9 Распад Византийской империи после 1204 года. Распад византийской империи


Падение Константинополя и Византийской империи » Военное обозрение

29 мая 1453 года столица Византийской империи пала под ударами турков. Вторник 29 мая является одной из важнейших дат мировой истории. В этот день прекратила своё существование Византийская империя, созданная ещё в 395 году вследствие окончательного раздела Римской империи после смерти императора Феодосия I на западную и восточную части. С её гибелью завершился огромный период человеческой истории. В жизни многих народов Европы, Азии и Северной Африки наступил коренной перелом, обусловленный установлением турецкого владычества и созданием Османской империи.

Понятно, что падение Константинополя не является чёткой гранью между двумя эпохами. Турки ещё за столетие до падения великой столицы утвердились в Европе. Да и Византийская империя к моменту падения уже была обломком былого величия – власть императора распространялась только на Константинополь с предместьями и часть территории Греции с островами. Византию 13-15 веков назвать империей можно лишь условно. В то же время Константинополь был символом древней империи, считался «Вторым Римом».

Предыстория падения

В XIII веке одно из тюркских племён — кайы — во главе с Эртогрул-беем, выдавленное с кочевий в туркменских степях, откочевало в западном направлении и остановилось в Малой Азии. Племя оказало содействие султану крупнейшего из турецких государств (было основано турками-сельджуками) — Румского (Конийского) султаната — Алаэддину Кей-Кубаду в его борьбе с Византийской империей. За это султан отдал Эртогрулу в ленное владение земли в области Вифиния. Сын вождя Эртогрула - Осман I (1281—1326) несмотря постоянно на растущее могущество, признавал свою зависимость от Коньи. Только в 1299 году он принял титул султан и вскоре подчинил себе всю западную часть Малой Азии, одержав ряд побед над византийцами. По имени султана Османа его подданные стали называться османскими турками, или османами (оттоманами). Кроме войн с византийцами, османы вели борьбу за подчинение других мусульманских владений - к 1487 году турки-османы утвердили свою власть над всеми мусульманскими владениями Малоазиатского полуострова.

Большую роль в укреплении власти Османа и его преемников сыграло мусульманское духовенство, в том числе местными орденами дервишей. Духовные лица не только сыграли значительную роль в создании новой великой державы, но обосновывали политику экспансии, как «борьбу за веру». В 1326 году турками-османами был захвачен крупнейший торговый город Бурсу, важнейший пункт транзитной караванной торговли между Западом и Востоком. Затем пали Никея и Никомидия. Захваченные у византийцев земли султаны раздавали знати и отличившимся воинам в качестве тимаров – условных владений, получаемых за несение службы (поместий). Постепенно система тимаров стала основой социально-экономического и военно-административного устройства державы османов. При султане Орхане I (правил с 1326 по 1359 годы) и его сыне Мураде I (правил с 1359 по 1389 годы) были проведены важные военные реформы: иррегулярная конница была реорганизована - созданы созываемое из турков-земледельцев конное и пехотное войска. Воины конного и пехотного войск в мирное время были земледельцами, получая льготы, во время войны были обязаны прийти в армию. Кроме того, армию дополнили ополчением из крестьян христианской веры и корпусом янычар. В янычары первоначально брали пленных юношей-христиан, которых принуждали принять ислам, а с первой половины 15 столетия – из сыновей христианских подданных османского султана (в виде специального налога). Сипахи (своего рода дворяне османской державы, получавшие доход от тимаров) и янычары стали ядром армии османских султанов. Кроме того, в армии были созданы подразделения пушкарей, оружейников и др. частей. В результате на границах Византии возникла мощная держава, которая претендовала на господство в регионе.

Надо сказать, что Византийская империя и балканские государства сами ускорили своё падение. В этот период между Византией, Генуей, Венецией и балканскими государствами шла острая борьба. Часто борющиеся стороны стремились заручиться военной поддержкой османов. Естественно это резко облегчило экспансию османской державы. Османы получали информацию о путях, возможных переправах, укреплениях, сильных и слабых сторонах войск врага, внутренней ситуации и т. д. Христиане сами помогли переправиться через проливы в Европу.

Больших успехов турки-османы достигли при султане Мураде II (правил в 1421—1444 и 1446—1451 годах). При нём турки оправились после тяжёлого поражения, нанесённого Тамерланом в Ангорской битве 1402 года. Во многом именно это поражение и отсрочило гибель Константинополя на полстолетия. Султан подавил все восстания мусульманских владык. В июне 1422 года Мурад осадил Константинополь, но взять не смог. Сказалось отсутствие флота и мощной артиллерии. В 1430 году был захвачен крупный город Фессалоники в северной Греции, он принадлежал венецианцам. Мурад II одержал ряд важных побед на Балканском полуострове, заметно расширив владения своей державы. Так в октябре 1448 года состоялась сражение на Косовом поле. В этой битве османское войско противостояло объединёнными силами Венгрии и Валахии под командованием венгерского генерала Яноша Хуньяди. Ожесточённая трёхдневная битва завершилась полной победой османов, и решило судьбу балканских народов — на несколько веков они оказались под владычеством турок. После этого сражения крестоносцы потерпели окончательное поражение и больше не предпринимали серьёзных попыток отбить Балканский полуостров у Османской империи. Судьба Константинополя была решена, турки получили возможность решить задачу захвата древнего города. Сама Византия уже не представляла большой угрозы для турков, но коалиция христианских стран, опираясь на Константинополь, могла принести значительный вред. Город находился практически в середине османских владений, между Европой и Азией. Задачу по захвату Константинополя решил султан Мехмед II.

Византия. Византийская держава к 15 столетию утратила большую часть своих владений. Весь XIV век был периодом политических неудач. Несколько десятилетий казалось, что Сербия сможет захватить Константинополь. Различные внутренние раздоры были постоянным источником гражданских войн. Так византийский император Иоанн V Палеолог (правивший с 1341 - 1391 годы) свергался с престола трижды: своим свекром, сыном и затем внуком. В 1347 году прокатилась эпидемия «чёрной смерти», которая унесла жизни не менее трети населения Византии. Турки переправились в Европу, и пользуясь неурядицами Византии и балканских стран, к концу столетия вышли к Дунаю. В результате Константинополь оказался окружён почти со всех сторон. В 1357 году турки овладевают Галлиполи, в 1361 году — Адрианополем, который стал центром турецких владений на Балканском полуострове. В 1368 году султану Мураду I подчинилась Нисса (загородное местопребывание византийских императоров), и османы оказались уже под стенами Константинополя.

Кроме того, существовала проблема борьбы сторонников и противников унии с католической церковью. Для многих византийских политиков было очевидно, что без помощи Запада, империи не выжить. Ещё в 1274 году на Лионском соборе византийский император Михаил VIII пообещал папе добиваться примирения церквей из политико-экономических соображений. Правда, его сын император Андроник II созвал собор восточной церкви, который отверг решения Лионского собора. Затем Иоанн Палеолог поехал в Рим, где торжественно принял веру по латинскому обряду, но помощи от Запада не получил. Сторонниками унии с Римом были в основном политики, либо принадлежали интеллектуальной элите. Открытыми врагами унии было низшее духовенство. Иоанн VIII Палеолог (византийский император в 1425—1448 годах) считал, что Константинополь можно спасти только с помощью Запада, поэтому постарался как можно быстрее заключить унию с римской церковью. В 1437 году вместе с патриархом и делегацией православных архиереев византийский император отправляется в Италию и провел там более двух лет безвыездно, сначала в Ферраре, а затем на Вселенском соборе во Флоренции. На этих заседаниях часто обе стороны заходили в тупик и готовы были остановить переговоры. Но, Иоанн запретил своим епископам покидать собор до принятия компромиссного решения. В конце концов, православная делегация была вынуждена уступить католикам почти по всем основным вопросам. 6 июля 1439 года была принята Флорентийская уния, и восточные церкви воссоединились с Латинской. Правда, уния оказалась непрочной, уже через несколько лет многие присутствовавшие на Соборе православные иерархи стали открыто отрицать своё согласие с унией или говорить о том, что решения Собора были вызваны подкупом и угрозами со стороны католиков. В результате, уния была отвергнута большинством восточных церквей. Большинство духовенства и народа не приняло эту унию. В 1444 году римский папа смог организовать крестовый поход против турок (основной силой были венгры), но под Варной крестоносцы потерпели сокрушительное поражение.

Споры об унии происходили на фоне экономического упадка страны. Константинополь конца 14 столетия был печальным городом, городом упадка и разрушения. Потеря Анатолии лишила столицу империи почти всех сельскохозяйственных земель. Население Константинополя, которое в XII веке насчитывало до 1 млн. человек (вместе с предместьями), упало до 100 тыс. и продолжало сокращаться - к моменту падения в городе было примерно 50 тыс. человек. Предместье на азиатском берегу Босфора было захвачено турками. Предместье Пера (Галата) на другом берегу Золотого рога, была колонией Генуи. Сам город окружённый стеной в 14 миль, потерял ряд кварталов. Фактически город превратился в несколько отдельных поселений, разделённых огородами, садами, брошенными парками, руинами зданий. Многие имели свои стены, заборы. Наиболее многолюдные селения располагались по берегам Золотого Рога. Наиболее богатый квартал, примыкавший к заливу, принадлежал венецианцам. Рядом располагались улицы, где жили выходцы с Запада – флорентийцы, анконцы, рагузяне, каталонцы и евреи. Но, причалы и базары были ещё полны торговцами из итальянских городов, славянских и мусульманских земель. Ежегодно в город прибывали паломники, в основном из Руси.

Последние годы до падения Константинополя, подготовка к войне

Последним императором Византии стал Константин XI Палеолог (правивший в 1449—1453 годах). До того как стать императором он деспотом Мореи – греческой провинции Византии. Константин обладал здравым умом, был хорошим воином и администратором. Обладал даром вызывать любовь и уважение своих подданных, его встретили в столице с большой радостью. Недолгие годы своего правления он занимался тем, что готовил Константинополь к осаде, искал помощи и союза на Западе и пытался успокоить смуту, вызванную унией с Римской церковью. Своим первым министром и главнокомандующим флотом он назначил Луку Нотараса.

