Короткоствольное оружие (пистолет, револьвер). Револьвер короткоствольный


Часть II Тактика. Короткоствольные револьверы

Прежде чем приступить к обсуждению тактики, я хотел бы напомнить, что эта книга задумывалась как дополнение к книге «Жизнь в готовности защищать себя». Поэтому мы не станем затрагивать очень много важных вопросов, таких как внимательность[81], признаки опасности, весь спектр возможностей применения силы для защиты, юридические вопросы. Эта книга предназначена для описания достоинств и тактических преимуществ короткоствольных револьверов, а также их места во всесторонней стратегии самообороны.

В некоторых ситуациях короткоствольный 5-ти или 6-ти зарядный револьвер оказывается единственной возможностью быть вооруженным, и именно это, по моему мнению, является его важнейшим достоинством. В большинстве ситуаций снабби является не самым лучшим инструментом, но это инструмент, который наиболее вероятно будет единственным доступным. В этом смысле он похож на карманный нож, не лучший из ножей во всех смыслах, но он всегда есть под рукой. Такой револьвер практически всегда носится скрыто, и это определяет второе важное достоинство короткоствольного револьвера — элемент неожиданности, одну из важных составляющих успеха. Действие этого фактора может продолжаться считанные мгновения, но этого может оказаться достаточно, чтобы получить тактическое преимущество и овладеть ситуацией.

Хотя ни одна схватка не похожа на другую, мне кажется, что короткоствольный револьвер всегда используется «на последнем рубеже», когда ситуация развивается по худшему из возможных сценариев, например, ваша возможность двигаться ограничена, поблизости нет укрытия, или, если вы не предпримете что-то прямой сейчас, ситуация полностью выйдет из под контроля, и это ваша последняя возможность что-то изменить. Ситуация, описанная ниже, произошла с лейтенантом полиции Нью-Йорка Адамом Кэзанов[82]. Он описал её на семинаре «Выживание офицеров полиции вне службы» на конференции общества инструкторов правоохранительных органов[83] в 1994 году.

Офицер полиции наслаждался первым днём отпуска. Он был в гражданской одежде, но его Colt Detective Special был припрятан в кармане пальто. Он сидел в вагоне в метро, когда к нему приблизились два человека. Один был вооружен ножом, другой пистолетом. Они сели рядом с офицером и потребовали его кошелек. Офицер опустил руку в карман и взял свой револьвер. Он одновременно достал револьвер и захватил кисть человека вооруженного пистолетом. Он отвел пистолет нападающего в сторону и выстрелил в него. Нападающий скатился с сидения на пол. Второй нападающий, вооруженный ножом, побежал к дверям вагона. Офицер развернулся и выстрелил в него.

Другая история. Офицер полиции подрабатывал вне службы водителем такси[84]. Он был левшой, поэтому его Chiefs Special находился в наплечной кобуре справа. Очередной пассажир сел справа на заднее сидение, достал пистолет и потребовал деньги. Офицер выстрелил в грабителя прямо через сидение. Грабитель даже не видел оружия, из которого его застрелили.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

hobby.wikireading.ru

Короткоствольные револьверы - Литература (Книги)

Название: Короткоствольные револьверыАвтор: Эд ЛоветИздательство: Paladin PressГод: 2002Страниц: 61

Несмотря на то, что самозарядные пистолеты стали стандартным вооружением в полиции и армии и становятся всё более популярны среди обычных граждан, короткоствольные револьверы не сдают своих позиций. Такое оружие было всегда доступно во всем разнообразии калибров, размеров и вариантов оформления и продолжает служить надежным как запасным оружием для полицейских, так и оружием для вооруженных граждан.Автор этой книги, бывший оперативный сотрудник ЦРУ Эд Ловет отдает должное короткоствольным револьверам, поддерживая их репутацию как отличного выбора для скрытого ношения, запасного оружия или оружия для боя на сверхкоротких дистанциях. Также он рассматривает основные вопросы использования короткоствольных револьверов, такие как хват, прицельные приспособления, работу со спуском и ограниченный боезапас, и предлагает решения на основе своего опыта. Вторая часть книги посвящена тактическим особенностям использования короткоствольных револьверов в различных ситуациях для самозащиты, вплоть до крайних случаев, таких как преследование или нападение на машину.Книга будет полезна всем, кто заинтересован в объективной и ориентированной на практику точке зрения на короткоствольные револьверы.

Введение

ЧАСТЬ I. ОРУЖИЕ

Почему снабби?Снабби в боюТребования к оружию для боя на сверхкоротких дистанцияхХват, прицел и спускХватПрицельные приспособленияСпускЧем и как заряжать снаббиВыбор патронов для снабби с 2-х дюймовым стволомБыстрая перезарядка револьвераТехника перезарядкиЗажатие гильзы экстракторомПерезарядка вне перестрелки

ЧАСТЬ II. ТАКТИКА

ВведениеТактическое планированиеБдительностьОсновы тактикиТактика «карманного пистолета»Где тут выход?Противодействие угону. Часть IПротиводействие угону. Часть IIШестизарядные снаббиИстория продолжается

Материалы по литературе представлены в виде краткого описания или содержания ипредназначены исключительно для формирования представления о их сути.На портале ЛитРес можно получить подробную информациюо различной литературе, читать и слушать онлайн,а также приобрести и скачать ее.

weaponland.ru

Читать онлайн книгу Короткоствольные револьверы

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Назад к карточке книги

Короткоствольные револьверы: Для боя на сверхкоротких дистанциях, как запасное оружие и для скрытого ношения

Мирные люди безмятежно спят по ночам только потому, что где-то не спят крепкие ребята готовые применить насилие, чтобы другие могли безмятежно спать.

– Джордж Оруэлл

Всем тем крепким ребятам из армии, полиции и разведки, с кем я имел честь служить.

 Вернувшись домойО нас расскажиКак мы прошли адЧтоб вы могли жить1   Оригинальный текст стихотворения:When you go homeTell them of us and sayFor your tomorrowWe gave our today.  Построчный перевод:Когда вы вернетесь домой,Расскажите им о нас и скажите:Ради вашего завтраМы отдали своё сегодня.

[Закрыть]

 

– Надпись на памятнике британским солдатам в Кохайме, Бирма

Примечание переводчика

Это любительский перевод, целью которого является ознакомить русскоговорящих энтузиастов стрелкового спорта с одной из лучших книг про револьверы, которая вряд ли когда-нибудь будет переведена на русский официально.

Я не гарантирую полноты и точности перевода, не претендую на отличное знание английского или русского языка, равно как на глубокое знание предметной области.

Все примечания в книге – примечания переводчика, вставленные там где даже перевод, с моей точки зрения, может быть недостаточно полным и требует уточнения, либо по состоянию на момент перевода утверждение автора не совсем соответствует действительности, либо я посчитал важным привести оригинальное английское написание термина, например для поиска в англоязычном интернете. В оригинальной книге примечаний и сносок нет.

В любом случае – книга в оригинале написана легким и прекрасным языком и стоит того, чтобы прочитать её именно на английском. Данный перевод предназначен для тех, кто в силу различных причин не может прочитать книгу в оригинале или просто хочет по-быстрому определиться стоит ли её читать.

Как-то вот так.

С уважением

Nowhere.Man

Спасибо моей жене и моим друзьям в живом журнале за помощь в переводе этой книги.

Переводчик не заявляет никаких прав на данный перевод, никак себя не идентифицирует и ни с кем контактировать не стремится. Читают люди? Вот и славненько.

Предисловие

К сожалению, сейчас многие люди, в общем готовые к отражению криминальных нападений, серьезно недооценивают короткоствольные револьверы или «снабби»2   от англ. Snubby (курносый), ударение на «а» – снабби

[Закрыть]. Самозарядные пистолеты, при всех их достоинствах, особенно у современных компактных моделей, все еще не могут достичь такого же соотношения огневой мощи к весу и размеру, как снабби.

В ситуации, когда предъявляются особые требования к скрытности, короткоствольный револьвер часто оказывается наилучшим выбором. За счет скругленного профиля, револьвер не так демаскирует себя через одежду, как это происходит с пистолетом. Даже с учетом того, что современные компактные пистолеты сравнялись по размеру с револьверами, форма рукояти всё-равно остается слишком демаскирующей. Достичь равного удобства для скрытого ношения пистолета возможно только при использовании пистолета рассчитанного на намного более слабый патрон, чем те, которые используются в револьверах. Поэтому револьверы остаются золотым стандартом оружия для скрытого ношения и запасного оружия. Я готов биться об заклад – револьверы останутся популярными в этой нише еще очень долгое время.

Инструкторам по стрелковой подготовке следует помнить об особенностях револьверов. Если ученик собирается использовать снабби, обязательно следует рассмотреть характерные для револьверов особенности в технике стрельбы, отличающиеся от техник, применимых для полноразмерных пистолетов. Например, процесс заряжания должен быть оптимизирован, чтобы максимально использовать возможности короткого стержня экстрактора. Так же, короткая оптическая ось прицела требует особой тщательности при обучении стрельбе (смещение прицела оказывает большее чем для полноразмерных пистолетов влияние на меткость стрельбы, что провоцирует стрелка на слишком резкое нажатие спускового крючка3   в оригинале «to jerk the trigger» – используется для описания неравномерного, излишне резкого нажатия на спусковой крючок, что в итоге приводит к неконтролируемому движению оружия и, соответственно, к значительному ухудшению меткости стрельбы.

[Закрыть]). Удержание револьвера так же должно подстраиваться под маленькие размеры рукояти, особенно для стрелков с большими кистями рук.

Использование всех возможностей короткоствольного револьвера – это настоящее искусство, но оно более чем стоит того, чтобы им овладеть. Эта книга – хороший путеводитель для тех, кто находится в самом начале пути.

– Берт ДюВернэй. Академия Смит-энд-Вессон. Спрингфилд, Массачусетс.

Благодарности и предупреждения

Я хотел бы поблагодарить Гарри Кейна, редактора журнала «Боевые пистолеты», за его разрешение использовать материалы ранее опубликованные мной в разделе «Последний выстрел».

