Роль и место России в современном мире. Россия в современном мире


Россия в современном мире

Для того чтобы оценить реальное положение современной России в системе международных отношений, следует определить ее внешнеполитиче­ский потенциал. Под внешнеполитическим потенциалом понимают совокуп­ность факторов, которые в той или иной степени способствуют достижению целей внешней политики государства. Сущность внешнеполитического по­тенциала выражается такими понятиями концепции политического реализма, как «сила государства» или «национальная сила». Как уже было сказано, ро­доначальник данного направления Г. Моргентау определил это понятие, ис­ходя из восьми критериев.

Сегодня эти критерии отчасти устарели, в них не учтены в качест­ве самостоятельных позиций и составляющих национальной силы науч­ный, технологический и образовательный потенциалы, роль которых на со­временном этапе нередко выше, чем, скажем, такого фактора, как наличие тех или иных видов природных ресурсов. Но в целом формула Г. Моргентау дает основание для оценки реального внешнеполитического потенциала лю­бой страны.

Применяя эту формулу к Российской Федерации, можно заметить, что роль нашей страны на международной арене не осталась той же, какой бы­ла в недавнем прошлом у СССР. Это обусловлено не только тем, что Рос­сия утратила часть имевшегося у Советского Союза потенциала, но и тем, что политический и экономический кризис в стране негативно сказывает­ся на морально-нравственном климате в обществе. Россия, где не прекра­щаются политические междоусобицы, где значительная часть населения на­ходится в стрессовом состоянии, не может, безусловно, играть прежнюю роль «сверхдержавы». Вместе с тем сохранение части советского военно­го могущества (прежде всего в области стратегических вооружений) и на­личие богатейших природных ресурсов дает основание полагать, что в случае преодоления экономического и морально-политического кризиса Рос­сия способна стать одним из важных центров силы в мировой политике.

Для определения внешнеполитической доктрины и внешнеполитической стратегии Российской Федерации первостепенное значение имеет формули­рование ее национально-государственных интересов. Тем более, что в недавнем прошлом проблема национальных интересов фактически полностью иг­норировалась. Внешнеполитическая линия Горбачева-Шеварнадзе строилась на основе «нового политического мышления», одним из принципов которого был приоритет «общечеловеческих интересов». В свое время «новое поли­тическое мышление» сыграло положительную роль, поскольку помогло сбро­сить идеологические оковы с внешней политики Советского Союза, способ­ствовало оздоровлению международной обстановки во второй половине 80-х годов и, в конечном счете, окончанию «холодной войны». Но теоретики и практики «нового мышления» обходили стороной вопрос о том, насколько их акции соответствовали национально-государственным интересам СССР, а из этого проистекали и ошибочные или поспешные решения, негативные пос­ледствия которых сказываются до сих пор.

Ранняя российская дипломатия унаследовала от «перестроечного» ру­ководства недооценку такого фактора формирования внешней политики, как национально-государственные интересы. И это проявлялось на протяжении первых лет недолгой еще истории существования России как самостоятель­ного субъекта международных отношений. Неудивительно, что ее внешняя политика и деятельность российского МИДа подвергались, в связи с этим, резкой критике с разных сторон. Хотя, наряду с конструктивной критикой, имели место и спекуляции и некомпетентные суждения, особенно со сторо­ны так называемых национал-патриотов.

Для того чтобы объективно решить проблему национально-государст­венных интересов России, необходимо прежде всего уяснить содержание этой категории. А традиционная интерпретация государственного интереса широка и связана, в основном, с достижением таких целей, как существо­вание нации в качестве свободного и независимого государства, обеспе­чение роста экономики и национального благосостояния, предотвращение военной угрозы или ущемления суверенитета, сохранение союзников, дости­жение выгодного положения на международной арене и т. д. Конкретное же выражение государственный интерес находит в постановке целей и задач внешнеполитического курса страны.

В формировании национально-государственных интересов большое зна­чение имеет геополитический фактор. В основе геополитики лежат объек­тивные реалии. Прежде всего это — географический фактор: протяженность границ, расположение и пространственная протяженность одного государст­ва относительно другого, наличие выхода к морю, народонаселение, рельеф местности, принадлежность государства той или иной части света, остров­ное положение государства, наличие природных ресурсов и т. п. Из множе­ства факторов, влияющих на деятельность людей, географический менее всего подвержен изменениям. Он служит основой преемственности политики государства, пока его пространственно-географическое положение остает­ся неизменным.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что основным национально-государственным интересом и главной внешнеполитической за­дачей России на обозримый период, по-видимому, является сохранение своей традиционной глобальной геополитической функции как объединяющей и стабилизирующей силы центра Евразии. Способность реализовать эту за­дачу зависит, во-первых, от того, насколько это позволят материальные ресурсы, а, во-вторых, от политических условий внутри России — полити­ческой воли руководства, стабильности социальных и межнациональных от­ношений.

Более конкретно, задачи российской внешней политики, обеспечиваю­щие ее национально-государственные интересы, таковы: самоутверждение в качестве главного преемника прав и обязанностей СССР, его продолжателя в мировых делах и сохранение статуса великой державы; сохранение тер­риториальной целостности Российской Федерации на основе учета интересов всех народов и регионов, мира, демократии и реализма; обеспечение внеш­них условий, способствующих свободному включению страны в мировую эко­номику и политику; защита экономических, социальных и гуманитарных прав своих граждан, равно как и русской диаспоры на всех территориях бывшего СССР; сохранение и укрепление оборонного потенциала в пределах, необходимых для защиты национальной безопасности страны. Все эти задачи диктуют необходимость по-разному строить отношения с отдельными странами.

Для бывшего Советского Союза традиционно приоритетными были отно­шения с Соединенными Штатами Америки. Это было вполне понятно, посколь­ку речь шла об отношениях между двумя основными «полюсами» биполярного мира. Во времена «холодной войны», при всей их конфронтационности, со­ветско-американские отношения представляли собой все же отношения меж­ду приблизительно равными партнерами. Оба государства располагали со­поставимой военной мощью, большим количеством союзников, оба играли главную роль в противостоящих друг другу Варшавском Договоре и НАТО. В период «перестройки» двухсторонние советско-американские отношения продолжали оставаться отношениями двух сверхдержав, причем главным во­просом этих отношений был вопрос ограничения и сокращения накопленных в предшествующие десятилетия огромных запасов ядерных и обычных воору­жений. По инерции сходная ситуация сохранялась вплоть до недавнего вре­мени, но на данном этапе все возможные рубежи в «гонке разоружения» были достигнуты.

Сейчас складывается новая ситуация, США и Российская Федерация не являются больше равноценными субъектами. Для Соединенных Штатов значе­ние отношений с Россией будет снижаться по сравнению с «советским пери­одом», а для России на смену заботам сверхдержавы приходят менее гло­бальные, но не менее острые проблемы, связанные с новой геополитической ситуацией, сложившейся после краха СССР. Конечно, сотрудничество с Соединенными Штатами важно и необходимо, но по объективным причинам оно не может быть столь же всеобъемлющим, какой была конфронтация. Совпадение интересов России и США по целому кругу проблем, в том числе и в борьбе с терроризмом, не означает, что всегда и во всем эти интересы будут тождественны.

В ближайшее время предстоит выработать новую модель отношений этих двух стран, полностью исключающую прежнее противостояние, но в тоже время основанную на принципах, позволивших бы России сохранить свое внешнеполитическое лицо и роль в международном сообществе.

Не менее важны сегодня для нашей страны отношения с развитыми го­сударствами Европейского Союза и с объединенной Германией. Но было бы ошибочным полагать, что Россия в обозримом будущем сможет присоедини­ться к процессам европейской интеграции в той же степени и в той же форме, что и небольшие государства Центральной Европы, которые пребы­вают в эйфории лозунга «возвращения в Европу». Ни Европейский Союз, ни Российская Федерация к такому повороту событий не готовы.

Следует выделить и проблему взаимоотношений России с Японией. Се­годня Япония претендует на повышение своей роли в мировой политике до уровня, соответствующего ее нынешнему экономическому и научно-техническому потенциалу. Известно, сколь высоки достижения этой страны в экономике за последние десятилетия. Для России, особенно для дальневос­точного ее региона сотрудничество с Японией имеет большое значение, но на его пути стоит проблема так называемых «северных территорий». Се­годня обе страны ищут пути выхода из этой ситуации.

Конечно же, Российская Федерация сохранит разносторонние связи со многими развивающимися странами, но должна будет строить их исходя из иных принципов, чем те, которыми руководствовался СССР. Главным из них должен быть принцип взаимовыгодности отношений.

