Реактивная артиллерия периода Второй мировой войны. Реактивная артиллерия вермахта


Немецкая реактивная артиллерия в годы войны. Часть 2-я » Военное обозрение

В феврале 1943 года на вооружение немецких вооруженных сил была принята 300-мм реактивная фугасная мина 30 cm Wurfkorper Wurfgranate Spreng (30 см WK.Spr.42), созданная с учётом опыта боевого применения 280/320-мм реактивных снарядов. Этот снаряд массой 127 кг и длиной 1248 мм имел дальность полета 4550 м, т.е. вдвое большую, чем у прежних снарядов.

Стрельбу снарядами 300-мм снарядами предполагалось вести с вновь разработанной шестизарядной пусковой установки 30 см Nebelwerfer 42(30 cm WK Spr. 42). С февраля 1943 года дивизион этих установок проходил войсковые испытания, в июле того же года установку приняли на вооружение. Масса установки — 1100 кг, наибольший угол возвышения — 45 градусов, угол горизонтального обстрела — 22,5 градуса.

Подготовка 30 см Nebelwerfer 42 к стрельбе

Пусковые установки 30 cm WK Spr. 42 состояли на вооружении тяжелых дивизионов бригад реактивной артиллерии Вермахта. Они использовались в боевых действиях как на Восточном и на Западном фронтах до окончания боевых действий.

Для производства залпа из установки 30 cm Nebelwerfer 42 требовалось всего 10 секунд, и уже через две с половиной минуты установка могла дать еще один залп. Поскольку для ответного удара противнику требовалось, как правило, гораздо больше времени, дивизионы таких установок обычно давали два залпа и затем покидали свои огневые позиции. Наличие у лафетов подрессоренного хода позволяло буксировать установку со скоростью до 30 км/ч.

В дальнейшем эту установку сменила в производстве более совершенная пусковая установка 30 cm Raketenwerfer 56. Всего за время производства было выпущено 380 единиц 30 cm Nebe Svyerfer 42. С начала производства 300-мм реактивных снарядов в 1943 году оно продолжалось практически до самого конца войны, всего произведено более 200 000 единиц.

Установка 30 cm Raketenwerfer 56

Пусковая установка 30 cm Raketenwerfer 56 монтировалась на переделанном лафете от 50-мм противотанкового орудия 5 cm PaK 38. Угол наведения по вертикали от -3 до +45 градусов, по горизонтали — 22 градуса. С помощью специальных вкладышей из 30 cm Raketenwerfer 56 можно было вести огонь 150-мм снарядами 15 см Wurfgranate 41, что существенно повышало гибкость применения РСЗО. Также имелась возможность стрельбы 300-мм снарядами с грунта. Боеприпасы заряжались в укупорки 280/320-мм реактивных мин. Обтюрация достигалась применением специальных вкладышей. Масса установки, заряженной ракетами, достигла 738 кг.

Из произведённых в общей сложности 1300 установок 30 cm Nebe Svyerfer 42 и 30 cm Raketenwerfer 56, которые активно использовались на всех фронтах до самого окончания боевых действий, в боях было потеряно не более трети от первоначального количества.

Наиболее удачной из всех германских буксируемых РСЗО стала пятиствольная 210-мм 21cm Nebelwerfer 42 на колесном лафете орудия Pak 35/36. Для стрельбы использовались ракеты 21 cm Wurfgranate. Остальные характеристики 21cm Nebelwerfer 42 остались идентичными ПУ, применяемой для запуска 150-мм ракет. Боевая масса 1100 кг, масса в походном положении — до 605 кг. Снаряды выпускались поочередно с наименьшим интервалом в 1,5 секунды, залп производился в течение 8 секунд, перезарядка миномета занимала около 1,5 минут. За время работы реактивного двигателя (1,8 секунды) РС разгонялся до скорости 320 м/с, что обеспечивало дальность полета в 7850метров.

21 cm Nebelwerfer 42

Осколочно-фугасная ракета 21cm Wurfgranate 42 Spreng была впервые примененная на фронте в 1943 году. Она была весьма технологична в производстве и имела удачную баллистическую форму. В штампованной камере сгорания помещалось 18 кг реактивного горючего (7 трубчатых шашек пороха). Горловина камеры завинчивалась перфорированным днищем с 22 наклонными соплами (угол наклона 16 градусов) и небольшим центральным отверстием, в которое вкладывался электрический запал.

Ракета 21cm Wurfgranate 42 Spreng в разобранном виде

Корпус боевой части изготавливался методом горячей штамповки из 5-мм листовой стали. Она снаряжалась литым тринитротолуолом или аматолом массой 28,6 кг, после чего навинчивалась на резьбу в передней части камеры сгорания. К передней части боеголовки прикручивался ударный взрыватель. Требуемая баллистическая форма реактивного снаряда обеспечивалась кожухом, надевавшимся на переднюю часть боеголовки.

Из установки 21 cm Nebelwerfer 42 имелась возможность стрельбы одиночными снарядами, что облегчало пристрелку. Также с помощью специальных вкладышей можно было вести огонь 150-мм снарядами от шестиствольного 15 cm Nebelwerfer 41.

В случае необходимости 21 cm Nebelwerfer 42 могли транспортироваться на небольшие расстояния силами расчёта. Эти установки активно применялись немцами до последних дней войны. Всего было произведено почти 1600 буксируемых РСЗО этого типа.

В 1942 году немцам удалось захватить советскую машину реактивной артиллерии БМ-13 и реактивные снаряды к ней. Вопреки широко распространенному советскому мифу, сами машины реактивной артиллерии с направляющими рельсового типа и реактивные снаряды М-13 не представляли особого секрета. Они были весьма просты в устройстве, технологичны и недороги в производстве.

Захваченная немцами установка БМ-13

Секретной была технология производства пороховых шашек для реактивных двигателей снарядов М-8 и М-13. Необходимо было изготовить шашки из бездымного нитроглицеринового пороха, которые бы обеспечивали равномерную тягу, и не имели бы трещин и полостей, наличие которых могло привести к неконтролируемым процессам горения реактивного топлива. Диаметр пороховых шашек в советских реактивных снарядах равнялся 24-мм. Их размеры и определяли два основных калибра ракет — 82 и 132-мм. Немецким специалистам так и не удалось воспроизвести технологию производства пороховых шашек для двигателей советских реактивных снарядов, и им пришлось разрабатывать собственную рецептуры ракетного топлива.

В конце 1943 года чешские инженеры завода «Ceska Zbrojovka» в Брно создали свой вариант советского 82-мм реактивного снаряда М-8.80-мм ракета имела близкие к своему прототипу характеристики, но точность стрельбы благодаря вращению, сообщаемому стабилизаторами (установленными под углом к корпусу снаряда), была выше, чем у советского образца. Электрический запал был вынесен на один из ведущих поясков, что сделало ракету более надёжной. Реактивный снаряд, получивший обозначение 8 cm Wurfgranate Spreng оказался более удачным, чем его советский прототип.

Была скопирована и 48 зарядная пусковая установка, непривычного для немцев рельсового типа, получившая название: 8 cm Raketen-Vielfachwerfer. Пусковые установки на 48 ракет монтировались на шасси трофейных французских танков SOMUA S35. Направляющие монтировались вместо снятой башни танка.

Облегченный вариант системы — 24 направляющие, размещенные в два яруса, устанавливались на базе различных полугусеничных бронетранспортеров и на специально разработанном образце, для которого использовали базу трофейного французского полугусеничного тягача SOMUA MCG/MCL. Установка получила обозначение 8 cm R-Vielfachwerfer auf m.ger.Zgkw S303 (f).

80-мм реактивные установки использовались в основном дивизионах реактивной артиллерии четырехбатарейного состава, которые придавались танковым и моторизованным частям СС.

В отличие от реактивного снаряда М-8, немецкая копия М-13 претерпела большие изменения. Для увеличения осколочного действия боевой части, калибр немецкой версии был увеличен до 150 мм. Технология изготовления была значительно упрощена, вместо винтовых соединений использовалась сварка. Взамен пороховых шашек использовалось зернистое реактивное топливо. За счёт этого удалось добиться стабилизации давления в двигателе и уменьшению эксцентричности тяги.

Однако до боевого применения этих реактивных снарядов дело так и не дошло, хотя решение об их массовом производстве было принято.

На фронте эпизодически использовались и другие типы ракет (осветительные и агитационные), а также реактивные снаряды, изначально разрабатывавшиеся для ВВС и ПВО.

Кроме реактивных снарядов, в Германии для крупнокалиберных дальнобойных орудий были созданы активно-реактивные, имеющие повышенную дальность стрельбы. Реактивный двигатель, помещённый в корпус такого снаряда, начинал работу на траектории спустя некоторое время после того, как снаряд покидал ствол орудия. Из-за размещенного в корпусе снаряда реактивного двигателя активно-реактивные снаряды имеют уменьшенный разрывной заряд. Работа реактивного двигателя на траектории отрицательно влияет на рассеивание снарядов.

В октябре 1944 года на вооружение вермахта была принята тяжелая штурмовая САУ — 38 cm RW61 auf Sturmmörser Tiger, известная как «Штурмтигр». «Штурмтигры» переоборудовались из тяжелых танков «Тигр», при этом переоборудованию подвергалось лишь боевое отделение танка и отчасти лобовое бронирование корпуса, прочие же узлы оставались практически неизменными.

САУ «Штурмтигр»

Эта тяжелая САУ была вооружена 380-мм корабельным реактивным бомбомётом Raketenwerfer 61 с длиной ствола в 5,4 калибра. Бомбомёт вёл огонь ракетами с твердотопливным двигателем, стабилизировавшимися в полёте за счёт вращения, достигавшегося за счёт наклонного расположения сопел её двигателя, а также вхождения выступов на корпусе ракеты в каналы нарезки ствола орудия. Начальная скорость ракеты на выходе из ствола составляла 300 м/с. Фугасная ракета Raketen Sprenggranate массой 351 кг содержала 125 кг тротила.

380-мм фугасная ракета «Штурмтигр»

Дальность стрельбы этим «реактивным монстром» находилась в пределах 5000 м, но на практике дальше, чем на 1000 м, не стреляли.

«Штурмтигры» были выпушены в количестве всего 18 экземпляров и влияния на ход боевых действий не оказали.

Особняком стоит созданная в конце войны фирмой «Рейнметалл-Борзиг» дальнобойная четырёхступенчатая ракета: «Raketen-Sprenggranate 4831» известная также как «Рейнботе». Это была первая, доведенная до серийного производства и принятая на вооружение оперативно-тактическая ракета.

Было разработано несколько вариантов ракеты, которые отличались дальностью и весом боевой части. На вооружение была принята модификация — RhZ6l/9 с боеголовкой, снаряженной 40 кг мощной взрывчатки. В результате взрыва в грунте средней плотности образовывалась воронка глубиной примерно 1,5 м и диаметром 4 м. Важным достоинством ракеты считалась ее простота и относительно невысокая стоимость. Для изготовления одной ракеты требовалось всего 132 человеко-часа.

В окончательном варианте ракета имела длину 11 400 мм и весила 1715 кг.Диаметр первой ступени составлял 535-мм, за ней следовали две ступени диаметром 268-мм, а несущая боевой заряд четвертая имела диаметр 190-мм. Твердотопливные ракетные двигатели всех четырех ступеней содержали 585 кг пороха и разгоняли ракету до 1600 м/с.

Запуск ракеты осуществлялся с мобильной пусковой установки на дальность до 200 км. Точность была невысокой; рассеивание относительно точки прицеливания превышало 5 км.

Ракетами «Рейнботе» был вооружен специально сформированный 709-й отдельный артиллерийский дивизион с численностью личного состава 460 солдат и офицеров.

С декабря 1944 года до середины января 1945 года дивизион вел обстрел портовых сооружений Антверпена, через которые шло снабжение англо-американских войск. Было запущено около 70 ракет. Однако заметного влияния на ход боевых действий этот обстрел не оказал.