Султан Мехмед II получил трон в 1451 году. Это был целеустремлённый, энергичный, умный человек. Хотя первоначально считалось, что это не блещущий талантами молодой человек - такое впечатление сложилось по первой попытке правления в 1444—1446 гг., когда его отцу Мураду II (он передал трон сыну, чтобы отдалиться от государственных дел) пришлось вернуться на трон для решения появившихся проблем. Это успокоило европейских правителей, у всех своих проблем хватало. Уже зимой 1451—1452 гг. султан Мехмед повелел начать строительство крепости в самом узком месте пролива Босфор, отрезая тем самым Константинополь от Чёрного моря. Византийцы были в замешательстве – это был первый шаг к осаде. Было отправлено посольство с напоминанием о клятве султана, который обещал сохранить территориальную целостность Византии. Посольство оставили без ответа. Константин направил посланцев с подарками и попросил не трогать греческих деревень, расположенных на Босфоре. Султан проигнорировал и эту миссию. В июне было направлено третье посольство – на этот раз греков арестовали, а затем обезглавили. Фактически это было объявление войны.

К концу августа 1452 года крепость Богаз-Кесен («перерезающая пролив», или «перерезающая горло») была построена. В крепости установили мощные орудия и объявили о запрете проходить Босфор без досмотра. Два венецианских корабля были отогнаны и третий утоплен. Экипаж обезглавили, а капитана посадили на кол – это развеяло все иллюзии на счёт намерений Мехмеда. Действия османов вызвали беспокойство не только в Константинополе. Венецианцам в византийской столице принадлежал целый квартал, они имели значительные привилегии и выгоды от торговли. Было ясно, что после падения Константинополя турки не остановятся, под ударом оказывались владения Венеции в Греции и Эгейском море. Проблема была в том, что венецианцы увязли в дорогостоящей войне в Ломбардии. С Генуей союз был невозможен, с Римом отношения были натянутые. Да и с турками отношения портить не хотелось – венецианцы вели выгодную торговлю и в османских портах. Венеция позволила Константину вербовать солдат и матросов на Крите. В целом Венеция сохранила нейтралитет о время этой войны.

Генуя оказалась в примерно такой же ситуации. Обеспокоенность вызвала судьба Перы и черноморских колоний. Генуэзцы, как и венецианцы, проявили гибкость. Правительство обратилось с призывом к христианскому миру направить помощь Константинополю, но сами такую поддержку не оказали. Частные граждане получили право действовать по своему усмотрению. Администрации Перы и острова Хиос получили указание придерживаться в отношении турок такой политики, какую они сочтут наиболее подходящей в сложившейся ситуации.

Рагузане – жители города Рагуз (Дубровник), также как и венецианцы, недавно получили от византийского императора подтверждение своих привилегий в Константинополе. Но и Дубровницкая республика не хотела подвергать риску свою торговлю в османских портах. Кроме того, у города-государства флот был небольшим и рисковать им не хотели, если нет широкой коалиции христианских государств.

Римский папа Николай V (глава католической церкви с 1447 по 1455 год), получив письмо Константина с согласием принять унию, тщетно обращался за помощью к различным государям. Должного отклика на эти призывы не было. Только в октябре 1452 года папский легат к императору Исидор привёл с собой 200 нанятых в Неаполе лучников. Проблема унии с Римом опять вызвала в Константинополе споры и волнения. 12 декабря 1452 года в храме св. Софии отслужили торжественную литургию в присутствии императора и всего двора. В ней были упомянуты имена папы римского, патриарха и официально провозглашены положения Флорентийской унии. Большинство горожан приняло это известие с угрюмой пассивностью. Многие надеялись, что если город устоит, можно будет отвергнуть унию. Но уплатив эту цену за помощь, византийская элита просчиталась – суда с солдатами западных государств не прибыли на помощь гибнущей империи.

В конце января 1453 года вопрос о войне был окончательно решён. Турецкие войска в Европе получили приказ атаковать византийские города во Фракии. Города на Чёрном море сдались без боя и избежали погрома. Некоторые города на побережье Мраморного моря пытались защищаться, и были разрушены. Часть армии вторглась на Пелопоннес и напала на братьев императора Константина, чтобы они не смогли прийти на помощь столице. Султан учёл тот факт, что ряд предыдущих попыток взять Константинополь (его предшественниками) провалился из-за отсутствия флота. Византийцы имели возможность морем подвозить подкрепления и припасы. В марте в Галлиполи стягивают все имеющиеся в распоряжении турок суда. Часть судов были новыми, построенными в течение нескольких последних месяцев. В турецком флоте было 6 трирем (двухмачтовые парусно-гребные судна, одно весло держали три гребца), 10 бирем (одномачтовое судно, где на одном весле было два гребца), 15 галер, около 75 фуст (легкие, быстроходные суда), 20 парандарий (тяжёлые транспортные баржи) и масса мелких парусных лодок, шлюпок. Во главе турецкого флота был Сулейман Балтоглу. Гребцами и матросами были пленные, преступники, рабы и частью добровольцы. В конце марта турецкий флот прошёл через Дарданеллы в Мраморное море, вызвав ужас у греков и итальянцев. Это был ещё один удар по византийской элите, там не ожидали, что турки подготовят столь значительные морские силы и смогут блокировать город с моря.

Одновременно во Фракии готовили армию. Всю зиму оружейники не покладая рук делали различного рода оружие, инженеры создавали стенобитные и камнемётные машины. Был собран мощный ударный кулак из примерно 100 тыс. человек. Из них 80 тыс. были регулярным войском – кавалерией и пехотой, янычарами (12 тыс.). Примерно 20-25 тыс. насчитывали иррегулярные войска – ополченцы, башибузуки (иррегулярная кавалерия, «безбашенные» не получали жалованья и «награждали» себя мародёрством), тыловые подразделения. Большое внимание султан уделил и артиллерии – венгерский мастер Урбан отлил несколько мощных пушек, способных топить корабли (с помощью одной из них потопили венецианское судно) и разрушать мощные укрепления. Самое большое из них тащили 60 быков, и к ней была приставлена команда в несколько сотен человек. Орудие стреляло ядрами весом примерно 1200 фунтов (около 500 кг). В течение марта огромная армия султана стал постепенно двигаться к Босфору. 5 апреля под стены Константинополя прибыл и сам Мехмед II. Моральный дух у армии был высокий, все верили в успех и надеялись на богатую добычу.

Люди в Константинополе были подавлены. Огромный турецкий флот в Мраморном море и сильная вражеская артиллерия, только усиливали беспокойство. Люди вспоминали предсказания о падении империи и пришествии антихриста. Но нельзя сказать, что угроза лишила всех людей воли к сопротивлению. Всю зиму мужчины и женщины, поощряемые императором, трудились, расчищая рвы и укрепляя стены. Был создан фонд для непредвиденных расходов – в него сделали вложения император, церкви, монастыри и частные лица. Надо отметить, что проблемой было не наличие денег, а отсутствие нужного количества людей, оружия (особенного огнестрельного), проблема продовольствия. Всё оружие собрали в одном месте, чтобы при необходимости распределить по наиболее угрожаемым участкам.

Надежды на внешнюю помощь не было. Поддержку Византии оказали только некоторые частные лица. Так, венецианская колония в Константинополе предложила свою помощь императору. Два капитана венецианских судов возвращавшихся из Чёрного моря – Габриэле Тревизано и Альвизо Диедо, дали клятву участвовать в борьбе. Всего флот, оборонявший Константинополь, состоял из 26 кораблей: 10 из них принадлежали собственно византийцам, 5 — венецианцам, 5 — генуэзцам, 3 — критянам, 1 прибыл из Каталонии, 1 из Анконы и 1 из Прованса. Несколько знатных генуэзцев прибыло сражаться за христианскую веру. К примеру, доброволец из Генуи Джованни Джустиниани Лонго привёл с собой 700 солдат. Джустиниани был известен, как опытный военный, поэтому был назначен императором командующим обороной сухопутных стен. В целом у византийского императора, не включая союзников, было около 5-7 тысяч воинов. Надо отметить, что часть населения города покинула Константинополь до начала осады. Часть генуэзцев – колония Пера и венецианцев сохранили нейтралитет. В ночь на 26 февраля семь кораблей – 1 из Венеции и 6 с Крита ушли из Золотого Рога, увозя 700 итальянцев.

Продолжение следует…

topwar.ru

9 Распад Византийской империи после 1204 года

Распад Византийской империи после 1204 года

Согласно византийской истории после распада единой Византии, она раскололась на несколько частей, смотри рисунок 58.

Рис. 58. Государства, образовавшиеся в результате распада Византийской Империи 1204 года [1]

Латинианской империи

В 1204 году 9 мая особая коллегия избрала императором графа Балдуина. Одна из самых крупных частей бывшей Византийской империи.

Трапезундская империя[2]

Образовалась в 1204 году, династией Комнинов, после гибели византийского императора Андроника I Комнина (ИХ), и его сыновей в 1185 году, сторонникам удалось спасти двух несовершеннолетних сыновей царевича Мануила: Алексея и Давида.

Согласно моей реконструкции, этот запутанный текст имеет логику. После смерти Андроника-Христа 26 ноябре 1185 года у него рождается сын Давид (Георгий). Царь Давид - это еще один дубликат имени сына Христа. В книге В. Г. Носовского А. Т. Фоменко приводится следующий текст: «Повесть о создании и попленении Тройском (Троянском), и о конечном разорении, еже бысть при Давиде, цари Иудейском»[3]. Однако авторы книги полагают, что под именем Давид имеется в виду сам Христос, что является ошибочным, исходя из моей реконструкции. После смерти Андроника и приходом к власти династии Ангелов, ни о каких разорениях речи в исторических документах не идет, а идет именно после того, как захватывают крестоносцы Византу, и греки Трою. Сами авторы говорят, что Троянская война - это война 1202-1204, тогда как тут может идти речь об Иисусе Христе, если он умер еще в 1185 году. Под царем Давидом понимается сын Христа, а не сам Христос.

Основателями многих государств являются якобы два брата:

1.Рим – Ромул и Рем.

2.Киева – Аскольд и Дир.

3.Москва – Георгий и Иоанн (согласно моей реконструкции).

Алексей и Давид сначала воспитывались в Византе, скрываясь от мстительных Ангелов, и якобы в 1203 году, бежали в Грузию (Русь, Тартарию), где царствовала их тетка по матери Тамара (Марфа).

