Горе от ствола: почему в России нельзя разрешать огнестрельное оружие. Разрешение на короткоствольное оружие в россии 2018


Горе от ствола: почему в России нельзя разрешать огнестрельное оружие

Общество, в котором каждый надеется на личный пистолет, обречено

05.03.2018 в 19:29, просмотров: 10431

Чем больше проходит дней с момента недавнего массового расстрела школьников в Паркленде (штат Флорида), тем дальше он отходит на второй план. Как и многие аналогичные преступления, которые превращаются с годами в хронику. Но только до следующей ужасной трагедии, которая непременно произойдет!

фото: Алексей Меринов

Ведь пальба в присутственных местах стала повторяться в США с пугающей частотой. Если взглянуть на случившиеся в последние несколько месяцев громкие теракты с массовыми жертвами не по отдельности, а в целом, то складывается устрашающая картина.

В начале октября 2017 года Стивен Пэддок, вооружившись полуавтоматическим оружием, поднялся на 32‑й этаж отеля в Лас-Вегасе и стал поливать огнем посетителей концерта. Погибло 59 человек, более 500 тяжело ранены.

Через месяц, 7 ноября, Девин Келли расстрелял в баптистской церкви в Техасе 26 человек (в том числе 8 членов одной семьи), более 20 тяжело ранены.

В январе 2018‑го в штате Кентукки подросток открыл стрельбу по учащимся школы. Пострадали 19 человек.

В середине февраля случилось массовое убийство во Флориде: 19‑летний Николас Круз убил из автоматической винтовки 17 детей. То есть регулярные нападения стали обыденностью и хоть и ужасают, но никого уже особо не удивляют.

Но какое отношение имеют они к нашей действительности? Слишком далеко все это от России, и не совсем понятно, что там происходит! Америкосы сами виноваты, дав возможность жителям разгуливать по улицам чуть ли не с автоматом наперевес. Но те, кто так думает, глубоко не правы.

Дело в том, что наша страна имеет все шансы повторить великую «американскую трагедию»! Время от времени объявляются оракулы, пытающиеся внедрить у нас американский опыт. То есть легализовать в России огнестрельное оружие по примеру США. Причем подобные инициативы идут не снизу вверх, а, наоборот, с самого верха вниз.

Не так давно один из телеканалов озвучил новость (со ссылкой на «Вести‑FM»), будто бы в Госдуму внесен проект о возможности разрешения короткоствольных пистолетов. С таким предложением обратился к депутатам зампред Совета Федерации Александр Торшин. В тексте сообщалось, что основным плюсом может оказаться снижение общей преступности и бандитизма в стране. Осталось заручиться поддержкой нужных партий, фракций, и законопроект может стать официальным документом.

Глава всероссийской организации «Право на оружие» Игорь Шмелев считает, что бояться подобного развития событий не стоит. Легальное оружие не применяется в гражданских конфликтах. Запреты же дискриминируют тех, кто регулярно подтверждает свою законопослушность, проходит медицинские обследования и разные проверки. И именно их лишают права пользоваться своей собственностью.

Надо сказать, что у сторонников легализации припасено много аргументов и идеологических штампов для защиты своей позиции. Начиная с избитой фразы «каждый имеет право на самооборону», которой буквально промывают мозги наивных граждан. Хотя не ясно, почему только короткоствольное оружие, а не пулемет или даже гранатомет. Почему бы не разрешить покупку современного танка, с которым куда надежнее и безопаснее? Поставил во дворе с пулеметом на броне, раскидав вокруг противопехотные мины, — и никакая уголовная сволочь не покусится!

Или почему не позволить продажу ручных гранат или хотя бы лимонок? Возвращается девушка поздней ночью, а навстречу агрессивная компания с недобрыми намерениями. Метнула превентивно пару лимонок — и толпа тут же рассеялась. Не надо хвататься за пистолет, передергивать затвор, нажимать курок, держа ствол у бедра. Одно легкое движение, и все проблемы позади. На самый худой конец впаяют условный срок за «превышение необходимой обороны». Все же предпочтительней, чем быть избитой, ограбленной или, еще хуже, изнасилованной и убитой.

Можно раздать «поражающие средства» одиноким старушкам в деревнях и сельских поселениях. Для защиты от разных мародеров, лишающих их последних денег. К примеру, держит бабка лимонку в шушуне на всякий случай. И как только показался на пороге чужак (представляющийся работником собеса) — тут же ему под ноги! Вжик — и нет супостата!

«Но так нельзя, — скажете вы. — Могут пострадать невинные люди».

И будете правы! Чаще всего в момент атаки страдают те, кто совсем ни при чем. Неадекватный и вооруженный человек не осознает, что с ним происходит, и не разбирает тех, в кого стреляет. А вычислить потенциальных безумцев почти невозможно. Живет себе тихо-мирно, никого не трогает, а потом что-то щелкнуло внутри — и побежал с автоматом стрелять в толпу. Он же не осознает, что происходит, какие могут быть последствия. Где гарантия, что среди российских граждан не сыщется такой же Стивен Пэддок с аномальной психикой, склонный, мягко говоря, к необдуманным и алогичным действиям?

Пока у человека нет ствола, все обходится банальным хулиганством, а получив в руки оружие, мало кто откажется его применить. Не будь у Сергея Гордеева дома отцовского арсенала, может, не устроил бы бойню в школе в Отрадном.

Психологи говорят, что чаще всего к оружию тянет наиболее агрессивную часть населения. Обычному человеку «пестик» ни к чему. Но он тоже будет вынужден его купить — просто чтобы не оказаться беззащитным против вооруженного соседа или злоумышленника. И так по кругу…

Недавно в соцсетях разгорелся спор: почему, мол, не задумаетесь над тем, что мы не чувствуем себя в безопасности? Если бы органы правопорядка работали нормально, то у нас не было бы ни повода, ни желания приобретать оружие!