В соответствии с правилами Центрального Разведывательного Управления США, которые требуют от всех сотрудников, включая бывших, предоставлять материалы до их публикации, копия данного документа отправлена в комитет по рассмотрению публикаций. По их требованию я добавляю следующее предупреждение:

Комитет по рассмотрению публикаций ЦРУ рассмотрел текст книги, убедился что автор не разглашает секретных сведений, и не имеет возражений к публикации текста с точки зрения обеспечения секретности. Данное разрешение не следует рассматривать как официальное разглашение какой-либо информации, как подтверждение полноты и точности сведений, или как официальное согласие с точкой зрения автора.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Огнестрельное оружие представляет потенциальную опасность и требует ответственного отношения, теоретической и практической подготовки. Техническая информация в данной книге, касающаяся обращения с оружием, стрелковой подготовки, и применения оружия основывается на личных убеждениях автора и опыте автора в обращении с конкретным оружием, с применением конкретных техник в конкретных условиях. Оружие, опыт и условия читателя могут и будут отличаться от оружия, опыта и условий автора. Поэтому информация в данной книге предназначена для теоретического изучения, а не как руководство к действию, и читатель должен проявлять разумную осторожность применяя полученную информацию на практике. Книга не предназначена для использования вместо тренировок под руководством квалифицированного инструктора. Читатель обязан самостоятельно найти, изучить и полностью соблюдать законы о скрытом ношении и применении оружия, действующие в его городе, штате или стране.

Введение

Кто в наши дни, будучи в здравом уме, стал бы писать книгу о короткоствольных револьверах? Хороший вопрос. Я бы сказал, что я написал эту книгу потому, что мы постепенно теряем все хорошие приемы обращения с револьвером, с таким трудом накопленные за многие годы, часто в ситуациях повышенного риска, и иногда платя за них кровью. Я опасаюсь, что эти умения будут недоступны тем, кто в них действительно нуждается. Когда вы в последний раз видели объявление о курсах по обращению с револьвером? Куда пойти чтобы научиться этому? Это при том что снабби остаются популярным оружием для скрытого ношения как среди полицейских, так и обычных граждан. (Впрочем, для полицейских это справедливо в основном для «старой гвардии», тех, кто перешел с револьвера на пистолет. Их количество естественным образом уменьшается, а с ним уменьшается и интерес полицейских к револьверам. Однажды полицейский инструктор рассказывал мне как он вел курс будучи вооруженным S&W 60-й модели. Аудитория задавала ему столько вопросов «а что это за пистолет?», что ему пришлось отвлечься от основной темы). В настоящее время, когда самозарядные пистолеты заменили револьверы с четырехдюймовыми4   примерно 100 мм

[Закрыть] стволами в полиции и армии, самыми покупаемыми, самыми носимыми из револьверов являются снабби.

В первой части книги я постараюсь чтобы револьверы, особенно короткоствольные револьверы, получили заслуженное признание за их долгую, честную и всё еще продолжающуюся службу. Может быть мне повезет, и эта книга вдохновит кого-нибудь более осведомленного, чем я, также поделиться своими знаниями и опытом. Во второй части книги будут более подробно освещены тактические преимущества маленьких револьверов в типичных ситуациях самозащиты, происходящих обычно «на дистанции вытянутой руки».

С 1975 по 1982 я служил полицейским инструктором по вооружению и тактике в Академии Правопорядка Нью-Мексико. Моя работа состояла в том, чтобы учить и новичков, и ветеранов, тому как правильно и эффективно применять оружие чтобы выжить до, во время и после вооруженного конфликта. В то время револьвер был основным оружием полиции. S&W 19-й модели, с четырехдюймовым стволом и S&W 36-й модели c двухдюймовым стволом были самой распространенной комбинацией. По опросам Национальной Стрелковой Ассоциации 97 % всех полицейских в то время были вооружены револьверами. В рамках своих обязанностей, я участвовал в разработке программы, в которую входил опрос офицеров, участвовавших в вооруженных конфликтах. Что интересно, ни один из 75 офицеров, с которыми я разговаривал, не сказал что его действия были бы более эффективны с пистолетом. Фактически, только в одной ситуации офицеру пришлось выполнять перезарядку во время конфликта. В еще одном случае офицер предпочел не перезаряжать оружие, а отступить к патрульной машине, и продолжить борьбу с двухствольным ружьем 20 калибра. Все федеральные агенты были вооружены револьверами и чувствовали что они вооружены должным образом. В это же время я был выбран для участия в программе подготовки полицейских инструкторов Национальной Стрелковой Ассоциации как инструктор-стажер. В ходе этой программы у меня была возможность встретиться со множеством офицеров на всей территории США. Многие из них были из подразделений перешедших с револьверов на самозарядные пистолеты, а некоторые и обратно.

Самой большой проблемой по общему мнению была недостаточная эффективность самых распространенных патронов – .38 Special LRN5   9x29R с безоболочечной свинцовой пулей

[Закрыть] и .357 Magnum SWL6   9x33R с безоболочечной пулей с плоской головной частью

[Закрыть]. Разработанные ФБР патроны .38 Special +P7   +P – повышенной мощности

[Закрыть] с 158-грановой8   1 грамм примерно равен 15.43 гранов, т.е. вес пули – 10.2 грамма

[Закрыть] экспансивной свинцовой пулей решили эту проблему для револьверов в калибре .38 Special. К тому моменту, когда этот патрон завоевал популярность, я связался с большинством полицейских агентств в крупных городах, и все ответы были одинаковыми: «При приемлемой меткости стрелка, этот патрон является надежным и достаточным для револьверов с двухдюймовым и четырехдюймовым стволом. Одного или двух попаданий в верхнюю часть торса обычно достаточно для того, чтобы остановить нападающего».

Ко времени, когда я закончил свою службу в академии в 1982 году, мы имели достаточный выбор револьверов и патронов к ним, включая эффективные патроны для .38 special и патрон .357 magnum c 125-грановой оболочечной экспансивной пулей, которые решали все задачи. Сейчас я могу уверенно сказать что офицер, обладающий средней стрелковой подготовкой, применяя разумную тактику и настроенный на выживание, правильно выполняя свою работу, более чем вероятно выйдет победителем в любом вооруженном столкновении. Я также убедился что пятизарядный револьвер модели Chiefs Special является самым надежным способом страхования жизни, особенно в роли запасного оружия. Если вам когда-нибудь потребуется «пять чтоб наверняка»9   в оригинале five for sure, причем использовано явно в контексте, скорее всего цитата.

[Закрыть] – этот крепкий маленький револьвер не подведет.

После академии я поступил на службу в ЦРУ в качестве офицера для военизированных операций10   в оригинале – paramilitary operations officer

[Закрыть]. К моей радости, я быстро узнал что одной из моих обязанностей является обучение сотрудников управления обращению с оружием. В то время основным оружием в управлении были самозарядный пистолет Browning High Power и различные модели револьверов S&W с рамкой моделей «K» и «J». Так мое обучение всему связанному с оружием продолжилось. У меня также была возможность удовлетворить свой интерес ко всему, связанному с Управлением стратегических служб11   Office of Strategic Services

[Закрыть]. Я прочитал о УСС всё, до чего смог дотянутся в обширной библиотеке управления. У меня была возможность встречаться с ветеранами УСС. Навыки полученные этими людьми 40 лет назад поражают до сих пор. Когда они рассказывают, их движения всё еще выдают смертельные навыки рукопашного и ножевого боя, и обращения с оружием. Они вспоминали своего главного инструктора, Вильяма Е. Фэйрбейрна12   William E. Fairbairn

[Закрыть], и у меня сложилось стойкое ощущение что он был одним из самых выдающихся инструкторов нашего времени. Он знал чему учить, как учить, и как сделать так, чтобы ученики могли сделать то, что должно в сложной ситуации. Я также узнал, что наиболее используемым навыком в УСС был рукопашный бой, использование пистолета было на втором месте, причем с большим отставанием. Их оружием был маленький Кольт калибра .32 ACP13   7.65x17 Browning

[Закрыть], в основном используемый для того, чтобы не попасть в плен живым или облегчить побег сразу же после захвата. Это же научило меня тому, что это и есть основная причина, по которой офицер разведки должен быть вооружен, когда он находится во враждебной обстановке. Это знание, вместе с опытом полученным в Нью-Мексико сильно повлияло на моё представление какой пистолет и когда нужен.

В начале 1983 я провел несколько месяцев в Ливане, в Бейруте. Меня и моих коллег попросили провести занятия с офицерами управления в Бейруте. Мы подружились с ними и наши занятия проходили в веселой обстановке, и частенько завершались походом в ливанский ресторан недалеко от стрельбища. 18 апреля, через 10 дней после нашего возвращения в штаб-квартиру, я встретился в лифте с одной из секретарш управления. На её лице ясно читалось что случилось что-то ужасное. Она прошептала: «Ты слышал? Бейрутское посольство взорвали. Кажется, никто из наших людей не выжил».

Вильям Ф. Бакли14   William F. (Bill) Buckley

[Закрыть], старший офицер военизированных операций и один из моих начальников, добровольно отправился в Бейрут как новый резидент. Он часто возвращался в штаб-квартиру, и в один из визитов мы встретились в коридоре и поговорили. Я заметил что он поседел за это время. 16 марта 1984 года, в новостях, я услышал что Вильям Ф. Бакли был похищен и умер под пытками в заключении. Он не был вооружен когда его похитили, пока он шел от своей квартиры к машине. Конечно, это ничего не изменит, но мне действительно интересно как звучала бы эта история, если бы он был вооружен Chiefs Special заряженным патронами с экспансивной пулей.

Позже, когда я работал инструктором на «ферме» (тренировочный лагерь управления), я приводил эту историю как один из 25-ти примеров того, что значит «работать офицером разведки за рубежом». К тому времени, все офицеры, направляемые на посты во враждебном окружении, проходили тренинг по использованию Browning High Power и S&W 40-й модели. В своих отзывах по прохождению курса они писали что Browning High Power – это отличное оружие, но они видят мало прока в револьвере. «Тяжело стрелять» и «мало патронов» были основными жалобами. Обычно дважды в год мы проводили выездные занятия, чтобы проверить как наш курс удовлетворяет нуждам офицеров. Во время этих поездок мы увидели что большая часть в итоге выбрала револьвер, как оружие которое легче носить и проще скрывать чем Browning.