Маловероятно, что Династия Ангелов не смогла бы найти и уничтожить «конкурентов» на трон 18 лет, тем более, если они находились в самом городе Византе. В тексте упоминается их тетя по матери Тамара. Согласно священному писанию у Марии была сестра Марфа жена Аристакеса, говориться что она вышла замуж, а после смерти мужа стала правительницей Грузии, однако после смерти Ярослава ее отца наверняка часть территории Тартарии отошло по наследств ей. Подтверждает мою реконструкцию следующий исторический факт из истории Георгия Победоносца. Согласно сохраненному преданию Грузинской православной церкви,[4] святая равноапостольная Нина (дочь Тамары), просветительница Грузии была двоюродной сестрой святого Георгия. Кстати, Ярослав при крещении получил имя Георгий, возможно, поэтому и его дочь назвала сына Георгием. Святой Георгий умер в 303 году 23 апреля от рождества Христова, но как это в истории обычно бывает, с точностью до наоборот. Апокалипсис – это не «конец света» для христиан, как сегодня нам это преподносится, а как победа христиан над антихристами. Так же и дата победы Георгия над Исааком Ангелом стала датой якобы смерти Георгия Победоносца.

Эпирский деспотат

Жители не покорились крестоносцам и продолжали борьбу, правителем становится Михаил I Ангел Комнин Дука. Династия Ангелов является династией сатаны (деспота) возможно, поэтому и название Эпирский деспотат. Михаил[5] – был незаконным сыном севастократора Иоанна, дяди императоров Алексея III, Ангела-Комнина и Исаака II Ангела. Михаил истязал пленных рыцарей, а всех попавших ему в руки латинских священников немедленно предавал смерти. Михаил, являлся двоюродным братом двух сатанистов Исаака и Алексея. Поэтому он и убивал воинов тамплиеров и священников. Умер в 1214 году.

Никейская империя[6]

Самая крупная часть бывшей византийской империи. Основатель - Федор I Ласкарис (Ласкарь) – греческий вельможа, стоящий близко ко двору династии Ангелов (сатанистов) зять Алексея III Ангела. После завоевания Византы бежал на восток и создал новое независимое государство. Феодор Ласкарис был наиболее видным претендентом потому, что состоял в родстве с династией Ангелов и уже был избран царём в Византе, перед самым его падением. Наиболее опасным врагом Федора был Алексей Комнин (Георгий Победоносец). После захвата Византы ГП починил себе всю Византийскую империю, и не какого раскола Византии не было, и все это выдумка Романовых (Скалегера).

Ослабление латинян позволило Феодору утвердиться в Никее (Москва) и создать здесь оплот греческой культуры и православия. Центром христианства а не православия становиться Москва а ни Никея. Не один город не мог быть центром православия, религии Романовых так как они создадут ее 1654 году, а тут описываются события конца XII века.

Избранный в патриархи Михаил Авториан (Аристакес) в 1206 году торжественно короновал Ласкариса (ГП) императорской короной, так как мать Магдалина умерла и георгий становиться полноправным правителем. В Никею (Москву) со всех концов империи стали прибывать представители православного (христианского) духовенства, служилого и поместного сословия, чтобы искать защиты под державой Ласкариса (ГП) и принести свои силы на служение национальному делу.

Никея (Москва) становится центром христианства, нечто подобное прослеживается и при Константине Великом (ГП) первый Вселенский собор в Константинополе (Москве) в 325 году, где узаконивали Евангелия (Библию, Веды Перуна)

До Федора Ласкариса Никией управлял Константин XI (Аристакес I) с 12 апреля (за день до взятия Византы), по официальной истории, согласно моей реконструкции, на следующий день после взятия Византы 24 апреля. То же самое говорится и про Федора, что перед самым захватом Византы он был избран царем. Как известно, Константин I Великий (ГП), основатель Константинополя, был язычником, боролся с христианством и только на смертном одре его крестили. В реальности Константин крестился задолго до своей смерти 1202 году, иначе как бы он организовал Первый Вселенский собор в Никее в 325 году (с начала октября по 23 ноября 1205 года) учитывая, что до последнего дня он был язычником. Если брать во внимание тот факт, что он основывает на месте разрушенного города Византы (так как его разрушили и сожгли 23 апреля в 1204 году, орден тамплиеров во главе с сыном Христа Георгием) город Константинополь в границах прежнего города Византы.

Так как при крещении ему дали новое имя Константин (Федору Ласкариесу), то произошла путаница и якобы до Федора правил некий Константин XI. Из-за скалигеровской хронологии Константин I на «бумаге» превращается в XI. Поздние редакторы уже не понимают, кто он такой, и поэтому найти, что-либо именно о Константине XI (Аристакеса I) невозможно, кроме как о том, что он правил Никеей до Федора.

При княжне Ольге он является якобы Константином VII (Аристакес I) . В действительности ситуация была таковой: Федор Ласкарис ГП коронуется 24 апреля 1204 года в Византе, но после победы тамплиеров переносит столицу в Никею (Москву). Крестится 1202 года получает при крещении имя Константин (Иоанн).

Став христианином, укрепляет христианство и созывает Первый Вселенский Собор в Москве (Никее), так как Византа была разрушена до основания 23 апреля 1204 года. Объединяется силами с Латинской империей и империей Комнинов. Решил восстановить город Византу и восстановленный город назвал в честь себя Константинополем. Исходя из выше сказанного, название Константинополь появилось только после 1205 года, вероятнее всего, город стали восстанавливать через год после разрушения.

Рис. 59. Моливдовул Давида Комнина. Государственный Эрмитаж 13 век[7]

Рис. 60. Моливдовул Давида Комнина, оборотная сторона. Государственный Эрмитаж 13 век[8]

Исходя из Моливдовула – монеты Давида (Георгия, Иоанна) Комнина, нет сомнения относительно того, кто был в действительности Георгий Победоносец.

[1] http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Byzantium1204_ru.png

[2] http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D1%80%D0%B0%D0%BF%D0%B5%D0%B7%D1%83%D0%BD%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%8F

[3] Начало Ордынской Руси. В.Г. Носовский А.Т. Фоменко. Стр. 346

[4] http://drevo.pravbeseda.ru/index.php?id=10133

[5] http://slovari.yandex.ru/dict/monarchs_antiquity/article/rim/rim-273.htm

[6] http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%8F

[7] http://sovcom.ru/pics/auctions/46195_36-2.jpg

[8] http://www.sarodom.ru/Visantiya/Tom/5.htm6.gif

xn--e1afagriqfdf4h.xn--p1ai

Византийская империя — Циклопедия

Как Создавались Империи - Византия (BBC) Византийская империя в 550 год, в период наибольшего расцвета История Византийской Империи (документальный фильм) [44:02]

Византийская империя (395[Прим. 1]—1204[Прим. 2], 1261[Прим. 3]—29 мая 1453[Прим. 4]), Восточная Римская империя, Византи́я — государство, образовавшееся в 395 году после окончательного разделения Римской империи на Западную и Восточную после смерти императора Феодосия I. Западная Римская империя прекратила своё существование спустя 81 год, оставив Византию исторической, культурной и цивилизационной преемницей Древнего Рима[1].

Название «Византия» Восточной Римской империи было дано уже после её распада. Оно происходит от изначального названия Константинополя — «Византий», куда в 330 году была перенесена столица Римской империи. Константинополь оставался столицей государства вплоть до его захвата турками в 1453 году[2].

От Римской империи Византия унаследовала монархическую форму правления. Главой государства был император, который также назывался автократором или василевсом.

Максимального расцвета Византия достигла к 550 году при императоре Юстиниане I, который правил с 527 по 565 год. Ему удалось захватить государства вандалов в Северной Африке, Королевство остготов в Италии, а также южную часть Королевства вестготов в Испании. Однако после смерти императора Византия начала терять захваченные земли. К началу VII века ей удалось сохранить только несколько разъединённых территорий в Италии, крупные острова в западном Средиземноморье и Карфагенский экзархат. К 680 году под натиском арабов Византия потеряла Египет, Северную Африку, Сирию, Палестину и Верхнюю Месопотамию. С 673 по 678 год арабские войска осаждали Константинополь.

VII век охарактеризовался проведением существенных реформ в управлении. Так, вместо эпархий и экзархатов империя была разделена на фемы, подчинённые стратигам. Греческий язык стал официальным, императоры стали называться василевсами.

К VIII веку временная стабилизация вновь сменилась чередой кризисов, чему послужили войны с арабами и болгарами, а также постоянные восстания. Император Лев III Исавр (717—741) смог нанести решающее поражение арабам.

В 800 году Карл Великий объявил о восстановлении Западной Римской империи, что для Византии стало чувствительным унижением. Одновременно с этим Багдадский халифат усилил свой натиск на востоке. В Италии Византии удалось сохранить только Венецию и земли на юге полуострова. Вследствие восстановления политики иконоборчества Византия вновь погрузилась в смуты, закончившиеся только в 867 году. Приход к власти императоров македонской династии обеспечил Византии полтора столетия процветания.

В 1019 была завоёвана Болгария. Византийская империя достигла наибольшего своего усиления со времён, предшествующих арабским завоеваниям. Однако после смерти императора Василия II начинается постепенный упадок государства, вызванный анархией и феодальной раздробленностью. В середине XI века Византия утратила Италию. В 1071 году Роман IV Диоген потерпел сокрушительное поражение от турок-сельджуков в битве под Манцикертом. В течении последующих 10 лет туркам удалось захватить территории вплоть до Мраморного моря.

Временное усиление Византии после Крестовых походов сменилось ухудшением отношений с Западом после резни латинов. Это привело к тому, что Четвёртый крестовый поход был направлен уже против Византии. В 1204 году был захвачен Константинополь. Империя распалась на ряд государств — Латинскую империю и Ахейское княжество, созданные на территориях, захваченных крестоносцами, и Никейскую, Трапезундскую и Эпирскую империи — оставшиеся под контролем греков. Латиняне подавляли в Византии греческую культуру, засилье итальянских торговцев мешало возрождению византийских городов.

В 1261 году военачальник Алексей Стратигопул завладел Константинополем, и Византия была вновь возрождена. На престол взошёл Михаил VIII Палеолог. Эпоха Палеологов была полна восстаний и смут. В Европе усиливалось давление сербов, в Азии — турков-османов, которые в 1338 году достигли Босфора, а в 1352—1354 годах начали завоёвывать Европу. К 1395 году Константинополь был заблокирован со всех сторон. Падение Византии замедлило вторжение Тамерлана в Морею в 1402 году. Однако в 1421 году турки продолжили давление на империю. В 1422 году была атакована столица, в 1430 году захвачены Фессалоники.

