Глаза, полные лжи. Как Аугусто Пиночет вошёл в историю. Режим пиночета


биография, особенности правления, уголовное преследование

Аугусто Пиночет, биография которого будет рассмотрена далее, родился в Вальпараисо в 1915 г., 26 ноября. Он являлся видным военным и государственным деятелем, генерал-капитаном. В 1973 г. Аугусто Пиночет и чилийская хунта пришли к власти. Это произошло в результате государственного переворота, был свергнут президент Сальвадор Альенде и его социалистическое правительство.

Биография Аугусто Пиночета

аугусто пиночет

Будущий государственный деятель родился в крупном портовом городе Вальпараисо. Отец Пиночета служил в портовой таможне, мать была домохозяйкой. В семье было шестеро детей, Аугусто - самым старший из них.

Поскольку Пиночет был выходцем из среднего класса, обеспечить себе достойную жизнь он мог только за счет службы в ВС. В 17 лет Аугусто поступает в пехотное училище. До этого он учился в школе при семинарии св. Рафаэля и Институте Кильота и Колехио св. Сердец французских отцов в своем родном городе.

В пехотном училище Аугусто Пиночет проучился четыре года и получил младшее офицерское звание. После завершения обучения он был направлен сначала в Консепсьон в полк "Чакабуко", а затем в Вальпараисо в полк "Майпо".

В 1948 г. Пиночет поступает в Высшую военную академию, которую он через 3 года успешно окончил. После выпуска служба в ВС чередовалась с преподавательской деятельностью в образовательных учреждениях.

В 1953 г. вышла первая книга Аугусто Пиночета "География Чили, Перу, Боливии и Аргентины". В это же время он получает звание бакалавра. После защиты дипломной работы Пиночет поступает в школу права при Чилийском университете. Однако окончить ее ему не удалось, поскольку в 1956 г. его направили в Кито помогать с организацией Военной академии.аугусто пиночет и чилийская хунта

В Чили Пиночет возвращается только в 1959 г. Здесь его назначают командующим полком, затем бригадой и дивизией. Кроме того, он занимается штабной работой, преподает в Военной академии. В тот же период были опубликованы очередные труды "Геополитика" и "Эссе по изучению геополитики Чили".

Противоречивые сведения

Бытует мнение, что в 1967 г. подразделение, которым командовал Пиночет, расстреляло митинг безоружных горняков. В результате погибли не только рабочие, но и несколько детей, а также беременная женщина. Сведения об этом событии, однако, встречаются в советских источниках, а в зарубежных публикациях их нет.

Кроме того, с 1964 по 1968 год Аугусто Пиночет не был командующим строевыми подразделениями. В этот период он был заместителем начальника Военной академии и читал там лекции по геополитике.

В 1969 г. он получил звание бригадного, а в 1971 г. – дивизионного генерала.

Аугусто Пиночет впервые был назначен на пост при правительстве Альенде в 1971 г. Он стал командующим гарнизоном Сантьяго.

В ноябре 1972 г. Пиночет являлся замминистра внутренних дел. В этом же году он получил должность исполняющего обязанности главнокомандующего сухопутных войск.

Государственный переворот

Все началось с провокации против Пратса – генерала верного правительству. Не выдержав давления, он подал в отставку. На его место Альенде назначает Пиночета. В дневнике Пратса есть запись, в которой он говорит о том, что его отставка – лишь прелюдия к государственному перевороту и величайшему предательству.

Вооруженный мятеж начался в 1973 году, 11 сентября. Операция была хорошо спланирована. В ходе переворота была осуществлена атака на президентский дворец с применением пехоты, авиации, артиллерии. Военные заняли все правительственные и другие государственные учреждения. Кроме этого, Пиночет предпринял меры для предотвращения выступления частей в защиту действовавшего правительства. Офицеры, отказавшиеся поддержать переворот, были расстреляны.

После свержения правительства Альенде была сформирована чилийская хунта. В нее вошли: от армии - Пиночет, от ВМФ – Хосе Мерино, от ВВС – Густаво Ли Гусман, от карабинеров – Сезар Мендоса.

Установление власти

Став президентом Республики Чили, Аугусто Пиночет сумел сосредоточить всю власть в своих руках и устранить всех конкурентов. Вскоре после переворота Густаво Ли был отправлен в отставку, Мерино формально оставался в составе хунты, однако был лишен властных полномочий. Бонилья, являвшийся министром внутренних дел, погиб в авиакатастрофе при странных обстоятельствах.

В 1974 г. был принят закон, провозглашавший Пиночета верховным носителем власти.

аугусто пиночет цитаты

После переворота было сделано заявление о том, что войска должны оставаться верными своему долгу. Примечательна цитата Аугусто Пиночета: "Марксисты и обстановка в государстве вынудили взять власть в свои руки… Как только будет восстановлено спокойствие, а экономика выведена из коллапса, военные вернутся в казармы".

Предполагалось, что изменения произойдут в течение ближайших 20 лет. После этого в государстве будет установлена демократия.

По закону, принятому в 1974 г., Пиночет получил широкие полномочия: он мог единолично принимать решение об объявлении осадного положения, отменять или утверждать любые нормативные акты, смещать и назначать судей. Власть диктатора Пиночета не была ограничена ни политическими объединениями, ни парламентом. Ограничения могли устанавливаться членами хунты, однако их власть, по сути, была формальной.

Особенности правления Аугусто Пиночета

В первые же дни после переворота было объявлено положение внутренней войны. Пиночет считал самым опасным врагом коммунистическую партию. Он заявлял о необходимости разрушить ее, предотвратив ее распространение по всей стране. Пиночет говорил: "Если не удастся уничтожить коммунистов, они уничтожат нас".

Для реализации своих планов диктатор создал военные трибуналы, которые заменили гражданские судебные инстанции, а также концлагеря для политических заключенных. Самые опасные противники режима Аугусто Пиночета были показательно казнены на стадионе "Сантьяго".режим аугусто пиночета

Особое значение в течение первых лет репрессий имели военные разведывательные структуры. Но спустя время оказалось, что существующих органов крайне мало для реализации всех задач.

Уничтожение противников

В январе 1974 г. начал формироваться единый национальный разведорган. К лету было образовано Управление национальной разведки. Оно осуществляло сбор и анализ информации, физическое уничтожение противников режима.

В середине 1970-х годов в разведывательном органе состояло порядка 15 тыс. человек. Управление занималось поиском и устранением оппозиционеров, критиковавших власть из-за границы. Первой мишенью стал Пратс. Он проживал в то время в Аргентине. Он был взорван в своем автомобиле вместе с женой 30 сентября1974 г. После этого началась слежка за социалистом Летельером (он был министром обороны в годы правления Альенде). В 1976 г., 11 сентября, его объявили врагом нации и лишили гражданства Чили. Спустя 10 дней он был убит чилийскими спецагентами в Вашингтоне.

Летом 1977 г. Управление было распущено. Вместо него был сформирован Национальный информационный центр, который подчинялся непосредственно Пиночету.

Экономика

В сфере хозяйствования Пиночет пошел по самому радикальному пути "чистой транснационализации". Диктатор всегда повторял: "Чили – это страна собственников, но не пролетариев".

Вокруг президента сформировалась группа экономистов, часть из которых обучалась под руководством профессоров Фридмана и. Харбергера в Чикаго. Ими была разработана программа перехода страны к рыночной экономике. Фридман внимательно следил за чилийским экспериментом и несколько раз приезжал в страну.

Принятие конституции

генерал аугусто пиночет

В начале 1978 г. был проведен референдум о доверии к президенту. Пиночета поддержало 75% населения. Аналитики назвали результаты референдума политической победой диктатора, пропаганда которого строилась на антиамериканских настроениях народа Чили, приверженности суверенитету, национальному достоинству. Однако некоторые обозреватели высказывали сомнение в достоверности итогов.

Летом 1980 г. был проведен референдум по проекту конституции. На нем 67 % населения проголосовало за ее принятие, 30 % - против. В марте 1981 г. новая конституция вступила в действие, но реализация основных ее статей, касавшихся выборов, партий и конгресса, была отложена на восемь лет. Без выборов Пиночет был провозглашен конституционным президентом на восьмилетний срок с правом повторного избрания.

Ухудшение ситуации

После кратковременного экономического подъема в 1981-1982 гг. начался спад. В это же время Пиночет отказался от рассмотрения Соглашения о переходе к демократической системе. В июле 1986 г. в Чили началась всеобщая забастовка.

В начале сентября 1986 года было совершено покушение на Пиночета. Организатором стал Патриотический фронт им. М. Родригеса. Убить диктатора, однако, не удалось – покушавшихся подвело оружие. Перед президентским кортежем ехали мотоциклисты. Их партизаны пропустили и перекрыли дорогу лимузину Пиночета. Убить президента предполагалось из гранатомета, но он дал осечку. Граната, выпущенная второй раз, пробила стекло автомобиля, но не взорвалась. При нападении было уничтожено пять охранников Пиночета, однако сам он остался жив. По приказу президента обгоревшие автомобили выставили на всеобщее обозрение.

Летом 1987 г. вступил в действие закон о партиях. Это событие негативно отразилось на имидже режима за рубежом.

Промежуточный плебисцит

Он прошел в 1988 г., 5 октября. Этот плебисцит был предусмотрен в конституции.особенности правления аугусто пиночета

После объявления о референдуме Пиночет заверил избирателей, что все объединения, оппозиционные в том числе, смогут контролировать процесс. Было отменено чрезвычайное положение, некоторые бывшие депутаты и сенаторы, а также руководители ряда левых партий получили возможность вернуться в Чили.

В конце августа после непродолжительных дебатов члены хунты назвали единственным кандидатом на президентский пост Пиночета. Однако это вызвало негодование в народе. Начались столкновения, в которых погибло трое людей, 25 человек было ранено, а 1150 - арестовано.

Оппозиция консолидировала свои силы и к началу референдума действовала более организованно и решительно. На итоговый митинг пришло порядка одного миллиона человек. Эту манифестацию считают самой массовой в истории Чили.

После получения результатов опроса населения Пиночет стал беспокоиться – многие предсказывали победу оппозиции. Для привлечения избирателей он стал раздавать обещания: повысить пенсии, зарплаты служащим, назначить 100% дотацию на канализацию и водоснабжение, раздать государственные земли крестьянам.

Итоги референдума

На плебисците 1988 г. порядка 55% избирателей высказались против Пиночета, а 43% - за. Президент уже не мог не признать победу оппозиции. Спустя две недели был смещен соратник и близкий друг Пиночета С. Фернандес. При этом его объявили чуть ли не основным виновником проигрыша. Вместе с Фернандесом посты потеряли еще восемь министров.

В своем выступлении после референдума Пиночет расценивал итоги, как ошибку граждан. Но при этом он заявил, что признает их и уважает решение населения.

Уголовное дело

Осенью 1998 г. Пиночет находился в одной из частных лондонских клиник и готовился к операции. В этом медучреждении он был арестован по подозрению в убийстве. Ордер был выдан судом Испании. Уголовное преследование Пиночета началось по заявлениям о бесследном исчезновении и убийствах сотен испанцев во время его правления.

В Испании требовали экстрадиции бывшего президента. Однако суд Лондона признал, что Пиночет является пожизненным сенатором, а потому обладает неприкосновенностью. Это решение было отменено Палатой лордов, которая признала законность ареста. Между тем в Чили настаивали на неправомерности ареста и выдачи Пиночета Испании.

В конце октября была удовлетворена просьба адвокатов об освобождении бывшего президента под залог. При этом на него было наложено несколько ограничений. В соответствии с одним из них Пиночету надлежало находиться под постоянной охраной полиции в одной из больниц Лондона.

В конце марта 1999 г. Палатой лордов было принято решение, освобождавшее диктатора от ответственности за деяния, имевшие место до 1988 г. Вместе с тем он был лишен иммунитета за преступления, которые совершил позже. Постановление, таким образом, позволило исключить около 27 эпизодов, по которым Испания добивалась выдачи Пиночета.

Заключение

диктатор пиночет

С 2000 г. по 2006 г. проходили многочисленные судебные разбирательства, в ходе которых бывший чилийский лидер полностью лишился всякой неприкосновенности. В конце октября 2006 г. ему выдвинули обвинение в похищении людей (36 человек), пытках (23 случая) и одном убийстве. Кроме того, Пиночет обвинялся в торговле оружием и наркотиками, уклонении от исполнения налоговых обязательств.