Анализируя действия германской реактивной артиллерии в ходе войны, можно отметить различия в тактике применения с советскими частями реактивной артиллерии. Немецкие буксируемые и самоходные системы гораздо чаще привлекались для уничтожения отдельных целей и оказания непосредственной огневой поддержки. Это можно объяснить тем, что точность огня в немецких системах благодаря стабилизации снарядов вращением была весьма высокой: коэффициент кругового вероятного отклонения не превышал 0,025-0,0285 величины от максимальной дальности стрельбы.

В тоже время советские РСЗО, будучи более дальнобойными, применялись в гораздо больших масштабах для уничтожения площадных целей.

Многие технические решения, впервые применённые в немецких реактивных установках, были реализованы в послевоенных РСЗО, принятых на вооружение в разных странах.

По материалам:http://forum.guns.ru/forummessage/42/73.htmlhttp://ussrlife.blogspot.ru/2012/10/blog-post_3526.htmlhttp://fs.nashaucheba.ru/docs/270/index-1543563.htmlhttp://strangernn.livejournal.com/892595.html

topwar.ru

Ракетная реактивная артиллерия вермахта фото

Ракетная реактивная артиллерия вермахта фото

  • Вермахт первым применил ракетную артиллерию во Второй мировой войне, хотя эту честь ошибочно приписывают нам, на то время Советскому Союзу.
  • В 1941 г. вермахт стал первой армией, возродившей это оружие, четыре немецких полка Nbw с шестиствольными реактивными минометами были сре­ди множества частей, начавших вести огонь 22 июня 1941 г. в 3 ч 15 мин. утра, начиная операцию Барбаросса.
  • Красная Армия первый раз применила ракетную артиллерию 14 июля 1941 г., обстреляв железнодорожную станцию Орша, Минско-Московского направления, занятую войсками группы Центр. Это то же не совсем верно, первое применение нашими относится к 1940 году.

Запуск установленных на транспортном средстве тяжелых (32 см) ракет фото

Немецкая ракетная реактивная артиллерия вермахта фото, стала грозной системой оружия. Она могла создать огромную концентрацию газов или море огня в районе цели.Ужасные воющие звуки ракетных двигателей приводили к дополнительному физиологическому воздействию на солдат противника.Свойственная ракетным снарядам неточность означала, что масса залпа компенсировала точность его ведения.

  • Любимым изречением генерала Гудериана по поводу применения "небельтруппен» было
  •  "Klotzеп, nicht kle-ckern" - "Ударьте, а не плюньте в них". 

Солдаты, обслуживавшие это специальное вооружение, имели необычные темно-крас­ные «Ваффенфарбе» (Waffenfarbe) - нарукавные зна­ки в виде труб на своих эполетах и пилотках. На манжете левого рукава они носили традицион­ный знак в виде вертикально стоящей мортиры на белом фо­не, окруженной венком белых дубовых листьев на голубовато­зеленом овальном фоне.

Тяжелая  пусковая рама (Schweres Wuгfgeгat), у солдат вермахта получила название Штука на ногах, по аналогии с пикирующим бомбардировщиком Ju 87 Ю-87 Юнкерс ШТУКАС.

Начало реактивной артиллерии, калибр 28 см или 32 см. Недостатками были отсутствие точности и малая дальность 2000 метров

В ходе войны немцы стали отдавать предпочтение применению ракетной артиллерии, перед обычными снарядами. Этому были две причины: пусковые установки легче об­cлyживались, чем пушки, ведущие огонь снарядами такого же калибра, а про­стые в изготовлении ракетные установки обходились гораздо дешевле.

Немцы создали огром­ные склады ракетных снарядов, начиненных смертельными хи­мическими веществами - 18600 химических 150-мм ракет захвати­ли союзники в Сант-Георгене (St.Gеогgеп) в 1945 г., хотя даже Гит­лер не прибегнул к их примене­нию.

Тяжелая пусковая реактивная установка обр. 41 (Schweres Wuгfgerat 41) отлича­лась от sWG 40 тем, что устанав­ливалась на раму из стальных труб, весившую 110 кг, и запуска­ла 280/320-и 300-мм ракеты из своих контейнеров. Наклон ее из­менялся от + 10 до +45', ракеты могли загружаться по одной или комплектом из четырех. Весь комплект могли запустить за 6 с.

Schweres Wuгfgerat 41 основная мас­са этого оружия не использовалась до конца лета 1941 г., пока наши Катюши не разбудили вермахт, продемонстрировав потенциал этого нового вооружения, при его применении в достаточном количестве, то есть в массовом.

Установка также известна как «Stuka zu Fuss», хотя sWG 41 ино­гда называли «Воющей коровой», (Неulепdе Kuh).Наиболее успешная мобильная пусковая установка для 280/320-и 300-мм ракет - sWG 40. Она представляла собой металлическую раму, размешенную сверху и с боков бронированной полугу­сеничной машины SdKfz 251. Раз­работанная Гастом в Берлине в 1940 г., она через год поступила в эксплуатацию. Рамы, удержива­ющие пакеты, могли подниматься на угол + 14-50'. Шесть ракет могли запустить из ее контейнеров за 10 с.

Немецкая мобильная пусковая установка для 280/320-и 300-мм ракет - SWG 40

В эксплуатации ракеты не загружались на sWR 40 до момен­та запуска, потому что в заряжен­ном состоянии машина станови­лась слишком широкой. Нор­мальная загрузка включала пять 280-мм ракет и одну 280-мм зажи­гaтeльнyю ракету.Как 150-мм бригады, так и 210-мм поддерживались полугу­сеничными машинами Sd Kfz 11/1, которые перевозили боевые расчеты пусковых установок и ра­кетные снаряды во внутренних отсеках, расположенных вдоль обоих бортов машин, -36 150-мм ракет или десять 210-мм ракет.

Panzerwerfer 42 Восточный фронт Россия 1944 г, обычно эти установки принадлежали частям СС

Ракетная реактивная артиллерия вермахта фото.

Установка реактивной артиллерии на самоходные шасси не только обеспечивала бронированную боевую платформу для боевых расчетов, но и позволяла убирать оружие с боевых позиций с большой скоростью. Большинство этих подразделений относилось к ваффен СС.

Немецкий расчет на полугусеничном тягаче Sd.Kfz. буксирующем 210-мм небельверфер

Осенью 1944 Г. недостаток взрос­лых мужчин заставил полки реак­тивной артиллерии уменьшить свой штат до двух бригад ракет­ных установок,  и номинально моторизованные гранатометчики часто применяли лошадей в каче­стве тягловой силы.

РСЗО реактивная система залпового огня Sd Kfz 4/4 Maultier

Wurfrahmen 40 - германская тяжелая самоходная реактивная система залпового_wurfrahmen_an_шутценпанзер

Пусковая 60-ствольная реактивная установка Т-34 (не путаем с нашим знаменитым танком), установленная на танк "шерман" М4, известна как "Каллиоп". Трубы изготовлялись из фанеры и могли быть использованы всего, несколько раз до разрушения.  Тем не менее, она обеспечивала танковым частям устрашающую огневую мощь на ближней дистанции.

установка Т-34 установленная на танк Шерман М4, известна как Каллиоп

Наиболее распространенные ракетные установки Второй мировой войны -наши -"Катюши".  Обычно они уста­навливались на грузовики. "Катюши" обеспечивали Красной Армии грозную огневую силу. Из-за специфического стонущего звука, издаваемого ракета­ми в полете, немцы прозвали оружие -"Сталинским органом". Ракеты были в состоянии покачнуть баланс сил на поле боя на Восточном фронте.

Советская самоходная артиллерийская установка реактивных систем залпового огня БМ–8–24 после оригинального ремонта гусеницы, это потом установки массово ставились на студебекеры, а поначалу было именно так.

24 на 25 марта 1944 г., форсирование Рейна. Западные союзники так же массово применили ракетную артиллерию.

toparmy.ru

Реактивная артиллерия периода Второй мировой войны » Военное обозрение

Реактивная артиллерия обладает достаточно давней историей. Первые образцы ракет, фейерверков и шутих были известны ещё в средневековье. Первое боевое применение подобного оружия произошло, по всей видимости, в средневековом Китае. До наших дней сохранились чертежи корейской установки «Хвачхи», которая представляла собой повозку с установленным на ней многозарядным пусковым устройством, в котором располагались многочисленные ракеты со стальными наконечниками. Однако польза от использования данного оружия была весьма сомнительной из-за низкой точности и ненадежности. Тем не менее, установка могла оказать на солдат противника мощный психологический эффект. Настоящий расцвет реактивной артиллерии пришелся на период Второй мировой войны, когда она появилась на полях сражений в массовом количестве, доказав свою эффективность. Именно во время Второй мировой войны воющие страны смогли убедиться в огромной разрушительной силе и эффективности данного оружия.

Одним из символов Второй мировой войны навсегда останется советская «Катюша». В годы войны реактивная артиллерия смогла отлично дополнить артиллерию ствольную и уже после завершения конфликта вся современная артиллерия развивалась под влиянием и опытом боевых действий на фронтах Второй мировой. В этом плане «Катюша» дала начало особому виду артиллерии — мобильным реактивным системам залпового огня (РСЗО), которые могут передвигаться непосредственно с войсками, сопровождая их действия огнем и быстро меняя огневые позиции.

Реактивная артиллерия Великобритании

Одним из первых образцов предвоенного реактивного артиллерийского вооружения является британская «двухдюймовая ракета», которая была выпущена в 1934 году. При этом англичане рассматривали такие разработки не как оружие поля боя, а как средство усиления возможностей ПВО. Благодаря внедрению ракет, они хотели сократить расходы и время на постройку необходимого количества артиллерийских зенитных установок. В качестве двигателя использовалось простейшее устройство, в котором применялся кордит — один из видов нитроглицеринового бездымного пороха. Для взведения взрывателя ракеты применялась ветровая лопатка, находящаяся на ее носу. Самоликвидатор срабатывал через 5 секунд после пуска. Согласно расчетам конструкторов, этого времени должно было хватить, чтобы ракета успела набрать высоту 1370 метров. При этом за ракетой должна была шлейфом виться легкая проволока, которая, по мнению разработчиков, должна была запутываться в винтах вражеских самолетов, приводя к отказу двигателей. Такие ракеты должны были использоваться против низколетящих целей. ПУ ракет появились на некоторых боевых и торговых судах английского флота, выпущены такие пусковые установки и ракеты были очень небольшим тиражом.

Установка ПВО для запуска трехдюймовых ракет

В 1937 году в Великобритании создали более мощный образец — трехдюймовую противовоздушную ракету. Боеголовка данной ракеты имела ту же массу, что и 94-мм снаряд зенитной артиллерии. Данная ракета также отличалась простой трубчатой конструкцией со стабилизатором и двигателем с зарядом кордита, который уже использовался на двухдюймовых ракетах. Первая батарея, вооруженная установками с этой ракетой, была установлена недалеко от Кардиффа в Южном Уэльсе и получила обозначение Z. В ней использовались однорельсовые пусковые установки очень простой конструкции. При этом пуск ракет был ненадежным, а иногда и опасным, а точность оставляла желать лучшего. В годы войны проблема точности решалась наращиванием направляющих. Так, в 1944 году англичане получили пусковую установку, которая могла дать четыре залпа по 20 ракет, она была стационарной и устанавливалась на объектах береговой обороны.

Одним непредусмотренным результатом развития английской программы по созданию противовоздушных ракет стало принятие трехдюймовой (76,2 мм) ракеты наземного базирования на вооружение Королевских ВВС. Запускаемая с коротких рельсовых направляющих она оказалась достаточно эффективна в качестве ракеты класса «воздух-поверхность», а уже в конце войны ее начали использовать и на кораблях для борьбы с немецкими подводными лодками.

