Родезийская армия. Родезийская армия


Родезийская армия | ВикиВоины | FANDOM powered by Wikia

Родезийская армия

Тип:

Регулярная пехота

Род занятий:

Защита территориальной целостности Родезии и внутреннего правопорядка в государстве

Время деятельности:

1964 - 1980 гг.

Родина:

Зимбабве (Родезия)

Место действия:

Европа, Африка

Оружие:

Browning Hi-Power, Enfield No. 2, Mamba Pistol, Star M1920, Star M1921, Star M1922, Walther PP, Austen, Kommando LDP, Northwood R-76, Owen, Sa vz. 23, STEN, Sterling L2, Uzi, АК, АКМ, FN FAL, HK G3, L1A1, Ли-Энфилд, M16A1, Ruger Mini-14, СКС, Bren, Browning M2, Browning M1919, ДП, FN MAG, КПВ, ПКМ, РПД, РПК, Browning Auto-5, Ithaca 37, СВД, Armscor M963, STRIM 32Z, STRIM 28R, PRB 424, Armscor 42 Zulu, Mecar Energa, M18A1 Claymore, Mine G.S. Mk V, Bazooka M1, M72 LAW, РПГ-2, РПГ-7, ПТРК MILAN, 106-мм безоткатное орудие М40, 107-мм безоткатное орудие Б-11

Боевая техника:

Т-34, Т-55, UR-416, Universal Carrier, БРДМ-2, Buffel, Bullet TCV, Crocodile APC, MAP75, MAP45, Eland Mk7, Ferret, Armadillo, Leopard SV, Mine Protected Combat Vehicle, Marmon-Herrington Armoured Car, Pookie MRAP, Hippo APC, Shorland, T17 Staghound, Mercedes-Benz L1517, Mercedes-Benz LA911B, Mercedes-Benz LA1113/42, Bedford MK, Bedford RL, Unimog 416, Willys MB, Mazda B1600, BL 5.5, БМ-21, 81-мм миномёт L16, 105-мм гаубица M101, QF 25 pounder, OTO Melara Mod 56, 37-мм автоматическая зенитная пушка M1, 20-мм пушка Oerlikon, Стрела 2, ЗПУ-4, ЗУ-23-2, Aermacchi AL-60, Aermacchi SF.260, SNIAS Alouette-II, Aérospatiale Alouette III, Beechcraft Baron, Bell UH-1 Iroquois, Britten-Norman Islander, Canadair North Star, Cessna 185, Cessna 421, Cessna Skymaster, de Havilland Vampire, Douglas C-47 Dakota, Douglas DC-7, English Electric Canberra, Hawker Hunter, North American T-6 Texan, Percival Pembroke, Percival Provost, Supermarine Spitfire

Доспехи:

Стальные и кевларовые шлемы, бронежилеты

Родезийская армия или Сухопутные войска Родезии — один из видов родезийских сил безопасности, предназначенный для ведения боевых действий преимущественно на суше.

Большинство из организации "Добровольцы Южной Родезии" (Southern Rhodesia Volunteers), принявшей участие в Первой мировой войне, было демобилизовано в 1920 году по экономическим соображениям. Последние роты были распущены в 1926 году. Закон об обороне 1927 года создал Родезийский штаб корпуса в виде регулярных сил (Rhodesian Staff Corps) и территориальные войска, а также обязательную военную подготовку. Родезийский полк был реформирован в том же году. 1-й батальон сформирован в Солсбери в отдельной ротой Браво в Умтали и 2-й батальон в Булавайо с отдельной ротой Браво в Гвело. Между мировыми войнами, Родезийский штаб корпуса состоял из 47 человек. Британская южноафриканская полиция проходила подготовку одновременно в качестве полицейских и военных до 1954 года.

Около 10000 белых южных родезийцев (15 % белого населения) приняли участие во Второй мировой войне в составе Британской армии, служа в таких подразделениях как Группа дальней пустынной разведки, Эскадрилья Королевских ВВС № 237 (No. 237 Squadron RAF), Специальная авиадесантная служба (SAS). Из всех территорий Британской империи, родезийцы пропорционально вложили наибольший вклад людских ресурсов, превышая уровень самой Британии.

Собственные родезийские части, такие как Родезийские африканские стрелки (состоявших из чёрных рядовых и прапорщиков и белых офицеров) приняли участие в Восточноафриканской и Бирманской кампаниях. Во время войны южнородезийские пилоты заслужили наибольшее количество наград в Королевских ВВС. Это привело к тому, что королевская семья совершила государственный визит в колонию.

ВВС Родезии (SRAF) были созданы в 1947 году и два года спустя премьер-министр Южной Родезии Годфри Хаггинс назначил 32-летнего Теда Жаклина, пилота Supermarine Spitfire, на строительство Военно-воздушных сил на перспективу будущей независимости, после которой собственные ВВС будут играть жизненно важное значение, ввиду отсутствия у Родезии выходов к морю. Для этого были приобретены шесть De Havilland Tiger Moth, шесть North American T-6 Texan, транспортный Avro Anson и немного Dragon Rapide, перед покупкой Supermarine Spitfire из наличия Британских Королевских ВВС.

В апреле 1951 года Вооружённые силы Родезии были полностью реорганизованы. Постоянные силы включавшие Штаб корпуса, должны были готовить и управлять территориальными войсками. ВВС состояли из эскадрильи связи и обучали членов территориальных войск в качестве пилотов, особенно в качестве корректировщиков артиллерийского огня. Во время Войны в Малайе, Южная Родезия предоставила два подразделения для подавления повстанцев: Родезийская специальная авиадесантная служба (Rhodesian Special Air Service) два года провела в Малайе, начиная с марта 1951 и Родезийские африканские стрелки (Rhodesian African Rifles) действовали в течение двух лет с апреля 1956.

Колония также поддерживала женские вспомогательные службы (позже вдохновивших создание Родезийской женской службы (Rhodesia Women’s Service) и батальон родезийских стрелков, в котором участвовали члены Штабного корпуса. Территориальные войска остались полностью белыми и в основном воспроизводили ТВ времён Второй мировой войны. Они состояли из двух батальонов Королевского родезийского полка, Бронеавтомобильного полка, артиллерии, инженерных подразделений, корпуса связи, медицинского корпуса, вспомогательных ВВС и транспортного корпуса. В военное время страна также опиралась на Резерв территориальных войск и Общий резерв. Другими словами, Родезия более или менее вернулась к организации времён Второй мировой войны.

Регулярная армия всегда была небольшой силой, в 1978—79 гг. состоя из 10800 постоянных членов, поддерживаемых 40 000 резервистов. Хотя регуляры состояли в основном из белых (а САС и Родезийская лёгкая пехота полностью белыми), к 1978—79 годам основная часть прибывающих новых солдат состояла из чёрных. Армейский резерв, напротив, был в основном белым.

Штаб-квартира Родезийской армии находилась в Солсбери и командовала четырьмя бригадами пехоты, а затем специальными силами штаба с различными учебными школами и вспомогательными подразделениями. 1, 2 и 3 бригады были созданы в 1964 году и 4-я бригада в 1978 году.

  • 1-я бригада — дислокация в Булавайо с зоной ответственности Матабелеленде.
  • 2-я бригада — дислокация в Солсбери с зоной ответственности Машоналенде.
  • 3-я бригада — дислокация в Умтали с зоной ответственности Маникаленде.
  • 4-я бригада — дислокация в Форт-Виктория с зоной ответственности в провинции Виктория.

Во время Войны в буше, армия имела следующий состав:

  • Штаб
  • Родезийская лёгкая пехота
  • Эскадрон Чарли родезийских САС (в 1978 году стал 1-й полком САС)
  • Скауты Селуса
  • Бронеавтомобильный полк
  • Скауты Грея
  • Родезийские африканские стрелки
  • Родезийский полк (8 батальонов)
  • Подразделение психологических операций
  • Родезийский оборонный полк (2 батальона)
  • Родезийский разведывательный корпус
  • Родезийская артиллерия (один склад и один полевой артполк)
  • Шесть инженерных батальонов (1, 2, 3, 4, 6, 7)
  • 1-я бригада
  • 2-я бригада
  • 3-я бригада
  • 4-я бригада
  • Две службы штабов
  • Два склада боеприпасов и запасов
  • Две мастерские военных баз
  • Два авиавзвода снабжения
  • Три роты материально-технического обслуживания
  • Три медицинские роты (1, 2, 5) и армейское медицинское подразделение
  • Пять взводов военной полиции и военные тюрьмы
  • Шесть платёжных рот
  • Родезийский армейский образовательный корпус
  • Родезийский капелланский корпус
  • Армейский архив и армейский отдел обработки данных
  • Железнодорожный взвод
  • Военный почтовый взвод
  • Учебные заведения: Пехотная школа, 19-й учебный корпус, Военная инженерная школа, Школа связистов, Школа учебных служб, Медицинское училище, Центр профессиональной подготовки, Школа военной полиции, Финансовая школа Платёжного корпуса, Школа военного управления.

ru.warriors.wikia.com

Подразделение боевых следопытов (Родезия)

Война в Родезии (с 1980 г. — Респуб­лика Зимбабве) проходила в условиях, которые трудно назвать подходящими для создания чисто экспериментального армейского подразделения. Выживание, свое и своих товарищей, — вот что прежде всего заботило родезийских солдат и офи­церов. Особенно это касается первой ста­дии длительной (1966-1980 гг.), не имев­шей ни фронтов, ни правил войны в буше и саванне против чернокожих мятежни­ков, пользовавшихся поддержкой стран соцлагеря, главным образом СССР и КНР. Действительно, в начале войны силы и возможности родезийских войск были крайне ограничены, и у консервативного правительства белого меньшинства пре­мьер-министра Яна Смита (кстати, лет­чика королевских ВВС Великобритании во время Второй мировой войны) элемен­тарно не хватало людских, материальных и прочих ресурсов для патрулирования протянувшихся на тысячи миль границ Родезии и 150 тысяч квадратных миль ее глубинки.

 

Справка

Едва ли не сразу после одностороннего провозглашения независимости правительства правой партии Родезийский фронт (11ноября 1965г.) и до конца 1979г. Родезия находилась практически в полной между­народной изоляции, против нее действовал введенный ООН по настоянию Великобритании режим санкций, и открыто сотрудничать со страной-парией осмеливались только ЮАР и (до 1975 г.) португальский Мозамбик. Тем не менее многие государс­тва в той или иной степени поддерживали негласные (жономические преимуществен­но) контакты с Родезией, и зто относилось не только к капиталистическим странам, но и к коммунистическим, в т.ч. даже к Советскому Союзу.

 

Впрочем, не было бы счас­тья, да несчастье помогло: имен­но хроническая нехватка всего и вся для нормального ведения контрповстанческой войны стала одной из главных причин про­ведения родезийцами смелых опытов и экспериментов (оказав­шихся чрезвычайно успешными) в области военного строительс­тва, тактики и стратегии. В ходе этого процесса возникло, среди прочего, не то чтобы абсолютно уникальное, но весьма эффек­тивное подразделение боевых следопытов (ПБС) родезийской армии (по-английски — TrackerCombatUnit, TCU), внесшее неоценимый вклад в защиту родной страны.

Через этот отряд прошли по-насто­ящему выдающиеся воины. Так, Андрэ Рабье и Аллан Франклин в 1973 году после службы в ПБС основали (вместе с Роном Рейд-Дэйли) другое новаторское подраз­деление: легендарный и смертельно опас­ный для врагов Родезии «Разведотряд имени Селуса», «Селус Скауте».

 

Справка

Фредерик Куртни Селус (1851—1917) — выдающийся родезийский первопроходец и путешественник, проводник, охотник, следопыт, старатель, натуралист, друг и соратник отца-основателя Родезии вели­кого колонизатора Сесила Родса.

 

Брайан Робинсон в 1970-е годы воз­главлял сперва родезийскую школу следо­пытов, а затем командовал специальной авиадесантной службой Родезии (САС) (основана в 1959—1961 гг. на базе состо­явшего из родезийских добровольцев эскадрона «Си» британской САС, в конце 1940-х - начале 1950-х годов принимав­шего участие в Малайской войне) имен­но в тот период, когда САС практически непрерывно участвовала в боевых действиях против повстанцев. Джо Конвэй, владелец фермы, на территории которой размещался учебный центр ПБС, был награжден за то, что захватил в плен четы­рех мятежников сразу, будучи вооружен­ным только штыком.

Это звучит несколько неправдоподобно и похоже на историю из заурядного голливудского боевика, однако подлинность дан­ного случая была официально подтверждена представителями судебной власти Родезии на основании показаний как четырех арес­тованных боевиков, так и самого Кон­вэя, прекрасно разбиравшегося не только в ремесле следопыта и солдата, но и в психо­логии местных аборигенов.

«Ти-Си» Вудс, еще один выдаю­щийся родезийский спецназовец и следопыт, выжил в подводной схватке с кровожадным крокодилом-людоедом, лишившись, однако, половины своей мошонки. Последний командир ПБС британец Дэвид Скотт-Донелан вошел в новейшую историю Родезии, ЮАР и Намибии как один из самых блестящих офицеров вооруженных сил этих стран.

Эмигрировав в США, он открыл и по сей день возглавляет школу боевых следопытов в штате Невада.

Итак, в ПБС служили закаленные ветераны, солдаты до мозга костей, без преувеличения крутые и бесстрашные парни, обладавшие и немалым боевым опытом, и здравым смыслом, и прочными навыками выживания в условиях дикой природы Африки.

ПБС возникло лишь на основе теоре­тической концепции и крайней необходи­мости, и поэтому важным условием служ­бы в нем была любовь к смелому новаторс­тву и постоянным экспериментам.

Испытывая серьезный дефицит в ресурсах, но никогда — в инициативности, изобретательности и стойкости, родезийцы, как пишет о них исследователь Джон Киган в монографии «Армии всего мира», «сражались с врагом на таком высоком профессиональном уровне, что их вклад в теорию и практику современной войны должен тщательно и серьезно изучаться в военных учебных заведениях по всему свету».

Основной проблемой родезийцев во время войны 1966—1980 гг. стало веде­ние боевых действий против партизан на огромном пространстве с использовани­ем при этом крайне малочисленных (по африканским меркам) армии и полиции.

В 1978—1979 гг. численность лично­го состава регулярных вооруженных сил Родезии (при населении страны 6,9 млн. чел.) составляла 10800 чел. (не считая 15.000 резервистов-территориалов), а полиции - 8000 чел. (плюс 19000 резер­вистов). Для сравнения, в 1980 г. регу­лярные вооруженные силы Coмали (насе­ление — 3,5 млн. чел.) насчитывали более 60 тыс. чел., Мавритании (1,6 млн.) — 8 тыс., Туниса (6,4 млн.) — 28,6 тыс. и т.д.

Патрулирование — важная форма тактических действий войск, однако в бескрайнем буше Юго-Восточной Афри­ки оно являлось, по большому счету, бесполезным и очень неэффективным методом поиска, преследования и унич­тожения противника. Если не везло либо не хватало качественной и своевремен­но поступившей развединформации, то, как правило, у правительственных сил не было и контакта с неприятелем, особен­но если ему по тем или иным причинам оказывало поддержку местное население. Родезийские военнослужащие и поли­цейские: как белые, так и чернокожие, неизмеримо превосходили повстанцев по всем параметрам. Воевать с ними было нетрудно, но только в том случае, если их удавалось втянуть в драку! Найти постоянно ускользающего и уклоняюще­гося от боя противника — вот что являлось самым трудным и самым важным делом для военных, и именно в этом заключена основная причина появления на свет под­разделения боевых следопытов.