По этой аналогии, наверное, можно перечислить целый ряд плохо функционирующих институтов и попытаться их продублировать. Самим расследовать происшествия, самим судить, а затем отправлять правонарушителя куда-нибудь в подвал. Заменить функции прокуратуры, суда, структур Минобороны. Взять на себя обязанность учить детей вместо плохих школ, лечить друг друга, поскольку медицина некачественная, печь хлеб и шить сапоги. Да много чего можно нафантазировать. Но вряд ли это разумно, не говоря уже о целесообразности.

Простой пример: с некоторых пор во всех присутственных местах стоят вооруженные люди — охранники. Но много ли мы знаем случаев, когда охранники смогли кого-то защитить или задержать преступника? Они все наперечет. А если уж это не удается профессионалу, что сможет обычный человек, не имеющий опыта? Практически ничего. Никто и никогда не может защититься от вооруженного преступника! Лучше сделать так, чтобы не было преступников, чем пытаться дублировать государственные структуры.

Единственную пользу от продажи извлекут производители и продавцы оружия. А мы все должны будем помогать в их сказочном обогащении — ценою многих жертв и даже собственных жизней!

«Бог сделал людей разными, а Кольт уравнял их в правах» — этой фразой козыряют апологеты милитаристской пропаганды. На самом деле не сам Кольт и не его револьвер уравняли людей, а Закон, и это хорошо известно авторам пресловутого афоризма.

Не лучше ли доверить защиту населения силовым структурам и требовать улучшения качества их работы? В мире немало стран, в которых существует жесткий запрет на свободное хождение оружия и где крайне низкая преступность.

Нужно настойчиво, умно и честно бороться с преступностью, а не плодить новых преступников, раздавая оружие налево и направо. Общество, в котором каждый надеется только на личный ствол, судя по всему, обречено. Зачем нам государство, если все будут палить вокруг по своему усмотрению?

Сторонники либерализации приводят аргументы: «рядового гражданина оставляют один на один с вооруженным преступником», «убивает не оружие, а люди», «мы беззащитны перед бандитами», «да, вначале будет увеличение смертности, но, когда всех неуравновешенных перестреляют, а дебилов пересажают, люди спокойно вздохнут»…

Но давайте взглянем, кого обычно расстреливают в США, где оружие разрешено? Разве дебилов? Нет, конечно. Больше всего жертв среди обычных граждан, школьников и маленьких детей.

Сколько трагедий должно еще случиться, чтобы за океаном осознали необходимость более радикального подхода и принятия серьезных мер вместо банальной констатации очередной беды?

Еще в 2013 году президент США Барак Обама предлагал ввести ограничения на использование многозарядных винтовок, объема магазина и прочего. Особенно после того, как двадцатилетний Адам Лэнза расстрелял в начальной школе более двадцати детишек шестилетнего возраста. Барак Хусейнович даже пытался запустить в обществе обсуждение этой проблемы. Но не был поддержан ни в конгрессе, ни в сенате, ни на страницах «независимой и свободной» прессы США.

Сегодня у тамошних властей нет даже желания что-либо изменить. Дональд Трамп ни разу не заикнулся о разумности запретов или ограничений. Горе родственников погибших, недовольство и даже протестные настроения масс ничто в сопоставлении с интересами и возможностями оружейных олигархов и их влиянием на Капитолийский холм.

И напоследок для ярых приверженцев всяких разрешений: по данным телекомпании NBC, на руках у граждан в США почти 280 миллионов единиц стрелкового оружия. То есть чуть ли не по одному стволу на каждого, включая престарелых и малолетних детей. При этом в стране ежедневно гибнет от огнестрела 86 человек. В течение года умирает от пуль около 30 тыс. человек (убийства, суициды, несчастные случаи при обращении с оружием). То есть наличие астрономического арсенала не защищает граждан великой страны. Напротив, увеличивает статистику убийств. Так стоит ли нам заимствовать чужой не самый удачный опыт и повторять «американскую трагедию»?

www.mk.ru

В сотый раз о короткостволе

Прочитав в очередной раз очередную статью (с кучей комментариев) о разрешении/неразрешении короткоствола, решил написать сам. Накипело!

Немного о себе (чтоб не было воплей о незнании темы и проч.). Из моего военного стажа 3 года (1993-95) я служил в специальных частях ВВ МВД России по охране мест проведения специальных работ, важных гособъектов и сопровождения специальных и военных грузов. В этот период происходило много всяких событий в стране, из-за которых мне в течение 2 лет пришлось носить штатный ПМ круглосуточно. Выглядело это так: выдали пистолет в соответствии с приказом и охраняй его как хочешь (сейфы, естественно, не выдали). Перед заступлением в караул проверяли наличие оружия/патронов. Сделано все это было для того, чтоб по тревоге л/с прибывал не в часть к оружейке, а сразу на боевые позиции. Реалии показали, что на тот момент это было, видимо, наиболее оптимальным вариантом. Стрельбы были 2 раза в неделю, патронов выдавали много. Потом была служба в другом роде войск, стрельб/патронов было много (сказалось размещение на одной территории со складом РАВ), но больше опыта хранения пистолетов дома, слава Богу, не было.

Этот опыт позволяет мне сделать некоторые свои выводы о короткостволе и проблемах, порождаемых им.

Пойду по пунктам.

1. Мнения граждан расползаются по трем категориям: а) угроза жизни; б) угроза имуществу; с) «я с пистиком». С первыми двумя категориями проще и логичнее (можно обсуждать, по крайней мере), а вот третья… Третья категория уверенно думает, что стволом можно будет махать налево/направо, не быть терпилой, отвечать: «Да он мою жену позорил всячески!!» При этом они сразу почему-то забывают об обратной ситуации: о том, что у противной стороны тоже может быть оружие, а также о том, что придется отвечать по закону за совершенное.

2. Сразу также хочу разделить угрозу жизни и имуществу — не по ценности, а по скоротечности. Угроза жизни возникает мгновенно; угроза имуществу будет растянута по времени. Реакции на противодействие угрозе имуществу хватит даже у неподготовленных стрелков; при угрозе жизни может не хватить времени даже у постоянно тренирующегося профессионального стрелка (было и такое, увы).