Тяжелый инфаркт у Пиночета случился 3 декабря 2006 г. В тот же день ввиду тяжелого состояния и опасности жизни над ним было совершено причастие и соборование. Знаменитый диктатор скончался 10 декабря 2006 г. в госпитале Сантьяго.

fb.ru

Диктатура Пиночета в Чили (1973—1989)

После военного переворота 11 сентября 1973 г., совершенного с помощью ЦРУ, военная хунта распустила Национальный конгресс (парламент) и местные органы власти (муниципалитеты), были отменены гражданско-демократические свободы, запрещены политические партии, входившие в блок Народное единство, приостановлена деятельность остальных партий, распущен Единый профцентр трудящихся (КУТ), введено осадное положение, развязан террор по политическим мотивам. Для государственно-политического устройства Чили 1973—1989 гг. характерна сильная персонализация власти в лице ключевой центральной фигуры генерала Пиночета. В декабре 1974 г. он был назначен президентом Чили. Пиночет устранил конкурентов, ввел несменяемость своего поста в качестве главнокомандующего армией, установил свой прямой контроль над политической охранкой ДИНА. Ни одна из политических, военных и экономических группировок господствующего блока не обладала всей полнотой власти, поэтому Пиночет стал своего рода стоящим над ними арбитром. На референдуме 1978 г. 75 % голосовавших выразили свое согласие с властью военных, режим Пиночета стал казаться легитимным. Особенность формирования государственно-юридических форм Чили при режиме Пиночета состояла в том, что они создавались и эволюционировали не до, а после экономических перемен. Другая особенность — это постепенная институционализация режима: в период 1974—1979 гг. были приняты законодательные акты, отразившие эволюцию от репрессивной диктатуры к стабильному авторитаризму, допускающему, хотя и ограниченно, существование представительных институтов. Под названием «защищенная демократия» без плюрализма и политических партий это было закреплено в новой конституции 1980 г. В основе такого политического успеха лежали экономические успехи «чикагской неолиберальной модели», разгром оппозиционного движения, конформизм общества. Сблизившаяся с новыми правыми военная верхушка разработала экономическую стратегию, рассчитанную на длительную перспективу. Ее цель — создать модель свободной рыночной экономики. Молодые доктора экономических наук, обучавшиеся в Чикагском университете, последователи М. Фридмена, стали экономическими советниками в государственных учреждениях, министерствах и банках. Военные же гарантировали политическую стабильность и социальный мир для неолиберального экономического эксперимента.

Неолиберальная модель стабилизации и модернизации чилийской экономики предполагала свободную частную инициативу и частное предпринимательство в производственной и финансовой сферах как основу экономического процветания; повышение конкурентоспособности национальной чилийской экономики на мировом рынке; отказ от протекционизма; создание оптимально благоприятных условий для привлечения и деятельности иностранного капитала на основе прямого инвестирования и предоставление частному сектору права получения внешних кредитов; сокращение прямого государственного вмешательства в экономику; отчисление высшими слоями «излишков» в пользу малообеспеченных и снятие социальной напряженности.

На первом этапе развития чилийской экономики неолиберальная модель применялась практически в «чистом» виде. О Чили стали говорить как об испытательном полигоне для экономистов «Чикагской школы». Начало стабилизации происходило в условиях гиперинфляции, дефицита платежного баланса, неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Но отступать никто не хотел, было решено добиться стабилизации любой ценой, конкретно с "помощью «шоковой терапии», рекомендованной Международным валютным фондом (МВФ). «Шоковая терапия» означала прекращение государственного финансирования нерентабельных предприятий, резкое снижение реальной заработной платы, сведение к минимуму общественного спроса, сокращение наполовину государственных инвестиций, развертывание приватизации. С помощью приватизации предполагалось повысить эффективность национального производства и модернизировать его, а также поддержать национальную валюту и осуществить регулярные выплаты в счет погашения внешнего долга.

Приватизация, ставшая краеугольным камнем неолиберального курса, проходила в 70-е гг. в двух формах: реприватизации и распродажи государственной собственности частным лицам. В 1974—1978 гг. бывшим владельцам было возвращено 294 ранее национализированных промышленных предприятия. 200 предприятий было продано с торгов по заниженным ценам. Под контролем государства оставалось только 20 компаний, из них 5 промышленных. Национализированные в свое время Народным единством знаменитые медные рудники формально продолжали оставаться государственными, однако за их национализацию была выплачена крупная компенсация, а управление рудниками и их эксплуатация передавались в руки ТНК, которые к тому же усилили контроль над сбытом меди, поставками оборудования и запчастей. В результате к 1983 г. производство меди увеличилось на 70 %, а количество занятых уменьшилось на одну треть. Часть медных рудников была скуплена американским капиталом. Таким образом, роль госсектора превратилась из основной во вспомогательную. К началу 1977 г. приватизация государственной собственности была в основном завершена.

В результате приватизации крупные чилийские финансово-олигархические группы — «семейные кланы» Александри, Эдвардсов, Матте, Ярура — получили солидную выгоду. Появились новые кланы — Крусат-Ларрэна, Виаля, Анхелини, Луксича, контролировавшие 250 крупнейших частных предприятий, а также местный рынок ссудного капитала. Укреплялись позиции крупнейших национальных групп в военно-промышленном комплексе. И хотя Чили импортировало военную технику и снаряжение, местный ВПК сам занимался производством и экспортом оружия. Эта инициатива при поддержке НАТО и США вывела Чили на третье место в Латинской Америке (после Бразилии и Аргентины) по экспорту оружия и военной техники (что принесло стране в 1985—1986 гг. валютный доход на сумму 100 млн долл.). ПравиТельство защищало интересы этих финансово-промышленных групп. Например, фирма К. Кардоэна, крупнейший частный экспортер оружия, в кризисном 1981 г. получила кредит от государства на сумму 4,6 млн долл. В то же время подрывался национальный производственный механизм: сокращалось производство и доля в ВВП предприятий обрабатывающей промышленности — машиностроительной, химической, текстильной, кожевенно-обувной, оказавшихся неконкурентоспособными в условиях свободного рынка.

Отказавшись признать легитимность аграрных преобразований правительств ХДП и Народного единства, режим Пиночета возвратил 2,8 млн га земли прежним владельцам, более одной трети крестьян, получивших земельные участки до военного переворота 1973 г., разорились. В течение 1976—1980 гг. посевные площади под 14 основными продовольственными культурами ежегодно сокращались, что привело к увеличению импорта, например пшеницы на 300 млн долл. В основу развития сельского хозяйства был положен принцип «сравнительных преимуществ», который означал предпочтительное производство таких товаров, для которых в Чили были оптимальные природно-климатические условия по сравнению с другими странами. Расширялось экспортное производство фруктов (яблок, клубники, винограда, киви — на 600 %), вин, рыбопродуктов, изделий деревообработки, что сделало Чили мировым экспортером этой продукции. Главное состояло в том, что чилийский экспорт, где наибольший удельный вес занимали медь и селитра, удалось диверсифицировать и, следовательно, сделать менее уязвимым к колебаниям конъюнктуры мирового рынка.

Разрушению национальной промышленности способствовало проведенное в соответствии с курсом на открытую экономику снижение таможенных тарифов и отказ от протекционизма. Таможенные тарифы были снижены с 94 % в 1973 г. до 10 % в 1979 г. Это сразу же привело к увеличению потока импортных товаров, значительную часть которых составили потребительские товары длительного пользования, электронная техника, модная одежда. Доля импорта во внутреннем потреблении увеличилась вдвое, а стоимость импорта только в одном 1981 г. составила 1,8 млрд долл., что эквивалентно 25 % стоимости всей продукции национальной обрабатывающей промышленности. Неолиберальная модель специально предусматривала внедрение в массовую психологию чилийцев идеалов и стандартов высокоразвитого западного потребительского общества. Однако стиль жизни в лучших европейских и североамериканских традициях, доступный чилийской элите, был не по карману средним слоям и тем более низшим категориям общества. Так что расширение потребительского рынка вовсе не означало расширения возможности воспользоваться его услугами для большинства населения страны. Важнейший принцип открытой экономики — это поощрение иностранного капитала. Закон «О режиме иностранных инвестиций» (1974) снимал все ограничения на вывоз прибылей из страны. Это резко повысило интерес к чилийской экономике со стороны иностранного государственного, частного и международного капитала. Причем к чилийской обрабатывающей промышленности интерес иностранных вкладчиков был невелик (только 6,4 % общего объема инвестиций), зато прибыльной сферой приложения иностранного капитала стало кредитно-банковское дело: к 1980 г. в стране функционировало 19 иностранных банков (против одного в 1974 г.). Только Межамериканский банк развития (МАБР) и Мировой банк в 1976—1982 гг. предоставили Чили 46 кредитов на сумму 3,1 млрд долл. Затраты на переход к неолиберальной экономике способствовали увеличению внешнего долга страны до 20 млрд 690 млн долл. (1986) против 3,3 млрд долл. (1973). В середине 90-х гг. внешний долг стабилизировался на уровне 17,5—18,5 млрд долл. Правительство Пиночета тратило на обслуживание внешнего долга 62 % доходов от экспорта (правительство Альенде — 12 %). Подсчеты экономистов делают иллюзорной идею о возможности выплаты внешнего долга в существующих условиях. Несомненно одно: в течение десятилетий Чили должно будет работать на своих кредиторов.

Развитие свободной рыночной экономики Чили привело к изменениям в социальной структуре: уменьшилась численность наемных работников в промышленности и сельском хозяйстве. Свертывание обрабатывающей промышленности госсектора вызвало маргинализацию наемных работников. С учетом сокращения числа государственных служащих и разорения мелких предпринимателей доля маргиналов составила свыше одной трети рабочей силы. Уровень безработицы с 3,8 % в 1972 г. поднялся до 18 % ЭАН. Социальная политика Пиночета базировалась на отказе от принципа социальной справедливости, утверждался принцип свободы выбора и «равных возможностей». Социально-психологическим следствием экономических реформ и социальной политики Пиночета можно считать формирование новой ментальности общества на принципах индивидуализма, прагматизма и личного интереса. При этом демократические ценности рассматривались как вторичное по отношению к личному преуспеванию. Общество аполитичных конформистов — субъектов новой ментальности стало основой политической модели режима Пиночета. Хорошие работники должны интересоваться исключительно профессиональной сферой. Допускался лишь такой вид политической активности, как деятельность молодежных, женских объединений, соседских советов и т.п. Патерналистский характер режима Пиночета сочетался с откровенной обособленностью элиты от других слоев общества.

Духовная жизнь чилийцев была жестко регламентирована, строго подконтрольна и подцензурна, что позволяет говорить о возникновении феномена так называемого «культурного затмения», смысл которого — отсутствие альтернативной официальному курсу культурной жизни. В то же время из-за террора и репрессий начального периода диктатуры, имевших большой психологический эффект, возник феномен — «культура страха», означавшая недоверие людей друг к другу, боязнь общения, молчание, апатию, эмиграцию, одиночество. «Культура страха», так же как и другие формы массовой психологии, способствовала политической стабильности общества и внедрению неолиберальной экономической модели.

Тем не менее реформы в Чили заставили заговорить о чилийском «экономическом чуде». Под «экономическим чудом» следует понимать устойчивые темпы роста ВВП (примерно 6 % в год), снижение втрое дефицита платежного баланса, ликвидацию дефицита госбюджета, задержку инфляции до 30 % в год, модернизацию государственного аппарата по пути эффективности его управления и сокращения числа занятых в нем чиновников. В целом успехи касались макроэкономических факторов. Вместе с тем цена «чуда» означала рост внешнего долга почти в 5 раз, сокращение государственных инвестиций ниже уровня 60-х гг., сохранение достаточно высокого потолка инфляции, подрыв национальной промышленности и особенно ее обрабатывающих отраслей ниже уровня 1973 г., ущемление традиционных предпринимательских кругов, высокий уровень безработицы (до 18 %), падение средней заработной платы ниже уровня 1970 г., маргинализацию и обнищание населения (свыше 40 % чилийцев жили за чертой бедности, доход 80 % чилийцев не достигал средненационального уровня 1510 долл. в год). Заплатить такую высокую «социальную цену» общество могло только в рамках диктаторского режима.

Кризис 1981—1983 гг., охвативший все отрасли чилийской экономики, остановил первый этап экономических реформ Пиночета. Снизился национальный доход, безработица охватила до 35 % экономически активного населения, финансовая система страны была на грани краха. Стало ясно, что для поступательного успешного развития чилийской экономики возврат к чисто монетаристской модели и курсу на «открытую» рыночную экономику нуждается в корректировке. Начинается второй этап преобразований Пиночета (1982-1989).

Появление более гибкого «разумного монетаризма» связано с именем министра финансов Чили Э. Бихи, деятельность которого, в отличие от предшественников, характеризовалась большей взвешенностью, реалистичностью, гибкостью. Для борьбы с кризисом чилийское правительство решило продолжить приватизацию, предоставить субсидии частному сектору и использовать методы прямого государственного вмешательства ^в экономику. Спасая, например, банковскую систему, государство вмешалось в управление 13 банков и установило прямой контроль еще над двумя банками, к тому же государство взяло на себя выплату внешнего долга частных банков. На втором этапе приватизации в частные руки были переданы государственные предприятия горнодобывающей отрасли, медной и сталелитейной промышленности, системы связи и была осуществлена технологическая модернизация приватизированных отраслей. В то же время произошла так называемая транснационализация новых чилийских элитно-экономических групп, т.е. установился совместный контроль чилийских и транснациональных собственников над приватизированными предприятиями. Результаты антикризисных мер 80-х гг. были впечатляющими: инфляция снизилась до среднемирового уровня — 9—15 %, безработица сократилась до 6 %, удалось выплатить по внешней задолженности 2 млрд долл. Чилийская экономика была признана самой «здоровой», «динамичной» и «образцовой» среди стран Латинской.Америки.