В 1965-м, в год провозглашения неза­висимости Родезии, армейское командо­вание в Солсбери (ныне г. Хараре), пред­видя скорое и неизбежное начало граж­данской войны, решило заранее заняться решением связанной с этим обстоятельс­твом фундаментальной проблемы охвата обширной территории и контроля над нею немногочисленными вооруженны­ми силами в неблагоприятных климати­ческих условиях тропической саванны, где жара порой превышает 45 градусов по Цельсию в тени. В ходе подготовки к войне началось, между прочим, и пре­творение в жизнь теоретического плана, тщательно разработанного бывшим охот­ником и егерем (рейнджером) Алланом Сэйвори, который, уйдя в отставку, стал известным в стране экологом. Долгие годы проведя в саванне и зная ее как свои пять пальцев, он несколькими годами ранее разработал очень результативную систему выслеживания и нейтрализации (в край­нем случае — уничтожения) вооруженных до зубов жестоких браконьеров, истреб­лявших слонов и носорогов в огромных родезийских заповедниках, причем само­лично участвовал в ее претворении в жизнь «в полевых условиях».

 

Справка

Любопытно, что основатель британ­ской САС прославленный полковник Дэвид Стирлинг в конце 1980-х годов тесно сотрудничал с частной охранной фирмой «КАС Энтерпрайзис Лимитед», которая вербовала бывших оперативников САС и прочих военных профессионалов в отставке для пресечения деятельности охотников за слоновой костью и подобных им бандитов на полыхавшем в огне войны Юго-Востоке Анголы.

 

И вот теперь Сэйвори предлагал проэкспериментировать с обученными и подготовленными к войне следопытами, которые должны были быстро реагировать на любой инцидент, связанный с действи­ями уже не браконьеров, а террористов, либо как минимум на их явное присутс­твие в определенной местности.

Все мы неоднократно читали об искусных следопытах из разных стран мира. Русские казаки, сибирские таеж­ники, американские индейцы не только ловко выслеживали добычу на охоте, но и постоянно воевали, а также помогали правительственным службам безопаснос­ти поддерживать законность и порядок. В австралийской полиции, например, с XIX века и до сих пор служат следопыты-або­ригены, а британцы активно использова­ли следопытов из принадлежащего к даякской этнической группе племени ибан во время войны против коммунистических террористов в Малайе (1947—1962 гг.). Даяки, между прочим, известные охот­ники за головами и, скажем осторожно, к середине XX века не вполне избавились от рудиментов ритуального каннибализма, что придавало весьма мрачный колорит и без того жестокой, кровопролитной и малоизвестной у нас Малайской войне.

В данном же случае именно Сэйво­ри принадлежит огромная заслуга в том, что родезийцы сумели трансформировать искусство африканских следопытов и охотников в вид военной науки и уничтожили на основе своих строго научных разработок множество боевиков, совершенно не подозревавших о том, что следы в буше их обутых в кубинские или китайские армейские башмаки ног явля­ются прекрасной путеводной нитью для беспощадных и хладнокровных охотни­ков на двуногую дичь.

Сэйвори был всегда убежден в том, что хороший солдат, твердо освоивший навыки тактического маневра в бою, дейс­твий в засаде и в составе патруля, является превосходным человеческим материалом для превращения его еще и в квалифицированного следопыта - путем усиленной и очень специфической подготовки.

 

Справка

Пираыельно с родезийцами португаль­ские военные власти в Мозамбике также энергично и небезуспешно экспериментиро­вали с использованием местных охотников для борьбы с партизанами из левого дви­жения ФРЕЛИМО. Особенно прославил­ся легендарный белый охотник из Ньясы, непревзойденный знаток джунглей Фран-сишку Рошу, спецотряд которого, носивший название «Огненная колонна» и состояв­ший из 90 человек, уничтожил больше мятежников, чем весь португальский экс­педиционный корпус в Мозамбике, насчи­тывавший 60 тыс. человек. После краха в 1975 г. португальского Мозамбика Рошу перебрался в ЮАР, предложив свой бесцен­ный опыт нетрадиционной войны в джун­глях и саванне силам безопасности этой страны. Другой охотник, и тоже из Ньясы, чернокожий Орланду Криштина, воевал вначаїе в рядах ФРЕЛИМО, затем перешел на сторону португальцев, а в 1975 г. эмигрировал в Родезию, где тесно сотрудничал с ее спецслужбами, в том числе в организации антикоммунистического Национального движения сопротивления Мозамбика, войдя в состав его руководства.

 

Тяжело в учении...

Назначенный правительством руко­водить курсами по подготовке военных следопытов на основе опыта африканских охотников и проводников, Сэйвори отоб­рал курсантов для испытательной группы (всего 8 человек) из рядов родезийской САС: он считал, что именно коммандос в наибольшей степени обладают необходи­мым потенциалом, чтобы твердо усвоить его уроки жизни в саванне и джунглях.

Все вместе они отправились в доли­ну Сабье (близ границы с Мозамбиком), где разместились в заранее оборудован­ном лагере. По обязательному условию их строгого наставника жизнь курсантов была абсолютно спартанской. Сэйвори, не теряя ни дня впустую, подверг десан­тников тяжелым и суровым испытаниям, чтобы они полностью соответствовали разработанным им лично высоким стан­дартам. Восемь недель кряду он не давал снецназовцам передышки и муштровал их в полевых условиях, уча всему, что узнал за долгие годы опасных странствий по бушу, горам и джунглям Юго-Восточной Афри­ки. Затем последовали две недели относи­тельного отдыха в близлежащем городке, и — вновь восемь недель изнурительных тренировок в буше.

Сэйвори выпустил первую группу курсантов (среди которых находились Скотт-Донелан и Робинсон), совершен­но уверенный в том, что «вылепил» из них действительно классных специалис­тов-следопытов, столь нужных Родезии для грядущей войны. И сделал он это как нельзя вовремя: в 1966 г. прогнозы родезийских военных о скором начале широкомасштабного восстания подде­рживаемых медународным коммунизмом чернокожих националистов полностью оправдались.

 

Справка

Основными революционными группиров­ками явитись основанный в 1961 г. Джошуа Нкомо Союз африканского народа Зимбаб­ве (ЗАПУ) и отколовшийся от него в 1963 г. Африканский национальный союз Зимбабве (ЗАНУ). Если ЗАНУ опирался внутри стра­ны на представителей народности шона (до 8О процентов населении Родезии), а вовне — на КНР, то ЗАЛУ — на народ ндебле и на СССР. Вытеснив из партии несоциалистические фракции (прежде всего сторонни­ков основателя ЗАНУ Н. Ситоле), власть в ЗАНУ захватил убежденный марксист Роберт Мугабе. Именно он в 19S0 г. при активной поддержке «международного сооб­щества» победил на сфальсифицированных выборах и с тех пор правит железной рукой, жестоко подавляя малейшее инакомыслие, активно прибегая к идеологии черного расиз­ма и доведя процветавшую когда-то страну до голода, нищеты и полного разорения. К слову, в середине 1970-х годов Нкомо, связав­шись с известным британским наемником и вербовщиком Джоном Бэнксом, сделал неудачную попытку набрать белых «солдат удачи» в свое войско.

 

Война грянула 28 апреля 1966 года, когда в столице Замбии г. Лусака лидер Союза африканского народа Зимбабве Джошуа Нкомо и руководители Афри­канского национального союза Зимбаб­ве Ндабанинги Ситоле, Роберт Мугабе, Мотон Малианга и Леопольд Такавиара объявили о начале «Второй Чимуренги» против «режима белых угнетателей».

 

Справка

«Чимуренги» — война чернокожих Роде­зии (Зимбабве) против белого населения. «Первая Чимуренга» шла в конце XIX века, в эпоху Сесила Родса.

 

В этот день в Родезию из Замбии было заброшено 70 боевиков, раз­битых на три группы. Один отряд, состоявший из боевиков Африканской национально-освободительной армии Зимбабве (вооруженное крыло ЗАНУ) и Африканского национального конг­ресса ЮАР, вступил в бой с подразделе­нием британской южно-африканской полиции (БЮАП — так со времен коло­низации и до 1980 г. называлась поли­ция Родезии), поддержанным местными резервистами-полицейскими и вертолета­ми ВВС Родезии, в местечке Синойя, что находится в национальном парке Уонки (северо-запад страны). Боевики были хорошо вооружены (стрелковое оружие из КНР, ручные гранаты из СССР), обучены квалифицированными специалистами по ведению революционной партизанской войны в особых лагерях в красном Китае и к тому же подкованы идеологически (потом на поле боя родезийцы обнару­жили большое количество коммунисти­ческой литературы). Столкновение при Синойе завершилось полным разгромом банды мятежников (семеро из них унич­тожены, 33 схвачены, при этом с роде­зийской стороны никто не погиб, только несколько человек получили серьезные ранения). Тем не менее в этот знамена­тельный день родезийцы допустили ряд грубых просчетов, и в бою они действова­ли на удивление бестолково. В Солсбери быстро извлекли уроки из случившего­ся. Так, стало очевидно, что, во-первых, приоритет в войне с повстанцами должен быть отдан не БЮАП, а армии (офици­ально называвшейся «Силы безопасности Родезии»), ибо, как ни крути, но поли­цейский все-таки не солдат; а во-вторых, что войскам жизненно необходимо иметь штатных специалистов, обученных выслеживать боевиков, точно определять местонахождение партизанских отрядов и т.п. Итак, командование решило органи­зовать в рядах сухопутных войск подраз­деление боевых следопытов, придав ему постоянный характер.

Сэйвори, разумеется, был тут как тут. Не желая ссориться с командирами тех или иных армейских частей, которые стали всерьез опасаться, как бы знаме­нитый рейнджер не переманил к себе их лучших ребят, он начал комплектовать личный состав ПБС из людей штатских, имевших тем не менее подходящий для службы в данном спецотряде жизненный и профессиональный опыт. Так как Сэй­вори несколько лет проработал в родезийском охотничьем департаменте, то неудивительно, что обратился он прежде всего к своим бывшим коллегам, предло­жив им переходить на военную службу. За несколько месяцев из десятков кандида­тов он отобрал 12 превосходных знатоков африканского буша, которые заодно являлись меткими стрелками и имели за плечами стаж службы в армии или поли­ции. Так появилось на свет подразделе­ние боевых следопытов сил безопасности Родезии.

Первоначальная методика, по кото­рой в 1965 г. прошли обучение восемь десантников из САС, была значительно усовершенствована благодаря богатейшему опыту выживания в условиях дикой природы Южной Африки, привнесенно­му в ПБС первой дюжиной его бойцов. Сама программа тренировок и занятий стала, несомненно, более суровой, жест­кой, изощренной и целенаправленной.

Прежде всего было освоено упраж­нение по выслеживанию друг друга: один солдат шел по следу сослуживца, потом они менялись ролями, расстояние же поиска постоянно увеличивалось.

Много времени уделялось походам по джунглям, при этом дополнительно велись занятия по инстинктивной стрель­бе и по правильному применению в слу­чае необходимости условных и безуслов­ных рефлексов. Особый упор делался на обучение бесшумному передвижению по лесу, саванне и бушу. В качестве средства связи бойцы использовали только сигна­лы рукой. Еще они научились ловко при­менять специальные свистки собаководов: ими свистели таким образом, что издава­емый тихий звук очень походил на жуж­жание одного местного жука, и то, что это свистит человек, было понятно толь­ко «своему», а «чужой» проходил мимо, ничего особенного не замечая.

Как только каждый боец ПБС про­чно закреплял навыки действий следо­пыта в индивидуальном порядке, Сэйвори переходил к следующей стадии обучения — коллективной работе. Для этого образовывались три группы, каж­дая — в составе четырех человек: контро­лер, основной, правофланговый и лево­фланговый следопыты. Отправляясь на задание, три следопыта группировались в виде латинской буквы V: левофланговый и правофланговый располагались немно­го впереди и сбоку, подстраховывая и при­крывая в случае необходимости основно­го, который, собственно говоря, и шел по следу, сконцентрировав на нем все свое внимание. Контролер находился позади своих товарищей, и в его задачу входило координировать действия членов группы и контролировать их передвижение. Все бойцы ПБС обучались работать во всех четырех ролях. Кроме того, дабы избежать рутины и привы­кания к стилю, манерам и характеру одних и тех же сослуживцев, состав каж­дой группы подвергался периодическим ротациям. Одно из самых эффек­тивных и полезных упраж­нений состояло в том, что группа «беглецов» совер­шала весьма длительный переход по бушу и, воору­женная рогатками, устраи­вала засаду на группу «пре­следователей» (с аналогичным вооружением), шедшую за ней по следу. Выполняя данное задание, бойцы, с одной стороны, учились определять вероятные места засад противника, а с другой — сами правильно устраивать засады и умело маскировать­ся. Болезненные же синяки от попаданий камней из рогаток прекрасно отучали их от малейшей беспечности при выполне­нии боевого задания.

С каждой неделей расстояние поис­ка увеличивалось все больше и больше, в конце концов курсанты, приобретшие столь необходимую для своей службы выносливость мула, могли идти по следу несколько суток кряду, не испытывая осо­бых затруднений и делая лишь краткие привалы.

Предпоследним этапом программы стало обучение солдат способам скрывать и заметать свои следы, всячески запуты­вать противника, избегать обнаружения и надежно прятаться в буше.

Последним тактическим упражнени­ем было соревнование между всеми тремя группами следопытов. Каждому бойцу (одетому, кстати, в обычную форму, состо­явшую из шорт, рубахи, широкополой шляпы и армейских башмаков с высоким берцем) выдавался крайне скудный паек (четыре пакетика с чаем и чуть больше ста граммов рисовой крупы в мешочке; воду надо был найти самостоятельно). Каждой группе вручалось несколько топографи­ческих карт окружающей местности, на которых намечались примерные марш­руты движения всех групп, причем так, чтобы они несколько раз пересекались. Общая продолжительность маневров составляла 7 суток, но на практике справлялись за меньший срок. По условию игры одна группа должна была найти и обезвредить две остальные; при этом если одной группе удавалось «уничтожить» («захватить в плен») соперников, то побе­дители могли забрать у побежденных все что угодно. Поэтому следившие за ходом учений Сэйвори и важные чины из Сол­сбери пару раз стали свидетелями не сов­сем обычной для Африки картины, когда «бледнолицые братья» в совершенно голом виде, раздосадованные и расстро­енные, брели по бушу, пытаясь отыскать хоть что-нибудь из своего обмундиро­вания. Кстати, во время этой последней фазы подготовки использовались уже не рогатки, а винтовки с боевыми патрона­ми, дабы приучить курсантов к суровым реалиям настоящей войны.

После окончания курса обучения первые 12 бойцов ПБС были переведены в активный резерв. Они разъехались по домам, вернулись на службу в охотничий департамент и стали терпеливо ждать, когда стране понадобятся их высокий профессионализм, отточенное мастерство и уникальные познания.

Ждать им пришлось недолго. Впервые подразделение боевых следопытов приня­ло участие в операции по обезвреживанию террористов уже в 1967 году.

 

Сафари на людей в долине Замбези

В том году напряженная ситуация сложилась в Северном Машоналенде (Машоналенд — регион, населенный народом шона), куда в значительном количестве просочились боевики со своих баз в Замбии. Около 110 мятежников, сумевших незаметно пробраться через границу, оборудовали в дебрях долины реки Замбези несколько лагерей и бива­ков. Их присутствие обнаружил местный егерь Дэвид Скэммел (позже он перейдет на военную службу, записавшись имен­но в ПБС), проверяя вызвавшие у него подозрение следы на своем участке джунг­лей. Весь личный состав ПБС был срочно поднят по тревоге и получил приказ точно определить местонахождение повстан­цев. Переброшенные в долину Замбези, бойцы скрытно провели тщательную раз­ведку территории, обнаружили бунтовщи­ков, дождались подхода пехотной части и приняли участие в нападении на базовый лагерь неприятеля. Боевики по большей части были либо уничтожены, либо взяты в плен, но те, кто смог ускользнуть в сума­тохе боя, напрасно радовались своему везению. Началась вторая фаза операции: пехота основательно прочесала местность, а солдаты ПБС занялись своим главным ремеслом — выслеживанием партизан.