3. Законодательство о самообороне. Люди, считающие, что можно будет убивать за украденное ведро картошки с огорода (образно!) и приводящие в пример США (где можно стрелять в любого, кто вторгается к тебе в дом), забывают, что потом в США бывает суд. И если присяжные решат, что угроза была недостаточной и оружие применено непропорционально нападению, то срок за такое может быть от 15 лет и до вышки. Ровно то же самое будет и у нас: жизнь заставит, они к этому не от балды пришли.

4. «Никто в России добровольно не легализует нормальные короткостволы, потому что вооруженный гражданин может и вопросы задать, и силовики вдруг станут совсем уж бесполезными». Опыт США четко показывает, что задавать вопросы вооруженный гражданин, конечно, может, но недолго. Убьют полицейские… В том числе и по этой причине ни один из случаев массовых убийств в США не был предотвращен самими гражданами — при их сверхвооруженности. Про копов в США, где 250.000.000 стволов, почему-то не забыли. И машины поэтому останавливают там только сзади: назад отстреливаться крайне неудобно, и руки на приборную панель заставляют класть, и попробуй не подчинись… Это не с нашими гаишниками цапаться. Навскидку: «Полицейские в США застрелили 256 человек за первые три месяца 2016 года». Заинтересовался и потратил целых полчаса на поиск: 16 ноября в США полицейскими был застрелен 1000-й за 2015 год гражданин».

Три человека в день минимум только от рук полиции…

"По их словам, "подавляющее большинство людей, погибших от рук полицейских, принадлежит к одной из трех категорий: у них было оружие, они страдали психическими расстройствами или они убегали, когда полицейские велели им остановиться". Согласно официальным данным, 564 человека из 965 застреленных стражами порядка имели при себе пистолеты или винтовки, а 281 — ножи, игрушечные пистолеты, которые можно было принять за настоящие, или "другие опасные предметы". При этом в 75% случаев полицейские или другие люди, которым они пришли на помощь, подвергались нападению со стороны нарушителей порядка".

То же самое будет и у нас: силовики будут вынуждены стрелять в ЛЮБОГО вооруженного человека при малейшем неподчинении им.

5. Сначала сторонники короткоствола приводят кучу случаев нападения на женщин/стариков/инвалидов, затем резко отсекают данные категории граждан предложениями систематически посещать стрелковые занятия как минимум раз в месяц. Да, это вполне разумно и необходимо, но для среднестатистических наших граждан невыполнимо. С учетом требований к оборудованию тиров открытие дополнительных тиров в связи с высокими затратами и низкими доходами населения не маячит даже на горизонте. В нашей области, например, 4 тира, но все они расположены в областном центре (от 200 до 300 км). Возможен ли выезд поименованных групп регулярно туда? Нет. Сюда же входят и проблемы с оружейной культурой, которой НЕТ, в том числе и из-за проблем с тирами.

6. Приводимые примеры маленьких/крошечных стран типа Швейцарии/Израиля/Молдавии/прочих не могут прямо накладываться на наши реалии именно вследствие малых размеров. Там вполне хватает силовых структур, и граждане, вооруженные пистолетами, именно поэтому их и не применяют. Когда я еду в наш областной центр, я за день проезжаю три Израиля. Про Урал/Сибирь/ДВ вообще молчу: там у сельсоветов площади больше, чем эти государства. Поэтому основываться мы можем только на опыте США, а там проблем с владением оружием — прорва.

7. Зачем для защиты дома необходим именно короткоствол, сторонники его тоже не могут внятно объяснить. При этом они все соглашаются, что попасть/поразить картечью нападающего гораздо легче из оружия 12-го калибра, чем из пистолета. В принципе, после некоторой доработки законодательства идеальный вариант для самозащиты домовладения — это именно 12-й калибр.

8. Хранение оружия — вообще песня. Сторонники короткоствола дружно забывают про резкое повышение опасности при владении оружием. Сюда входят риски хищения оружия как из дома/машины, так и «с тела» владельца. Пистолет всегда был, есть и будет желанной добычей уголовного мира. В отличие от айфона, он всегда в цене. Меня, честно говоря, это больше всего напрягало: нельзя просто выпить в компании, нельзя сокращать дистанцию до людей менее 2 метров, нельзя просто так войти в полутемный подъезд (хотя ты знаешь его как облупленный, но стремно), нельзя потерять ключи от квартиры, нельзя бросить его дома просто так (детей никто не отменял). И тут же обратная ситуация: если вы его не носите постоянно с собой, то в нужный момент его не окажется под рукой.

9. Неуравновешенные/отморозки. Гарантий, что оружие не попадет к ним, никакой. И вот здесь предложения об отмене пределов самообороны могут сыграть им на руку. Убил непонравившегося, вызвал полицию и: «Он на меня напал — я самооборонялся». Вариантов бездна. Увы, способов исключить легальное владение такими людьми оружием нет.

10. Цена оружия. Рассчитывать на резкий приток импортного оружия — нонсенс. Транспортировка, таможенные пошлины, НДС, сертификация, накрутки торговли сделают его слишком дорогим и немассовым. Так обстоит дело и с охотничьим сейчас: итальянские ББМ есть в магазинах и на руках, но их десятки раз меньше, чем ИЖей. Наше оружие? Да, есть некие образцы гражданского оружия, но сколько оно будет стоить при массовом спросе, не берусь предугадать. Но что дешево будет — это вряд ли…

11. Любимое сторонниками короткоствола: «На дорогах машины/кухонными ножами/битыми бутылками/и т.п. убивается гораздо больше людей, чем из легальными стволов!»

