Войны времён Римской республики. Римские войны


Войны Рима История

Война была источником существования Римской республики. Война обеспечивала непрерывное пополнение фонда государственных земель (ager publicus), распределявшихся затем среди воинов – римских граждан. С момента провозглашения республики Рим вел непрерывные завоевательные войны с соседними племенами латинян, италиков, греков, колонизовавших Юг Италии. Более 200 лет потребовалось римлянам, чтобы интегрировать земли Италии в состав Римской республики. Особенно ожесточенной была Тарентская война (280 – 275 годы до нашей эры), в которой в поддержку Тарента против Рима выступил эпирский басилевс Пирр, сравнивавшийся по военному таланту с Александром Македонским. Несмотря на поражения от Пирра в начале войны, Рим в конечном итоге вышел победителем. В 265 году до нашей эры римляне захватили этрусский город Вольсинии, что считается окончанием завоевания Италии. А уже в 264 году до нашей эры высадка римлян на Сицилии привела к началу Пунических войн, то есть войн с финикийцами, которых римляне называли пунийцами.

Первая пуническая война началась в 264 году до нашей эры высадкой римских войск во главе с консулом Аппием Клавдием на Сицилии и изгнанием карфагенян из Мессаны. Гиерон заключил союз с римлянами и общими силами они изгнали карфагенян также из сицилийского города Агригента. Римляне, не имевшие ранее своего военного флота, быстро построили его и одержали ряд побед над известными своим морским могуществом пунийцами. Первая морская победа была одержана консулом Дуилием при Милах (на северном побережье Силилии), в частности, благодаря употреблению изобретенных римлянами абордажных мостов — корвов (corvi). Однако в 255 году до нашей эры карфагенский наемный военачальник Ксантипп разбивает римлян, а сам Дуилий попадает в плен. Несчастья римлян усугубляются потерей сразу нескольких флотилий во время морской бури, тем не менее, в 250 году они одерживают сухопутную победу при Панорме на западе Сицилии. В 248-242 годах до нашей эры талантливый карфагенский полководец Гамилькар Барка успешно отражает нападения римлян как на суше, так и на море и отвоевывает один за другим города Сицилии. Положение резко изменилось в 242 году до нашей эры, когда консул Лутаций Катул разгромил карфагенский флот при Эгатских островах. Гамилькар оказался отрезанным от Карфагена, так как на море господствовали римляне. Это вынудило карфагенян заключить невыгодный для них мир, по которому они полностью отказывались от Сицилии и прилежащих островов. Дальнейшие внутренние смуты в карфагенской державе, вызванные восстанием наемников, надолго исключили карфагенян из борьбы за господство в западном Средиземноморье, благодаря чему римляне захватили Сардинию.

Непосредственной причиной Второй пунической войны была активная экспансия Карфагена в Испании. С 237 года до нашей эры пунийские полководцы Гамилькар, затем Гасдрубал и наконец Ганнибал постепенно покоряли различные племена Испании. Когда Ганнибал после долгой осады захватил союзный римлянам город Сагунт, они в 218 году объявили войну Карфагену. В ходе наиболее драматичной Второй Пунической войны (218 – 201 годы до нашей эры) Рим пережил столкновение с самым блестящим военным гением мировой истории Ганнибалом, полководцем финикийцев, пережил поражения при Треббии, у Тразименского озера, при Каннах, когда войска Ганнибала доходили до стен Рима, но несмотря на это вышел абсолютным победителем в войне, сокрушив финикийскую державу и уничтожив ее столицу – Карфаген.

Третья пуническая война была начата римлянами, опасавшимися возрождения Карфагена; Катон Старший в римском сенате требовал полного разрушения Карфагена. В 149 году до нашей эры, использовав раздоры пунийцев с нумидийским царем Масиниссой, римляне объявляют войну и осаждают Карфаген. Горожане защищались с отчаянием обреченных и лишь после трехлетней осады в 146 году до нашей эры Сципион Младший овладел городом, разрушив его до основания, а уцелевших карфагенян продал в рабство. В результате пунических войн, процветавший некогда юг Италии был настолько разорен, что навсегда потерял экономическое значение.

Из Пунических войн Римская республика вышла мировой державой, установившей господство во всем Средиземноморье. Во II веке до нашей эры Рим завоевал Грецию, Испанию, Галлию, Гельвецию; в I веке до нашей эры Риму покорились Понтийское царство в Причерноморье, Армения, Сирия, Киликия, Палестина, германцы на побережье Северного моря и бритты. Казалось, Римская республика достигла наибольшего могущества. Однако в действительности на II – I столетия до нашей эры приходится сильнейший внутренний кризис.

История древних цивилизаций →

Монархические тенденции Римской республики →

godsbay.ru

Легенды старинных войн Рима | Warspot.ru

Так называемый «мифологический» период есть в истории каждой древней цивилизации, а события тех времён часто не имеют фактического подтверждения. Впрочем, летописцы и поэты облачают их в прекрасные наряды из героического пафоса, трагических судеб и ярких художественных образов. Например, Троянская война известна нам из величайшего эпоса Гомера, при этом сказания о войне явно были распространены задолго создания поэмы: Ахилл, Гектор и Одиссей должны были быть знакомы читателю по умолчанию. Однако найти корни этих сказаний, а тем более слово в слово подтвердить текст поэмы – задача совершенно невыполнимая и ненужная. Был Троянский конь именно деревянным конём, или автор позволил себе такую метафору – сегодня уже не имеет никакого значения, миф совершенно необязательно должен быть реалистичным.

Предметом сегодняшнего разговора станут несколько историй о войнах древнего Рима – где-то преувеличенные, где-то слишком краткие, но посему ещё более интересные: ценным становится каждое слово о тех далёких временах.

Сабинская война

Сабинская война считается первой войной с участием Древнего Рима, но представляется скорее красивой легендой, одной из тех, что окружают ту далёкую эпоху ореолом загадки и недосказанности. Ключевым моментом истории является сюжет похищения сабинянок и эпическое спасение Рима.

По рассказам римских же историков, изначально город был заселён одними только мужчинами. Неизвестно, насколько такое заявление может быть правдоподобным, но стоит помнить, что Рим заселялся выходцами из Альба-Лонги, и не исключено, что в определённой степени – даже бандитами и изгнанниками. Сомнительно, что латинские семьи, на протяжении многих лет спокойно жившие на своей земле, внезапно бросили уютные дома и направились обживать новый город с неизвестным им правителем, тем более если их к этому никто не принуждал. Потому не исключено, что летописцы не столь сильно преувеличивают, говоря о том, что в первые годы Рим столкнулся с острой нехваткой женщин для продолжения рода. Без появления же у граждан многочисленного и здорового потомства у города никакого будущего не могло быть в принципе.

​Похищение сабинянок (художник Николя Пуссен, 1636 г.) - Легенды старинных войн Рима | Warspot.ruПохищение сабинянок (художник Николя Пуссен, 1636 г.)

Поскольку Рим был новым и бедным городом в Италийском союзе, никто из соседей римлян также не торопился заключать семейные союзы, отдавая своих дочерей за воинов и ремесленников Ромула. Тогда правителю ради спасения своего государства пришлось пойти на хитрость, граничащую с откровенной подлостью. Римляне объявили о праздновании празднеств-консуалий в честь божества Конса, отвечавшего за сохранность зерна, – торжество было нарочно придумано Ромулом, – и пригласили на него сабинян со своими семействами. Во время праздника римляне внезапно бросились на безоружных гостей и похитили их дочерей и жён.

Возмущённые столь наглым вероломством, сабиняне незамедлительно начали войну. В первом столкновении римляне благополучно разбили племя латинов, но гораздо сложнее пришлось в столкновении с сабинянами (считается, что именно они потеряли больше всего женщин): те под предводительством царя Тита Тация смогли пробиться в город и захватить Капитолийский холм. В результате упорных боёв сабиняне обратили римлян в бегство, а испугавшийся поражения Ромул воззвал за помощью к богам, обещая в благодарность за победу возвести храм Юпитеру.

Помощь пришла неожиданно. Сабинские женщины, «с распущенными волосами и в разорванных одеждах», бросились между сражавшимися и умоляли прекратить битву: они не хотели смертей ни среди своих новых мужей, ни среди родственников и спасителей. Сабиняне согласились пойти на мир с Римом, и два народа объединились в одно государство. Так римляне получили ещё и сабинское название – квириты, предположительно происходящее от слова quiris – «копьё».

Завоевание Альба-Лонги

Захват и уничтожение бывшей метрополии стали первой успешной операцией в череде побед и завоеваний Рима. По существу, единственным неопровержимым фактом всей этой истории можно считать только то, что город Альба-Лонга действительно был уничтожен, а все остальные сведения балансируют между правдой и ложью; провести чёткую границу спустя века, увы, не суждено. Главным современным претендентом на славу древнего города выступает Альбано-Лациале («Альбано в Лацио») – город, расположенный в 25 километрах к югу от Рима. Находящиеся там руины принято считать останками прародины основателей Рима.

Сложно сказать, была ли неприязнь между Римом и Альба-Лонгой изначальной или выросла из некоего внутреннего конфликта, переросшего в полноценную войну. Произошедшие события относят к правлению третьего римского царя Тулла Гостилия, в середине VII в. до н.э. После его предшественника Нумы Помпилия, при котором не было проведено ни одной военной кампании (постоянные грабительские набеги на близлежащие территории можно отнести, скорее, к варианту «добрососедских отношений» той суровой эпохи), римляне снова взялись за оружие. Армии обоих государств стояли друг напротив друга, готовые ринуться в бой и в очередной раз залить италийскую землю кровью, когда цари решили вспомнить древнюю традицию: провести схватку сильнейших бойцов от обеих сторон, чтобы определить победителей в битве.

​Клятва Горациев (художник Жак-Луи Давид, 1784 г.) - Легенды старинных войн Рима | Warspot.ruКлятва Горациев (художник Жак-Луи Давид, 1784 г.)

Согласно легенде, римляне выставили трёх братьев, отца которых звали Горацием. Альбанцы последовали их примеру, и от них вышли три брата из рода Куриациев. Договор скрепили священными обрядами, и началась схватка. Бойцы сошлись в первый раз: пали один римлянин и один альбанец. Бойцы сошлись во второй раз: пал ещё один римлянин, а два альбанца лишь получили раны. Подданные Альба-Лонги ликовали. Но последний римский боец пошёл на хитрость: зная, что два раненых врага не смогут преследовать его с одинаковой быстротой, он бросился бежать. Когда же преследующие его противники оказались на большом расстоянии друг от друга, римлянин остановился и сразил одного альбанца за другим.

Но на этом легенда не заканчивается. В то время как римляне радостно приветствовали победителя, одна римская девушка заливалась горячими слезами: это была сестра победителя, по иронии судьбы помолвленная с одним из альбанских братьев. Гораций был возмущён печалью сестры по убитому врагу, и в порыве гнева заколол её, произнеся слова: «Отправляйся к своему возлюбленному с твоею не в пору пришедшей любовью! Так погибнет всякая римлянка, которая станет оплакивать врага своего отечества!»

Служителям римского закона выпала непростая задача: наказать победителя было бесчеловечно, оставить безнаказанным – вызвать гнев богов. Суд требовал казни Горация, римский народ – помилования. В итоге было решено провести ритуал, ставший впоследствии традицией для сдавшихся в плен врагов: преступника с покрытой головой провели под символической виселицей, не прибегая к казни.

Согласно договору, альбанцы подчинились власти Рима, но не смирились с ней. Когда римляне начали войну с городами Фидены и Вейи, альбанцы решили воспользоваться случаем и погубить своих обидчиков. Альба-Лонга должна была предоставить Риму вспомогательное войско, которое повёл диктатор покорённого города Меттий Фуфетий, замысливший измену Риму. В бою альбанцы удалились от римлян, но не вышли против них с оружием, как собирались изначально, а отошли в сторону и стали ожидать, кому достанется победа.

Когда римляне перехватили инициативу и начали гнать фиденатов, Фуфетий решил не рисковать и до конца сражения храбро преследовал противника. После боя он предстал перед Туллом Гостилием и объяснил свои действия попыткой окружить противника. Римский царь, однако, не простил предательства и решил жестоко покарать народ Альба-Лонги. Он тайно послал отряд во главе с Горацием в Альба-Лонгу, чтобы захватить и разрушить город, но не причинять вреда храмам и мирным жителям. Последних насильно переселили в Рим. Пока воины Горация равняли город с землей, Тулл Гостилий призвал к себе альбанское войско, якобы намереваясь наградить за хорошую службу и победу. Царь объявил, что знает о предательстве, и войско Фуфетия было уничтожено.

​Победа Тулла Гостилия над Вейями и Фиденами (художник Джузеппе Чезари, 1595 г.) - Легенды старинных войн Рима | Warspot.ruПобеда Тулла Гостилия над Вейями и Фиденами (художник Джузеппе Чезари, 1595 г.)

Рим не просто пополнился новыми жителями – самые бедные люди Альба-Лонги получили на новом месте наделы земли, – но и стал претендентом на главенство во всём Лации, так как Альба-Лонга была центром всего латинского союза и находилась во главе множества общин. Разумеется, падение города не привело к разрушению союза, более того, Рим, в полном соответствии с военным правом, заявил претензии на лидерство в союзе в качестве преемника Альба-Лонги. Но на этом завоевательные войны Рима только начались.