Установка ПВО для запуска трехдюймовых ракет

Хотя изначально разработка ракетного оружия в Англии была ориентирована на нужды ПВО, некоторое внимание уделялось и созданию реактивной артиллерии. К примеру, так появился проект пятидюймовой (127-мм) ракеты «Mattress», которая была отвергнута сухопутными войсками, но пришлась по душе флоту. В ВМС использовали пусковые установки с такими ракетами для подавления огня противника в зонах высадки десанта, именно поэтому ракету и назвали «Матрац». Изначально подобные ракеты отличались небольшой точностью и малой дальностью стрельбы. Но в ходе их дальнейшей доработки, соединив двигатель трехдюймовой авиационной ракеты с 13-килограммовой морской боеголовкой и, придав ракете вращение в момент пуска, дальность стрельбы довели до 7500 метров, точность также повысилась. После доработки их назвали «Land Mattress», создав для них 12-, 30- и 32-ствольные пусковые установки. Несмотря на первоначальные успехи данного оружия, до завершения войны против Германии и ее союзников в Европе его использование не было массовым. А в условиях джунглей Юго-Восточной Азии использование таких установок ограничивалось их большими габаритами и массой.

ПУ «Land Mattress»

В 1944 году для борьбы с мощными бункерами и укреплениями на островах Тихого океана и на территории Юго-Восточной Азии, в местности, куда не могла добраться тяжелая артиллерия, британцы начали использовать ПУ LILO. Это была ракета с простейшей пусковой установкой, позволявшая вести огонь по цели с небольшой дистанции. На ракетах использовались фугасные боеголовки с 18 или 35 кг тротила. Благодаря простоте и небольшому весу ее переноску обеспечивали два человека: один нес в рюкзаке саму ракету, второй ПУ. По прибытии на место пуска ракету помещали в трубу, которую с помощью задних лап выставляли на необходимый угол возвышения и прицеливались. После запуска реактивный снаряд такой ракеты мог погружаться в землю до 3-х метров, легко пробивая бревенчатые настилы. При этом основной проблемой была точность оружия. Для того, чтобы точно поразить один укрепленный объект противника на дистанции всего 50 метров, нужно было примерно 5 ракет. Однако такое решение было проще, чем тащить по непроходимым горам и джунглям тяжелую технику.

Пусковая установка LILO

Реактивная артиллерия Германии

Самым известным образцом реактивного оружия Вермахта был 150-мм реактивный миномет «Nebelwerfer» (буквально «Туманомет). Первоначально этот реактивный миномет создавался для постановки дымовых завес на поле боя или на случай химической войны, он мог использовать химические боеприпасы. Однако в 1941 году данные минометы были оснащены испытанными еще до боевых действий 150-мм реактивными снарядами двух типов: фугасными и дымовыми. Отличительной особенностью данных боеприпасов было расположение боевого заряда в непосредственной близости к хвостовой части. В момент детонации осколки двигателя усиливали поражающий эффект от их применения. Стандартная пусковая установка для «Wurfgranate 41» представляла собой шесть труб, которые были смонтированы на легком двухколесном лафете 37-мм противотанкового орудия Pak 35/36.

В Советском Союзе данный реактивный миномет получил прозвище «Ванюша», а в войсках союзников за характерный звук при выстреле — «Стонущая Мими». Обслуживал миномет Nebelwerfer 41, который весил 590 кг в незаряженном состоянии, расчет из четырех человек. При этом дальность ведения огня составляла 6,9 км. Миномет мог стрелять с частотой один выстрел в 0,6 секунды, делая три полных залпа за 5 минут (с учетом перезарядки).

150-мм реактивный миномет Nebelwerfer 41

Относительно небольшое фугасное действие 150-мм реактивных снарядов заставило немцев создать сходный по конструкции, но более мощный миномет. Так появился 210-мм Nebelwerfer 42, пусковая установка для него имела схожую конструкцию, но была уже пятиствольной. В 1942 году на вооружение немецких войск начала поступать самоходная пусковая установка под обозначением Panzerwerfer 42. В ней использовалось два ряда труб — по 5 в каждом, они были смонтированы в один блок и ставились на полугусеничное шасси. Данная установка оказалось эффективной благодаря своей мобильности, к тому же у нее были шансы уцелеть при ведении по ней ответного огня. Дальность стрельбы 210-мм реактивными снарядами составляла около 7800 метров, при этом полный залп самоходная пусковая установка делала за 8 секунд, еще примерно 1,5 минуты занимала ее перезарядка.

Panzerwerfer 42

В феврале 1943 года на вооружении была принята еще более мощная, 300-мм, фугасная реактивная мина, получившая обозначение 30 cm Wurfkorper Wurfgranate Spreng (30 см WK.Spr.42). Она использовалась для борьбы с полевыми укреплениями противника и для поражения его живой силы и техники. Снаряд длиной 1248 мм и массой 127 кг мог преодолеть около 4,5 километров. Стрельба такими реактивными снарядами велась с вновь созданной шестиствольной ПУ 30 см Nebelwerfer 42. При этом за основу был взять уже лафет от 50-мм противотанкового орудия PaK 38. Использовался немцами и 320-мм реактивный снаряд «Wurfkerper» М F150, который снаряжался зажигательным зарядом в виде тяжелой горючей жидкости (например, 50 кг нефти). При взрыве подобного снаряда жидкий огонь разбрасывался на 25 метров по фронту и на 15 метров в глубину. Помимо поражения живой силы и техники противника, взрыв таких зажигательных боеприпасов оказывал сильное деморализующее впечатление на противника.

Немцы устанавливают ракету «Wurfkorper» на импровизированную пусковую установку

Отдельно можно отметить, что большая часть реактивных снарядов поступала в Вермахт в специально разработанных ящиках для ручной переноски. Их особенностью была возможность в случае необходимости стать импровизированной пусковой установкой. Для этого ящики оснащались передними опорными лапами. Данными импровизированными ПУ часто пользовались немецкие саперы для подрыва укрепленных оборонительных позиций и блиндажей противника.

Реактивная артиллерия СССР

Реактивная артиллерия СССР в годы Второй мировой войны была грозным оружием и отличалась широким разнообразием применяемых реактивных снарядов калибром от 82 мм до 300 мм. В годы Великой Отечественной войны реактивные снаряды широко использовались в сухопутных войсках, в авиации и на флоте. С июля 1941 года по декабрь 1944 года советская промышленность смогла выпустить для фронта более 10 тысяч пусковых установок залпового огня и более 12,5 миллионов реактивных снарядов всех калибров и типов.

Одним из первых и самым маленьким реактивным снарядов в Советском Союзе был РС-82 (М-8) калибра 82-мм. Данная ракета появилась как побочный продукт программы по созданию авиационного ракетного оружия. Авиацию РС-82 заинтересовал недостаточно сильно, а вот артиллерийские части оценили его гораздо лучше. Данные реактивные снаряды отличались небольшими размерами — длина всего 600 мм. При этом небольшой осколочно-фугасный гостинец мог прилететь к противнику, преодолев 6,2 км. Пусковыми установками для таких ракет оснащались как самолеты, так и танки, а также грузовой автотранспорт. Базой для боевой машины БМ-8-24 (24 направляющих) стали легкие танки Т-40 и Т-60, с которых демонтировалась башня. Такие пусковые установки активно использовались в боях с 1941 по 1943 год и были очень хорошо приняты войсками из-за лучшей защищенности и проходимости в сравнении с легендарными «Катюшами».

БМ-8-24

«Катюшами» назывались пусковые установки для реактивных снарядов РС-132 (М-13) калибра 132-мм на базе шасси грузовых автомобилей. Данная ПУ стала самой используемой в боях Великой Отечественной войны. Свое боевое крещение она прошла уже в июле 1941 года под Оршей. Десятисекундный залп батареи из 7 машин произвел на немцев неизгладимое впечатление. 132-мм реактивные снаряды для наземной установки могли преодолеть расстояние в 8,4 км. Их длина составляла 1,41 метра, а масса взрывчатого вещества — 4,9 кг. При этом точность ракет была низкой, но этот недостаток нивелировался массовостью залпов.

БМ-13-16 "Катюша"

Уже в ходе войны были разработаны 300-мм реактивные снаряды М-30 и М-31, которые появились как ответ на запрос РККА о боеприпасе с большим количеством взрывчатого вещества. Данные реактивные снаряды отличались наличием того же ракетного двигателя, что и у 132-мм М-13, однако боеголовка оснащалась уже 28,9 кг тротила. Реактивные снаряды М-30 появились в июле 1942 года и изготавливались присоединением к пороховому двигателю хорошо освоенного советской промышленностью снаряда М-13 новой боевой части в форме эллипсоида. Запуск таких 300-мм снарядов осуществлялся со станков «Рама М-30», вмещавших 4 снаряда. Дальность стрельбы такими реактивными снарядами ограничивалась тремя километрами.

БМ-31-12 "Андрюша"

В 1943 году на смену М-30 пришел новый фугасный снаряд М-31 с дальностью стрельбы 4,3 км, а в апреле 1944 года на вооружение был принят реактивный снаряд М-31УК (улучшенной кучности) с дальностью стрельбы 4 км. Кучность повышалась за счет вращения реактивных снарядов в полете. Кучность их огня, по опыту боевого применения, выросла в 2-3 раза, во столько же раз выросла и плотность огня батарей. Данные реактивные снаряды использовались на РСЗО БМ-31 на базе грузовых автомобилей «Студебекер», полученных в рамках программы Ленд-лиза. Всего до конца войны было построено 1800 БМ-31-12 (12 направляющих), из которых в боевых действиях было потеряно около 100 установок.

Реактивная артиллерия США

Вооруженные силы США к моменту начала Второй мировой войны имели довольно слабые сухопутные войска. К 1 сентября 1939 года в армии США служило не более 200 тысяч человек. При этом на вооружении абсолютно не было ракетного вооружении и не велись разработки в данном направлении (начались в 1940 году). Первой ракетой, которая поступила на вооружение американской армии, стала М8 (114-мм). Ракета имела хвостовой стабилизатор и контактный носовой взрыватель, который приводил в детонацию 1,9 кг взрывчатки. Американцы использовали ПУ с такими ракетами с самолетов, автомобильных шасси и танков. С 1942 по 1945 годы было выпущено 2,5 миллиона подобных неуправляемых реактивных снарядов.

Активно их начали применять с 1943 года. При этом 114-мм реактивные снаряды M8 показали себя эффективным оружием, хотя и отличались посредственной точностью. К примеру, при использовании с самолета только 5% выпущенных ракет с расстояния всего 300 метров поражали неподвижную цель. Справедливости ради, стоит отметить, что реактивные снаряды всех стран во время Второй мировой войны отличались низкой точностью, это была их ахиллесова пята. Однако и использовалось данное оружие для огня по площадям, а не по одиночным целям.

Пусковая установка Т34 «Calliope»

Типичными ПУ для подобных ракет стала Т27, которая вмещала в себя 24 ракеты (3 яруса по 8 реактивных снарядов в каждом), которая ставилась на шасси грузовых автомобилей «General Motors» или «Studebaker». Однако самой известной и действенной установкой была Т34 «Calliope», которая имела 60 стволов и была смонтирована на шасси среднего танка «Sherman». Несмотря на установку ракетного вооружения, средний танк М4 «Шерман» полностью сохранял свое стандартное вооружение и бронирование, что делало эту РСЗО одной из немногих, которая была в состоянии действовать непосредственно на поле боя под вражеским огнем.

В 1944 году на вооружение была принята более совершенный реактивный снаряд М16 того же калибра. Он нес уже 2,5 кг тротила, при этом можно было вести огонь на дистанцию 4805 метров. Отличие данной ракеты было в реализованной стабилизации снаряда во время полета за счет его вращения. При создании пусковой установки для данного реактивного снаряда Т66 американцы руководствовались тем же принципом, что и для ракет М8 — брали не точностью, а количеством. 24-ствольную установку можно было зарядить чуть больше чем за минуту, а два залпа она совершала за 2 секунды. При этом в боях Т66 практически не участвовала, так как появилась в армии уже в самом конце войны.