Кратко:

а) все поименованное изначально предназначено для абсолютно других целей, и лишь серьезное нарушение правил безопасности и использования приводит к летальному исходу (пьянство в чужой квартире с незнакомой компанией и получение бутылкой по голове — это тоже нарушение правил безопасности). Пистолет же изначально предназначен только и единственно для одного — убийства, это единственное его предназначение;

б) несопоставимая численность. Если интерполировать численность машин (оставив численность погибших на дорогах) к численности зарегистрированных стволов, может выйти, что машины гораздо безвреднее оружия. «Число человеческих потерь за период с 1968-го до 2011 года превышает совокупные потери во всех войнах, которые когда-либо велись Америкой. Согласно данным проекта Politifact, в этот период произошло 1,4 млн. смертей в результате применения огнестрельного оружия, тогда как во всех вооруженных конфликтах, от войны за независимость до последней иракской кампании, погибло 1,2 миллиона человек. С начала 2015-го года в США произошло 294 стрельбы в людном месте, охарактеризованных как "инциденты", в которых погибло или было ранено от четырех человек и больше. Согласно данным Департамента юстиции США и Совета по внешним сношениям, за период с 2001 по 2011 гг. в среднем в США в результате применения огнестрельного оружия ежегодно погибали 11 385 человек» (02.10.2015, статья «ВВС»).

«Вашингтон, 21 декабря 2015 / Корр. ТАСС Дмитрий Кирсанов. Число людей, ежегодно гибнущих в США в результате применения огнестрельного оружия, впервые сравнялось с количеством жертв дорожно-транспортных происшествий (ДТП). Эту новость распространили американские Центры по контролю и профилактике заболеваний (ЦКПЗ)» (примерно по 34000 случаев). Этого добились… нет, не ограничениями на оружие: «По словам экспертов ЦКПЗ, выявленная ими ситуация объясняется прежде всего резким сокращением числа людей, погибающих в США на дорогах. Этого удалось добиться за счет ужесточения различных мер безопасности, призванных существенно снизить количество всевозможных ДТП».

P. S. Народ в комментариях возмущался, мол, непонятно: на каких позициях автор стоит! Поясню: я за доработку законодательства о самообороне, я за самозащиту с помощью оружия, но только длинноствольного, я категорически против короткостволов.

P. P. S. Всем рекомендую к прочтению классика американской литературы М. Твена, особенно его «Налегке». Там все добротно и правдиво расписано про наш капитализм (достаточно дикий) и про то, как у нас будет с короткостволом.

Использованы материалы: http://www.bbc.com/russian/international/2015/10/151002_usa_violence_statisticshttp://tass.ru/proisshestviya/2544872https://www.obozrevatel.com/abroad/62310-v-ssha-politsejskie-zastrelili-za-god-pochti-tyisyachu-chelovek.htmhttps://mikle1.livejournal.com/6339469.html

pravdoryb.info

Россиянам могут разрешить короткоствольное оружие — Мир новостей

Россиянам могут разрешить короткоствольное оружие

МОЙ ДОМ - МОЯ КРЕПОСТЬ

Зампред Совета Федерации Александр Торшин собирается представить президенту законопроект, согласно которому граждане смогут применять для самообороны нарезное короткоствольное огнестрельное оружие, не опасаясь при этом получить срок.

В Госдуму законопроект поступит в начале следующего года, а пока идет его обсуждение. Эксперты подготовили для г-на Торшина доклад, в котором предлагают внести изменения в Закон «Об оружии», исключающий возможность хранения гражданами боевых пистолетов. Также они считают, что пора ликвидировать положение, согласно которому человек, защищающий себя, своих близких и свое имущество, может оказаться за решеткой, если следствие установит, что он превысил пределы необходимой самообороны. Одновременно предлагается изъять из оборота травматическое оружие. По мнению специалистов, которое полностью разделяет редакция «МН», многие граждане относятся к нему как к игрушке, чуть что открывают стрельбу, в результате нередко люди становятся калеками или даже погибают. Короткоствольное оружие предлагают хранить дома, а не разгуливать с ним где попало. Эксперты ссылаются на опыт многих стран. Например, в Молдавии после легализации короткоствольного оружия количество убийств за 10 лет сократилось примерно на треть.

«Речь не идет об абсолютно свободной продаже «короткостволов», - говорит федеральный координатор движения «За расширение прав граждан на владение короткоствольным нарезным оружием «Право на оружие» Мария Бутина. - А о том, что приобретать такое оружие смогут совершеннолетние дееспособные граждане с погашенной судимостью, в идеале - без таковой вообще. Предполагаются обязательные курсы по обучению с последующим экзаменом. Задача этого закона - в т.ч. улучшить существующую ныне процедуру по регистрации тиров и стрельбищ, поскольку она сейчас несовершенна. Таким образом, будет увеличено количество спортивных объектов, и вполне можно будет проводить на них обучение тех, кто пожелал приобрести оружие».

Противники «короткоствола» утверждают, что меньше станет разбоев, но трупов - больше. Об этом свидетельствует печальный опыт США. Совсем свежий пример: 24-летний Джеймс Холмс, расстрелявший зрителей в кинотеатре городка Аврора из винтовки и пистолета, по свидетельству полиции, приобрел оружие и боеприпасы легально. За последние два месяца купил четыре единицы огнестрельного оружия и около шести тыс. боеприпасов к ним. В итоге 12 убитых, 59 раненых (подробности - на стр. 4). Мы хотим чего-то подобного? Ведь заставить человека, имеющего боевой ствол, держать его исключительно дома - нереально.

Игорь Минаев, Виктор Мартынюк, Андрей Князев"Мир новостей"

Оставайтесь с нами. Подпишитесь на канал в Яндекс.Новости и получайте актуальные и проверенные новости.

mirnov.ru

Право на оружие

  • В связи с проведением чемпионата мира по футболу в России запрещен оборот гражданского и служебного оружия и патронов к нему.
  • По данным Фонда "Общественное мнение", 82% россиян выступают против свободной продажи оружия, а 16% респондентов купили бы себе оружие.
  • Российская власть против свободной продажи оружия: она боится вооружения граждан в силу политических причин.
  • Следствие и суды почти не применяют норму о необходимой обороне в отношении людей, защищавших свою жизнь или жизнь близких с оружием в руках.
  • Российское законодательство в области владения оружием и его применения несовершенно и нуждается в изменении.