Покорение латинов

Агрессивная политика Рима, а тем более его стремление к господству в Латинском союзе вызвали ожидаемое недовольство соседей. В конце VI в. до н.э. Октавий Мамилий, правитель латинского города Тускула, подговорил тридцать городов латинского союза объединиться против Рима. К союзу присоединился в том числе Тарквиний Гордый – последний царь Рима, изгнанный за деспотизм и преступления против римского народа.

Около 499 г. до н.э. произошли первые столкновения нового италийского союза и Рима: римляне довольно быстро осадили Фидены и подчинили Крустумерию (Крустумерний) и Пренесте. Итоговое сражение войны произошло в битве у Регильского озера. Армией Латинского союза командовал Октавий Мамилий, вместе с ним был Тарквиний Гордый и его сыновья (по крайней мере Секст, из-за которого Тарквиний и был изгнан из Рима). Войско римлян возглавлял диктатор Авл Постумий. В начале боя латиняне теснили римлян, но римский полководец приказал своей личной охране следить за сохранением строя и на месте убивать каждого бежавшего римского солдата, а всадникам – военной элите – спешиться и пополнить ряды пехоты. Римляне сохранили строй и смогли опрокинуть и разбить войско латинян, в плен к Авлу Постумию попало более 6000 вражеских воинов. В бою были убиты сам Октавий Мамилий и сыновья Тарквиния Гордого. Тарквиний же бежал и скончался спустя несколько лет в Кумах.

Спустя три года, около 495 г. до н.э., вольски, умбро-сабельский народ, предложили Лацию объединиться в борьбе с Римом, но латиняне, наученные горьким опытом, выдали послов римлянам. Тем понравилась такая лояльность латинян, они заключили новый договор с соседями и вернули пленников, взятых в битве у Регильского озера.

Вторая Латинская война

Прошло более ста лет с тех пор, как римляне одолели Латинский союз. Почти целый век соседи Рима были покорны, памятуя о своих былых поражениях, но память стирается в поколениях, и к IV веку до н.э. латиняне и соседние племена вновь решили поквитаться со своим давним врагом. Согласно договору, заключённому по итогам Первой войны, латиняне в 358 г. до н.э. ещё предоставили Риму на помощь солдат, но уже в 348 г. до н.э., согласно свидетельствам Тита Ливия, заявили: «Довольно приказывать тем, в чьей помощи нуждаетесь, с оружием в руках латинам сподручней защищать свою свободу, а не чуждое владычество».

В 340 г. до н.э. в Рим прибыли старейшины Латинского союза и потребовали, чтобы латиняне были признаны единым и равноправным с римлянами народом и чтобы один из избираемых римских консулов был латинянином. Сенат на такие уступки не пошёл, и начало войны стало лишь делом времени.

Первая битва состоялась у вулкана Везувий. Согласно легенде, перед боем обоим римским консулам привиделся один и тот же сон: победа достанется той стороне, чей вождь обречёт на смерть самого себя. Консулы решили, что собой пожертвует тот из них, чьи войска первыми начнут отступать. Во время боя первым дрогнуло левое крыло, которым командовал консул Публий Деций Мус – он и бросился в самое пекло сражения, где героически сложил голову. Такой поступок вызвал в рядах римских войск неожиданный подъём, и они, с удвоенной силой накинувшись на врага, одержали победу. После сражения при Трифане римляне окончательно разбили латинов и их союзников, заключив мир на весьма выгодных условиях.

​Гибель Публия Деция Муса (художник Питер Пауль Рубенс, 1617 г.) - Легенды старинных войн Рима | Warspot.ruГибель Публия Деция Муса (художник Питер Пауль Рубенс, 1617 г.)

Одним из таких условий был запрет на коалиции среди латинских племён, а те, кто не получил римского гражданства, вовсе лишался права на торговлю и заключение браков. Таким образом, Сенат страховал Рим от возможных воинственных союзов своих соседей, а в целом по отношению к покорённым племенам Сенат применял классический метод кнута и пряника, давая союзникам юридически закреплённые преимущества. Латинские племена были оставлены на положении федератов, беспокойные города Тибур и Пренесте были лишены части своих земель, а наиболее верные общины – Тускул, Ланувий, Ариция – присоединены к Риму с предоставлением всех прав и гражданства.

В результате двух Латинских войн Рим стал крупнейшим государством Италии, контролировавшим всю Южную Этрурию и Лаций.

Нашествие галлов

Во время Второй Пунической войны Ганнибал едва не дошёл до Рима и не взял его в осаду. Пока карфагенская армия продвигалась по Италии, Вечный Город был на грани паники и хаоса: чтобы умилостивить богов, Сенат принял решение приносить человеческие жертвы.

Впрочем, это не первый случай, когда Рим был в весьма серьёзной опасности. Почти за двести лет до Пунических войн республика столкнулась с воинственными племенами галлов, оказавшихся римлянам не по зубам. Эта война стала настоящей трагедией для римского народа, потому совершенно не удивительно, что родилась красивая патриотическая легенда, призванная сгладить горечь поражения.

В конце V века до н.э. племена галлов перешли Альпы и вторглись в Северную Италию – территорию лигуров и этрусков. В 390-х годах несколько тысяч галлов под предводительством Бренна дошли до Центральной Этрурии и осадили город Клузий, жители которого не замедлили обратиться к Риму за помощью. Сенат направил к галлам трёх послов из старинного и знатного рода Фабиев в надежде уладить вопрос мирным путём. Однако переговоры провалились, послы нарушили нейтралитет, вступившись за клузян, и убили галльского вождя. Разгневанные варвары требовали от Рима выдачи виновных, но, разумеется, получили отказ.

Галлы отказались от осады Клузия и стремительно двинулись на Рим. В битве при реке Аллии (римский историк Ливий датировал её 390 г. до н.э., тогда как греки Полибий и Диодор – 387 г. до н.э.) варвары разметали римское войско, а выжившие римляне бежали в город. Тревога окутала Рим. Население эвакуировалось в соседние земли, сенаторы с оставшимся войском укрылись на Капитолии. Беспомощный Рим был разграблен и сожжён, оставшиеся жители перебиты.

​Галлы принимают выкуп от Римского Сената (гравюра XIX века) - Легенды старинных войн Рима | Warspot.ruГаллы принимают выкуп от Римского Сената (гравюра XIX века)

Взять штурмом укрепления на Капитолии оказалось гораздо сложнее благодаря отвесным склонам холма, и началась осада. Согласно известной патриотической легенде, в одну ночь галлы всё-таки предприняли попытку взобраться на холм. Они поднимались настолько скрытно и тихо, что ни стража, ни даже собаки их не заметили. Только гуси, посвящённые богине Юноне, внезапно подняли шум в ночи, что и разбудило римлян, отбивших атаку на холм. Эта история выглядит настолько необычной, что её вряд ли можно было придумать без реального основания – гусей действительно содержали при храме Юноны, да и птицы эти шумные.

Спустя семь месяцев осады начались мирные переговоры. Галлы согласились покинуть Рим в обмен на колоссальный выкуп в тысячу тысяч фунтов золота. Уже на пути к Альпам галлы были атакованы новой римской армией, собранной вне Рима за время осады.

Мир с галлами был заключён только в 30-х годах IV века до н.э. Варвары ещё не раз вторгались в Лаций и Южную Италию, но взять Рим им больше не удавалось. Галлы поселились между Альпийским хребтом и рекой По, а несколько столетий спустя при консульстве Юлия Цезаря обитатели Цизальпинской Галлии получили все гражданские права и фактически стали римлянами…

warspot.ru

Римские войны в Германии (I в. до н.э. – III в. н.э.) | Войны Античности | Армии древности — ХLegio 2.0

Ранние греческие, а затем римские авторы не отделяли германцев от кельтов. Этнические процессы, происходившие в III – II вв. до н.э. на территории европейского Барбарика, оставались для них окутанными тайной. Когда оттуда приходили орды завоевателей, никто не мог с уверенностью сказать, кто они и откуда вышли. Так рождались легенды о киммерийцах, народах, обитавших в сумрачных землях у самого входа в обитель мертвых. По созвучию имен с киммерийцами связывали кимвров, в конце II в. до н.э. опустошивших Галлию и в конечном итоге разбитых римским военачальником Г. Марием в сражениях при Аквах Секстиевых и Верцеллах, а также другие народы, населявшие территории между Черным и Балтийским морями. Археологическая культура Центральной и Северной Европы также демонстрирует определенное культурное единство, сложившееся в ходе кельтской экспансии III – II вв. до н.э. В этом мире просто не было места для германцев, как особого народа, отличного своей культурой, языком и общественным устройством. Лишь в конце II в. до н.э. на севере Европы, на границе современной Германии и Польши, складываются Оксывская и Ясторфская культуры, с которыми археологи связывают появление этнического субстрата, вышедшего на историческую арену в качестве германцев. Археологические данные этого времени особенно красноречивы. Могильники заполнены оружием и военным снаряжением. Среди положенных в них вещей встречаются импорты из отдаленных стран: сосуды, украшения, заколки для плащей. Эти памятники однозначно свидетельствуют о военной активности, далеких походах за добычей и службе в качестве наемников.

О германских наемниках в своих Записках подробно рассказывает Г. Юлий Цезарь. Их предводителем был Ариовист, которого около 60 г. до н.э. пригласили к себе на службу галлы. Сначала Ариовист помог секванам победить их традиционных противников эдуев. Затем, почувствовав свою силу, он обратил оружие против своих хозяев. В битве у Магетобриги галлы потерпели тяжелое поражение. В соответствии с условиями мира они должны были уступить германцам часть своей земли, выплатить дань и предоставить заложников. Не осмеливаясь более испытать военное счастье, галлы в 58 г. до н.э. обратились за помощью к римлянам. Цезарь потребовал у Ариовиста вернуть галлам взятых у них заложников и прекратить германские переходы через Рейн. Получив отказ, Цезарь двинулся прямо на Ариовиста и в сражении у современного Мюльхаузена разбил его армию. Множество германцев погибло на поле боя, немногие, в их числе сам Ариовист, спаслись бегством. Чтобы впредь воспрепятствовать германским вторжениям в Галлию, Цезарь дважды, в 57 и 53 гг. до н.э. переходил с армией через Рейн, а также неоднократно предпринимал против германцев акции устрашения, такие, как уничтожение племен узипетов и тенктеров. Тем не менее, в ходе Галльской войны наемные отряды германцев сражались как в армии галлов, так и в армии римлян, оказывая обеим сторонам немалую поддержку своей силой и боевой опытностью.

Рис. 1. Германский воин I - III вв. н.э.

Бонн, музей. Фотография автора.

В результате завоеваний Цезаря старый мир оказался поделен между римлянами и германцами, граница между которыми установилась по Рейну. На левом берегу находились умиротворенные и превращенные в римские провинции галльские территории, на правом берегу, территории свободные от римской власти. Германцев, однако, продолжали притягивать к себе богатые земли Галлии. Время от времени они продолжали осуществлять переходы через Рейн и грабить его левый берег. Против их набегов римляне должны были предпринять серьезные меры. В 38 г. до н.э. римская армия под командованием М. Випсания Агриппы впервые со времен Цезаря снова перешла через Рейн и вела боевые действия на правом берегу реки. В 29 г до н.э. Г. Каррина действовал против свевов, а в 25 г. до н.э. М. Виниций совершил новую экспедицию за Рейн, направленную против сугамбров и их союзников тенктеров. Однако, по всей видимости, этих мер оказалось недостаточно. Уже в 16 г. до н.э. сугамбры вновь вторглись в Галлию и нанесли поражение посланному против них легату М. Лоллию. Среди прочих трофеев в их руки попал орел V легиона. Это поражение, не столь тяжелое, сколь позорное, во многом предопределило направление германской политики Рима на несколько десятилетий вперед.

Считая, что следует раз и навсегда отучить германцев от набегов на римскую провинцию, император Август передал военное командование своему пасынку Д. Друзу, уже успевшему зарекомендовать себя в качестве блестящего полководца в ходе недавней кампании против альпийских племен. Друз приступил к организации широкой наступательной операции за Рейном. С этой целью летом 12 г. до н.э. он создал мощную военную группировку, включавшую, по меньшей мере, пять легионов и примерно равное им по численности количество вспомогательных войск. Застав сугамбров врасплох при переправе через Рейн, Друз нанес противнику поражение и заставил их вернуться обратно. Осенью того же года он предпринял экспедицию к устью Рейна и заключил союзнический договор с жившими здесь батавами и фризами. Римский флот при содействии фризов вышел в океан и совершил разведывательное плавание до устья Везера. В следующем году войска при поддержке флота двинулись вглубь Германии. Воспользовавшись тем, что сугамбры выступили в поход на хаттов, римские войска достигли долины среднего Везера. Жившие здесь херуски изъявили Друзу свою покорность. В 10 г. до н.э. наступление было направлено главным образом против сугамбров и хаттов. Потерпев поражение в открытом бою, они были вынуждены сложить оружие. Маркоманны, соседи хаттов, чтобы избежать нападения римлян, снялись со своих мест и отступили далеко на восток. Теперь вся территория между Рейном и Везером оказалась в подчинении и римляне могли отодвинуть театр боевых действий далее на восток. В 9 г. до н.э. войска вновь проследовали вдоль течения р. Липпе до Везера. Здесь им подчинились свевы, а херуски, избегая столкновения, отступили на восток за Эльбу. Друз также подошел к Эльбе, однако, не став ее переходить, отдал приказ об возвращении. На пути к Рейну произошло еще несколько столкновений, но нигде сопротивление не увенчалось успехом. После внезапной смерти Друза, случившейся вследствие неудачного падения с коня, перелома бедра и начавшейся гангрены, командование войсками перешло к его брату Тиберию. В 8 и 7 гг. до н.э. военные операции на территории между Рейном и Везером продолжались под его руководством. В 5 г. н.э. римские войска, взаимодействуя с флотом, вновь достигли Эльбы и, перейдя на правый берег реки, получили изъявление покорности от живших здесь семнонов.