Я полагаю, что первые мысли об этой книге у меня появились в начале девяностых годов, во время визита в Квантико, чтобы обсудить тренинги для агентства по контролю за оборотом наркотиков (DEA). Я только что вернулся из зарубежной поездки, в которой я плотно работал с агентами DEA во время операции «Снежок» (Snowball). Это помогло мне лучше понять и принять зарубежную деятельность агентства по предотвращение оборота наркотиков. Они предложили мне полное содействие, узнав что я назначен работать в их учебном центре.

Так получилось что в это время проходил базовый тренинг и инструкторы пригласили меня посмотреть отработку налёта15   в оригинале – raid – рейд, налёт.

[Закрыть], которую они проводили в их тренировочном городке. Группа состояла из замечательных молодых людей. (Действительно молодых, они все выглядели так, как будто им 15 лет, впрочем именно тогда я начал осознавать что все вокруг становятся всё моложе и моложе). Налёт проводился «с огоньком», закончившись убедительной перестрелкой с применением simunition16   патроны с ослабленным зарядом и мягкой пулей, так что относительно безопасны для применения при тренировках для стрельбы по коллегам

[Закрыть]. Надо ли говорить что группа сделала неправильно всё, что только можно, и инструкторы мучительно долго разбирали каждую их ошибку. Одна из основных ошибок заключалась в том, что группа проигнорировала револьвер S&W 65-й модели, лежащий рядом с «порошком». Инструкторы подчеркнули что никогда, никакое оружие не должно оставаться без внимания в ходе налёта. При повторе эта ошибка больше не была совершена, один из молодых людей поднял револьвер. Как обычно, налёт завершился еще одной значительной перестрелкой.

Инструкторы заметили что потребуется как минимум год, а то и два, прежде чем группа сможет сделать всё правильно. В ответ молодой человек, поднявший револьвер воскликнул «ну по крайней мере мы не оставили это лежать там», на что один из инструкторов сказал «ну хорошо, а теперь разряди его!». Студент как-его-там-звали посмотрел на револьвер как баран на новые ворота. Умерив свой пыл он сказал «Сэр, я не знаю как это открыть». (Некоторые мои знакомые заметили, что начали чувствовать свой возраст когда симпатичные девчонки стали обращаться к ним «Сэр»). Но серьезно, этот молодой человек не знал как откинуть барабан револьвера, который был основным оружием полиции всего десять лет назад! Который входил в программу их обучения! Один из инструкторов вынужден был провести краткую лекцию о револьверах, и я всегда вспоминаю об этом случае когда провожу занятия в которых рассматриваются только самозарядные пистолеты.

Эта книга предполагает что вы уже приняли решение нужен ли вам маленький револьвер и укладывается ли он в ваши планы по самозащите. Я клянусь что моей целью не является убедить вас купить снабби. Единственное, я надеюсь что вы уже прочитали «Жизнь в готовности защищать себя»17   «Defensive Living», by Ed Lovette & Dave Spaulding, Looseleaf Law Publications 2005 ISBN 978-1932777093

[Закрыть]. Дэйв Сполдинг и я написали эту книгу в первую очередь для обычных граждан. Моя книга является дополнением к ней. Я также обещаю что не буду утомлять вас сравнением характеристик различных револьверов, пистолетов, патронов и так далее. Моя цель – это научить вас максимально эффективно использовать снабби, если вы решили его приобрести. Особенно важным мне кажется уделить внимание бою на сверхкоротких дистанциях, в пределах «зоны реакции», или 6-ти футов18   примерно 2 метра

[Закрыть] и ближе, что является типичной ситуацией для уличной преступности.

Также я рассчитываю, что вы лучше поймете что можно сделать с таким маленьким оружием, которое уже написало и еще продолжает писать собственную историю. В моей подготовке я всегда руководствовался советом, данным мне одним агентом ФБР: «Полиции не нужно оружие получше. Полиции надо получше научиться пользоваться тем, что есть». Хороший совет, и не только для полиции.

Часть IОружие
Почему снабби?

Для начала давайте немного вернемся в прошлое. Мы начнем с 1930 года, с книги «Стрельба» Джея Генри Фитцжеральда19   Shooting, by J. Henry Fitzgerald

[Закрыть], многолетнего сотрудника компании Кольт и разработчика «Fitz Special», специальной короткоствольной версии «Colt .45 New Service»:

«Двухдюймовый ствол обладает множеством достоинств. Короткий ствол даёт меньший рычаг для нападающего, пытающегося отобрать пистолет в рукопашной схватке. В машине короткий ствол не задевает рулевое колесо при перемещении оружия вправо или влево… Даже с учетом качества современных патронов, всё еще остается риск нарваться на некачественный патрон, и тут двухдюймовый ствол даёт значительное преимущество. Я еще ни разу не видел пули, застрявшей в двухдюймовом стволе… Бесспорно, что извлечение короткоствольного револьвера из кобуры происходит быстрее, чем извлечение длинноствольного».

Дальше мы перейдем к классике – «Стрелять чтобы выжить» Фэйрбэйрна20   Shooting to Live by Fairbairn, W.E., E.A. Sykes and Phil Mathews

[Закрыть], впервые опубликованной в 1942 году. Он очень высоко оценивал «Fitz Special»:

«Сначала рассмотрим детектива или просто человека в штатской одежде. Его оружие должно быть скрыто от посторонних, но человек должен быть готов к самому быстрому извлечению оружия, какое только возможно, и к моментальному первому выстрелу на очень короткой дистанции. Для этой цели, наш собственный выбор – это короткоствольный револьвер серьезного калибра» (и здесь он описывает такой револьвер со ссылкой на Фитцжеральда).

После Второй мировой войны лучшими книгами о снабби были «Руководство по короткоствольному оружию», «Искусство быстрого извлечения» и «Боевая стрельба» Чика Гейлорда, знаменитого производителя кобур21   The Handgunner's Guide, the Art of Quick Draw and Combat Shooting by Chic Gaylord

[Закрыть].

«Оружие для скрытого ношения можно разделить на две категории. Оружие, используемое офицерами полиции вне службы, детективами и гражданами; и скрытое оружие, используемое агентами, работающими под прикрытием, или офицерами, желающими подстраховать себя в случае отказа основного оружия, как запасное оружие. Никакое оружие для ношения не должно быть калибра меньше чем .38 Special. Один из лучших револьверов для ношения из всех что я видел – это Webley & Scott модели .45522   11.5x20R

[Закрыть] Irish Constabulary. Этот британский револьвер немногим больше по размеру, чем Colt's Detective Special, но молотит, как Йенс Юханссон23   знаменитый в 50-е годы 20-го века шведский боксер-тяжеловес.

[Закрыть]».

Ранние примеры снабби: Colt Agent и S&W Model 12. Оба представители легковесных моделей револьверов24   air-weight, «легкий как пушинка»

[Закрыть].

Полковник Рекс Эпплгейт в своей классической книге «Убей или будешь убит»25   Kill or Get Killed by Col. Rex Applegate

[Закрыть] выражает восхищение такими револьверами компании Смит-энд-Вессон, как Chiefs Special и Centennial. Много лет мы не знали о роли, которую Эпплгейт сыграл в разработке патрона .38 Special и безкурковой версии S&W Safety Hammerless, предшественника Centennial. Насколько я помню, после Второй мировой войны, Эпплгейт служил в Мексике. Он и его напарник были атакованы кампресино26   campresino – мексиканские фермеры и сезонные рабочие индейского происхождения

[Закрыть], вооруженными мачете27   Большой, тяжелый нож. Изначально предназначен, чтобы прорубать дорогу через джунгли.

[Закрыть]. Эпплгейт истратил 5 выстрелов из своего револьвера калибра .38 S&W28   9x20R, обладают примерно на 30 % меньшей энергией чем .38 Special.

[Закрыть] безо всякого видимого эффекта. Его напарник смог остановить нападающих, используя свой Кольт калибра .45 ACP29   11.43×23

[Закрыть]. Эпплгейт предложил компании Смит-энд-Вессон разработать модель Centennial, предназначенную для стрельбы патронами калибра .38 Special. Вот что он говорил о короткоствольных револьверах:

«Конечно, любой револьвер, который может быть спрятан в ладони обычного человека, весит 21 унцию 30   595 грамм

[Закрыть]  и предназначен для стрельбы патронами калибра .38 Special, вряд ли может рассматриваться как оружие для высокоточной стрельбы. Впрочем, их нерегулируемый открытый прицел может дать приемлемый результат при стрельбе по практическим мишеням, но все-таки это оружие было спроектировано, производится и предназначено в первую очередь для стрельбы по мишеням, которые стреляют в ответ».

Билл Джордан31   Bill Jordan

[Закрыть], знаменитый офицер пограничной охраны. Многие считают его иконой американской школы стрельбы из револьвера. Его опыт работы в правоохранительных органах, вкупе с опытом, полученным в Корпусе морской пехоты во время войны, дали ему глубокое понимание ближнего огневого боя, которым мало кто из нас может похвастаться. Он был не только прекрасный стрелок олимпийского класса, но и настоящий южный джентльмен. Его книга, «Второго места не бывает»32   No Second Place Winner

[Закрыть], – это настоящая сокровищница полезной информации, часто выходящая за рамки опыта простых смертных. Вот что он пишет о роли снабби:

«Эти маленькие, легкие револьверы однозначно полезны для ношения со штатской одеждой. На службе, в мундире, я предпочитаю мой обычный .357 Magnum. Вне службы, или когда на улице действительно жарко, возникает соблазн отказаться от оружия вообще или, наоборот, прогуляться с большой пушкой на поясе и попугать обывателей. Это тот самый момент, когда ценность маленького легкого револьвера в кармане брюк больше чем ценность слитка золота такого же размера. В этот момент маленькое и легкое оружие, которое, тем не менее, обладает достаточной мощностью – это идеальный выбор».

Многие вещи продолжают служить просто потому, что они выполняют свою работу лучше, чем любые новинки. Это абсолютно справедливо для короткоствольных револьверов. Их назначение часто отражено в названиях: «карманный револьвер», «запасной револьвер», «оружие вне службы». Эти же названия замечательно определяют тактическую нишу, для которой это оружие предназначено. И снабби остались в этой нише, даже когда самозарядные пистолеты стали основным оружием в армии и в полиции. И сейчас выбор таких револьверов широк как никогда.