Марьяна Торочешникова: В России в связи с проведением чемпионата мира по футболу запрещен оборот гражданского и служебного оружия и патронов к нему. Под запрет попадают торговля, ношение, транспортировка, передача, ввоз и вывоз оружия и патронов из страны. Запрет распространяется не только на огнестрельное охотничье и спортивное оружие, но и на пневматику, а также оружие самообороны, включая газовые баллончики и электрошокеры. Этот запрет будет действовать в 11 регионах страны с 25 мая по 25 июля 2018 года.

​Полная видеоверсия программы

Возможность применения оружия в мирной жизни – пожалуй, одна из самых острых тем для обсуждения в современном обществе. "Право на ношение оружия – это наше право на самозащиту", – говорят сторонники легализации в России короткоствольного огнестрельного оружия. "Только дайте такое право – и люди начнут палить друг в друга без разбора", – возражают их оппоненты.

Корреспондент: Сегодня в России при наличии лицензии можно купить оружие самообороны, спортивное, охотничье и сигнальное оружие. Короткоствольное оружие, то есть пистолеты, покупать запрещено, но сторонники его легализации говорят, что именно пистолеты могли бы помочь избежать многих преступлений.

Геннадий Гудков, политик: Я первоначально был против, потому что прекрасно понимал, что безопасность – это вопрос государства. Если государство способно его решить (а оно обязано это сделать), то никакое вооружение, в общем-то, не требуется.

Но в 2010 году на всех этих планах и надеждах поставили жирный крест. Было заявлено о том, что реформа всей правоохранительной системы если и будет проводиться, то только сверху и в интересах силовой бюрократии. "Блестяще" проведенная реформа лишний раз убедила меня в то, что наши граждане, к сожалению, должны взять заботу о своей безопасности в свои руки.

Корреспондент: Противники возражают: чем больше оружия на руках, тем больше убийств мы будем наблюдать.

Сергей Удальцов

Сергей Удальцов, координатор "Левого фронта": Если мы, по аналогии с Соединенными Штатами и Европой, хотим получить десятки, сотни этих стрелков, которые будут в неадекватном состоянии отстреливать своих коллег по работе, сокурсников и соучеников в школах, то давайте, конечно, легализуем – и мы будем каждую неделю получать вот такие ужасные трагедии.

Я не так давно освободился из мест лишения свободы, где своими глазами наблюдал, сколько людей отбывают сроки за бытовые убийства и нанесение тяжких телесных повреждений, когда просто по банальной пьянке люди хватаются за ножи и отвертки. А представим, что теперь у нас под рукой будет не отвертка, а огнестрельное оружие в достаточно свободном доступе. Тех возможностей для приобретения охотничьего, травматического и газового оружия, которые сегодня существуют, вполне достаточно, чтобы обезопасить себя на случай каких-то непредвиденных ситуаций.

Сегодня в России при наличии лицензии можно купить оружие самообороны, спортивное, охотничье и сигнальное оружие

Корреспондент: Сегодня, когда продажа короткоствольного оружия запрещена, гражданам предлагают защищаться с помощью травматических пистолетов, но приобретают их не так часто.

Владимир Лифанов, администратор оружейного магазина: Рынок оружия самообороны в России мертв с 2011 года. Тогда ввели сразу две нормы, противоречащие друг другу. С одной стороны, оружие признали огнестрельным, и наказание за его использование перешло в разряд уголовных, а с другой стороны, ограничили мощность этого оружия, тем самым сделав его неэффективным. Произошла подмена понятий, и теперь нет такого понятия, как оружие ограниченного поражения.

Корреспондент: При этом в случае самообороны, когда дело доходит до суда, обвиняемая в нанесении тяжких телесных повреждений часто становится защищавшейся, а не нападавшей. Сторонники легализации настаивают: просто нужно внести поправки в законы.

Владимир Лифанов: Изменения нужны, и первое – это нормальный закон о самообороне. Закон ("Мой дом – моя крепость") мусолят уже много лет, и он так и не принят. И фактически со стороны закона оказывается, что человек, правомерно применивший оружие, – нарушитель, он не соблюл кучу норм и требований.

Геннадий Гудков

Геннадий Гудков: Вы защитили пистолетом своего близкого человека, и вас за это посадят. Но если бы вы его не защитили, его убили бы. Какой вариант вы предпочтете? Намного легче изменить судебную практику, чем всю систему. Я понимаю, почему власть против. Не потому, что она считает, что способна обеспечить безопасность граждан: она боится их вооружения в силу политических причин.

Марьяна Торочешникова: По данным опросов Фонда "Общественное мнение", 82% россиян выступают против свободной продажи оружия. При этом 16% респондентов купили бы себе оружие. Разрешать ли гражданам вооружаться? И может ли ношение короткоствольного огнестрельного оружия стать легальным в России? Спросим об этом у адвоката Ильи Костромова и Игоря Шмелева, председателя правления общественной организации "Право на оружие", члена Федерации практической стрельбы России.

Почему движение "Право на оружие" требует для граждан больших возможностей владеть оружием? Ведь если верить российскому закону об оружии, то сегодня обычный гражданин может законно владеть короткоствольным огнестрельным оружием и носить его только в том случае, если оно наградное, но право на охотничье оружие у него никто не отбирал, равно как и право владеть оружием самообороны – это травматика, пневматика и еще куча всяких приспособлений. Соответственно, у него есть право на оружие, и если он захочет, то сможет обороняться. Так почему же нужно требовать еще большего распространения возможностей для приобретения и ношения оружия?

Илья Костромов: Мы все время слышим: свободная продажа оружия. Но она у нас несвободная: оружие в стране продается по специальным лицензиям, которые выдает Росгвардия, а раньше выдавала полиция.

Игорь Шмелев: Даже наша организация не говорит о свободной продаже. И даже в США нет свободной продажи: человек, который хочет приобрести оружие, приходит и предъявляет продавцу документы. Мы говорим о легальной продаже оружия через торгующую организацию. В разных штатах по-разному, на это отведено разное время, от 15 минут до нескольких дней, – продавец отправляет запрос в Агентство по табаку, наркотикам, взрывчатым веществам и оружию и в ФБР. И вот если оттуда пришел ответ, что этот человек стоит у них на учете, то он не купит оружие легально, даже в тех штатах, где так называемый свободный оборот оружия. Мы говорим о лицензированном доступе к оружию, то есть человек, который не имеет проблем с законом и с медициной, должен сначала получить лицензию.