Увеличить

Рис. 2. Археологические находки с острова батавов, I в. н.э.

Лейден, музей древностей. Фотография автора.

Продвижение римлян вглубь Германии встречало растущее противодействие местных племен, которые заключали друг с другом союзы и коалиции. Особенное значение приобрел союз, созданный царем маркоманнов Марободом. Его власть признали гермундуры, квады, свевы, лугии, жившие на территории от Эльбы до Карпат. Армия Маробода насчитывала 80 тыс. человек пехоты и 4 тыс. всадников. Вначале его власть пользовалась поддержкой римлян, затем могущество Маробода начало внушать опасение. В 6 г. были начаты приготовления к войне. На Верхнем Рейне и на Дунае было сконцентрировано в общей сложности двенадцать легионов. Немедленному началу военной кампании помешало только паннонское восстание. С Марободом был немедленно заключен мир, все имеющиеся в наличии силы, включая германские вспомогательные части, были переброшены в Паннонию. Здесь в 6 – 9 гг. разгорелись тяжелые бои. Повстанцы были многочисленны и дисциплинированы, использовали римское оружие и тактику. Лишь с большим трудом римскому командованию удалось, наконец, справиться сними. Однако, едва в 9 г. был отпразднован триумф, как в Рим пришло известие о катастрофе в Тевтобургском лесу.

Римский военачальник, Пб. Квинктилий Вар попал в ловушку, которую расставили ему германцы. Лидером восставших и главой заговора был вождь херусков Арминий, ранее служивший в римской армии и пользовавшийся абсолютным доверием наместника. Ему удалось заманить римского военачальника в глухую и дикую местность, известную в древности под названием Тевтобургского леса. Здесь римляне были окружены превосходящими силами противника и перебиты. Те, кто не погиб в бою, вслед за Варом поспешили покончить с собой. Спастись удалось лишь немногим. Последствия разгрома были весьма значительны. Погибла целая армия, три легиона, шесть когорт и три алы, были потеряны орлы легионов, оружие и снаряжение. Вместе с тем, эти последствия могли быть еще более тяжелыми, если бы германцы сумели воспользоваться всеми плодами одержанной ими победы. Когда они появились на Рейне, здесь их уже встретили 2 легиона, спешно переброшенные из Галлии. Несколько позже, произведя дополнительный набор в Италии и стянув войска с других участков фронта, Тиберий привел еще 6 легионов. Граница снова была под надежным прикрытием, однако все линии коммуникации за Рейном были потеряны. Хотя в 11 г. римские войска снова переправились на правый берег, где провели три летних месяца, ни о каком возвращении к агрессивной политике прежних лет не могло быть и речи. Единственной целью этого похода была демонстрация силы.

Увеличить

Рис. 3. Меч типа Кессель, I в. н.э.

Лейден, музей древностей. Фотография автора.

Удобный момент для реванша представился после смерти императора Августа. Тиберий отправился в Рим, чтобы унаследовать трон, а во главе рейнской армии был поставлен молодой сын Друза Германик, с именем которого солдаты связывали самые радужные надежды. Начало наступления было положено поздней осенью 14 г. Продвигаясь вверх по Липпе, Германик проник довольно далеко вглубь страны и на обратном пути счастливо избежал засады, уготованной ему племенами бруктеров, узипетов и тубантов. В феврале 15 г. наступление возобновилось. Сам Германик выступил против хаттов, столицу которых Маттий он разрушил, в то время как его легат А. Цецина также успешно действовал против херусков и марсов. Еще до наступления осени Германик предпринял новую большую кампанию на северо-западе, опустошив всю территорию между Эмсом и Липпе. Продвижение римских войск сопровождалось упорным сопротивлением. Арминий развернул активную деятельность по организации совместного отражения римской агрессии. Путем переговоров ему удалось собрать мощную коалицию племен, главную роль в которой играли херуски. В 16 г. он решился дать сражение римской армии на полях Идиставизо, но был разбит, потерял большинство своих воинов и сам лишь случайно избежал смерти. Римские потери были также велики.

Убедившись, что война затягивается, а сопротивление германцев невозможно сломить одним ударом, император Тиберий посоветовал Германику прекратить военные операции и предоставить варваров их собственным раздорам. Этот момент стал переломным в германской политике Империи. Римское наступление на Германию, длящееся уже три десятилетия, было прекращено. Агрессивные устремления в отношении территорий за Рейном сменилась политикой сдерживания. Новая стратегия нашла выражение в отмене главного командования на германском фронте и разделении его на два оборонительных участка: верхнее- и нижнегерманские войска, в образовании новых лагерей легионов с выраженными оборонительными функциями, и, наконец, в планомерном создании рейнской военной зоны. Дальнейшее развитие событий показывает правильность принятого решения. В прошлом общая для всех угроза цементировала разобщенные племена германцев и сдерживала существующие между ними противоречия. Когда непосредственная опасность миновала, эти противоречия немедленно дали знать о себе. Уже через три года оказались устранены наиболее опасные противники Рима: Маробод был изгнан, а Арминий погиб от руки своих соплеменников.

Рис. 4. Битва при Идиставизо.

Диорама, Делфт, военный музей. Фотография автора.

На смену военному давлению пришла дипломатия, на смену военным операциям пограничная война. В 28 г. фризы, выплачивавшие дань римской администрации, возмутились, убили сборщиков дани и осадили римский гарнизон, стоявший в укреплении Флеве. На помощь римский наместник Л. Апроний прислал довольно крупный отряд вспомогательных войск, который снял осаду. Последовавшее за этим вторжение в земли фризов оказалось неудачным. Римские отряды, не согласовывая действий друг с другом, действовали наобум и понесли значительные потери. В 47 г. войну против фризов и их союзников хавков вел Гн. Домиций Карбулон. Вначале римский флот рассеял корабли, на которых варвары грабили галльское побережье, затем военачальник перенес боевые действия на территорию противника. В тот момент, когда римское войско выступало для преследования бегущего неприятеля, прибыло письмо императора Клавдия, предписывавшее немедленно прекратить боевые действия и вернуться в лагеря. В 58 г. фризы, занявшие пустовавшие земли на берегах Рейна и островах в его устье, были внезапно атакованы римской кавалерией, рассеяны и принуждены удалиться. В том же году военные действия велись против ампсивариев и их союзников бруктеров и тенктеров.

Эти войны, больше похожие на военные набеги, не могли существенно изменить ситуацию. Однако, в конце 60-х гг. произошло событие, всколыхнувшее, устоявшееся было равновесие и ставшее катализатором дальнейших изменений. Гражданская война, вспыхнувшая после смерти императора Нерона, непосредственно затронула галльские и германские провинции империи. Зимой 69 г. рейнская армия провозгласила императором Вителлия и выступила в поход на Рим. Гарнизоны в германских лагерях оказались ослаблены. В это время вспыхнуло восстание батавов, вождь которых Юлий Цивилис объявил себя сторонником императора Веспасиана. Восставших поддержали служившие в римской армии батавские вспомогательные когорты и зарейнские германцы: фризы, хавки, бруктеры, тенктеры и канненефаты. С этими силами Цивилис блокировал Ветеру. Когда наместник попытался оказать помощь осажденным, Цивилис сумел ему воспрепятствовать. Весной 70 г. восстание распространилось на территорию Галлии. Треверы окружили остатки легионов в Могонциаке, Новезии и Бонне, и заставили сложить оружие. Получив известие об этих событиях, гарнизон Ветеры, не в силах более выдерживать голод, сдался Цивилису.

Рис. 5. Римский форт в Заальбурге.

Модель, Делфт, военный музей. Фотография автора.

Только после того как гражданская война в Италии завершилась, правительство, наконец, смогло заняться восстанием. Летом 70 г. военачальником германской армии был назначен Кв. Петилий Цериал, один из лучших полководцев империи. В состав его армии вошли легионы с дунайской границы, остатки разбитой армии Вителлия, а также легион, прибывший из Виндониссы. Треверы практически не оказали ему сопротивления. Удовлетворившись казнью зачинщиков мятежа, Цериал устроил в Трире квартиры для своей армии и стал ожидать прибытия подкреплений из соседних провинций. В этот момент Цивилис нанес неожиданный удар. Никем не ожидаемые, его отряды появились перед городом, захватили укрепления и мост через Мозель. Солдаты обратились в бегство, однако Цериал, увидев, что германцы увлеклись грабежом, сумел организовать контратаку и одержал полную победу. Вдоль Рейна римская армия двинулась в Нижнюю Германию. У Ветеры состоялось еще одно сражение, в котором победа вновь досталась римскому полководцу. После того, как осенью того же года Цериал вторгся в область батавов, среди восставших начались раздоры. Цивилис вместе со своими союзниками ушел за Рейн, а его сограждане сдались на милость Рима.

Для императоров династии Флавиев германское направление внешней политики имело первостепенное значение. В наказание за измену и трусость Веспасиан распустил старые германские легионы и набрал новые, количество которых было доведено до восьми. На нижнем Рейне стояли четыре легиона: XXII Primigenia и X Gemina, размещавшиеся в Новиомаге (Нимвеген), VI Victrix в Наиссе (Нейс), XXI Rapax в Бонне. Столько же легионов стояло на Верхнем Рейне: XIV Gemina и I Adiutrix в Могонциаке (Майнц), VIII Augusta в Аргенторате (Страсбург) и XI Claudia в Виндониссе (Виндиш). Положение обеих армий не было одинаковым. Для укреплений Нижней Германии надежной защитой являлся Рейн, течение которого здесь имеет максимальную ширину. По-другому было в Верхней Германии. Здесь в верхнем течении реки находилась область Декуматских полей, клином проходившая между римскими провинциями Верхняя Германия и Реция. Жившие здесь хатты несомненно представляли серьезную опасность для их глубокого тыла. При Веспасиане и, в большей степени, при его сыне Домициане, были предприняты серьезные шаги для разрешения этой проблемы. В 74 г. легат Гн. Пинарий Клемент оттеснил хаттов от Рейна и заложил ряд сторожевых крепостей на его правом берегу и на Неккаре. В 83 г. Домициан начал новое наступление на хаттов, в котором было задействовано семь легионов и большое количество вспомогательных войск. По просекам, проделанным в лесной чаще, войска нанесли удар вглубь территории противника.

Рис. 6. Нападение германцев на укрепленную римскую ферму.

Реконструкция, Бонн. Фотография автора.

Захватив район Тавна, римляне начали здесь большое строительство. Через лес была проложена дорога от Могонциака к Нидде, для защиты которой были выстроены крепости в Хофхейме, Хиддернхейме, Окарбене и Фридберге. В южной части Десятинных полей дороги соединили Роттвайль с крепостями на верхнем Рейне: Аргенторатом и Виндониссой. Таким образом было положено начало знаменитому Германскому лимесу, прикрывшему важный участок границы на наиболее опасном направлении. В 98 г. Траян заложил цепь укреплений от Вёрта на Майне до до Каннштадта. Границу Реции он перенес к северу на линию Гунценгаузена и примкнул у Лёрха к германской линии укреплений. При его преемнике Адриане были сооружены валы и палисады, придавшие лимесу законченный вид. Пограничная линия начиналась у Гённингена. Через долину р. Лана и нижнее течение Эмса она шла на юго-восток до Цугмантеля, где начиналась дорога к Могонциаку. После этого она поворачивала на северо-восток к Тавну. Достигая здесь передовых постов Бюцбаха, она резко сворачивала на юг и далее шла по левому берегу Майна и Неккара до Лёрха. Около 155 г. Антонин Пий передвинул границу с линии Майн - Неккар далее на восток, выстроив цепь пограничных крепостей Валдюрна, Остербуркена, Орингена и Майнхарда. На протяжении 80 км по линии Валлдюрн - Лёрх был возведен 4 - метровый вал с частоколом и ров шириной 6 м и глубиной 3 м. В нескольких километрах от вала на расстоянии 500 – 1000 м. одна от другой располагались кастеллы и наблюдательные башни. В законченном виде система укреплений Германского лимеса представляла собой надежную защиту границы, косвенным признанием качества которой было сокращение общего числа германских легионов. Начиная с середины II в. их количество не превосходило четырех: XXX Ulpia в Ветере (Ксантен) и I Minerva в Бонне составляли гарнизон Верхней, а XXII Primigenia в Могонциаке (Майнц) и VIII Augusta в Аргенторате (Страсбург) – Нижней Германии.