Именно в ходе данной операций сле­допыт Джо Конвэй упрямо преследовал четырех повстанцев в течение трех дней и ночей по пересеченной местности, пок­рыв расстояние в 60 миль. Погоня закон­чилась успешно: полностью деморали­зованные, ошеломленные и загнанные почти насмерть боевики в конце концов просто выбились из сил, остановились, подняли руки и сдались на милость неутомимому белому охотнику. Позже, во время судебного процесса над ними, чет­веро пленников сетовали на то, что Конвэй безжалостно и хладнокровно гнал их, будто диких зверей во время сафари. А для Джо и всех его сослуживцев эти жалобы звучали приятной музыкой и были лучше всяких похвал и наград.

 

Экскурсия к водопаду Виктория

Прошло два года прежде чем ПБС вновь было брошено на поиски террорис­тов. В декабре 1969 г. партизаны прове­ли хорошо скоординированную опера­цию, атаковав одновременно аэропорт города Виктория-Фоллз (близ всемирно известного водопада Виктория) и мест­ную казарму БЮАП, а также взорвали здесь полотно родезийско-замбийской железной дороги. Восемь часов спус­тя две группы ПБС, переброшенные из Солсбери в этот район туристичес­ких достопримечательностей, провели тщательный осмотр местности, придя к заключению, что напавший на Вик­тория-Фоллз отряд состоял ровно из 22 человек. Следопыты не успели отпра­виться на охоту в первый же день, так как над районом пронесся сильнейший ливень с ураганным ветром, и все следы были смыты.

Несколько дней спустя патруль БЮАП обнаружил неподалеку от города свежие подозрительные следы, и вторая группа ПБС срочно выехала на обследо­вание территории.

Бойцы прошли по следам несколь­ко миль и добрались в конце концов до места, где человек, их оставивший, сде­лал не очень удачную попытку их стереть. Солдаты определили, что, во-первых, именно следы подобного типа были обна­ружены ими в Виктория-Фоллз перед бурей, и, во-вторых, террористы, веро­ятнее всего, скрываются в поросшей гус­тым лесом глубокой лощине неподалеку. Держа автоматические винтовки нагото­ве, четверо бойцов осторожно двинулись вперед. Не успели они пройти и тридцати шагов в густых зарослях, как один из них нашел советский армейский вещмешок, наспех заткнутый в звериную нору. В ходе дальнейшего обследования лощины родезийцы обнаружили точно 22 лежанки и еще 20 вещмешков с боеприпасами, гра­натами, едой и одеждой. По всем приме­там мятежники решили быстро оставить лагерь, узнав, что по их следу идет группа профессиональных военных следопытов, и предположив, что за нею вступят в дело основные силы родезийцев.

Несмотря на отсутствие какого-либо контакта с неприятелем, ПБС уже одер­жала важную победу, так как боевики не только лишились своего тайного логова, но и вынуждены были отступать, разделившись на мелкие группы, что, в свою очередь, делало их крайне уязвимыми для армейских и полицейских патрулей.

Однако приключения на этом не закончились.

На небе собирааись тяжелые тучи, поэтому следопыты решили, что при такой погоде преследовать неприятеля бесполезно, и в быстром темпе, до дождя, добрались до своих. Скоро начался силь­ный ливень, продолжавшийся всю ночь и немного утихший лишь к рассвету.

Отправившиеся ранним утром на патрулирование пехотинцы, обнаружив неподалеку от города свежие следы, сразу вызвали группы ПБС. Бойцы шли по следу несколько миль, пока не добрались до заброшенной каменоломни, являвшей­ся, по всей вероятности, местом встречи террористов. Одна группа следопытов, обследуя подозрительную тропинку, вско­ре обнаружила трех партизан, сидевших на корточках под густым деревом, укры­вавшихся таким образом от продолжавше­гося дождя. Помня все соответствующие уроки школы Сэйвори, бойцы бесшумно подобрались к террористам на расстояние 20 шагов, трое из них медленно подняли винтовки, тщательно прицелились, и... три выстрела, три трупа!

За несколько последующих дней все мятежники, напавшие на Виктория-Фоллз, были обнаружены и нейтрализо­ваны, причем успех операции стал прежде всего следствием высокого профессиона­лизма солдат ПБС.

 

Эпилог

Затем в течение почти пяти лет под­разделение боевых следопытов прини­мало участие едва ли не во всех операци­ях, связанных с пресечением заброски мятежников на территорию Родезии.

Силы безопасности, располагая квали­фицированной развединформацией, пре­доставляемой следопытами, провели до сотни успешных рейдов против повстан­цев. Благодаря прямому вмешательству горстки бойцов ПБС было уничтожено большое количество боевиков, при этом погиб всего один военный следопыт. Однако, по иронии судьбы, именно столь удачные действия следопытов стали основной причиной расформирования их отряда (впрочем, подобное часто проис­ходит в армиях самых разных стран мира). В связи с тем, что тактические и техничес­кие наработки, впервые опробованные бойцами ПБС, оказались очень резуль­тативными, родезийское правительство приняло решение распространить их методику на всю армию, а не замыкать ее лишь в одном уникальном спецподразде­лении. Вначале в 1974 году пришло распо­ряжение о слиянии ПБС с «Селус Скауте», а затем несколько ветеранов-следопытов получили приказ организовать на берегах озера Кариба «Родезийскую школу сле­допытов и специалистов по выживанию в условиях дикой природы Африки» (зна­менитая «Вафа-Вафа»).

Через этот прославленный центр по самой разносторонней подготовке спец­наза прошли сотни родезийских солдат, как белых, так и чернокожих (тренировав­шихся в основном для «Селус Скауте»), а также несколько десятков военнослужа­щих из ЮАР и ряда дружественных Роде­зии стран Запада.

 

* * *

Подразделение боевых следопытов находится как бы в тени таких славных родезийских частей, как «Грей Скауте» и «Черные дьяволы», легкая пехота и «Селус Скауте», африканские стрелки и САС. Однако никто из разбросанных сейчас по всему свету настоящих родезийцев не забывает, что их страна так долго и успеш­но противостояла жестоким и коварным партизанам из ЗАНУ и ЗАЛУ в немалой степени благодаря предусмотрительнос­ти мудрого Аллана Сэйвори и великому профессионализму немногих выпускни­ков его фактически личной специализи­рованной школы военного и охотничьего искусства.

(А.Мезенцев, журнал «Солдат удачи», 1/2005)

www.modernarmy.ru

Война в Родезии. Африканские войны современности [Maxima-Library]

Война в Родезии

Бывшая колония Великобритании Южная Родезия 11 ноября 1965 г. объявила о провозглашении независимости в одностороннем порядке. Правительство Её Величества, как и правительства других стран, этого не признало. Совет Безопасности ООН принял решение о применении экономических санкций. Главная причина — сохранение в Родезии власти белого меньшинства. Первые боевые действия начались ещё в 1964 г. Однако после объявления независимости в 1965-м они постепенно переросли в полномасштабную войну.

Война в Родезии (1964–1979 гг.) условно делится на два примерно равных по времени периода. Первый (1964–1972 гг.) характеризуется стабильной и успешной защитой границ страны правительственными войсками. Рейды повстанческих групп легко отслеживались и пресекались. Этому способствовало то, что ситуацию в соседнем Мозамбике контролировали португальские войска (см. главу «Войны в португальских колониях»), На границе с Замбией вдоль озера Кариба и реки Замбези до мозамбикской границы была создана оборонительная линия из укреплённых лагерей (по 30 человек в каждом) с интервалом в восемь километров. Активность партизан со стороны Ботсваны на протяжении всего конфликта оставалась очень невысокой. Граница с ЮАР была безопасной по понятным причинам. Союзнические отношения с Португалией и ЮАР помогали родезийцам легко обходить международную блокаду.

При этом почти с самого начала войны подразделения родезийской SAS, созданной по образцу британского аналога проводили успешные рейды в Мозамбик против баз повстанцев.

Второй период (1972–1979 гг.) войны — период резкой активизации повстанческих движений. В апреле 1974 г. в Лиссабоне произошла революция гвоздик, колониальная империя Португалии рассыпалась, и уже в июне 1975 г. власть в Мозамбике перешла к движению ФРЕЛИМО — союзнику родезийских партизан. Таким образом, мозамбикская граница (800 км) также оказалась отрытой для партизанских рейдов. В ответ правительство Родезии призвало больше резервистов. Изменилась тактика — от «защиты и удержания территории» они перешли к «поиску и уничтожению» противника. В августе 1977 г. в Мозамбике «Скауты Селуса» разгромили лагерь в Ньядзонья, в мае 1977-го — штаб повстанцев в Мапаи. В ноябре 1977-го родезийская армия провела комбинированное трехдневное наступление против лагерей ЗАНЛА в Чимойо и Тембуе (операция «Динго»). Все операции были объявлены успешными (хотя при этом были убиты сотни мирных жителей), но рейдов повстанцев с территории Мозамбика не остановили. 1978 г. прошёл под знаком атак вертолётов и штурмовой авиации ВВС Родезии (Canberra В2 и Hawker Hunters) против лагерей повстанцев в Мозамбике и Замбии. Последняя масштабная операция «Новая Чимойо» с использованием артиллерии и авиации была проведена в сентябре 1979 года.

Противники — Союз африканского народа Зимбабве (ЗАПУ) под руководством Джошуа Нкомо и Африканский национальный союз Зимбабве (ЗАНУ) Роберта Мугабе. ЗАПУ имел влияние среди народа ндебеле (этническое меньшинство), ЗАНУ — среди шона. Движения лишь в 1976 г. создали формально единый «Патриотический фронт». В плане помощи ЗАПУ ориентировался на СССР и страны Варшавского договора, ЗАНУ — на Китай и Румынию. Военные базы 3AHЛA (Африканская национально-освободительная армия Зимбабве) — боевого крыла ЗАНУ располагались в Мозамбике, ЗИПРА (Народно-революционная армия Зимбабве) — боевого крыла ЗАПУ — в Замбии. С июля 1978 г. бойца ЗИПРА проходили обучение под руководство советских военных советников и инструкторов в Анголе.

Несмотря на санкции и крайне ограниченные людские ресурсы (в 1963 г. в стане было всего 223 тысячи белых), правительство Яна Смита сумело создать небольшие (10 800 человек к 1978 г., и 40 тысяч резервистов), но очень боеспособные вооружённые силы. Четыре пехотных бригады, батальон коммандос, больше известный как «Родезийская лёгкая пехота», артиллерийские и инженерные части. ВВС — около ста боевых самолётов и вертолётов. Особенно многочисленны были подразделения спецназа, среди которых выделялись родезийская SAS (250 бойцов) и «Скауты Селуса» (до тысячи бойцов), конное разведподразделение «Серые скауты» (200 человек), «Родезийский бронекавалерийский корпус» (не смотря на корпусное наименование был не больше батальона — до 500 человек).

Но фактически вся армия Родезии была одним большим спецназом, учитывая жёсткую программу подготовки бойцов и достаточно единообразную тактику всех частей. В основном использовались наземные и воздушные рейды при действиях небольшими группами. Самое большое количество войск приняло участие в операции «Новая Чимойо» — 500 человек. Армию поддерживали подразделения полиции (11 тысяч служащих, до 35 тысяч резервистов). Необходимо отметить, что большинство частей силовых структур Родезии были укомплектованы чернокожими. Серьёзным, впрочем, был и процент белых наёмников из стран Западной Европы, ЮАР и США. Американцы особенно ценились из-за опыта недавно закончившейся войны во Вьетнаме.

Что касается повстанческих движений, то как в тактическом, так и в стратегическом плане они действовали по-разному. Партизаны 3AHЛA не оставляла бесконечных попыток прорваться в глубь Родезии довольно небольшими силами, и часто терпела поражения. ЗИПРА напротив больше уделяла внимание разведке и поддержанию связей со своими сторонниками, стараясь не ввязываться в серьёзные боевые действия. А вот в стратегическом отношении ЗИПРА переигрывала 3AHЛA, выжидая пока та и родезийская армия истощат друг друга. С помощью советских и кубинских советников формировалась настоящая регулярная армия с небольшими бронетанковыми подразделениями. В СССР готовили и летчиков для ЗИПРА, но самолёты поставлены не были. К концу войны командование ЗИПРА разработало стратегический план Zero Hour, который предполагал классическое вторжение из Замбии в Родезию при поддержке бронетехники и авиации. Но после начала процесса политического урегулирования он уже был не нужен.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Родезия — неизвестная война (статья прородезийская)

Родезия… Молодому поколению это слово не скажет почти ничего. А вот люди постарше, наверное, припомнят статьи в «Правде», в которых советские журналисты клеймили и бичевали «Яна Смита, палача Родезии, залившего кровью страну». Его называли «послушной марионеткой британского правительства», а режим «озверевшего от крови расиста» «опирался на штыки белых наёмников» и «держал в страхе коренное чёрное население». Он даже вошел в фольклор благодаря Михаилу Жванецкому — помните: «этот Смит, такой головорез, такое вытворяет...». В 1980 понятие «Родезия» исчезло с политической карты мира — вместо этого появилось государство Зимбабве, к власти в котором пришло «прогрессивное народное правительство». Ну, а далее в СССР началась перестройка, и маленькое африканское государство вообще перестало кого-либо интересовать — до него ли было, когда в стране началось такое…

Между тем пример Родезии в некотором роде уникален. Если государство обладает большой территорией, большой армией и ядерным оружием, с ним поневоле приходится считаться. В данном же случае территория была маленькая, армия небольшая, ядерного оружия и в помине не было. Но к югу от Сахары ни одна страна не рисковала в открытую связываться с Родезией. По одной простой причине — все 15 лет, что существовало независимое государство Родезия, там шла беспощадная война с террором, и эта война вышколила армию Родезии до совершенства. Вооруженные силы страны были едва ли не самыми грозными, когда-либо появлявшимися на африканском континенте, за исключением, быть может, Южной Африки. В 1980 война закончилась, и бело-зеленый флаг страны был спущен. Но необходимо помнить, что причиной тому были политические действа, а не капитуляция. Родезийцы проиграли войну, но не проиграли ни одного сражения. А одно из подразделений родезийской армии за 7 лет своего существования уничтожило 70% всех боевиков, пытавшихся посеять смуту и хаос в стране — при этом потеряв менее 40 человек личного состава.ПРИВЫЧКА ВОЕВАТЬ

История Африки как никакая другая замешана на крови и войнах. Для африканца жить означало воевать, а свое племя ставилось превыше всего. Если ты не совершал рейды на другие племена и не держал в страхе всех, до кого могли дотянуться руки, другие приходили за тобой. Третьего было не дано. Мирные племена могли выжить, только находясь в изоляции, как, например, лесные пигмеи. Остальные были обречены пасть под ударами других воинственных племен.

Так случилось с санами, известными также как бушмены — именно они изначально жили на территории, которую позже назовут Родезией. Санов вытеснили с земли шоны (машоны), в свою очередь подвергнувшиеся атакам матабелов.

Матабелы — общность, отколовшаяся от племени зулу — были воинственным племенем, жившим в основном набегами на соседей маника и шона. Матабелы считали шона рабами, «собаками, поедающими землю», поскольку шона уступали им в воинственности, а значит, никуда не годились, кроме как быть пастухами, носильщиками и слугами воинов. Королевство матабелов расположилось в центре южной части Африки, между реками Замбези, Шангани, Шаше и Лимпопо, откуда они регулярно совершали рейды за скотом и рабами. Это территория была настоящей жемчужиной Африки: там растет все что ни пожелаешь, в ее недрах находятся самые разные полезные ископаемые, а мягкий климат на горном плато позволяет снимать несколько урожаев в год.

Едва заняв территорию, матабелы обнаружили на юге соседей, не считаться с которыми они не могли: с юга Африки шли белые люди. С разрешения короля они начали охотиться на землях матабелов, а также торговать с ними. Рассказы о богатой земле к северу от Лимпопо стали овладевать умами поселенцев, искавших свое счастье на юге Африки.