Марьяна Торочешникова: Тогда о чем идет речь – о свободном ношении оружия, о праве его использовать?

Мы говорим не о свободной продаже оружия, а о его легальной продаже через торгующую организацию

Игорь Шмелев: Речь идет об одном классе оружия – короткоствольное нарезное оружие, пистолеты и револьверы, которые с самого начала были созданы как оружие самообороны. Сейчас единственный вид оружия, который запрещен у нас к легальному обороту, за исключением наградного, это короткоствольное нарезное оружие. Оно у нас еще идет как спортивное, но хранить его можно только на стрелковых объектах. Человек не может самостоятельно хранить его у себя, не может носить его в целях самообороны, и транспортировка оружия возможна только в том случае, если он является сотрудником клуба и имеет специальное разрешение.

Марьяна Торочешникова: А зачем право на пистолеты, если уже есть возможности защищаться из травматического оружия?

Илья Костромов: Оно неэффективно!

Марьяна Торочешникова: Но человек, который подошел к вам на улице, не знает, какой пистолет у вас в руках – газовый, травматический, огнестрельный, или это вообще муляж и зажигалка.

Илья Костромов

Илья Костромов: Практика показывает, что, применяя травматическое оружие в соответствии с правилами, с расстояния в два метра и так далее, остановить нападающего невозможно, это его только раздражает. Это возможно, только если выстрелить ему в голову, и у меня есть несколько таких дел. Но практически в каждом из этих случаев наши доблестные правоохранители возбуждали уголовные дела на тех, кто применял оружие.

Игорь Шмелев: Причем практически во всех случаях так называемый пострадавший ранее отсидел уже за убийства, грабежи, изнасилования, но он у нас оказывается пострадавшим при применении оружия в состоянии необходимой обороны против него.

Илья Костромов: Иной раз доходит до полнейшего маразма. Была ситуация: на молодого человека, Алексея, напали два бандита.

Игорь Шмелев: Они его похитили, вымогали у него средства, оставшиеся от продажи квартиры.

Илья Костромов: И забрали крупную сумму. В конечном итоге Алексею удалось воспользоваться своим травматическим пистолетом, и он прострелил голову одному из бандитов. Преступники ретировались, а Алексей вызвал полицию, которая по горячим следам нашла одного в больнице, потом второго, и обоих арестовали. Дело по бандитам ушло в суд, но перед этим следователи выделили материалы о причинении тяжкого вреда здоровью бандита, хотя видно, что имеет место необходимая оборона, и бандиты сидят! Правда, суд оправдал моего подзащитного.

Марьяна Торочешникова: То есть Алексею повезло: могли бы и не оправдать.

Игорь Шмелев: Но человек после необходимой самообороны полтора года доказывал, что он не виноват!

Илья Костромов: А сейчас у меня просто замечательное дело! Доктор, серьезный человек, применил травматическое оружие против хулигана, защищая девушку – все свидетели это подтверждают. Но против него возбудили дело! Это средний или легкий вред здоровью, но там есть такой специальный квалифицирующий пунктик – "из хулиганских побуждений".

Марьяна Торочешникова: Сейчас и следствие, и суды почти не применяют норму о необходимой обороне, чтобы прекратить уголовное преследование человека, защищавшего свою жизнь или жизнь своих близких с оружием в руках. Большинство самооборонщиков в России судят даже не за превышение пределов необходимой обороны, дела против них возбуждают в основном по статьям о хулиганстве, причинении телесных повреждений или в лучшем случае о непреднамеренном убийстве. И победой является случаи, когда тех, кто оборонялся, приговаривают к условному сроку.

Не попадутся ли владельцы пистолетов в ловушку российских законов? Сейчас российский закон об оружии гласит: "Гражданам разрешается применять принадлежащее им оружие для защиты своей жизни, здоровья и собственности".

Игорь Шмелев: У нас закон об оружии упоминает самооборону, но ни Уголовный, ни Административный кодекс не содержат понятия "самооборона".

Марьяна Торочешникова: Необходимая оборона.

Игорь Шмелев: Это два разных предмета.

Илья Костромов: Нужно изменить уголовно-процессуальный закон. У нас есть прекрасная 27-я статья УК, которая говорит о необходимой обороне, но эти дела не подсудны суду присяжных. С 1 июля у нас начинает действовать статья: присяжные в количестве шести человек будут в районных судах, и к их компетенции будет относиться и 105-я статья Уголовного кодекса – "Умышленное убийство", и 111-я, часть 4-я – "Тяжкий вред здоровью, повлекший смерть". Это самые самооборонные статьи. В 90% случаев будут выноситься оправдательные приговоры!

Марьяна Торочешникова: А что сейчас мешает следователю, который возбудил уголовное дело, прекратить его на основании необходимой обороны?

Илья Костромов: Следователям мешает начальник, который говорит: прекращать уголовное дело нельзя ни в коем случае, иначе могут подумать, что мы взяли взятку за его прекращение, пускай идет в суд. А судья – заложник системы, он сидит не для того, чтобы кого-то оправдывать.

Игорь Шмелев: Тогда ему тоже придется писать объяснение, почему он оправдал.

Марьяна Торочешникова: Я хочу привести еще один распространенный тезис в пользу запрета на пистолеты: если снять этот запрет, то каждый будет считать себя вправе самостоятельно определять, что является достаточным, а что недостаточным основанием для применения оружия.

Илья Костромов: А что вы скажете о принципе самостоятельной защиты права, которая тоже допускается законом? Не обязательно звать полицейского, если тебя обижают, можно и самому защитить свое право, законом это дозволяется.

Игорь Шмелев: У нас даже есть статья 39-я, которая предусматривает задержание преступника гражданами при совершении противоправных действий, и при этом гражданам даже разрешено нанесение ему ущерба. С одной стороны, мы даем людям возможность пресекать противоправные действия и задерживать преступника, а с другой стороны, мы не даем им право защищать свою жизнь, здоровье, своих близких и свою собственность.