Строительство укреплений и умеренная политика императоров династии Антонинов дали превосходные результаты. На германской границе установилось длительное затишье, а столкновения здесь стали редкостью. Даже в эпоху Маркоманнской войны 166 – 180 гг., охватившей дунайскую границу империи на всем ее протяжении и потрясшей самые основы римского мира, в Германии местные племена продолжали сохранять спокойствие. Лишь в 162 и 171 гг. источники фиксируют волнения среди хаттов, ставшие, в конечном счете, лишь незначительным эпизодом на фоне более масштабных событий. Без всяких потрясений на рейнской границе обошлась смена династии и гражданская война 193 – 197 гг., приведшая к власти Септимия Севера. В то время как новый император ведет войны на восточной границе империи и в Британии, германцы сохраняют мир. Это позволяет привлекать вексилляции рейнских легионов к боевым операциям далеко в стороне от мест их постоянной дислокации. Лишь в 213 г., инспектируя дунайскую границу, сын Севера Каракалла должен был использовать военную силу при разрешении пограничных противоречий между варварами.

Среди племен, которые понесли при этом наказание, перечисляются алеманы. Это имя впервые появляется на страницах истории, но ему еще предстоит обрести в них постоянную прописку. Поздние римские авторы считали алеманов не племенем, а союзом племен, перечисляя при этом народы, входившие в их состав: буцинобантов, ретовариев, бризигавов и лентиензов. Вероятно, часть их относилась к местному населению, а часть была пришельцами, вытолкнутыми к римской границе в результате начавшегося в Центральной Европе процесса переселения племен. Утверждение могущественного союза племен, обладавшего многочисленным боеспособным населением, в непосредственной близости от территории римских провинций не могло не тревожить римское командование. В 213 г. Каракалла отразил исходящую от них угрозу и почти на два десятилетия обеспечил спокойствие на пограничной территории. Однако, в 233 – 234 гг. алеманы вновь начинают совершать набеги на территорию Декуматских полей. В 235 г. войну с ними вел Максимин Фракиец. Под личным командованием императора римская армия глубоко вторглась на территорию противника и вела бои с германцами среди болот и лесов. Снова римское оружие одержало внушительную победу, надолго заставившую варваров уважать неприкосновенность границы. Но, как и в прошлый раз, решительного успеха достичь не удалось, и по прошествии еще двух десятков лет алеманы снова попытали военное счастье, нанеся империи удар, во многих отношениях ставший для нее фатальным.

Публикация:Германские племена в войнах против Римской империи. Конец I века до нашей эры ― начало III века новой эры. М.: Рейтар, 2007

www.xlegio.ru

Основные войны Древнего Рима

Самнитские войны

Выросшее население вынуждало Рим расширять свои владения. К этому времени Рим окончательно захватил главенствующее положение в латинском союзе. Подавив в 362 - 345 годах до н.э. восстание латинян, римляне окончательно утвердились в центральной Италии. К римлянам перешло право постоянно, а не по очереди назначать главнокомандующего латинского союза; римляне решали окончательно вопрос о мире; они преимущественно своими гражданами заселяли вновь захватываемые места для колоний, всегда получали львиную долю военной добычи и т. д.

Горное племя самнитов уже давно было головной болью для Рима. Они постоянно тревожили набегами владения Рима и его союзников. Достаточно давно уже самнитские племена разделились на две большие части, одна из которых спустилась с гор в долины Кампании и ассимилировавшись с местным населением, приняла этрусский образ жизни. Вторая часть осталась в горах и там, до сих пор существовала военная демократия. В 343 году до н.э. в Рим прибыло посольство кампанцев из города Капуя, с предложением мира и союза. Сложность заключалась в том, что у римлян в 354 г. до н.э. был заключен мирный договор с горными самнитами, являвшимися злейшими врагами своих равнинных кампанских родственников. Однако соблазн присоединения к Риму большой богатой области был так велик, что римляне фактически дали кампанцам римское гражданство с сохранением их автономии, а к самнитам послали дипломатов с просьбой не трогать "новых римских граждан". Самниты поняли, что их пытаются обойти хитростью, ответили грубым отказом и принялись грабить кампанцев с удвоенной силой. Это послужило предлогом для начала первой самнитской войны.

Из Рима на самнитов выступили два войска, одно из которых возглавлял Авл Корнелий Косс, а второе - Марк Валерий Корв. Марк Валерий Корв расположил свою армию лагерем у подножия горы Гавра. Там же он дал сражение войску самнитов. Битва была очень упорной, и длилась до самого вечера. Даже личный пример Корва, во главе конницы бросившегося в атаку, не помог римлянам переломить ход битвы. Только перед наступлением темноты, бросившись в последнюю, отчаянную атаку, римлянам удалось смять строй самнитов и обратить их армию в бегство. Наступившая ночь спасла самнитскую армию от полного разгрома. Второе сражение произошло у города Сатикулы. Легенда говорит о том, что римляне из-за беспечности своего предводителя, чуть было не попали в засаду самнитов в узком лесистом ущелье. Однако смелый помощник консула с небольшим отрядом сумел занять господствующий над округой холм и под угрозой удара в тыл самниты не решились атаковать основную римскую армию, что дало ей возможность выйти из ущелья. Третья битва была также выиграна римлянами недалеко от города Свессула.

Латинская война

В 340 году до н.э. скрытая неприязнь к Риму, давно копившаяся у латинских племен, вылилась в открытую войну с римским владычеством в Лациуме. Против Рима, в союзе с армией вольсков, выступили армии даже таких давних союзников как города Тибур, Тускул, Пренесте, Ардеи, Цирцея и др. Также к восставшим присоединились и кампанцы, только что присоединившиеся к Риму для защиты от самнитов. Поводом к войне послужил ультиматум латинов, требовавших избрания одного консула и половины римских сенаторов отвергнут. Консулом был назначен Тит Манлий Торкват, суровый и решительный военачальни Его армия дала бой объединенному войску латинов и кампанцев у подножия Везувия. Враг был разгромлен. Упорство сражения подтверждают данные о потерях: римляне потеряли до половины войска, а латины - три четверти. Остатки войска латинов и их союзников собрались и города Трифанум, где и были окончательно разбиты Титом Манлием в 340 году до н.э.

Карфаген. Первая пуническая война

Завоевав в упорной борьбе Апеннинский полуостров, римская республика столкнулась с тем, что дальнейшее расширение ее границ и сферы влияния вступало в конфликт с интересами крупных средиземноморских держав. Первым государством, которому довелось испытать на себе всю серьезность намерений римлян, оказался Карфаген. Не было в то время на берегах Средиземного моря государства такого богатого и, одновременно, такого коррумпированного, как Карфаген. Самая тяжелая война со времен основания Рима длилась 23 года. В результате которой Карфаген потерял Сицилию.

Вторая пуническая война

Окончание этой войны принесло Риму долгожданный мир. Однако счастье, как ему и положено, длилось недолго. Причиной этому стала война с иллирийцами.Иллирийское государство располагалось на западном побережье Балканского полуострова. Его сильно изрезанная береговая линия и огромное количество мелких островов создавали отличные условия для пиратских баз. Большое количество легких и быстрых пиратских судов занималось грабежом прибрежных поселений Балканского полуострова и Италии, делая торговое судоходство на просторах Адриатического и Ионийского морей очень рискованным занятием. Весной 229 года иллирийская царица Тевта послала большой пиратский флот в греческие воды. Иллирийцам удалось захватить город Коркиры и в это время в иллирийских водах появился римский флот из 200 кораблей. А чуть позже у города Аполлонии высадилась римская армия в количестве 22 тысяч человек. Весной 228 года Тевта запросила мира. По соглашению с римлянами она отказывалась от всех городов и территорий занятых римлянами, а также обязалась уплатить контрибуцию. Кроме того иллирийские мореходы были сильно ограничены в своих передвижениях. Цель римлян на тот момент была достигнута.



biofile.ru

Германские войны: месть Рима | Warspot.ru

Разгром в Тевтобургском лесу стал переломным моментом римской политики в Германии. Несчастье постигло Рим в момент величайшего напряжения его сил, когда имевшиеся ресурсы были исчерпаны почти полностью. Хотя путем насильственной мобилизации и переброски легионов с других фронтов удалось закрыть образовавшуюся брешь в обороне, предотвратить развитие кризиса не удалось. Вся Германия к востоку от Рейна откололась от империи — города, укрепления и дороги, ранее заложенные в ее землях, оказались потеряны. Умирая, Август советовал своему преемнику отказаться от продолжения экспансии и держаться в пределах существующих границ. Но его завещание не было исполнено.

Солдатский мятеж

19 августа 14 г. н.э. умер император Август. С ним в прошлое ушла целая эпоха истории Рима. Его преемником стал Тиберий, на плечи которого легла забота по разрешению кризиса последних лет правления. С самых первых дней император столкнулся с серьезными трудностями, одной из которых стали волнения размещенных в провинциях войск. Вследствие жестоких войн последних лет в армии поддерживалась особо строгая дисциплина. Ветераны не получали положенную им по возрасту отставку, солдаты средних лет – отпуск. Для сохранения дисциплины и порядка военного времени солдат подвергали упражнениям и тяжелым работам.

При известии о кончине Августа долго сдерживаемое раздражение прорвалось наружу. Солдаты трех паннонских легионов отказались приносить присягу верности Тиберию и выдвинули перед его посланниками ряд требований. Затем их примеру последовали солдаты восьми германских легионов.

​Базальтовый бюст Германика, Британский музей, Лондон - Германские войны: месть Рима | Warspot.ruБазальтовый бюст Германика, Британский музей, Лондон

Командовал рейнской армией пасынок Тиберия, сын его брата Друза, 29-летний Тб. Клавдий Друз Нерон Германик. Армия была разделена на две группировки, каждая из которых находилась под управлением своего легата. Г. Силий командовал четырьмя легионами – II Августа, XIII и XIV Сдвоенными и XVI Галльским, – стоявшими на верхнем Рейне в Могонциаке (Майнц). Цецина Север командовал также четырьмя легионами – I Германским, V Жаворонков, XX Валерия и XXI Хищным, – стоявшими на нижнем Рейне в летних лагерях неподалеку от нынешнего Кельна. Весть о смерти Августа застала Германика в Галлии, где он занимался сбором налогов.

В качестве военачальника он должен был привести солдат к присяге новому императору. Однако солдаты V и XXI легионов отказались присягать и взбунтовались. Центурионов, попытавшихся водворить порядок в лагере, жестоко избили. Мятежники окружили трибунал, на котором находился Германик, и потребовали от него обещанной им отставки, выплаты жалования и улучшений условий службы. Германик отказался говорить с солдатами и скрылся в своей палатке.

​Император обращается к воинам. Изображение на денарии императора Калигулы - Германские войны: месть Рима | Warspot.ruИмператор обращается к воинам. Изображение на денарии императора Калигулы

Через несколько дней, когда беспорядки пошли на спад, между мятежниками и командованием было заключено соглашение. В обмен на принесение присяги Германик обещал выполнить большинство солдатских требований, а также раздать солдатам завещанные им покойным императором деньги. Нехотя и с промедлением сначала солдаты нижнегерманской армии, а затем их соратники из Верхней Германии принесли клятвы верности.

Возобновление экспансии

Чтобы восстановить контроль над мятежной армией, Германик решил немедленно предпринять военный поход за Рейн. При подготовке к выступлению мятежные речи забылись, солдаты вспомнили о дисциплине и вновь стали беспрекословно подчиняться приказам своих командиров. На этом и строился расчет Германика. Поздней осенью 14 г. он переправился на правый берег Рейна с двумя в прошлом мятежными V и XXI легионами, XX Валерия легионом, 26-ю вспомогательными когортами и 8-ю кавалерийскими алами. В общей сложности армия насчитывала более 20 тысяч человек.

​Военные кампании Германика 14 – 16 гг. - Германские войны: месть Рима | Warspot.ruВоенные кампании Германика 14 – 16 гг.

Объектом нападения были избраны жившие между реками Липпе и Руром марсы. Они как раз справляли осенний праздник плодородия, когда вторглись незаметно подошедшие войска и вырезали собравшихся безоружных людей. Святилище почитавшейся германцами богини Тамфаны было разрушено. Армия разделилась на небольшие отряды и опустошила обширную территорию на правом берегу Рейна. Возмущенные нападением, соседние племена бруктеров, тубантов и узипетов попытались захватить Германика на обратном пути в лесном ущелье, но римляне двигались в образцовом порядке, и эта попытка потерпела неудачу. Войска успешно вернулись на левый берег Рейна и провели зиму на своих квартирах.

Кампания 15-го года

Успех этой операции укрепил реваншистские настроения среди солдат и офицеров. В феврале 15 г. Германик с четырьмя верхнегерманскими легионами и десятью тысячами человек в составе вспомогательных войск вновь перешел Рейн и выступил против хаттов. Его путь пролегал вверх по долине Майна и далее, к верховьям Везера. Возможно, с этим походом следует связать восстановление лагеря Друза близ современного Хедемюндена. Хатты не приняли боя и отступили вглубь своих лесов. Их главный город, Маттий, был предан огню, а обширная территория опустошена продвигавшимися войсками.

Одновременно на нижнем Рейне Цецина Север тоже переправился со своими четырьмя легионами на правый берег и продвинулся вверх по течению Липпе, чтобы создать угрозу херускам и помешать им прийти на помощь атакованным хаттам. Марсы, затаившие гнев за вторжение прошлого года, попытались напасть на лагерь Цецины, но были разбиты в сражении. Одним из результатов этой кампании был переход к римлянам вождя проримской партии херусков Сегеста с многочисленной родней и домочадцами, среди которых находилась и его дочь, жена Арминия Туснельда.