Мечты воплотил в жизнь один из величайших людей, когда-либо появлявшихся на Земле — премьер-министр Капской колонии Сесил Джон Родс, финансовый и промышленный магнат, строитель империи.

В 1889 королева Виктория даровала Родсу Королевскую Хартию — грамоту, разрешающую создание частной компании — «с целью освоения территории к северу от Лимпопо». Для этой цели была образована Британская Южно-Африканская Компания — выражаясь нынешним языком, «частная лавочка». С королем матабелов Лобенгулой Родс заключил договор, дававший ему эксклюзивное право на разработку недр территории.

И на север пошел отряд первопроходцев, «Колонна пионеров». 13 сентября 1890 лейтенант Тиндэйл-Биско воткнул в землю британский флаг и заложил форт Солсбери — будущую столицу государства. Поначалу матабелы не испытывали к белым вражды. Но когда Британская Южно-Африканская Полиция — вооруженные отряды первопроходцев — попыталась прекратить набеги матабелов на шона, то матабелы восстали: война для них была единственно возможным способом существования, а юноша не считался мужчиной до тех пор, пока не умыл свое копье кровью врага или пленника.

Воины-матабелы были одними из самых серьезных противников на всем юге Африки. Импи (полки) короля Лобенгулы наводили страх на все остальные племена. Бесстрашие матабелов вкупе с умением и привычкой воевать заставляли относиться к ним со всей серьезностью. На стороне черных были массы воинов и храбрость. На стороне белых — новое оружие, военная хитрость и вера в свое дело, которое они считали правым безо всяких оговорок. После нескольких неудачных восстаний черные смирились с тем, что белые пришли, чтобы остаться.

Территория, которую осваивали белые, поначалу не имела названия — ею управляла Британская Южно-Африканская Компания, детище Родса. Позже, когда человек, мечтавший видеть Африку британской от Каира до Кейптауна, (и едва в этом не преуспевший), умер, страну, которую он образовал, назвали в его честь — Родезией. С самого начала эта подконтрольная британская территория отличалась от остальных владений Соединенного Королевства: в отличие от Австралии или Новой Зеландии, в которых большинство иммигрантов составляли люди низших классов, Южная Родезия — так она тогда именовалась — была землей, куда шли не столько искатели легкой наживы, сколько умные и стойкие люди, готовые жить суровой, но интересной жизнью.

ПРОВАЛИВШИЙСЯ РЕЙД

В истории любой страны есть некоторые ключевые моменты, о которых историки любят писать в духе: «А что, если бы?..» В истории Родезии таких было несколько.

Первым таким моментом стал рейд доктора Леандра Джемисона на Трансвааль в конце 1895. Ближайший товарищ Сесила Родса, один из администраторов Родезии (управлявший одной из ее областей) организовал и возглавил набег на территорию республики Трансвааль. Причиной его была дискриминация прав англичан в Трансваале. Джемисон (и Родс) надеялись поднять в Трансваале восстание и воспользовавшись моментом, сместить президента Крюгера, яростного бурского националиста, поставив на его место умеренного политика. Дивиденды в случае успеха были бы колоссальными: весь юг Африки (Капская колония, Оранжевое государство, Наталь и Трансвааль) был бы объединён в некое подобие федерации, а в перспективе — и в единое государство. При добавлении к этому Родезии, а также территории Бечуаналенда и Северной Родезии (нынешних Ботсваны и Замбии) перспективы открывались просто захватывающие — над всей южной Африкой реял бы «Юнион Джек». Ну, а далее можно было бы потеснить португальцев и немцев — юг африканского континента того стоил.

Но рейд провалился. Джемисон был вынужден сдаться, был выдан Англии и судим как преступник: всё же имело место явное нарушение международного права. Но в Англии огромная часть населения считала Джемисона и компанию героями. Рейд Джемисона потряс английское общество, и однозначного решения никто вынести для себя не мог. Именно судьба Джемисона, его рейд, заключение, суд над ним и отношение британской публики к нему вдохновили Киплинга на его знаменитые строки стихотворения «If»: «Владей собой среди толпы смятенной, тебя клянущей за смятенье всех…» Джемисон для Киплинга был великим подвижником, который пролагал Британии путь в неизведанные страны, умел идти на отчаянный риск, а, оказавшись в тюрьме, под угрозой смертной казни, проклинаемый даже соотечественниками, отвечал и за свой поступок, и за его провал.

Воспользовавшись тем, что практически все вооруженные силы белых участвовали в рейде, в марте 1896 матабелы подняли восстание, распространившееся по стране как пожар. Сотни белых мужчин, женщин и детей по всей территории были жестоко убиты, поскольку силы, способной защитить их, не было. Восстание было подавлено, но в памяти матабелов оно осталось как «Чимуренга» — освободительная война. Позже, во второй половине ХХ века, второй чимуренгой назовут войну, направленную на свержение правительства Родезии и увенчавшуюся успехом в 1980-м.

Остальные последствия рейда Джемисона были не менее тяжелыми. Крюгер не только остался президентом Трансвааля, но еще более упрочил свои позиции. Буры стали все теснее сближаться с немцами, активно пытавшимися урвать свой кусок пирога в Африке. В конечном итоге противоречия между англичанами и бурами вылились в кровопролитную войну. Сесил Родс был вынужден подать в отставку с поста министра, и в Лондоне серьезно решался вопрос, не отозвать ли у него королевскую хартию на управление территорией, известной де-факто как Родезия. Но Родс был настолько значительной фигурой, что сделать такого не решились.

Еще одно последствие этого рейда «рвануло» спустя многие годы. Изданная было прокламация, объявлявшая Бечуаналенд (ныне Ботсвану) территорией, подконтрольной Британской Южно-Африканской Компании, была аннулирована в январе 1896. Страна была объявлена британским протекторатом. Территория к северу от Замбези (позже Северная Родезия, ныне Замбия) и Южная Родезия оказались разделенными. Не случись рейда Джемисона, эта земля могла бы стать единой. Многих событий второй половины ХХ века там могло и не произойти.

ВЫБОР СЕРДЦЕМ

Второй такой точкой был 1922 год. В юридическом смысле Родезия никогда не была английской колонией. Уже в 19 веке Лондон стал уставать от прямого правления заокеанскими территориями. Что касается Родезии, то при дворе полагали так: если компания Родса преуспеет, то у Лондона найдутся силы аннексировать новую территорию, если же она провалится, то не за счет британских налогоплательщиков.

Компания стала развиваться, количество белых увеличиваться, на территории начали расцветать промышленность, сельское хозяйство и торговля. Поскольку официальный Лондон не намеревался взваливать на себя финансовое бремя управления этой территорией, то как мера самоуправления был избран Законодательный совет, управлявшийся администратором Компании. После смерти Родса страна, не имевшая названия, стала называться (сначала неофициально, потом это закрепилось в документах) Южной Родезией. Северная Родезия (ныне Замбия) изначально была колонией и колонией оставалась на всем протяжении своей истории. Южная Родезия была де-факто самоуправляемой территорией, де-юре находясь в руках частной организации и не имея суверенитета — БЮАК и территория, ею управляемая, находилась под эгидой короны. Бечуаналенд едва не вошел в состав Родезии, но после провала рейда Джемисона остался британским протекторатом.

Белые поселенцы, оседавшие в стране (не говоря уж о тех, кто там родился) начинали считать себя родезийцами — особой нацией белых африканцев, white tribe, «племенем белых», как их называли черные. Однако в годы, когда опасность грозила Англии, родезийцы вставали под ружье не колеблясь и не спрашивая, стоит ли. Южной Родезии было обещано самоуправление еще в 1914, но помешала война. Родезия послала на фронт 5000 белых (25% тогдашнего белого населения страны) и 2000 черных. В процентном отношении на душу населения Родезия послала на европейские фронты больше своих солдат, чем остальные страны Британского содружества.

После Первой Мировой войны Родезия, в отличие от Европы, процветала. В стране была хорошо развитая экономика, прогресс был налицо, а расовые отношения, несмотря на войны конца XIX века, были на удивление терпимыми (объяснялось это просто — когда есть работа, враждовать как-то не тянет). В общем, во многих отношениях с родезийцев можно было брать пример. В Лондоне также учитывали вклад Родезии в дело войны. В итоге после переговоров Британия предоставила Родезии выбор: присоединиться к Южно-Африканскому Союзу в качестве пятой провинции или же стать самоуправляемой территорией с «ответственным правительством». В этом случае страна будет обладать всеми полноправными привиллегиями, кроме ведения внешнеполитических вопросов.

Референдум, прошедший в 1922, выявил, что родезийцы всё же хотят жить отдельно. Несмотря на уговоры Яна Смэтса, тогдашнего премьер-министра Южной Африки, прибывшего с этой целью в Родезию и агитировавшего родезийцев в пользу первого варианта, родезийцы «проголосовали сердцем». Большинством голосов, 2:1, поселенцы выразили решимость иметь «ответственное правительство». В Южной Африке было слишком много неанглийского населения, и родезийцы справедливо опасались, что их образ жизни окажется под угрозой. Терять свою национальную идентичность им не хотелось — Смэтс и его единомышленники были своими, но как насчёт других? Пусть лучше остаются друзьями и добрыми соседями.

Вот так, проголосовав сердцем, Родезия проскочила один из поворотных пунктов в своей истории. Вступив в ЮАС, Родезия бы приобрела больше, чем потеряла: более диверсифицированная экономика, устранение торговых и таможенных барьеров, развитие транспорта и доступ к морю стоили того. Но… События 1922 года неожиданно всплыли четверть века спустя — в другой ключевой момент. В 1948году в Южной Африке к власти пришло правительство Даниэля Малана — его Национальная Партия, опиравшаяся на африканеров, выиграла выборы в парламент у объединенной партии Яна Смэтса с перевесом в три голоса в парламенте. Это был шок. Будь тогда Родезия провинцией Южной Африки, партия африканеров, очевидно, не получила бы большинства в парламенте, и история могла бы пойти по-другому. Прежде всего, не была бы воплощена в жизнь система апартхайда, «раздельного проживания», явившаяся первопричиной многих конфликтов в ЮАР. Столь необходимая иммиграция в страну европейцев, резко остановленная с приходом к власти националистов, продолжилась бы. Расовые отношения также могли бы развиваться по-другому: именно при апартхайде азиаты и цветные (официальная этническая группа в ЮАР) были исключены из белой общины.

Но случилось то, что случилось, и две страны зажили раздельно. Южная Родезия стала полноправной самоуправляемой территорией, входящей в состав Британской империи. Номинальную власть осуществлял губернатор, присылаемый из Лондона, на практике же родезийцы принимали собственные законы, налоги, осуществляли администрирование и т.д. Все дела, связанные с Южной Родезией, велись в Лондоне Управлением по делам Доминионов (а не Колоний, как все остальные территории).

НЕЗАВИСИМОСТЬ

После Второй Мировой, когда в Африке начало набирать силу националистическое движение, Лондоном была предпринята попытка создать новое государственное образование — Федерацию Северной Родезии, Южной Родезии и Ньясаленда (ныне Малави). В 1963 это мертворожденное государство распалось, и Родезия вернулась к статусу особого доминиона. Остальным двум территориям Британией была поспешно дана независимость — но не Родезии. Родезийцы, во-первых, удивились, а во-вторых, почувствовали себя оскорбленными.

С 1950-х в Африке стремительно начал набирать обороты процесс «деколонизации». В то время как мир приветствовал «освобождение от колониального ига», изнанку этого вопроса не хотел видеть никто. А она заключалась в следующем. То, что в либеральной печати именовалось «приходом к власти национально-освободительных сил», на деле оборачивалось хаосом, смутой и гражданской войной. Проще говоря, африканские страны не умели и не могли распорядиться полученной независимостью. С середины ХХ века само упоминание о том, что расы разные, стало считаться расизмом. Расизм был объявлен в обществе non grata. Человек, на которого навешивали ярлык расиста, мог не рассчитывать на хорошую публичную карьеру. Естественно имелся в виду только белый расизм, а посему «некоторые эксцессы и перегибы» со стороны черных в новопровозглашенных государствах Африки опускались — ну, бывает, что делать... При этом стыдливо обходился стороной расизм чёрный, который составлял суть всей африканской политики. Трайбализм — приверженность интересам своего племени (клановость, тейповое родство, если удобно), помноженный на местные условия, при которых жизнь человека всегда была дешевле гнилого банана — и в результате прилично развитая страна, при колонизаторах «страдавшая от непосильного бремени», внезапно скатывалась в хаос, а потом в ней прочно воцарялся диктатор, удобства ради прикрывавшийся какими-нибудь демократическими атрибутами.

Когда по всей Африке народ стал сбрасывать «узы колониализма», перед Британией резко встал вопрос о «даровании» независимости ее бывшим территориям — в противном случае они бы взяли ее сами. В этом вопросе Лондон принял позицию трусоватого умиротворения лидеров националистических движений — конституции бывших колоний строились, чтобы обеспечить формальное равенство, но на самом деле призваны были для воплощения в жизнь идей черного большинства. Белая власть признавалась теперь нелегитимной. Сочетание усталости от двух мировых войн, общее отсутствие политической воли у Британии и откровенное нежелание заниматься какими-либо вопросами, кроме обустройства собственной жизни, привело к тому, что независимость стала раздаваться африканским странам с потрясающей скоростью, порой просто неприличной. То, что бывшие колонии в принципе не были готовы к самоуправлению, преднамеренно игнорировалось, не говоря уж о том, что переход от колонии к независимости осуществлялся едва ли не за один месяц. Мнения, не совпадавшие с точкой зрения черных националистов и склонявшихся перед ними белых политиков, громогласно объявлялись расизмом, который надлежит уничтожить, желательно физически и до последнего человека.

Практически везде события развивались по одной и той же схеме — независимость, гражданская война, воинствующий трайбализм, запредельная коррупция властных структур, расизм, голод, подавление свобод и т.д. Бывшие процветавшие колониальные государства превращались в независимые руины. Так было в Нигерии, Уганде, Руанде, Чаде, Анголе, Мозамбике. Трайбализм — идеология племенного превосходства — был чумой всего континента; в случае с колониями местным администрациям удавалось его сдерживать и вразумлять, но как только племенам сказали, что они свободны и равны, они тут же занялись резней соседей. В некоторых странах это был самый настоящий полномасштабный геноцид — уже никто не скажет, сколько именно народностей и племен было истреблено исключительно по расовому признаку в Бурунди, Уганде или Нигерии. В Мозамбике идеология марксистов, творчески переработанная с поправкой на местные условия, привела к тому что экономика некогда великолепной страны превратилась в ничто. Анголу начала сотрясать непрерывная гражданская война, грозившая выплеснуться на другие страны. Если бы не титанические усилия ЮАР, защищавшей Намибию и время от времени напоминавшей ангольским террористам с какого конца надо есть редьку, неизвестно, чем бы все кончилось.

То, что новые независимые нации немедля погружались в хаос и анархию, британское правительство (а, равно как и другие европейские правительства) не волновало — зато у них есть демократическая конституция и суверенитет. Европа тщательно культивировала у себя комплекс неполноценности в виде чувства вины перед бывшими колониями и заискивания перед африканскими националистами. Сами же независимые и равные, порой того не ведая, плясали под дудку Москвы или Пекина, не подозревая, что Кремлю или Мао их страны нужны только как кладовые или плацдарм — судьбы новых наций их не волновали.

Родезийцам, жившим в мирной спокойной стране без особых проблем, события в соседних странах не прибавляли оптимизма. Начиная с конца XIX и до 1962 года, полиция Родезии не носила — и тем более не применяла (!) — оружия. Местное самоуправление осуществлялось с помощью племенных вождей и местной администрации. Уровень безработицы в стране был минимальным, иммиграция в страну — высокой, поскольку по уровню жизни Южная Родезия занимала первые строки в рейтинге африканских стран. Родезийская сельскохозяйственная продукция исключительно высоко котировалась как в Африке, так и в мире — мраморная говядина считалась деликатесом, вина соперничали с ЮАРовскими, а кукурузой, чаем и табаком страна снабжала соседние страны в избытке.