Пусковая установка Т66

Источники информации:http://warspot.ru/1041-rastsvet-reaktivnoy-artilleriihttp://zonwar.ru/artileru/reakt_art_2ww/3in_raket.htmlhttp://zonwar.ru/artileru/reakt_art_2ww/Land_Mattress.htmlhttp://www.airwar.ru/weapon/anur/m8.htmlhttp://operation-barbarossa.narod.ru/katuscha/m-31.htmhttp://rbase.new-factoria.ru/pub/gurov/gurov.shtml

topwar.ru

Реактивная артиллерия. Артиллерия Вермахта

Реактивная артиллерия

Работы по созданию реактивного оружия в Германии начались ещё в 1929 г., причем поначалу наибольший интерес к этому виду оружия проявило Морское министерство. В 1931 г. при Военном министерстве был создан специальный отдел, ведающий вопросами реактивного вооружения. При этом с самого начала немецкие конструкторы ориентировались на создание снарядов, стабилизируемых вращением — за счет отклонения сопел порохового реактивного двигателя. Такие снаряды проигрывали принятым в СССР оперенным реактивным снарядам в дальности стрельбы, но имели гораздо лучшую кучность. Кроме того, снаряды германского образца позволяли обходиться короткими трубчатыми направляющим — для оперенных снарядов требовались гораздо более длинные направляющие.

Первым образцом реактивного оружия, принятого на вооружение германской армии, был т. н. RauchspurGer?t — однозарядная пусковая устновка для 110-мм дымовых снарядов. Оружие, спроектированное в Управлении вооружений вермахта под руководством капитана Вальтера Дорнбергера, было крайне примитивным по конструкции и представляло собой желобчатую направляющую, опирающуюся на двуногу с подъемным механизмом. Такие ПУ поступили в 1935 г. на вооружение 2-й батареи артдивизиона «Кёнигсбрюк» — кстати, командиром её назначили того же капитана Дорнбергера. Практическая пригодность реактивных снарядов для постановки дымовых завес была подтверждена в ходе маневров на полигоне Ютербог в 1935 г. Штатный состав батареи предусматривал наличие 48 ПУ RauchspurGer?t, в походном положении перевозимых вместе с личным составом на восьми грузовиках. Длина направляющей составляла 3,2 м, а максимальная дальность стрельбы — 4200 м. Проводились также опыты со 180-мм снарядами, запускаемыми с ПУ RauchspurGer?t, но на вооружение вермахта ни 110-мм, ни 180-мм желобчатые ПУ приняты не были — они применялись лишь в опытных целях.

Дорнбергер, повышенный в скором времени в звании до майора, продолжал работы по совершенствованию материальной части реактивной артиллерии. Для более тяжелых, 150-мм, снарядов в 1937 г. им была создана пусковая установка Do-werfer, т. е. «пусковая установка Дорнбергера». Испытания ПУ проводились в 3-й, а затем в 1-й батарее Учебно-опытного дивизиона задымления. По их итогам доработанная шестизарядная пусковая установка была принята на вооружение как 15 cm Nebelwerfer 41 (15 cm NbW 41). Отметим что, как было принято в вермахте, калибр в обозначении указывался округленно — действительный калибр 15 cm NbW 41 составлял 158,5 мм. Поставки таких установок в части начались летом 1940 г.

Лафет для 15 cm NbW 41 был взят (с некоторыми изменениями) от 37-мм противотанковой пушки Рак 35/36. Приспособленный для механической тяги, он позволял буксировать ПУ со скоростью до 50 км/ч. В конструкцию лафета ввели дополнительную переднюю опору для обеспечения устойчивости ПУ на огневой позиции, поскольку колеса перед стрельбой, как правило, снимались (чтобы уберечь резину покрышек от воздействия пороховых газов ракетных двигателей). Также была увеличена колея колесного хода. На лафете монтировался пакет направляющих длиной 1300 мм (8,23 калибра), расположенных по окружности. Механизм наводки обеспечивал диапазон углов горизонтального наведения 24° вертикального — от -5° до +45°.

В комплект ПУ входила также пусковая машинка ERZ 39 и 30-м кабель для подсоединения её к ПУ. Генерируемый при вращении рычажка пусковой машинки электрический импульс приводил в действие электрозапалы пороховых двигателей снарядов, причем устройство ПУ обеспечивало запуск снарядов в строго определенной последовательности, призванной свести к минимуму влияние в полете на соседние снаряды. Все шесть снарядов запускались в течение 5 секунд. Практическая скорострельность ПУ составляла один залп в

1,5 минуты. Процедура батарейного залпа предусматривала пристрелочный залп из трех снарядов, внесение соответствующих поправок в наводку ПУ и затем — полный батарейный залп.

Боевое применение 15 cm NbW 41 было сопряжено с немалым риском для расчетов. Для личного состава реактивной артиллерии были даже введены специальные защитные костюмы, а на огневой позиции предписывалось готовить укрытия (чаще всего, окопы) для расчетов на безопасном удалении от ПУ. Нередкими были случаи взрыва пороховых двигателей снарядов непосредственно на ПУ. Причиной этого чаще всего был перегрев снарядов, реже — повреждения двигателей при транспортировке либо вследствие вражеского обстрела.

Пусковая установка 15 cm NbW 41 весила в боевом положении всего 510 кг, что позволяло перекатывать её по полю боя силами расчета, состоявшего из шести человек. Заряженная ПУ весила порядка 770 кг.

Снаряды для 15 cm NbW 41 имели оригинальную компоновку: в них двигатель находился в носовой части, а боезаряд — в хвостовой. На открытый конец камеры реактивного двигателя навинчивалась турбина, имеющая по окружности 28 сопловых отверстий диаметром 5,5 мм, наклоненных под углом 14°. Благодаря наклону сопел, снаряду придавалось вращение в полете со скоростью 37–47 об/с. Расположение боезаряда в хвостовой части усиливало поражающее воздействие — подрыв БЧ происходил на высоте около 70 см над грунтом, благодаря чему в грунт шло значительно меньше осколков, чем при подрыве на поверхности.

Боекомплект 15 cm NbW 41 состоял из следующих типов снарядов:

— осколочно-фугасный снаряд длиной 926 мм и весом (в зависимости от типа пороха в ракетном двигателе) 34,1—39,06 кг. Снаряжался 2 кг прессованного тротила;

— осколочно-дымовой снаряд, предназначенный для задымления местности и для поражения живой силы. От осколочно-фугасного отличался более тонкими стенками и составом снаряжения (1,34 кг прессованного тротила и 4 кг дымообразующей смеси — минерального наполнителя, насыщенного серным ангидритом). Длина снаряда 1020 мм, вес — 35,5-40 кг;

— химический снаряд, аналогичный по устройству осколочно-дымовому, но снаряженный отравляющим веществом (имелось три варианта снаряжения). Длина 1020 мм, вес 39–43 кг.

Двигатели большинства снарядов снаряжались дигликолевым порохом, что обеспечивало боевое применение в диапазоне температур от -25° до +40 °C. Были также разработаны т. н. «арктические» снаряды, предназначенные для стрельбы при температурах от -40° до + 10 °C. Вес заряда двигателя в зависимости от марки применяемого пороха колебался от 5,76 до 10,15 кг. Максимальная дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом достигала 6700 м, осколочно-дымовым — была примерно на 200 м больше. Максимальная скорость снаряда достигала 340 м/с, а время полета на максимальную дальность превышало 40 секунд.

На рубеже 1941-42 гг. на вооружение был принят более мощный 210-мм снаряд (фактический калибр — 214,5 мм) и пусковая установка к нему, известная под обозначением 21 cm Nebelwerfer 42 (21 cm NbW 42). Новый «Небельверфер» повторял конструкцию 15 cm NbW 41, но количество направляющих было уменьшено до пяти. Конструкция лафета оставалась прежней, не изменилась и длина направляющих — 1300 мм. Пустая ПУ весила 550 кг, а вот в снаряженном виде её вес возрастал ровно вдвое — ведь 210-мм снаряд весил более центнера. Пуск пяти снарядов занимал 8 секунд.

В боекомплект NbW 42 входил единственный тип снаряда — осколочно-фугасный. В отличие от 150-мм снарядов, он имел традиционную компоновку: боевой заряд находился в носовой части, а пороховой двигатель — в хвостовой. Снаряд весил 112,6 кг, из них 9,85 кг приходилось на ВВ (литой амматол) и 18,01 кг — на заряд порохового двигателя. Максимальная дальность стрельбы составляла 7850 м. В 1944 г. были созданы специальные вкладки, позволяющие в случае необходимости вести огонь из 210-мм ПУ 150-мм снарядами.

Пусковые установки 15 cm NbW 41 и 21 cm NbW 42 показали достаточно высокую боевую эффективность, но вот мобильность их, несмотря на применение мехтяги, оставалась относительно низкой — особенно для сопровождения танковых частей. Логичным шагом выглядело создание самоходной бронированной ПУ — как уже сделали с 105-мм и 150-мм гаубицами. Но вот выбор шасси мог вызвать удивление — вместо танкового или, на худой конец, шасси полугусеничного тягача было выбрано шасси грузовика «Маультир» — полугусеничного варианта известной трехтонки Опель «Блиц». При этом машина получила полностью бронированный корпус толщиной 8 мм. В кормовой части находилась бронированная поворотная башенка (толщина брони 10 мм) в которой находилось рабочее место наводчика, а сверху нее монтировался пакет из 10 направляющих для 150-мм снарядов (два ряда по пять труб). Прицел — RA 35. Башенка имела круговое вращение, но приподнятая кабина водителя частично перекрывала поле зрение прицела, поэтому в переднем секторе 90° прицельная стрельба была невозможной. Диапазон углов вертикальной наводки составлял от -12° до +80°. Возимый боекомплект машины составлял 20 снарядов: десять на ПУ и десять в гнездовой боеукладке в боевом отделении. Перезаряжание ПУ осуществлялост с казенной части вручную через люк в крыше.

Самоходная пусковая установка получила обозначение Panzerwerfer 42 (PzWr 42) и войсковой индекс Sd.Kfz. 4/1, а под индексом Sd.Kfz. 4 выпускалась бронированная машина для подвоза боеприпасов. Имелось два варианта такой машины: ранний, рассчитанный на перевозку 20 снарядов и поздний — на 30 снарядов.

Боевая машина PzWr 42 весила в боевом положении 7,1 т. Ходовая часть состояла из передней управляемой неведущей оси (такой же, как и у базового грузовика) и гусеничного хода системы «Карден-Лойд» с четырьмя опорными катками, установленного взамен задней оси. Силовая установка — рядный шестицилиндровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения с рабочим объемом 3626 куб. см, развивавший мощность 75 л.с. при 3000 об/мин. Коробка передач — пятискоростная. Максимальная скорость движения по хорошей дороге составляла 40 км/ч, запас хода — 130 км. Расчет самоходной установки состоял из четырех человек.

Кроме «Маультира», 10-ствольные ПУ реактивных снарядов монтировались и на шасси тяжелого полугусеничного тягача sWS. Такая машина была гораздо более тяжелой — без ПУ она весила 13,5 т. Двигатель «Майбах» HL 42 TRMS, развивающий мощность 100 л.с., и четырехскоростная коробка передач обеспечивали максимальную скорость движения всего 28 км/ч. Но возимый боекомплект был гораздо большим — 50 снарядов. Бронезащита состояла из катаных листов толщиной 6-15 мм.