Сейчас самыми популярными являются пятизарядные снабби, так что я уделю им особое внимание в своей книге, но, справедливости ради, под это определение попадает любой револьвер, калибра .38 Special или больше, с длинной ствола не больше 2,5 дюймов33   63.5 миллиметра

[Закрыть] и весом не более 30 унций34   850 грамм

[Закрыть]. Это позволяет отнести к снабби такие револьверы, как S&W 19-й модели с 2,5 дюймовым стволом в калибре .357 Magnum. С учетом регулируемого прицела, его стоит считать настоящим кадиллаком35   «cadillac» часто используется как характеристика чего-то шикарного, часто более шикарного чем необходимо

[Закрыть] среди снабби. Кстати, этот револьвер долгие годы был стандартным оружием Секретной службы36   U.S. Secret Service

[Закрыть], это то самое оружие, с которым охраняли президента США.

Назад к карточке книги "Короткоствольные револьверы"

itexts.net

Требования к оружию для боя на сверхкоротких дистанциях

Требования к оружию для боя на сверхкоротких дистанциях

Прежде чем мы обсудим требования к оружию, которое будет использоваться в бою на сверхкоротких дистанциях, иначе говоря — прежде чем я отвечу, почему я выбираю снабби, я хотел бы кое-что рассказать. Во время моей службы в управлении у меня всегда была возможность, которой не было у патрульных офицеров, — избежать конфронтации или применить тактический прием «отступление» (то бишь просто сбежать). В основном потому, что, несмотря на голливудский образ секретного агента-супермена, офицеры разведки, как правило, не вооружены (если по какой-то причине вы остались безоружны, просто избегайте любых конфронтаций!). В то время, когда у меня была возможность носить личное оружие, я всегда выбирал револьвер. Исключительно по причине его простоты. В отличие от офицеров полиции, которые имеют возможность привыкнуть к своему оружию за счет постоянного ношения в потенциально опасных ситуациях, офицеры разведки редко могут позволить себе «сжиться» с оружием[41]. Во многом я полагался на специальную подготовку или, другими словами, на умение вести разведывательную деятельность скрытно, без демаскировки себя. Вся моя жизнь прошла «в тени». Моя работа требовала постоянной осведомленности о том, что происходит вокруг. Как говорил один мой друг из «Специальной воздушной службы»[42], «нам надо быть невидимыми, нам не надо быть непобедимыми»[43]. Это очень важное различие, ведь в теории, скрытность и осведомленность позволяют избежать любых неприятностей. Это работает хорошо как в теории, так и на практике. Почти всегда, но, к сожалению, никто не отменял закона подлости[44]. Вы можете делать всё совершенно правильно и всё равно нарваться на неприятности.

Во время очередного кризиса, когда Вашингтон требовал всё больше и больше информации, офицер ЦРУ и двое военных представителей сидели в номере гостиницы и ждали информатора, который сказал, что обладает сведениями о готовящейся террористической атаке. Информатор так и не появился, и все трое вышли из номера. В тот же момент два человека открыли по ним огонь с расстояния 8 футов[45]. Все трое бросились бежать к лестнице. Нападающие проследовали их, продолжая вести огонь. Офицер разведки был ранен. Когда все трое начали спускаться по лестнице, вслед им была брошена граната, которая, к счастью, была настолько дерьмового качества, что её взрыв не нанес никакого вреда. (И да, вы правы, мне интересно, а если бы у офицера разведки был короткоствол[46]?)

1) Итак, моё первое требование к оружию для боя на сверхкоротких дистанциях. Оружие должно быть надежным. Надежным не только с механической точки зрения, но и надежным настолько, чтобы исключить максимум ошибок, которые может совершить стрелок. Одним словом — дуракоустойчивым.

Офицер управления по борьбе с наркотиками участвовал в операции под прикрытием. Когда ситуация пошла не так, как ожидалось, офицер достал свой Кольт модели 1911 в калибре .45 ACP и направил его на преступников, которые тут же открыли огонь по офицеру. Пистолет офицера не выстрелил, и офицер был убит. Дальнейшее расследование показало, что при извлечении пистолета офицер задел стол, что или привело к тому, что большой палец соскользнул с предохранителя, и офицер не смог снять предохранитель, или к тому, что офицер непроизвольно поставил пистолет обратно на предохранитель.

2) Поскольку может возникнуть необходимость носить оружие не в кобуре, оружие должно быть безопасно и надежно при ношении в кармане, сумке и так далее (я видел ситуации, когда офицерам полиции приходилось прятать оружие в коробке с попкорном, бумажном пакете с продуктами и даже в судке с обедом). У револьвера не включаются внезапно предохранители, не выпадают магазины, он не «закусывает» одежду.

3) Оружие должно быть надежным при стрельбе из необычных позиций. Хотя бы прямо из кармана.

4) Оружие должно стрелять, даже если дульный срез прижат к нападающему[47].

5) Оружие должно быть надежно, даже если нет возможности для правильного хвата. Например, если придется стрелять в машине или во время рукопашной схватки с нападающим.

Мне известно три случая, когда офицерам полиции приходилось стрелять в того, кто схватил их сзади. Один из таких случаев мы уже рассмотрели в предыдущей главе, в двух остальных офицеры тоже использовали револьверы. В еще одном случае офицер был вооружен Кольтом модели 1911, и такое положение пистолета не позволяло ему прижать ладонью предохранитель на рукояти. В итоге, офицер справился с ситуацией, но это потребовало от него значительных усилий.

Некоторое время назад департамент полиции Нью-Йорка провел анализ более чем 6 000 вооруженных столкновений за предыдущие 10 лет. Ни в одном из случаев не было такого, чтобы револьвер подвел. С такой статистикой я чувствую себя увереннее.

Эта история про военного советника. Страна, в которую он был направлен, вела борьбу с активной террористической группой. Эта группа уже убила 12 военных советников за последние полтора года. Он был следующим в их списке. В день, когда была назначена его ликвидация, двое человек следовали за ним до дома и ехали с ним в лифте. Когда он подошел к двери своей квартиры, они начали действовать. Он услышал их и развернулся. Выстрел, нацеленный ему в затылок, в результате попал в щеку. Он атаковал нападающих… своим портфелем и заставил их бежать. (А ведь какой-нибудь Ruger SP 101, заряженный патронами .357 magnum, справился бы с этой работой куда лучше, чем портфель).

6) Если нападающему удалось захватить ваше оружие, вы должны иметь возможность удерживать оружие достаточно крепко и продолжать стрелять.

… Он начал в меня стрелять, попав один раз в спину, несколько раз в бензоколонку и один раз мне в грудь, когда я уже развернулся, чтобы стрелять в ответ. Однако моя Беретта отказала. В схватке магазин выпал, активировав внутренний предохранитель[48].

«Боевые пистолеты», февраль 1994. Описание перестрелки на заправке.

7) Рукоять, особенно резиновая, не должна цепляться за одежду или как-то иначе мешать скрытому ношению.

8) Оружие не должно иметь острых углов, которые могли бы зацепиться за одежду.

9) Если оружие — револьвер, рукоять не должна мешать использованию устройств для быстрой зарядки.

10) Оружие не должно ржаветь.

11) Элмер Кейс[49] утверждает, что оружие должно быть максимального калибра, с которым вы в состоянии справиться. Я бы добавил что размер, вес и возможность скрыть оружие должны быть такими, чтобы не провоцировать вас оставить оружие дома.

12) Эффективность патрона не должна быть ниже, чем у .45 ACP с оболочечной пулей.

13) Если нет каких-то специальных требований, стоит выбирать оружие, целиком изготовленное из стали. Пятизарядные цельностальные револьверы весят порядка 20 унций. При определенной практике вы сможете легко контролировать отдачу .38 Special +P при таком весе оружия. С более легким оружием отдача становится действительно неприятной и практические занятия могут превратиться в самоистязание. Обратите внимание на шестизарядные револьверы. Colt Detective Specials весит примерно столько же, сколько Chiefs Specials, но все-таки дает вам «немного больше револьвера».

Эти требования применимы как к основному/единственному оружию, так и к запасному оружию, если вы носите два пистолета/револьвера. Запасной, как следует из названия, идёт в дело, если ваше основное оружие отказало, в нём кончились патроны, или оно вам недоступно. У меня есть фотография револьвера, получившего попадание прямо в барабан. Пуля попала в одну из камор, полностью заблокировав барабан. В тот раз офицера спас его напарник. Есть такое правило: если вам когда-либо потребуется пистолет, то он потребуется вам срочно. Для запасного пистолета это правило звучало бы так: «если вам потребуется запасной пистолет, то он вам потребуется очень срочно». Или, к примеру, вам потребуется вооружить напарника, друга или члена семьи. Ценность простоты револьвера в таких случаях несомненна. Зачем усложнять себе жизнь без необходимости?

Colt .357 Magnum Carry с прицелом Ashley Big Dot

Colt Detective Special с ночным прицелом.

S&W 640 в калибре .357 Magnum.

Этот револьвер пострадал от попадания пули в барабан. Хороший повод носить два револьвера.

Лейтенант полиции вынужден был привлечь офицера полиции, не находящегося в данный момент на службе, для прикрытия во время пресечения вооруженного ограбления. Когда выяснилось что офицер не вооружен, лейтенант отдал ему свой запасной пятизарядный револьвер Charter Arms в калибре .38 Special. Офицер задержал одного из преступников и, поскольку у офицера не было наручников, поставил преступника на колени, а сам расположился сбоку от него. В это время офицер услышал шаги и, раньше чем он успел развернуться, звук взводимого курка. Быстро повернувшись, он выстрелил в нападающего с расстояния двух футов[50] и убил его.

Эта история послужила основой для одного из выпусков «Лучшие копы»[51] как «История Дэнни Хокеса»[52]. Я был очень рад, что всё закончилось хорошо. В полицейской академии Дэнни был одним из моих учеников.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

hobby.wikireading.ru

Короткоствольное оружие (пистолет, револьвер) — КиберПедия

 

Лучше нету карате,

Чем за поясом ТТ!..

Народная мудрость

Нужно сказать немного о специфике работы с короткоствольным оружием. Когда мне попадаются статьи про огнестрельное оружие самообороны, то они неизменно вызывают улыбку. Самооборона при помощи оружия — это абсурд. Для самообороны вполне достаточно травматических устройств или телескопической дубинки.