Кризис 1981 — 1983 гг. положил начало «остыванию» диктатуры Пиночета. Экономические трудности стимулировали активность различных оппозиционных течений — от новых правых до крайних левых. Оппозиция начинает сопротивление диктатору. 11 мая 1983 г. впервые проходит так называемый День национального протеста. На повестку дня ставится вопрос о свержении диктатуры и восстановлении демократии. Деятельность Пиночета подвергается всесторонней критике. На горизонте появляется угроза изоляции диктатора, и он берет курс на постепенную политическую либерализацию: разрешает деятельность лояльных диктатуре партий. К середине 80-х гг. в оппозиции складывается два полюса притяжения: один — вокруг Народного демократического движения во главе с компартией (признавали любые формы борьбы, вплоть до вооруженного восстания), другой, умеренный, — вокруг ХДП (за постепенный путь гражданского неповиновения). Пиночет был твердо уверен, что различия и разногласия в рядах оппозиции практически непреодолимы и, следовательно, серьезной угрозы она не представляет. Однако в 1985 г. всем партиям оппозиции удалось выработать и подписать документ «Национальное согласие о переходе к полной демократии». В нем содержались требования легализации политических партий, амнистии, возвращения эмигрантов, а главное — проведение свободных президентских и парламентских выборов.

В рамках общенациональных дней протеста левое крыло оппозиции использовало насильственные формы борьбы, а с 1986 г. полностью сделало ставку на вооруженное восстание. Обнаружение складов оружия и неудачное покушение на Пиночета снова вызвали введение чрезвычайного положения и дискредитировали идею о вооруженном восстании. Заслуга правых и центристских деятелей оппозиции состояла в том, что они сумели изолировать марксистские партии и сформировать широкий политический консенсус. Итогом эволюции режима Пиночета стал референдум в октябре 1988 г., на который был вынесен вопрос о предоставлении Пиночету президентских полномочий на очередной 8-летний срок. 53 % чилийцев проголосовали против диктатора. В декабре 1989 г. на президентских выборах победил лидер ХДП Патрисио Эйлвин, которому 11 марта 1990 г. Пиночет передал власть.

Коалиционное левоцентристское правительство Эйлвина вступило в переходный период от диктатуры к демократии. Были отменены военные трибуналы, начаты расследования финансовых нарушений и коррупции должностных лиц времен диктатуры, амнистированы политзаключенные. Национальная комиссия правды и примирения расследовала нарушения прав человека, подтвердив факт гибели в годы диктатуры свыше 2 тыс. человек (их родственники получили компенсацию). Прежний неолиберальный экономический курс Пиночета был скорректирован в сторону отказа от «шоковой терапии» ипривлечения методов госрегулирования. Правительство удвоило расходы на социальные программы. Удалось сократить безработицу и вдвое уменьшить инфляцию. Чили восстановило дипломатические отношения с СССР, Кубой, Вьетнамом и Северной Кореей, активнее стало участвовать в межамериканском сотрудничестве, расширило отношения со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. В декабре 1993 г. на всеобщих президентских выборах победу одержал кандидат от объединения политических партий «За демократию» Эдуардо Фрей (сын бывшего президента Э. Фрея). Его прави-. тельство продолжило курс Эйлвина, сохранив социальную направленность и расширяя поддержку национальных предпринимательских кругов.

В январе 2000 г. чилийцы проголосовали за кандидата от Социалистической партии. Через 26 лет после гибели С. Альенде пост президента занял социалист Рикардо Лагос, Это означало настоящую политическую смерть Пиночета и окончание переходного периода от диктатуры к демократии в Чили. Перед новым президентом стоят серьезные экономические проблемы: необходимость выплаты внешнего долга, размер которого составил в 1999 г. 45 % от ВВП Чили, и преодоление спада темпов экономического роста, наметившегося в 1999 г. Р. Лагос считает, что нельзя строить рыночное общество в чистом виде, что рынок не может решить всех проблем. Предстоит разработать стратегию развития с учетом позитивного исторического опыта госрегулирования.



biofile.ru

Глаза, полные лжи. Как Аугусто Пиночет вошёл в историю | История | Общество

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший»

«Если поразмыслить и взвесить, то я хороший. У меня нет обид и есть доброта», — так говорил о себе на склоне лет благообразный седой старичок, в котором уже мало кто мог узнать мрачную фигуру в военной форме, ставшую символом государственного терроризма и беззакония 1970–1980-х годов.

Аугусто Пиночет, которого давно уже нет на этом свете, до сих пор вызывает искренний восторг у одних, и ненависть у других. В день его смерти одни надевали траур, а другие танцевали и пили шампанское.

Его путь к славе и известности начался 25 ноября 1915 года в чилийском Вальпараисо. Отец — Аугусто Пиночет Вера — был служащим портовой таможни, а мать — Авелина Угарте Мартинес — домохозяйкой, она растила шестерых детей, среди которых будущий глава Чили был старшим.

Для выходца из среднего класса путь в элиту чилийского общества лежал через службу в армии. В 17 лет, после окончания школы при семинарии Святого Рафаэля и Институте Кильота и Колехио Святых Сердец французских отцов Вальпараисо, Аугусто поступил в пехотное училище в Сан-Бернардо.

По окончании училища Пиночет в младшем офицерском звании был направлен сначала в полк «Чакабуко» в Консепсьоне, а затем — в полк «Майпо» в Вальпараисо.

В 1948 году Пиночет поступил в Высшую военную академию страны, которую окончил три года спустя. Теперь служба в воинских частях чередовалась у целеустремлённого офицера с преподаванием в армейских учебных заведениях. В 1953 году Пиночет опубликовал свою первую книгу, называвшуюся «География Чили, Аргентины, Боливии и Перу», защитил диссертацию, получил звание бакалавра, после чего поступил в школу права Чилийского университета. Правда, окончить эту учёбу ему так и не пришлось: в 1956 году он был направлен в Кито для оказания помощи в создании Военной академии Эквадора.

Доктор Альенде против любителей хамона

По возвращении в Чили в 1959 году Пиночет неуклонно шёл по карьерной лестнице вверх, в 1971 году в звании генерала заступив на должность командующего гарнизоном Сантьяго.

Это было первым назначением Пиночета в правительстве президента-социалиста Сальвадора Альенде.

Удивительное дело — генерал Пиночет вплоть до 11 сентября 1973 года считался одним из самых верных Альенде представителей военного командования Чили.

Аугусто Пиночет. Аугусто Пиночет, 1973 год. Фото: www.globallookpress.com

«Ложь раскрывается во взгляде, и поскольку я много раз лгал — я носил тёмные очки», — так говорил о себе Пиночет. Действительно, чёрные очки стали неотъемлемой частью имиджа Пиночета. И за ними он успешно скрывал свои настоящие помыслы и взгляды.

Правительство Сальвадора Альенде начало проводить невиданные для Чили реформы — строительство доступного жилья для бедняков, обеспечение выходцам из семей рабочих возможности получать образование и медицинскую помощь и так далее. Социально ориентированная политика сопровождалась масштабной национализацией, в том числе в добывающих отраслях, где Альенде «наступил на хвост» представителям иностранного бизнеса, в том числе американского.

После этого против правительства Альенде была развёрнута масштабная кампания как внутри страны, так и за её пределами. На Чили оказывалось экономическое давление, праворадикальные группировки развязали террористическую войну, по улицам Сантьяго прошли «марши пустых кастрюль». В этих маршах участвовали не представительницы бедноты, а разгневанные дамы из «среднего класса».

Предатель в чёрных очках

Но ещё большей проблемой для властей стали оппозиционные настроения в чилийской армии, где исторически были сильны позиции праворадикалов и консерваторов. Угроза военного переворота в Чили с каждым днём становилась всё более очевидной.

Настроения эти, однако, сдерживались главнокомандующим чилийской армией Карлосом Пратсом. Этот уважаемый в армии военачальник заявлял о лояльности президенту и тем самым стоял на пути у сторонников военного выступления. Считалось, что Пиночет разделяет точку зрения Пратса.

29 июня 1973 года в Сантьяго была предпринята первая попытка военного переворота, получившая название «Танкетасо». Этот мятеж был подавлен под руководством Пратса при активном участии Пиночета.

22 августа 1973 года жёны генералов и офицеров, находящихся под командованием Пратса, устроили митинг у его дома, обвиняя его в неспособности восстановить гражданский мир в Чили. Это событие убедило Пратса, что он утратил поддержку среди своих товарищей-офицеров. На следующий день он ушёл в отставку с постов министра внутренних дел и главнокомандующего армии Чили.

Пратса на его посту сменил Пиночет, считавшийся, как уже говорилось, фигурой, абсолютно лояльной президенту.

За чёрными очками не было видно глаз генерала, а прочитать в них в тот день можно было очень многое. Например, то, что подготовка к настоящему выступлению военных идёт уже несколько месяцев, что в ней активно участвуют представители ЦРУ и американские дипломаты, что Пиночет не просто участник, а лидер заговора. Много лет спустя он будет утверждать, что присоединился к выступлению в последний момент во имя спасения страны. Однако рассекреченные архивы ЦРУ покажут, что Пиночет был вовлечён в заговор ещё на ранних этапах его подготовки, в то самое время, когда был назначен командующим гарнизоном Сантьяго.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови»

11 сентября 1973 года в Чили произошёл государственный переворот. Первыми погибли сторонники Альенде в армии и на флоте — их выявили заранее, чтобы ликвидировать в самом начале. Затем армейские подразделения приступили к захвату правительственных зданий.

Военный переворот в Чили. Военный переворот в Чили. Фото: www.globallookpress.com

Президенту Альенде, находившемуся в президентском дворце «Ла-Монеда», был предъявлен ультиматум: ему предлагалось уйти в отставку и покинуть страну на специальном самолёте вместе с семьёй и приближёнными.

Альенде отказался, и тогда военные начали штурм дворца. После пятичасового боя президентский дворец пал. Президент Сальвадор Альенде застрелился в своём кабинете, не желая попадать в руки мятежников. Ворвавшиеся во дворец военные обнаружили тело Альенде на его рабочем месте. То ли не разобравшись, что президент мёртв, то ли из ненависти мятежники расстреляли уже мёртвого главу государства, всадив в него более десятка пуль.

«Демократию необходимо время от времени купать в крови, чтобы она оставалась демократией», — так говорил Аугусто Пиночет, ставший лидером военной хунты после свержения Сальвадора Альенде.

Преидент Чили Сальвадор Альенде. Президент Чили Сальвадор Альенде. Фото: www.globallookpress.com

Свои слова он подтверждал делом — за первый месяц нахождения хунты у власти были убиты несколько тысяч человек. В Чили и по сей день не знают точно, сколько именно — источники, лояльные к Пиночету, говорят о 3000 убитых, его противники утверждают, что это число нужно как минимум умножить на 10.

Спустя более чем 40 лет после переворота остаётся неизвестной судьба тысяч человек, пропавших без вести во время правления Пиночета. Свидетели рассказывали, что на стадионе Сантьяго, превращённом в концлагерь для противников хунты, трупы убитых были сложены в штабеля. Тела жертв плыли по реке Мапочо, часть останков вывозилась военными вертолётами и сбрасывалась в океан.

Террор без границ

Среди жертв политического террора были и простые чилийцы, и знаменитости. Известному чилийскому поэту и музыканту, театральному режиссёру Виктору Харе каратели сломали руки, пытали его током, а затем, после долгих мучений, расстреляли, выпустив в него 34 пули.

В дни переворота умер лауреат Нобелевской премии по литературе Пабло Неруда. Долгое время считалось, что Неруда, близкий друг Альенде, погиб от естественных причин, однако в 2015 году власти Чили признали, что знаменитый чилиец мог быть убит.

Нобелевский лауреат Пабло Неруда. Нобелевский лауреат Пабло Неруда. Фото: www.globallookpress.com

Военные не стремились разбираться в том, кто и в чём виноват. Сотрудница католического издания Кармен Морадор, не являвшаяся сторонницей Альенде, была арестована «просто так». Семь часов она провела на дыбе, была многократно изнасилована, её морили голодом и избивали, ломали ноги, пытали электрошоком, прижигали сигаретами, применяли самые изощрённые и омерзительные издевательства. Родственникам удалось её освободить, однако от перенесённых мучений она вскоре умерла.