Официального, закрепленного в законах апартхайда, как было у соседей в ЮАР, в Родезии не было. Как не было и критических расовых проблем — подавляющее большинство чёрных нисколько не волновало, что ими правят белые, до тех пор пока белые строили школы, больницы и обеспечивали черных работой. Однако это не устраивало т.н. «цивилизованный» мир. И прежде всего Британию.

Британское содружество наций напоминало Ноев ковчег. Наряду со странами, в которых были нормальные традиции правления, как, например, Канада, Австралия и Новая Зеландия, равное с ними место и положение в этой организации заняли страны, в которых правили бывшие сержанты колониальных войск, нахватавшиеся знаний доктора и прочий люд, решивший, что он умеет править лучше, чем белые. Под давлением этих «образцов демократии и свободы», а также под сильнейшим прессом со стороны Организации Африканского Единства (еще одной теплой компании людоедов) Британия взяла назад свое обещание предоставить Родезии независимость, мотивировав это тем, что в бывшей колонии должно воцариться правление черного большинства, а не белого меньшинства. То, что у Родезии был 40-летний опыт мирного демократического самоуправления, что в стране проводились регулярно честные и свободные выборы (не под угрозой автоматов, как было повсеместно в Африке), то что белые и черные решали там свою судьбу сами, а не так, как им предписывал Лондон — это, естественно, игнорировалось. Для умиротворения т.н. «мирового общественного мнения» и требований ОАЕ Британия была готова сдать Родезию. Единственное, к чему оказался не готов Лондон — это к тому, что родезийцы сами решат, что им делать. В 1964 к власти в Родезии пришла партия Национальный Фронт во главе с героем Второй Мировой войны, военным лётчиком Яном Смитом. После сколь продолжительных, столь же и безуспешных переговоров, призванных найти устраивающее всех решение, 11 ноября 1965, в символический день — день окончания Первой Мировой, Ян Смит объявил Родезию независимой, а в 1970 Родезия стала республикой.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Англия была категорически не готова к такому обороту событий. Решение Родезии было расценено как «мятеж в колонии» (тот факт, что Родезия никогда не была колонией, английское правительство упорно игнорировало). От прямого военного вмешательства Лондон благоразумно воздержался. Во-первых, родезийцы славились своим умением воевать до конца. Именно они составляли костяк британских коммандос, партизанивших в Северной Африке. Во-вторых, это могло грозить пусть не очень большим, но всё же мятежом в британской армии — родственные связи между британцами и родезийцами были на редкость тесными. Британия добилась того, чтобы против Родезии были введены политические и экономические санкции, но ощутимого результата это не принесло — некоторое количество стран Родезию официально признало, и с помощью Южной Африки и португальского Мозамбика санкции успешно обходились. Призыв премьер-министра к родезийцам опираться на собственные силы вызвал в стране экономический подъем, и родезийский доллар на юге Африки стал такой же желанной валютой, как и юаровский рэнд.

В данном вопросе в унисон с капиталистическими странами выступили и социалистические. Режим Яна Смита был заклеймен как расистский, и СССР, Китай и КНДР начали оказывать военную и финансовую помощь черным террористам — сначала втихую, а потом и открыто.

С первых же дней Родезия начала подвергаться атакам как внутри страны, так и за ее пределами. Поначалу это были нападения, грабежи и убийства. Но по мере того, как националистическое движение ширилось, подпитываемое щедрой рукой других государств, террористические нападения стали напоминать полномасштабную войну. В игру закулисно вступили Москва, Пекин и Пхеньян. Свой интерес имелся, естественно, и у Лондона — там не могли примириться с тем, что «бывшая колония взбунтовалась», и поэтому втихаря Англия поддерживала националистические движения. Социалистические страны имели свой интерес. Родезия, хоть и была богатой страной, рассматривалась прежде всего как плацдарм для нападения на ЮАР и уничтожения там «ненавистного режима апартхайда».

Как это часто бывает в Африке, на геополитику наложился племенной вопрос. Национальное движение ЗАНУ — Зимбабвийский Африканский Национальный Союз — и его боевое крыло ЗАНЛА (Народно-освободительная армия), под руководством Ндабанинги Ситхоле, а позже Роберта Мугабе, бывшего школьного учителя, состоял из людей народности шона. ЗАПУ; Зимбабвийский Африканский Народный Союз, и его боевые отряды ЗИПРА (Народно-революционная армия) был партией матабелов, руководимой Джошуа Нкомо. Эти фракции сильно враждовали между собой — сказывалась давняя племенная вражда матебелов и шона — но вынуждены были сохранять некое подобие дружеского союза перед лицом их общего врага — белого правительства Родезии. В Москве было решено поддерживать Джошуа Нкомо — в Кремле его рассматривали как наиболее вероятного кандидата на должность главы нового правительства Родезии. Поэтому из СССР щедрым потоком шло оружие, обмундирование, медикаменты, а руководящие кадры ЗАПУ-ЗИПРА обучались в советских учебных заведениях и лагерях спецподготовки с тем, чтобы вернуться в Африку и на практике применять учение марксизма-ленинизма. Дело дошло до того, что в СССР был разработан план вторжения в Родезию с территории Замбии силами ЗИПРА. Разумеется, в открытую СССР отношения к этому не имел — это просто было национально-освободительное движение, а то, что для этого предполагалось использовать советские танки, МИГи и солдат, обученных советскими офицерами — что ж, помощь угнетаемым братским народам Африки вполне вписывалась в задачи Москвы, и кто бы посмел упрекнуть её в этом?

ЗАНУ-ЗАНЛА в свои ласковые объятья принял Китай. Кадры ЗАНУ проходили подготовку в спецлагерях на территории КНР, а из Пекина в массовом порядке в Африку шли ящики с АК-47. Также бойцов Народно-освободительной армии готовили инструктора из отрядов спецназа Северной Кореи.

Террористы совершали нападения с территории сопредельных государств — Мозамбика, Ботсваны и Замбии — на фермы и приграничные деревни. Чем дальше, тем больше ухудшалось положение — атаки террористов становились все наглее и кровопролитнее. Черные партизаны с помощью сочувствовавших им СМИ постарались донести до сведения всех, что в стране идет Чимуренга, освободительная война, подобная той, которую вели их предки в конце XIX века против белых захватчиков. То что белые захватчики превратили территорию в развитую страну, то что благодаря им подавляющее большинство черного населения имело работу, и то что в этой «освободительной войне» жертвами в первую очередь становились старики, женщины и дети, а также обычные фермеры, скотоводы, священники и врачи, никого не волновало. Жертвы неизбежны — с лицемерно-сокрушенным видом вздыхали европейские и американские политики, находясь за тысячи миль от воюющей страны.

Армия Родезии была хорошо подготовлена, но пресечь подобные атаки с помощью обычных методов ведения войны она не могла. Эта армия была самой эффективной изо всех, которые появлялись когда-либо к югу от Сахары. Ей удавалось в полной мере творить невозможное — порой десантники Родезийской Легкой Пехоты совершали по три боевых десантирования в день (!), а разведчики из отряда Скаутов Селуса за 7 лет своего существования истребили 70% всех бандитов, воевавших против Родезии. Но несмотря на это, воевать против половины мира (фактически) стране с ограниченными ресурсами было крайне сложно. Все время, пока шла война, продолжались переговоры. В итоге к концу 1970-х стороны пришли к соглашению о новом правительстве национального единства. По результатам выборов 1 июня 1979 новым премьером стал епископ Абель Музорева, а страна стала называться Зимбабве-Родезия. Теоретически все санкции с нее должны быть теперь были сняты, поскольку страна обладала демократическим правительством.

Однако, президент Картер, до этого пообещавший снять санкции с Родезии, отказался выполнить свое обещание. Такое решение он принял под влиянием чернокожего посла США в ООН Эндрю Янга, пообещавшего Картеру поддержку со стороны государств ОАЕ (и черных выборщиков в США) в случае, если Картер устранится от снятия санкций. Также не была удовлетворена и Британия. Под давлением все той же ОАЕ (и особенно Нигерии, в открытую пригрозившей прекратить поставки нефти в Британию) Англия отказалась снять санкции. Новое правительство не устроило и черных партизан, мечтавших видеть Родезию черным однопартийным государством. Джошуа Нкомо и Роберт Мугабе, которые в выборах не участвовали с самого начала, поскольку это не отвечало их целям, результаты выборов признать отказались. Музорева, хотя и не являлся идеальным вариантом, большую часть населения устраивал — как белых так и черных. Бандитам, отдававшим приказы убивать священников и детей в новом правительстве места не нашлось. При содействии британского правительства начались новые переговоры.

В итоге правительство Музоревы ушло в отставку, а на начало 1980 были назначены новые выборы. На них победил Роберт Мугабе — его армия ЗАНЛА успешно затерроризировала местное население, заставив его голосовать так, как надо — «голосуй за нас, или твоя семья будет убита». Кампания 1980 по выборам в Родезии сопровождалась угрозами и насилием над мирным населением — однако Лондон заявил, что эти выборы являются самыми чистыми изо всех проводившихся на Африканском континенте. Международные наблюдатели из Британского содружества в это время следили за тем, чтобы Родезийские вооруженные силы были разоружены, а вооруженных бандитов ЗАНЛА, открыто указывавших населению, за кого голосовать, старались не замечать. Излишне говорить, что ни одна из террористических группировок разоружена не была.

Все время, пока продолжались новые переговоры Родезия была «возвращена» под контроль Британии и формально управлялась из Лондона. Над страной больше не развевался бело-зеленый флаг, а реял Юнион Джек. Со стороны Лондона это имело огромное значение — Родезию «поставили на место». На этот короткий период страна стала именоваться «колонией» — британское правительство лишний раз не упустило шанс посильнее оскорбить родезийцев.

18 апреля 1980 на торжественной церемонии Юнион Джек был спущен с флагштока на площади Родса, и вместо него в небо взвился новый флаг — бывшее знамя партии Мугабе с небольшими изменениями. Ян Смит, первый и последний премьер-министр Родезии, не счел для себя возможным присутствовать при том, как погибает страна, в которой он родился и за которую сражался.

ОТ РОДЕЗИИ К ЗИМБАБВЕ

Территория стала называться Республикой Зимбабве. Новый правитель, Роберт Мугабе, принадлежал к племени шона и пользовался поддержкой Пекина и Пхеньяна. Его заклятого соперника, ставленника Москвы матабела Джошуа Нкомо такое положение дел автоматически превращало в проигравшего.

Африканская политика пользуется условностями, эвфемизмами и экивоками в той степени, в которой ей это необходимо для того, чтобы усыпить бдительность врага. Ну и для того, чтобы соблюсти внешние приличия перед западным миром. Но во всем остальном основным ее принципом является старое как мир правило: vae victis, горе побежденным. Должности в правительстве были поделены между победившими. Сам Нкомо, естественно, как участник освободительной войны, тоже получил почетный пост. Правда, реальную власть от него убрать постарались. Получили некоторые посты и ряд функционеров из ЗАПУ — в конце, концов матабелы были второй по величине этнической группой в стране, а вторая гражданская война Мугабе была не нужна, он уже находился у власти. Нкомо, таким положение дел не удовлетворенный, потихоньку начал плести интриги — еще одна sine qua non африканской, да и любой по сути политики. За что и поплатился — через несколько лет он был вынужден уехать из страны в «добровольное» изгнание, а Мугабе, обвинив народ матабелов в «подрывной деятельности против государства», устроил массовый геноцид. За короткий период было физически истреблено, а также выселено и вынуждено бежать за границу около 30000 человек — точные цифры привести невозможно, поскольку международных наблюдателей при этом не присутствовало. Свободный мир, до этого заходившийся в истерике, когда родезийский спецназ уничтожал убийц мирных жителей, на этот геноцид никак не прореагировал.

Поскольку Кремль в той войне поддерживал Нкомо, а выиграл Мугабе, то СССР, выступивший на стороне проигравшего, с точки зрения Мугабе как партнер рассматриваться не мог. Для Москвы это был серьезный промах — в случае победы Нкомо советское влияние в Южной Африке выросло бы до таких высот, что с ним пришлось бы считаться всем. Увы, пришлось ограничиться Анголой и Мозамбиком, где у власти находились вовремя обласканные Кремлем Агостиньо Нето и Самора Машел. Отношения между СССР и Зимбабве не были, конечно, заморожены, но и сердечностью не отличались: да, держава, да, присутствует, но в списке приоритетов не значится. Тем более что Мугабе — человек, без сомнения, умный — предпочитал обходиться без советов Москвы.

Вопреки опасениям, Мугабе, придя к власти, не тронул белое население. Он сделал это потом, в начале XXI столетия, когда перед страной встали уже не просто проблемы, а развал экономики как таковой. Вот тогда он и объявил «черный передел» — попросту санкционировал нелегальный захват земель белых фермеров, обвинив их во всех бедах (и наплевав при этом на решение Верховного суда). Но в 1980 он публично заявлял, что как черные, так и белые являются жителями одной страны, и дал гарантию, что белому населению Зимбабве не угрожает ничего. Нельзя сказать, что это остановило эмиграцию из страны белых, но немного уменьшило. Мугабе понимал, что белые являются двигателем экономики страны: Зимбабве являлась страной преимущественно аграрной, и крупные сельскохозяйственные предприятия, руководимые белыми, поставлявшие свою продукцию на экспорт, являлись основным источником иностранной валюты.

Вместо этого первое, с чего начало работу новое правительство — с реформы вооруженных сил и в особенности элиты родезийской армии — её легендарного спецназа…

http://www.specnaz.ru/article/?554

septus.blogspot.com

ВОЙНА В РОДЕЗИЙСКОМ БУШЕ (1965-1979). Часть 1.

Родезийская легкая пехота (RLI) просуществовала немногим более 20 лет. Свою боевую работу она начала во время Войны в родезийском буше (этот многолетний конфликт известен у белых поселенцев, как «Война в Южной Родезии» и у черных обитателей Зимбабве, как «Освободительная война зимбабвийского народа»). В состав RLI принимали как Родезийцев, так и добровольцев из других стран мира. Несмотря на нехватку оружия, боеприпасов и проблемы с финансированием воинских подразделений (из-за санкций, наложенных мировым сообществом), родезийская пехота продемонстрировала высочайшую эффективность, достигнутую благодаря новаторской тактике аэромобильных сил «огневой поддержки» (fire force). Невзирая на многочисленные трудности, родезийцы смогли осуществить несколько фантастических десантных операций, которым нет аналогов в мировой военной истории. Сражаясь в невыгодных условиях, против многочисленного, идейно мотивированного врага, родезийская пехота выполнила большую часть поставленных задач, при соотношении потерь 35 к 1 в свою пользу.

Пехота Родезии не проиграла в бою. Крах Родезийской военной системы произошел вследствие финансового коллапса страны, раздавленного санкционной политикой ООН. Однако, противники родезийской армии, не сумев победить ее в открытом столкновении, были вынуждены сесть за стол переговоров, и приступили к поиску политических компромиссов с несломленным белым меньшинством.