Следует упомянуть и ещё одну, довольно нетипичную, конструкцию — самоходную пусковую установку для 82-мм оперенных ракет. Это оружие было разработано специалистами академии войск СС в Брюнне (Брно), причем в основу был положен советский осколочный реактивный снаряд РС-82. Немецкие специалисты усовершенствовали его, изменив конструкцию электрозапала, а стабилизаторы расположили под углом к корпусу, чтобы придавать снаряду вращение в полете. Пусковая установка представляла собой пакет рельсовых направляющих в виде двутавровых балок. Ракеты на таких направляющих устанавливались снизу и сверху. Первый опытный образец ПУ, созданный на базе трофейного французского танка «Сомюа» S 35, имел 48 направляющих — то есть, мог произвести залп сразу 96 ракетами! Но подобная конструкция была признана слишком громоздкой, и в дальнейшем был принят облегченный, 48-зарядный вариант на шасси французского же полугусеничного тягача «Сомюа» MCG/MCL. При этом машину снабдили бронированным корпусом, а в кормовой части установили двухярусный пакет направляющих, способный наводиться в горизонтальной и вертикальной плоскости. Боевая машина получила обозначение 8 cm Raketenwerfer auf SOMUA MCL. Была изготовлена небольшая партия из 13 таких машин, причем как минимум одну построили на шасси «Маультира». Шесть установок поступили на вооружение 10-й батареи 155-го панцерартиллерийского полка 21-й ТД и приняли участие в боях во Франции летом 1944 г.

Наряду со снарядами калибра 150 и 210 мм, вермахт применял и реактивные снаряды более крупного калибра. В частности, в начале 1940 г. на вооружение были приняты 280-мм фугасные и 320-мм зажигательные турбореактивные снаряды. Оба типа боеприпасов имели весьма схожую конструкцию и состояли из боевой части и подкалиберного (диаметром 140 мм) порохового двигателя. Фугасный снаряд весил 82 кг и снаряжался зарядом ВВ весом окого 40 кг, зажигательный — 79 кг (он снаряжался 50 л смеси на основе бензина с загустителем — по типу напалма). Дальность стрельбы составляла не более 2 км, невысокой была и точность, несмотря на стабилизацию снарядов вращением. Для подобного оружия предусматривалось массированное применение для «проламывания» вражеской обороны. Впоследствии крупнокалиберные реактивные снаряды показали высокую эффективность и в уличных боях.

Стрельба 280-мм и 320-мм снарядами велась с крайне примитивных по конструкции пусковых установок, представлявших собой простую раму, на которую прямо в заводской укупорке, служившей направляющими, укладывали четыре снаряда. Подобная ПУ была принята на вооружение под обозначением Schweres WurfGer?t 40 (sWG 40). Имелось два варианта исполнения такой ПУ — деревянный либо металлический. В обоих случаях в комплект ПУ, кроме самой рамы со стойкой, входили забиваемые в землю колышки, натяжные тросы для расчаливания ПУ на позиции и опорная доска. Механизм горизонтальной наводки отсутствовал, угол возвышения мог регулироваться в диапазоне от +10° до +45°. Вес рамы без снарядов составлял всего 50 кг. На позиции sWG 40 устанавливались параллельными рядами в шахматном порядке. Минимальное расстояние между ПУ составляла 2 м, а между рядами — 5 м. Производство sWG 40 осуществлялось только в 1940 г., но изготовили их более 9,5 тысяч — так что, хватило до конца войны.

В 1941 г. был принят на вооружение усовершенствованный вариант пусковй рамы, принятый на вооружение как Schweres WurfGer?t 41 (sWG 41). Его вес возрос до 110 кг, а конструкция позволяла применять не только 280-мм и 320-мм снаряды, но и новые 300-мм фугасные снаряды весом 127 кг. Дальность стрельбы такого снаряда была существенно увеличена и составляла 4550 м, а диаметр двигателя составлял 217 мм.

Существенным недостатком пусковых рам sWG 40 и sWG 41 была их малая мобильность. Поэтому германские специалисты предпринимали усилия по повышению мобильности частей, имеющих на вооружении крупнокалиберные реактивные снаряды. С этой целью были разработаны специальные крепления, позволяющие подвешивать снаряды в заводских укупорках на борта бронетехники. При этом крепления имели механизм вертикальной наводки в диапазоне от +14° до +50°, а горизонтальная осуществлялась поворотом всей машины. Такие крепления получили обозначение Schweres Wurframen 40 (sWR 41). Наиболее распространенным стал вариант вооружения такими снарядами среднего полугусеничного бронетранспортера Sd.Kfz. 251/1. При этом на каждый борт БТР подвешивались по три снаряда. Для одного залпа снаряжение боевой машины включало, как правило, пять фугасных и один зажигательный снаряд либо по три снаряда каждого типа. Также применялись ПУ, подвешенные на танке Pz.Kpfw. 38H(f) (трофейных французских «Гочкисс» Н 35 и Н 39) — такая машина несла четыре снаряда. Даже легкие танкетки «Рено» UE (тоже французские трофеи) также стали «ракетонсоцами». Правда, на этих машинах ПУ для четырех реактивных снарядов монтировалась на крыше корпуса.

Другим подходом стало создание буксируемых пусковых установок для крупнокалиберных реактивных снарядов на колесных лафетах. Так появилась ПУ 28/32 cm Nebelwerfer 41 (28/32 cm NbW 41). Она имела шесть направляющих ферменной конструкции, смонтированных в два ряда на одноосном лафете. Направляющие были рассчитаны на снаряды калибра 30 мм, а для стрельбы 280-мм снарядами применялись специальные вкладки. Установка обеспечивала горизонтальную наводку в диапазоне 22,5° и вертикальную — от + 13° до +45°. Весила ПУ в пустом состоянии 1130 кг, в снаряженном — 1630 кг. Для стрельбы с 28/32 cm NbW 41, в отличие от пусковых рам, снаряды следовало извлекать из транспортных укупорок. Шесть снарядов с ПУ запускались в течение 10 с, а время перезарядки составляло около 5 мин. Как правило, 28/32 cm NbW

41 буксировалась средним полугусеничным тягачем, в кузове которого перевозилось 36 реактивных снарядов. Для стрельбы 300-мм фугасными 0 снарядами был создан другой вариант буксируемой пусковой установки -30 cm Nebelwerfer 42 (30 cm NbW 42), отличающийся от ПУ для 280/320-мм снарядов лишь конструкцией направляющих.

Последним образцом буксируемой ПУ для реактивных снарядов, производимой в больших количествах, стала 30 cm Raketenwerfer 56 (30 cm R-Werfer 56). Характерно, что именно в этой ПУ немецкое командование наконец-то отказалось от «дымового» обозначения, применив гораздо более точный термин, означающий в буквальном переводе «ракетная пусковая установка». ПУ была создана с применением лафета 50-мм противотанковой пушки Рак 38 и имела шесть направляющих для 300-мм реактивных снарядов. В комплект ПУ сходили специальные салазки, вставляемые в направляющие, благодаря чему появлялась возможность стрелять 150-мм снарядами. Неснаряженная ПУ весила 1004 кг. При зарядке 150-мм снарядами её вес возрастал до 1175 кг, а 300-мм снарядами — до 1735 кг. Установка обеспечивала горизонтальную наводку в диапазоне 22,5° и вертикальную — от -3° до +45°.

В заключение следует упомянуть ещё один образец реактивного оружия — самоходную реактивную пусковую установку «Штурмтигр». её создание велось в ответ на выявившуюся в ходе Сталинградской битвы потребность в мощной бронированной самоходке для боев в городских условиях. Поначалу предполагалось установить на шасси танка «Тигр» 210-мм мортиру, но впоследствии был сделан выбор в пользу 380-мм реактивного противолодочного бомбомета, созданного фирмой «Рейнметалл» для вооружения боевых кораблей. Прототип самоходки (ещё с рубкой из неброневой стали) был показан Гитлеру 20 октября 1943 г. Фюрер одобрил конструкцию, и фирма «Алкетт» получила заказ на производство 18 серийных САУ, получивших обозначение «Штурмтигр».

Для изготовления САУ использовались шасси танков Pz.Kpfw. IV Ausf. E, поступавшие в ремонт. Вместо башни устанавливалась неподвижная бронированная рубка. В её лобовом листе толщиной 150 мм, наклоненном под углом 47°, в шаровой установке монтировалась казнозарядная (с клиновым затвором) пусковая установка для 380-мм реактивного снаряда. В боекомплект входили турбореактивные фугасные снаряды R.Sprgr. 4581, имеющие пороховой двигатель с 32-мя соплами. В хвостовой части снаряд был снабжен девятью выступами, попадающими в нарезы пусковой установки. Мощный фугасный снаряд мог пробить по нормали железобетонную стену толщиной 2,5 м, а попадание снаряда в многоэтажный каменный дом вело к полному разрушению здания. Вес снаряда составлял 345 кг, из них 125 кг приходилось на заряд ВВ и 40 кг — на метательный заряд. Максимальная дальность стрельбы достигала 2650 м. Пороховой двигатель работал в течение 2 с, разгоняя снаряд до скорости 250 м/с.

Характерно, что ствол ПУ не имел противооткатных устройств, а жестко монтировался в шаровой установке. Для уменьшения отдачи часть газов, образовавшихся при сгорании метательного заряда, направлялись в зазор между собственно стволом и надетой на него рубашкой. Для выхода газов в торцевом кольце у дульного среза имелись отверстия — 20 на прототипе, а на серийных установках — 30, 31 либо 40. Длина ствола — 2054 мм (5,4 калибра). Диапазон углов вертикальной наводки составлял от 0° до +85°, горизонтальной — 20°. Установка обладала весьма неплохой для орудий такого калибра скорострельностью — 3 выстр./мин.

Заряжание производилось с лотка с роликами с помощью специального досылателя. Штатный боекомплект состоял из 12 снарядов, укрепленных в захватах по бортам рубки — по шесть с каждого борта. 13-й снаряд мог находиться на лотке, а 14-й — непосредственно в стволе. Боекомплект загружался через прямоугольный люк в крыше рубки при помощи имеющегося на самоходке подъемного крана. Для самообороны справа от ствола в шаровой установке смонтировали пулемет MG 34.

Вес самоходной установки достигал 66 т. Карбюраторный двигатель мощностью 700 л.с. позволял развивать скорость до 38 км/ч.

Экипаж «Штурмтигра» состоял из пяти человек: механика-водителя, стрелка-радиста, командира, выполняющего также функции наводчика, и двух заряжающих.

18 изготовленных «Штурмтигров» пошли на вооружение трех рот штурмовых мортир — 1000-й, 1001-й и 1002-й. Согласно штату, каждая рота должна была иметь

14 «Штурмтигоров», но на деле ввиду очень ограниченного производства таких САУ численность рот никогда не превышала четырех машин. Они применялись, начиная с ноября 1944 г., на Западном фронте (зафиксировано участие одного «Штурмтигра» в августе 1944 г. при подавлении Варшавского восстания). Лишь в марте 1945 г. четыре уцелевшие боевые машины 1002-й роты были переброшены на Восточный фронт.

Производство основных типов реактивных пусковых установок

* кроме того — 183 транспортера боеприпасов

** кроме того — 68 транспортеров боеприпасов

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Немецкая реактивная артиллерия в годы войны. Часть 2-я

В феврале 1943 года на вооружение немецких вооруженных сил была принята 300-мм реактивная фугасная мина 30 cm Wurfkorper Wurfgranate Spreng (30 см WK.Spr.42), созданная с учётом опыта боевого применения 280/320-мм реактивных снарядов. Этот снаряд массой 127 кг и длиной 1248 мм имел дальность полета 4550 м, т.е. вдвое большую, чем у прежних снарядов.

Стрельбу снарядами 300-мм снарядами предполагалось вести с вновь разработанной шестизарядной пусковой установки 30 см Nebelwerfer 42(30 cm WK Spr. 42). С февраля 1943 года дивизион этих установок проходил войсковые испытания, в июле того же года установку приняли на вооружение. Масса установки — 1100 кг, наибольший угол возвышения — 45 градусов, угол горизонтального обстрела — 22,5 градуса.