Для преследования политических противников режима Пиночета было создано Управление национальной разведки (ДИНА) — политическая полиция, которую очень скоро окрестили «чилийским гестапо». Агенты ДИНА вели охоту за оппозиционерами и за пределами Чили. В 1974 году в результате террористического акта, организованного сотрудниками ДИНА в Аргентине, погибли генерал Карлос Пратс и его супруга. В 1976 году в Вашингтоне киллеры ДИНА убили бывшего министра иностранных и внутренних дел в правительстве Альенде Орландо Летельера.

Через застенки режима Пиночета прошли сотни тысяч чилийцев, около миллиона отправилось в вынужденную эмиграцию. Среди жертв чилийской хунты оказались десятки граждан других государств, находившихся в Чили в момент переворота в сентябре 1973 года. Это обстоятельство станет причиной судебного преследования Пиночета за рубежом.

Страна не для пролетариев

«Всё, что мы, военные, делали, мы делали для Чили, а не для себя, и нам не стыдно», — ещё одно высказывание Пиночета, не оставляющее сомнений в его уверенности в правоте своего дела.

А что же реального, помимо рек крови, дал Чили режим Пиночета? Что представляло собой его знаменитое «экономическое чудо»?

В качестве основы для экономических реформ при Пиночете была взята ультралиберальная модель, адептами которой выступили чилийские экономисты, многие из которых учились в Чикаго под руководством нобелевского лауреата профессора Фридмана и профессора Арнольда Харбергера. Поэтому чилийские реформаторы вошли в историю под именем «чикагских мальчиков».

В рамках этой модели в стране была осуществлена так называемая «шоковая терапия», масштабная приватизация государственной собственности, принимался жёстко сбалансированный бюджет, снимались все ограничения на торговлю с заграницей, вводилась пенсионная система накопительного типа.

В новых условиях в страну хлынули иностранные инвестиции, было возобновлено сотрудничество с международными финансовыми институтами. В результате экономика при Пиночете стала стремительно расти.

Однако отличные макроэкономические показатели не отражают картину жизни в стране. Чили стала раем для работодателей, ибо при Пиночете были разгромлены и запрещены профсоюзы, но работники оказались полностью бесправными и не имели ни малейшей защиты от произвола. На фоне стремительно выросших центральных кварталов Сантьяго его рабочие окраины прозябали в нищете.

На фоне сказочно богатеющей элиты две трети чилийцев оставались за чертой бедности. Безработица среди экономически активного населения страны при Пиночете достигала 30 процентов, а по общему объёму производства и среднему уровню зарплат Чили вышла на уровень начала 1970-х годов только к моменту передачи власти гражданскому правительству.

«Мы пытаемся превратить Чили в страну собственников, а не пролетариев», — этой фразой глава хунты пояснял суть своей экономической политики.

И самое главное, реальное чилийское экономическое чудо началось не при Пиночете, а уже после того, как в стране была восстановлена демократическая система.

Пиночет в Мадриде, 1975 год. Пиночет в Мадриде, 1975 год. Фото: www.globallookpress.com

Как Пиночету не дали «тряхнуть стариной»

Об Аугусто Пиночете принято говорить как о лидере военной хунты, хотя формально он не являлся таковым с 1974 года, заняв пост президента страны. В 1980 году он провёл плебисцит, на котором была принята новая конституция страны. В ней, в частности, предполагались свободные выборы, деятельность политических партий и профсоюзов. Однако оговаривалось, что вступление в силу этих статей конституции откладывается на 8 лет.

В 1980-х Пиночет при помощи США и Великобритании пытался избавиться от клейма кровавого диктатора и стать уважаемым государственным лидером. Получалось плохо — забыть то, что натворил Пиночет, было невозможно. Не способствовал этому и откровенный антисемитизм самого Пиночета и его окружения, из-за которого из Чили начался массовый исход евреев. Зато в Чили находили убежище и всячески привечались находившиеся в бегах нацистские преступники, которые помогали чилийским спецслужбам бороться с инакомыслящими.

Во второй половине 1980-х чилийский режим стал проводить более либеральную политику. Обеспечить международное признание Пиночету должен был промежуточный плебисцит, назначенный на 5 октября 1988 года, на котором решался вопрос о том, останется ли президент на своём посту ещё на восемь лет.

Уверенный в успехе, Пиночет разрешил массовые акции своих противников и допустил оппозицию к подсчёту голосов.

Накануне плебисцита на заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек — это была самая массовая манифестация за всю историю Чили.

Многомиллионный митинг накануне плебисцита 1988 года. Многомиллионный митинг накануне плебисцита 1988 года. Фото: Commons.wikimedia.org/ Biblioteca del Congreso Nacional

Первые же результаты волеизъявления 5 октября 1988 года показали, что близка сенсация — Пиночет проигрывал. Но затем передача данных с участков прекратилась, и повисла пауза на несколько часов.

Сторонники Пиночета не любят вспоминать об этой ситуации, предпочитая утверждать, что диктатор добровольно отдал власть. Но на деле судьба Чили 5 октября решалась не только на избирательных участках, но и во дворце «Ла-Монеда», где Пиночет собрал членов хунты и армейский генералитет.

Он предложил отменить результаты плебисцита, ввести военное положение, запретить деятельность оппозиции — в общем, Аугусто Пиночет решил тряхнуть стариной, вспомнив сентябрь 1973 года.

Но здесь, к своему удивлению, он наткнулся на яростное сопротивление соратников. Чилийские генералы заявили Пиночету: новый переворот не поддержит никто в мире, и страна окончательно превратится в изгоя.

После нескольких часов препирательств Пиночет сдался. Утром страна узнала, что диктатор уйдёт.

Слабоумие во имя свободы

Аугусто Пиночет позаботился о своей безопасности. Уйдя в 1990 году с поста президента и передав власть гражданским, он остался командующим сухопутными войсками, сохранив тем самым реальное влияние в стране. Лишь спустя восемь лет Пиночет оставил и этот пост, став при этом пожизненным сенатором, что избавляло его от угрозы уголовного преследования.

Аугусто Пиночет, 1995 год. Аугусто Пиночет, 1995 год. Фото: Commons.wikimedia.org/ Emilio Kopaitic

Уверенность в своей безопасности сыграла с Пиночетом злую шутку. В 1998 году он направился на лечение в Лондон, где и был внезапно арестован. Ордер на арест выдал суд Испании, десятки граждан которой стали жертвами политического террора в Чили.

Началась отчаянная борьба между обвинителями, требовавшими экстрадиции Пиночета в Чили, и защитниками, которые считали нужным проявить к престарелому отставному диктатору милосердие и отпустить его на свободу.

После 16 месяцев домашнего ареста в Лондоне Пиночета всё-таки отпустили домой. Однако его задержание в Великобритании стал толчком к началу уголовного преследования и в Чили.

Последние годы Аугусто Пиночет провёл в борьбе за собственную свободу. В августе 2000 года Верховный суд Чили лишил Пиночета сенаторской неприкосновенности, после чего против него было возбуждено судебное преследование по более чем 100 эпизодам, связанным с убийствами, а также похищениями и пытками людей. В 2001 году адвокаты добились для подзащитного освобождения от ответственности, но с унизительной формулировкой — «ввиду старческого слабоумия».

«Моей судьбой стало изгнание и одиночество»

В слабоумие, однако, поверили не все. 26 августа 2004 года Верховный суд Чили лишил Пиночета неприкосновенности от судебного преследования, а 2 декабря того же года Апелляционный суд страны принял решение о начале процесса по делу бывшего диктатора, обвиняемого в соучастии в убийстве бывшего командующего сухопутными силами генерала Карлоса Пратса.

В 2005–2006 годах новые обвинения стали расти, как снежный ком. Вчерашние соратники Пиночета, те, кто ещё был жив, один за одним оказывались за решёткой. Бывший глава спецслужбы ДИНА Мануэль Контрерас, приговорённый к пожизненному заключению, умер в тюрьме летом 2015 года. Любимец Пиночета, бригадный генерал чилийской армии, сын русского коллаборациониста Семёна Краснова Мигель Краснов и по сей день отбывает тюремный срок за участие в многочисленных пытках и убийствах чилийцев и иностранных граждан.

Сам Пиночет, который, помимо всего прочего, обвинялся в казнокрадстве, уклонении от уплаты налогов, наркоторговле и торговле оружием, такой участи избежал.

Он умер 10 декабря 2006 года после тяжёлого инфаркта в госпитале Сантьяго. Лишь только новость об этом разлетелась по стране, на улицах начались гуляния и празднества. По этой причине от национального траура и государственных похорон было решено воздержаться. После отдания воинских почестей тело было кремировано, а прах тайно захоронен.

Спустя две недели после смерти Фонд Пиночета опубликовал его прощальное письмо к соотечественникам, написанное в 2004 году — тогда, когда, согласно версии адвокатов, бывший диктатор страдал слабоумием. Письмо, однако, написано человеком со здравым рассудком. Как и все последние годы жизни, Пиночет пытался оправдать то, что совершил: «Было необходимо действовать с максимальной суровостью, чтобы избежать эскалации конфликта».

«В моём сердце нет места для ненависти. Моей судьбой стало изгнание и одиночество — то, чего я никогда не представлял и меньше всего хотел», — сетовал Аугусто Пиночет.

Но вряд ли эти слова смогли разжалобить хоть кого-то. Ведь, читая эти строки посмертного обращения, никто не сможет заглянуть Пиночету в его глаза, которые он так старательно прятал от всего мира.

www.aif.ru

История жизни диктатора Аугусто Пиночета

Пиночет

Один из самых жестких политиков ХХ века, генерал, главнокомандующий войсками, захвативший власть в результате военного переворота, Аугусто Пиночет вошел в мировую историю не только как президент Чили, правивший страной в течение 16 лет, но и как палач и тиран. Имя его стало нарицательным при характеристике людей жестоких и агрессивных. 25 ноября Аугусто Пиночету исполнилось бы 98 лет. К этой дате поговорим о его диктаторской карьере.

Пиночет

Будущий лидер и «благодетель» чилийского народа происходил из небогатой семьи среднего класса. Отец его был портовым служащим, мать домохозяйкой, воспитывающей шестерых детей, старшим из которых и был Аугусто. И самым лучшим путем в жизни дл парня предвиделась военная карьера. В 1933 году в неполные 18 лет он поступает в пехотное училище в Сан-Бернардо, которое окончил в 1937 в звании младшего офицера. Молодой лейтенант направляется в Чакабуко, где по прошествии 36 лет будет находиться один из самых мрачных концлагерей диктатуры Пиночета. А пока будущий правитель набирается военного опыта, сменяя полки и повышая свое мастерство в училищах, служит в провинциальных гарнизонах.

Пиночет

В 1948 он поступает в Высшую военную академию, по окончании которой в 1951 ему присваиваются квалификации «офицер генерального штаба» и «преподаватель военной географии и логики». С 1954-го он преподает в этом учебном заведении. Он успел опубликовать книгу «География Чили, Аргентины, Боливии и Перу» и поступил в школу права при Чилийском университете, окончить которую не успел.В 1956 году Аугусто Пиночета направили выполнять военную миссию Чили в США. В армии тогда царило «немыслимое раболепство» перед всем американским. В Кито он должен был посодействовать созданию Военной академии Эквадора. В 1959 году Пиночет возвращается в Чили, где впервые примеряет генеральские погоны, командуя сначала полком, затем бригадой и дивизией, возглавляя штаб и фактически руководя военной академией. В должности заместителя директора (1964) он пишет «Эссе по изучению чилийской геополитики» и книгу «Геополитика».

Пиночет

Первым кровавым звоночком стало подавление митинга забастовавших рабочих на руднике «Эль-Сальвадор» в 1967-м. Тогда полк под командованием Пиночета расстрелял не только выступивших горняков, но и мирных жителей, среди которых были дети и беременная женщина.

Пиночет

Лидер демократов Сальвадор АльендеВ 1971-м Пиночет возглавил гарнизон «Сантьяго», президент Сальвадора Альенде возлагал на него большие надежды. Генерал, будучи дисциплинированным военным и квалифицированным специалистом, смог завоевать доверие у правительства Народного единства. В начале ноября 1972 года на Пиночета возложили обязанности главнокомандующего сухопутными войсками, что в дальнейшем развязало ему руки.

Уже в августе 1973 он организовал провокацию против министра внутренних дел, генерала Пратса, заместителем которого сам и являлся. Тот подал в отставку, не выдержав травли, и тогдашний президент Чили Альенде, убежденный марксист, который намеревался вести страну по коммунистическому пути, свои руками подписал себе приговор, поставив во главе генерала Пиночета.