​Снаряжение римского легионера начала I в. н.э. Музей Калькризе - Германские войны: месть Рима | Warspot.ruСнаряжение римского легионера начала I в. н.э. Музей Калькризе

Летом того же года было начато масштабное наступление на северо-востоке. Цецина с 40 когортами прошел через земли бруктеров и тубантов до среднего течения Эмса, где встретился с перевезенной флотом основной группировкой войск, включавшей 4 легиона и конницу. Соединившись, войско опустошило территории бруктеров между Эмсом и Липпе неподалеку от границ Тевтобугского леса, где все еще лежали непогребенные останки войск Квинтилия Вара. Германик посетил место сражения, захоронил останки солдат и воздал погибшим последние почести. Затем большая часть армии вернулась на корабли, а Цецина повел свой отряд к Рейну посуху.

Маршрут проходил по болотистой местности, по деревяным гатям, проложенным здесь в 3 г. до н.э. Л. Домицием Агенобарбом. Пока часть солдат чинила дорогу, остальные были вынуждены непрерывно отбиваться от наседающих германцев. Войска понесли большие потери, солдаты впадали в уныние, вспоминая об участи Вара. Цецина был старый командир, прослуживший в армии 40 лет. Он сохранил бодрость и присутствие духа. Дождавшись, когда германцы подступили к укреплениям лагеря, он лично повел солдат на вылазку через боковые ворота. Варвары, полностью уверившиеся в своей победе, были застигнуты врасплох, опрокинуты и смяты. Оторвавшись от преследования, римляне благополучно ушли за Рейн.

Организация сопротивления

Возобновление римской военной экспансии вызвало предсказуемое сопротивление со стороны германцев. Во главе его стали Арминий и его дядя по отцовской линии Ингвиомер. Вдвоем они развернули активную деятельность, и, несмотря на существовавшие среди племенной знати разногласия, добились на этом поприще значительных успехов. Основу созданной ими коалиции составляли вновь взявшиеся за оружие херуски. К ним примкнули извечные враги римлян хатты, а также уже давно воевавшие ампсиварии, бруктеры, узипеты, тубанты и другие германские племена вплоть до Эльбы. Общая численность выставленных ими племенных ополчений составляла 30 000–50 000 воинов.

​Снаряжение германского воина начала I в. н.э. Музей Калькризе - Германские войны: месть Рима | Warspot.ruСнаряжение германского воина начала I в. н.э. Музей Калькризе

Хотя Арминий прилагал значительные усилия для того, чтобы заполучить в состав антиримской коалиции Маробода, король маркоманнов на этот раз вновь остался нейтральным. В свое время он даже переслал римлянам отправленную ему Арминием голову Квинтилия Вара, чтобы ее могли захоронить с надлежащими почестями. Не поддержали Арминия также жившие у морского побережья батавы, фризы и хавки, отряды которых принимали участие в войне на стороне римлян.

Кампания 16-го года

Летом 16 г. Германик во главе армии общей численностью около 35 тысяч человек, состоявшей из 4 легионов и многочисленных галльских и германских вспомогательных частей, подступил к Везеру. Армию в этом походе вновь активно поддерживал флот, через канал Друза вышедший в море и затем поднявшийся вверх по течению р. Эмса. В долине Идиставизо на правом берегу Везера, в районе нынешних Вестфальских ворот, собралось огромное племенное ополчение херусков и их союзников, которым командовали Арминий и Ингвиомер. Римская армия переправилась через реку, причем херуски, отступая, увлекли за собой когорту батавов и, прежде чем всадники смогли оказать ей помощь, нанесли батавам серьезные потери.

На следующий день двигавшаяся вдоль Везера походная колонна римлян подверглась нападениям скопившихся на гребнях холмов германцев. Высланная вперед кавалерия нанесла удар по флангам и тылу противника, в то время как легионы и вспомогательные когорты атаковали склоны холмов. Германцы не смогли оказать серьезного сопротивления и обратились в бегство, истребляемые римской кавалерией. Многие утонули, пытаясь вплавь пересечь Везер – их расстреливали римские лучники. Арминий был ранен в бою и с трудом спасся, измазав лицо своей кровью, чтобы не быть узнанным. Некоторые историки указывают, что сражавшиеся на римской стороне хавки узнали его, но дали ускользнуть. Такая же хитрость спасла Ингвиомера. Потери римлян в бою были незначительными.

​Сражение при Идиставизо - Германские войны: месть Рима | Warspot.ruСражение при Идиставизо

Поражение не сломило волю германцев к сопротивлению. Некоторое время спустя Арминию удалось вновь собрать значительные силы на границе владений херусков и ангривариев, между Дамме и Хунтебургом в нынешней Нижней Саксонии. Полем сражения стала узкая полоска заболоченной земли между рекой и насыпью, на которой заняли оборонительную позицию германцы. Выдвинутые вперед римские легкая пехота, стрелки и пращники долго обстреливали противника метательными снарядами. Затем легионы пошли на штурм и после ожесточенного боя овладели насыпью.

Римский историк Тацит так описывает то, что последовало затем:

«Германцы дрались с не меньшей отвагой, чем римляне, но условия боя и их оружие были неблагоприятны для них: стиснутые во множестве на узком пространстве, они не могли ни наносить ударов своими чрезмерно длинными копьями, ни быстро отводить их назад, ни применять выпады, используя свою подвижность и ловкость; напротив, римские воины, у которых щит был тесно прижат к груди, а рука крепко держала рукоятку меча, пронзали огромные тела варваров и их ничем не защищенные лица».

Германцы были вновь разгромлены. Римский военачальник запретил своим воинам брать пленных, и только наступление ночи положило конец резне. Арминий и Ингвиомер вновь спаслись бегством.

​Сражение при Идиставизо, современная реконструкция - Германские войны: месть Рима | Warspot.ruСражение при Идиставизо, современная реконструкция

Воздвигнув на поле боя трофей с перечнем покоренных племен между Рейном и Эльбой, Германик отдал приказ возвращаться на базы. Войско достигло Эмса, откуда несколько легионов отправились домой посуху, а остальные были посажены на корабли. Возвращавшийся флот попал в бурю. Многие корабли потонули, другие, в том числе корабль самого Германика, оказались выброшены на берег. Римские потери оказались довольно значительными. Чтобы уменьшить возможный резонанс этой катастрофы, еще до наступления зимних холодов сам Германик предпринял короткий набег на земли марсов, а его легат Силий – на хаттов.

Отзыв Германика

Победные реляции, отправленные Германиком в Рим, не убедили Тиберия. Военные расходы государственной казны возрастали, людские потери увеличивались, а конца германской операции в ближайшем будущем не предвиделось. Весной 17 г. император распорядился отозвать Германика и свернуть все военные операции за Рейном.

«Поскольку месть Рима свершилась, – гласило его решение, – в дальнейшем варваров следует предоставить их собственным раздорам».

Чтобы прекращение наступления выглядело как достижение окончательного успеха, сенат декретировал Германику право отпраздновать триумф над германцами. 26 мая 17 г. молодой полководец вступил в Рим во главе торжественной процессии. За колесницей Германика несли названия покоренных им племен и везли захваченную добычу. Украшением процессии являлись отбитые у германцев орлы легионов Вара. Среди идущих за колесницей пленных находились жена Арминия Туснельда с маленьким сыном Тумеликием, правители херусков Сегест и Сеситакий, вожди хаттов и сугамбров.

​Камея с изображением триумфа Германика. В центре на троне изображен император Тиберий рядом со своей матерью Ливией. Перед ними Германик со своей женой Агриппиной, позади них юный Калигула. В нижней части камеи изображены германские пленники в цепях - Германские войны: месть Рима | Warspot.ruКамея с изображением триумфа Германика. В центре на троне изображен император Тиберий рядом со своей матерью Ливией. Перед ними Германик со своей женой Агриппиной, позади них юный Калигула. В нижней части камеи изображены германские пленники в цепях

Возвращение Германика в Рим означало прекращение длившегося три десятилетия римского натиска на территории за Рейном. Римские укрепления и гражданские поселения за Рейном были вновь оставлены, на этот раз окончательно, хотя на протяжении 11 – 16 гг. в некоторых из них, в том числе в Вальдгирме, велись восстановительные работы. Рейн окончательно стал границей Римской империи. И хотя легионы в дальнейшем неоднократно переправлялись на правый берег, римляне более уже не стремились распространить на эти территории свое прямое управление.

Продолжение:

Литература:

  1. Кассий Дион Коккейан Римская история. Книги LI–LXIII / Пер. с древнегреч. под ред. А. В. Махлаюка. СПб.: Нестор-История, 2014. 664 с.
  2. Корнелий Тацит. Анналы. Малые произведения. Пер. с лат. А.С. Бобовича. / Сочинения. В 2 т.. Л.: Наука, 1969. Т. 1. 444.
  3. Крист К. История времен римских императоров от Августа до Константина. – Т.1. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. – 573 с.
  4. Ralf G. Jahn: Der Römisch-Germanische Krieg (9–16 n. Chr.). Dissertation. Bonn 2001.
  5. Franz Miltner: Der Tacitusbericht über Idistaviso. In: Rheinisches Museum für Philologie. Band 95, 1952, S. 343–356

warspot.ru

Войны времён Римской республики

После изгнания Тарквиния Гордого римляне объявили своё государство республикой — от латинского «всеобщее достояние». Власть в ранней Римской республике принадлежала народному собранию. Главную роль играли центуриальные комиции — собрания вооружённого народа, представительство в которых формировалось на основе центурий.

Они избирали высших должностных лиц республики: преторов, консулов и цензоров. Проведённая в 241 г. до н. э. реформа привела к увеличению числа центурий до 373 (по 70 от пяти имущественных классов плюс 18 центурий всадников и по одной от ремесленников и пролетариев). Роль правительства играл Сенат. Высшая военная власть принадлежала в IV в. до н. э. двум преторам, позднее консулам. В экстренных случаях высшая военная и гражданская власть переходила к выборному диктатору, полномочия которого были сходны с царскими.

В республиканский период выборная власть являлась предметом острой социальной борьбы. В первое столетие республики за право управлять страной боролись знать (патриции) и прочие граждане (плебеи). Плебеи добились равноправия, однако общество не стало единым. В конце III в. до н. э. богатые и влиятельные плебеи объединились с патрициями, и появилась новая правящая группа — нобилитет. Злоупотребления правящей верхушки привели к ряду военных поражений. Угрожали Риму и восстания рабов, крупнейшее из которых произошло в 138—132 гг. до н. э. на Сицилии. Это положение отчасти исправили реформы братьев Гракхов в 134—122 гг. до н. э., в результате которых политическое влияние беднейших слоёв Рима усилилось, и римская государственная система стала более демократичной. Тем не менее острота политической и социальной борьбы не раз приводила Рим к пожарам гражданских войн и в конечном итоге привела к падению республики (30 г. до н. э.) и установлению власти императора.

Солдат преториан ской гвардии. I в.

Солдат преториан ской гвардии. I в.

И всё же в первые века существования республика была сильна и едина общим духом патриотизма и ненависти к чужеземцам. Постоянная борьба с этрусками и другими племенами Италии породила в римлянах воинственный дух и отточила их боевое мастерство.

В Первой Латинской войне (499— 493 гг. до н. э.) римляне нанесли поражение латинам и возглавили созданный после войны Латинский союз. На протяжении V в. до н. э. единые войска римлян и латинов вели войны против соседних народов: этрусков, вольсков, эквов и сабинов. Особенно тяжёлыми были войны с могущественным этрусским городом Вейи. В первой войне (483—474 гг. до н. э.) римляне и их союзники потерпели ряд поражений. В 445 г. до н. э. война возобновилась и продолжалась 20 лет, не принеся решительной победы ни одной из сторон. Лишь во время третьей войны (406— 396 гг. до н. э.) римлянам удалось захватить Вейи. Город был разрушен, и долгое противостояние завершилось подчинением этрусков римлянам.

Римляне не долго радовались этому успеху. В 390 г. до н. э. на Рим обрушилось войско северных племён галлов. В битве у реки Алии (в 12 км от Рима) римское войско было разгромлено, а затем галлы взяли и сожгли город. Римляне ещё семь месяцев обороняли свою цитадель, пока не были вынуждены сдаться на милость врага.

Воспользовавшись ослаблением Рима, этруски, латины, вольски и другие племена Италии восстали противримлян. В войнах против них римляне постепенно захватывали новые территории и утверждали своё влияние в Италии. В середине IV в. до н. э. экспансия римлян натолкнулась на сопротивление воинственных племён Центральной Италии — самнитов.

Самнитские войны (343—341, 327—304 и 298—290 гг. до н. э.) привели к покорению Римом всей Центральной Италии. Одновременно римляне укрепили свою власть над этрусками, латинами, герниками И другими соседними народами. Начавшийся в 280 г. до н. э. конфликт с южноитальянским городом Тарентом привёл к так называемой Пирровой войне (280—275 гг. до н. э.), когда против Рима выступил царь Эпира Пирр.

_

Первая Самнитская война. М. Мериан. Гравюра 1630 г.