Родезийская семья всегда готова к бою, ибо в воде затаились аллигаторы, а в лесах прячутся повстанцы.Родезия – маленькая страна, площадь которой составляет ½ от площади Соединенного Королевства. Родезия обладает крайне изменчивым климатом: если на высотах вокруг Сэлисбури царит относительная прохлада, то южные и северные части страны большую часть года плавятся в яростных лучах африканского солнца. Значительная часть Родезии была необитаема и заселена хищными животными, которые могли серьезнейшим образом повлиять на ход боевой операции. Впрочем, куда как большие неприятности родезийцам доставляли не слоны (успешно сражавшиеся с боцами САС) и носороги, а мерзкие мухи-мопани  – мелкие насекомые размером со спичечную головку. Они забивались в ноздри, в уголки рта, лезли в глаза человека – чем больше боец их убивал, тем больше их прилетало. Ко всему прочему бойцы родезийской пехоты подвергались риску заражения экзотическими болезнями, многие из которых в мире были практически забыты, как, например, бубонная чума. Порой солдаты возвращались из буша, имея целый букет неведомых болезней: доктора были просто не в состоянии их диагностировать и отправляли зараженных в ЮАР на излечение.

Численность население Родезии составляла 5 миллионов человек, из которых лишь 225,000 были белыми. При этом под контролем белого меньшинства находилась большая часть земельных и финансовых богатств государства. Правительство Родезии в меру своих сил пыталось заботиться о черном населении и поддерживало их жизнь на более высоком уровне по сравнению с жизненным уровнем соседей. Изначально, Родезия не была расистским государством. Однако, разница в уровне образования привела к тому, что большая часть голосов, учитывающихся при формировании государственной политики принадлежала белым. Совет африканских вождей, конечно же, участвовал в управлении страной, но он, в основном, лоббировал интересы сельских негров. Чернокожие националисты, обитающие в городах, никакого представительства не имели и, конечно же, вынашивали планы мщения по отношению к несправедливому режиму.

К началу 60-ых годов Родезийские националисты сформировали две политические партии. Первой партией стал Союз Африканского Народа Зимбабве (ZAPU) в состав которого входило боевое крыло, известное как Зимбабвийская Народная Революционная Армия (ZIPRA). Последняя не имела племенного характера и должна была отражать взгляды всей черной оппозиции. Однако вскоре стало ясно, что подобная конструкция не действует. В 1963 году была сформирована вторая партия Зимбабвийский Африканский Национальный Союз (ZANU) и ее боевое крыло Зимбабвийская Африканская Национальная Армия Освобождения (ZANLA).

Обе партии придерживались различной тактики действий и набирали сторонников из различных племен. ZIPRA (во главе с Джошуа Нкомо) преимущественно рекрутировала бойцов из племени Ндебеле и черпала финансовую поддержку из СССР. Засылая в Родезию террористов, ZIPRA делала ставку на формирование полноценной армии, в состав которой должны были войти танковые части и артиллерийские подразделения (предназначенные для войны не столько с родезийцами, сколько с чернокожими «братьями» из ZANLA). Бойцы ZIPRA имели собственную униформу и по сравнению с ZANLA были хорошо экипированы.

Родезийская бронеколонна на марше. В условиях Африки, оборудованный крупнокалиберным орудием бронеавтомобиль был предпочтительнее танка.ZANLA (структура старого тролля и фаната В.В. Путина - Роберта Мугабе) рекрутировала бойцов из племени Шона и получала финансирование от Китайских маоистов. ZANLA делала ставку на террор, запугивание и принуждение черного населения к революционной борьбе. Базовой тактикой ZANLA была партизанская война, направляемая из Замбии и Мозамбика. ZANL-овцы, по возможности, избегали столкновений с частями регулярной Родезийской армии и атаковали слабозащищенные цели, например, одинокие фермы белого меньшинства. По мысли архитекторов ZANLA, основная ставка делалась на народ, должный подняться против правительства на финальном этапе национальной революции. Взяв под контроль очередную деревню, ZANL-овцы отбирали у местных еду, выпивку и женщин, после чего проводили краткую лекцию по основам марксизма и затягивали революционные песни. Селян, заподозренных во взаимодействии с оккупационными властями, как правило, убивали: расстреливали, или закалывали штыками. Тех, кому не повезло, пытали до смерти.

Деревенскую молодежь националисты рекрутировали в армию, тинейджеры пополняли ряды маджиба (помощников, собирающих информацию и следящих за оккупантами). Очень часто, рекрутов заманивали в армию более высоким статусом, деньгами или частью захваченной добычи. Добровольцы нередко подчеркивали финансовую значимость сделанного выбора, упоминая о том, что если бы родезийская армия платила бы также, выбор был бы сделан в ее пользу. Конечно же, не все повстанцы были добровольцами. Частенько ZINLA совершала налеты на провинциальные школы и принудительно рекрутировала учеников. Другие «добровольцы» вынужденно пошли в «освободительную» армию под угрозой физического уничтожения. В своих тренировочных лагерях повстанцы проводили идеологическую обработку новобранцев, а также учили последних основам военного дела. Впрочем, обучение проводилось из рук вон плохо, вследствие чего новобранцы практически не могли противодействовать профессиональным солдатам RLI.

Отношения между ZANLA и ZIPRA были чрезвычайно напряженными. Прежде чем партии сформировали Патриотический Фронт (12 ноября 1976 года), они несколько раз на смерть сражались друг с другом.

По сути ZANLA и ZIPRA были марксисткими организациями, идеология которых была изменена под влиянием уникальных африканских особенностей. Бойцы партий непрестанно общались с колдунами и медиумами, а в основании идеологической пропаганды лежал собственный исторический миф, основанный на восстании Матабеле 1896-1897 года. Подобное положение дел привело к тому, что многие Родезийцы рассчитывали на помощь Великобритании, противостоящей советскому блоку в Европе. Однако, она так и не последовала и белое меньшинство осталось наедине со своей судьбой.

В своей борьбе бойцы ZANLA и ZIPRA использовали оружие, полученное из Китая и стран Варшавского договора: ППШ, СКС, АК-47 и РПД под патрон 7,62х39. Продвинутые повстанцы могли получить РПГ-2, РПГ-7 или 60-мм миномет. Элитные подразделения ZIPRA получали тяжелые пулеметы, безоткатные противотанковые ружья, а также советские системы ПВО.

Помимо зимбабвийцев RLI сражалась с Фронтом Освобождения Мозамбика (FRELIMO). Эти ребята были подготовлены куда серьезнее зимбабвийских коллег. Они пользовались полной поддержкой СССР и имели в своих вооруженных силах танковые подразделения, системы ПВО и, даже, самоходную артиллерию.

Чернокожие бойцы Родезийской Армии патрулируют буш.СТРУКТУРА RLI

Основной боевой единицей Родезийской Легкой Пехоты (RLI) был батальон, командовал которым подполковник. В состав батальона входила штабная рота и 4 стрелковых роты (A-D). Каждая рота состояла из 3 взводов по 37 человек в трех секциях.

Когда в составе RLI появились батальоны коммандо, то их стрелковые роты были реформированы в подразделения коммандос. В составе каждого подразделения находилось до 130 человек, хотя в действительности, их боевая численность редко превышала 70 человек. Батальоны коммандос возглавлял майор, тогда как его заместителем был капитан. В составе каждого батальона коммандос (возглавляемого лейтенантом или NCO) находилось 5 эскадронов по 24 человека в каждом. Очень часто людей было так мало, что в состав батальона входило лишь 4 эскадрона.  Эскадрон, в свою очередь, состоял из 2 патрулей и отряда поддержки,  в состав каждого входило по 5 человек. В конце 60-ых, состав эскадрона уменьшился до 4 человек (лидер патруля, двух стрелков и пулеметчика), что было связано с уменьшением боевого груза «Алэуттов».  Отряд поддержка возглавлялся капралом или лэнс-капралом (в условиях малой численности боевого состава роль NCO брали на себя старшие солдаты).

По результатам реформы, штабная рота была переименована в базовую роту, которая должна была обеспечивать административную поддержку подразделению (выплату боевых, транспортные средства,  выполнение полицейских обязанностей). До 1976 года в состав базовой роты также входила Группа поддержки, состоявшая из одного или нескольких специальных эскадронов:·         Минометный эскадрон (3 секции, 2х80мм миномета в каждом), 2-ой минометный эскадрон был сформирован в 1972 году, но упразднен в 1977-ом, после того, как каждый батальон получил отдельную минометную секцию.·         Разведывательный эскадрон (2 секции из 4 бронеавтомобилей «Феррет» в каждой, плюс штабной автомобиль). В 1974 год эскадроны были преобразованы в бронеавтомобильный полк.·         Эскадрон следопытов. Сформирован в 1972. В 1976 переименован в Разведывательный эскадрон в состав которого вошли снайперы.·         Противотанковый эскадрон. Сформирован в 1976. Состоял из трех секций, каждый их которых был вооружен 2х106мм безоткатными пушками, установленными на UNIMOG.·         Штурмовой эскадрон. Сформирован в 1977 году. Выполнял задачи, связанные с проведением взрывных работ и минированием / разминированием территории.

База родезийских ВВС на втором этапе войны.ВЕРБОВКА

На протяжении всей войны в Родезийском буше, состав национальной армии Родезии оставался прежним: 80% бойцов были чернокожими. Подобное положение дел не особенно радовало Родезийское руководство, в свете бесконечных конголезских мятежей и восстания Мау-Мау в Кении. Для предотвращения подобных проблем, руководители страны решили создать полк, целиком и полностью состоящий из европейцев. Учитывая ограниченность людских резервов, не было ничего удивительного в том, что на всем протяжении войны RLI страдали от некомплекта личного состава.

В состав RLI принимали в основном молодых Родезийцев. Это были потомки тех Европейцев, что приехали в страну, спасаясь от ужасов Второй мировой войны.  Конечно же, многие бойцы были горожанами и не имели опыта выживания в буше.

Командование RLI охотно рекрутировало иностранцев. Так, например, первое подразделение RLI было полностью укомплектовано выходцами из ЮАР и Великобритании. Впоследствии Родезия активно набирала бойцов за рубежом, например в США, печатая объявления и рекламные статьи в таких изданиях, как Soldiers of Fortune. Что касается французов, норвежцев и представителей других белых национальностей, то общее число таких рекрутов не превышало 10% от общей численности всего подразделения. Многие рекруты имели за плечами боевой опыт и приезжали в Родезию за приключениями или славой. При этом среди бойцов были, как идейные антикоммунисты, так и простые любители убивать.

Солдаты национальной армии называли «иностранцев» наемниками. Однако с точки зрения жалования и привилегии «наемники» ничем не отличались от регулярных родезийских военных, несмотря на то, что некоторые из них в прошлой жизни имели более высокое звание или огромный боевой опыт.

Изначально в ряды RLI принимали только добровольцев-контрактников, должных «отработать» в рядах родезийской армии не менее 3 лет. Однако в 1973 году в Родезии была введена всеобщая воинская повинность, после чего на службу начали поступать призывники. Последние не пользовались уважением у ветеранов, пока в 1976 году численность конскриптов не превысила численность контрактников. Изначально срок службы новобранца составлял 12 месяцев. Однако позже он увеличился до 18 месяцев. Молодежь, решившая поступить в университет, должна была отслужить 24 месяца, но при этом их не вводили в состав резерва во время обучения. Изменения в процедуре призыва привели к повышению качества подготовки рядового состава, поскольку профессиональный опыт войны в буше набирался в течение года. Ну и, конечно же, весьма незавидной была судьба тех призывников, которые дослужили положенный год и внезапно узнали, что срок службы увеличен еще на 6 месяцев.

Конечно же, далеко не все новобранцы хотели служить, вследствие чего правительство думало о принятии закона, который запрещал бы молодым родезийцам призывного возраста покидать страну. Впрочем, многие молодые люди хотели как можно быстрее отмотать армейку и вернуться на гражданскую жизнь. Уклонистов в Родезии было мало, что, закономерно, привело к повышению среднего уровня образованности армейской среды.

Молодые люди попадали в армию в возрасте 19 – 21 лет. Наемники были немного старше (в среднем, 25 лет). Встречались в армии и 17-тилетний бойцы, отправившееся RLI, получив родительское одобрение. После смерти двух 17-тилетних солдат в 1968 году, детишек стали держать подальше от буша, слонов и черных террористов.

Родезийский следопыт за работой.

ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА

Поскольку инструкторов было мало, а оборудования недостаточно, первый год службы был занят разнообразными тренировками, которые не имели четкого плана. Очень часто учебные проблемы были связаны с тем, что подразделение попросту не устоялось. Первоначальная военная подготовка занимала 14 недели, впоследствии этот срок был увеличен до 16, а потом и до 19 недель.

Новые бойцы контрактники должны прибывали напрямую в казармы RLI (Сэлисбури) и находились там до момента начала нового учебного курса (курс начинался при наборе определенного числа новобранцев). Рекрутированная молодежь начинала службу  в Ллевелинские казармы (Булавайо) где проходили через серию физических и интеллектуальных тестов. Рекруты, продемонстрировавшие хорошие физические показатели участвовали в тяжелом испытательном забеге по пересеченной местности и в случае успеха присоединялись к контрактникам в Сэлисбури.

В первые дни после прибытия, новобранцы сдавали медицинские анализы, заполняли различные бумаги, получали обмундирования и всячески вливались в новую военную жизнь. Молодежь с длинными волосами страдала больше других, потому что получив новую короткую прическу, многие тут же получали солнечный удар. Первая неделя подготовки была довольно тяжелой, поскольку инструкторы пытались привить новобранцам воинский дух и попутно избавить их от гражданских привычек. Воинский дух прививался, в основном, моральными унижениями, и постоянным упоминанием о том, насколько бестолковыми и бесполезными людьми являются новобранцы, судьба которых, конечно же, будет печальна.

Типичный день новобранца начинался в 5 утра и  продолжался до 6 вечера. Дни были заполнены непрестанными тренировками, которых было так много, что люди вечером буквально валились с ног от усталости. Инструкторы внимательно следили за тем, как новобранцы ухаживают за униформой и койками. Если какая-то вещь была сложена не по уставу, ее немедленно сбрасывали на пол. Доходило до того, что некоторые рекруты, заправив кровать, спали на полу, дабы не смять подушку и тем самым не навлечь на себя гнев NCO.

На этом этапе обучения, новобранцы могли легко навлечь на себя гнев начальства. Наказания чередовались друг с другом. При этом самым неприятным из них была «подготовка к параду». Во время этого наказания, новобранец должен был раз в 30 минут прибывать к NCO в новом (всегда разном) комплекте униформы. Если NCО замечал какую-то небрежность во внешнем облике рядового, неприятная процедура повторялась вновь. Сложность наказания заключалась в том, что рядовой практически не мог завершить испытание в положенный 30 минутный срок, поскольку большая часть времени уходила не столько на переодевание, сколько на путешествия внутри военного лагеря.

По завершении первых шести недель обучения уровень жестокости NCO падал. Тренировки все еще оставались тяжелыми, но наказания были куда менее суровыми. На этом этапе обучения рядовые определялись с воинской специальностью. Вдобавок к этому у солдат появлялось право на отдых. Бойцы могли покинуть пределы казармы во второй половине дня, в субботу. Возвратиться в казарму следовало до отбоя в воскресенье. При этом выпустить рядового за пределы лагеря могли часовые, стоящие возле ворот. Если внешний вид рядового им не нравился, часовые заворачивали солдата обратно, в казарму. Именно по этой причине многие бойцы предпочитали оставаться внутри лагеря. Свободно время они посвящали чтению, сну или чистке личного снаряжения.

Дальнейшие тренировки проходили в рамках британской модели военного образования. Они включали в себя: чтение карт, работу с системами связи, оказание медицинской помощи,  а также изучение личного оружия. Впоследствии солдаты учили минное дело, основы контртеррористической борьбы, практиковались в лазании, плавании и изучении обычаев местных племен. Физические тренировки включали в себя: борьбу, бег, а также упражнения с винтовками, которые были нужны для усиления мускулов рук. Многие упражнения требовали взаимодействия всего взвода. В случае провала одного человека, упражнение повторял весь взвод, что учило бойцов ответственности и взаимопомощи. Начиная с 1977 года рекруты RLI проходили специальную тренировку, связанную с десантированием при помощи парашюта.