Пиночет

11 сентября 1973 года в Чили произошел военный переворот, санкционированный Пиночетом и поддерживаемый США. Тщательно спланированная стратегия захвата президентского дворца, с полной блокадой путей отхода, применением авиации, бронетехники и пехоты. Режим Альенде был свергнут, президент и его сторонники расстреляны. К власти пришла «хунта четырех», в которой будущий диктатор поначалу не играл ведущей роли. Однако именно он в 1974 стал единоличным правителем страны, в которой объявляется временное ужесточение режима. Срок его Пиночет рассчитал на 20 лет. Он немного ошибся – правление диктатора закончилось в 1990-м, однако генеральствовал он вплоть до 1997-го.

Пиночет

Став у руля, Пиночет сосредоточил в своих руках всю власть, расправившись с конкурентами: генерала Густаво Ли отправили в отставку, адмирала Мерино тоже отстранили от дел, министр внутренних дел генерал Оскар Бонилья погиб в авиакатастрофе при невыясненных обстоятельствах. Летом 1974 был принят закон «О юридическом статусе правительственной хунты», в котором генерал Пиночет провозглашался верховным носителем власти. Отныне его действия не ограничивалась ни парламентом, ни политическими партиями. Своим главным врагом Пиночет объявил коммунистов и со всей жестокостью расправлялся с ними.

С этой целью в стране были учреждены военные трибуналы и организованы центры пыток и концлагеря. Для проведения репрессивных мер был создан национальный разведывательный орган с разветвленной агентурной сетью, а буквальной через полгода он перерос в Управление национальной разведки (ДИНА). Основной задачей сотрудников (а их числилось порядка 15 тысяч человек) был поиск и уничтожение сторонников взглядов Альенде, эмигрировавших из страны. Один из них Антонио Виас вспоминает: «Необходимо было прятаться, чтобы тебя не нашли. Когда все самое страшное было уже позади, я сумел скрыться – меня еще продолжали искать. Мои товарищи, которых поймали, были убиты». Было расстреляно более 40 тысяч человек. А простые приверженцы коммунистических взглядов уволены с работы и отчислены из учебных заведений.

Пиночет

Кроме репрессий, Пиночет проводил новую экономическую политику, пытаясь вывести страну из кризиса. Он остановил национализацию и ввел принципы свободной торговли американца Милтона Фридмана. Модель свободной экономики базировалась на отказе от всех форм государственного регулирования, предоставлении свободы действий частному национальному и иностранному капиталу, либерализации импорта и активном привлечении внешнего финансирования. В результате этой политики в стране исчез средний класс, общество разделилось на богатых и бедных, правда, надо отдать ему должное и ужасающая нищета была ликвидирована.

Пиночет

В 1977-м пиночетовская клика объявила о роспуске Управления национальной разведки, наводившего ужас на население страны варварскими пыткам и кровавой расправой. Как раз в этот день в Чили прибыл из Вашингтона помощник госсекретаря США по межамериканским делам Т. Тодмен, первый высокопоставленный посланец администрации Дж. Картера. Фашистский режим Пиночета широко осуждался в мире, а Америке было важно наладить официальные отношения между странами. Этот спектакль был устроен специально для высокого гостя, чтобы показать, что хунта «начинает уважать права человека».

Пиночет

Управление национальной разведки было реорганизовано в Национальный информационный центр, однако поменялось только название, суть осталась та же. В сентябре 1977 г. лондонская газета «Таймс» писала: «После четырех лет диктатуры фашистского типа режим Пиночета не проявляет склонности изменить курс. Он держится лишь благодаря террору».

Пиночет

В 1978 году на референдуме генерал Пиночет, играя на чувствах простых чилийцев, обещая им свободу, получил 75 % голосов в свою поддержку, что знаменовала крупную политическую победу тирана. Даже была обнародована Конституция в 1981 году, однако внедрение ее основных положений в жизнь растянулось на долгие 8 лет. Все это время полномочия конгресса осуществляла военная хунта. Аугусто Пиночет без выборов был объявлен «конституционным президентом на 8 лет с правом переизбрания на последующие 8 лет».

Когда в 1986-м году Пиночет отказался рассмотреть «Национальное соглашение о переходе к демократии», движение оппозиционеров стало возрастать: прокатилась волна забастовок и санкционировано вооруженное нападение на диктатора. Пиночет чудом остался жив, а вот пятеро его телохранителей погибли. Это обстоятельство усилило ненависть к демократии: «Те, кто рассуждает о правах человека, будут выдворены из страны или отправлены за решетку» – таков был вердикт «владыки».

В 1988-м Пиночета снова назвали единственным кандидатом в президенты страны. Он пообещал, что все политические силы, включая оппозиционные, получат право контролировать ход голосования. Власти отменили чрезвычайное положение, разрешили возвратиться в страну бывшим депутатам и сенаторам, руководителям некоторых левых партий и профсоюзов, объявленным раннее «государственными преступниками». Было разрешено возвратиться в Чили и вдове Сальвадора Альенде. Но результаты плебисцита оказались не те, что ожидал Пиночет: около 55 % избирателей проголосовали против Пиночета. Выступая по радио и телевидению, Пиночет оценил итоги голосования как «ошибку чилийцев».

Пиночет

Через два года демократия в стране победила, и 11 марта 1990-го Аугусто Пиночет подал в отставку, но остался главнокомандующим сухопутными войсками и сохранил свое влияние в политической жизни страны. Но это обстоятельство все равно не смогло остановить негативного отношения к Пиночету в мире. В 1991 г. сорвалось его европейское турне, поскольку уже в самом его начале, когда Пиночет находился в Великобритании, ни один из официальных представителей его не принял.

В октябре 1998 года Пиночета обвинили в государственных преступлениях: сотни испанцев были убиты или бесследно исчезли в Чили во время правления Пиночета. Испания потребовала экстрадиции бывшего диктатора, но поскольку Пиночет был пожизненным сенатором Чили, на него распространялся закон о неприкосновенности. Палата лордов объявила решение об аресте законным, в то время как Чили настаивали на незаконности как самого ареста Пиночета, так и его выдачи в Испанию. В конце октября 1998-го Пиночета освободили под залог.

Силы были уже не те – 83-летний диктатор заверил, что хочет закончить свои дни в Чили «в мире и спокойствии», взяв на себя политическую ответственность «за происходившее в годы диктатуры» с оговоркой: «Все, что я делал, сделано для блага родной страны».

Пиночет

Пиночет – преступник, он нарушил права человека, но его так и не смогли осудить. Его пять раз сажали под домашний арест, но по состоянию здоровья и из-за недостаточности улик отпускали. Так он и умер без обвинительного приговора. Скончался жестокий правитель в 2006-м. Тело свое завещал кремировать, так как опасался, что могила его будет подвергаться осквернению.

ribalych.ru

Режим пиночета в чили – чилийская хунта

После военного переворота 11 сентября 1973 г., совершенного с помощью ЦРУ, военная хунта распустила Национальный конгресс (парламент) и местные органы власти (муниципалитеты), были отменены гражданско-демократические свободы, запрещены политические партии, входившие в блок Народное единство, приостановлена деятельность остальных партий, распущен Единый профцентр трудящихся (КУТ), введено осадное положение, развязан террор по политическим мотивам.

Для государственно-политического устройства Чили 1973—1989 гг. характерна сильная персонализация власти в лице ключевой центральной фигуры генерала Пиночета. В декабре 1974 г. он был назначен президентом Чили.

Пиночет устранил конкурентов, ввел несменяемость своего поста в качестве главнокомандующего армией. Ни одна из политических, военных и экономических группировок господствующего блока не обладала всей полнотой власти, поэтому Пиночет стал своего рода стоящим над ними арбитром. На референдуме 1978 г. 75 % голосовавших выразили свое согласие с властью военных, режим Пиночета стал казаться легитимным. Особенность формирования государственно-юридических форм Чили при режиме Пиночета состояла в том, что они создавались и эволюционировали не до, а после экономических перемен.

Другая особенность — это постепенная институционализация режима: в период 1974—1979 гг. были приняты законодательные акты, отразившие эволюцию от репрессивной диктатуры к стабильному авторитаризму, допускающему, хотя и ограниченно, существование представительных институтов.

Под названием «защищенная демократия» без плюрализма и политических партий это было закреплено в новой конституции 1980 г. Сблизившаяся с новыми правыми военная верхушка разработала экономическую стратегию, рассчитанную на длительную перспективу.

Ее цель — создать модель свободной рыночной экономики. Неолиберальная модель стабилизации и модернизации чилийской экономики предполагала свободную частную инициативу и частное предпринимательство в производственной и финансовой сферах как основу экономического процветания; повышение конкурентоспособности национальной чилийской экономики на мировом рынке; отказ от протекционизма; создание оптимально благоприятных условий для привлечения и деятельности иностранного капитала на основе прямого инвестирования и предоставление частному сектору права получения внешних кредитов; сокращение прямого государственного вмешательства в экономику; отчисление высшими слоями «излишков» в пользу малообеспеченных и снятие социальной напряженности.Начало стабилизации происходило в условиях гиперинфляции, дефицита платежного баланса, неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры.

Но отступать никто не хотел, было решено добиться стабилизации любой ценой, конкретно с "помощью «шоковой терапии», рекомендованной Международным валютным фондом (МВФ). «Шоковая терапия» означала прекращение государственного финансирования нерентабельных предприятий, резкое снижение реальной заработной платы, сведение к минимуму общественного спроса, сокращение наполовину государственных инвестиций, развертывание приватизации.

Глаза, полные лжи. Как Аугусто Пиночет вошёл в историю

С помощью приватизации предполагалось повысить эффективность национального производства и модернизировать его, а также поддержать национальную валюту и осуществить регулярные выплаты в счет погашения внешнего долга. Приватизация, ставшая краеугольным камнем неолиберального курса, проходила в 70-е гг. в двух формах: реприватизации и распродажи государственной собственности частным лицам. Национализированные в свое время Народным единством знаменитые медные рудники формально продолжали оставаться государственными, однако за их национализацию была выплачена крупная компенсация, а управление рудниками и их эксплуатация передавались в руки ТНК, которые к тому же усилили контроль над сбытом меди, поставками оборудования и запчастей.

В результате к 1983 г. производство меди увеличилось на 70 %, а количество занятых уменьшилось на одну треть. Часть медных рудников была скуплена американским капиталом. Таким образом, роль госсектора превратилась из основной во вспомогательную. К началу 1977 г. приватизация государственной собственности была в основном завершена. И хотя Чили импортировало военную технику и снаряжение, местный ВПК сам занимался производством и экспортом оружия.

Эта инициатива при поддержке НАТО и США вывела Чили на третье место в Латинской Америке (после Бразилии и Аргентины) по экспорту оружия и военной техники. Отказавшись признать легитимность аграрных преобразований правительств ХДП и Народного единства, режим Пиночета возвратил 2,8 млн га земли прежним владельцам, более одной трети крестьян, получивших земельные участки до военного переворота 1973 г., разорились. В основу развития сельского хозяйства был положен принцип «сравнительных преимуществ», который означал предпочтительное производство таких товаров, для которых в Чили были оптимальные природно-климатические условия по сравнению с другими странами.

Расширялось экспортное производство фруктов (яблок, клубники, винограда, киви — на 600 %), вин, рыбопродуктов, изделий деревообработки, что сделало Чили мировым экспортером этой продукции. рынка. Таможенные тарифы были снижены, Это сразу же привело к увеличению потока импортных товаров, значительную часть которых составили потребительские товары длительного пользования, электронная техника, модная одежда.

Доля импорта во внутреннем потреблении увеличилась вдвое. Неолиберальная модель специально предусматривала внедрение в массовую психологию чилийцев идеалов и стандартов высокоразвитого западного потребительского общества.

Однако стиль жизни в лучших европейских и североамериканских традициях, доступный чилийской элите, был не по карману средним слоям и тем более низшим категориям общества.

Так что расширение потребительского рынка вовсе не означало расширения возможности воспользоваться его услугами для большинства населения страны. Важнейший принцип открытой экономики — это поощрение иностранного капитала. Закон «О режиме иностранных инвестиций» (1974) снимал все ограничения на вывоз прибылей из страны. Это резко повысило интерес к чилийской экономике со стороны иностранного государственного, частного и международного капитала.

Причем к чилийской обрабатывающей промышленности интерес иностранных вкладчиков был невелик (только 6,4 % общего объема инвестиций), зато прибыльной сферой приложения иностранного капитала стало кредитно-банковское дело: к 1980 г. Развитие свободной рыночной экономики Чили привело к изменениям в социальной структуре: уменьшилась численность наемных работников в промышленности и сельском хозяйстве.

Свертывание обрабатывающей промышленности госсектора вызвало маргинализацию наемных работников.Социальная политика Пиночета базировалась на отказе от принципа социальной справедливости, утверждался принцип свободы выбора и «равных возможностей».

Социально-психологическим следствием экономических реформ и социальной политики Пиночета можно считать формирование новой ментальности общества на принципах индивидуализма, прагматизма и личного интереса.