Огнестрельное оружие создано не для обороны. Его назначение — выполнение силовых акций, обеспечение наступательных, агрессивных действий. Поскольку оно короткоствольное, то предназначено для скрытого ношения, для осуществления определенных действий в условиях города. Исходя из этого, я и обучаю владению им.

Извлечение оружия

Всем видам короткоствольного оружия я предпочитаю револьвер. Из пистолетов мой любимый — «Тульский Токарев», он же ТТ. Я рекомендую носить выбранное короткоствольное оружие в кармане. Для правшей — с правой стороны, для левшей наоборот (рис. 51).

Если вы носите короткую куртку, пистолет или револьвер располагается под брючным ремнем. Куртка должна полностью закрывать оружие.

Извлечение короткоствольного оружия должно быть молниеносным. Нужно исключить цепляние за подкладку кармана, если вы носите его в кармане, ремень и пр. (рис. 52).

 

Рис. 51. Скоростное извлечение оружия при ношении в кармане

 

 

Рис. 51 (продолжение). Скоростное извлечение оружия при ношении в кармане

 

 

Рис. 52. Скоростное извлечение оружия при ношении за поясом

 

Рис. 52 (продолжение). Скоростное извлечение оружия при ношении за поясом

 

Дальше нужно быстро изготовиться к стрельбе — принять соответствующее положение и прицелиться. Ни в коем случае не зажмуривайте один глаз, смотреть надо обоими. Допустим, прицельную рамку, ствол, мушку фиксирует правый глаз, но левый должен быть приоткрыт (рис. 53).

Стрельба из пистолета

В основном современное короткоствольное оружие имеет самовзвод, поэтому дальше идет стрельба. Гильзы я рекомендую подбирать, чего не надо делать в случае револьвера. Именно поэтому, вкупе с большей точностью боя, я предпочитаю его пистолету. Технология стрельбы та же, что и из автоматического оружия, — так же важна красота движений, те же самые стрелковые маневры. Но есть и свои отличия. Ментальное сопровождения выстрела

 

Рис. 53. Прицеливание из пистолета

 

приобретает здесь особенное значение. После выстрела вы, сосредоточившись, должны мыслью, волей сопроводить пулю к мишени. От первой до последней точки движения. Если вам это удалось сделать — попадание гарантировано. И не нужно многозарядных тарахтящих предметов, для любого выполнения задачи вполне достаточно одного меткого выстрела.

С короткоствольным оружием легче осуществлять маневры. Наиболее простой из них — уход с линии огня после выстрела. Я рекомендую сразу уходить с линии огня, если позволяет местность, а определить это можно в течение мгновения одним глазом, чуть скосив его. Первый вариант движения — приставными шагами (рис. 54).

Второй, который мне нравится больше, — кувырок, потому что это движение всегда и неожиданно для противника, и непредсказуемо по направлению. Итак, после выстрела вы уходите в кувырок (рис. 55).

Выходите в стойку для стрельбы с колена и стреляете еще раз, вновь совершая кувырок, и оказываетесь уже в положении лежа (рис. 56).

Делаете еще один выстрел, опять уходите в кувырок, поднимаетесь в стойку и стреляете вновь (рис. 57).

Выполнив несколько раз описанные упражнения, вы вряд ли сразу станете круче Рембо, но фундамент умений настоящего бойца будет заложен.

Я желаю вам успешных тренировок с оружием, но самое главное — желаю никогда не применять его в жизни. Я хочу, чтобы вы умели с ним работать, но эти умения никогда вам не понадобились.

 

Рис. 54. Уход с линии огня приставными шагами

 

 

Рис. 54 (продолжение). Уход с линии огня приставными шагами

 

 

Рис. 54 (продолжение). Уход с линии огня приставными шагами

 

 

Рис. 54 (продолжение). Уход с линии огня приставными шагами

 

 

Рис. 55. Кувырок после выстрела

 

 

Рис. 55 (продолжение). Кувырок после выстрела

 

Рис. 56. Выход Из положения для стрельбы с колена в положение для стрельбы лежа

 

 

Рис. 56 (продолжение). Выход Из положения для стрельбы с колена в положение для стрельбы лежа

 

Рис. 56 (продолжение). Выход Из положения для стрельбы с колена в положение для стрельбы лежа

 

Рис. 57. Кувырок из положения лежа и подъем в стойку

 

 

Рис. 57. Кувырок из положения лежа и подъем в стойку

 

 

Рис. 57 (продолжение). Кувырок из положения лежа и подъем в стойку

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Русская барма

 

Однажды довелось мне проехать по одной из далеких восточных областей России, ехал я в одно удивительное место, но не о нем сейчас речь. В этом далеком, забытом краю есть два населенных пункта, которые носят одно и то же название — Барма. Первый населенный пункт называется Русская Барма, от него через три километра по проселку лежит место, которое называется Татарская Барма.

Мы с товарищем, жителем крупного города, в области которого находятся эти два населенных пункта, ехали на его автомобиле, нам надо было найти еще один третий населенный пункт, от которого двинуться дальше.

Первой на пути у нас оказалась Русская Барма.

Странно, от крупного областного центра всего лишь каких - то полтора километра, но с каким ужасом довелось увидеться там: обрушившиеся заборы, покосившиеся дома, разбитые окна, в которые вместо стекол вставлена фанера. В одном месте валяется абориген; если бы он периодически не выкрикивал непонятные междометия «Ы-Ы-Ы-Ы!!!!», можно было предположить, что он мертв.

Вокруг снуют аборигены — кто смотрел фильм «У холмов есть глаза», тот сразу получит представление о том, что за народ находился вокруг. При взгляде на этих людей охватывает ужас: одутловатые отечные лица, неопределенного возраста, пола и сексуальной принадлежности, снуют или лежат, или выглядывают на проезжающий мимо автомобиль.

Ну да, я согласен, для такого Богом забытого места черный, наглухо тонированный «Hummer» , наверное, действительно диковинка, потому что во всей Русской Барме можно было найти всего лишь два мотоцикла х коляской и один старый, переставший ездить «Москвич-412».

Ужас, запустение, мрак, кошмар. Аборигены переговариваются невнятными голосами на каком-то совершенно непонятном наречии, в основном изъясняются междометиями: «У-У-У», а в ответ: «Ы-Ы-Ы-Ы». Дикость, кошмар, мрак. Дорога — неимоверная колея, правда, легко преодолеваемая огромными колесами «Hummer'a». По этой колее явно когда-то давно проехал КамАЗ и больше ничего там не ездит и почти ничего не ходит.

Как живут аборигены? Что они делают? Непонятно. Опустившиеся, в каких-то лохмотьях, отечные лица — явно употребляют вместо алкогольной продукции какие-то технические жидкости. Остановился возле одного из аборигенов. «Уважаемый, — спросил я его, — как проехать...» «У-У!!!» — прозвучало в ответ, и абориген, развернувшись, убежал прочь.

Да, круто. Название, пожалуй, где-то соответствует территории — «Русская Барма».

Ну вот, закончился этот дикий населенный пункт, и обычная проселочная дорога с колеей ведет нас дальше. Мы въезжаем в другой населенный пункт, который называется Татарская Барма.

Нас встречают на въезде два столба, между которыми висит доска, а на ней раскрашенными красивыми буквами, вырезанными из дерева, наклеено «Добро пожаловать!».

Бедно живут в Татарской Барме: автомобили ВАЗ-2106, редко «Нива», одна иномарка — где-то года 80-го «Nissan Patrol», но, что интересно, возле каждого дома теплицы, возле них снуют мужчины с чистыми открытыми лицами, красивые женщины в цветастых платьях и платках, закрывающих волосы и шею, очень много детишек.

Дети бегают и кричат на смеси русского и татарского. Мужчины все заняты: кто-то ковыряется в моторе машины, кто-то строгает во дворе, кто-то занимается теплицей. На улице ни одного курящего, никого с сигаретой не видно, хотя людей много, очень много, ни одной пьяной рожи. Новенькая мечеть, сделанная из бревен.

Останавливаюсь, опускаю стекло. «Здравствуйте, уважаемый!» — обращаюсь к одному из аборигенов. «Здравствуйте» — поднимает голову абориген, оторвавшись от мотора своего автомобиля, старого ВАЗ-2105. «Не подскажете ли дорогу?» — и называю населенный пункт, который нам нужен. «Подскажу», — кивает абориген. И немногословно, четкими фразами начинает объяснять. Потом останавливается и говорит: «Да нет, тут сложно, не найдете дорогу». И громко кричит: «Рахим, Рахим!» Откуда-то издали раздается окрик. «Иди сюда», — кричит он. Потом тут же говорит по-татарски: «Бякатель». Подбегает двенадцатилетний подросток с велосипедом, быстро произносит что-то на северном татарском диалекте. «Уважаемый, — обращается мужчина к нам, — мой племянник доведет вас до прямой дороги и покажет вам».

Мальчишка садится на велосипед и едет гордый впереди автомобиля. Едем, осматриваемся по сторонам. «Останови на секунду!» — говорю я своему товарищу. Он останавливается, опять опускаю стекло, поворачиваюсь и обращаюсь к мимо идущему мужчине. Мужчина несет на плече довольно тяжелое бревно, но идет при этом абсолютно ровно.

«Уважаемый, — спрашиваю его, — как жизнь здесь, в Барме?»

«Да нормальная жизнь, — пожимает он плечами, — не лучше, не хуже, чем в других местах».

«А скажите, уважаемый, — спрашиваю его я, — вы татарин?»

«Нет, — качает головой, — русский».

«А почему населенный пункт называется Татарская Барма?»

«Да с незапамятных времен», — говорит человек.

Подросток терпеливо ждет, когда мы закончим беседу, чтобы вести нас дальше, как ему сказал его дядя. После этого киваю, говорю: «Спасибо, уважаемый, да пребудет с тобой милость Создателя». Человек кивает мне в ответ, подымает бревно и идет дальше.

Подросток доводит нас до шоссе, улыбается, показывает рукой и говорит: «Дальше вот так, потом еще будет поворот налево, потом направо через мостик и дальше все время прямо». «Спасибо», — говорю я ему. Подросток ничего не отвечает, улыбается и крутит педали обратно — в Татарскую Барму.