Родственник Александра Македонского Пирр обладал полководческим талантом, но был не столь удачлив. В битве при Аскуле в 279 г. до н. э., успешно применив против римлян греческую фалангу и боевых слонов, он наголову разбил римское войско. Но в этом сражении войско Пирра понесло тяжёлые потери, которые ему было трудно восполнить, в то время как римляне обладали значительными людскими и материальными ресурсами. Эта победа оказалась бесполезной, что и закрепилось впоследствии в крылатом выражении «пиррова победа». Пирр покинул Италию и вступил на Сицилии в войну против союзников римлян — карфагенян, центром которых был богатый Карфаген на Средиземно-морском побережье Африки. Когда, выбив карфагенян с Сицилии, царь вернулся в Тарент, римляне успели основательно подготовиться к новой войне. Они подчинили себе союзников Пирра самнитов и луканцев. В бою с армией консула Мания Курия Дентата у города Беневента эпирский царь потерпел поражение и вернулся в Грецию. Спустя три года он погиб, и жители Тарента, лишившись могущественного покровителя, капитулировали. Таким образом, к середине III в. до н. э. под властью Рима оказался весь Апеннинский полуостров. Следующие войны Рима проходили уже за пределами Италии.

В войнах с галлами, самнитами, латинами, эпирцами и другими римляне получили огромный боевой опыт и значительно усовершенствовали военную организацию. К середине IV в. до н. э. она была весьма сложной. Римский легион строился в три линии. Передняя линия состояла из тяжеловооружённой пехоты, разделённой на 15 боевых единиц — манипулов. В неё входили молодые воины — гастаты. На каждый манипул гастатов приходилось 20 легковооружённых воинов — левисов. В средней линии также было 15 манипулов. Её составляли опытные воины, также тяжеловооружённые пехотинцы — принципы. Задняя линия, в свою очередь, разделялась на три части — век-силлы. В первой линии находились лучшие из ветеранов — триарии. За ними располагались молодые, ещё не отличившиеся воины — рора-рии. Наконец, в третьей, последней линии были наименее надёжные из солдат — акцензы. Левисы были вооружены копьями и дротиками, гастаты и принципы — копьями и мечами, триарии — копьями. О вооружении рорариев и акцензов ничего не известно. В этом устройстве заметны ещё следы старинного цензового деления на классы. Вероятно, рорарии были представителями 4-го класса, выделенного Сервием Туллием, а левисы и акцензы — 5-го.

В бою манипулы строились в шахматном порядке. 15 манипул гастатов стояли на определённом расстоянии друг от друга. Эти промежутки закрывали 15 манипул принципов. Задняя линия была выстроена так, чтобы закрывать промежутки в строе принципов. Бой начинали левисы, которые при приближении врага уходили в промежутки между строем тяжеловооружённых воинов. Гастаты метали во врага копья, а затем брались за мечи и сражались в рукопашной. Если и им не удавалось сдержать натиск врага, гастаты отступали в строй принципов. Пока шёл бой, триарии ждали, опустившись на одно колено и закрывшись щитами от вражеских стрел. Когда же дело принимало совсем дурной оборот и первые две линии отступали в строй триариев, все ряды смыкались, и легион бился единой массой. Так же, слитыми воедино, римляне отступали, если не могли одолеть врага. Легко заметить, что такой строй легиона носит ярко выраженный оборонительный характер, вероятно выработанный в результате трудных для Рима войн с галлами и кельтами, всегда действовавшими в нападении очень активно.

Начало обширных захватов Рима было положено Пуническими войнами (2б4—146 гг. до н. э.) против Карфагена. Интересы бывших союзников столкнулись после захвата римлянами Тарента. Две первые войны завершились победой Рима и присоединением к нему обширных владений Карфагена (201 г. до н. э.).

В промежутке между Первой и Второй Пуническими войнами римляне разгромили галлов (232—222 гг. до н. э.) и присоединили к своим владениям так называемую Цизальпинскую Галлию (территорию от Альп к югу, т. е. Северную Италию).

Изображение богини победы Виктории, особо почитавшейся римлянами

Изображение богини победы Виктории, особо почитавшейся римлянами

Военные успехи в борьбе против Карфагена и галлов не только повышали боевой дух римлян, но также дали им богатую добычу — сокровища, рабов, возможность эксплуатации природных богатств и населения новых земель. С начала II в. до н. э. внешняя политика Рима приобрела откровенно агрессивный характер. Жертвой воинственных устремлений республики стали государства Балкан, Малой Азии, Ближнего Востока и Северной Африки. Государства-наследники державы Александра Македонского вели между собой постоянные войны. Римляне давно с жадностью присматривались к богатейшему эллинистическому региону и при первой же возможности вмешивались в происходившие там события. В союзе с государствами и полисами Малой Азии и Греции римляне сокрушили Македонию, а затем — державу Селевкидов. В 149—146 гг. до н. э. была покорена Греция, а в Третьей Пунической войне (149—146 гг. до н. э.) пал Карфаген, который римляне полностью уничтожили.

Другим объектом римской экспансии стала Испания. Несмотря на отчаянное сопротивление местных племён иберов, лузитанов, арева-ков и других, римляне в нескольких кампаниях в 197—133 гг. до н. э. подчинили Пиренеи, где создали две провинции — Испанию Ближнюю и Испанию Дальнюю. В 133 г. к Риму отошла территория Пергамского царства, государь которого Аттал III завещал свою страну римлянам. На этой территории была создана провинция Азия. И хотя брат Аттала попытался, подняв восстание, изгнать римлян, он потерпел неудачу, и римляне укрепились на Малоазийском побережье Средиземного моря, которое стало плацдармом для дальнейшего наступления на восток — в Понт, Армению, Причерноморье.

К этому времени боевой порядок римской армии изменился. Он приобрёл агрессивный характер. Новый тип строя предполагал наступление, а не оборону. Римский легион, составлявший 4200 человек, делился на четыре части. Самые молодые и малообеспеченные составляли легковооружённую пехоту — велитов (1200). Остальные делились на две линии. Первая — гастаты. Затем шли воины, находившиеся в самом расцвете сил, — принципы. И тех и других было по 1200. Наконец, третья линия — триарии — насчитывала 600 человек. Число триариев оставалось неизменным, в то время как остальные части легиона могли пропорционально увеличиваться. Гастаты, принципы и триарии разделялись на 30 манипу-лов. У гастатов и принципов в манипул входили 120 человек, к которым присоединялись 40 велитов. Манипул триариев состоял из 60 человек и дополнялся 40 велитами. В каждом роде войск было по 20 командиров — центурионов, каждый из которых сам назначал себе помощника. Центурионы также выбирали двух лучших воинов знаменосцами. Кроме того, в каждом манипуле были горнист и трубач, подававшие сигналы в бою. В случае необходимости три манипула гастатов, принципов и триариев объединялись вместе, и такое объединение именовалось когортой.

Кавалерист смешанной когорты

Кавалерист смешанной когорты (вспомогательные войска). Около 100 г.

Вооружение легионеров состояло из колюще-рубящего меча длиной до 62 см. У гастатов и принципов также было по два метательных копья, у триариев — длинное копьё, у вели-тов — дротики. Защищались пехотинцы скутумом — большим изогнутым щитом длиной около 75 см и высотой около 120 см. Доспехи принципов и гастатов представляли собой нагрудную пластину и поножи на одну ногу — левую, которую в боевом строю выставляли вперёд. Состоятельные легионеры имели кольчуги. Голову легионера защищал высокий шлем, который зрительно делал воинов выше, что должно было устрашить противника. В отличие от гастатов, принципов и триариев велиты защищались круглыми щитами.

Тактической единицей конницы были турмы по 30 всадников, вооруженных круглыми щитами и длинными копьями. Для защиты они также носили кольчуги с разрезами на боках, делавшимися для того, чтобы удобно было сидеть на лошади.

В боевом строю манипулы, как и раньше, располагались в шахматном порядке. С началом боя велиты выбегали вперёд, через промежутки между манипулами тяжёлой пехоты, и бросали дротики в противника, стремясь разрушить его строй. Затем, по сигналу трубы, они отходили назад и примыкали либо к триариям, либо к коннице на флангах. Теперь вступали в бой гастаты. Бросив копья, они выхватывали мечи и атаковали противников. В бою римский солдат стремился сбить врага ударом щита. Если натиска гастатов было недостаточно, они по сигналу отступали, проходя через промежутки в строю принципов, которые затем смыкали ряды и шли в бой. В случае если и принципы не могли сломить противника, звучал сигнал трубы, и они двигались вместе с гастатами сквозь строй триариев, оказываясь под защитой их длинных копий.

В конце II в. до н. э. римляне вели тяжёлую войну в Африке. На волне общественного недовольства затя- нувшейся кампанией к власти пришёл один из командиров, отличившихся в африканской войне, — Гай Марий. Выходец из плебса, он был избран консулом и для завершения войны предпринял военную реформу. Если ранее служба в армии была недоступна для малоимущих, то Марий начал вербовать в неё граждан без учёта имущественного положения, в основном пролетариев. Срок службы увеличился до 20 и более лет. Армия становилась профессиональной. По выходе в отставку легионеры наделялись землёй, а во время службы получали жалованье и вооружение. Произошли перемены и в тактике. Основной единицей стала когорта, которая благодаря своей мобильности могла успешно выполнять самостоятельные боевые задачи.

Заодно резко возрос и политический вес военачальников, от которых солдаты получали деньги и награды. Армия превратилась в политическую силу, что во время гражданских войн губительно сказалось на республике. Во многом благодаря этим преобразованиям Марию удалось успешно завершить африканскую войну (105 г. до н. э.).

Одновременно с войной в Африке римляне воевали против германских племён кимвров и тевтонов, нашествие которых угрожало Галлии. Вначале римлян преследовали тяжёлые неудачи. В 109 г. до н. э. консул Марк Юний Силан был разгромлен кимврами. Новый разгром произошёл в 107 г. до н. э. в Аквитании. Консул Кассий Лонгин погиб в бою с племенем гельветов. Спустя два года в битве при Араузионе войско консула Гнея Маллия Максима потерпело сокрушительное поражение от кимвров. На поле боя полегло около 80 тыс. солдат, и германцы могли легко захватить беззащитный Рим, но почему-то не воспользовались этой возможностью. Спасителем республики вновь стал Марий. В 102 г. до н. э. в сражении при Аквах Секстиевых он разбил тевтонов, которые потеряли до 100 тыс. убитыми и пленными.

осады галлами римской цитадели

Согласно легенде, во время осады галлами римской цитадели (Капитолия) осаждающие предприняли попытку ночного штурма. Стража не заметила галлов, зато гуси, почуяв приближение чужаков, подняли крик. На эти крики прибежали римляне и смогли отбить нападение. С тех пор в Риме пошла поговорка: «Гуси Рим спасли».

Тевтоны были отражены, но Риму угрожала другая волна варваров — кимвры. Марий встретил их на Раудийских полях и вновь разгромил. Добычей победителей стали 60 тыс. пленных.

I век до н. э. начался для римлян новой тяжёлой войной. Но на этот раз не они были её инициаторами. Против Рима восстали итальянские племена марсов и самнитов. Марсийская война (91—88 гг. до н. э.) истощила Рим. Римляне победили, но были вынуждены удовлетворить требования италиков о распространении на них прав римского гражданства. Воспользовавшись ослаблением республики, против владычества Рима в Малой Азии поднялся понтийский царь Митридат VI Евпа-тор. В трёх войнах против Митрида-та (89—84,83—81 и 74—63 гг. до н. э.) Риму удалось разгромить коалицию Митридата и его зятя царя Армении Тиграна II. В результате походов на Восток, которые возглавлял талантливый полководец Помпей, под власть Рима перешли обширные территории Восточного Средиземноморья. В этот период римляне создали провинции Вифиния, Понт, Сирия и Иудея.

В 60-х гг. до н. э. восходит полководческая звезда племянника Мария — Гая Юлия Цезаря. Будучи наместником Испании Дальней, он покорил племена лузитанов и галлеков, живших на южном побережье Пиренейского полуострова. В 58—51 гг. до н. э. Цезарь совершил прославленное покорение Галлии. Победы Цезаря над галлами вошли в учебники военного искусства как классика успешной стратегии и тактики. К этому времени внутренние противоречия в Риме так обострились, что вылились в гражданскую войну. В ней столкнулись два победоносных полководца — Помпей и Цезарь. Потерпев поражение, Помпей бежал в Египет, где был убит. Однако Цезарь уже вторгся в эту страну и, не удовлетворившись головой врага, заодно вмешался в местную династическую распрю. В этой войне, в которой жизни самого Цезаря не раз угрожала опасность, он одержал верх над царём Птолемеем XIII и возвёл на престол его жену царицу Клеопатру. Знаменитая своей красотой и коварством Клеопатра стала любовницей Цезаря и родила от него сына Цезариона. Египет превратился в зависимое от Рима владение, а позднее (после гибели Клеопатры) был преобразован в провинцию.

Клеопатра. XIX в.

Клеопатра. XIX в.

Война со сторонниками Помпея, которых возглавил его тесть Квинт Цецилий Метелл Пий Сципион, привела Цезаря в Африку. Сципион выставил против 10 легионов Цезаря 14, подкреплённых 100 боевыми слонами и лёгкой пехотой. В битве при Тапсе полководческий талант Цезаря проявился в полной мере. Несмотря на превосходство противника, он наголову разгромил Сципиона. Только убитыми его войска потеряли более 10 тыс.

Завершив разгром сторонников Помпея, к которым примкнул и нумидийский царь Юба I, Цезарь присоединил к Риму Нумидийское царство, ставшее провинцией Новая Африка.