При этом демократические ценности рассматривались как вторичное по отношению к личному преуспеванию Из-за террора и репрессий начального периода диктатуры, имевших большой психологический эффект, возник феномен — «культура страха», означавшая недоверие людей друг к другу, боязнь общения, молчание, апатию, эмиграцию, одиночество.

Тем не менее реформы в Чили заставили заговорить о чилийском «экономическом чуде. Кризис 1981—1983 гг., охвативший все отрасли чилийской экономики, остановил первый этап экономических реформ Пиночета. Снизился национальный доход, безработица охватила до 35 % экономически активного населения, финансовая система страны была на грани краха. Стало ясно, что для поступательного успешного развития чилийской экономики возврат к чисто монетаристской модели и курсу на «открытую» рыночную экономику нуждается в корректировке.

Начинается второй этап преобразований Пиночета (1982-1989).Появление более гибкого «разумного монетаризма» связано с именем министра финансов Чили Э. Бихи. Для борьбы с кризисом чилийское правительство решило продолжить приватизацию, предоставить субсидии частному сектору и использовать методы прямого государственного вмешательства в экономику.

На втором этапе приватизации в частные руки были переданы государственные предприятия горнодобывающей отрасли, медной и сталелитейной промышленности, системы связи и была осуществлена технологическая модернизация приватизированных отраслей. В то же время произошла так называемая транснационализация новых чилийских элитно-экономических групп, т.е. установился совместный контроль чилийских и транснациональных собственников над приватизированными предприятиями.Результаты антикризисных мер 80-х гг.

были впечатляющими: инфляция снизилась до среднемирового уровня — 9—15 %, безработица сократилась до 6 %, удалось выплатить по внешней задолженности 2 млрд долл. Чилийская экономика была признана самой «здоровой», «динамичной» и «образцовой» среди стран Латинской.Америки. Деятельность Пиночета подвергается всесторонней критике. На горизонте появляется угроза изоляции диктатора, и он берет курс на постепенную политическую либерализацию: разрешает деятельность лояльных диктатуре партий.К середине 80-х гг.

в оппозиции складывается два полюса притяжения: один — вокруг Народного демократического движения во главе с компартией (признавали любые формы борьбы, вплоть до вооруженного восстания), другой, умеренный, — вокруг ХДП (за постепенный путь гражданского неповиновения).

Пиночет был твердо уверен, что различия и разногласия в рядах оппозиции практически непреодолимы и, следовательно, серьезной угрозы она не представляет. Однако в 1985 г. всем партиям оппозиции удалось выработать и подписать документ «Национальное согласие о переходе к полной демократии». В нем содержались требования легализации политических партий, амнистии, возвращения эмигрантов, а главное — проведение свободных президентских и парламентских выборов.

В рамках общенациональных дней протеста левое крыло оппозиции использовало насильственные формы борьбы, а с 1986 г. полностью сделало ставку на вооруженное восстание. Обнаружение складов оружия и неудачное покушение на Пиночета снова вызвали введение чрезвычайного положения и дискредитировали идею о вооруженном восстании.

Заслуга правых и центристских деятелей оппозиции состояла в том, что они сумели изолировать марксистские партии и сформировать широкий политический консенсус. В декабре 1989 г. на президентских выборах победил лидер ХДП Патрисио Эйлвин, которому 11 марта 1990 г.

Пиночет передал власть.

Читайте также:

Диктатура Пиночета в Чили (1973—1989)

После военного переворота 11 сентября 1973 г., совершенного с помощью ЦРУ, военная хунта распустила Национальный конгресс (парламент) и местные органы власти (муниципалитеты), были отменены гражданско-демократические свободы, запрещены политические партии, входившие в блок Народное единство, приостановлена деятельность остальных партий, распущен Единый профцентр трудящихся (КУТ), введено осадное положение, развязан террор по политическим мотивам.

Для государственно-политического устройства Чили 1973—1989 гг. характерна сильная персонализация власти в лице ключевой центральной фигуры генерала Пиночета. В декабре 1974 г. он был назначен президентом Чили. Пиночет устранил конкурентов, ввел несменяемость своего поста в качестве главнокомандующего армией, установил свой прямой контроль над политической охранкой ДИНА.

Ни одна из политических, военных и экономических группировок господствующего блока не обладала всей полнотой власти, поэтому Пиночет стал своего рода стоящим над ними арбитром. На референдуме 1978 г. 75 % голосовавших выразили свое согласие с властью военных, режим Пиночета стал казаться легитимным.

Особенность формирования государственно-юридических форм Чили при режиме Пиночета состояла в том, что они создавались и эволюционировали не до, а после экономических перемен. Другая особенность — это постепенная институционализация режима: в период 1974—1979 гг. были приняты законодательные акты, отразившие эволюцию от репрессивной диктатуры к стабильному авторитаризму, допускающему, хотя и ограниченно, существование представительных институтов.

Под названием «защищенная демократия» без плюрализма и политических партий это было закреплено в новой конституции 1980 г. В основе такого политического успеха лежали экономические успехи «чикагской неолиберальной модели», разгром оппозиционного движения, конформизм общества.Сблизившаяся с новыми правыми военная верхушка разработала экономическую стратегию, рассчитанную на длительную перспективу.

режим пиночета в чили

Ее цель — создать модель свободной рыночной экономики. Молодые доктора экономических наук, обучавшиеся в Чикагском университете, последователи М. Фридмена, стали экономическими советниками в государственных учреждениях, министерствах и банках. Военные же гарантировали политическую стабильность и социальный мир для неолиберального экономического эксперимента.

Неолиберальная модель стабилизации и модернизации чилийской экономики предполагала свободную частную инициативу и частное предпринимательство в производственной и финансовой сферах как основу экономического процветания; повышение конкурентоспособности национальной чилийской экономики на мировом рынке; отказ от протекционизма; создание оптимально благоприятных условий для привлечения и деятельности иностранного капитала на основе прямого инвестирования и предоставление частному сектору права получения внешних кредитов; сокращение прямого государственного вмешательства в экономику; отчисление высшими слоями «излишков» в пользу малообеспеченных и снятие социальной напряженности.

На первом этапе развития чилийской экономики неолиберальная модель применялась практически в «чистом» виде.

О Чили стали говорить как об испытательном полигоне для экономистов «Чикагской школы». Начало стабилизации происходило в условиях гиперинфляции, дефицита платежного баланса, неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Но отступать никто не хотел, было решено добиться стабилизации любой ценой, конкретно с "помощью «шоковой терапии», рекомендованной Международным валютным фондом (МВФ). «Шоковая терапия» означала прекращение государственного финансирования нерентабельных предприятий, резкое снижение реальной заработной платы, сведение к минимуму общественного спроса, сокращение наполовину государственных инвестиций, развертывание приватизации.

С помощью приватизации предполагалось повысить эффективность национального производства и модернизировать его, а также поддержать национальную валюту и осуществить регулярные выплаты в счет погашения внешнего долга.

Приватизация, ставшая краеугольным камнем неолиберального курса, проходила в 70-е гг.

в двух формах: реприватизации и распродажи государственной собственности частным лицам. В 1974—1978 гг. бывшим владельцам было возвращено 294 ранее национализированных промышленных предприятия.

200 предприятий было продано с торгов по заниженным ценам. Под контролем государства оставалось только 20 компаний, из них 5 промышленных. Национализированные в свое время Народным единством знаменитые медные рудники формально продолжали оставаться государственными, однако за их национализацию была выплачена крупная компенсация, а управление рудниками и их эксплуатация передавались в руки ТНК, которые к тому же усилили контроль над сбытом меди, поставками оборудования и запчастей.

В результате к 1983 г. производство меди увеличилось на 70 %, а количество занятых уменьшилось на одну треть. Часть медных рудников была скуплена американским капиталом. Таким образом, роль госсектора превратилась из основной во вспомогательную. К началу 1977 г. приватизация государственной собственности была в основном завершена.

В результате приватизации крупные чилийские финансово-олигархические группы — «семейные кланы» Александри, Эдвардсов, Матте, Ярура — получили солидную выгоду.

Появились новые кланы — Крусат-Ларрэна, Виаля, Анхелини, Луксича, контролировавшие 250 крупнейших частных предприятий, а также местный рынок ссудного капитала. Укреплялись позиции крупнейших национальных групп в военно-промышленном комплексе. И хотя Чили импортировало военную технику и снаряжение, местный ВПК сам занимался производством и экспортом оружия. Эта инициатива при поддержке НАТО и США вывела Чили на третье место в Латинской Америке (после Бразилии и Аргентины) по экспорту оружия и военной техники (что принесло стране в 1985—1986 гг.

валютный доход на сумму 100 млн долл.). ПравиТельство защищало интересы этих финансово-промышленных групп. Например, фирма К. Кардоэна, крупнейший частный экспортер оружия, в кризисном 1981 г. получила кредит от государства на сумму 4,6 млн долл. В то же время подрывался национальный производственный механизм: сокращалось производство и доля в ВВП предприятий обрабатывающей промышленности — машиностроительной, химической, текстильной, кожевенно-обувной, оказавшихся неконкурентоспособными в условиях свободного рынка.

Отказавшись признать легитимность аграрных преобразований правительств ХДП и Народного единства, режим Пиночета возвратил 2,8 млн га земли прежним владельцам, более одной трети крестьян, получивших земельные участки до военного переворота 1973 г., разорились.

В течение 1976—1980 гг. посевные площади под 14 основными продовольственными культурами ежегодно сокращались, что привело к увеличению импорта, например пшеницы на 300 млн долл. В основу развития сельского хозяйства был положен принцип «сравнительных преимуществ», который означал предпочтительное производство таких товаров, для которых в Чили были оптимальные природно-климатические условия по сравнению с другими странами.

Расширялось экспортное производство фруктов (яблок, клубники, винограда, киви — на 600 %), вин, рыбопродуктов, изделий деревообработки, что сделало Чили мировым экспортером этой продукции.

Главное состояло в том, что чилийский экспорт, где наибольший удельный вес занимали медь и селитра, удалось диверсифицировать и, следовательно, сделать менее уязвимым к колебаниям конъюнктуры мирового рынка.

Разрушению национальной промышленности способствовало проведенное в соответствии с курсом на открытую экономику снижение таможенных тарифов и отказ от протекционизма.

Таможенные тарифы были снижены с 94 % в 1973 г. до 10 % в 1979 г. Это сразу же привело к увеличению потока импортных товаров, значительную часть которых составили потребительские товары длительного пользования, электронная техника, модная одежда. Доля импорта во внутреннем потреблении увеличилась вдвое, а стоимость импорта только в одном 1981 г. составила 1,8 млрд долл., что эквивалентно 25 % стоимости всей продукции национальной обрабатывающей промышленности.

Неолиберальная модель специально предусматривала внедрение в массовую психологию чилийцев идеалов и стандартов высокоразвитого западного потребительского общества. Однако стиль жизни в лучших европейских и североамериканских традициях, доступный чилийской элите, был не по карману средним слоям и тем более низшим категориям общества. Так что расширение потребительского рынка вовсе не означало расширения возможности воспользоваться его услугами для большинства населения страны.Важнейший принцип открытой экономики — это поощрение иностранного капитала.

Закон «О режиме иностранных инвестиций» (1974) снимал все ограничения на вывоз прибылей из страны. Это резко повысило интерес к чилийской экономике со стороны иностранного государственного, частного и международного капитала.

Причем к чилийской обрабатывающей промышленности интерес иностранных вкладчиков был невелик (только 6,4 % общего объема инвестиций), зато прибыльной сферой приложения иностранного капитала стало кредитно-банковское дело: к 1980 г. в стране функционировало 19 иностранных банков (против одного в 1974 г.). Только Межамериканский банк развития (МАБР) и Мировой банк в 1976—1982 гг. предоставили Чили 46 кредитов на сумму 3,1 млрд долл.Затраты на переход к неолиберальной экономике способствовали увеличению внешнего долга страны до 20 млрд 690 млн долл.

(1986) против 3,3 млрд долл. (1973). В середине 90-х гг. внешний долг стабилизировался на уровне 17,5—18,5 млрд долл. Правительство Пиночета тратило на обслуживание внешнего долга 62 % доходов от экспорта (правительство Альенде — 12 %). Подсчеты экономистов делают иллюзорной идею о возможности выплаты внешнего долга в существующих условиях. Несомненно одно: в течение десятилетий Чили должно будет работать на своих кредиторов.

Развитие свободной рыночной экономики Чили привело к изменениям в социальной структуре: уменьшилась численность наемных работников в промышленности и сельском хозяйстве.

Свертывание обрабатывающей промышленности госсектора вызвало маргинализацию наемных работников. С учетом сокращения числа государственных служащих и разорения мелких предпринимателей доля маргиналов составила свыше одной трети рабочей силы.

Уровень безработицы с 3,8 % в 1972 г. поднялся до 18 % ЭАН.Социальная политика Пиночета базировалась на отказе от принципа социальной справедливости, утверждался принцип свободы выбора и «равных возможностей».