 

 

 

 

Подготовка 30 см Nebelwerfer 42 к стрельбе

Пусковые установки 30 cm WK Spr. 42 состояли на вооружении тяжелых дивизионов бригад реактивной артиллерии Вермахта. Они использовались в боевых действиях как на Восточном и на Западном фронтах до окончания боевых действий.

Для производства залпа из установки 30 cm Nebelwerfer 42 требовалось всего 10 секунд, и уже через две с половиной минуты установка могла дать еще один залп. Поскольку для ответного удара противнику требовалось, как правило, гораздо больше времени, дивизионы таких установок обычно давали два залпа и затем покидали свои огневые позиции. Наличие у лафетов подрессоренного хода позволяло буксировать установку со скоростью до 30 км/ч.

В дальнейшем эту установку сменила в производстве более совершенная пусковая установка 30 cm Raketenwerfer 56. Всего за время производства было выпущено 380 единиц 30 cm Nebe Svyerfer 42. С начала производства 300-мм реактивных снарядов в 1943 году оно продолжалось практически до самого конца войны, всего произведено более 200 000 единиц.

 

Установка 30 cm Raketenwerfer 56

Пусковая установка 30 cm Raketenwerfer 56 монтировалась на переделанном лафете от 50-мм противотанкового орудия 5 cm PaK 38. Угол наведения по вертикали от -3 до +45 градусов, по горизонтали — 22 градуса. С помощью специальных вкладышей из 30 cm Raketenwerfer 56 можно было вести огонь 150-мм снарядами 15 см Wurfgranate 41, что существенно повышало гибкость применения РСЗО. Также имелась возможность стрельбы 300-мм снарядами с грунта. Боеприпасы заряжались в укупорки 280/320-мм реактивных мин. Обтюрация достигалась применением специальных вкладышей. Масса установки, заряженной ракетами, достигла 738 кг.

Из произведённых в общей сложности 1300 установок 30 cm Nebe Svyerfer 42 и 30 cm Raketenwerfer 56, которые активно использовались на всех фронтах до самого окончания боевых действий, в боях было потеряно не более трети от первоначального количества.

Наиболее удачной из всех германских буксируемых РСЗО стала пятиствольная 210-мм 21cm Nebelwerfer 42 на колесном лафете орудия Pak 35/36. Для стрельбы использовались ракеты 21 cm Wurfgranate. Остальные характеристики 21cm Nebelwerfer 42 остались идентичными ПУ, применяемой для запуска 150-мм ракет. Боевая масса 1100 кг, масса в походном положении — до 605 кг. Снаряды выпускались поочередно с наименьшим интервалом в 1,5 секунды, залп производился в течение 8 секунд, перезарядка миномета занимала около 1,5 минут. За время работы реактивного двигателя (1,8 секунды) РС разгонялся до скорости 320 м/с, что обеспечивало дальность полета в 7850метров.

 

21 cm Nebelwerfer 42

Осколочно-фугасная ракета 21cm Wurfgranate 42 Spreng была впервые примененная на фронте в 1943 году. Она была весьма технологична в производстве и имела удачную баллистическую форму. В штампованной камере сгорания помещалось 18 кг реактивного горючего (7 трубчатых шашек пороха). Горловина камеры завинчивалась перфорированным днищем с 22 наклонными соплами (угол наклона 16 градусов) и небольшим центральным отверстием, в которое вкладывался электрический запал.

 

Ракета 21cm Wurfgranate 42 Spreng в разобранном виде

Корпус боевой части изготавливался методом горячей штамповки из 5-мм листовой стали. Она снаряжалась литым тринитротолуолом или аматолом массой 28,6 кг, после чего навинчивалась на резьбу в передней части камеры сгорания. К передней части боеголовки прикручивался ударный взрыватель. Требуемая баллистическая форма реактивного снаряда обеспечивалась кожухом, надевавшимся на переднюю часть боеголовки.

Из установки 21 cm Nebelwerfer 42 имелась возможность стрельбы одиночными снарядами, что облегчало пристрелку. Также с помощью специальных вкладышей можно было вести огонь 150-мм снарядами от шестиствольного 15 cm Nebelwerfer 41.

В случае необходимости 21 cm Nebelwerfer 42 могли транспортироваться на небольшие расстояния силами расчёта. Эти установки активно применялись немцами до последних дней войны. Всего было произведено почти 1600 буксируемых РСЗО этого типа.

В 1942 году немцам удалось захватить советскую машину реактивной артиллерии БМ-13 и реактивные снаряды к ней. Вопреки широко распространенному советскому мифу, сами машины реактивной артиллерии с направляющими рельсового типа и реактивные снаряды М-13 не представляли особого секрета. Они были весьма просты в устройстве, технологичны и недороги в производстве.

 

Захваченная немцами установка БМ-13

Секретной была технология производства пороховых шашек для реактивных двигателей снарядов М-8 и М-13. Необходимо было изготовить шашки из бездымного нитроглицеринового пороха, которые бы обеспечивали равномерную тягу, и не имели бы трещин и полостей, наличие которых могло привести к неконтролируемым процессам горения реактивного топлива. Диаметр пороховых шашек в советских реактивных снарядах равнялся 24-мм. Их размеры и определяли два основных калибра ракет — 82 и 132-мм. Немецким специалистам так и не удалось воспроизвести технологию производства пороховых шашек для двигателей советских реактивных снарядов, и им пришлось разрабатывать собственную рецептуры ракетного топлива.

В конце 1943 года чешские инженеры завода «Ceska Zbrojovka» в Брно создали свой вариант советского 82-мм реактивного снаряда М-8.80-мм ракета имела близкие к своему прототипу характеристики, но точность стрельбы благодаря вращению, сообщаемому стабилизаторами (установленными под углом к корпусу снаряда), была выше, чем у советского образца. Электрический запал был вынесен на один из ведущих поясков, что сделало ракету более надёжной. Реактивный снаряд, получивший обозначение 8 cm Wurfgranate Spreng оказался более удачным, чем его советский прототип.

Была скопирована и 48 зарядная пусковая установка, непривычного для немцев рельсового типа, получившая название: 8 cm Raketen-Vielfachwerfer. Пусковые установки на 48 ракет монтировались на шасси трофейных французских танков SOMUA S35. Направляющие монтировались вместо снятой башни танка.

Облегченный вариант системы — 24 направляющие, размещенные в два яруса, устанавливались на базе различных полугусеничных бронетранспортеров и на специально разработанном образце, для которого использовали базу трофейного французского полугусеничного тягача SOMUA MCG/MCL. Установка получила обозначение 8 cm R-Vielfachwerfer auf m.ger.Zgkw S303 (f).

80-мм реактивные установки использовались в основном дивизионах реактивной артиллерии четырехбатарейного состава, которые придавались танковым и моторизованным частям СС.

В отличие от реактивного снаряда М-8, немецкая копия М-13 претерпела большие изменения. Для увеличения осколочного действия боевой части, калибр немецкой версии был увеличен до 150 мм. Технология изготовления была значительно упрощена, вместо винтовых соединений использовалась сварка. Взамен пороховых шашек использовалось зернистое реактивное топливо. За счёт этого удалось добиться стабилизации давления в двигателе и уменьшению эксцентричности тяги.

Однако до боевого применения этих реактивных снарядов дело так и не дошло, хотя решение об их массовом производстве было принято.

На фронте эпизодически использовались и другие типы ракет (осветительные и агитационные), а также реактивные снаряды, изначально разрабатывавшиеся для ВВС и ПВО.

Кроме реактивных снарядов, в Германии для крупнокалиберных дальнобойных орудий были созданы активно-реактивные, имеющие повышенную дальность стрельбы. Реактивный двигатель, помещённый в корпус такого снаряда, начинал работу на траектории спустя некоторое время после того, как снаряд покидал ствол орудия. Из-за размещенного в корпусе снаряда реактивного двигателя активно-реактивные снаряды имеют уменьшенный разрывной заряд. Работа реактивного двигателя на траектории отрицательно влияет на рассеивание снарядов.

В октябре 1944 года на вооружение вермахта была принята тяжелая штурмовая САУ — 38 cm RW61 auf Sturmmörser Tiger, известная как «Штурмтигр». «Штурмтигры» переоборудовались из тяжелых танков «Тигр», при этом переоборудованию подвергалось лишь боевое отделение танка и отчасти лобовое бронирование корпуса, прочие же узлы оставались практически неизменными.

 

САУ «Штурмтигр»

Эта тяжелая САУ была вооружена 380-мм корабельным реактивным бомбомётом Raketenwerfer 61 с длиной ствола в 5,4 калибра. Бомбомёт вёл огонь ракетами с твердотопливным двигателем, стабилизировавшимися в полёте за счёт вращения, достигавшегося за счёт наклонного расположения сопел её двигателя, а также вхождения выступов на корпусе ракеты в каналы нарезки ствола орудия. Начальная скорость ракеты на выходе из ствола составляла 300 м/с. Фугасная ракета Raketen Sprenggranate массой 351 кг содержала 125 кг тротила.

 

380-мм фугасная ракета «Штурмтигр»

Дальность стрельбы этим «реактивным монстром» находилась в пределах 5000 м, но на практике дальше, чем на 1000 м, не стреляли.

«Штурмтигры» были выпушены в количестве всего 18 экземпляров и влияния на ход боевых действий не оказали.

Особняком стоит созданная в конце войны фирмой «Рейнметалл-Борзиг» дальнобойная четырёхступенчатая ракета: «Raketen-Sprenggranate 4831» известная также как «Рейнботе». Это была первая, доведенная до серийного производства и принятая на вооружение оперативно-тактическая ракета.

Было разработано несколько вариантов ракеты, которые отличались дальностью и весом боевой части. На вооружение была принята модификация — RhZ6l/9 с боеголовкой, снаряженной 40 кг мощной взрывчатки. В результате взрыва в грунте средней плотности образовывалась воронка глубиной примерно 1,5 м и диаметром 4 м. Важным достоинством ракеты считалась ее простота и относительно невысокая стоимость. Для изготовления одной ракеты требовалось всего 132 человеко-часа.

В окончательном варианте ракета имела длину 11 400 мм и весила 1715 кг.Диаметр первой ступени составлял 535-мм, за ней следовали две ступени диаметром 268-мм, а несущая боевой заряд четвертая имела диаметр 190-мм. Твердотопливные ракетные двигатели всех четырех ступеней содержали 585 кг пороха и разгоняли ракету до 1600 м/с.

Запуск ракеты осуществлялся с мобильной пусковой установки на дальность до 200 км. Точность была невысокой; рассеивание относительно точки прицеливания превышало 5 км.

Ракетами «Рейнботе» был вооружен специально сформированный 709-й отдельный артиллерийский дивизион с численностью личного состава 460 солдат и офицеров.

С декабря 1944 года до середины января 1945 года дивизион вел обстрел портовых сооружений Антверпена, через которые шло снабжение англо-американских войск. Было запущено около 70 ракет. Однако заметного влияния на ход боевых действий этот обстрел не оказал.

Анализируя действия германской реактивной артиллерии в ходе войны, можно отметить различия в тактике применения с советскими частями реактивной артиллерии. Немецкие буксируемые и самоходные системы гораздо чаще привлекались для уничтожения отдельных целей и оказания непосредственной огневой поддержки. Это можно объяснить тем, что точность огня в немецких системах благодаря стабилизации снарядов вращением была весьма высокой: коэффициент кругового вероятного отклонения не превышал 0,025-0,0285 величины от максимальной дальности стрельбы.

В тоже время советские РСЗО, будучи более дальнобойными, применялись в гораздо больших масштабах для уничтожения площадных целей.