Сравниваю: одно и то же название, расстояние, разделяющее населенные пункты, — километров пять проселочной дороги, но такое впечатление, что в этих местах живут разные биологические виды, даже сомневаюсь, что они могут скрещиваться, скорее всего, вряд ли.

Почему так? Почему в Татарской Барме нет ни одного пьяного на улице? Почему много детишек? Почему и мужчины и женщины все чем-то заняты? Почему в Русской Барме живут удивительного вида мутанты, с отечными одутловатыми лицами, без возраста, пола и сексуальной ориентации?

Почему здесь живут в достойной и, в общем-то, красивой бедности, а там — в дикой, ужасающей, омерзительной нищете? Говорят: «Бедность не порок». Согласен полностью, что бедность — не порок, но унизительная, отвратительная нищета — порок, однозначно порок.

Но больше всего удивляет, что кому-то в Татарской Барме было не лень сидеть и вырезать из дерева буквы, а потом раскрашивать их разными цветами, чтобы было красиво, и набивать на доску, выкрашенную в красивый зеленый цвет, желтые, красные, синие буквы. На русском и на татарском языках: «Добро пожаловать», «Рахим келес»- Почему так? В чем причина?

Видимо, одним этническим различием объяснить нельзя: в той же Татарской Барме шел человек с бревном на плече — русский, но шел он абсолютно трезвый, без сигареты в зубах и без привычного по всей России мата. С чем это связано? Почему так? Можно дать на это много ответов, но ни один ответ не отразит истинной картины. Кроме, пожалуй, одного — самого главного ответа. Подумайте, может, вы дадите его.

 

Сказание о русской женщине

 

Об удивительном существе — Женщине я хочу поведать вам мысли мои. Причем не просто о женщине, а о самой удивительной разновидности данных существ — о Русской Женщине.

 

Было сказано: «Человек — это звучит гордо». Но вот беда: человек — существо вымышленное. Нет на свете ни одного человека. Есть три миллиарда мужчин и три миллиарда женщин. Это разные биологические виды, которые по-разному живут, по-разному видят мир, по-разному его воспринимают. Иногда создают симбиоз, иногда паразитируют друг на друге. Но гораздо чаще скользят мимо друг друга, лишь иногда соприкасаясь на краткий миг. А человек — это что за зверь такой? Не кобель, не сука, просто собака! Об этом удивительном существе — Женщине я хочу поведать вам мысли мои. Причем не просто о женщине, а о самой удивительной разновидности данных существ — о Русской Женщине.

Три поколения в нашей стране и десять поколений в Европе женщину калечили психически, превращая в партнера, равноправного товарища, вознося на пьедесталы и низвергая в грязь. Природа мудра. Она куда мудрее нас с вами. За ней миллиарды лет эволюции. За нами — всего несколько десяток лет жалких потуг мыслей и слабого подобия логики. Возьмите любой из видов высших животных. Самка в полтора-два раза слабее самца. И самец берет на себя массу проблем, связанных с взаимодействием с окружающим миром. Самка вознаграждает его сексуальным вниманием, самец вознаграждает себя властью над самкой.

Что же происходит в мире «голых обезьян» в наши дни? Сексуальное внимание — великая ценность в животном мире. «Голые обезьяны», особенно исповедующие общечеловеческие ценности, обесценили сей великий дар.

Ни для кого не секрет, что социальный, карьерный, материально-имущественный рост женщины в подавляющем большинстве случаев определяется мужчиной, имеющим с этой женщиной сексуальные контакты. С XIX века, освоив эту технологию роста, самки «голых обезьян» ринулись улучшать социальный и карьерный статус, материально-имущественный, искать более комфортные условия существования, бытовые и климатические. Женщины весьма преуспели на этом Великом Пути. Но больше всех преуспели русские женщины.

Мы все в этом мире что-то продаем. Одни продают мозги (если они пользуются спросом), другие — навыки (рабочие и бойцовские), третьи — здоровье, четвертые — сексуальную привлекательность, пятые — сексуальные услуги. Не все, чем мы обладаем, мы готовы выставить на продажу. Но подавляющее большинство русских женщин, увы, кроме сексуальной привлекательности и сексуальных услуг, не хотят, да, наверное, и не могут выставить на продажу ничего.

Продажа может быть оптовой, мелкооптовой и розничной. Розничная — это проституция, мелкооптовая — сексуальные услуги в обмен на карьерный рост и оптовая — замужество по расчету или сожительство по той же причине. Почему всех проституток в Турции называют «наташами»? Проанализируйте, дорогие читатели, отношение к русским женщинам за рубежом, в исламском мире и даже в дряхлой цивилизованной Европе.

Вы что-нибудь слышали о чеченских проститутках? Нет? Я тоже не слышал. Почему? А потому что их просто нет. В России розничной и мелкооптовой продажей себя занимается или готово заниматься подавляющее большинство женщин. С чем это связано? С жарким темпераментом или с холодной блудливостью и низкой оценкой своей сексуальной значимости? Кто из русских мужчин, а также выродившихся европейцев может с уверенностью сказать, что он СЫН СВОЕГО ОТЦА? В лучшем случае единицы. Для кого из русских мужчин по - настоящему важно, досталась ему жена девственницей или после многих лет работы в борделе? Это говорит лишь о крайне низкой мужской самооценке.

По Северному Кавказу уже с десяток лет носится целая орда чернокожих добровольцев из Судана и Марокко. Кто-нибудь слышал о чернокожих ублюдках, родившихся в семьях северокавказцев? Не слышали? Почему? А потому что их нет. Один «злой чечен» (по выражению М. Ю. Лермонтова) высказался о наших соотечественниках: «Вы — славяне, не умеете ни работать, ни торговать, ни воевать». Обидно? Да! До слез! Справедливо? Да! Работать умеем, но только из-под палки. Торговать умеем, но боимся и торгуем плохо. Воевать, кроме ВДВ, морпехов, спецназа, не умеет никто. Зато хорошо умеем красить газоны и строить генеральские дачи. Правда, тоже из - под палки. Зато умеем воровать. Правда, по мелочи. И попадаемся часто.

А ведь есть те, кто умеет работать, кто умеет торговать, кто умеет воевать. Но их мало. Очень мало. В лучшем случае один на сотню. То есть, это скорее исключение, а не правило, потому что мужчин с рождения и до старости воспитывают женщины: мама, воспитательница детского сада, учительница, жена. А какого мужчину может воспитать женщина, готовая выйти замуж хоть за шимпанзе, лишь бы жить в тепле, иметь бытовые удобства и немного денег? Только раба. Исключения крайне редки. Но пока они есть, не все безнадежно.

Много ли русских женщин способны за любимого отца, мужа или сына обвязаться взрывчаткой и подорвать тех, кого считают убийцами? Вы что-нибудь слышали о русских женщинах — шахидках? Не слышали? А почему? А потому что их нет. Способны только вешаться! Жизнь свою оборвать способны, а вот действовать — нет.

А много ли русских мужчин за унижения, обиды и боль любимой женщины способны вогнать нож в сердце обидчика, угнетателя или насильника? Дай бог, чтобы один на тысячу. Почему? А потому что воспитаны с детства женщинами. А какими женщинами? А вот такими. Сознающими свою ущербность и от этого нуждающимися в самооправдании.

Чтобы оправдать свою слабость, ничтожность, продажность, выдумывается миф о превосходстве инородцев перед мужчинами своего народа. Тем самым мужчины с детства также становятся ущербными.

Чувство собственной неполноценности — личной, расовой и иной — угнетает мужчин с каждым годом все сильнее, толкая их к алкоголю, наркотикам и безысходности. Заниженная самооценка ведет к снижению всех функций мужчины. И самооценку ему занижают все кому не лень. Особенно преуспели в этом русские женщины. И презирают они русских мужчин настолько, что даже детей от них иметь не хотят. Один ребенок — нечасто, два — уже редкость, три — феномен! Готовы рожать лишь инородцам. Тут и пять, и семь детей не редкость.

Складывается миф о превосходстве русских женщин над женщинами других народов. В чем же это превосходство проявляется? В более высоком темпераменте? Нет! В более высоких душевных качествах? Тоже нет! Пожалуй, только два параметра бесспорны: первое — хороший генотип. Но это не их заслуга, а предшествующих поколений. И второе достоинство — дешевизна, неприхотливость и доступность.

Вы что-нибудь слышали о педиках среди чеченцев? Нет? Я тоже не слышал. А почему? А потому что их нет. А русских педиков вы можете встретить везде: на улицах, в клубах, на экранах дебилоскопов. Обидно? До слез!

Если на Кавказе изнасилована чья-то дочь — это трагедия, драма для всей семьи. Отец и братья возьмут в руки оружие и не успокоятся, пока насильник жив и оскверняет собой землю. Наши же соотечественники с горя выпьют водки, покричат, помашут кулаками и в лучшем случае напишут заявление в милицию. А в худшем — махнут рукой (подумаешь!).

С детства русским мальчикам внушают необходимость чтить женщин. А за что чтить русских женщин? За продажность? За слабость? За озлобленность? За ущербность? Женщин, которых стоит чтить, в лучшем случае одна на тысячу. Да и то не почтение им нужно, а любовь, забота и внимание.

Я пишу эту статью, и сердце у меня сжимается от боли и обиды, и стучит в висках кровь. Потому что завидую я тем народам, у которых честь и моральный ущерб определяются душой, а не в суде. И плата за нее не определенная сумма в судебном постановлении, а жизнь или смерть. Есть те, кто думает так же, как я! Есть те, кто страдает за народ свой! Но мало нас. Очень мало. А еще меньше тех из нас, кто готов назвать вещи своими именами и искать выход из того гнусного лабиринта, в который нас всех завела судьба. Как же превратились наши соотечественники из зверей яростных в скользких рептилий?!

Делегировав женщине половину своих полномочий, стал мужчина в два раза слабее. Уравнявшись в правах с женщиной — мужчину в - себе похоронил. Говорят — «женщины и дети!» А почему? А потому что неразумны одинаково и в контроле постоянном нуждаются. Дайте детям свободу волеизъявления, и будут они лопать лишь мороженое и шоколад, пока не загубят желудок и печень! А женщины недалеко ушли от детей. Гуманизм и терпимость — признак слабости.