Сложнее наладить новый тип отношений с бывшими социалистическими странами Восточной Европы. Хотя процессы, происходящие в них и в России, схожи и однонаправлены, эти государства стремятся полностью переориен­тироваться на Запад, а общественное мнение в них до сих пор переносит на новую Россию все прежние грехи бывшего Советского Союза. Нечто по­хожее происходит и в отношениях с рядом государств «ближнего зарубежья». Но здесь, несомненно, имеются реальные перспективы для сохранения бо­лее тесных связей с государствами СНГ.

Сегодня новая Россия ищет свое место в международном сообществе, соответствующее ее статусу, уровню развития, потенциалу и новым зада­чам, стоящим перед ней.

 

См.: Политология. Учебник для вузов. Под ред. проф. В.А. Ачкасова и В.А. Гуторова. Читать полностью на: http:// all-politologija.ru

 

21biz.ru

Роль России в современном мире

Какова роль нашей Родины в современном мире? Что ей сулит сотрудничество с разными государствами? И есть ли у неё союзники? Об этом и стоит поговорить.     Современный мир - это глобальная система, в котором большую роль играют права человека и гражданина. Но мало просто дать право человеку, их надо регламентировать так, чтобы страна оставалась со "своим лицом". Что это значит? Посмотрим на нынешнюю Западную Европу, где процветают гомосексуализм и педофилия. Страны Европы теряют "свои лица", тем самым идут по пути деградации и дальнейшей гибели. По другому это назвать нельзя. Ведь за основу можно в качестве примера взять Римскую империю, которую погубили не столько варвары, сколько собственные граждане. Западная Европа идёт именно по этому пути. Но Россия с нынешней системой развития далеко точно не ушла. Российская Федерация в силу своего менталитета остаётся мировой державой с мощными Вооружёнными Силами. Но мало иметь мощную армию. Для того чтобы побеждать, нужно иметь политику консерватизма внутри самого государства, чтобы сама страна не стала местом деградации населения. Россия, безусловно, это Восточная Европа. В общем, это Европа. Европа - это не географическое положение до Урала; это менталитет, политика. Ведь к Европе относят так же Новую Зеландию, Австралию, реже Израиль. До сих пор нельзя понять, почему находятся те, кто относит Государство Израиль к Европе. Может менталитет европейский? Ну не об этом.   Базовым государствообразующим этносом в России является русский народ, имеющий численность в восемьдесят процентов. Тем самым, руководствуясь Уставом Организации Объединённых Наций, можно смело сказать, что Россия - это мононациональное государство. Для того, чтобы быть многонациональной страной, нужно минимум быть конфедерацией. Но ведь Россия - это федерация. Разные это понятия: конфедерация и федерация. Тем самым, руководствуясь всем выше изложенным, можно сказать, что Россия должна иметь во всей Европе ведущую роль.

Ведущая роль в мире в качестве мирового лидера принадлежит Соединённым Штатам Америки. Вашингтон понастроил более пятидесяти военных баз по всему миру. В том числе американские базы стоят в Прибалтике, тем самым происходит дисбаланс во взаимоотношении Вашингтона и Москвы. Сама Россия просто вынуждена отвечать на конфронтацию, более совершенствуя свои Вооружённые Силы. Наша армия должна иметь лидирующее место в мире как самая мощная структура, как это происходит уже около тысячи лет. Наша страна совершенствует свои Вооружённые Силы каждый раз, особенно когда принимает участие в вооружённых конфликтах.   Россия с недавнего времени участвует в Антитеррористической коалиции против "Исламского Государства". Но проблема осложняется тем, что другие страны либо не принимают участие, либо финансируют самих террористов. Современная Турецкая Республика даже готовит военную провокацию или вторжение на территорию Сирийской Республики, тем самым, собираясь воевать с сирийскими курдами, которые являются союзниками как России, так и Башара Асада, нынешнего Президента Сирии. Проблема войны с террористами осложняется кардинально.     Нынешняя Россия в силу разных проблем тем не менее сохранила консервативную политику, оставшись в мире истинной Европой. Россия должна вытеснить Соединённые Штаты с Европейского континента, или же это должны сделать сами страны Европы. В последнее время наметилась так называемая "русофильская политика" в отношении России. Это стоило России её мирной политики сосуществования, применения дипломатии, а не военных вторжений. Европейские народы всё чаще обращают внимание на Москву, порой обращаясь к ней за помощью. Это вызывает недовольство среди американской элиты, которая пытается теперь сделать так, чтобы выставить Москву в качестве агрессора. Но ведь кто агрессор? Кто размещает военные базы? Прибалтика - это регион, который в случае военного конфликта станет первым местом, что будет оккупировано Российской Федерацией, дабы защитить Санкт-Петербург от бомбёжек вражеской армии. Москву вынуждают стать агрессором, как это сделали на Украине.  

Украина, Беларусь и Россия - это один общий русский народ. И к сожалению, мы теряем Украину в силу слабости Москвы, которая не желает спасать свои же законные исконные территории от бандеровцев, западных элит, что управляются из Вашингтона. Свой взор начинает поднимать так называемый "белорусский национализм", цель которого якобы доказать "литовское" происхождение белоруссов, а не восточнославянское. И здесь либо Президент Лукашенко нажмёт на местных националистов, либо мы окончательно потеряем и эту часть триединого русского народа.   Хорошие отношения у нас сложились с Сербией. Сербия - страна, которая чтит память о русских героях. Так же любимым русским императором у сербов является Николай Второй. Сербская нация до сих пор винит себя в разжигании Первой Мировой войны, из-за которой пала великая Российская Империя.   Но Сербия - это мало. Остаётся ещё Греция, которая состоит в Североатлантическом Альянсе. Это наверно единственная страна в блоке, которая "по-братски" относится к России. Ведь следуя по концепции "Москва - Третий Рим", православные государства смотрят на Россию, как на последовательницу православия и защитника братских стран. Для примера, в мировой истории с Россией не воевало две страны - это Греция и Сербия.   И тут возникает вопрос: есть ли у России союзники? Да, есть. Её союзниками являются флот и армия. Больше у России нет союзников. Есть партнёры, которые ведут себя как конкуренты на рынке. Они пытаются поймать выгоду от сотрудничества с Россией. А в нужный момент её бросают, как ненужный хлам.   Что сулит сотрудничество России с разными странами? В принципе, торговать нужно, в противном случае экономика просто начнёт рушится. Те самые санкции, введённые западными странами, попросту разрушают экономический баланс на европейском континенте. И никто от этого выгоды не получает.     Главный партнёр России - это Китай. Но он партнёр, который далеко союзником не является. И в любой момент сотрудничество с "Красным Драконом" зайдёт в опасный фактор. Ведь Китай интенсивно готовится с кем-то к войне. Он постоянно строить новое вооружение и совершенствует свои Вооружённые Силы. А вот у России Дальний Восток - это слабое место. И именно в случае военных действий с Китаем, Народно-Освободительная Армия двинется на Дальний Восток и Сибирь. А это чревато катастрофическими последствиями.   Роль России огромна в современном мире. Ведь из более здравомыслящих стран она осталась настоящим бастионом для развития всей мировой цивилизации.

verover.livejournal.com

Место и роль России в современном мире

Место и роль России в современном мире

Место и роль России в современном мире

Датой появления нынешней России можно считать дату распада СССР. В этот период было создано СНГ (как попытка уменьшить урон от разрыва традиционных экономических связей) а также сложилась принципиально новая внешнеполитическая ситуация для России.

Первое десятилетие существования современной России связано в большей степени с негативными последствиями - были разорваны важнейшие экономические связи со странами бывшего СССР Значительно пострадала обороноспособность, практически отсутствовали границы с бывшими республиками. Развалился единый ВПК. Было потеряно былое влияние на страны Центральной и Восточной Европы. Бывшие партнеры по СЭВ и Варшавскому договору связывали свои планы на будущее с Европейским союзом и НАТО.

Первые годы страны СНГ намеренно дистанцировались от России, однако большое кол-во социальных и экономических проблем возникших за годы независимости заставили страны частично возобновить интеграционные процессы уже внутри СНГ. В 1992 год было принято большое кол-во документов, регулирующих отношения в рамках содружества, а так же был подписан Договор о коллективной безопасности. Однако СНГ по сей день так и не обрело статус глубоко интегрированного союза государств и в настоящий день является скорее пережитком начала 90х.

Несмотря на утопические представления правителей той эпохи, бывшие союзные республики не стали жить с Россией в мире и согласии, не стали и углублять экономические связи. Политика запада, который казался нам союзником подарившим новую идеологию, по сей день направлена на разрыв традиционных связей - не только экономических и политических, но и культурных. Запад, который казался нам щедрым и бескорыстным донором, идеальным образцом для подражания в вопросах социально- экономического развития, никогда не прекращал вносить агрессивную риторику во взаимоотношения теперь уже бывших соперников. Так, вопреки вялому сопротивлению нашей страны произошло расширение НАТО за счет вступления в нее Венгрии, Польши и Чехии.