Временами рекруты участвовали в «маршах по бушу», которые продолжались не один день и требовали от бойцов применения практических навыков выживания и ориентирования на местности. Во время «маршей», рекруты использовали боевое оружие. В их распоряжении также были боевые патроны, поскольку ни одна группа не была застрахована от нападения повстанцев и диких животных. Солдаты различали боевые магазины от «тренировочных» по метке, сделанной из изоленты. Огневая подготовка была направлена на оттачивание навыков ближнего огнестрельного боя. Бойцы должны были быть готовы вступить в боевой контакт прямо во время марша.

Естественно, NCO обращали самое пристальное внимание на навыки, связанные с выживанием бойцы. Рекруты учились искать воду, изучали съедобные растения, а также получали первичную подготовку следопыта. По итогам обучения проводилось трехдневное испытание, во время которого бойцы пытались выжить в буше без пищи и с минимально необходимым запасом воды.

Совместные тренировки проводились, как на уровне секции, так и на уровне взвода. NCO обучали солдат совместному взаимодействию друг с другом в составе больших подразделений. Отдельные упражнения были посвящены взаимодействию родезийской пехоты с легкой авиацией и вертолетами. Рекруты, получившие во время учебы ранения, отличившиеся плохим поведением или завалившие итоговый экзамен (необходимую оценку набирали 15-20% от стартового состава курса), отправлялись на переобучение. В случае завала второй попытки, рекрут отправлялся на менее опасную должность в тыл или переводился на службу в регулярное территориальное подразделение. Бойцы, сумевшие преодолеть все препятствия, участвовали в завещающем параде, во время которого новые бойцы RLI проходили в парадной униформе перед своими начальниками, гостями и родственниками.

Учебные взводы были разделены по 4 цветам (зеленый, синий, красный и желтый). После завершения обучения, новенькие бойцы попадали в соответствующие цветам коммандо.  Красные рекруты попадали в 1Cdo, зеленые – в 4Cdo и так далее. Таким образом, новички оказывались в окружении знакомых людей. Естественно, доказать свое боевое мастерство новички должны были во время боевой операции. В идеале на четырех ветеранов должен был приходиться один новичок, но эта пропорция соблюдалась редко.  В том случае, если боец получал повышение или новую воинскую специальность ему приходилось проходить через курсы повышение квалификации, которые длились от 10 до 12 недель.

Программа боевой подготовки бойца RLIУчебный модуль                                             Единиц времени (1 единица  = 40 минут)Строевая и ружейная подготовка                                                    99Оружие бойцов и оружие террористов                                           111Боевые действия в поле и буше                                                      39Радио и связь                                                                                    28Чтение карт                                                                                       32Первая медицинская помощь                                                         23Физические тренировки  (включая спорт и основы                       136ближнего боя)Антитеррористическая борьба в городах                                       11Принципы современного боя                                                          29Антитеррористическая борьба в сельской местности                   65Скалолазание и плавание                                                               23Минное дело                                                                                    10Основы взрывного дела                                                                   8Воздушная поддержка и координация                                            16Техника выживания, теория и практика                                          25Вертолетная подготовка                                                                  12Африканские обычаи с примерами                                                 9Стрельба                                                                                           95Упражнения (всех видов)                                                                 65Борьба с террористами в боевом лагере                                       95Планирование боевых операций                                                    71Демонстрация (все объекты)                                                           25Лекции и показ фильмов                                                                  24Тесты (теоретические и практические)                                           42Проверка оружия и оборудования                                                  22Парады,смотры и прочее                                                                25Всего                                                                                                1,140

Захваченный у ZIPRA - БТР-152.ПОДГОТОВКА ОФИЦЕРОВ

Офицеры, начинавшие службу в раннем RLI, как правило, имели за плечами опыт британского обучения в Сендерхерсте или опыт антитеррористической борьбы во время Малайского восстания (1948-1960). Естественно, при первой же возможности Родезия перешла к самостоятельной подготовке офицерского состава.

Рекруты, решившие стать офицерами проходили интеллектуальный тест. В случае успеха их, вместе с хорошо зарекомендовавшими себя NCO отправляли для дальнейшего обучения в офицерскую секцию. Стоит отметить, что повышение в звании было обычным явлением в родезийской армии. При этом ставшие офицерами NCO не были обязаны возвращаться в изначальное подразделение.

Прибыв в офицерскую секцию, рекруты проходили через вторую серию тестов, которая продолжалась в течение нескольких дней. Тестам подвергались физические и командирские способности, координация действий, смекалка и инициатива (например, один из тестов сводился к тому, что будущие офицеры должны были перенести через препятствие тяжелый ствол, используя для достижения цели веревки и попавшие под руку палки). Половина кандидатов провалила первичный курс, остальные попадали в Пехотную школу в Гвело, где проходили 12-ти месячные офицерские курсы.

Базовый офицерский курс был разделен на 4 блока. Первая часть курса была посвящена оружию (использованию и эксплуатации), вторая – теории и практике ведения современной войны, третья была связана с умениями и навыками полезным в борьбе с террористами в городах и сельской местности, сюда же входили задачи связанные с выслеживанием повстанцев и созданием засад. Четвертая часть курса была посвящена логистике, администрированию и военному законодательству.  Добравшие до нее рекруты ездили в командировку в ЮАР, изучали танки, вертолеты и другое оборудование, которое не состояло на вооружении в Родезии. Здесь же изучались дополнительные дисциплины, связанные с управлением войсковыми подразделениями.

Завершив обучение, офицер попадал в подразделение с опытным NCO, который передавал офицеру непосредственный военный опыт, а также информацию, необходимую для эффективного управления отрядом.

Что касается будущих офицеров регулярной армии, то проходили через подобную хоть и сокращенную процедуру продолжительностью 18 недель.

Пехотинец. Операция «Котел» / «Cauldron», 1968

Операция «Котел» началась в марте 1968 года после того как поисковая группа Родезийских рейнджеров обнаружила подразделения ZIPRA, пересекшее границу у Замбези. Повстанцы приступили к созданию складов оружия, а также построили несколько боевых лагерей, предназначенных для будущих операций. В течение нескольких последующих недель бойцы RLI и RAR выслеживали ZIPRA-вцев и вступали с ними в многочисленные перестрелки. По результатам операции Родезийцы уничтожили 58 повстанцев (взяв в плен 51) и потеряли 3 человек. Еще 9 повстанцев смогли вырываться из ловушки и ушли в Замбези.

На этой стадии войны бойцы RLI имели камуфлированные жакеты, штаны и кепки, но у них не было камуфлированных рубашек (вместе с которым использовались британские подтяжки образца 1944 года).  Представленный на изображении пехотинец вооружен ранней версией FN с деревянным прикладом. Оружие не закамуфлировано.Также на изображении представлены личные вещи бойца: зеленый берет RLI, введенный в 1964 году) (1), который носили вместе серебряной эмблемой подразделения (2), рекруты при этом имели бронзовую эмблему. Корона с эмблемы была убрана в 1970 году, после того, как Родезия стала республикой. У каждого бойца вдобавок к берету и эмблеме была  фирменная расчетная книжка (3).

Помимо FN, на вооружении родезийской армии находились легкие пулеметы «Брен» .303 калибра (4), который питались из рожков по 30 патронов каждый или пулеметы FN MAG 7х62 мм с ленточным питанием (5). В качестве тяжелого оружия использовались 3.5 дюймовые ракеты, выпускаемые из реактивного гранатомета. Чрезвычайно редко родезийцы использовали противотанковые HEAT ракеты.  На вооружении RLI находились британские гранаты Миллс No36  (7), позже замененные на южно-африканские M962 (8).

Каждый солдат RLI имел в своем распоряжении карманный нож с тремя лезвиями (9), набор для чистки FN (10), шприц с заменителем морфина под названием Sosegon (11) и идентифицирующую пластинку (12) (зеленая часть всегда оставалась на бойце, тогда как красную командир снимал с убитого и прикладывал к перечню потерь). Кроме того, у бойцов был пакет с перевязочным материалом (13) и хотя бы один солдат подразделения должен быть иметь при себе пангу или мачете (14). Если операция носила длительный характер, бойцы несли вещи в рюкзаке (15), в котором располагалась не только разнообразная полезная мелочевка, но также питание и (самое важное) дополнительные запасы воды.

Отряд следопытов патрулирует буш, 1972

Перед тем, как создать и использовать тактику Fireforce, бойцы RLI боролись с повстанцами путем патрулирования долины Замбези. Первыми следопытами были гражданские, как правило – полицейские. Вскоре военные изучили их опыт и начали использоваться в армии команды собственных следопытов, состоящие из 4 человек. Поскольку данная работа требовала внимания и концентрации, лидер поиска сменялся каждые 30 минут. Несмотря на то, что следы искал в основном лидер, бойцы защищающие фланги, также были полезны. Они с легкостью могли обнаружить след прерванный каменистой землей по которой шел лидер. Кроме того, они обеспечивали безопасность следопыта, ибо повстанцы временами, делали круг, отходили по своим следам назад и устанавливали засаду.

На изображении можно увидеть лидера (1), который присел для того, чтобы найти небольшие тени, отбрасываемые стенками земли, оставшимися от следов вражеского башмака. Обнаружив следы хороший следопыт мог идентифицировать численность отряда (посчитав общее количество следов и разделив их на два), понять, насколько тяжело были нагружены люди (по уровню вдавливания грунта и расстоянию между следами), как сильно они устали (сбитые кусочки земли по краям следа и смазанные следы) и какой организации принадлежали (по рисунку следа). Естественно, следопыты могли понять, как давно были оставлены следы и как далеко оторвались от погони преследуемые.

В начале 70-ых бойцы могли носить любую одежду, вследствие чего многие предпочитали футболки и башмаки от Veldtschoen. В своих рюкзаках патрульные несли воду и пищу с запасом на несколько дней. При этом переносимый бойцами вес был предельно минимизирован дабы не замедлять их скорость.

Фланговые стрелки (2) вооруженные утяжеленным FN, который был столь же эффективен  в буше, как и ручной пулемет, но при этом обладал меньшим весом. Лидер (3) вооружен полуавтоматическим дробовиком Браунинга. Это оружие использовалось редко, поскольку в основном лидеры брали в бой верный FN.

04.01.2015(с) Илья СадчиковНа основе материалов Rhodesian Light Infantryman 1961–80, Neil Grant, Peter Dennis, Osprey, 2015.

mr-garett.livejournal.com

ВОЙНА В РОДЕЗИЙСКОМ БУШЕ (1965-1979). Часть 4 - Родезийская пехота в бою.

Предыщущие выпуски цикла можно прочитать вот здесь: Часть 1, Часть 2, Часть 3.

От федеративного государства до декларации независимости (1960-1965)

Создание первого подразделения RLI было связанно с массой трудностей. Военным не хватало ни ресурсов, ни людей (в первую очередь NCO и офицеров). Первые экспериментальные соединения родезийской армии страдали от низкого уровня дисциплины и непрестанного дезертирства бойцов, которые убегали "на волю" или переходили на сторону Катангских повстанцев (см. Войны заира и демократической республики Конго). В конце концов, все трудности были преодолены, и 1 февраля 1961 года был сформирован 1 батальон RLI.

Первой задачей батальона стало несение службы на границе Северной Родезии (теперь это Замбия) и Конго. Родезийские подразделения должны были предотвратить распространение войны за пределы Заира. Им также надлежало контролировать активность беженцев, перебирающихся через государственную границу. Естественно, боевого опыта у подразделения не было. Командный состав страдал от пробелов в тактических знаниях. Офицеры частенько ориентировались по туристическим картам, купленным на ближайшей заправке. К счастью, новичкам RLI повезло. На первых порах в подразделении погиб всего 1 человек, тогда как батальон приобрел опыт ценный противостояния с реальным врагом во время подавления беспорядков в «черных» кварталах Сэлисбури.

Когда в декабре 1963 года Родезийская федерация распалась, многие солдаты предпочли оставить службу и ушли на «вольные хлеба». Как следствие, численность подразделения сократилась до 150 человек.  На восстановление потерь ушло 2 года. В 1965-ом, 1 батальон RLI превратился в отряд Коммандос (бойцы приняли участие в серии многодневных тренировок LongDrag и FlickKnife, во время которых в роли противников выступали подразделения SAS и RAR).

В ноябре 1965 года Родезия провозгласила свою независимость от Великобритании (был подписан UDI – Unilateral Declaration of Independence). RLI, подобно другим воинским формированиям Родезии, приготовилась защищать страну от возможной британской интервенции (президент Родезии Иан Смит был полностью уверен в лояльности RLI, что дало ему возможность не опасаться восстаний). Под защитой RLI оказались авиабазы Нью Сарум и Торнхилл, а также мосты через Замбези и дамба в Карибе (обеспечивающая страну электричеством). К счастью для RLI британцы никогда всерьез не планировали возвращать  Родезию в лоно Империи.Приграничные операции (1965-1972)

До 1965 года RLI была частью армии «мирного времени». Все изменилось в апреле 1966, когда вертолеты RLI приняли участие в Битве при Синойе против повстанцев ZANLA на стороне BSAP - Британской Южно-Африканской Полиции (это родезийское полицейское подразделение не имело ни малейшего отношения к Южной Африке и получило свое название в честь Британской Южно-Африканской Компании Сесиля Родса). В тот день повстанцы потерпели поражение, тогда как силы RLI одержали первую победу. Сама стычка дала начало новому конфликту, известному как «Вторая Чимуренга» (именно так националисты ZANLA называли Родезийскую войну в Буше).

В течение следующих месяцев отношения между полицией и RLI накалились до предела, поскольку полицейские пытались отдавать приказания военным. Ситуация стала менее взрывоопасной лишь после того, как управление военными и гражданскими подразделениями перешло под контроль JOC (Joint Operations Command).

Для предотвращения вылазок ZANLA, RLI провела несколько крупных приграничных операций, в число которых вошли: Cauldron и Nickel.

Бойцы ZANLA вторгались в Родезию через безводные и негостеприимные территории, расположенные в долине Замбези. Перехват боевиков осуществлялся десантными группами, которые сбрасывались с вертолетов и патрулировали долину в течение 5-7 дней. Если патрульная группа находила следы вторжения, следопыты RLI выводили отряд на цель, после чего дожидались подкрепления и атаковали лагерь повстанцев одновременно, с нескольких сторон. Изначально следопыты были гражданским лицами и полицейскими. Позже RLI инициировало собственную программу обучения следопытов. Забавно, что использование собак в целях выслеживания противника завершилось полным провалом, поскольку животные плохо чувствовали себя во время жары и терялись в боевых ситуациях.

Вооруженный дробовиком боец из отряда поддержки. Операция "Griffin", 1968 год. Дополнительную информацию о группах вторжения патрульные получали от местного черного населения. Жители долины охотно делились информацией о повстанцах, ибо последние отбирали у местных скот и пищу.

Поскольку выслеживание противника занимало не мало времени, RLI практиковало высаживание второй поисковой группы на некотором расстоянии от первой, изначально обнаружившей врага. Вторая группа искала следы вторжения и, в случае необходимости, устанавливала засаду на пути передвижения противника.

Активность  повстанцев упала к концу 60-ых годов, поскольку большая часть вторженцев была уничтожена или захвачена в плен. Забавно, что в составе одной из захваченных групп бойцы RLI обнаружили старшего офицера ZIPRA, который отправился в буш для того, чтобы выяснить, что именно происходит с пропавшими подразделениями.

До 1976 года (то есть до введения в стране военного положения), все захваченные в плен партизаны считались вооруженными преступниками и их судили согласно стандартному криминальному законодательству. Бойцы RLI частенько принимали участие в судах в качестве свидетелей.

В конце 60-ых годов число вторжений через границу существенно уменьшилось и патрульные практически перестали встречаться с врагом. ZANLA и ZIPRA перешли к другой тактике, которая полностью проявила себя в середине 70-ых годов.