После возвращения в Рим Цезарь был провозглашён пожизненным диктатором и получил право на царское облачение и почести, воздаваемые богам. Он вёл активную законотворческую политику, стремясь решить самые сложные проблемы социально-экономического характера, стоявшие перед Римом. Республиканские институты при Цезаре утратили своё значение, и великому полководцу оставался лишь один шаг до монаршего престола. Но стремление Цезаря к монархии было не по душе сенаторам. Они составили заговор и убили Цезаря.

В стране вновь началась гражданская война (44—31 гг. до н. э.), в которой победил внучатый племянник Цезаря, усыновлённый им Октавиан. В 27 г. до н. э. он получил от Сената титул императора и широкие властные полномочия. От имени граждан Сенат нарёк Октавиана священным именем Август (Возвеличенный богами) и титулом «Отец Отечества». Император становился единственным выразителем интересов римского народа и получал неограниченную власть во внешней политике, управлении войсками и обществом. К нему перешли положение верховного жреца, верховная собственность на земли римских провинций и право контроля за землями в Италии. «Император неподвластен законам», — гласил новый римский принцип. Отныне Сенат мог только советовать и помогать императору в делах управления.

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Рим. Первая война с варварами

22 Сен 2013

Статья из цикла «Рим. Рассвет и закат империи».

 

Римская республика

В 113 году до н.э. Рим утвердил свое господство над всем Средиземноморским бассейном. Но с новыми землями республика обрела и новых врагов.

Римляне знали об обширных поселениях кочевников, особенно на севере, которые могли собрать гораздо более крупные военные силы, чем уже побежденные враги. Они боялись вторжения северян в Италию.

За рубежами цивилизации римские солдаты столкнулись с новым типом воина, они называли их варвары, что означало «чужеземные» и «нецивилизованные». Любой человек, не принадлежащий к античной культуре, не владеющий латинским или греческим языками считался чужаком, варваром. В Риме эти народы считали дикими, примитивными.

Только грозная стена альпийских гор сдерживала северных варваров у границ Рима. Горные хребты Альп, окаймляющие юг Италии, выполняли своего рода роль пробки в бутылке, которая преграждала путь врагу и заслуги римлян в этом не было. Однако, Рим отдавал себе отчет в том, что в любой момент эта пробка могла вылететь, позволив врагу проникнуть в Италию.

В борьбе с растущей угрозой варварского вторжения складывалась римская армия — войско, составленное из свободных граждан, армия, отличавшаяся отменной дисциплиной, выучкой и вооружением.

Каждый римский воин носил металлический или кожаный поножи, шлем и панцирь. Полная воинская экипировка весила около 30 килограммов, т.е. составляла почти половину веса самого воина.

Именно эти закаленные ветераны вынесли на себе все тяготы римских завоеваний.

Но вернемся в столицу, где аристократы, стоящие у власти, подсчитывают доходы. Пока Рим еще не стал империей, пока это республика, во главе которой стоит сенатор. На вершине политической лестницы стоят двое избираемых правителей – консулы.

Консулы обладали высшей гражданской и военной властью в Риме. Поскольку самым главным были тогда вопросы обороны, своей главнейшей обязанностью консулы видели управление армией. Однако, они также занимались решением насущных гражданских проблем: проводили политические реформы, принимали новые законы.

Хотя римская республика и провозглашала демократические идеалы, в основе ее лежало неравенство. Простые солдаты, чьи мечи приносили Риму победы, не осмеливались даже и надеяться на тогу консула, претендовать на нее могли только выходцы из знатнейших семей.

В выборах могли участвовать те, кто принадлежал к самым знатным семьям Рима. Долгая и славная семейная история была в глазах римлян залогом того, что место правителя займет только достойный.

Однако, когда республика стала раздвигать свои границы, на смену знатности пришло богатство. Новые завоевания приносили Риму огромные богатства, считается, что именно они разложили и плебс, и правящую аристократию. С ростом благосостояния римского общества политика становилась все более и более продажной.

Подкупая нужных людей, Карбон смог добиться поста консула. Во времена поздней республики все, что связано с агитацией на выборах, определялось лишь беззастенчивым подкупом: соискатели высших постов проявляли неслыханную щедрость, обещали все, что угодно, только бы получить еще один голос.

 

Норикум – первая жертва варваров

Но над северными рубежами Рима нависла новая угроза – племена кимвров. Покинув свои земли в северной Европе они двинулись на юг в сторону римских владений. По словам знаменитого античного историка Плутарха, дикие племена кимвров внушали ужас.

Считается, что они принадлежат к германским племенам – судя по их огромному росту, голубым глазам, а также и потому, что кимврами германцы называют разбойников. Возглавляемые вождем Бойоригом, кимвры разрушали все на своем пути.

Они напоминали людей железного века. Мы не знаем точно, что ими двигало. Возможно, они хотели захватить процветающие северные провинции, разбогатевшие от торговли с Римом, а может они просто искали счастья в землях, которые считались самыми богатыми в Средиземноморье.

Однако, богатства Рима манили не только кимвров, по пути к югу к ним присоединились еще два варварских племени – тевтоны и амброны. Объединенные силы варваров двинулись через альпийский перевал близ римской границы, населенной земледельцами Норикума. И хотя Норикум не являлся римской провинцией, пограничное положение тесно связывало его с республикой.

Древний Норикум лежал на территории современной Австрии. Его жители – норики, именем которых и была названа территория – контролировали перевалы через Альпы. Кроме того, римляне активно торговали с нориками, их мастера славились мастерством в обработке драгоценных металлов и железа.

В землях нориков имелись месторождения железной руды, золота, соли. В предгорьях Альп добыча соли была важнейшей отраслью хозяйства. Римлянам требовалось все больше соли, чтобы сохранять запасы продовольствия для армии, и эта потребность все время росла.

Для кровожадных племен кимвров деревни Норикума стали первым шагом к их заветной цели. Жаждущие грабежа, они были готовы к вторжению. Кимвры II-I веков до нашей эры имели отличные копья, мечи, топоры. Оружие было выковано из высококачественного железа.

Однако, богатств Норикума варварам было мало. Северные варвары постоянно передвигались с места на место. Их манили не только победы ради грабежей, они собирались осесть у границ Рима. Мирные жители Норикума не могли сравниться с бою с северными воинами.

 

Битва за Норикум

Рим, Италия, 113-й год до нашей эры. Норики отправили послов в римский Сенат с просьбой помочь отразить нашествие кимвров. Они обратились к аристократу Карбону, для которого пришло время выполнять данные ранее обещания. Тогда он занимал пост консула – самый высокий в Риме.

И Карбон приказал готовиться к войне. У него был только один год консульства, чтобы снискать славу и богатство в победоносной войне. Необходимо было проявить себя полководцем, продемонстрировать качества лидера, а значит, нужны были военные успехи. Теперь мало было опираться на знатность своей семьи, полководец должен стать настоящим вождем для тех, кто встал под его знамена.

Карбон принял решение вести армию к Норикуму. Несмотря на отсутствие военного опыта, он жаждал доказать, что он больше, чем просто богатый сенатор.

Во главе армии он прибыл в Норикум. Ощущая за своими плечами сотню лет громких побед, римские солдаты были уверены в успехе.

Кимвры заявили, что и не подозревали, что вторглись на чужую территорию, и направили к римлянам послов.

Варвары впервые видели столь хорошо вооруженную и дисциплинированную армию. Бойориг заверил Карбона, что его люди готовы с миром уйти назад. Карбон согласился отпустить их.

Однако, перемирие не могло принести ему громкую славу, а римский полководец отчаянно нуждался в победе. Карбон решил сделать вид, что пошел на переговоры, а сам приказал перехватить возвращавшихся назад послов. Он не сомневался, что его вероломный план сработает.

Но надежды Карбона не сбылись. Римскому полководцу удалось обхитрить кимвров, но лишь ценой вероломства и предательства.

Несколько уцелевших послов донесли до войска варваров весть об измене. Разъяренные варвары поклялись не уходить до тех пор, пока не отомстят обидчику.

Кимвры нанесли жестокий ответный удар. Свидетельство античного историка Плутарха: перед их отвагой и дерзостью нельзя было устоять, а в битве быстротой и натиском они были подобны пожару. Никто не мог выдержать их напора.

Под предводительством кимврийского вождя Бойорига и тевтонского царя Тевтобода варвары двинулись вперед. Судя по данным археологов, их вооружение не уступало римскому, их войско было хорошо организовано, отдельные части имели своих командиров. Мы знаем о них не так уж и много. Похоже, римляне не осознавали степень угрозы, и это дорого им обошлось.

Консул Карбон оказался вдалеке от привилегий и сытой жизни римского политика. Здесь языком власти стали сталь и кровь. И как военачальник он потерпел неудачу.

Главнокомандующий избирался только на время войны и только на год, а потому очень часто в решающий момент у руля оказывался бездарный лидер, и порой это приводило Рим к катастрофе.

Такой катастрофой стала битва за Норикум. Римская армия была разбита. От полного разгрома римлян спасла только стихия: разразилась страшнейшая гроза с громом и молниями.

Повернув коня, Карбон попытался спастись бегством. Он бежал с поля брани, и теперь лишь самоубийство могло стать расплатой за его позор и позор всего Рима.

Боги спасли римлян, но лишь отсрочили угрозу, да и то ценой многих жертв. А это означало, что боги отвернулись от Рима.

Тем не менее римляне по-прежнему считали, что лишь аристократы могут привести их к победе. Римляне были очень консервативны и во всем новом они видели угрозу, поэтому избирая своих политиков и полководцев, они полагались на репутацию их семей.

 

Битвы за Галлию

Галлия, 109 год до нашей эры.

В течение следующего десятилетия несколько самонадеянных, но неумелых аристократов-военачальников возглавят походы на север на защиту провинции Галлия.

Они встретятся с варварами в Толосе, Бурдигале, и наконец, Араузионе – на современной территории Тулузы, Бордо и Оранжа во Франции. И все эти походы закончатся полным разгромом римских легионов.

Римляне выработали особую боевую тактику. Если вспомнить начало фильма «Гладиатор», то можно получить представление о римской манере ведения боя: сначала они изучали обстановку, и только потом переходили в наступление.

В свою очередь варвары предпочитали внезапные атаки, губительные для римских боевых порядков. Когда вы стоите в одном строю, вы своими глазами видите, как убивают ваших товарищей по оружию, и, конечно, смерть переживается намного острее.

Число жертв поражает воображение: только в битве при Араузионе за несколько часов было убито 80 тысяч римлян. Когда ряды легионов смешались, солдатам пришлось тесниться на маленьком пятачке, как сельди в бочке. Они больше не могли сопротивляться. Победители, сами ничем не рискуя, убивали их одного за другим. Это уже не было войной, это было жестокой резней.

 

Марий – последняя надежда Рима

А 105 году до нашей эры кимвры и их союзники жаждали крови римлян и богатой добычи. Но некоторые собирались осесть на вновь завоеванных землях.

Они жили в небольших деревнях, занимались сельским хозяйством, торговали, растили пшеницу, ячмень, рожь, овес, а также бобовые культуры, например, чечевицу, горох и фасоль. Кроме того, они разводили крупный рогатый скот – свиней, овец и коз.

Эта тяга к оседлости более всего пугала римлян. Для них страшнее варваров-воинов были только варвары-женщины. Женщины в рядах пришельцев всегда были для римлян угрозой. Иными словами, женщины означали тягу к оседлой жизни. Грабительский набег подобен подростковой склоке и это еще можно пережить, но когда появляются женщины, с ними приходит постоянство, а значит, жди серьезных перемен.

Риму требовался полководец, способный покончить с варварами раз и навсегда. Герой, в котором так отчаянно нуждался Рим, появился в другом охваченной войной регионе, почти за тысячу километров от Рима – в Нумидии, на территории современного Алжира.

Восемь долгих лет римляне пытались завоевать эти земли. И наконец, время пришло. Имя завоевателя – Марий. Храбрый и хитрый, он разбил армию нумидийцев и изгнал их царя Югурту.

Республике были нужны великие полководцы, и Марий был величайшим из всех, что видел Рим. С одной стороны об был великим стратегом, с другой – пользовался огромной популярность у своих солдат: он копал с ними траншеи, делил с ними кусок хлеба, воинским мастерством он превосходил любого из них, а ведь это были лучшие солдаты в мире.

Марий не был аристократом, он выдвинулся благодаря природным качествам, теме не менее он гордился своим низким происхождением.

«Я не могу полагаться на свое происхождение, но я могу показать лавровые венки и другие знаки доблести, не говоря уже о шрамах на теле. Все. Смотрите, таковы символы моего благородства».

Северные варвары угрожали Риму, и Марий стал его последней и главной надеждой.

Марий доказал свои полководческие таланты, однако трубить фанфары было пока рано. Тевтоны и кимвры громили одну армию за другой. С этим надо было срочно что-то делать, к северным границам требовалось послать по-настоящему талантливого военачальника.

 

Новая римская армия

Рим, Италия, 104 год до нашей эры.

Но даже великий Марий был бессилен без своей армии: опустошенный 10-летней войной Рим испытывал острую нехватку солдат. Большие потери, которые понес Рим от германских племен в 113, 109, 107, 106, 105 годах до нашей эры нанесли заметный урон римскому обществу.

Даже призвав к мечу всех, обязанных носить оружие, Марий не мог набрать среди землевладельцев достаточно пригодных для службы мужчин. Чтобы служить в римской армии в период расцвета республики, необходимо было обладать собственностью, армия формировалась из обеспеченных воинов, а их в Риме как раз и не хватало.