Помимо этого, НАТО подобралось вплотную к нашим границам за счёт вступивших и планирующих вступить в НАТО стран, таких как страны Прибалтики, Украины, Грузии. К сегодняшнему дню уцелела лишь одна сверхдержава - Соединенные Штаты,и многим начинает казаться, что наступает эра беспредельного американского господства. Соединенные Штаты, несомненно, имеют основания претендовать на роль мощнейшего центра силы на длительную перспективу. Они накопили внушительный экономический, военный, научно-технический и информационно- культурный потенциал, который проецируется на все главные сферы жизни современного мира. При этом у Америки растет тяга руководить другими.

Американская официальная доктрина провозглашает наличие в мире зоны влияния США (так называемой "стержневой" зоны), в которую предполагается включить, в конечном счете, подавляющее число государств. Соединенным Штатам благоприятствует в этой политике то, что альтернативные общественные модели (социализм, некапиталистический путь развития) на данном этапе обесценены, потеряли привлекательность, и многие страны добровольно копируют США и принимают их лидерство. Риск окончательно становления мира с одним полюсом влияния велик.

И здесь стоит вернутся к России, которая пройдя путь страшных кризисов, обвала рубля и экономического коллапса всё же стала частично восстанавливать свои позиции. После 2000 года, на фоне роста цен на энергоносители, экономика РФ ощутила подъем. Незаметно для запада, который вот уже третье десятилетие празднует победу нас СССР, Россия стала укреплять экономику. Вплоть до 2008 года, темпы роста экономики только увеличивались. Не смотря на то, что подъем был связан с увеличением экспорта энергоносителей (нефть, газ), доходы позволяли государству развивать и другие экономические сферы, что положительно сказывалась на рынке в целом.

Накопленный буферный стабилизационный фонд, помог России пережить экономический кризис 2008 года, который стоил нам меньших потерь чем некоторым странам Евросоюза. Современное противостояние запада и России уже не является исключительно милитаризованным, в большей степени роль играют микро- и макро-экономические связи, мощь экономик, культурное и политическое влияние. Влияние на развивающиеся страны определяется не наличием там военных баз, а наличием контрольных пакетов акций добывающий компаний а также ключевых производств этих стран. Влияние оценивается размеров стратегических контрактов, дающих более сильное, хоть и менее заметное влияние.

Современная Россия является по сути единственной альтернативой Западу, пришедшему в тупик развития. Не смотря на краткосрочные реалии, можно выделить несколько принципиальных моментов не дающих лишить Россию ранга «державы». Традиционно богатая ресурсами Россия, является выгодным партнером для Европы, которая обладая интеллектуальным и технических превосходствам тонет в социальных проблемах. Не смотря на потерю сферы влияния в конце двадцатого века, второе десятилетие 21 века можно охарактеризовать как позитивное - возврат традиционно Российских территорий, дипломатические победы в Сирии, урегулирование конфликтов на территории бывшего СССР, победа в домашней олимпиаде и многое другое.

Многие победы и достижения, которые относятся к разным сферам нашего общества, по сути являются победой и экономики страны, ведь за всё нужно платить. Россия образца последних годов распахивает свои двери перед всем миром, мы готовы к любым проектам, пытаемся создавать благоприятный климат для инвестиций. Даже во времена международной напряженности нынешняя Россия уже не идет на поводу имперских амбиций, или на поповду у Запада. Современная Россия - это прагматичная страна, действующая в собственных интересах. А интерес современной России - единое экономическое пространство от Европы до Азии.

Политическая ситуация, возникшая на фоне революции на Украине скорее всего станет определяющей для всего мира. В ближайшие несколько лет Европейскому союзу придется определиться - кем является Россия? Первый вариант - богатая страна, с которой выгодно торговать, в которой еще сохранились традиционные семейные ценности и потенциал для развития во всех сферах. Второй вариант - геополитический соперник, разворачивающий свой взгляд на Китай и другие Азиатские страны. При любом раскладе нам есть чем ответить - в сфере ВПК Россия имеет стабильное второе после США место и наша армия уже не ассоциируется с ужасами дедовщины, а имеет вполне современное вооружение. Нынешняя военная доктрина России никак не связан с громоздкой и неэффективной армией, достаточно малых сил - хакеры обеспечивающие должное информационное прикрытие, высокоточное оружие, СМИ формирующие общественное мнение. То, что Россия смогла сделать в Крыму - было провалом внешней разведки США, получившей громкую пощечину.

Современная Россия научилась думать по-новому - влившись в общий мировой рынок мы уже не подвергнемся той изоляции, которая была возможна при СССР, ведь отрезав российский рынок, Европа лишает себя такого же объема доходов. Влияние в 21 веке, это управление взаимозависимостью и задача современной России - стать наиболее выгодным и перспективным торговым партнером на континенте. И если, США не сможет этому помешать, то на сегодняшний день мы живем в наиболее перспективной стране.

diplomba.ru

Россия в современном мире / Идеи и люди / Независимая газета

Что надо делать, чтобы открыть для нашей страны послекризисное завтра

россия, кризис Одна из проблем с ядерными боеголовками состоит в том, как их считать.Фото из книги «Оружие России», т. 7, М., 1997

Место России в современном мире определяется прежде всего тем, что уже после ликвидации СССР она сохраняется в качестве самой большой по территории страны в мире, в недрах которой сосредоточена весьма значительная часть основных природных ресурсов планеты, обладает большим интеллектуальным потенциалом, является ядерной державой, сопоставимой с Соединенными Штатами, входит в состав пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Определитель – экономика

Это – общие положения. Но в преломлении к сегодняшнему дню отнюдь не маловажен ответ на вопрос: какой выйдет Россия из нынешнего мирового финансово-экономического кризиса? Россия не стала островом стабильности в бушующем кризисном море. И не могла стать, так как российская экономика – уже органичная часть мировой экономики. Однако первоначальные радужные прогнозы опирались на то, что Россия в результате политики правительственных финансистов приобрела солидную подушку безопасности за счет огромных средств, получаемых от высоких мировых цен на экспортируемые нефть и газ. Эти средства сознательно не направлялись на изменение сырьевой структуры экономики, на ее диверсификацию, а вкладывались в американские ценные бумаги. Мотивировалось это опасениями инфляционного взлета в России и необходимостью создания этой, теперь уже пресловутой, подушки безопасности. В итоге Россия вошла в кризис с валовым внутренним продуктом, 40% которого создавалось за счет экспорта сырья.

Без использования полученных средств от экспорта сырья для развития своей кредитно-банковской системы многие российские предприниматели стали должниками зарубежных банков. В результате Россия вошла в кризис, имея 500 млрд. долл. корпоративного внешнего долга. Многие из предприятий и банков-должников принадлежат государству. С учетом такой предкризисной специфики ныне проявляется необходимость решения трех взаимосвязанных задач. Первая из них – минимизировать, главным образом путем государственных финансовых вливаний, кризисные потери в социальной сфере. Вторая задача, связанная с первой, это нахождение точек инновационного роста, выстраивание их иерархии с тем, чтобы найти оптимальный путь подъема российской экономики. Третья задача, тоже связанная и с первой, и со второй, это создание новой послекризисной экономической модели для России. Таким образом, вчерашний день предопределил необходимые действия сегодня, с тем чтобы открыть для страны послекризисное завтра.

У решения этой триединой задачи свои особенности. Одна из них – не последовательное, а одновременное продвижение по трем направлениям. Разговоры о том, что сначала следует затыкать кризисные дыры, а лишь после окончания кризиса работать в пользу инновационной экономики, просто вредны. Такое «расписание» неизбежно приведет к тому, что после кризиса Россия будет плестись в технико-технологическом отношении в хвосте десятков, а возможно, и сотни стран.

Характерно, что антикризисные меры в России, начавшись с государственных финансовых вливаний в кредитно-банковскую систему, первоначально преследовали комплекс целей: в социальном плане – сохранить вклады населения, в экономическом – сделать все, чтобы не сломался хребет экономики, и одновременно направить через банки кредиты в производственный сектор. На том этапе объединение социальных и экономических задач не получилось, и акцент был перенесен на финансовую помощь и поддержку реального сектора экономики при продолжении антикризисной социальной политики. Но и тут проявляется недостаточная выверенность позиций. Дело в том, что существует два альтернативных варианта социальной политики в условиях резкого падения производства: любыми путями заставить работать все предприятия, чтобы сохранить занятость работников, или селективный отбор объектов государственной поддержки. Несмотря на заявленную принадлежность ко второму варианту, складывается впечатление о продолжающемся колебании руководства между вариантом первым и вторым. Такие колебания объяснимы с политической, но не с экономической точки зрения. Спору нет, необходимо оказать государственную поддержку градообразующим и конкурентоспособным, эффективным предприятиям. Но не «всем сестрам по серьгам», что никоим образом не исключает помощь людям, вынужденным терпеть бедствие на своих неэффективных, с низкой производительностью труда, предприятиях.