Что делать? Вот что сказал по этому поводу один мой знакомый. Он, конечно, экстремист, каких мало, но вот его рецепт.

 

1. Алкоголиков и наркоманов — под нож!

2. Торговцев наркотиками и алкоголем — под нож!

3. Все секс-меньшинства — под нож!

4. Правозащитников — под нож!

5. Узаконить кровную месть!

6. Лишить женщин избирательных прав и права свидетельства в суде.

7. Ввести новое право — Право Сильного!

 

Бесполезно выпрямлять согнутое поколение. Те, кто не согнулся, уже не согнутся никогда. Нас можно только убить. Те, кто согнут, уже не распрямятся. Бесполезно работать со взрослыми. Не спасти их уже. Не дать отравить детей. Вот что нужно. Оградить их от тлетворного влияния русских женщин. Воспитывать их мужчинами — работниками, купцами, воинами. Может быть, еще не поздно. А может быть, уже поздно.

 

cyberpedia.su

Часть II. Тактика. «Короткоствольные револьверы» | Ловет Эд

 

Противодействие угону. Часть I

В 70-х годах значительно увеличилось число нападений на офицеров полиции. Соответственно, этот вопрос стал часто обсуждаться на учебных занятиях по выживанию для офицеров полиции. На одном таком занятии инструктор рассказал следующую историю, произошедшую с офицером из их управления.

Этот новичок обладал всеми задатками отличного офицера полиции. Он был смекалист, крепок и напорист. Всё что ему было нужно — это немного опыта. Он прибыл по вызову на перестрелку между бандами и оказался под обстрелом. Он выпрыгнул из машины и открыл огонь из своего Ruger Security калибра .357 Magnum с 6-тидюймовым стволом. Он успешно подавил всякое сопротивление и уже после этого спокойно вызывал своего начальника, криминалистов, скорую помощь и судмедэксперта. В ходе разбора его спросили — почему он решил оставить машину и ввязаться в схватку. Он ответил, что иначе его товарищи посчитали бы его трусом. Старшие товарищи поставили ему твердую пятерку за «стальные яйца» и кол с минусом за принятие решений и тактику. Правильным ответом на ситуацию должно было бы быть «вали на х… оттуда и потом вызывай подкрепление». Добиваться того, чтобы в некрологе написали «он был настоящим мужиком» — не лучшая тактика.

Достаточно легко найти множество советов как использовать правильно газовый баллончик или приемы рукопашного боя для самозащиты, и очень сложно найти такие же советы, как использовать автомобиль для безопасного разрешения ситуации, особенно когда использование огнестрельного оружия затруднено или невозможно. В этой и следующей главе я также хочу обратить ваше внимание на то, что обычный человек имеет намного лучшие шансы в суде, если ему удастся продемонстрировать, что он предпринял все меры для того, чтобы избежать прямого столкновения. Также мы рассмотрим использование оружия во время управления автомобилем и при проникновении нападающего в машину.

Если вы в машине, а нападающей вне машины, если у вас есть пространство для маневра и машина заведена — именно машина становится предпочтительным способом решения проблемы. Простым нажатием одной маленькой педальки вы легко можете избавить себя от множества неприятных последствий.

Угон в нашем случае — это неправомерное завладение автомобилем, с применением силы или с угрозой применения силы, совершенное в то время, когда жертва находится в автомобиле или рядом с ним. Есть предположение, что угон будет одним из самых быстрорастущих видов преступности, но мы не можем утверждать это наверняка, поскольку ФБР не ведет отдельной статистики по угонам. Полиция может отчитываться об угонах и как о краже автомобиля, и как о вооруженном ограблении. Наиболее достоверным в данный момент источником является отчет Бюро юстиции, «Угоны в США в 1992–1996 годах» (март 1999). По результатам телефонного опроса (случайная выборка 221 тысячи респондентов) количество угонов и попыток угона с 1992 по 1996 год оценивается как 49 000. Примерно в половине случаев преступнику удалось совершить угон. Данное исследование также выявило следующие признаки угонов:

• Как правило жертва одна.

• Угонщики предпочитают пистолеты.

• На втором месте находится нож.

• Большинство угонов произошло на расстоянии не более 5 миль от места жительства жертвы.

• Чаще всего угоны происходят или на улице рядом с автобусными остановками, станциями метро или местных поездов, или на парковках рядом с магазинами, ресторанами, заправками или офисами.

Я хочу обратить ваше внимание на то, что угон, по нашему определению, может случится не только когда вы находитесь в машине, но и когда вы находитесь рядом с ней. Приближаясь к машине, вы должны сохранять бдительность, уделяя внимание всему, что происходит рядом, и особенно тому, что происходит в радиусе 21 фута от вас. Угонщик может просто подойти к вам и начать угрожать оружием или может подождать, пока вы разблокируете машину. Бдительность в этом случае — основа безопасности.

Если вы уже в машине, наиболее опасны моменты, когда машина не движется, поэтому наиболее бдительным надо быть в моменты, когда вы останавливаетесь на перекрестах, переходах или светофорах. Задавайте себе такие вопросы, как: «зачем этот человек приближается к моей машине?», «могу ли я видеть его руки?». Не забывайте о таком варианте развития событий, как «подрезали и ограбили». Представьте себе, что вы почувствовали легкий удар по вашей машине сзади. Вы выходите из машины, чтобы оценить потери и обменяться с другой стороной информацией о страховке… и вот вы уже пешеход. Как только вы почувствовали удар — первым делом надо было внимательно изучить тех, кто в ударившей вас машине. Если там двое — может быть один из них в скором времени станет счастливым обладателем вашей машины, поэтому проявляйте особою бдительность в том, как будет развиваться ситуация.

Если вы предполагаете возможное нападение — всегда придерживайтесь следующего алгоритма «оцените — избегайте — уклоняйтесь — противодействуйте». Если ваша оценка говорит, что у вас нет шансов избежать, уклониться или сопротивляться — отдайте свою машину.

Теперь хуже. Что если угонщик требует, чтобы вы сели в машину вместе с ним? Вы правда хотите там оказаться? У угонщика есть множество причин, почему он этого требует, и ни одна не обещает вам ничего хорошего. Если угонщик прямо требует от вас сесть в машину, или он проник в машину, когда вы уже там, вы должны применить оружие.

Еще парочка историй.

Женщина отправилась проведать своего друга в больнице. Она подошла к своей машине, открыла пассажирскую дверь, дотянулась до водительской двери, чтобы открыть замок на ней, потом обошла машину и открыла водительскую дверь. «Давно пора починить этот долбаный замок» подумала она, устраиваясь за рулем. В этот момент она заметила молодого человека, сидящего на пассажирском сидении и наставившего на неё пистолет. Он забрался внутрь, пока она обходила машину, чтобы сесть на водительское место. У неё был снабби калибра .38 special в сумочке на полу между сидениями. Удивительно, но она успела достать револьвер до того, как нападающий успел среагировать, но нажать спуск у неё не получилось. Нападающий выстрелил и сбежал. Оказывается один из её родственников, из самых лучших побуждений, решил сделать ей сюрприз и купил кобуру для её револьвера, ничего об этом не сказав. Естественно она не смогла найти спуск — револьвер был в кобуре. К счастью, она выжила.

Полицейский офицер, находящийся вне службы, внезапно обнаружил, что его попутчики собираются убить его. Обе руки полицейского находились на руле, в то время как человек на переднем сидении направлял на него маленький пистолет калибра .25 auto. Попутчики сначала сказали ему, что у них проблема с машиной и попросили подвезти до ближайшей заправки, но как только они оказались в машине — они немедленно направили на него оружие. На стороне полицейского было три момента. Во-первых, нападающие явно не хотели стрелять, пока машина находится на загруженной улице. Во-вторых, они не знали, что он полицейский. В-третьих, они не знали, что он вооружен. Полицейский решил этим воспользоваться. Он достал свой револьвер так быстро, что это могло бы попасть в книгу рекордов Гиннесса, и сделал по три выстрела в каждого из нападающих. Нападающий на переднем сидении умер сразу, второй выпрыгнул из машины и скрылся в толпе, но вскоре был пойман.

Что если в машине находятся дети? Вы не можете оставить их вместе с угонщиком, и вы должны понимать, что это очень опасная ситуация. Нападающий вооружен, агрессивен, весьма вероятно находится под воздействием наркотиков или алкоголя. Что вы можете сделать:

• Не делайте резких движений.

• Скажите, что он может забрать машину.

• Подтвердите, что вы отстегиваете ремень безопасности.

• Говорите уверенно, но не кричите.

• Скажите, что вы забираете детей с собой. Не спрашивайте разрешения, а констатируйте факт.

• Забирайте детей и уходите. Двигайтесь туда, где больше людей и света.

• Только после этого связывайтесь с полицией.

litresp.ru

Введение. «Короткоствольные револьверы» | Ловет Эд

 

Кто в наши дни, будучи в здравом уме, стал бы писать книгу о короткоствольных револьверах? Хороший вопрос. Я бы сказал, что я написал эту книгу потому, что мы постепенно теряем все хорошие приемы обращения с револьвером, с таким трудом накопленные за многие годы, часто в ситуациях повышенного риска, и иногда платя за них кровью. Я опасаюсь, что эти умения будут недоступны тем, кто в них действительно нуждается. Когда вы в последний раз видели объявление о курсах по обращению с револьвером? Куда пойти чтобы научиться этому? Это при том что снабби остаются популярным оружием для скрытого ношения как среди полицейских, так и обычных граждан. (Впрочем, для полицейских это справедливо в основном для «старой гвардии», тех, кто перешел с револьвера на пистолет. Их количество естественным образом уменьшается, а с ним уменьшается и интерес полицейских к револьверам. Однажды полицейский инструктор рассказывал мне как он вел курс будучи вооруженным S&W 60-й модели. Аудитория задавала ему столько вопросов «а что это за пистолет?», что ему пришлось отвлечься от основной темы). В настоящее время, когда самозарядные пистолеты заменили револьверы с четырехдюймовыми стволами в полиции и армии, самыми покупаемыми, самыми носимыми из револьверов являются снабби.