Марий принял простое, но действенное решение: он решил набирать солдат среди безземельных граждан. Вам не нужна собственность, чтобы быть гражданином Рима, так почему она нужна, чтобы стать легионером? Многие охотно становились солдатами – это захватывающая работа: трофеи, вино, женщины, песни, возможность увидеть мир за счет республики и т.д., именно то, что всегда привлекало наемников.

Марий объявил, что армия открыта для всех. И поскольку бедняков в римском обществе было несказанно больше, чем людей состоятельных, это позволило Риму резко увеличить свою военную мощь. Если в прошлом солдат набирали по их доходам, то Мария интересовала только их пригодность к ратному делу. Пополнив легионы, он мог теперь противостоять варварам.

Вербовка легионеров среди простонародья проходила намного быстрее, чем раньше, главную роль здесь играла щедрость полководца, обещавшего обеспечить своих людей и обеспечить сполна.

Соблазненные обещанным богатством, новые солдаты Рима отправились на войну. Марий обещает обучить их всем боевым приемам и навыкам.

«Я научу вас поражать противника. Не бояться ничего, кроме бесчестья, спать на голой земле и сражаться на пустой желудок».

 

Победа римлян над тевтонами

В 104 году до нашей эры армия Мария отправилась в Галлию, чтобы дать бой кимврам. К счастью для римлян, варвары решили покинуть Галлию и направились в Испанию.

Эта их ошибка позволила Марию выиграть время для обучения своих легионов. Он не только приучил их к тяготам солдатской жизни, но и заставил их полюбить это.

Марий принес в армию много нового. Например, он установил общий символ для всех римских легионов – значок в виде орла, он приучил людей приносить все необходимое с собой, что делало армию более подвижной, груженые тяжелой поклажей воины называли себя «мулами Мария». Вьючных или тяговых животных Марий в своих военных кампаниях не использовал, у него были двуногие «мулы».

Принимая все эти нововведения, армия становилась сильнее. Не последнюю роль в этом сыграло введение типового вооружения и снаряжения.

Хорошо подготовленные сплоченные мариевы «мулы» ждали своего боевого крещения. Два года никто и не слышал о варварах, но страх оставался.

Запуганные римляне в нарушение свои традиций о сроках консулата вновь избирают Мария. Отчасти из-за угрозы вторжения с севера необходимо был идти на необычные шаги. И в 104, 103, 102, 101, 100-м годах до н.э. Мария избирают консулом.

В итоге в 102-м году до нашей эры призрачная угроза стала реальной: кимвры, тевтоны и амброны, опустошив север и запад, подошли к Риму. Марий возводит укрепление вблизи Араузиона и посылает войска на оборону Норикуму.

Защита альпийского прохода имела первостепенное значение. В течение нескольких недель половина войска тевтонов и амбронов осаждали укрепления Мария, наводя ужас одним своим видом.

Вот, что пишет Плутарх: казалось, им не было конца. Бесчисленные, наводящие страх, их крики не походили ни на что, слышанное ранее. И все же Марий принуждал своих воинов смотреть и привыкать.

Марий был блестящим полководцем, он знал, чем живет солдат, понимал его мысли и настроения. Марий дал римской республике уверенность в том, что они могут победить варваров.

Римские укрепления выстояли. Но тевтоны и амброны не отступили, их 150-тысячные орды двинулись на юг в поисках другого прохода через Альпы.

Марий уже выбрал подходящее поле боя, где он сможет, наконец, испытать всю мощь своей необыкновенной армии.

В 102 году до нашей эры сотни тысяч варваров стояли у границ Италии. Великий римский полководец Марий преследует тевтонов и амбронов, ищущих переход через Альпы. Он перебрасывает свои войска из араузионского лагеря в Секстиевые воды – нынешний Экс-ан-Прованс во Франции.

Здесь Марий отдает приказ построить лагерь. Он тщательно продумывает каждый ход. Римский лагерь стал примером выдающейся военной организации. Расположение на возвышенности давало римлянам тактическое преимущество, они могли наблюдать за действиями противника. Лагерь окружал глубокий ров, за которым возвышался вал и частокол, стояли наблюдатели и каждый знал, что он должен делать.

Была у этого лагеря и еще одна уникальная особенность. Свидетельство античного историка Плутарха: Марий выбрал место, где не было воды. Этим он хотел, как говорят, еще больше ожесточить солдат. Когда многие из них стали возмущаться и кричать, что хотят пить, Марий, указав рукой на реку, протекавшую возле вражеского стана, сказал – вот вам питье, за которое придется платить кровью.

В Роне, на берегах которой раскинулись два больших лагеря – амбронов и тевтонов – было много свежей воды. Будучи уверенными, что римляне далеко, амброны устроили пиршество и веселье.

Римляне и прежде всего простые солдаты боялись северных варваров еще и потому, что те выросли в холодном климате, а суровый климат порождает суровых мужчин: они были выше ростом, крупнее и, по мнению римлян, источали зловоние. Не потому, что не мылись – напротив, они мылись чаще римлян, но как мы используем одеколон, так мы используем медвежий жир. Римляне же привыкли к аромату оливкового масла.

Амброны не думали, что опасность может прийти из леса, но ошиблись: отряд Мария проник в варварский лагерь. Римляне не были глупцами, они знали, что идут на смертельный риск, поэтому они сначала обстреляли противника.

Мариевы «мулы» вступили в перестрелку, но варвары мгновенно подтянули силы и получили численное преимущество. Как только римлян стали теснить, Марий подтянул подкрепление. Получившие подмогу римляне отбросили амбронов к их лагерю.

И тут битва приняла странный оборот, как сообщает Плутарх: «женщины варваров, вооруженные топорами и мечами, со страшным криком ринулись в бой. Не чувствуя порезов и ран, они шли до конца, воодушевляя своим примером мужчин».

Женщины варваров всегда были на поле боя. Часто именно они тащили поклажу, и чтобы не задерживать свою армию, им надо было держаться рядом.

Их женщины были горды и независимы, предпочитая смерть поражению и плену. Римляне считали этих женщин невероятно смелыми и мужественными. Вообще, варвары казались римлянам людьми отчаянными: приводя женщин и детей на поле боя, они ставили на карту все. Победа или смерть – это было едино для всех варваров: мужчин, женщин, детей, младенцев.

Но римлянам тоже было, что защищать – их честь и Родину. Отлично обученные Марием, они добились первой за 10 лет победы над германскими варварами.

Вернувшись в лагерь, Марий начал готовиться к отражению ответной атаки, которую непременно предпримет царь тевтонов Тевтобод.

В Секстиевых водах Марий оказывается в крайне сложной ситуации. Враг, как и прежде, превосходил численно, но Марий всегда мог выбрать нужное время и место, обыграв врага тактически.

Со своим верным трибуном Клавдием Марцеллом он разработал план засады. Марий послал Марцелла и 3 тысячи человек к тевтонскому лагерю и приказал затаиться в лесу до начала боя.

Жаждущие мести варвары поспешили к холму римского лагеря, как и планировал Марий. Согласно Плутарху, римляне встретили противника сплошной стеной щитов: «Сам Марий показывал пример в бою своим солдатам, никому не уступая и превосходя всех силой и ловкостью».

Это сражение стало настоящей проверкой методов подготовки «мулов» Мария, которые оказались достаточно сильны, чтобы нести снаряжение, доспехи и оружие, достаточно дисциплинированны, чтобы держать позиции и не дрогнуть перед яростью и дикими криками врага, а затем разбить его стремительным натиском.

Как только войско Мария оттеснило врага назад, из засады выше отряд Марцелла. Совместный удар не оставил царю тевтонов надежды на отступление.

Количество жертв поражало воображение: римляне перебили более, чем 100 тысяч тевтонов, выживших они взяли с собой в качестве рабов – военной добычи, которая принесет «мулам» Мария и всем его сторонникам богатства.

Марий покровительствовал не только своим солдатам, его щедростью смогли воспользоваться и остальные римляне. Сосредоточив в своих руках всю власть, Марий становился заступников даже для сенаторов.

 

Победа римлян над кимврами

Рим, Италия, 102 год до нашей эры.

Угроза варваров ушла, но римляне вновь избрали Мария на высший государственный пост, это уже пятый срок его правления – беспрецедентный случай в истории.

Страх того, что варвары вновь проникнут в Италию через Альпы, которые римляне не контролировали, был огромен, и политики должны были учитывать это.

Опасность еще не ушла, Марий разгромил только половину варварских племен. Кимвры, самые опасные из них, по-прежнему были сильны.

Пока Марий находился в Риме, кимвры прорвались через римские оборонительные линии в Норикуме. Враг, наконец, вторгся в рубежи Италии и опустошил долину реки По.

Только один человек обладал достаточным мужеством и хитростью, чтобы преодолеть эту угрозу – консул Марий.

Когда Марий прибыл в римский лагерь, кимвры отправили к нему послов – они пришли не с мечом, а с переговорами. Они сказали Марию: «мы не хотим воевать, а хотим землю. Мы хотим получить столько же земли, сколько вы дали нашим соседям у предгорье Альп».

Кимвры, видимо, еще не слышали о несчастье, постигшем их союзников – тевтонов. Скривившись в улыбке, Марий ответил: «ах, вы можете не беспокоиться, ваши братья уже получили землю, и мы с радостью даруем ее вам». Конечно, он говорил о могильной земле.

Согласно Плутарху, кимвры не поверили и потребовали доказательств: «Марий насмехался – ваши друзья здесь, и негоже вам уйти, не обняв их. С этими словами он велел привести закованного в цепи тевтонского царя Тевтобода».

Марий не пошел на сделку с кимврами, и послы вернулись, пообещав отомстить за своих разбитых союзников.

Несмотря на громкие победы Мария, римляне все еще уступали варварам в численности. Перед грядущей битвой великий полководец принес жертву богам. Римляне приносили жертву перед сражениями, желая снискать милость богов. Это не гарантировало победу, но увеличивало шансы, и римляне относились к этому очень серьезно.

Вера стала для римлян единственной защитой в этом неравном бою. Завтра потекут кровавые реки, и чьей крови прольется больше, зависит от воли богов. Марий ищет знаки в крови жертвенного козла и провозглашает, что небеса на его стороне.

В 101 году до нашей эры весь римский народ, затаив дыхание, ждал решающей битвы с заклятым врагом, стоящим у селения Верцеллы в Италии.

15-тысячная конница кимвров скачет к полю брани. Следом за ней, как туча саранчи, идет пехота.

Заняв позиции, Марий в последний раз взывает к богам. Античный историк Плутарх: «Омыв руки, Марий воздел их к небу и взмолился богам, обещая принести им гекатомбу».

В общей сложности число римлян было не многим более 50 тысяч, кимвров – как минимум в два раза больше.

Настоящий кошмар для римлян, но Марий идет на хитрость: его войска стояли спиной на восход, и в момент, когда солнце было в зените, его лучи сверкали на лориках легионеров. Варварам казалось, что войско объято огнем, будто бы боги извергают молнии, желая помочь их врагам.

Почувствовав панику в рядах врага, римляне перешли в наступление. У римлян были пращники и лучники, но главной ударной силой стали легионеры – люди, готовые пролить кровь, люди, готовые слышать стоны жертв и соратников, погибающих рядом. Они часто не знали, что происходит вокруг — им мешал шлем. Они почти ничего не слышали и могли видеть только перед собой. Это требует мужества и самоотверженности, необходимо преодолеть страх.

Римляне разгромили 120-тысячное войско кимвров, но главное – они изгнали страх, нависавший над Римом уже 13 лет.

 

Формирование авторитарного режима в Риме

Марий возвращается на Родину героем. Восхищенная толпа в один голос называет его спасителем Рима. Несмотря на закон, согласно которому никто не имеет право на повторное консульство, его призывают вновь занять высший пост.

Шаг за шагом Марий приближался к тому, чтобы народ увидел в нем постоянного правителя. Таким образом, мы подходим к появлению императорской власти.

Именно этого опасалась вся аристократия. Теперь, когда угроза варварского вторжения исчезла, многие знатные люди стали проявлять к Марию открытую вражду.

Чтобы остаться у власти, Марий должен был найти поддержку извне. Он ищет коррумпированных политиков, не чурающихся взяток и убийств.

Как политик Марий не смог найти себе надежных союзников. Его твердость и проницательность, спасавшие его от мечей и копий на войне, не нашли своего воплощения с боях политических.

Завидуя восходящим военным знаменитостям, Марий заказывал убийства многих своих соперников. Под руководством Мария насилие, а не слово, становится главным рычагом урегулирования политических споров. Он спас Рим только для того, чтобы вырезать сердце республики.

Тем не менее, Марий не потеряет любви народа. В 86 году до нашей эры незадолго до смерти он был избран на должность консула в 7-ой раз.

Марий заложил традиции военной власти и сформировал общественное мнение для перехода к авторитарному режиму. Это поворотный момент, поскольку в дальнейшем баланс власти будет смещаться. Вместо 10-20 семей, контролирующих консулат, власть начала переходить в руки знаменитых военачальников. Деньги и поддержка армии давала возможность полководцам не беспокоиться о сборе голосов и запугивать своих конкурентов угрозами расправы. Все это выльется в будущем в большие проблемы для римского государства.

Как только Рим начал свой медленный, но верный путь к диктатуре, он заронил семена своего распада. Политическая несправедливость и войны не закончатся уже никогда.

 

interesnik.net