К 1453 году Византийская империя владела только Константинополем и Мореей. С 5 апреля по 29 мая 1453 года продолжалась осада города, закончившаяся полной победой Османской империи. Византийская империя прекратила существование. Последние её остатки — Морея и Трапезунд — были захвачены в 1460 и 1461 годах соответственно.

Византийская экономика была одной из самых передовых в Европе и Средиземноморье на протяжении многих веков. Европа, в частности, была не в состоянии соответствовать византийской экономической мощи до позднего Средневековья. Константинополь был торговым центром, который в разные времена торговал почти во всей Евразии и Северной Африке, в частности, город являлся конечной точкой знаменитого Шелкового пути. До первой половины VI века в резком контрасте с упадком на Западе, византийская экономика процветала и укреплялась[3]. Однако чума Юстиниана и арабские завоевания, существенно ослабили империю и способствовали периоду упадка и застоя. Реформы Исавриев и, в частности, заселение Константина V, общественные работы и налоговые меры, положили начало возрождению империи, которое продолжалось до 1204 года, несмотря на территориальные сокращения[4]. С X века до конца XII века Византийская империя жила в роскоши, и даже путешественники, которые приезжали в Константинополь, были поражены богатством столицы. Четвертый крестовый поход привел к нарушению византийского производства и коммерческого господства Византии в восточной части Средиземного моря, что стало экономической катастрофой для империи. Палеологи пытались оживить экономику, но до конца времен империи государство не смогло получить полный контроль над внешней и внутренней экономической силой. Постепенно, она тоже потеряла свое влияние на условия торговли и ценовые механизмы, а также контроль над оттоком драгоценных металлов. По мнению некоторых ученых, империя в последние годы даже не чеканила собственных монет[5].

Одной из экономических основ Византии была торговля, чему способствовал морской характер империи. Текстильные изделия были самым важным предметом экспорта, то есть византийский шелк, который импортировали в Египет, а также он продавался в Болгарии и на Западе[6]. Государство жестко контролировало как внутреннюю, так и международную торговлю, и долгое время сохраняла на неё монополию. Чеканка монет, поддерживая прочную и гибкую денежную систему, была адаптирована к нуждам торговли. Правительство осуществляло формальный контроль над процентными ставками, а также устанавливало правила деятельности цехов и корпораций, к которым оно проявляло особый интерес. Император и его чиновники вмешивались в период кризиса в ценообразование, в целях снижения цен на зерновые. Наконец, правительство зачастую перенаправляло излишки с налогов в перераспределение в виде зарплаты для государственных служащих, или в виде инвестиций в общественные работы.

Византия часто отождествляется с абсолютизмом, православной духовностью, ориентализмом и экзотикой, в то время как термин византизм используется в качестве прибаутки про упадок, сложную бюрократию и репрессии. В странах Центральной и Юго-Восточной Европы, которые вышли из Восточного блока в конце 1980-х и начале 1990-х годов, оценка Византийской цивилизации и ее наследие были сильно отрицательными из-за их связи с предполагаемым восточным авторитаризмом и автократией. Для восточной и западной Европы Византийская империя зачастую воспринимается как комплекс религиозных, политических и философских идей, которые противоречат тем, что возникли на Западе. Даже в XIX веке в Греческом королевстве, акцент был сделан в основном на классическом прошлом, в то время как византийская традиция была связана с отрицательными коннотациями[7].

Этот традиционный подход к Византии частично или полностью опровергает и пересмотр современных исследований, которые основываются на положительных аспектах византийской культуры и наследия. Так некоторые ученые считают бесспорным византийский вклад в формирование средневековой Европы и признают важную роль Византии в формировании и распространении православия, которое в свою очередь, занимает центральное место в истории и обществе таких стран, как Греция, Болгария, Россия, Сербия и других[8]. Византийцы также сохранили и скопировали классические рукописи, и они, таким образом, рассматриваются как носители классических знаний, как и сделали важный вклад в современную европейскую цивилизацию, и являлись предшественниками гуманизма эпохи Возрождения и развития славянской православной культуры[8].

  1. ↑ Byzantium: Byzantine Studies On The Internet (англ.). Fordham University. Проверено 8 ноября 2012.
  2. ↑ Под ред. Э. А. Манушина История человечества. VII век до н. э. — VII век н. э.. — Москва: Издательский дом «МАГИСТР-ПРЕСС», 2003. — Т. 3. — 10 000 экз.
  3. ↑ Laiou, Angeliki E.; Morisson, Cécile (2007). «The Byzantine Economy». New York: Cambridge University Press. pp. 1, 23-38. ISBN 0-521-84978-0.
  4. ↑ Magdalino, Paul (2002). «Medieval Constantinople: Built Environment and Urban Development». p. 532. Washington, DC: Dumbarton Oaks.
  5. ↑ Matschke, Klaus-Peter (2002). «Commerce, Trade, Markets, and Money: Thirteenth-Fifteenth Centuries». pp. 805—806. Washington, DC: Dumbarton Oaks.
  6. ↑ Laiou, Angeliki E. (2002). «Exchange and Trade, Seventh-Twelfth Centuries». p. 723. Washington, DC: Dumbarton Oaks.
  7. ↑ Angelov, Dimiter G. (February 2001). «The Making of Byzantinism». pp. 1–10.
  8. ↑ 8,08,1 Cameron, Averil (2009) (in Greek [translated from the original by Giorgos Tzimas]). «The Byzantines». Athens: Psychogios Publications. ISBN 978-960-453-529-3.

cyclowiki.org

Византийский урок: продолжение темы / Православие.Ru

Оскверненная фреска святых равноапостольных Константина и Елены
Оскверненная фреска святых равноапостольных Константина и Елены
Фильм архимандрита Тихона (Шевкунова) «Гибель империи. Византийский урок» поднял вопрос об историческом наследии Византии и его значении для современной России. Правомочность постановки этого вопроса признавали многие участники дискуссии, разгоревшейся в СМИ по поводу фильма, в том числе и его противники. Помимо исторических резонов обратиться к теме византийского наследия есть и духовный, поскольку мы, русские, и единоверные нам народы, проживающие бок о бок с нами, являемся участниками того же духовного Завета с Богом, в котором пребывали византийцы. Приняв от них Православие, мы влились в Церковь и стали народом Нового Завета.

А Завет с Богом, как и любой договор, предполагает определенные условия и ответственность за их нарушение. То и другое описано в книге Завета – Библии. И там, в частности, сказано: «Если… будешь слушать гласа Господа Бога твоего, тщательно исполнять все заповеди Его, которые заповедую тебе сегодня, то Господь Бог твой поставит тебя выше всех народов земли… Если же не будешь слушать гласа Господа Бога твоего и не будешь стараться исполнять все заповеди Его и постановления Его, которые я заповедую тебе сегодня, то придут на тебя все проклятия сии и постигнут тебя» (Втор. 28: 1, 15).

Фильм указал на причины заката и падения Византийской империи, но, разумеется, ни формат, ни жанр фильма не позволяли о многом говорить подробно. Развивая затронутую в фильме важную тему, обратим внимание на некоторые подробности тех событий.

Раздробление территории Византийской империи

Когда в 1204 году крестоносцы захватили Константинополь и ряд других городов, образовав Латинскую империю, Византия распалась на несколько самостоятельных государств – Никейскую империю, Трапезундскую империю и Эпирский деспотат. На протяжении XIII века эти государства воевали как с католиками и с турками, так и, к сожалению, между собой. Никейскому императору Михаилу VIII удалось вернуть Константинополь, Фессалоники, а позднее его преемником были присоединены и территории Эпирского деспотата. Но Трапезундская империя продолжала оставаться независимым государством, являя собой печальное свидетельство развала древней Византии. Один народ с одной верой, языком и историей был разделен на два государства, каждое из которых, естественно, было слабее, чем единое, оставшееся в прошлом.

Раздробление продолжалось и дальше. Во второй половине XIV века Константинополь с его ближайшими владениями был окружен землями, принадлежавшими уже туркам, и мог лишь с трудом поддерживать морем сношения с территориями, составлявшими пока еще часть Византии, а именно с Фессалоникой, Фессалией и Морейским деспотатом, которые жили поэтому порою почти независимой от центра жизнью, словно бы самостоятельные государственные образования. Формально единство империи обеспечивало только то обстоятельство, что во главе такого нового государственного образования стоял один из членов императорской семьи. Так, в конце XIV века Фессалоники получили в качестве деспота одного из сыновей Иоанна V. Морейский деспотат также управлялся сыновьями или братьями императора.

Смуты и восстания

В последнее столетие существования Византии поляризация общества на бедных и богатых достигла своего пика. Сельское хозяйство, прежде всегда составлявшее реальную основу экономического благополучия империи, пришло в упадок. Многие плодородные провинции были утрачены под натиском турок, остальные разорились из-за почти непрекращающихся гражданских войн и неразумных действий центра.

Иоанн Кантакузин, писал, что упадок Пелопоннеса объясняется не вторжением турок или латинян, но внутренней борьбой, которая сделала из «Пелопоннеса большую пустыню, чем Скифия». Разоренные крестьяне оказались во власти хозяев. И если сначала этими хозяевами – крупными землевладельцами – были греки, то после каталонских опустошений в начале XIV века и вторжений албанцев крупными земельными собственниками, например в Фессалии, стали албанцы.

Будучи угнетены всемогущими хозяевами, деревенские жители испытывали большие бедствия. Крестьянство было разорено и озлоблено. Народные восстания и ненависть бедных к богатым раздирали не только провинции, но и основные города империи. Во время восстания 1328 года константинопольская толпа разорила прекрасный дворец Феодора Метохита. А в 1341 году поднялась целая революционная волна, сначала в Адрианополе, а потом и в других городах империи.

Самым крупным восстанием было фессалоникийское: тамошние «зилоты»-революционеры в 1342 году учинили кровавое избиение знати, разграбили богатые дома и учредили как бы республиканское управление. Только в 1349 году соединенными усилиями Иоанна V и Иоанна VI Кантакузина удалось восстановить контроль империи над вторым по значимости городом.

Экономическая несамостоятельность

О переходе византийской торговли под контроль западноевропейцев в фильме сказано достаточно. Действительно, в Константинополе, который продолжал оставаться центром торговли, можно было встретить торговцев разных национальностей. Так, Франческо Бальдуччи Пеголотти, писатель начала XIV века, упоминает генуэзцев, венецианцев, пизанцев, флорентинцев, провансальцев, каталонцев, анконцев, сицилийцев и «всех прочих иностранцев».

