связи с продолжением испытаний элементов системы ПРО 7 августа 2010 года, уже в период действия "перезагрузки", МИД РФ было сделано очередное заявление: "Американская сторона систематически нарушает основные положения Договора о РСМД, используя для отработки элементов системы ПРО ракеты-мишени, имитирующие БРСД типа HERA, LRALT и MRT. Согласно Договору о РСМД проведение пусков этих ракет квалифицируется как испытания БРНБ средней дальности "нового типа", что является нарушением Статьи VI".

    По оценкам зарубежных специалистов, испытания противоракет (ПР) типа "Стандарт-3" мод.1А характеризуются высокой результативностью: из 28 пусков ПР на перехват 23 квалифицированы как успешные. В связи с этим Генеральный конструктор уникальных ракетных комплексов стратегического назначения ВС РФ академик Ю. С. Соломонов отмечал, что Соединенные Штаты в нарушение Договора о РСМД фактически создали ракету средней дальности. Следует подчеркнуть, что большинство пусков ПР американские военные совмещают с проведением мероприятий оперативной и боевой подготовки стратегических наступательных и оборонительных сил США, тренировками боевых расчетов и испытаниями систем предупреждения о ракетно-ядерном ударе (СПРЯУ) и контроля космического пространства (СККП).

    Ракета мишень LRALT

    Кроме того, американская сторона нарушает положения Договора о РСМД при проведении испытательных пусков противоракет ГБИ (GBI - Ground-Based Interceptor), предназначенных для перехвата стратегических ракет на среднем участке траектории их полета. Известно, что ПР этого типа приняты на вооружение и развернуты в количестве 30 единиц (26 - в Форт-Грили, штат Аляска, и четыре - на АвБ Ванденберг, Калифорния).

    В обход Договора о РСМД американская сторона: 1) разрабатывает ракеты-мишени средней и промежуточной дальности для отработки задач противоракетных перехватов; 2) без согласования с российской стороной ввела термин "промежуточная дальность"; 3) не представила ракеты-мишени на демонстрацию и показ ее отличительных признаков; 4) не заявила места пусков ракет-мишеней; 5) не передает уведомления о состоянии и перемещении ракет-мишеней; 6) предназначение и тактико-технические характеристики ракет ГБИ не заявлены, данные об их противоракетной принадлежности договорами не подтверждены.

    Кроме того, проведение незаявленных пусков ПР ГБИ из шахтных пусковых установок (ШПУ) является дестабилизирующим фактором обстановки, поскольку может создать предпосылки к ядерным инцидентам между США, Россией и Китаем. Это объясняется тем, что уведомления о пусках изделий ГБИ применительно к "Соглашению между СССР и США об уведомлениях о пусках межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок" от 31 мая 1988 года не представляются.

    Как следствие, вполне реально провоцирование ответного ракетного удара из-за ложной классификации пуска изделий ГБИ и неверной их идентификации в полете, особенно при возникновении кризисной ситуации в мире. По мнению зарубежных экспертов, отличить в полете атакующую МБР от противоракеты достаточно сложно.

    Кроме того, с АвБ Ванденберг проводятся учебно-боевые и испытательные пуски МБР типа "Минитмэн-3" с задействованием штатных РЛС системы предупреждения о ракетно-ядерном ударе и контроля космического пространства, пунктов управления различного уровня, объектов инф|>§г структуры наземной сети передачи данных. К тому же отмечается недостаточный уровень профессиональной подготовки американских специалистов СЯС и частей ядерного обеспечения, допустивших в последние годы несколько ядерных происшествий, получивших мировую известность.

    Помимо этого, американцы нарушают ранее принятые и заявленные обязательства по проведению испытательных пусков изделий ГБИ только из экспериментальной ШПУ.

    Генеральный конструктор Ю. С. Соломонов неоднократно подчеркивал, что "хотя теоретически ракета-мишень - это ракета класса "земля - воздух", доработать ее до класса "земля - земля" не является проблемой, потому что после активного участка долететь по баллистической траектории до земли не составит труда". Безусловно, такие возможности могут быть реализованы в изделии ГБИ, так как дальность его полета составляет около 4 000 км.

    Данные нарушения Договора о РСМД, в свою очередь, привели к нарушению ключевого положения преамбулы Договора о СНВ о "наличии взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями, возрастающей важности этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений и о том, что нынешние стратегические оборонительные вооружения не подрывают жизнеспособность и эффективность стратегических наступательных вооружений сторон". По оценкам экспертов, для российской стороны эта взаимосвязь и ее динамика не соответствуют интересам военной безопасности государства.

    США успешно завершили первый этап программы "Европейский поэтапный адаптивный подход" (ЕПАП) и начали работы по программе второго, допуская при этом нарушения Договора о РСМД.

    Следует также подчеркнуть, что работы по модернизации изделий ГБИ потребуют создания paкет-мишеней межконтинентальной дальности, а это повлечет за собой нарушения Договора о РСМД, а также Договора о СНВ.

    Продолжающиеся испытания элементов системы ПРО и непрекращающиеся американской стороной нарушения Договора о РСМД вынудили МИД РФ сделать очередное заявление, датируемое 31 июля 2014 года: "Проблемы, связанные с выполнением Договора о РСМД, не новы. Они хорошо известны обеим сторонам. У нас накопилось немало претензий к США в контексте Договора. Это испытания ракет-мишеней ПРО, сходных по характеристикам с ракетами средней и меньшей дальности, производство американцами вооруженных беспилотников, которые со всей очевидностью подпадают под содержащееся в Договоре определение крылатых ракет наземного базирования. В последнее время все большую актуальность приобретает тема наземных пусковых установок типа "Мк-41", которые США планируют развернуть в Польше и Румынии. Эти ПУ, после незначительной доработки, способны осуществлять пуски крылатых ракет средней дальности, и поэтому их наземный вариант может рассматриваться как прямое нарушение Договора о РСМД. Мы неоднократно доводили наши озабоченности до американской стороны, однако слышать нас в Вашингтоне не хотят. Тем не менее мы ожидаем получить от США разъяснения по существу поставленных Россией вопросов, а также подтверждение готовности совместно работать над обеспечением соблюдения Договора о РСМД и повышением его жизнеспособности".

    Как считают зарубежные и российские политики, по вине американского руководства отсутствует прогресс в реализации российской инициативы по глобализации Договора о РСМД, которая была заявлена на 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 2007 году. Белый дом, формально поддержав данную инициативу, проявляет явную незаинтересованность в ее продвижении. Отмечается рост количества стран, обладающих ракетами средней дальности, способными поражать стратегические и критически важные объекты на территории РФ, что выгодно американцам. В то же время в Вашингтоне не считают ракеты данного класса угрозой национальной безопасности, поскольку объекты на территории США для них недосягаемы. В связи с этим американская сторона и не выражает готовности к обсуждению условий и принципов, на базе которых могла быть выработана всеобщая договоренность о ликвидации РСМД,

    Таким образом, военно-политическое руководство США, нарушая основные положения бессрочного Договора о РСМД, с целью достижения военно-стратегического превосходства в области стратегических наступательных вооружений продолжает испытания и развертывание элементов системы глобальной ПРО и ее региональных сегментов. Вышеизложенные нарушения Договора о РСМД дезавуировали ключевое положение преамбулы Договора о СНВ, где говорится "...что нынешние стратегические оборонительные вооружения не подрывают жизнеспособность и эффективность стратегических наступательных вооружений".

     Зарубежное военное обозрение. 2014, №9, С. 3-8

    pentagonus.ru