Многие технические решения, впервые применённые в немецких реактивных установках, были реализованы в послевоенных РСЗО, принятых на вооружение в разных странах. 

maxpark.com

немецкая реактивная артиллерия - С интернетом по жизни

Разработка и серийный выпуск.

В начале тридцатых годов прошлого века, готовясь к новой войне, большинство государств Европы развернули новый виток гонки вооружений. Учитывая опыт первой мировой войны, разработка новых образцов вооружений велась на основе последних научно-технических достижений. Применение этих открытий позволяло возродить и такой, казалось бы, навсегда ушедший в прошлое, вид вооружений, как неуправляемые ракеты с пороховым двигателем.

Популярные в начале 19 века и исключенные из арсеналов после появления нарезных артиллерийских орудий, ракеты оказались весьма эффективным средством доставки отравляющих веществ. А применение в качестве топлива мощного бездымного пороха давало возможность увеличить дальность полета ракет. Еще одним стимулом к разработке ракетного оружия в Германии оказались ограничения Версальского договора. Регламентируя численность, калибры, боекомплект и характеристики артиллерийского вооружения, они абсолютно не затрагивали ракетного оружия.

 Этап предварительной оценки возможностей нового оружия закончился в 1931 году созданием при Министерстве Рейхсвера отдела, отвечающего за разработку реактивного оружия. В 1935...1937 годах активно велись работы по созданию боевых неуправляемых ракет с твердотопливным двигателем, предназначенных для вооружения химических войск. В результате появились два варианта реактивных систем залпового огня.

Первый, разработанный под руководством генерала Дорнбергера, получил название Do-Gerat-38. РСЗО включала решетчатую пусковую установку и 15 см неуправляемую ракету на дымном порохе. Но ракета этого образца оказалась неудачной, применяемый в двигателе черный порох имел склонность к детонации, что приводило к частым взрывам во время старта прямо на позиции. Несмотря на ограниченное использование во время Польской кампании, в серийное производство этот снаряд не пошел.

Второй, разработанный в 1937 году и запущенный в производство в марте 1940 года, вариант под названием 15 cm Nebelwerfer 41 (что переводится как химический миномет образца 41 года) стал наиболее знаменитой и массовой РСЗО вермахта. После его успешного применения были разработаны и поступили на вооружение другие, более мощные НУР калибров от 210 до 320 мм и пусковые установки 28/32 cm Nb.Wrf .42, 21 cm Nb.Wrf.42 и 30cm R.Wrf. 56.

Все эти РСЗО, применяемые на Восточном фронте, советские солдаты, не делая между ними различий прозвали "Ванюшами", а немецкие - уважительно именовали "Наземной Штукой", подразумевая эффективный пикирующий бомбардировщик Ju-87 "Stuka". Всего за годы войны в Германии выпущено 5769 буксируемых пусковых установок и 5 047 900 ракет калибров 15 см, более 13000 более мощных пусковых станков 28/32 см, 345 28/32 см реактивных миномета, 380 30см реактивных минометов обр. 42 г и 694 30 см ракетомета тип 56. Часть этого оружия поставлялась и немецким союзникам.

  Кроме того, были выпущены около 300 самоходных пусковых установок с 10 стволами калибров 15 и 21 см и 250 конструктивно аналогичных транспортеров боеприпасов.

Конструкция.

Основным отличием немецких ракет от советских был способ стабилизации в полете. Устойчивость ракеты или, по тогдашней терминологии, реактивного снаряда (мины), обеспечивалась не наличием оперения, а вращением его вокруг продольной оси за счет истечения газов из сопел, наклоненных под углом 14 градусов.

Турбореактивные ракеты имели более высокую кучность так как такой способ стабилизации позволял заодно и компенсировать эксцентриситет (неравномерное распределение) тяги двигателя из-за различной плотности и наличия примесей в порохе. К тому же можно было использовать более короткие направляющие, так как в отличие от ракет, стабилизируемых оперением, эффективность стабилизации не зависела от начальной скорости ракеты. Но из-за того, что часть энергии истекающих газов тратилась на раскручивание снаряда, дальность его полета была меньше, чем снаряда с оперением.

Конструктивно 150 мм ракета состояла из головной и хвостовой частей. Головная часть включала баллистический наконечник, пороховой двигатель и турбину, навинчивавшуюся на открытый конец реактивного двигателя. По окружности турбины имелись 28 сопловых отверстий, наклоненных под углом 14 градусов. Хвостовая же часть содержала боевой заряд. В зависимости от типа заряда выпускались пять типов ракет - осколочная, с зарядом из прессованного тротила, осколочно-дымовая, имевшая кроме разрывного заряда и дымообразующее вещество и три типа химических, содержащих небольшой разрывной заряд и заряд отравляющего вещества.

Основной тип пусковой установки, буксируемый шестиствольный миномет Nebelwerfer d, был создан на базе модифицированного лафета 37 мм немецкой противотанковой пушки с установленным прицелом от 81 мм миномета. В боевом положении лафет с закрепленными на нем шестью158,5 мм стволами с помощью коленчатых полуосей вывешивался на двух станинах и передней опоре, при буксировке убираемой под стволы.

Ствол установки - в сущности, открытая труба, в которой смонтированы три короткие направляющие, по которым и движется ракета. Пуск ракет осуществляется с помощью электрозапальной машинки. Расчет установки - пять человек. Благодаря своим малым размерам и весу, пусковая установка (ПУ) легко перекатывается по полю боя силами расчета и без проблем маскируется. Однако она обладает всеми недостатками буксируемой артиллерийской системы - необходимость развертывания в боевое положение и наличие тягача, уязвимость от огня противника.

Учитывая боевой опыт, немецкие конструкторы создали самоходную пусковую установку, повысив подвижность и защищенность системы. В качестве базы установки использовали полугусеничный транспортер Opel "Maultir" ("Мул"), защитив его 6...8 мм броней и установив на нем 10 стволов. Такое решение позволило создать весьма эффективную боевую систему, превосходившую "Катюшу" БМ-13 по защищенности и мобильности. Крупным недостатком такого решения оказалась высокая стоимость установки. Меньшее количество ракет в залпе компенсировалось большей точностью попаданий и возможностью повторного залпа в связи с наличием возимого боекомплекта. Самоходная пусковая установка (СПУ) 15 cmPz.Wrf.42Sf представляла собой бронированное полугусеничное шасси с размещенной на крыше боевого отделения пусковой установкой из десяти 15 см или 21 см стволов, расположенных в два ряда.

Пусковая установка с помощью вертлюга прикреплена к вращающемуся бронекуполу, под которым сидит наводчик. Наводка по горизонтали осуществяется вращением бронекупола, по вертикали - специальным винтовым механизмом.В боевом отделении располагался возимый боекомплект из 10 снарядов (еще 10 перевозились в стволах ПУ) и заряжающий. Заряжающий перезаряжал ПУ через специальный люк в крыше боевого отделения. В отделении управления, в передней части СПУ) располагались командир установки (он же радист) и механик-водитель. Над люком механика- водителя на кронштейне монтировался пулемет MG-34 из которого можно было вести огонь по наземным и воздушным целям.

Для снабжения СПУ боеприпасами выпускался аналогичный по конструкции бронированный транспортер без вооружения.

  Характеристики РСЗО.   1. 15 cm Nb.Wrf .41   Калибр - 158,5 мм   Число стволов - 6   Вес в боевом положении ( с ракетами) - 540 кг   Вес НУР - 34,1...39,06 кг осколочная, 35,5...40,00 кг осколочно-дымовая, до 43,00 кг - химическая   Дальность стрельбы - 6700..6900 м   Расчет - 5 чел.   Угол горизонтального наведения - 24 гр.   Угол вертикального наведения - от -5,6 до +45 гр.   2. 15 cmPz.Wrf.42Sf   Калибр - 158,5 мм   Число стволов - 10   Вес в боевом положении (с 20 ракетами) - 8 450 кг   Вес НУР - 34,1...39,06 кг осколочная, 35,5...40,00 кг осколочно-дымовая, до 43,00 кг - химическая   Дальность стрельбы - 6700..6900 м   Расчет - 4 чел.   Угол горизонтального наведения - 270 гр.   Угол вертикального наведения - от -12 до +80 гр.   Бронирование - лоб корпуса 8 мм, бронеколпак 10 мм.   Мощность двигателя - 75 л.с.   Максимальная скорость - 40 км/час   Запас:   Топлива - 180 л   Хода - 130 км.

Организация частей реактивной артиллерии.Существовавшие в 1940 г восемь минометных дивизионов химических войск, имевших на вооружении 105 мм минометы, получили в том же году 15 cm Nb.Wrf. 41. В каждом дивизионе было три батареи по 6 установок. В 1941 году, к моменту нападения на СССР имелось уже 5 полков (51..54 и Lehr.Nebelwerfer-Regiment) и 6 дивизионов (2...6, 8 и 9 Nebelwerfer-Abt.). Дивизионы объединялись под управлением 1..4-го полковых штабов. Кроме того, в Норвегии имелась батарея, по-прежнему вооруженная 105 мм минометами.

В октябре 1942 года были сформированы три штаба дивизий реактивной артиллерии, а в 1943 году - четвертый, объединявшие все 6 имевшихся полков реактивной артиллерии. Отдельный дивизион (9-й) остался в Северной Африке, и еще один, вооруженный 105 мм минометами - в Норвегии. Но создание штабов мало что изменило в тактике применения РСЗО, использовавшихся, как и ранее, отдельными батареями и дивизионами.

 К январю 1944 года сформировано 14 полков реактивной артиллерии, из них три тяжелых, десять легких и один учебный, объединенные в бригады. Но и последние остались лишь административными, а не тактическими соединениями. Бригады были трех типов: моторизованные, частично моторизованные и стационарные.

Кроме отдельных частей реактивной артиллерии в составе обычных артиллерийских полков дивизий часто имелись дивизионы реактивной артиллерии, что объяснялось недостатком обычных артиллерийских орудий. В составе же каждого корпуса войск СС имелся штатный дивизион реактивной артиллерии четырехбатарейного состава.

 Батарея реактивной артиллерии имела 6 ПУ. В конце 1942 года каждая батарея усиливалась 5 см противотанковым орудием, что было связано с высокой уязвимостью РСЗО из-за их малой дальнобойности и расположением вблизи линии фронта.

 Рота самоходной реактивной артиллерии имела 8 СПУ, 24 грузовика и 10 транспортеров боеприпасов Sd.Kfz.4, 120 человек личного состава.

Дивизион реактивной артиллерии (Nebelwerfer-Abteilung) включал, как правило, три батареи, штаб со взводом связи, метеогруппу, с 1942 года - противотанковый взвод, а также колонну снабжения. Легкий и тяжелый дивизионы различались только вооружением и количеством личного состава. Всего в легком моторизованном дивизионе было 555 человек, 18 ПУ 15 cm NbWrf 41, другое вооружение и техника.

 Полк реактивной артиллерии (Werfer-Regiment) так же имел принципиально одинаковую организацию и состоял из трех дивизионов, штаба и взвода связи. В состав полка могли входить дивизионы различного типа.

Советские солдаты с трофейным немецким реактивным 150-мм минометом.Моторизованная бригада (Werfer-Brigade (mot)) - включала два моторизованных полка и две отдельные роты самоходных ПУ. Всего по штату в бригаде было 72 ПУ 15 см, 18 тяжелых (28/32 или 30 см) ПУ,18 21 см ПУ и 8 СПУ, 2933 человека,109 тягачей и 284 грузовика. Кроме того, имелось 500 противотанковых гранатометов "панцерфауст".

Частично моторизованная бригада имела такое же вооружение, но без самоходных ПУ. Всего в ней было 2567 человек, 54 тягача и 96 грузовых автомобилей.

Стационарная бригада (300 Stellungs- Werfer-Brigade) имела всего 1966 человек личного состава, 108 тяжелых 28/32 см ПУ, 18 тягачей, 59 грузовых автомобилей.