Марьяна Торочешникова: Еще один аргумент: нет культуры обращения с оружием, человек не знает, насколько это ответственно, как его правильно хранить и так далее.

Игорь Шмелев: Почему же? Сейчас для приобретения лицензии на владение оружием человек при первичном получении проходит обучение.

Марьяна Торочешникова: А если этот человек – злоумышленник?

Игорь Шмелев

Игорь Шмелев: Если это злоумышленник, то законы его никак не ограничивают. В Подмосковье в прошлом году устроил стрельбу сумасшедший стрелок, который не был владельцем оружия, он состоял на учете в психонаркодиспансере, разными путями накопал оружие, восстановил его и использовал.

Илья Костромов: Мне нравится американская пословица: господь бог создал людей, а полковник Кольт сделал их равными.

Игорь Шмелев: Базовые навыки безопасного применения короткоствольного оружия можно привить в течение месяца.

Господь бог создал людей, а полковник Кольт сделал их равными

Илья Костромов: А убить можно и молотком.

Игорь Шмелев: В США, где на 300 миллионов населения сейчас, по-моему, около 320 миллионов стволов, по данным за 2017 год, убийства с использованием колюще-режущих предметов совершались в три раза чаще, чем с использованием огнестрельного оружия.

Марьяна Торочешникова: В год в России от травматического оружия погибают в среднем 20 человек, за последние пять лет из него стреляли две с половиной тысячи раз. А что изменится, если разрешить носить короткоствольное оружие?

Игорь Шмелев: Главная задача оружия самообороны – это не убить или нанести телесные повреждения, а остановить противоправные действия. С нормальным оружием сомнений в эффективности не возникает ни у владельца, ни у его оппонентов. Сейчас вся эта система выстроена так, что преступник находится в приоритетном положении, он не связан законами и лицензиями, и может приобрести любое оружие.

Илья Костромов: Разрешения на короткоствольное нарезное оружие можно выдавать по тому же принципу, как сейчас на нарезное охотничье. Сейчас у населения имеются нарезные охотничьи винтовки с оптическими прицелами, та же снайперская винтовка, смертоносное оружие: из него можно совершать заказные убийства, но этого почему-то не происходит.

Марьяна Торочешникова: Потому что они все сосчитаны!

Илья Костромов: Кроме того, лицензия на нарезную винтовку выдается не просто охотнику, а тому, кто имеет уже пять лет стажа владения гладкостволом: человек подтвердил свою адекватность, не совершал никаких нарушений. Аналогично можно было бы сделать и с пистолетами.

Игорь Шмелев: И второй вариант – разрешить хотя бы хранение и транспортирование оружия. Этой темой воспользовались бы, например, спортсмены: у нас 30 тысяч человек занимаются практической стрельбой.

Марьяна Торочешникова: Может быть, это и правильно: часто приводят статистику несчастных случаев, произошедших с применением этого вполне легального оружия.

Игорь Шмелев: Есть статистика Министерства внутренних дел (сейчас это Росгвардия), говорящая о том, что у нас только 0,013 процента владельцев оружия совершают противоправные действия с использованием легального оружия. Из 7700 преступлений, совершенных с использованием оружия в 2015 году, с использованием легального оружия совершено 549.

Марьяна Торочешникова: Люди, которые выступают за легализацию пистолетов, говорят, что иначе мы находимся в уязвимом положении перед государством, потому что все эти полицейские, чоповцы, силовые структуры вооружены. С другой стороны, люди говорят, что на митингах, например, полиция будет разгонять людей, колотить их, безоружных, дубинками, а тут какой-то один вдруг решит открыть огонь из своего пистолета...

Игорь Шмелев: Молдавия – беднейшая страна, там разрешено владение короткоствольным нарезным оружием, и за первые пять лет уличная преступность там упала на 80%. В Прибалтике с 1994 года разрешено владение короткоствольным нарезным оружием. Мой знакомый в Эстонии, инструктор, рассказывал: он едет на машине, смотрит – бежит человек, и за ним бегут еще несколько человек, сбивают его с ног и начинают пинать. Он выходит из машины, делает один выстрел в воздух, и эти убегают. У него было несколько подобных случаев, и всегда было достаточно выстрела в воздух.

Марьяна Торочешникова: Это сознательный гражданин, а какой-нибудь пьяный дурак напьется и хватает молоток или нож, а теперь будет хватать пистолет.

Илья Костромов: У нас в стране десятки, даже сотни тысяч владельцев гладкоствольного оружия.

Игорь Шмелев: 4 миллиона 300 тысяч владельцев легального оружия.

Илья Костромов: И, пожалуй, большинство владельцев этих стволов – не охотники, они приобрели оружие для пострелушек, для самообороны. И заметьте, они не устраивают перестрелки друг с другом и с соседями, разве что какой-нибудь кратовский стрелок, но это единицы…

Игорь Шмелев: В первую очередь это работа правоохранительной системы. Два года назад, по-моему, в Томской области персонаж застрелил семью и застрелился сам. Начинают раскапывать, и оказывается, что его жена до этого после развода несколько раз обращалась в органы с тем, что он угрожал им убийством, но правоохранительная система прошляпила ситуацию. А потом начинаются вопли по поводу того, что оружие нужно запретить. Сейчас короткоствольное нарезное оружие – это привилегия, а тогда оно не будет привилегией, и любой человек, отвечающий определенным требованиям, сможет пройти обучение и приобрести его себе.

www.svoboda.org

Почему в России не легализуют короткоствольное оружие

На данный момент разрешено

зарегистрировать дробаш и хранить его в сейфе. И в случае, если на твоё жилище и семью нападут, обороняться. Но народ ноет, дескать "Ружьё же нельзя/неудобно носить с собой! А если на меня в тёмном переулке хулиганы нападут?". Дескать, "Разрешите короткоствол! Я его из куртки достану, в случае чего, и буду отстреливаться!".

Но короткоствол (пистолеты) нихуя не разрешат. И правильно! И вот почему:

1) Острой необходимости таскать с собой убойное оружие нет. Сейчас же не лихие 90-е и не Гейропа, где беженцы ежедневно нападают.