Отказ от возвращения к докризисной сырьевой экономической модели отнюдь не означает, что Россия отворачивается от отраслей, ориентированных на экспорт первичных энергоресурсов – особенно нефти и газа. Но общее направление, которое должно затронуть и сырьевые отрасли, – это перевод всей экономики страны на инновационные рельсы. Разговоров об этом не счесть. Однако вряд ли такому переводу способствует линия на общее, без дифференцированного подхода, сокращение от 30 до 60% бюджетных расходов на федеральные целевые программы. И не только. Несомненно, кризис заставляет сокращать бюджетные расходы, даже резко сокращать. Но на практике получается, что не Правительственная комиссия по высоким технологиям и инновациям, а Министерство финансов определяет масштабы конкретных сокращений по конкретным направлениям. Думаю, что рано или поздно – лучше рано, чем поздно, – наряду с действующими комиссиями и советами будет создано правительственное ведомство по науке и технике, орган исполнительной власти.

В кризисных условиях многие страны – Россия не является исключением – действуют по принципу проб и ошибок. В конечном счете есть основания считать, что все более контрастно обозначится курс на инновационное развития страны, на создание внутренних источников роста. Иного пути для великого государства, каким является Россия, попросту нет.

Нынешний экономический кризис еще раз продемонстрировал, что мировая финансовая система не может управляться из одного центра. Наряду с очевидностью этого факта неуклюже выгладят разговоры о том, что уже сегодня доллар изжил себя как резервная валюта. Однако определенная децентрализация за счет усиления ряда национальных валют, процессов, ведущих к созданию региональных валют, будет происходить. Это еще один показатель складывающегося многополярного мироустройства, в котором Россия может и должна занять особое место.

Военно-политическая роль

В многополярном мире эта роль прежде всего определяется востребованностью России в решении общемировых задач борьбы против распространения ядерного оружия, терроризма, за ликвидацию региональных международных конфликтов. Подчеркну важные, как мне представляется, характеристики этих вызовов и угроз безопасности для всего мирового сообщества.

Распространение ядерного оружия сфокусировалось сегодня на проблемах ядерного вооружения Северной Кореи и перспективности ядерного вооружения Ирана. Россия предпринимала и продолжает предпринимать усилия, чтобы заставить КНДР отказаться от военной ядерной программы и не допустить разворота ядерной программы Ирана в военном направлении. Решать эти задачи нужно, исключив применение военной силы, при весьма осторожном отношении к экономическим санкциям. Последние недели продемонстрировали динамичность внутриполитической ситуации в Иране. При всех сложностях внутриполитической обстановки в этой стране все-таки можно прийти к выводу, что произошедший оппозиционный взрыв может затормозить переход через черту, отделяющую технические работы в ядерной области от непосредственного перерастания в сферу производства ядерного оружия. При упоре на силовые приемы ситуация в Иране изменится к худшему.

Что касается КНДР, то решение многих вопросов зависит от позиции Китая. С учетом важности момента, как явствует из сообщений СМИ, российское руководство специально проконсультировалось по этому вопросу с председателем КНР Ху Цзиньтао во время его недавнего пребывания в Москве. Известно, что и ранее по проблемам ядерного вооружения КНДР Россия и Китай занимали согласованную позицию.

Для противодействия распространению ядерного оружия имеет большое значение продвижение по пути сокращения стратегических наступательных вооружений, что само по себе, естественно, является жизненно важной задачей. Достаточно сказать, что в соответствии с 6-й статьей Договора о нераспространении ядерного оружия, подписанного в 1968 году, официальные ядерные державы должны взять на себя обязательства по прекращению гонки ядерных вооружений и ядерному разоружению. На отсутствие продвижения к исполнению этого обязательства, в частности, ссылалась Индия, овладевшая ядерным оружием.

В конце этого года заканчивается срок действия Договора о СНВ-1. Можно приветствовать тот факт, что на экспертном уровне происходят российско-американские переговоры с целью либо продления Договора СНВ-1, либо подписания нового договора с учетом нынешних реалий.

Каковы эти реалии? Прежде всего существует общая заинтересованность в сокращении ядерных боеголовок и средств их доставки. К этому следует добавить общую – я подчеркиваю, общую – заинтересованность в строгом контроле за процессом сокращения СНВ. Однако на величину этого сокращения оказывает непосредственное влияние ряд обстоятельств. Среди них зачет не только по боеголовкам, но и по ракетам, в том числе по складированным, договоренность не размещать СНВ вне территорий США и России. Но при согласовании количества боеголовок и носителей для России, как мне представляется, определяющим или, во всяком случае, наиважнейшим является состояние дел с противоракетной обороной.

Республиканская администрация США в 2002 году, как известно, вышла из бессрочного Договора по ПРО, заключенного США и СССР в 1972 году. Разрушение этого столпа, на котором наряду с Договором по СНВ базировался процесс сокращения ядерных вооружений, было мотивировано тем, что, дескать, Договор по ПРО устарел, не адекватен изменяющимся технико-технологическим условиям. Были ли попытки модифицировать этот договор в связи с технико-технологическим развитием? Да, такие попытки были. Будучи министром иностранных дел, мне довелось участвовать в переговорах в Хельсинки в 1997 году, а затем подписать соглашение с США по разграничению стратегической и нестратегической ПРО. Это соглашение означало, что стороны берут на себя обязательства по необходу Договора по ПРО, – предусматривались консультации для модернизации, приспособления этого договора к меняющейся технико-технологической обстановке.

Однако администрация Буша-младшего все-таки перечеркнула договор. Более того, при Буше-младшем США решили создать объекты американской ПРО в Польше и Чехии, что, по мнению наших военных специалистов, имеет антироссийскую направленность. Когда американские коллеги подчас упрекают нас в том, что мы «излишне реагируем» на размещение ПРО Соединенных Штатов в Восточной Европе, то следовало бы напомнить, что негативное отношение России усиливается, так как есть основания считать такое размещение звеном единой цепи отказа США от согласованной с Россией политики в области противоракетной обороны. Думается, что при фиксации числа боезарядов и носителей у России и США очень многое будет зависеть от «фактора ПРО».

Теперь о роли России в противостоянии такой угрозе международной безопасности, как терроризм. Можно констатировать, что у нас единое представление с новой американской администрацией о том, что, несмотря на исламскую окраску большинства террористических групп, терроризм не порожден исламом как религией. Об этом свидетельствует недавнее выступление президента Обамы в Каире. Следовательно, образуется общая идея неадекватности борьбы против терроризма в войне между цивилизациями или религиями. Но необходимо при этом понимание тех причин, которые порождают террористические методы в мировом масштабе. К ним, очевидно, можно было бы далеко не в последнюю очередь отнести ситуацию на Ближнем Востоке, особенно долголетнюю неурегулированность арабо-израильского конфликта.

Существует ли возможность его урегулирования? Исторически осуществлялись действия, ведущие к урегулированию в трех формах: прямые (без посредников) переговоры сторон, монополизация посреднической миссии Соединенными Штатами и коллективное посредничество – нынешний «квартет», состоящий из США, России, Европейского союза и Организации Объединенных Наций. Две первые формы можно считать несостоявшимися, они не привели к прогрессу. А как с «квартетом»?

В настоящее время положение с урегулированием ближневосточного конфликта осложнилось. Две основные причины этого – позиция израильского правительства, возглавляемого Нетаньяху. Этот факт еще раз был подтвержден его заявлением, уже последовавшим за переговорами израильского премьер-министра с президентом США Обамой. Нетаньяху выдвинул два условия согласия на создание палестинского государства: его демилитаризацию и признание всеми арабскими странами еврейского характера Израиля. Второе условие открыто расшифровывается в Израиле как отказ от даже формального права на возвращение палестинских беженцев и от раздела Иерусалима. Министр иностранных дел Израиля дополнил эти неприемлемые для арабской стороны положения еще и тем, что арабы, ныне населяющие Израиль, должны быть лишены политических прав. Такая постановка вопроса якобы диктуется тем, что Израиль должен быть сохранен в качестве однонационального государства.

Одновременно мешают урегулированию развал палестинской стороны на два враждующих лагеря – ФАТХ и ХАМАС. Представляется, что в таких условиях контрпродуктивен созыв в ближайшее время международной конференции по ближневосточному урегулированию в Москве. Подготовка к ней займет длительное время.