В первой части книги я постараюсь чтобы револьверы, особенно короткоствольные револьверы, получили заслуженное признание за их долгую, честную и всё еще продолжающуюся службу. Может быть мне повезет, и эта книга вдохновит кого-нибудь более осведомленного, чем я, также поделиться своими знаниями и опытом. Во второй части книги будут более подробно освещены тактические преимущества маленьких револьверов в типичных ситуациях самозащиты, происходящих обычно «на дистанции вытянутой руки».

С 1975 по 1982 я служил полицейским инструктором по вооружению и тактике в Академии Правопорядка Нью-Мексико. Моя работа состояла в том, чтобы учить и новичков, и ветеранов, тому как правильно и эффективно применять оружие чтобы выжить до, во время и после вооруженного конфликта. В то время револьвер был основным оружием полиции. S&W 19-й модели, с четырехдюймовым стволом и S&W 36-й модели c двухдюймовым стволом были самой распространенной комбинацией. По опросам Национальной Стрелковой Ассоциации 97 % всех полицейских в то время были вооружены револьверами. В рамках своих обязанностей, я участвовал в разработке программы, в которую входил опрос офицеров, участвовавших в вооруженных конфликтах. Что интересно, ни один из 75 офицеров, с которыми я разговаривал, не сказал что его действия были бы более эффективны с пистолетом. Фактически, только в одной ситуации офицеру пришлось выполнять перезарядку во время конфликта. В еще одном случае офицер предпочел не перезаряжать оружие, а отступить к патрульной машине, и продолжить борьбу с двухствольным ружьем 20 калибра. Все федеральные агенты были вооружены револьверами и чувствовали что они вооружены должным образом. В это же время я был выбран для участия в программе подготовки полицейских инструкторов Национальной Стрелковой Ассоциации как инструктор-стажер. В ходе этой программы у меня была возможность встретиться со множеством офицеров на всей территории США. Многие из них были из подразделений перешедших с револьверов на самозарядные пистолеты, а некоторые и обратно.

Самой большой проблемой по общему мнению была недостаточная эффективность самых распространенных патронов — .38 Special LRN и .357 Magnum SWL. Разработанные ФБР патроны .38 Special +P с 158-грановой экспансивной свинцовой пулей решили эту проблему для револьверов в калибре .38 Special. К тому моменту, когда этот патрон завоевал популярность, я связался с большинством полицейских агентств в крупных городах, и все ответы были одинаковыми: «При приемлемой меткости стрелка, этот патрон является надежным и достаточным для револьверов с двухдюймовым и четырехдюймовым стволом. Одного или двух попаданий в верхнюю часть торса обычно достаточно для того, чтобы остановить нападающего».

Ко времени, когда я закончил свою службу в академии в 1982 году, мы имели достаточный выбор револьверов и патронов к ним, включая эффективные патроны для .38 special и патрон .357 magnum c 125-грановой оболочечной экспансивной пулей, которые решали все задачи. Сейчас я могу уверенно сказать что офицер, обладающий средней стрелковой подготовкой, применяя разумную тактику и настроенный на выживание, правильно выполняя свою работу, более чем вероятно выйдет победителем в любом вооруженном столкновении. Я также убедился что пятизарядный револьвер модели Chiefs Special является самым надежным способом страхования жизни, особенно в роли запасного оружия. Если вам когда-нибудь потребуется «пять чтоб наверняка» — этот крепкий маленький револьвер не подведет.

После академии я поступил на службу в ЦРУ в качестве офицера для военизированных операций. К моей радости, я быстро узнал что одной из моих обязанностей является обучение сотрудников управления обращению с оружием. В то время основным оружием в управлении были самозарядный пистолет Browning High Power и различные модели револьверов S&W с рамкой моделей «K» и «J». Так мое обучение всему связанному с оружием продолжилось. У меня также была возможность удовлетворить свой интерес ко всему, связанному с Управлением стратегических служб. Я прочитал о УСС всё, до чего смог дотянутся в обширной библиотеке управления. У меня была возможность встречаться с ветеранами УСС. Навыки полученные этими людьми 40 лет назад поражают до сих пор. Когда они рассказывают, их движения всё еще выдают смертельные навыки рукопашного и ножевого боя, и обращения с оружием. Они вспоминали своего главного инструктора, Вильяма Е. Фэйрбейрна, и у меня сложилось стойкое ощущение что он был одним из самых выдающихся инструкторов нашего времени. Он знал чему учить, как учить, и как сделать так, чтобы ученики могли сделать то, что должно в сложной ситуации. Я также узнал, что наиболее используемым навыком в УСС был рукопашный бой, использование пистолета было на втором месте, причем с большим отставанием. Их оружием был маленький Кольт калибра .32 ACP, в основном используемый для того, чтобы не попасть в плен живым или облегчить побег сразу же после захвата. Это же научило меня тому, что это и есть основная причина, по которой офицер разведки должен быть вооружен, когда он находится во враждебной обстановке. Это знание, вместе с опытом полученным в Нью-Мексико сильно повлияло на моё представление какой пистолет и когда нужен.

В начале 1983 я провел несколько месяцев в Ливане, в Бейруте. Меня и моих коллег попросили провести занятия с офицерами управления в Бейруте. Мы подружились с ними и наши занятия проходили в веселой обстановке, и частенько завершались походом в ливанский ресторан недалеко от стрельбища. 18 апреля, через 10 дней после нашего возвращения в штаб-квартиру, я встретился в лифте с одной из секретарш управления. На её лице ясно читалось что случилось что-то ужасное. Она прошептала: «Ты слышал? Бейрутское посольство взорвали. Кажется, никто из наших людей не выжил».

Вильям Ф. Бакли, старший офицер военизированных операций и один из моих начальников, добровольно отправился в Бейрут как новый резидент. Он часто возвращался в штаб-квартиру, и в один из визитов мы встретились в коридоре и поговорили. Я заметил что он поседел за это время. 16 марта 1984 года, в новостях, я услышал что Вильям Ф. Бакли был похищен и умер под пытками в заключении. Он не был вооружен когда его похитили, пока он шел от своей квартиры к машине. Конечно, это ничего не изменит, но мне действительно интересно как звучала бы эта история, если бы он был вооружен Chiefs Special заряженным патронами с экспансивной пулей.

Позже, когда я работал инструктором на «ферме» (тренировочный лагерь управления), я приводил эту историю как один из 25-ти примеров того, что значит «работать офицером разведки за рубежом». К тому времени, все офицеры, направляемые на посты во враждебном окружении, проходили тренинг по использованию Browning High Power и S&W 40-й модели. В своих отзывах по прохождению курса они писали что Browning High Power — это отличное оружие, но они видят мало прока в револьвере. «Тяжело стрелять» и «мало патронов» были основными жалобами. Обычно дважды в год мы проводили выездные занятия, чтобы проверить как наш курс удовлетворяет нуждам офицеров. Во время этих поездок мы увидели что большая часть в итоге выбрала револьвер, как оружие которое легче носить и проще скрывать чем Browning.

Я полагаю, что первые мысли об этой книге у меня появились в начале девяностых годов, во время визита в Квантико, чтобы обсудить тренинги для агентства по контролю за оборотом наркотиков (DEA). Я только что вернулся из зарубежной поездки, в которой я плотно работал с агентами DEA во время операции «Снежок» (Snowball). Это помогло мне лучше понять и принять зарубежную деятельность агентства по предотвращение оборота наркотиков. Они предложили мне полное содействие, узнав что я назначен работать в их учебном центре.

Так получилось что в это время проходил базовый тренинг и инструкторы пригласили меня посмотреть отработку налёта, которую они проводили в их тренировочном городке. Группа состояла из замечательных молодых людей. (Действительно молодых, они все выглядели так, как будто им 15 лет, впрочем именно тогда я начал осознавать что все вокруг становятся всё моложе и моложе). Налёт проводился «с огоньком», закончившись убедительной перестрелкой с применением simunition. Надо ли говорить что группа сделала неправильно всё, что только можно, и инструкторы мучительно долго разбирали каждую их ошибку. Одна из основных ошибок заключалась в том, что группа проигнорировала револьвер S&W 65-й модели, лежащий рядом с «порошком». Инструкторы подчеркнули что никогда, никакое оружие не должно оставаться без внимания в ходе налёта. При повторе эта ошибка больше не была совершена, один из молодых людей поднял револьвер. Как обычно, налёт завершился еще одной значительной перестрелкой.

Инструкторы заметили что потребуется как минимум год, а то и два, прежде чем группа сможет сделать всё правильно. В ответ молодой человек, поднявший револьвер воскликнул «ну по крайней мере мы не оставили это лежать там», на что один из инструкторов сказал «ну хорошо, а теперь разряди его!». Студент как-его-там-звали посмотрел на револьвер как баран на новые ворота. Умерив свой пыл он сказал «Сэр, я не знаю как это открыть». (Некоторые мои знакомые заметили, что начали чувствовать свой возраст когда симпатичные девчонки стали обращаться к ним «Сэр»). Но серьезно, этот молодой человек не знал как откинуть барабан револьвера, который был основным оружием полиции всего десять лет назад! Который входил в программу их обучения! Один из инструкторов вынужден был провести краткую лекцию о револьверах, и я всегда вспоминаю об этом случае когда провожу занятия в которых рассматриваются только самозарядные пистолеты.

Эта книга предполагает что вы уже приняли решение нужен ли вам маленький револьвер и укладывается ли он в ваши планы по самозащите. Я клянусь что моей целью не является убедить вас купить снабби. Единственное, я надеюсь что вы уже прочитали «Жизнь в готовности защищать себя». Дэйв Сполдинг и я написали эту книгу в первую очередь для обычных граждан. Моя книга является дополнением к ней. Я также обещаю что не буду утомлять вас сравнением характеристик различных револьверов, пистолетов, патронов и так далее. Моя цель — это научить вас максимально эффективно использовать снабби, если вы решили его приобрести. Особенно важным мне кажется уделить внимание бою на сверхкоротких дистанциях, в пределах «зоны реакции», или 6-ти футов и ближе, что является типичной ситуацией для уличной преступности.

Также я рассчитываю, что вы лучше поймете что можно сделать с таким маленьким оружием, которое уже написало и еще продолжает писать собственную историю. В моей подготовке я всегда руководствовался советом, данным мне одним агентом ФБР: «Полиции не нужно оружие получше. Полиции надо получше научиться пользоваться тем, что есть». Хороший совет, и не только для полиции.

litresp.ru