Социально-психологическим следствием экономических реформ и социальной политики Пиночета можно считать формирование новой ментальности общества на принципах индивидуализма, прагматизма и личного интереса.

При этом демократические ценности рассматривались как вторичное по отношению к личному преуспеванию. Общество аполитичных конформистов — субъектов новой ментальности стало основой политической модели режима Пиночета. Хорошие работники должны интересоваться исключительно профессиональной сферой. Допускался лишь такой вид политической активности, как деятельность молодежных, женских объединений, соседских советов и т.п.

Патерналистский характер режима Пиночета сочетался с откровенной обособленностью элиты от других слоев общества.

Духовная жизнь чилийцев была жестко регламентирована, строго подконтрольна и подцензурна, что позволяет говорить о возникновении феномена так называемого «культурного затмения», смысл которого — отсутствие альтернативной официальному курсу культурной жизни.

В то же время из-за террора и репрессий начального периода диктатуры, имевших большой психологический эффект, возник феномен — «культура страха», означавшая недоверие людей друг к другу, боязнь общения, молчание, апатию, эмиграцию, одиночество.

«Культура страха», так же как и другие формы массовой психологии, способствовала политической стабильности общества и внедрению неолиберальной экономической модели.

Тем не менее реформы в Чили заставили заговорить о чилийском «экономическом чуде».

Под «экономическим чудом» следует понимать устойчивые темпы роста ВВП (примерно 6 % в год), снижение втрое дефицита платежного баланса, ликвидацию дефицита госбюджета, задержку инфляции до 30 % в год, модернизацию государственного аппарата по пути эффективности его управления и сокращения числа занятых в нем чиновников. В целом успехи касались макроэкономических факторов.Вместе с тем цена «чуда» означала рост внешнего долга почти в 5 раз, сокращение государственных инвестиций ниже уровня 60-х гг., сохранение достаточно высокого потолка инфляции, подрыв национальной промышленности и особенно ее обрабатывающих отраслей ниже уровня 1973 г., ущемление традиционных предпринимательских кругов, высокий уровень безработицы (до 18 %), падение средней заработной платы ниже уровня 1970 г., маргинализацию и обнищание населения (свыше 40 % чилийцев жили за чертой бедности, доход 80 % чилийцев не достигал средненационального уровня 1510 долл.

в год). Заплатить такую высокую «социальную цену» общество могло только в рамках диктаторского режима.

Кризис 1981—1983 гг., охвативший все отрасли чилийской экономики, остановил первый этап экономических реформ Пиночета.

Снизился национальный доход, безработица охватила до 35 % экономически активного населения, финансовая система страны была на грани краха.

Стало ясно, что для поступательного успешного развития чилийской экономики возврат к чисто монетаристской модели и курсу на «открытую» рыночную экономику нуждается в корректировке. Начинается второй этап преобразований Пиночета (1982-1989).

Появление более гибкого «разумного монетаризма» связано с именем министра финансов Чили Э. Бихи, деятельность которого, в отличие от предшественников, характеризовалась большей взвешенностью, реалистичностью, гибкостью.

Для борьбы с кризисом чилийское правительство решило продолжить приватизацию, предоставить субсидии частному сектору и использовать методы прямого государственного вмешательства ^в экономику. Спасая, например, банковскую систему, государство вмешалось в управление 13 банков и установило прямой контроль еще над двумя банками, к тому же государство взяло на себя выплату внешнего долга частных банков. На втором этапе приватизации в частные руки были переданы государственные предприятия горнодобывающей отрасли, медной и сталелитейной промышленности, системы связи и была осуществлена технологическая модернизация приватизированных отраслей.

В то же время произошла так называемая транснационализация новых чилийских элитно-экономических групп, т.е. установился совместный контроль чилийских и транснациональных собственников над приватизированными предприятиями.Результаты антикризисных мер 80-х гг. были впечатляющими: инфляция снизилась до среднемирового уровня — 9—15 %, безработица сократилась до 6 %, удалось выплатить по внешней задолженности 2 млрд долл.

Чилийская экономика была признана самой «здоровой», «динамичной» и «образцовой» среди стран Латинской.Америки.

Кризис 1981 — 1983 гг.

положил начало «остыванию» диктатуры Пиночета. Экономические трудности стимулировали активность различных оппозиционных течений — от новых правых до крайних левых.

Оппозиция начинает сопротивление диктатору. 11 мая 1983 г. впервые проходит так называемый День национального протеста. На повестку дня ставится вопрос о свержении диктатуры и восстановлении демократии. Деятельность Пиночета подвергается всесторонней критике.

На горизонте появляется угроза изоляции диктатора, и он берет курс на постепенную политическую либерализацию: разрешает деятельность лояльных диктатуре партий.К середине 80-х гг. в оппозиции складывается два полюса притяжения: один — вокруг Народного демократического движения во главе с компартией (признавали любые формы борьбы, вплоть до вооруженного восстания), другой, умеренный, — вокруг ХДП (за постепенный путь гражданского неповиновения).

Пиночет был твердо уверен, что различия и разногласия в рядах оппозиции практически непреодолимы и, следовательно, серьезной угрозы она не представляет. Однако в 1985 г. всем партиям оппозиции удалось выработать и подписать документ «Национальное согласие о переходе к полной демократии».

В нем содержались требования легализации политических партий, амнистии, возвращения эмигрантов, а главное — проведение свободных президентских и парламентских выборов.

В рамках общенациональных дней протеста левое крыло оппозиции использовало насильственные формы борьбы, а с 1986 г.

полностью сделало ставку на вооруженное восстание. Обнаружение складов оружия и неудачное покушение на Пиночета снова вызвали введение чрезвычайного положения и дискредитировали идею о вооруженном восстании.

Заслуга правых и центристских деятелей оппозиции состояла в том, что они сумели изолировать марксистские партии и сформировать широкий политический консенсус.Итогом эволюции режима Пиночета стал референдум в октябре 1988 г., на который был вынесен вопрос о предоставлении Пиночету президентских полномочий на очередной 8-летний срок. 53 % чилийцев проголосовали против диктатора.

В декабре 1989 г. на президентских выборах победил лидер ХДП Патрисио Эйлвин, которому 11 марта 1990 г. Пиночет передал власть.

Коалиционное левоцентристское правительство Эйлвина вступило в переходный период от диктатуры к демократии. Были отменены военные трибуналы, начаты расследования финансовых нарушений и коррупции должностных лиц времен диктатуры, амнистированы политзаключенные.

Национальная комиссия правды и примирения расследовала нарушения прав человека, подтвердив факт гибели в годы диктатуры свыше 2 тыс. человек (их родственники получили компенсацию). Прежний неолиберальный экономический курс Пиночета был скорректирован в сторону отказа от «шоковой терапии» ипривлечения методов госрегулирования. Правительство удвоило расходы на социальные программы.

Удалось сократить безработицу и вдвое уменьшить инфляцию. Чили восстановило дипломатические отношения с СССР, Кубой, Вьетнамом и Северной Кореей, активнее стало участвовать в межамериканском сотрудничестве, расширило отношения со странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

В декабре 1993 г. на всеобщих президентских выборах победу одержал кандидат от объединения политических партий «За демократию» Эдуардо Фрей (сын бывшего президента Э. Фрея). Его прави-. тельство продолжило курс Эйлвина, сохранив социальную направленность и расширяя поддержку национальных предпринимательских кругов.

В январе 2000 г. чилийцы проголосовали за кандидата от Социалистической партии.

Через 26 лет после гибели С. Альенде пост президента занял социалист Рикардо Лагос, Это означало настоящую политическую смерть Пиночета и окончание переходного периода от диктатуры к демократии в Чили.

Перед новым президентом стоят серьезные экономические проблемы: необходимость выплаты внешнего долга, размер которого составил в 1999 г. 45 % от ВВП Чили, и преодоление спада темпов экономического роста, наметившегося в 1999 г. Р. Лагос считает, что нельзя строить рыночное общество в чистом виде, что рынок не может решить всех проблем.

Предстоит разработать стратегию развития с учетом позитивного исторического опыта госрегулирования.



Диктатура Пиночета в Чили (1973—1989)

ekoshka.ru

Аугусто Пиночет: antisovetsky

Получив достойное военное образование в Высшей Военной Академии страны, подкреплённое несколькими важными командировками за границей, он постепенно, шаг за шагом, прошёл путь от младшего офицера, кем он был в 1940-е гг., до главнокомандующего чилийской армией, кем он стал в августе 1973 года. Настойчивость, сдержанность, пунктуальность и амбициозность - вот те качества, которые помогли ему осуществить столь блестящую военную карьеру.

Военные таланты Пиночета дополнялись его обширными познаниями в области геополитики. Из всех президентов Чили он был единственным, кто опубликовал серьёзные книги "Геополитика" и "Эссе по изучению чилийской геополитики", где изложил разумную концепцию управления государством на национально-консервативных основах. Кроме того, его перу принадлежат исследование "География Чили, Аргентины, Боливии и Перу" и мемуары "Решающий день". Часть своей карьеры он посвятил преподаванию в военной академии. Стал членом Национального географического общества, хотя особых лавров как ученый не снискал.

Не случись переворота 1973 года, во главе которого стал Аугусто Угарте, мир никогда бы не узнал о нем. К тому времени Пиночету было почти шестьдесят лет, он был отцом пятерых детей, имел внуков и медленно продвигался по ступенькам военной карьеры, которую выбрал не из-за склонности к военному делу, а из-за социальных обстоятельств: особых талантов, как он считал, у него не было, а солдаты всегда нужны. Что заставило этого обыкновенного человека решиться на такой невероятный шаг, как военный переворот? Чтобы попробовать разобраться в этом, нужно вернуться в самое начало семидесятых годов.

То, что происходило в это время в экономике Чили, казалось невозможным даже по меркам Латинской Америки. Администрация Сальвадора Альенде ставила огромный по своим масштабам эксперимент, который поначалу оказался весьма эффективным: рос ВВП, росли доходы населения, а инфляция снижалась. Однако вскоре денег у чилийцев оказалось так много, что товары стали сметать с прилавков магазинов. Люди познакомились с дефицитом. Возник черный рынок, на котором вскоре можно было приобрети основную массу товаров, в то время как магазины стояли пустые. Цены росли быстрее, чем денежная масса. В 1972 году инфляция составила 260%, увеличившись по сравнению с предыдущим годом в 12 раз, а в 1973 году — более 600%. Производство снизилось, а реальные доходы чилийцев стали меньше, чем перед приходом Альенде к власти. В 1973 году правительству пришлось сократить расходы и на зарплату, и на социальные пособия.

Разумеется, такая ситуация стала внушать властям тревогу, больше уже нельзя было списывать провалы в экономике на происки врагов. Правительство стало принимать решительные меры, но вместо того, чтобы вернуться к спасительной идее рыночной экономики, оно прибегло к чисто административным мерам стабилизации.

Несмотря на агитацию за «демократичный социализм», при Альенде началась классика революционного социализма. Военизированные отряды, состоящие из оболваненных рабочих и профессиональных революционеров, занимали предприятия. Такие же отряды, только с крестьянами и деревенской голытьбой вместо рабочих, раскулачивали «помещиков»: начался насильственный передел земли.

Был сформирован Национальный секретариат по распределению, аналог советского Госснаба, куда все госпредприятия должны были в обязательном порядке поставлять свою продукцию. Частным предприятиям навязывали соглашения такого же рода, причем отказаться от них было невозможно. Для населения были созданы нормированные пайки, включавшие 30 основных продуктов питания. Людям, помнящим советскую экономику времен тотального дефицита, понятно, что это должно было со временем привести к катастрофе. Практически это уже была катастрофа. Однако Сальвадор Альенде был популярен, чилийцы в него верили, а экономическая разруха в стране казалась многим временной. Многим, но не всем. Первой взбунтовалась армия.

Еще сразу после избрания Альенде, в 1970 году, военные разделились на два лагеря: одни были решительно против нового президента, вторые оставались лояльны. Через три года представители первого лагеря созрели для переворота, и правительство это понимало. Необходимо было во главе армии поставить человека, который бы не допустил беспорядков. По иронии судьбы выбор Сальвадора Альенде пал на генерала Пиночета. Тот стал главнокомандующим чилийской армией и, как считал Альенде, мог бы удержать армию под своим контролем. Так оно и вышло. Но президент ошибся в другом: генерал перестал быть лояльным к его режиму.

Летом 1973-го года напряженность достигла безумных пределов, а 22 августа чилийский конгресс в ходе символического голосования объявил поведение Альенде антиконституционным. Три недели спустя армия не стерпела и выступила против социалистического правительства. Пиночет взял на себя координацию путча, его войска арестовали коммунистов, а к обеду чилийская авиация обстреляла президентский дворец в Сантьяго, знаменитую «Ла-Монеду». В ходе штурма здания пиночетовскими отрядами Альенде застрелился из пистолета, который ему подарил Фидель Кастро.