Вместе с тем нельзя снижать активность международных усилий в ликвидации ближневосточного конфликта. В этом направлении может проявиться особая целесообразность тесного американо-российского взаимодействия. Не следует абстрагироваться от уникального положения России, которая одновременно имеет отличные отношения с Израилем, Сирией, Ираном, ХАМАС и «Хезболлах». И от уникального положения США в плане воздействия на Израиль. Соединение этих возможностей при продуманной тактике и обоснованном разделении функций может дать весьма положительный эффект в приближении всеобщего урегулирования арабо-израильского конфликта.

Вскоре состоится визит президента США Обамы в Москву. Переговоры американского президента с российскими руководителями способны внести серьезный вклад в дело стабилизации мировой обстановки, укрепления международной безопасности.

www.ng.ru

Место России в современном мире

Дисциплина "Политология"

Место России в современном мире

Содержание

Введение. 3

1. Общая характеристика роли России в мировом сообществе государств 4

2. Национальная безопасность. 10

2.1. Национальные интересы.. 11

3. Противоречие интересов России и стран Запада. 13

4. Выбор путей развития России с точки зрения россиян. 15

Заключение. 29

Список использованных литературных источников.. 31

Роль страны в составе мирового сообщества государств определяется ее экономическим, научно-техническим, военным, культурным потенциалами. Глубинным основанием международной роли страны является ее геополитическое положение. Геополитическое положение страны связано с особенностями ее расположения на географической карте мира, размером территории, наличием природных ресурсов, климатическими условиями, плодородием и состоянием почв, численностью и плотностью населения, с протяженностью, удобностью и обустроенностью границ. Особое значение имеет наличие или отсутствие выходов в Мировой океан, легкость или, наоборот, затрудненность таких выходов, а также среднее расстояние от основных центров страны до морского побережья. Политический аспект понятия геополитического положения наиболее ярко проявляется в отношении (дружественном или недружественном) к данной стране со стороны других стран мирового сообщества, в уровне ее международного авторитета.

Процесс становления внешней политики России происходит на фоне динамичных, глобальных трансформаций, формулирующих мировой порядок. Современные международные отношения имеют как межгосударственный, так и транснациональный характер.

В своей работе я постараюсь ответить на следующие вопросы: что влияет на процесс формирования внешней и внутренней политики России? Каковы основные угрозы национальной безопасности России? Как влияет геополитическое положение страны на экономику государства? Какой путь развития России поддерживает большинство граждан РФ?

Распад СССР привел к существенным изменениям в геополитической раскладе международных сил. Эти изменения в целом неблагоприятны для России (что, разумеется, автоматически не означает требования возврата к прежнему положению): по сравнению с Советским Союзом ее геополитические возможности сократились. Отечественный геополитик Н.А. Нартов приводит обстоятельный перечень геополитических потерь, связанных с распадом СССР. Среди таких потерь: значительная утрата выходов к Балтике и Черному морю; в ресурсном отношении потеряны шельфы Черного, Каспийского, Балтийского морей; при сокращении территории протяженность границ увеличилась, к тому же Россия получила новые, не обустроенные границы. Численность населения современной Российской Федерации и занимаемая площадь по сравнению с СССР уменьшилась приблизительно в два раза. Также потеряны прямые сухопутные выходы к Центральной и Западной Европе, вследствие чего Россия оказалась отрезанной от Европы, не имея теперь непосредственных границ ни с Польшей, ни со Словакией, ни с Румынией, которыми располагал Советский Союз. Поэтому в геополитическом смысле расстояние между Россией и Европой увеличилось, поскольку увеличилось число государственных границ, которые необходимо пересечь на пути в Европу. В результате распада СССР Россия оказалась как бы отодвинутой на северо-восток, то есть в определенной степени утратила те возможности непосредственного влияния на положение дел не только в Европе, но и в Азии, которые имел Советский Союз.

Говоря об экономическом потенциале, следует констатировать, что роль российской экономики в мировой экономике не очень нелика. Она не сравнима не только с ролью США, Западной Европы, Японии и Китая, но уступает (или приблизительно равна) роли таких стран, как Бразилия, Индия, Индонезия и ряда других. Так, падение курса рубля (как и его рост) почти не влияет на курсы ведущих мировых валют; котировка акций крупнейших российских компаний мало отражается на состоянии мирового рынка, как на него в сколько-нибудь ощутимой мере не влияет разорение российских банков и предприятий. Вообще положение в России, его ухудшение или улучшение объективно мало затрагивают мировое сообщество. Главное, что способно вызвать озабоченность мирового сообщества с точки зрения воздействия на мир в целом - наличие у России ядерного оружия и другого оружия массового уничтожения (прежде всего, химического), а точнее - возможность утраты контроля над ним. Мировое сообщество не может не проявлять беспокойства относительно возможности такого положения, когда ядерные арсеналы и средства доставки окажутся в руках политических авантюристов, радикалов или международных террористов. Если же исключить ядерное оружие и другое оружие массового уничтожения, то в целом военная роль России в мире также невелика. Падению военного влияния способствовало неумелое проведение военной реформы, упадок воинского духа в ряде частей и подразделений, ослабление технического, финансового обеспечения армии и флота, падение престижа военной профессии. Политическое значение России находится в тесной зависимости от экономического и других названных выше аспектов.

Таким образом, относительно незначительная объективная роль России в мире конца 90-х годов XX в. - начала первого десятилетия XXI в. не позволяет уповать на то, что по причине ее особого положения весь мир будет помогать ей.

Действительно, нельзя отрицать того, что определенная помощь со стороны как правительственных, так и неправительственных организаций ряда западных стран была оказана. Однако она диктовалась соображениями стратегической безопасности, главным образом, в смысле контроля над российским оружием массового уничтожения, а также гуманитарными мотивами. Что же касается финансовых займов со стороны международных финансовых организаций и правительств богатых стран, то они строились и продолжают строиться на чисто коммерческой основе.

После распада Советского Союза произошло изменение международного положения качественного характера. Фактически мир вступил в принципиально новую полосу истории. Распад Советского Союза означал конец противоборства двух противоположных общественных систем - "капиталистической" и "социалистической". Это противоборство определяло основные черты международного климата на протяжении нескольких десятилетий. Мир существовал в двухполюсном измерении. Одни полюс был представлен Советским Союзом и странами-сателлитами, другой - Соединенными Штатами Америки и их союзниками. Противоборство двух полюсов (двух противоположных общественно-политических систем) накладывало отпечаток на все стороны международных отношений, определяло взаимные отношения всех стран, заставляя их делать выбор между двумя системами.

Крушение двухполюсной системы породило надежды на создание принципиально новой системы международных отношений, в которой определяющими должны были стать принципы равноправия, сотрудничества, взаимопомощи. Стала популярной идея много-полюсного (или многополярного) мира. Эта идея предусматривает реальный плюрализм в сфере международных отношений, то есть наличие на мировой арене множества самостоятельных центров влияния. Одним из таких центров могла бы стать развитая в экономическом, научно-техническом и иных отношениях Россия. Однако, при всей привлекательности идеи многополюсности, на сегодняшний день она далека от практического осуществления. Следует признать, что сегодня мир все более становится однополюсным. Наиболее мощным центром международного влияния стали Соединенные Штаты Америки. Эта страна с полным основанием может считаться единственной сверхдержавой современного мира. И Япония, и Китай, и даже объединенная Западная Европа уступают США по уровню финансового, промышленного, научно-технического, военного потенциала. Этот потенциал в конечном итоге и определяет колоссальную международную роль Америки, ее влияние на все стороны международных отношений. Под контролем США находятся все крупнейшие международные организации, а в 90-е годы через посредство НАТО США стали вытеснять и такую прежде влиятельную организацию, как ООН.

Современные отечественные специалисты - политологи и геополитики - единодушны, считая, что сложившийся после распада СССР мир стал монополярным. Однако они расходятся в том, каким он будет или должен быть в перспективе. Относительно перспектив мирового сообщества имеется несколько точек зрения. Одна из них предполагает, что в недалеком будущем мир все же станет как минимум трехполюсным. Это США, Европейский Союз и Япония. С точки зрения экономического потенциала Япония не так далеко отстает от Америки, а преодоление валютно-экономической разобщенности внутри ЕС также сделает его важным противовесом США.

Другая точка зрения наиболее отчетливо представлена в книге "Основы геополитики" Александра Дугина. Дугин считает, что в предстоящей перспективе мир должен вновь стать двухполюсным, обрести новую биполярность. С позиций, отстаиваемых этим автором, только образование нового полюса во главе с Россией создаст условия для действительного противодействия США и их наиболее верной союзнице Великобритании.