Боевое применение.15 cm NbWrf 41 применялись обычно в составе батареи или одиночными установками. Сравнительно высокая точность стрельбы позволяла использовать их для обстрела не только площадных, но и точечных целей, хотя конечно со значительно меньшей эффективностью, чем обычное артиллерийское орудие. Широкое применение РСЗО немцами отмечают многие авторы мемуаров. Вот, например, отрывок из воспоминаний художника кино А. Жаренова, в период битвы за Москву сражавшегося в ополчении: "Деревни Погребки, Зимнинские Хутора, Большие и Малые Савки. Враг пытается оттеснить нашу дивизию.

Но бойцы держатся стойко. Под вечер батальон связи получает приказ на отход. Молча покидаем позиции...Наша группа оказалась отрезанной от основной колонны батальона. Под усиленным обстрелом врага мы пошли вправо от дороги, вниз по скату поля. Когда взлетали ракеты, мы падали на землю и замирали. Как только ракеты потухали, тут же вскакивали и бежали. То пригибаясь, то ползком продвигались по разжиженному дождем полю вниз, к оврагу. Роем летели трассирующие пули, из реактивных минометов огненными стрелами проносились над головами мины. Люди падали, оставаясь бездыханно лежать на сырой земле".

Характерное воспоминание о применении РСЗО под Сталинградом есть и в книге Г.Д. Гудковой. Вот как она описывает свои впечатления о первом обстреле реактивными минометами:

 "Должна сказать, что в те дни я все-таки сильно нервничала. Даже теряться случалось! Например, утром 19 августа, когда гитлеровцы предприняли атаку, пытаясь вернуть высоту 158,0, Противник впервые применил тогда против нас шестиствольные минометы. Обстреливал из них и КП дивизии. Одна мина разорвалась на бруствере моего окопчика. Я ощутила незнакомый, едкий, раздирающий носоглотку запах. На политзанятиях доводилось слышать, а в газетах читать, что противник готовит химическую войну. С перепугу вырвала из сумки противогаз, завопила: "Газы!" - и тут же натянула резиновую, скользкую от талька маску. Минуту спустя высунулась из окопчика, чтобы оглядеться. Лежащие неподалеку связисты пялили на меня глаза и хохотали. Стоя неподалеку, недоуменно смотрел начальник штаба дивизии подполковник Цалай. Короче, опростоволосилась, да еще как.

Ну что попался, ишак?- смеялись суровые русские солдаты

Долго потом бойцы при встрече со мной шутили:

 - Товарищ военврач, газ! Надевайте противогаз!  Впору было со стыда сгореть".   Переданные немцами РСЗО их союзники венгры использовали похожим образом, в том числе и для поддержки противопартизанских сил. Описание боя с подобным применением реактивного миномета встречается в знаменитых мемуарах П.П. Вершигоры о рейде партизан Ковпака:  "- Народ здесь не дюже гостеприимен. Или до смерти чем-то напуган. Не хотят говорить, - докладывали разведчики, побывавшие в крайних хатах.   - А на окнах хат выставлены кувшины с молоком. Кукурузные лепешки и брынза. Непонятно, - говорит Карпенко.  - Что-то здесь не то. Но от гуцулов не добьешься ни слова, - подтвердил и Черемушкин.

Осторожно, выдвигая на огороды боковое охранение, колонна двинулась по селу. Миновали церковь и небольшую площадь перед ней. Пересекли овраг и продвинулись почти к самой околице.

Венгры не заставили себя долго ждать. Как только роты авангарда вышли из села в расширявшуюся, почти похожую на горное плато долину, сверху, прямо в лоб нам ударило несколько пулеметов. Сразу за ними, разрезая колонну пополам, бил шестиствольный миномет. Несколько связных, посланных назад к штабу, были убиты. Конник, пытавшийся проскочить этот огненный шквал, возвратился ползком, весь израненный мелкими осколками, лошадь под ним сразу убили наповал.

  - Перерезаны, - прохрипел Карпенко, лежавший рядом в канаве.  - Откуда бьет?   - Со всех высот и с церкви.  Это была великолепно организованная засада".

Изучая результаты применения РСЗО в Великой Отечественной Войне, советские военные специалисты критиковали неправильное использование реактивных минометов и низкую мощность осколочно-фугасной ракеты, указывая на единственное, по их мнению, положительное качество шестиствольного миномета - высокую тактическую подвижность легкой и малогабаритной ПУ.

Подобно большинству образцов вооружения вермахта, реактивные минометы стали трофеями победителей. Хранившиеся на советских военных складах трофейные 15 cm NbWrf 41 с началом Корейской войны 1950..1953 г.г. широко поставлялись как северокорейским, так и китайским войскам вместе с другими образцами советского и трофейного вооружения. В Северной Корее, оценив возможности этого оружия, наладили даже выпуск боеприпасов к реактивным минометам.

А анализируя итоги этой войны, советские специалисты вынуждены были признать высокую эффективность этого оружия, особенно в условиях горно-пересеченной местности. Использовавшиеся одновременно модернизированные самоходные советские БМ-13Н оказались менее эффективными и весьма уязвимыми от авиационных налетов. Несмотря на меры по повышению кучности ракет РС-132Н, они по-прежнему уступали по этому параметру немецким ракетам. Так "Ванюша", будучи соратником "Катюши", доказал и свою эффективность

Заключение.Конструкция и боевое применение немецких реактивных минометов оказали большое воздействие на развитие послевоенных систем РСЗО и их тактики. Так, после войны в состав танковых и механизированных дивизий СА были введены дивизионы РСЗО из 9 самоходных ПУ (8 БМ-13 и 1 БМ-31), а разрабатываемые для замены БМ-13 боевые машины реактивной артиллерии БМ-14-17 имели уже турбореактивные ракетные снаряды М-14, запускаемые из трубчатых направляющих. Для воздушно-десантных войск была создана буксируемая пусковая установка РПУ-14, очень похожая на ПУ Nebelwerfer d. Аналогичные по конструкции турбореактивные снаряды имела и разрабатываемая тяжелая РСЗО БМ-24.

 хотя более современные неуправляемые ракеты обычно стабилизируются в полете раскрывающимся оперением, запускаются они все же из трубчатых направляющих, а буксируемые многоствольные ПУ можно считать потомками шестиствольного миномета.

Тактико-технические характеристики "Nebelwerfer 41"  

Калибр 158,5 мм Начальная скорость снаряда 340 м/сек Вес в боевом положении   770 кг   Число направляющих   6шт   Расчёт 5 чел Скорострельность 6 выстрелов за 10 секунд   Дальность стрельбы 6900 м Вес осколочно-фугасной мины 34,15 кг

Текст: Логинов Анатолий Анатольевич.Использованная литература   1. Армейский сборник, ?11, 1996 г   2. Barmes G. "Weapon of World War II", NY, 1947 г.   3. Вершигора П.П. "Люди с чистой совестью". militera.lib.ru   4. Война в Корее 1950-1953 г.г. СПБ, 2000 г   5. Гудкова Г.Д. "Будут жить!", М. 1986 г.   6. Жаренов А.С. "Братство фронтовое", М., 1982 г.   7. Иванов А. "Артиллерия Германии во Второй Мировой войне", СПБ, 2003 г.   8. Широкорад А. "Бог войны Третьего Рейха", М., 2003 г.

Источник: http://ironrats.clan.su/publ/6-1-0-66 http://zhurnal.lib.ru/l/loginow_a_a/vanyusha.shtmlhttp://waralbum.ru/

stomaster.livejournal.com

Немецкая реактивная артиллерия - Вооружение

280/320-мм пусковая установка обр. 1940 г. Пусковая установка обр. 1940 г. была предназначена для запуска 280-мм фугасных и 320-мм зажигательных реактивных мин. Пусковые установки состояли на вооружении тяжелых дивизионов, входивших в состав ракетных бригад Вермахта. При этом моторизованные и частично моторизованные бригады имели по одному такому дивизиону (три батареи по шесть пусковых установок в каждой), а так называемая «стационарная» бригада — два дивизиона. Пусковая установка была сравнительно проста по конструкции и представляла собой деревянный или стальной станок, на котором в укупорочных ящиках устанавливались четыре мины. Основными частями станка являлись рама со стойкой, забиваемые в землю колья, натяжные тросы и опорная доска. Рама станка с установленными на ней минами могла перемещаться в вертикальном направлении, что позволяло придавать станку различные углы возвышения в диапазоне от 5° до 42°. Стрельба из пусковой установки велась без пристрелки, направление стрельбы задавалось с помощью буссоли. 280-мм фугасная мина предназначалась прежде всего для разрушения оборонительных сооружений полевого типа и уничтожения живой силы и техники противника в пунктах их сосредоточения. Конструктивно она состояла из корпуса, реактивной каморы с турбиной, запального стакана, головной втулки, разрывного заряда, детонатора и взрывателя. Движение мины происходило под действием истекающих пороховых газов реактивного заряда. Для стабилизации мины в полете реактивная камора была снабжена соплами, расположенными таким образом, что выходящие из них пороховые газы придавали мине вращательное движение вокруг оси симметрии. Вес собственно мины составлял 60 кг, вес реактивной каморы — 22 кг. Наибольшая дальность стрельбы 280-мм минами составляла 1925 м. Мина воздействовала на цель как осколками (зона поражения до 800 м), так и фугасным действием 50 кг взрывчатого вещества. 320-мм зажигательная мина использовалась как для вызова пожаров различного рода сооружений, так и для поражения живой силы и техники. По конструкции мина была примерно аналогична 280-мм фугасной мине, однако внутри ее корпуса, представлявшего собой тонкостенный стальной резервуар, была размещена труба, заполненная зарядом взрывчатого вещества. Каждая мина снаряжалась 50 кг нефти, при разрыве мины горящая нефть разбрызгивалась на 20–25 м по фронту, 10–15 м в глубину и 2–3 м в высоту, вызывая не только пожары, но и поражение живой силы и техники. Запуск мин производился непосредственно из укупорочных ящиков, представлявших собой деревянные рамы с одинаковыми наружными размерами. Внутренние размеры ящиков соответствовали размещаемым в них минам. Для воспламенения запалов мин использовался электрический запальный аппарат, который с помощью кольцевой проводки подключался ко всем пусковым установкам, расположенным на огневой позиции. Максимальное количество установок, подключенных к аппарату, равнялось 25. Запалы четырех мин, установленных на пусковой раме, снабжались замедлителями со временем замедления 0, 2, 4 и 6 секунд. Таким образом, выстреливание всех мин происходило в виде огневого нападения продолжительностью 6 секунд. При этом одновременно выстреливалось столько мин, сколько пусковых установок включено в одну кольцевую проводку. Пусковые установки транспортировались в разобранном виде в кузовах грузовых автомобилей. Приведение пусковой установки в боевое положение требовало довольно длительного времени, промежуток времени между залпами зависел только от того, как быстро расчет установки сумеет установить новые укупорочные ящики и подключить запалы мин к запальному аппарату. Убойные качества и моральное воздействие этого оружия были довольно высокими. Дальнейшее развитие его в ходе Второй Мировой войны было направлено на повышение мобильности за счет размещения укупорочных ящиков на бортах танков и бронетранспортеров, а также создания прицепной пусковой установки обр. 1941 г. Весной 1942 года в осажденном Ленинграде по образцу 280-мм фугасной мины был разработан советский снаряд М-28, впервые использованный 20 июля 1942 г. для уничтожения немецкого укрепрайона Старо-Паново. Масса в боевом положении (зависит от калибра мин) 500/488 кг Масса в походном положении 52 кг Калибр 280/320 мм Количество направляющих 4 Начальная скорость мины 145 м/с Угол возвышения от 5° до 42° Скорострельность 4 выстр/6 с Дальность стрельбы (зависит от калибра мин) до 1925/2200 м Вес 280-мм мины 82 кг Вес 320-мм мины 79 кг

www.nakop.ru