Собственно империя утратила контроль над своей торговлей. Она полностью перешла в руки западных торговцев, в основном венецианцев и генуэзцев, в чуть меньшей мере пизанцев, флорентинцев и других. Генуэзцы были свободны от налогов, они могли организовывать фактории и колонии не только на островах Эгейского моря и в Малой Азии, но также на берегах Черного моря.

Венецианцы также были свободны от торговых налогов, и постоянное политическое и экономическое соперничество между двумя могущественными республиками – Генуей и Венецией – иногда приводило к ожесточенным военным столкновениям на византийской территории.

Экономическая зависимость династии Палеологов от богатых и сильных западных республик и городов была полной. В экономическом отношении Палеологи империю не контролировали.

Финансовые силы и возможности страны, в корне подорванные латинским хозяйствованием, окончательно истощились в это время. Налоги из опустошенных провинций не поступали. Все денежные запасы были истрачены, императорские драгоценности проданы, солдат кормить было нечем, нищета царила повсюду. Западные путешественники, посещавшие столицу империи, описывали запустение и ветхость многих древних храмов и дворцов. После удара, нанесенного в 1204 году, город уже не смог восстановиться.

Историк XIV века Никифор Григора, описывая свадебные торжества по случаю брака Иоанна V, сообщал: «В те времена дворец был охвачен такою бедностью, что в нем не было ни одной чаши из золота или серебра, некоторые из них были из олова, все же прочие глиняные… я уже оставляю в стороне, что царские венцы и одеяния на том празднестве имели, по большей части, лишь вид золота и драгоценных камней. [На самом деле] они были из кожи и были лишь позолочены, как делают иногда кожевники, частью из стекла, отсвечивавшего различными цветами. Кое-где, лишь изредка, были драгоценные камни, имевшие настоящую прелесть, и блеск жемчугов, который не обманывает глаз. До такой степени упали, совершенно погасли и погибли древнее благоденствие и блеск Ромейской державы, так что я не без стыда могу изложить вам рассказ об этом».

Немногочисленные собственно византийские богачи не спешили делиться своими средствами не только тогда, когда дело касалось нужд империи, но даже и для укрепления оборонительных сооружений их собственных городов. В 1420-х годах император Иоанн VIII вынужден был уговаривать горожан собрать пожертвования на укрепление стен и башен Константинополя: собственных средств у казны не хватало, а обязать сделать сбор уже недоставало власти. Незадолго до падения города в 1453 году ввиду очевидного уже нападения турок император Константин XI снова обращался с той же просьбой о финансировании обороны, однако богачи ответили отказом. Разумеется, после захвата города все они вынуждены были отдать свои «сбереженные» сокровища туркам, причем их глупая жадность вызвала презрение даже у самого султана-завоевателя Мухаммеда II.

Влияние Запада

Об этом в фильме сказано немало, а в последовавшей затем дискуссии – столько, что, если собрать все сказанное, получится весьма увесистый том. Но говорившие в основном сосредотачивались на социально-политических аспектах, тогда как был еще и религиозный.

В XIV столетии в Византии появляется большое количество произведений, переведенных с латыни на греческий. К сожалению, распространение западной переводной литературы не преминуло негативно сказаться на верности Православию многих византийских интеллектуалов. Например, Димитрий Кидонис, служивший высшим чиновником у императоров Иоанна Кантакузина (1347–1354) и Иоанна V Палеолога (1354–1391), переводя и способствуя распространению трудов Фомы Аквинского, в конце концов сам обратился в католичество.

Под влиянием сочинений Фомы Аквинского возникло целое движение «филокатоликов»: кроме братьев Кидонисов, можно назвать Никифора Григору, Мануила Калеку, братьев Андрея и Максима Хрисовергов, митрополита Виссариона Никейского. Некоторые даже писали сочинения в защиту схоластического богословия.

И держалось это увлечение отнюдь не только на переводах. Еще с XIII века в Константинополе обосновался орден доминиканцев, который пропагандировал латинское учение посредством полемических сочинений против православных, таких как, например, Contra errores Graecorum. Иногда их использовали и как вспомогательные тексты для изучения греками латинского языка.

Конечно, знакомство с римо-католическими текстами позволило и православным богословам повысить уровень своей полемики. Среди представителей святоотеческо-богословского течения можно упомянуть святого Каллиста Ангеликуда, Иосифа Вриенния, Нила Кавасилу, святых Эфесского и Георгия Схолария. Но государство их не слишком поддерживало, скорее – наоборот.

Хотя предыдущая попытка византийцев прибегнуть к помощи католиков (при императорах династии Ангелов, когда в 1204 году Константинополь был захвачен и разграблен крестоносцами) имела весьма печальные последствия, в последнее столетие существования Византии многие вновь стали возлагать надежды на союз с латинянами, ради которого были готовы даже предать Православие.

Например, в 1369 году Иоанн V явился в Рим, принял католичество и присягнул на верность папе Римскому, но напрасно: гибнущей империи не слишком помогали и посылаемая помощь была не пропорциональна угрозе.

Наиболее крайним выражением этого движения в сторону Запада стало заключение унии на Ферраро-Флорентийском Соборе 1438–1439 годов.

Хотя император Мануил II на смертном одре завещал своему сыну и наследнику Иоанну VIII не возлагать больших надежд на унию, говоря, что примирение между греками и латинянами невозможно, сын не послушал отца и решил любой ценой добиваться унии с Римом.

Римский папа Евгений IV охотно принял эту идею, пригласив православных провести Собор в Ферраре и пообещав полностью оплатить их расходы. Это было выгодно Римскому папе для упрочнения своих внутренних позиций, ибо в то время в Римской Церкви был раскол: архиереи, не признающие Евгения, собрались на Базельский Собор. Справедливо замечает один латинский историк, говоря: «Насмеялся Восток безумию латинян, которые, будучи во взаимном расхождении, искали объединения других».

Самой яркой фигурой, отстаивавшей Православие на Соборе, стал святитель Марк Эфесский, имевший полномочия представлять патриархов Александрийского и Антиохийского.

24 ноября 1437 года греческая делегация, в которую входили Константинопольский патриарх Иосиф и 22 епископа и которую возглавлял император Иоанн Палеолог, отбыла в Италию. Византийцы искренне верили, что на Соборе удастся заключить единение на основе православного учения. Перед отправлением патриарх сказал, что они ничего не уступят из тех традиций Святой Церкви, которые приняли, и готовы, если надо, и умереть за них, ибо что может быть славнее мученического венца? Заключил он свою речь словами: «Пойдем – и возвратимся. Пойдем с опасностью; возвратимся с победой и трофеями!»

Однако получилось все совсем не так. Обсуждение началось с вопроса о чистилище, по которому, по мнению императора, не составит труда достигнуть согласия. Но разгоревшаяся полемика показала как принципиальное различие учений православных и католиков, так и нежелание католиков хоть в чем-либо поступиться своими взглядами. Это еще яснее стало при обсуждении вопроса о filioque. Вскоре не оставалось сомнений в том, что католики стремятся подчинить себе Православную Церковь. Было понятно, что на это согласен и император, не без внутренних борений решившийся пожертвовать Православием ради интересов империи. Святитель Марк Эфесский остался единственным защитником веры, в конце концов император и вовсе повелел арестовать его.

Уния была подписана всеми, кроме святителя Марка, который так писал о свершившемся: «Мы просили их придти к доброму тому соглашению, которое мы имели раньше в отношении нас самих и наших отцев, когда не было между нами раскола. Говорить это, казалось, петь глухим ушам, или кипятить камень, или сеять на камне, или писать на воде, или другое подобное, что говорится в пословицах в отношении невозможного».

Подписание унии, однако, не принесло большой пользы империи. Зато добавило раздору в византийское общество. Восточные патриархи и Русская митрополия прекратили общение с константинопольскими униатскими патриархами и осудили унию как ересь. Народ отверг унию, и на униатские богослужения в Святой Софии никто не ходил. Императору с трудом удалось найти кандидата на престол константинопольского патриарха, патриарха-униата бойкотировали почти все клирики. Святитель Марк Эфесский был лишен сана, однако народ именно его считал главным выразителем Православия.

В 1440 году папа Евгений провозгласил-таки крестовый поход против турок. Он смог собрать армию, состоявшую главным образом из венгров, которая в 1444 году переправилась через Дунай. Однако султану Мураду удалось разгромить силы крестоносцев под Варной, на берегу Черного моря.

Утверждение унии для Византии не принесло ничего, кроме разделения в обществе, падения авторитета императора в народе и смуты. В Константинополь прибыли военные послы из Италии, которым император доверил возглавлять оборону осажденного города. Но народ не желал служить латинским генералам, и более того, не желал защищать императора – предателя православной веры.

И в 1453 году латинский Запад не оказал существенной помощи погибающему Константинополю, а несколько тысяч генуэзцев и венецианцев сражались здесь не по благословению папы, а по собственному выбору, защищая свои коммерческие интересы и свое имущество.

Упадок нравов, увлечение язычеством, отступничество от Православия

Одной из главных причин постигших Византию бедствий сами греки – те немногие подлинно духовные лица того времени – называли чудовищное падение нравов в обществе.

Вот как описывает его один анонимный автор последнего столетия империи: «Большая часть из нас не знает, что значит быть христианином, а если и знают, не спешат жить сообразно с этим; священники наши, как и прочий народ, еще до брака вступают в связи с их будущими женами; за подарок духовные отцы прощают грехи и допускают до причастия; монахи, хвалящиеся девственностью, без стыда живут вместе с монахинями; имя врага Креста (диавола) не сходит у нас с языка: им мы обзываем друг друга; мы даем какую угодно клятву и ежечасно нарушаем ее; мы оскорбляем, как не делают того и нечестивцы, православную веру, закон, святое; за деньги мы отдаем своих малолетних дочерей на растление; гадаем на иконах, по встречам людей, по крику птиц, по карканью ворон; празднуем календы, носим мартовские амулеты, вопрошаем о будущем, прыгаем через зажженный костер; носим талисманы на шее и ворожим на зернах. Добродетель все больше и больше исчезает, а грех все усиливается. Наши власти несправедливы, чиновники корыстолюбивы, судьи подкупны, все безнравственны, девы хуже блудниц, священники невоздержны».

Это время особенно характеризуется развратом и даже культом разврата в обществе. Тогда «в Византии было множество публичных домов и большой наплыв женщин легкого поведения». Более того, богатые византийцы развешивали по стенам своих жилищ непристойные картины.