Из сложившегося положения вытекают два важнейших вывода, которые разделяют многие российские политики и политологи. Во-первых, Россия (как и большинство стран современного мира) должна стремиться к налаживанию и поддержанию нормальных, не конфронтационных отношений с США и без ущерба для своих национальных интересов по возможности расширять сотрудничество и взаимодействие в самых разнообразных сферах. Во-вторых, совместно с другими странами Россия призвана ограничивать всевластие Америки, не допустить того, чтобы решение важнейших международных вопросов превратились в монопольное право США и ограниченного круга их союзников.

mirznanii.com

О месте России в современном мире

До середины XX века и на протяжении почти трехсот лет Европа, и даже более узко – Западная Европа, считалась центром цивилизованного мира. Эта евроцентристская модель мира была не только иллюзией западных идеологов, но и реальностью еще в начале XX века. Огромные пласты древних культур Востока оказались забытыми, а большая часть Азии, Африки и Латинской Америки находилась в колониальной и полуколониальной зависимости от нескольких европейских стран‑империй. Россия виделась тогда окраиной, даже обочиной Европы, многие российские революционеры не без основания называли Россию европейской полуколонией.

Именно противоречия и соперничество стран Западной Европы в разделе мира стали главной причиной Первой мировой войны. Но война ослабила мировое влияние самой Европы и положила начало быстрому усилению Соединенных Штатов на Западе и Советского Союза на Востоке.

Вторая мировая война началась также как война за передел мира, и развязали ее Германия, Япония и Италия. Эта война кончилась поражением стран‑агрессоров, и она разрушила монополию стран Западной Европы в мировой политике. Разрушился и весь прежний мир колоний и полуколоний. Образовался двухполюсный мир, возглавляемый с одной стороны Соединенными Штатами, а с другой – Советским Союзом. Эти два лагеря вели между собой холодную войну и боролись за влияние в третьем мире, образованном из бывших колониальных стран. Западная и Восточная Европа стояли в этой борьбе по разные стороны баррикад.

Окончание холодной войны и распад СССР привели к сложным и крупным перемещениям центров экономического и политического влияния. Этот процесс формирования многополярного мира пока еще не завершился, но он идет, к счастью, без новой мировой войны, хотя и не без военных конфликтов в разных регионах земного шара.

Соединенные Штаты остаются на сегодня самой крупной по политическому, экономическому влиянию и по военному могуществу страной мира. Но это лидерство не безусловно. Европейский союз – это уже политическая и экономическая реальность. Быстрый рост авторитета новой европейской валюты, притягательность европейской культуры, а также критика Францией и Германией американской политики в Ираке – все это разные признаки и проявления становления новой объединенной Европы, которая ищет и хочет обозначить границы своих интересов. Мы видим начало подъема и Латинской Америки, и Индии.

Бурные и противоречивые процессы становления происходят в 1,5‑миллиардном мусульманском мире. В Организацию исламской конференции входят более сорока стран с разной культурой и языком: Индонезия, Пакистан, Иран, Турция, арабские страны, Албания. В мусульманском мире есть радикальные течения и группы, которые бросают вызов Соединенным Штатам, Западу в целом, но также и России.

На Востоке Япония сохраняет роль одной из самых мощных экономических держав. Но она проиграла войну на Тихом океане и не имеет сегодня адекватного своему экономическому и финансовому могуществу политического влияния даже на Дальнем Востоке. Во главе новой сферы «совместного процветания» в Восточной и Юго‑Восточной Азии оказался Китай, который быстро превращается во вторую по экономическому и политическому влиянию страну в мире.

Не всем странам легко определить свое место и свою роль в новом многополярном мироустройстве. Великобритания – это уже не метрополия в самой большой империи. Однако существует почти символическое Британское содружество, в которое входят не только Австралия и Канада, но еще несколько стран. Оставаясь одним из ведущих членов Европейского союза, Великобритания продолжает в политическом и военном отношениях тяготеть к США и Северной Америке в целом.

Великобритания остается одним из ведущих финансовых центров мира, и более семидесяти государств из всех частей света хранят в подвалах Британского банка свои золотые запасы. Фунт стерлингов сохраняет значение одной из мировых валют, а английский язык уверенно завоевывает роль главного языка в международном и межнациональном общении. Испанский язык и испанская культура имеют немалое влияние в Латинской Америке, но в Бразилии говорят не на испанском, а на португальском языке. Турция стремится вступить в Европейский союз, хотя она является одной из крупных азиатских стран и считает себя частью не христианского, а мусульманского мира. Свои геополитические трудности и сложности с исторической идентификацией есть у таких стран, как ЮАР, Пакистан, Бангладеш, Тайвань, Израиль. Не вполне оправились от психологических проблем Второй мировой войны Германия и Япония. Многие из стран Африки не вошли еще в круг цивилизованных стран. Медленно движутся в этом направлении и некоторые страны Азии.

Какое же место в современном многополярном мире должна и может занимать Россия с ее громадной территорией, большими природными ресурсами, с ее сложной историей и немалым политическим авторитетом? Есть много людей, которые хотели бы принизить роль России в современном мире или, напротив, возвысить ее над другими странами. Еще Чаадаев, критикуя Россию за отсталость и упадок, сожалел, что не Россия, а Западная Европа являлась тогда мировым лидером. «Раскинувшись между двух великих делений мира, – писал Чаадаев, – между Востоком и Западом, опираясь одним локтем на Китай, а другим на Германию, мы должны были бы сочетать в себе два великих начала духовной природы – воображение и разум, и объединить в нашей цивилизации историю всего земного шара»340.

В советское время эти претензии насчет особой цивилизаторской роли России не только возросли, но и, как казалось многим, нашли свое реальное воплощение. Убеждения в каком‑то особом предназначении России сохраняются и сегодня в сознании многих российских политиков, идеологов, деятелей культуры. Эти претензии неосновательны. Да, конечно, географическое положение и размеры России дают нашей стране немалые преимущества. Культура России – это не только одна из великих европейских культур, она имеет свое продолжение и в Азии. Однако нет никаких оснований ставить ее выше других великих культур Запада или Востока.

В мире нет ясных критериев и границ для разделения или даже для определения разных цивилизаций. Все же доводы тех, кто считает российскую цивилизацию одной из составных частей европейской цивилизации, кажутся большинству историков культуры более убедительными.

Однако быть частью или продолжением на Восток великой и сложной по природе и составу европейской цивилизации вовсе не означает быть частью Европы или даже в целом частью Запада. Есть много российских политиков, которые почти намеренно стараются преуменьшить как нынешнюю, так и будущую роль России в мире.

«Российская Федерация, – как заявлял доктор исторических наук и один из экспертов партии „Яблоко“ Алексей Арбатов, – не будет играть в XXI веке какой‑либо существенной роли. Россия должна вернуться в Европу неотъемлемой частью, которой она была тысячу лет назад. Если в ряду мировых центров силы Россия через двадцать лет будет почти не видна, то в европейском масштабе она может остаться одной из крупнейших стран, сравнимой по экономическому потенциалу и политическому влиянию с Германией, Францией, Италией и Великобританией, а по населению, территории и природным ресурсам превосходящей их. Интеграция сделает эти преимущества из предмета извечной европейской озабоченности в фактор еще большего могущества, безопасности и самостоятельности Европы»341.

Есть и другие схемы, в которых как Западная Европа, так и Россия, Япония, Израиль, Австралия, Канада и другие «западные» страны входят в некую зону стабильности, возглавляемую Соединенными Штатами Америки. Это «Pax Americana», или западная цивилизация, которая должна противостоять всему остальному нестабильному миру. «Рассуждая трезво и даже цинично, – заявлял совсем недавно бывший главный банкир России Сергей Дубинин, – российская элита просто обязана добиться реального союза с Западом и стать его полноценной частью. Это диктуется простым чувством самосохранения. И это не будет нашим подарком западным политикам. Это нужно нам самим»342.

«России нужна даже не интеграция, а объединение с Европой, частью которой она была в прошлом. После этого соперничество России и США на постсоветском пространстве потеряет смысл. Зачем России соперничество с Америкой за влияние в Средней Азии, на Украине, в Грузии, а в недалеком будущем и в Белоруссии? Не нужно никакого стратегического партнерства с Россией и Китаю. Он будет сам выстраивать свои отношения с Западом, и Россия тут может только помешать. Вернуться в Европу – это самая важная для россиян историческая задача XXI века». Эти рассуждения принадлежат Александру Рару, директору программ России и стран СНГ в Германии343.

Но тысячу лет назад Россия была другой страной, да и мир был другим. Россия является сегодня естественным лидером на большей части постсоветского пространства, и было бы большой новой драмой, если бы Россия отказалась и от своей роли, и от своей ответственности, и от своих интересов в Средней Азии, в Закавказье или на Украине и в Белоруссии. Россия продолжает и должна оставаться самостоятельным центром силы и влияния в мире, а ее размеры, ресурсы, ее военная мощь, так же как и ее историческое и национальное сознание, позволяют России достойно играть эту роль. Для всех крупных стран мира и для всех других центров силы Россия обязана оставаться партнером и посредником. Однако Россия должна сохранять определенную «равноудаленность» и от новых, и от старых мировых лидеров. Ей не следует объединяться ни с одним из возникающих в мире центров силы и влияния против другого.