Власть в Чили перешла к коллегиальному органу управления — военной хунте. Но уже в следующем году Пиночет стал единоличным лидером страны: сначала так называемым верховным главой нации, а затем — просто президентом.

За уничтожением прямой опасности — социалистического правительства — следовала борьба с остатками красной чумы в лице бесчисленных красных отрядов, вооруженных государственных профсоюзов и местных аналогов продотрядов. В городах армии быстро удалось избавиться от них. Футбольные стадионы, ставшие символом искоренения коммунизма в Чили, превратились в место сбора леворадикальных деятелей. Самые дерзкие коммунары были приговорены полевыми судами и расстреляны прямо на стадионах (больше всех — в «Эстадио Насиональ де Чили»). С импортными революционерами дело оказалось сложнее. Они не были связаны с Чили и обладали богатым опытом партизанской войны, но чилийские десантники и их в конце концов достали даже в самых труднодоступных лесах и горах. Ещё пару месяцев продолжались уличные бои с отдельными бандами, но в целом коммунизм был побеждён, его хребет — сломан, а самые буйные революционеры — расстреляны.

После окончания боевых действий с силами международного коммунизма, Пиночет начал работать по двум направлениям. Во-первых, начались репрессии против «левой интеллигенции». Никого, правда, не убивали. Многие из них уехали добровольно. Во-вторых, пришлось чинить разваленную социалистами экономику. Экономическая реформа стала главным делом в эпоху правления Пиночета. В 1975 году американский экономист и лауреат Нобелевской премии Милтон Фридман посетил Чили, после чего военные на ключевых постах правительства были заменены молодыми экономистами-технократами, получившими прозвище «чикагские мальчики», поскольку окончили кузницу либеральных кадров того времени — Чикагский университет. Впрочем, на самом деле среди них были выпускники и Гарварда, и Колумбийского университета. Времена менялись, и традиционные центры американского левого интеллектуализма дали самых твердых реформаторов правого толка.

Экономика реанимировалась по классическим рецептам: свободный бизнес, снятие ограничений на торговлю с заграницей, приватизация, сбалансированность бюджета и построение пенсионной системы накопительного типа. «Чили — страна собственников, а не пролетариев» — не уставал повторять Пиночет. В результате всех этих мер Чили стала самой процветающей страной Латинской Америки. И даже два экономических кризиса, которые случились с тех пор, — в 1975 и 1982 годах — не имели таких тяжелых последствий, как при режиме Сальвадора Альенде. Сам Фридман назвал эти процессы «Чилийским Чудом», так как они превратили страну в процветающее современное государство, которое до сих пор по всем экономическим параметрам является безусловным лидером среди стран Южной Америки. Экономическое чудо, произошедшее в Чили, стало для жителей страны главным критерием оценки деятельности Пиночета. К тому же военные, в руках которых была власть, не запятнали себя коррупцией, как это случилось в соседней Аргентине.

Пока либеральные технократы спасали плоть чилийской нации, правительство заботилось о его душе. Несмотря на невмешательство государства в экономику, оно вполне интересовалось идеологическим воспитанием своих граждан (ведь изначально Альенда победил на «честных» выборах). Однако Пиночет старался не брать пример со своих южноамериканских коллег, прославившихся массовым террором и эскадронами смерти в черных униформах. Идеология и культура времён хунты базировались на ультраправом консерватизме с элементами фашизма и чилийском национализме. Центральное место в пропаганде занимал антикоммунизм, видная роль отводилась также антилиберализму. В общественной жизни и культуре всемерно культивировались католические и патриотические ценности. Пиночет ориентировался на классический европейский национализм, издавая литературу тех лет и прославляя его деятелей. Несмотря на то, что троцкистский «Международный комитет Четвёртого интернационала» считал режим Пиночета фашистским, большинство политологов несогласны с этим утверждением. Якобо Тимерман назвал чилийскую армию «последней прусской армией мира», описывая дофашистский характер режима. На самом же деле, Пиночет являлся уникальным вождём. Избегая коллективизма и социализма в экономике, он исповедовал право-консервативную идеологию, совмещавшую европейский республиканский национализм, классический либерализм и иерархичность каудилистских режимов Испанидада. Как ни парадоксально, сам Пиночет считал себя демократом. Он хладнокровно констатировал: «Демократия в самой себе несет зерно собственного разрушения, демократию необходимо время от времени купать в крови, чтобы она оставалась демократией». Генерал, по его собственному выражению, «надел на нацию железные штаны».

Демократические стремления генерала подкреплены весомыми доказательствами. В 1978 году появился закон о политической амнистии. Режим остановил репрессии и уже этим показал, что он сильно отличается от традиционных диктаторских режимов, сменяющих одну волну террора другой. В 1980 г. был проведен плебисцит по конституции: 67% населения поддержали конституцию Пиночета, согласно которой он становился теперь легитимным президентом страны, а не генералом-узурпатором.

Конечно, слишком доверять итогам не стоит: многие считают, что имела место фальсификация. Но то, что с 1985 года начался активный диалог власти с оппозицией по поводу дальнейшего развития страны, — очевидный факт.

Диалог не прекратился даже после покушения на Пиночета в 1986 году, когда был ранен его девятилетний внук, находившийся в президентской машине. Пиночет не стал использовать покушение в качестве предлога для новой череды репрессий. «Я демократ, — говорил он впоследствии, — но в моем понимании этого слова. Все зависит от того, что вкладывается в понятие демократии. Невеста может быть очень миловидной, если она молода. И может быть очень безобразной, если стара и вся в морщинах. Но и та, и другая — невеста».

Что удивительно, но свою приверженность демократии Пиночет доказал в 1988 году, когда был проведен новый плебисцит по вопросу о том, должен ли генерал оставаться президентом до 1997 года. Пиночет его проиграл и согласился уйти. Правда, он оставался командующим сухопутными войсками до 1998 года, а также пожизненным сенатором. После отставки его не увенчали лаврами спасителя нации, но никто и не третировал. И хотя у чилийцев есть противоположные мнения о том, что представлял собой режим Пиночета, страна предпочла не погружаться в баталии о своем недавнем прошлом, а совершенствовать экономическое чудо.

Пиночет отличался от своих южноамериканских «коллег» действительно железной диктатурой закона, настаивая на принципах правового государства. Считая, что иногда можно переступить через черту («Я не угрожаю никому. Я предупреждаю всего один раз. В тот день, когда они нападут на моих людей, Верховенство Закона окончено»), он старался не допускать кровавых перегибов. Комиссия насчитала 2279 жертв, убитых при Пиночете по политическим мотивам. В это число входят, помимо расстрелянных на стадионах коммунистов, погибшие в уличных боях с армией террористы и казненные за свои преступления коммунисты-убийцы. Так как считаются не жертвы Пиночета, а «жертвы ПРИ ПИНОЧЕТЕ», в эту статистику включены даже полицейские, убитые коммунистами. Еще несколько тысяч узников концлагерей и вынужденных эмигрантов считаются в той или иной мере пострадавшими.

Цифры, конечно, убедительнее слов. Убив 2000 человек — большинство из которых атаковало представителей государство с оружием в руках, являясь не диссидентами, но комбатантами — Пиночет спас страну от коммунизма и обеспечил Чили лучшей экономикой на континенте. Но всё, как говорится, познается в сравнении. На сегодняшний день Чили занимает седьмое место по экономической свободе и обладает самой свободной экономикой Южной Америки, а также самым высоким уровнем жизни в регионе. ВВП на душу населения (2016 год) составляет 12 938$ (в нефтегазовой РФ, для сравнения — 7 742$) и быстро растёт, за чертой бедности живут около десяти процентов населения. Из достойных упоминания ископаемых у Чили только медь (впрочем, в 70-ые ее значение для экономики начало снижаться). А как чувствует себя Венесуэла, прошедшая через социалистический рай Чавеса? 176-е место по экономической свободе (из 178), самая строгая плановая экономика Южной Америки, один из самых низких уровней жизни на континенте. ВВП на душу населения — 5908$, стагнирующий при жесткой инфляции. Уровень умышленных убийств на уровне Африки, треть населения за чертой бедности, при этом — гигантские запасы нефти.

От этого социалистического счастья и спас Чили Пиночет, однако национальное согласие в Чили не стало для него страховкой безоблачной старости. Осенью 1998 года он был арестован в Англии, где находился на лечении. Кампанию по преследованию экс-президента, которому к тому времени исполнилось 83 года, возглавил испанский судья Гарсон, требовавший выдачи Пиночета.

Оставив после себя страну с развитой промышленностью, с самыми высокими темпами роста ВВП и самым высоким на континенте уровнем жизни, с одной из сильнейших армий в Латинской Америке, генерал проявил себя не только как военный и интеллектуал-геополитик, но и просто как достойный президент латиноамериканской страны.

Источник http://www.234555.ru/publ/8-1-0-290

antisovetsky.livejournal.com

Режим Пиночета в Чили (1973-1990 годы)

После установления режима Пиночета в Чили левые партии были запрещены. Была введена жёсткая цензура печати. Профсоюзы поставлены под контроль властей, забастов­ки объявлены вне закона. Репрессии стали органичной состав­ляющей политики хунты. Тайная полиция расправлялась с про­тивниками диктатуры даже за рубежом: самыми громкими её преступлениями стали убийства противника переворота, предше­ственника Пиночета на посту командующего армией генерала Карлоса Пратса и министра иностранных дел «Народного един­ства» Орландо Летельера.

Экономика Чили при Пиночете

После первых неудач в экономике военная хунта Чили привлекла груп­пу «чикагских мальчиков» (выпускников Чикагской школы эконо­мики) к осуществлению масштабной модернизации. Часть национа­лизированной собственности была возвращена владельцам, но кон­троль над значительной частью добывающей промышленности и инфраструктурой был сохранён за государством. Многие про­граммы социального обеспечения оказались свёрнуты. В то же вре­мя крупные международные банки открыли Чили кредиты, а повы­сившиеся цены на медь обеспечили рост производства. Чилийское «экономическое чудо» казалось многим бесспорным: в стране уда­лось снизить инфляцию и сократить громадные государственные расходы, висевшие на экономике тяжёлой гирей; экономический рост на уровне более 6 % в год опережал показатели США, в Чили хлынули иностранные инвестиции.

Однако успехи оказались недолговечными. Уже в начале 1980-х гг. экономика Чили вошла в полосу кризиса. К 1983 г. безработица в ряде районов достигла 30 % (хуже, чем в США во времена «Великой депрессии»), на треть сократилось промышленное производство. Толь­ко масштабная помощь со стороны спасла экономику Чили от полно­го краха. К 1989 г. более 40 % чилийцев жили ниже черты бедности.

Даже военный контроль не смог предотвратить открытые про­тесты против ухудшения уровня жизни и диктатуры. Пиночет был вынужден разрешить деятельность части политических партий. А в 1988 г. в Чили прошёл референдум, на котором избиратели неожи­данно для властей отказались дать согласие на избрание кандидата военных в президенты.

А. Пиночет

Аугусто Пиночет Угарте получил военное образование и сделал успешную армейскую карьеру. В 1973 г. он был на­значен главнокомандующим армией и вскоре предал Аль­енде, став одним из главных участников заговора. После во­енного переворота Пиночет занял президентский пост, ко­торый сохранил до конца 1989 г. После ухода в отставку он получил статус пожизненного сенатора, что освобождало его от попыток расследования преступлений военного ре­жима. Экс-диктатор умер в 2006 г., так и не представ перед судом. Но ему не поставлен памятник, который чилийцы традиционно ставят бывшим президентам, — генерал не был избран на этот пост. Материал с сайта http://doklad-referat.ru

Окончание режима Пиночета (Чили в 1990-е годы)

На президентских выборах 1989 г. в Чили правые, центристы и часть левых объединились вокруг фигуры христиан­ского демократа Патрисио Эйлвина. Коалиция «Согласие во имя де­мократии» (ХДП и СПЧ) с тех пор не раз подтверждала свою попу­лярность. Устойчивый рост экономики, снижение инфляции и без­работицы в 1990-х гг. при одновременном расширении расходов на образование, здравоохранение и жилищное строительство, сокра­щение числа бедных, рост зарплат и пенсий — всё это позволяет представителям коалиции выигрывать одни президентские выбо­ры за другими. Чили вернулась к демократии, не отказываясь при этом от социальных реформ. В стране активно ведётся процесс пре­дания суду организаторов и участников преступлений, совершён­ных в годы военной хунты.

На этой странице материал по темам:
  • Чили в 21 веке

  • Чили во второй половине 20 начале 21 века реферат

  • Режим пиночета реферат

  • Краткий доклад о режиме пиночету в чили

  • Режим пиночета в чили кратко

Вопросы по этому материалу:
  • Как сочета­лись политические и экономические установки правительства Пиночета?

doklad-referat.ru