Другая черта – массовое пьянство. Патриарх Иоанн Калека (XIV в.), обращая внимание клира на распространение среди константинопольцев различных пороков, навлекающих гнев Божий, особенно упоминает о распространении пьянства в столице.

Наконец, в это время среди православного в прошлом народа как никогда распространяются оккультизм, суеверия, кощунства и религиозное невежество. Византийцы любили гадать, и гадали они на всем. Особенно популярны были гадания на предметах наиболее священных. Ворожеи «сидели у церквей и у святых икон и объявляли, что от них можно узнать будущее, как будто имели они дух Пифона». Кроме того, в Византии было бесчисленное множество гадателей, считавших себя волхвами и магами в строгом смысле этих слов.

Отступничество от Православия и образом жизни, и уклонением в язычество имело место не только в среде простого народа, но и среди ученейших людей того времени.

Нужно сказать, что, несмотря на общий экономический и политический упадок Византии в последнее столетие своего существования, гибнущее государство XIV и XV веков являлось центром живой и высокой культуры – умственной и художественной. Константинопольские школы процветали, и молодые люди приезжали туда учиться не только из далеких греческих областей, но даже из других стран. Энеа Сильвио Пикколомини, будущий папа Пий II, писал впоследствии, что в дни его юности любой итальянец, претендующий на то, чтобы называться ученым, должен был повсюду утверждать, что учился в Константинополе. Последнее столетие Византии было золотым веком для науки, искусства и литературы в Константинополе, Фессалонике и Мистре. Словно бы накануне всеобщего падения вся Эллада собирала умственную энергию, чтобы засветиться последним блеском.

Однако величайшие ученые того времени открыто возвращались к древнегреческому язычеству. Крупнейший ученый начала XV века Гемист Плифон стремился сконструировать новую, универсальную религиозную систему, которая противостояла бы существующим монотеистическим вероисповеданиям (прежде всего христианству) и в своих важнейших чертах совпадала бы с греко-римским язычеством. В его религиозно-политической утопии «Законы» предусматривались богослужения Зевсу и другим божествам греческого пантеона, в своих сочинениях он не упускал случая сделать нападки на христианство, вел борьбу против духовенства и в особенности против монашества, утверждал, что в будущем все христиане обратятся в язычество.

Своими идеями он заражал и учеников. О том, каким духом они были проникнуты, говорит тот факт, что, когда Плифон умер, его почитатель Виссарион, митрополит Никейский, а впоследствии папский кардинал, написал письмо к его детям, в котором говорил: «Дошло до меня, что общий наш отец и учитель, оставив все земное, переселился на небо в светлую страну, чтобы с Олимпийскими богами участвовать в таинственной пляске» (то есть вакханалиях).

Церковь в лице своих лучших представителей пыталась бороться с этим. В частности, было провозглашено суровое предупреждение, возглашавшееся в церквях каждый год: «Изучающим языческие науки, и не ради одной лишь образованности в них упражняющимся, но и мнения их суетные приемлющим, – анафема!»

Однако тогдашняя интеллигенция мало считалась с мнением Церкви. Тот же Плифон пользовался поддержкой и покровительством императора.

Итак, язычество и суеверия весьма распространились в то время как среди простого народа, так и среди образованных людей, еще более усугубляя греховный образ жизни общества.

Никифор Григора так свидетельствует об этом: «С течением времени исчезли добрые обычаи, которые словно погрузились на дно морское; и вот души всего христианского мира блуждают точно по какой-нибудь непроходимой и безводной пустыне. Люди впали в бессмысленное состояние, и не стало человека, который мог бы сам решить, что полезно и какими признаками отличается благочестие от нечестия… Общество перестало бояться Бога и стыдиться людей».

Подвижник и богослов Иосиф Вриенний (1350–1432), ученик святого Григория Паламы, учитель святителя Марка Эфесского и друг святителя Фотия, митрополита Московского, будучи в то время в Константинополе, регулярно проповедовал в дворцовой церкви Христа Спасителя императору, его окружению, советникам и тысячам людей. Его позже спрашивали: «Рады ли вы тому, что тысячи людей слушают ваши проповеди?» Он ответил: «Они могут слушать, но не оставляют свои грехи и не раскаиваются. Они приходят сюда для развлечения. Из-за этого я возвращаюсь в свою келью, чтобы оплакивать мои грехи и грехи народа, ибо город станет турецким».

Великий дука Нотарас тогда сказал: «В Ветхом Завете написано, что, даже если город имеет пять праведников, Бог не будет уничтожать его. Разве мы не нашли бы двадцать или даже десять человек в нашей империи, из всех тысяч монахов, монахинь и духовенства, чтобы сдержать гнев Божий?» На что Иосиф ответил: «К сожалению, нет даже пяти».

Дука возразил, но Иосиф продолжил: «Император виновен в несправедливых законах империи. Патриарх виновен в рукоположении многих недостойных людей. Воины виновны во всех незаконных действиях, насилиях, грабежах, совершаемых армией везде, куда бы они ни пошли. Родители и учителя виновны в дурных примерах, которые они устанавливают для своих детей. Итак, каждый непосредственно или косвенно ответственен за зло, которое существует в империи».

Именно поэтому Иосиф Вриенний предупреждал современников: «Когда увидите карающий перст Божий, не удивляйтесь, за что и почему он приближается. Лучше восхититесь Божиим милосердием, ибо нет зла, которое не нашло бы места среди нас… Большинство из нас не отдают себе отчета в том, что значит быть православными, пренебрежительно относятся ко всему, что Божие. Такое положение вещей, если не изменится к лучшему, приведет нас к заслуженной каре».

«Исламский соблазн»

Главной внешнеполитической угрозой в последний век существования Византии были турки-османы, которые все ближе подбирались к столице, захватывая новые и новые христианские области.

Одним из последних византийских императоров был Мануил II Палеолог (1391–1425).

Его жизнь – яркий пример той политической разобщенности византийского общества, которая все более ослабляла государство, ибо многие влиятельные люди думали не о благе государства, а лишь о том, как пробиться к власти, нередко прибегая при этом к военной помощи мусульман.

В 1373 году отец Мануила император Иоанн V Палеолог объявил его соправителем. В 1376 году старший брат Мануила Андроник IV при поддержке султана Мурада I (1362–1389) устроил переворот и заточил своих отца и брата в темницу Влахернского дворца. Тремя годами спустя Иоанну и Мануилу удалось бежать к Мураду и на унизительных условиях договориться о восстановлении их прав.

В 1390 году, когда Иоанн VII при посредстве султана Баязида I (1389–1402) сверг своего деда Иоанна V, Мануил вернулся в Константинополь, сослал племянника и вернул отца на трон. После этого он был вызван к султану и находился при нем как вассал во время его походов против Сулеймана Паши. Когда Иоанн V умер в феврале 1391 года, Мануил бежал из ставки султана в Константинополь и годом спустя был коронован патриархом Антонием IV.

Под давлением Баязида Мануил согласился выделить в Константинополе квартал для турецких торговцев, которым управлял мусульманский судья (кади). Мануилу удалось восстановить контроль над Фессалониками и частью Македонии, но султан подступил к столице и осадил ее. Это была самая продолжительная в истории Константинополя осада: она продолжалась с 1394 по 1402 годы.

За помощью в борьбе против турок Мануил обращался к Римскому папе, правителям Венгрии, Франции, Венеции, Англии, Арагона, Московского княжества и даже к Тамерлану. Некоторые европейские правители откликнулись и отправили свои войска, но те потерпели сокрушительное поражение в сражении у Никополя 25 сентября 1396 года. Помощь пришла с неожиданной стороны: Баязид разбили в 1402 году монголы. Турки должны были вернуть византийцам Фессалоники, Халкидики, Афон и ряд островов, а сын Баязида Сулейман поклялся стать вассалом императора. Это было последним политическим успехом Византийской империи.

Когда Мануил находился в Анкаре, в лагере Баязида, он познакомился там с известным кади, которого называет мударрисом. С октября по декабрь 1391 года они не раз беседовали о вере. Следствием этих бесед стали «Двадцать шесть диалогов с персом». Треть диалогов – полемические: они содержат критику ислама; две трети – апологетические: они защищают христианское вероучение.

Именно в контексте этих бесед прозвучала знаменитая фраза, которую пять веков спустя повторил папа Римский Бенедикт XVI, вызвав волну мусульманского возмущения и насилия по всему миру.

Кстати, именно в это последнее столетие существования Византии, когда особенно ощущался натиск мусульман и стали частыми поражения от них, возникает большое количество богословских трудов, посвященных опровержению ислама: это и многотомные сочинения Иоанна VI Кантакузина, и письма из турецкого плена святого Григория Паламы, и диалоги Мануила II, а также противомусульманские сочинения Макария Макреса, Иосифа Вриенния, святого Симеона Фессалоникийского и других. Сочинения эти очень высокого уровня. Проигрывая мусульманам в военно-политическом отношении, византийцы побеждали их в богословском.

Однако тут не было полного единства в византийском обществе. Помимо тех, кто готовы были принять католичество, лишь бы заключить союз с Западом против ислама, были и такие, кто, напротив, хотели перейти под власть турок ради противостояния Западу. Таковы были два соблазна того времени, и вред их был в том, что каждый из них ослаблял волю и парализовал желание византийцев отстаивать свою страну, свою веру, свою самобытность.

И если в фигуре святителя Марка Эфесского мы видим того, кто изобличал и противостоял католическому соблазну, то в фигуре святого Симеона Фессалоникийского является нам борец против соблазна исламского.

Святой Симеон написал несколько сочинений против ислама, наиболее важным из которых является «Послание в поддержку благочестия, против агарян». Послание адресовано христианскому населению Анатолии, Кесарии, Анкиры и Гангр – греческих городов, недавно попавших под власть мусульман. Святой Симеон дает конкретные наставления, как вести себя христианам, живущим в мусульманском окружении. На протяжении всего послания по-разному объясняется одна и та же мысль: необходимо исповедовать свою веру перед неверующими, чем бы это ни грозило. Святитель наставляет, что если кто более слаб в вере, тот пусть уезжает и не живет среди мусульман. Тот же, кто силен, тот пусть остается и свидетельствует среди них о Христе.

Кроме того, он написал особое сочинение против вышеупомянутого «исламофильского» соблазна – «Наставление в равной степени о стоящих за Христа и отечество и порицание против думающих о нечестивых». В этом обращении к Фессалоникийской пастве и «ко всем христианам» святой Симеон уговаривает противостоять до смерти туркам, говоря, что турки есть орудия диавола. Всякий намеревающийся или пытающийся передать город туркам с силою предан будет анафеме.