Сотрудничество с Россией необходимо и выгодно для Европы. Оно остается важным также для США, для стран Ближнего и Среднего Востока, для Индии, Китая и Японии. Но это должно быть равноправное сотрудничество. Такое сотрудничество необходимо и для самой России. Не все готовы, особенно в странах Запада, видеть в России крупнейшего самостоятельного игрока в мировой политике. Россия казалась многим уже поверженной сверхдержавой, которая сможет выступать перед западным миром лишь в качестве клиента и просителя. Некоторые из политиков мечтали не только о распаде СССР, но и о распаде Российской Федерации на несколько более слабых объединений. Этого, к счастью, не произошло.

Наша задача развивать доставшееся нам пространство и улучшать жизнь своего народа. Мы не должны навязывать свою волю и свои порядки другим странам. Но мы не можем и поступиться своими интересами.

Мы должны научиться различать интересы страны и народа, с одной стороны, и амбиции или претензии на какую‑то особую роль в мире – с другой. Ни у России, ни у русских как нации нет никакой особой миссии в мире или в истории кроме заботы о своем благополучии и своей безопасности. Многие народы или страны претендовали на то, что они «избраны Богом». Ничего кроме бед это им не принесло. Надо быть скромнее. Да, конечно, Россия самая большая по территории страна в мире. Но далеко не самая благополучная. Существует несколько десятков показателей благополучия государства. Это не только показатели ВВП на душу населения или производительности труда и конкурентоспособности производимых товаров. Это также показатели экологии, продолжительности жизни, состояния здоровья, показатели образованности населения и даже коэффициенты умственного развития молодежи или выпускников средней школы. Руководствуясь этими показателями, группы социологов и экономистов при ООН давно уже определяют некий сводный индекс благополучия и составляют на этом основании список примерно из 200 стран мира, которые являются членами ООН. Россия в этом списке стоит далеко не в первом десятке и даже не среди пятидесяти самых благополучных стран. Еще пять лет назад Россия занимала в этом списке 57‑е место, а в 2006 году – 65‑е место. Россия развивается, но некоторые страны – и такие большие, как Бразилия, и такие небольшие, как Панама, – развиваются быстрее, чем Россия. Россия обгоняет все еще по качеству и уровню жизни страны СНГ, включая Белоруссию, Казахстан и тем более Украину. Но она уступает Мексике и Польше. Конечно, развитие России по всем главным направлениям – это в первую очередь проблема для ее экономической политики, для политики в области образования и здравоохранения. Но и внешняя политика – это один из важнейших рычагов для подъема России.

studfiles.net

Роль и место России в современном мире

Уничтожение СССР привело к глобальному изменению мировой политики и тенденций ее развития на всю видимую перспективу. Сколько бы не ругали «холодную войну» и «железный занавес» (возникшие, кстати, по инициативе Черчилля и Трумэна, а отнюдь не сталинского СССР, стремящегося к миру и сотрудничеству с бывшими союзниками - западными демократиями), на практике в этот растянувшийся с 1946 по 1991 год период могучая советская держава эффективно сдерживала хищнические инстинкты американцев и натовцев. 

 

Создание в СССР атомного, а затем и водородного оружия, соответствующих ракет-носителей положило конец ядерному шантажу Вашингтона. Корейская война и война во Вьетнаме фактически закончились победой наших союзников, нашей общей победой прежде всего благодаря военно-политической поддержке  героических народов этих стран со стороны СССР и КНР. Агрессия Англии, Франции и Израиля против прогрессивного режима Гамаля Абдель Насера в Египте в 1956 году завершилась через день после фактического ультиматума Москвы. Освобождение Африки от колониального рабства произошло, прежде всего, вследствие самого факта существования Советского Союза и социалистического содружества и их поддержки освободительной борьбы народов.

 

Выдающимися темпами своего экономического развития, великими достижениями науки, техники, культуры, авангардными позициями в здравоохранении, медицине и образовании, гарантиями основных социальных прав граждан (и, прежде всего, провозглашенного, но так и не реализованного положения американского Билля о праве на жизнь без нужды), наша социалистическая держава представляла всему миру, включая страны Запада, зримую альтернативу капитализму. 

 

Именно пример СССР был решающим условием существования международного коммунистического движения, в том числе  многомиллионных и исключительно влиятельных коммунистических партий Италии и Франции, неоднократно входивших в состав правительств этих стран и имевших в качестве своих членов и сторонников выдающихся деятелей науки и культуры мирового уровня. Как известно, Альберт Эйнтшейн, Пабло Писассо и другие великие интеллектуалы и творцы неоднократно заявляли о своей приверженности идеям социализма, были друзьями нашей страны. 

 

И все же, скажем о самом главном: своей экономической и оборонной мощью СССР обеспечивал баланс сил в мире. Не менее важно и то, что в основе своей идеологии СССР представлял ценности гуманизма и духовности, отражавшие глубинные чаяния всего человечества и притягивавшие умы миллиардов людей. В любом случае, он представлял собой реальную альтернативу капитализму, ориентированному на деньги и материальный комфорт как главную цель человеческого существования. Не случайно советская культура, искусство и наука десятилетиями занимали лидирующие позиции в мире и создавали ту интеллектуальную планку, соответствовать которой хотели и деятели западной культуры. 

 

Сегодня же, после завершения существования СССР, высокая культура исчезает не только в нашей стране. Взгляните, что происходит на Западе. Назовите живущих сейчас и активно работающих если не великих, то по крайней мере выдающихся западных деятелей культуры и искусства. Вряд ли вспомните хотя бы тройку имен.  

 

В то же время необходимо ясно отдавать себе отчет в том, что одними происками внешнего врага никогда не удалось бы сокрушить такого исторического гиганта, как великий Советский Союз. И Ленин, и Сталин неоднократно предупреждали, что гибель партии и государства может стать следствием прежде всего внутренней слабости, разложения руководящих кадров, нарушения принципа демократического централизма – то есть, единства в партийном и государственном руководстве страны. Отсюда та жесткость и непримиримость, с которой они относились к подобным проявлениям. При этом основное внимание как решающему фактору отводилось сохранению фундаментальных ценностей социализма и Советской власти на основе творческого развития марксизма с учетом меняющихся обстоятельств, подбору кадров на основании оценки не речей и обещаний, а конечных результатов их деятельности с точки зрения интересов народа, их морально-политического облика.    

 

Как известно, первый огромной разрушительной силы удар по социализму как основе государственного строя СССР и господствующей идеологии, его мировому престижу был нанесен хрущевскими «разоблачениями» Сталина в 1956 году. Но этим подлинное вредительство этого человека и его окружения не ограничилось. Знаменитый «кухонный спор» Хрущева и Никсона на американской выставке в Москве в 1959 году, на котором Хрущев вроде бы отстаивал духовные ценности и интересы как движущую силу общества и смысл существования человека, а вице-президент США видел этот смысл исключительно в цветных телевизорах, холодильниках и автомобилях, в конце концов закончился тем, что Хрущев свел основную цель партии и народа к постоянной гонке за навязанными нам Западом материальными приоритетами в смысле личной наживы. 

 

Если рассматривать в этой связи коренные причины трагедии нашей партии и государства, то они сводятся, с одной стороны, к недопустимо низкому уровню материального благосостояния большинства населения, который не могла оправдать ни давно прошедшая война, ни навязанная нам гонка вооружений. Тем более нельзя оправдать навязанную нам теми же американцами систему ценностей, сводящихся к цели «удовлетворения постоянно растущих материальных потребностей народа» без приоритета ценностей духовных, ценностей социалистических, ценностей народных, национальных. Западная антисоветская пропаганда, потребителями которой в последние десятилетия существования СССР стали в нашей стране миллионы людей, активно работала на размывание социалистического и патриотического сознания народа, используя прежде всего эти два фактора. 

 

Распад, разложение общества начались прежде всего в элите, представленной руководящими партийными и хозяйственными кадрами. Появление в ядре партии – в аппарате ЦК КПСС и его Политбюро наряду с честными и преданными народу кадрами таких перевыртышей и перерожденцев, как Горбачев, Яковлев, Шеварднадзе и других вело к распаду и разложению общества и само по себе свидетельствовало о внутренних процессах гниения, начавшихся в наших верхах – и на московском, и на региональном уровне – задолго до этого, при Хрущеве и во второй половине правления Л.И.Брежнева – в период т.н. застоя. 