Ранние операции в Мозамбике

Начиная с 1967 года отдельные следопыты и бойцы RLI были приписаны в качестве советников к португальским подразделениям, действующим на территории Мозамбика. После победы FRELIMO ситуация изменилась в худшую сторону, поскольку Родезийские повстанцы приобрели плацдарм на другой стороне границы. В сентябре 1972 года RLI провела операцию Sable, целью которой стали лагеря повстанцев, расположенные на территории Мозамбика. Однако операция закончилась полным провалом, базы повстанцев были покинуты, огневого контакта с противником не произошло.

Женщины могли защищать родную Родезию в составе Rhodesian Security Force. Второй этап войны и первое перемирие (1972-1975)

Несмотря на то, что националисты были отброшены от границ, они не потерпели поражение, изменили свою тактику и начали атаковать, в первую очередь не военные объекты противника, а Родезийские фермы. Тем самым повстанцы ЗАНЛА хотели подорвать экономику страны, обложенную тяжелейшими экономическими санкциями.

Боевые действия бойцы ЗАНЛА вели в составе рот, которые состояли из 90-100 человек во главе с политкомиссаром. В роте было три взвода, в каждом взводе 2 отделения по 15 человек. Как правило целью атаки становилась отдаленная ферма, не способная быстро получить помощь (зная о возможном нападении, родезийские фермеры защищали свою собственность колючей и электрической проволокой, а также минными полями).  Первый удар повстанцы наносили после захода солнца. Ферма подвергалась массированному обстрелу из ручного оружия, ракет и минометов. Добившись гибели людей и животных, повстанцы разбивались на малые группы и стремительно отступали. Первым подобным нападением стала атака, предпринятая на ферму Альтена в 1972 году.

Новая тактика повстанцев вызвала серьезнейшее беспокойство у правительства, которое осознало, что вся северо-восточная инфраструктура страны находится под ударом.

Для системного решения проблемы Родезийцы сформировали подразделение Скаутов Селуса. Скауты были специалистами в области контртеррористических операций, они контролировали территорию с блокпостов, защищали фермы или прикрывали активность «ложных повстанцев» (группы-ловушки, состоящие из черных бойцов родезийской армии).

По результатам очередных трансграничных рейдов ZANLA правительство Родезии увеличило призыв на военную службу, усилило пограничный контроль и приступило к созданию сплошной полосы минных полей, прикрывающих долину Замбези. Однако добрые отношения с негритянским населением были утрачены. Новая тактика повстанцев предусматривала конфронтацию с белым меньшинством, вследствие чего черные Родезийцы не были целью кампании и, как следствие, перестали массово выдавать властям «братьев по борьбе с колониализмом». Естественно выслеживание противника по следам стало менее эффективным, ибо повстанцы начали действовать в населенных зонах и прибегали к всевозможным уловкам (например, просили местных прогнать по их следам стадо скота).

На вооружении RLI находилось некоторое количество броневиков Staghound, которые доставили множество неприятностей повстанцам. Противодействуя партизанской активности, родезийцы начали сгонять черное население в «укрепленные поселения», защищенные от поползновений повстанцев (при этом местные не могли передавать наружу еду и припасы). Сами негры «Поселения» ненавидели, поскольку в новых местах люди были оторваны от родной земли и могил предков. Да и защита «деревень» осуществлялась не самым лучшим образом. Короче говоря, уже через несколько месяцев «поселения» стали новыми центрами повстанческой активности (забавно, что тот же самый номер, с теми же самыми результатами, Американцы провернули во время Вьетнамской войны).

К 1975-ому году ситуация на границе стала Критической. В соседнем Мозамбике пал колониальный режим и страна оказалась во власти суровых парней из FRELIMO. Теперь родезийские повстанцы могли прятаться от RLI на территории союзного государства, что привело к расширению родезийского защитного периметра на 1100 километров. Вдобавок к этому партизанские базы появились в Ботсване (их активность ставила под угрозу сообщение по единственной в Родезии железной дороге).

Правительство ЮАР также изменило свою политику в отношении черного большинства и начало оказывать давление на Родезию с целью вызвать новый раунд мирных переговоров. До кучи, от Родезийцев потребовали освобождения заключенных негритянских лидеров - Нкомо и Мугабе (Мугабе вышел из кутузки в 1974). Ну а для того, чтобы родезийцам  думалось лучше, ЮАР-ята урезали союзникам поставки оружия и топлива. Экономическая блокада Родезии стала абсолютной.

Вняв настоятельным советам, родезийцы провели мирную конференцию в августе 1975 года (Виктория Фоллс), но она полностью провалилась, поскольку сторонам конфликта было не о чем говорить друг с другом. Повстанцы воспользовались перемирием для того, чтобы укрепить свою инфраструктуру и перебросить в Родезию новую порцию саботажников. Кроме того, ребелы упрочили свое положение в глазах местного населения, поскольку именно они (по версии черного большинства) принудили Родезию к переговорам.

Понимая сложившуюся ситуацию, командующий Родезийской армией – генерал-лейтенант Уоллс, разделил страну на 5 оперативных зон и приготовился к новому витку боевых действий (еще две специальные зоны были созданы в Солсбери и в районе озера Кариба).

Огневая мощь (1974-1979)

К середине 70-ых Родезия оказалась в кольце врагов. Черные националисты пытались взорвать страну изнутри, тогда как внешние недоброжелатели затягивали кольцо блокады. Хуже того, повстанцы увеличили свою численность и улучшили качество боевой подготовки. Поскольку длина границы резко возросла, пешие патрули RLI потеряли свою эффективность. Им на смену пришли компактные вертолетные десанты.

Изобретенная родезийцами концепция «Огневой мощи» хоть и выросла из авиационных десантных операций, но обладала рядом отличий. Так, например, десантные средства теперь, закреплялись за определенным пехотным формированием, а не брали на борт первое попавшееся подразделение, которому было необходимо выполнить в буше определенную задачу.

Первая операции, реализованная в рамках тактики «Огневая мощь» была проведена в 1974 году и сразу же стала образцом для проведения всех акций подобного типа.

До 1978 года родезийцы продолжали патрулировать буш по старинке, но после обретения необходимых навыков, «Огневая мощь» стала важнейшим инструментом борьбы с противником. На первых порах десанты «Огневой мощи» были ограничены в размерах. Классическая операция в рамках «Огневой мощи» допускала использование К-транспорта (командная машина / вертолет прикрытия), G-транспорта (десантная машина), DC-3 с отрядом парашютистов и Lynx-а в качестве штурмовка (после 1976 года в бой пошли усиленные Jumbo-десанты, имеющие удвоенную численность военного персонала).

Начало операции сопровождалось усиленной работой разведки, как наземной, так и воздушной. Сведения получали от языков, а также из жучков, которые были встроены в радиоприемники и различными хитрыми способами доставлены повстанцам. Однако наилучшим источником информации были «Скауты селуса», эффективность работы которых возрастала на всем протяжении войны.

Бойцы из состава 2Cdo патрулируют долину Замбези. О начале операции бойцам сообщал протяжный вой сирены. Десантники хватали оружие и бросались к ожидающим вылета вертолетам. DC-3 поднимались в воздух через 10-15 минут, но благодаря своей скорости достигали места сброса быстрее G-транспортов. «Дакота» прибывшая на место сброса раньше вертолетов, начинала делать круги, которые изрядно нервировали рвущихся в бой десантников. Впрочем, у задержки были и свой плюс, во время нее проводилась последняя проверка оружия и оборудования.

В критических случаях, от звука сирены до начала операции проходило 4-5 минут. Однако часто командиры подразделений не сразу бросались в бой, а проводили короткий брифинг, на котором обсуждались отдельные детали высадки. Если цель находилась на большом расстоянии от родезийцев, «огневая группа» совершала промежуточную посадку на тайном аэродроме и тем самым увеличивала время боевой работы машин над целью. Иногда за транспортами следовал самолет-бензовоз, который сбрасывал бочки с топливом в месте промежуточной посадки. Если операция проводилась на вражеской территории, бочки с топливом сбрасывались с DC-3 по пути следования ударной группы.

Первая волна «огневой группы» состояла из 32 десантников с 4 G-транспортов и одного DC-3. Огневая поддержка десанта осуществлялась К-транспортом, вооруженным 20-мм пушкой и легким поршневым штурмовиком Reims-Cessna FTB 337G Lynx. В 1978 году, в обход санкций ООН Родезийцы смогли получить новые вертолеты AB205A, которые несли вдвое больше бойцов, чем Alouette III. Новая техника позволила усовершенствовать тактику «огневых групп» и создать усиленную Jumbo Jet Strike Force, в состав которой входили 2 K-транспорта, 8 G-транспортов, 1 DC-3, а также штурмовая группа, состоящая из самолетов Lynx и Hunter.

Повстанцы, впрочем, тоже были не лыком шиты. Услышав рокот моторов, они кидались врассыпную или прятались. Для обеспечения эффекта внезапности, пилоты вертолетов вели машины на крайне малой высоте или глушили шум моторов, пользуясь складками местности. К-транспорт первым появлялся над целью, поскольку нес в себе командира «огневой группы». Командир должен был вывести бойцов на цель, а также корректировал выполнение боевой задачи (проблемы у командира возникла в том случае, если под его управлением оказывались бойцы, плохо знавшие английский).  Если К-транспорт по какой-то причине выходил из строя, командир пересаживался в G-транспорт и оттуда продолжал руководить боем.

Родезийские парашютисты во время операции Uric. Обнаружив противника, командир группы приказывал открыть огонь из бортовой пушки, тогда как штурмовики наносили удар бортовым оружием, самодельными напалмовыми бомбами или 37мм ракетами SNEB. После уничтожении основной группы повстанцев, G-транспорт сбрасывал десант, который расправлялся с остатками националистов. Для предотвращения бегства противника, использовался еще один G-транспорт, который мог высадить десант на пути вражеского отхода. Родезийцы практиковали и ложные высадки, которые направляли противника в заранее подготовленную ловушку. В случае необходимости, окончательный разгром ребелов довершался силами парашютистов с DC-3.

В большинстве случае сил, входящих в состав «огневой группы» было достаточно для разгрома численно превосходящего вражеского подразделения. Если первой волны десанта оказывалось недостаточно, вслед за ней шла вторая волна десанта, которую могли доставить на грузовиках (Наземный хвост) или на второй группе вертолетов. Несмотря на то, что  «Хвост» появлялся редко, его бойцы все равно оказывались полезными. Они собирали парашюты и оружие, хоронили убитых врагов, а также проводили заправку вертолетов, решивших вернуться на базу.

Во время интенсивных боевых действий бойцы RLI возвращались из одного сражения, наскоро обедали и тут же уходили во второй рейд. Временами, в течение дня, бойцам приходилось проводить три вылета! Вечерние операции нравились бойцам меньше всего, поскольку с наступлением ночи возврат на базу был не возможен, и подразделение было вынуждено находиться в буше до рассвета, с которым пребывала первая десантная машина.

ОГНЕВАЯ МОЩЬ, 1978

На иллюстрации показана операция, реализованная в рамках концепции «Огневая мощь».

RLI обнаружили тренировочный лагерь повстанцев (1), с помощью воздушной разведки. К-транспорт (2) несет на себе командира операции, который управляет боем и подавляет повстанцев огнем бортовой пушки. Попавшие в западню боевики разделились на малые группы (3) и пытаются покинуть регион боевых действий. По понятным причинам, они пытаются уйти по территории, предоставляющей наилучшее из возможных укрытий против ударов с воздуха.  G-транспорты (4) стремятся блокировать отход повстанцев с помощью десанта (5). Одна из десантных групп (6) выбросила красный индикатор проблем с радиосвязью.

Тем временем «Дакоты» (7) сбрасывают парашютистов (8) для формирования стоп-линии.  Легкий штурмовик Lynx (9) атакует убегающих повстанцев при помощи неуправляемых ракет, бомб и кассет с напалмом (10). Подобное оружие обладает низкой точностью и его нельзя использовать в непосредственной близости от своих солдат.

В целях минимизации шанса столкновения друг с другом, вертолеты летают по окружности, против часовой стрелки.

Продолжение следует...

20.05.2016(с) Илья «Mr.Garret» СадчиковНа основе материалов Rhodesian Light Infantryman 1961–80, Neil Grant, Peter Dennis, Osprey, 2015.

mr-garett.livejournal.com

Rodesian Light Infantry uniform part 1

B) Куртка (Bush jacket)/рубашка с длинным рукавом (shirt) + штаны (trousers).Комплект наевался как при десантировании с вертолета, с самолета, а также в "зимний" период, или боевых действиях в явно густо заросшей местности (т.к. кустарник очень сильно царапал кожу - такая одежда была естественной в той местности). Иногда вместо куртки надевалась рубашка с длинным рукавом.

Слева направо люди одеты в комбинезон, рубашка и штаны, куртка и штаны.

Остальное снаряжение состояло из:- Личного оружия (Fn-FAL, Fn-MAG)- РПС (на поясе) с запасом патронов и воды- Головной убор (панама, кепка, бандана)- Ботинки с высоким берцем/кеды- (вариантивно) Рюкзак со снаряжением в случае выдвижения более чем на день

C) Футболка (T-shirt)/рубашка с коротким или закатанным рукавом (Shirt) + шорты/штаны (shorts/trousers).Данный комплект наевался при любых действиях, не связанных с десантированием с самолета и в жаркий период.Рубашка/футболка или шорты могли при этом могли быть оливковыми.

Остальное снаряжение состояло из:- Личного оружия (Fn-FAL, Fn-MAG)- РПС (на поясе) с запасом патронов и воды или Разгрузочный жилет с носимым боезапасом и снаряжением- Головной убор (панама, кепка, бандана)- Ботинки с высоким берцем/кеды- (вариантивно) Рюкзак со снаряжением в случае выдвижения более чем на день

*Варианты снаряжения здесь специально не рассматриваются, т.к. это тема для другого разбора*==============================

2. Повседневная униформа (Dress uniform).Повседневная униформа носилась в лагере и состояла из:- Рубашка с коротким (часто) или длинным (реже) рукавом (shirt) с нашивками- Брюки (trousers)- Пояс подразделения (RLI stable belt)- Берет (RLI beret) с кокардой

A) Нашивки подразделения:

Левое плечо (сверху вниз):- Дуга "Rhodesia"

- Эмблема 2-й бригады (к которой относилась Родезийская Легкая пехота)

Правое плечо (сверху вниз):- Дуга "Rhodesia"

- Парашютные крылья (для прошедших курс парашютной подготовки (а это собственно был ВЕСЬ состав RLI), и имеющих 10 прыжков)

- Эмблема RDF (Армии Родезии)

- Звание (для рядового, сержантского и уоррент-офицерского состава) носилось на обоих руках ниже всех этих нашивок.LCPL, CPL, SGT,SSGT

WO 1 and 2 class (Уоррент-офицеры):

- Погоны для офицерского состава:Оливковые или камуфлированные:2-й Лейтенант, 1-й лейтенант, капитан.

Майор, Подполковник, Полковник.

- Нагрудный знак "ARMY" (носился над правым карманом)

B) Берет (RLI beret) с кокардой

Берет - это была отдельная гордость RLI (как и любого подразделения, собственно).Носился он загнутым на правое ухо, кокарда - над левым глазом.

Сержантский и рядовой состав носил простые кокарды - из бронзы, покрытой металлом.Офицеры носили серебряные кокарды.Если лев на фото смотрит налево - то это может быть как кокарда, так и знак в левую петлицу парадной формы.Если лев на фото смотрит направо - то это ТОЛЬКО знак в петлицу парадной униформы.

Берет с кокардой 1961-1972 гг.

Сержанты и рядовые:

Офицеры:

Берет с кокардой 1972-1980 гг.

Сержанты и рядовые:

Офицеры:

C) Пояс:

Рубашка заправлялась в штаны, пояс пропускался под шлевками для ремня.

Форма одевалась для парадов в полевых лагерях, встречах с высокопоставленными лицами и т.п.==========================

ru-snaryaga.livejournal.com