Святитель скончался в архипастырских трудах в сентябре 1429 года, когда город был осажден мусульманами. До самой кончины он укреплял и воодушевлял защитников, и, пока жив был святитель, турки не могли взять город. Спустя же полгода после его смерти, в марте 1430 года, Фессалоники после длительной осады пали и окончательно перешли в руки турок.

В контексте «исламофильского» соблазна примечательная судьба дуки Нотараса, того самого, который беседовал с Иосифом Вриеннием о числе праведников Константинополя. Именно ему приписывают известное изречение по поводу униатской политики императора: «Для нас лучше турецкий тюрбан, чем папская тиара». После захвата города султан Баязид даровал свободу и гарантии неприкосновенности дуке и его семье. Но днем позже он потребовал, чтобы дука отдал ему в гарем своего сына, и когда Нотарас отказался, то перед ним были обезглавлены его дети, а после них и сам он принял смерть.

Падение Константинополя

Итак, население Византии в последнее столетие все более отступало от Православия – предаваясь язычеству, суеверию, порокам, с одной стороны, междоусобным войнам и восстаниям – с другой, желаниям к принятию католицизма – с третьей и желанию перейти под власть турок – с четвертой. Оно не имело в себе духовной и нравственной силы защищаться. Большинство греков предпочитало покинуть Константинополь и уехать на Запад или, оставшись, бездействовать, чем оборонять его.

Перед лицом надвигавшейся угрозы со стороны султана Мухаммеда II последний император, Константин XI, не имел ни финансовых, ни военных ресурсов для того, чтобы достойно подготовиться к обороне. Население в большинстве своем не желало ни жертвовать свои деньги для укрепления стен и наема войск, ни идти в ополчение. На призыв императора Константина XI об ополчении из более чем стотысячного населения города откликнулись лишь 4973 человека. И 150-тысячной армии Мухаммеда должна была противостоять буквально кучка, вооруженная заржавленным оружием, отысканным где-то в арсеналах. Большинство жителей было уверено, что защищать столицу нет необходимости.

Богачи, отвечая на призывы императора, рекомендовали ему «продавать святые чаши и другие богослужебные сосуды и использовать золото Церкви, чтобы защитить империю». Когда же султан захватил город, они сами поднесли ему множество золотых слитков. Увидев это, Мухаммед II рассердился и спросил: «Если у вас было так много золота, почему вы не предлагали его вашему императору, когда он просил о поддержке, чтобы защитить империю?»

Простой народ не желал воевать, объясняя свое нежелание либо ненавистью к унии, либо же распространившимися в народе лжепророчествами о том, что, якобы, когда турки войдут в город и дойдут до храма Святой Софии, то тогда сама Богородица начнет их поражать и совершенно уничтожит. Веря этому ложному предсказанию, при штурме города некоторые не только горожане, но и защитники города бросали свои посты и бежали в собор, где собралось множество народу. Турки же, дойдя до храма, принялись вязать всех собравшихся там, разбирая их, как добычу.

Перед штурмом султан предлагал императору отдать город без боя и взамен этого сохранить жизнь себе и жителям. На это Константин отвечал: «Владей несправедливо похищенными у нас укреплениями и землей – мы признаем это справедливым; отстригай и дани, такие, какие по нашей силе мы можем ежегодно дать тебе, – и уйди в мире. А отдать тебе город не в моей власти, да и не во власти обитающих в нем. Ибо, по общему нашему решению, все мы добровольно умрем и не пощадим жизни нашей».

Сам Константин XI погиб во время штурма, сражаясь с мечом в руках, оставленный в одиночестве бежавшими подданными. Голова его позднее была прибита к вратам Константинополя.

По свидетельству историка Дуки, во время штурма случилось так, что туркам удалось в одном месте прорвать оборону и обойти защищающихся греков с тыла. «Итак, и цель их и забота защитников были направлены против тех, кто (атаковал снизу). Вдруг видят они стрелы, устремляющиеся на них сверху и поражающие их. Посмотрев вверх, видят они и там турок: увидев же, обратились в бегство. И, не будучи в состоянии войти чрез ворота, называемые Харсийскими, теснят они в толпе друг друга; те же, которые имели больше сил, растаптывая слабых, входили.

Тогда войско тирана, увидев бегство ромеев, в один голос завопив, вбежало за наружную стену, топча несчастных и убивая. Ворвавшись туда, они не могли вступить в ворота внутренней стены, потому что те были загорожены телами упавших и испустивших дух. Поэтому весьма многие стали входить в город со стен через их развалины, а выходящих им навстречу убивали.

Царь же, отчаявшись, стоя и держа в руках меч и щит, сказал следующее достойное скорби слово: “Нет ли кого из христиан, чтобы снять с меня голову?” Ибо он был совершенно покинут всеми. Тогда один из турок, дав ему удар по лицу, ранил его; но и он дал турку ответный удар; другой же из турок, оказавшийся позади царя, нанес ему смертельный удар, и он упал на землю. Ибо они не знали, что это царь; но, умертвив его, оставили, как простого воина. Когда же турки вошли, не потеряли они никого, кроме троих».

О причинах падения Византии всего век спустя после этих печальных событий преподобный Максим Грек писал так: «Где высота и беспримерная слава бывших во власти, славных премудростию, всякою добродетелью, благими узаконениями и православною верою христианских царей, царствовавших в славном и благочестивом граде Великого Константина? Где тот всемирный свет благоверия, который, подобно солнцу, просвещал всю вселенную чрез архиерействовавших в нем равноангельных святителей? Не все ли это уже много лет порабощено и подчинено измаильтянам? И нет нам ниоткуда никакого избавления, а напротив, касательно нас все приходит к худшему, а их положение делается все славнее. Поймем же, в какое злосчастное положение пришли дела у нас, бедных греков: как лишились мы всех вообще благ тех, и умалихомся паче всех язык и быхом поношение соседом нашим, подражнение и поругание сущим окрест нас, говоря словами Божественного Писания. Где ныне те превышающая ум и слово чудеса Пречистой Божией Матери, которые совершались в этом граде, избавляя его, сверх всякой надежды, от частых нападений варварских? Почему все это ныне погасло? Почему ныне не восстает Градохранительница и Владычица его на заступление и избавление? Очевидно, что по причине неисцельных беззаконий, на которые прежде дерзнули в сем граде праотцы наши. Не так ли божественное песнопение говорит о нечествовавших подобно нам иудеях: Обаче за льщения их положил ecu им злая, низложил ecu я, внегда разгордешася. Како быша в запустение; внезапу исчезоша, погибоша за беззаконие свое у яко coниe востающаго (Пс. 72: 18–19)?» (Слово второе к благочестивым против богоборца Магомета).

Думается, в этом главный духовный урок, который может преподать судьба Византии русским, а также всем православным народам, состоящим в Завете с Богом, заключенном в крови Христовой.

www.pravoslavie.ru

Распад Византийской империи — реферат

 

 

 

 

Содержание 

 

Введение

1. Византийская  империя в XIII – XV веках

1.1. Общая характеристика  Византийской империи в XIII –  XV веках

1.2. Начало разложения феодального хозяйства в Византии

2. Народные движения  в XIII−XV вв.

2.1. Восстание  вифинских акритов в 1262 году

2.2. Восстание  зилотов в 1342–1349 годах

3. Феодальные  междоусобия в Византии

4. Турецкие завоевания  на Балканах. Взятие турками Константинополя

5. Культура Византии

Заключение

Список используемой литературы 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

    Византия стала достойной наследницей античной культуры, успешно продолжив и развив многие достижения римской цивилизации. Новая столица империи − Константинополь − успешно соперничала с Римом, довольно быстро став красившим из городов того времени. Она имела большие площади, украшенные триумфальными колоннами со статуями императоров, прекрасные храмы и церкви, грандиозные акведуки в великолепные термы, надежные оборонительные сооружения.

   Однако византийская культура не стала простой копией римской культуры. Географическое положение Византии, paскинувшей свои владения на двух континентах, делало эту империю своего рода связующим звеном между Востоком и Западом. Постоянное раздвоение между восточным и западным мирами, влияние азиатских и европейских культур (с преобладанием то одной, то другой) стало историческим уделом Византии. Смешение греко-римских и восточных традиций наложило отпечаток на общественную жизнь, государственность, религиозно-философскую атмосферу, культуру и искусство византийского общества. Византия пошла своим историческим путем, во многом отличным от судеб стран как Востока, так и Запада, что и предопределило особенности ее культуры.

   В истории как европейской, так и всей мировой культуры византийской цивилизации принадлежит особое место. Она стала первой в полном смысле христианской культурой. Именно в Византии завершилось становление христианства, и оно впервые приобрело законченную классическую форму в его ортодоксальной православной версии. Именно христианство оказалось тем решающим фактором, который определил все характерные черты и особенности византийской культуры. Христианское мироощущение сформировало в ней торжественную пышность, внутреннее благородство, изящество формы и глубину мысли. В течение одиннадцати веков своего существования Византийская империя, впитавшая в себя наследие греко-римского мира и эллинистического Востока, представляла собой центр своеобразной и блестящей художественной культур. Кроме того, вплоть до XIII века Византия по уровню образованности, по напряженности духовной жизни и художественно разнообразию форм искусства находилась впереди всех стран средневековой Европы.

 

Влияние Византии складывалось также в области законодательства и права. Церковь, заключавшая в  себе кроме многочисленного духовенства  и монашества, судила и управляла  на основе Номоканона − сборника византийских законов.

И вдруг империя распадается, гибнет. Почему? Понять причины распада и  гибели Византийской империи и является целью данной работы.

 

 

1. Византийская  империя в XIII – XV веках 

 

1.1. Общая характеристика Византийской  империи в XIII – XV веках 

 

В XIII – XV веках Византийская империя  занимала лишь северо-западный угол Малой  Азии, часть Фракии и Македонии, Фессалонику, некоторые острова Архипелага и  ряд опорных пунктов в Пелопоннесе (Мистра, Монемвасия, Май-на). Византийскую империю со всех сторон теснили враги: с востока ей угрожали турки, с севера – сербы и болгары, на западе в период правления Михаила Палеолога появился новый враг в лице неаполитанского короля Карла Анжуйского, венецианцы занимали часть островов Архипелага, генуэзцы – ряд важных опорных пунктов на черном море, латинские рыцари удерживали свои владения в Пелопонессе и Средней Греции.