 

При этом надо признать, что первые симптомы такого разложения появились среди части руководящих кадров еще в конце 30-х годов и особенно после войны. Но И.В. Сталин чрезвычайно чутко и жестко реагировал на симптомы бытового разложения, гонки за обогащением, превращения партийных руководителей в замкнутую и отдаленную от народа и его нужд элиту, преклонения перед Западом, проявлявшиеся и у ряда известных и популярных партийных, военных и государственных деятелей, и особенно в среде интеллигенции. Он осуждал и подавлял все подобные проявления с чрезвычайной решимостью и беспощадностью. «Каста проклятая», - говорил Сталин о подобных людях.  К сожалению, после ухода вождя из жизни подобные потребительские настроения и проявления стали множиться в нашей элите в геометрической прогрессии. Феномен Горбачева и Ельцина, бессчисленных перевыртышей на местах из числа партийных, советских работников и "красных директоров" – прямое производное этих гнилостных процессов.

 

Думается, что главной причиной подобного явилась существовавшая в стране формальная политическая демократия, «выборы без выбора», отсутствие реального контроля народа над органами власти и возможности людей реально влиять на свою судьбу посредством избирательного бюллетеня. Как все мы знаем, законодательные, исполнительные органы Советской власти и судебная система не обеспечивали реального разделения властей. В то же время демократический механизм обновления руководства партии, заложенный в ее Устав, и реально работавший при Ленине и Сталине, постепенно также заржавел. Отсюда существовавшая в Конституции СССР 1977 года статья о руководящей роли партии на самом деле не столько помогала государству и обществу, сколько консервировала застойные явления и недостатки. Это уже в 30-е годы понимал И.В.Сталин,  пытавшийся заложить в Конституцию 1936 года возможность альтернативных выборов с несколькими кандидатами на одно место, реальной конкуренции кандидатов и ограничения роли партии прежде всего идеологическими и кадровыми вопросами. Однако мощное, сплоченное сопротивление почувствовавшей вкус власти партийной бюрократии не позволило ему тогда добиться этой цели. 

 

Нынешний глобальный кризис капитализма, наиболее зримо и контрастно проявляющийся в нашей стране, делает запрос на социализм не просто актуальным – он ставит его в практическую повестку дня. Не случайно, после двух с лишним десятилетий западных восторгов по поводу краха СССР, мировой системы социализма и утверждений о том, что либеральная модель представляет собою якобы венец человеческой истории, даже в ведущих западных изданиях США и Европы, не говоря уж об Азии и Южной Америке  ныне, в условиях полного тупика либерального капитализма, ведутся бурные дискуссии о возвращении в той или иной форме к идее социализма, или как минимум социального, социализированного государства. Признается при этом, что погоня за прибылью и личным обогащением не может быть целью и смыслом существования общества и отдельного человека – это путь к одичанию и краху семьи, государства, цивилизации.  

 

России, выстрадавшей социализм и Советскую власть столетиями своей истории, оказавшейся в свое время наиболее слабым звеном капитализма и наиболее подготовленной в духовном прежде всего смысле к принятию социалистических ценностей, добившемся именно благодаря этому строю наивысших результатов в своей национальной и в мировой истории, в то же время за последние 20 лет капитализма рухнувшей в никуда, вернуться к этому строю, что называется, сам бог велел. 

 

Однако при этом нельзя забывать, что история не знает попятного движения. История всех реставраций в мире показывает огромное отличие наследников от прародителей. Время неумолимо, и понятно, что с учетом коренным образом изменившихся внутренних и мировых реалий, речь может и должна идти только о новом социализме, впитавшем в себя лучшее из советского и мирового опыта и в то же время не повторяющем былые ошибки, иллюзии и заблуждения, учитывающем нынешнюю обстановку и тенденции будущего развития. 

 

Выдающийся русский историк Василий Ключевский отмечал, что русская история характерна своей повторяемостью. Происходящие сейчас в стране и в мире процессы при всей своей новизне удивительно напоминают времена, непосредственно предшествовавшие Февралю 1917 года. Отсюда недалеко и от вопроса «Где такая партия?». Такая партия есть, ее зовут КПРФ, и она должна быть и с практической, и с теоретической точки зрения полностью готовой к взятию власти и к исторической ответственности за вывод страны из исторического тупика, к новым перспективам. При этом наступать на старые грабли нам категорически нельзя.

     

Прежде всего, надо сделать все, чтобы уберечься от двух традиционных ловушек, в которые в прошлом неоднократно попадали коммунисты. Одна из них – это ревизионизм, отступничество от самой сути революционного учения Маркса и Ленина, основ социализма как экономического строя и политической философии. Как известно, в нашей стране его разновидностями были «левые» и «правые» оппортунисты от Троцкого, Зиновьева, Каменева до Бухарина и других. Тогда этой потенциально гибельной для партии развилки, хотя и очень тяжелой, подчас несоразмерной человеческой ценой, удалось избежать.  

 

В 60-е - 80-е годы в соблазн «еврокоммунизма» под эгидой творческого развития марксизма впали заслуженные, многомиллионные коммунистические партии Франции, Италии, Испании… И фактически погибли как влиятельные общенациональные организации. 

 

С другой стороны, не менее грозную опасность представляет для коммунистов догматизм, застой в развитии теоретической мысли партии (часто возникающий, кстати, как реакция на опасность ревизионизма). Думается, что в  50-е – 60-е годы жертвой догматизма, к огромному сожалению, стала, прежде всего, КПСС. Предвидя это, Сталин перед своим уходом предупреждал соратников: «Без теории нам смерть!», имея в виду не только овладение всеми сокровищами философской мысли классиков марксизма, но на этой основе, ее смелое, новаторское развитие. 

 

Трагедий было то, что в отличие от активно развивавшихся у нас в стране фундаментальных и прикладных естественных наук, задававших мировой уровень соответствующих отраслей знаний, многие наши общественные науки, и прежде всего, исследования в области современной философии, теории и практики марксизма, социализма, политэкономии, социологии и другие, за отдельными позитивными исключениями впали в это время в заскорузло-костное состояние, не отвечая на вопросы, все более остро задаваемые меняющейся советской и мировой действительностью. Происходило именно то, против чего предостерегали классики марксизма: превращения их теоретического наследия из орудия борьбы в исторический памятник.       

 

В то же время те исследователи, которые пытались идти в ногу со временем, смело вскрывали противоречия и искажения, ошибки и заблуждения, имевшие место в практике реального социализма, искали новые ответы на новые проблемы, подвергались догматиками огульному осуждению и остракизму. Наиболее позорным является в этой связи созданное в 70-е годы «дело» замечательного коммуниста и патриота, ветерана Великой Отечественной войны, выдающегося советского философа, профессора МГУ Александра Александровича Зиновьева, 90-летие со дня рождения которого отмечалось в 2012 году. 

 

За неортодоксальность его взглядов и трудов он был исключен из партии, уволен с работы, лишен советского гражданства и выслан из страны. А ведь уже в 1989 году Зиновьев оказался одним из первых, осознавших последствия горбачевской «катастройки»,  впоследствии оказался самым выдающемся исследователем и убежденным защитником преимуществ советского социализма, талантливейшим критиком глобального капитализма и «западизма». При этом дожившие до 90-х – нулевых годов многие его «принципиальные» критики и гонители с позиций догматизма в большинстве своем оказались по другую сторону баррикады – в лагере антикоммунистов и антисоветчиков. Вся их теоретическая деятельность в те годы сводилась (а у многих и до сих пор сводится) к перепеву западных авторов, в основном либерально-антикоммунистического направления. А теперь, в условиях глобального кризиса капитализма как теории и практики организации общества, и прежде всего его праволиберальной версии, когда сами авторы этих теорий (типа того же Фрэнсиса Фукиямы, предсказывавшего когда-то «конец истории», то есть конечный триумф либерализма), а ныне признающих ошибочность своих прогнозов, наши доморощенные либералы и антикоммунисты оказались у разбитого корыта.

 

В последние десятилетия СССР состояние общественных наук имело самые негативные последствия для судьбы партии и государства. Еще Ю.В. Андропов в 1983 году был вынужден сделать вывод от том, что «мы не знаем общества, в котором живем». Более уничижительной оценки состояния общественной мысли и уровня исследований невозможно было и придумать. Впоследствии, советские обществоведы в большинстве своем оказались совершенно не готовы ответить на ключевые по значимости вопросы о причине кризисных явлений советского общества и государства, факторах, обусловивших гибель КПСС и СССР.  

 

Положа руку на сердце, мы должны признать, что и сегодня у нас нет исчерпывающих марксистских исследований по данному вопросу, за исключением работ того же А.Зиновьева, С. Кара-Мурзы, Ю.Жукова, Ю. Емельянова и еще нескольких талантливых исследователей. 

 

В то же время, очевидно, что стратегия вывода России из нынешней гибельной траектории падения на путь возрождения может быть обеспечена зрелой новаторской теорией, смелым марксистским анализом истории и практики советского общества и современной России, окружающего нас мира, тенденций будущего развития. 

 

www.geopolitica.ru