2) Если разрешат короткоствол, то в первую очередь его именно бандиты и прочие дауны и купят, будьте уверены.

3) Даже если ты, добропорядочный гражданин, будешь иметь короткоствол, то нет никакой гарантии, что ты его для самообороны будешь использовать. Да, ты можешь думать, что ты уравновешенный, спокойный, неагрессивный и бла-бла-бла... Но ты же не можешь дать 100% гарантию, что завтра, например, тебя хуями в булочной не покроют, ты не психанёшь и не начнёшь шмалять в обидчика? Например, твою жену и ребёнка покрыл хуями пьяный алкаш. Ты был и сам поддатый, психанул, достал пистолет и расстрелял мужика.

Может же такое быть? Ну чисто гипотетически. Может? Может. У тебя пьяного пукан бомбанёт и начнешь шмалять в обидчика. И это будет уже нападение.

Ещё любят такой пример приводить: "Нож ведь -- тоже оружие. Им можно хлеб нарезать, а можно и человека зарезать. Что теперь, запрещать ножи? Хлеб тогда как резать?". Ножи запретить никак уже нельзя. Ножи -- это многофункциональное устройство :)) Пистолет же -- чисто убойное оружие. Созданное напрямую для расхуяривания. Хлеб пистолетом не нарежешь.

Так что вот так. Не будет в России легализации короткоствола. Ибо нахуй не нужен. Это только всякие Навальные и прочие припизднутые хайп наводят. Расходимся.

thunderbreaker.livejournal.com

Россиянам могут разрешить короткоствольное оружие — Мир новостей

Россиянам могут разрешить короткоствольное оружие

МОЙ ДОМ - МОЯ КРЕПОСТЬ

Зампред Совета Федерации Александр Торшин собирается представить президенту законопроект, согласно которому граждане смогут применять для самообороны нарезное короткоствольное огнестрельное оружие, не опасаясь при этом получить срок.

В Госдуму законопроект поступит в начале следующего года, а пока идет его обсуждение. Эксперты подготовили для г-на Торшина доклад, в котором предлагают внести изменения в Закон «Об оружии», исключающий возможность хранения гражданами боевых пистолетов. Также они считают, что пора ликвидировать положение, согласно которому человек, защищающий себя, своих близких и свое имущество, может оказаться за решеткой, если следствие установит, что он превысил пределы необходимой самообороны. Одновременно предлагается изъять из оборота травматическое оружие. По мнению специалистов, которое полностью разделяет редакция «МН», многие граждане относятся к нему как к игрушке, чуть что открывают стрельбу, в результате нередко люди становятся калеками или даже погибают. Короткоствольное оружие предлагают хранить дома, а не разгуливать с ним где попало. Эксперты ссылаются на опыт многих стран. Например, в Молдавии после легализации короткоствольного оружия количество убийств за 10 лет сократилось примерно на треть.

«Речь не идет об абсолютно свободной продаже «короткостволов», - говорит федеральный координатор движения «За расширение прав граждан на владение короткоствольным нарезным оружием «Право на оружие» Мария Бутина. - А о том, что приобретать такое оружие смогут совершеннолетние дееспособные граждане с погашенной судимостью, в идеале - без таковой вообще. Предполагаются обязательные курсы по обучению с последующим экзаменом. Задача этого закона - в т.ч. улучшить существующую ныне процедуру по регистрации тиров и стрельбищ, поскольку она сейчас несовершенна. Таким образом, будет увеличено количество спортивных объектов, и вполне можно будет проводить на них обучение тех, кто пожелал приобрести оружие».

Противники «короткоствола» утверждают, что меньше станет разбоев, но трупов - больше. Об этом свидетельствует печальный опыт США. Совсем свежий пример: 24-летний Джеймс Холмс, расстрелявший зрителей в кинотеатре городка Аврора из винтовки и пистолета, по свидетельству полиции, приобрел оружие и боеприпасы легально. За последние два месяца купил четыре единицы огнестрельного оружия и около шести тыс. боеприпасов к ним. В итоге 12 убитых, 59 раненых (подробности - на стр. 4). Мы хотим чего-то подобного? Ведь заставить человека, имеющего боевой ствол, держать его исключительно дома - нереально.

Игорь Минаев, Виктор Мартынюк, Андрей Князев"Мир новостей"

Оставайтесь с нами. Подпишитесь на канал в Яндекс.Новости и получайте актуальные и проверенные новости.

mirnov.ru

Парламентарии РФ рассмотрят разрешение на "короткоствол" для населения » Военное обозрение

Экс-заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин в 2012 году выступил с инициативой по разрешению для граждан России хранить короткоствольное оружие и использовать его в случаях самообороны. Хорошо известно, что эта тема в России обсуждается по сей день, и само население разделено на два лагеря. Представители первого лагеря горячо поддерживают идею, представители второго выступают категорически против. У всех есть свои веские доводы.

Газета «Известия», ссылая на собственные источники, сообщает о том, что законопроект будет внесён на рассмотрение в Государственную Думу уже в начале следующего года. Издание сообщает о наличии в редакции текста доклада, с которым его автор выступит перед парламентариями, членами Общественной палаты РФ и представителями общественности, так или иначе связанной со стрелковым оружием.

Авторы доклада заявляют о том, что в случае легализации короткоствольного оружия среди гражданского населения России число преступлений может пойти на спад. Аргументация примерно следующая: если преступник заранее будет знать о возможном наличии у того или иного гражданина стрелкового оружия, то он вряд ли пойдёт на преступление. При этом отмечается, что нужно особо проработать вопрос необходимой самообороны, так как зачастую граждане, даже без использования оружия против преступников, в нашей стране оказываются на скамье подсудимых, так как их обвиняют в «превышении необходимой самообороны».

Инициатива, предлагавшаяся сенатором, говорит о том, что изначально разрешение на хранение короткоствольного оружия может выдаться "отдельным категориям граждан". При этом предполагается повышение информированности населения о мерах ответственности за использование огнестрельного оружия.

topwar.ru