   Последние два века существования Византийской империи являются периодом господства феодальных отношений, установление которых в основном закончилось уже в XI вв. XIII – XV в Византии полностью завершается процесс закрепощения крестьянства. Совершенно отчетливо оформляется крепостное право. Крепостным крестьянам – парикам запрещается свободный переход с земель одного феодала во владения другого; таким образом парики окончательно прикрепляются к земле. К этому времени относится ряд законодательных актов, запрещающих феодалам принимать беглых париков и предписывающих возврат пойманных крепостных их хозяевам.

В Византии XIII – XV вв. наблюдается процесс дальнейшего роста крупного светского и церковного землевладения. В Македонии и Фракии в этот период почти совсем исчезает свободное мелкое крестьянское землевладение: его вытесняют владения светских феодалов и монастырей. Усилению зависимости крестьянства, несомненно, содействовало и то, что владения, пожалованные на основе пронии, превращаются из условный держаний, ограниченных определенным сроком пожалования, в наследственные вотчины, аналогичные западноевропейским феодам или ленам. В окончательном оформлении крепостного права и внеэкономического принуждения феодала по отношению к крестьянам сыграла эскуссия (иммунитет), которая переживает известную эволюцию в процессе феодализации Византии. Из эскуссии, дарующей феодалу право сбора налогов с определенной области, она в XIII – XV вв. превращается в оформле-ние судебных и административных прав феодалов по отношению к зависимому от них крестьянству. Сущность эскуссии (иммунитета) состоит не только в освобождении владений феодала от повинностей в пользу государства, но, прежде всего в подчинении крестьянства феодалу, в юридическом оформлении внешнеэкономического принуждения.  

 

 

 

 

 

 

 

1.2. Начало разложения феодального хозяйства в Византии 

 

В XIV−XV вв. в Византии, как и в  некоторых других странах, в связи  с развитием товарно-денежных отношений начинается процесс разложения феодальных отношений, что выразилось прежде всего в процессе расслоения крестьянства. В это время в Византии значительная часть крестьян были бедняками, лишёнными средств производства. В памятниках XIV−XV вв. они обычно называются «актемонами» (неимущими). Актемоны не имели ни своих земель-ных наделов, ни рабочего скота, ни инвентаря.

Из среды этого беднейшего крестьянства выходили наёмные работники  − «мистии», находившиеся на положении  батраков. Лишь в отдельных случаях  разорённый крестьянин мог получить небольшой надел от феодала и превратиться в парика.

Причины, породившие расслоение крестьянства, были многообразны.

Византийская  деревня всё теснее начинает связываться  с внешним рынком. В имениях крупных феодалов развёртывается производство хлеба на вывоз. Такие города, как Фессалоника, Родесто, Монемвасия и другие, в XIV в. являлись крупными центрами хлебной торговли. Непосредственным следствием развития товарно-денежных отношений в деревне была коммутация повинностей крестьян, то есть перевод натуральной ренты в денежную. Этот процесс, при отсутствии уравнительных пределов в общине, также способствовал расслое- византийского крестьянства. Помимо этого, ростовщичество являлось ещё одним фактором ускорения процесса роста имущественной диференциации крестьянства.

   Развитие товарно-денежных отношений и рост имущественной диференциации крестьянства в Византии создавали предпосылки для развития внутри феодальной формации ростков нового буржуазного строя. Однако этому в Византии мешали весьма серьёзные факторы, и прежде всего − господство феодалов, державших в своих руках все нити государственного управления и использовавших как свою частную власть на местах, так и центральный аппарат для усиления феодальной эксплуатации. Немаловажным фактором, тормозившим развитие элементов буржуазного уклада, были также длительные феодальные усобицы и вторжения внешних врагов, в частности турок. Поэтому византийская деревня в XIV−XV вв. оставалась в основном феодальной деревней, где развитие ростков буржуазных отношений шло замедленными темпами и вскоре было прервано турецким завоеванием Византии. Все эти факторы сказались и на экономике византийских городов. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Народные движения  в XIII−XV вв. 

 

2.1. Восстание вифинских акритов  в 1262 году 

Усиление феодальной эксплуатации, тесно связанное с развитием товарно-денежных отношений вызывало сопротивление народных масс Византийской империи. Уже при Михаиле Палеологе имел место ряд крестьянских восстаний. Самым крупным из них было восстание в 1262 г. вифинских акритов − пограничных военных поселенцев в Малой Азии, обязанных защищать границу. По словам современника, враждебно настроенного к восставшим, «они дерзали делать, что им вздумается, рассчитывая на свои луки и недоступность местности».

Михаил Палеолог двинул против восставших войска, но восставшие оказали упорное сопротивление, засев в теснинах и непроходимых лесах. По словам одного византийского историка, их воодушевляло общее решение: «Либо победить, либо всем пасть в сражении». Войска Михаила Палеолога несли тяжёлые потери, и восстание удалось подавить лишь воспользовавшись расколом в среде повстанцев, вызванным неоднородностью их социального состава. Правительство подкупило подарками и обещаниями зажиточную часть восставших, которые сложили оружие. Остатки акритов героически сопротивлялись, но не могли сдержать натиска правительственных войск, и движение было подавлено. 

 

2.2. Восстание зилотов в 1342–1349 годах  

Социальные изменения, происходившие  в византийской деревне и городе в связи с развитием товарно-денежных отношений − расслоение крестьянства и обеднение и разорение ремесленников, привели к тому, что в середине XIV в. в Византии происходят совместные выступления крестьян и угнетённых масс города. Характерные особенности этого нового этапа классовой борьбы особенно ярко проявились в массовых народных восстаниях, охвативших в 40-х годах XIV в. почти всю Фракию и Македонию.

Обстоятельством, облегчившим  развёртывание народного движения, послужила борьба за престол между двумя группировками феодального класса: одна из этих группировок защищала «законного» претендента Иоанна V Палеолога, во главе другой стоял представитель провинциальной феодальной знати − Иоанн Кантакузин. Провозглашение Иоанна Кантакузина императором вызвало междоусобную войну, в ходе которой развернулось широкое народное движение. Крупные феодалыдинаты поддерживали нового императора, а народные массы выступили против него. Восстание началось в Адрианополе в 1341 г. Ремесленная беднота Адрианополя, поддержанная беднейшим крестьянством окрестных деревень, подняла вооружённое восстание. Во главе восставших стоял простой подёнщик по имени Вранос. Восстание своим остриём было направлено против динатов и ростовщиков. Восстание в Адрианополе нашло широкий отклик в городах и селениях Фракии и Македонии. Апогеем этого народного движения является восстание зилотов (1342−1349). Центром движения стал один из крупнейших византийских городов − Фессалоника.

Во главе восстания  в Фессалонике встала демократическая партия так называемых «зилотов» или «друзей народа». Восставшие одержали победу, власть в городе перешла к зилотам, а Фессалоника превратилась в независимую республику.

   В первый период восстания (1342−1345) власть в городе находилась в руках торгово-ремесленных кругов, которые опирались, однако, на широкое народное движение. Участие в движении торгово-ремесленной верхушки и части феодалов привело к расколу в лагере восставших. Городская верхушка стремилась к проведению лишь политических реформ и боялась радикальных требований крестьянства и плебейства; мелкие феодалы хотели поживиться за счёт конфискации имущества монастырей. Подобная предательская политика городской верхушки и примкнувших к движе-нию мелких феодалов и подрывная деятельность оставшейся в городе знати привели к новому народному восстанию в 1345 г. Возглавили это восстание моряки под руководством талантливых вождей Андрея Палеолога и Георгия Кокала. Во время восстания 1345 г. народные массы Фессалоники окончательно расправились с феодальной знатью.

  • Зилоты выдвинули смелую программу социальных реформ и отчасти её осуществили. В центре программы зилотов стоит аграрная реформа.
  • Зилоты выступили против монастырского и светского крупного землевладения и провели в довольно широких масштабах конфискацию церковно-монастырских земель и владений крупных светских феодалов.
  • Зилоты провели также освобождение крестьян, особенно на монастырских землях.
  • Они, кроме того, реформировали податную систему, облегчив бремя налогов, лежащее на народных массах, и отменив податные льготы знати и монастырей. Беднейшее население не только освобождалось от налогов, но получало пособия из фонда, образовавшегося в результате конфискации имущества феодалов и церкви.
  • Далее, зилоты полностью отменили долги бедноты ростовщикам.
  • Зилоты провели также ряд политических реформ. Они провозгласили принцип, согласно которому все граждане города могли участвовать в народных собраниях и выбирать должностных лиц.
  • Особенно резко они выступали против привилегий церкви: отняли у представителей церковной иерархии все административные и судеб-ные функции, запретили взимать поборы за исполнение религиозных обрядов.
  • На религиозную программу зилотов оказали влияние еретические движения, распространённые в то время в Византии. В частности религиозная программа зилотов включала требование «дешёвой церкви» и упрощения культа.

В целом программа зилотов  носила отчётливо выраженный антифеодальный характер и была направлена против монастырского и светского землевладения, против поддерживающей феодальный строй церкви. Против республики зилотов объединились все силы феодальной реакции. Феодалы призвали на помощь против них даже внешних врагов Византии − турок. Зилоты вели героическую борьбу, но силы были неравны. В 1349 г. движение зилотов было подавлено.

 

   Подавление одного из самых широких народных движений в Византии способствовало дальнейшему упадку Византийского государства и ослабило его перед лицом грозной внешней опасности.  

 

3. Феодальные междоусобия в Византии  

 

Среди причин, ослаблявших Византию, следует отметить острую борьбу за власть между различными феодальными кликами, которая велась почти беспрерывно и не раз переходила в междоусобную войну. В империи Палеологов особенно ожесточёнными и особенно бедственными для масс были междоусобия 1321−1325 гг. («война двух Андроников» − Андроника II Старшего с вну-ком Андроником III Младшим) и 1341−1347 гг. (борьба сторонников «законно-го» императора Иоанна V, сына Андроника III, с группой феодалов, провозгла-сившей императором Иоанна Кантакузина, крупнейшего фракийского феода-ла).

Бесконечные феодальные усобицы  знаменовали собой упадок центральной власти и дальнейшую феодализацию всего государственного аппарата империи.

Финансы и военные силы Византийского  государства были в плачевном  состоянии. У византийских императоров не хватало средств на содержание войска, так как поступления с сократившейся территории были недостаточны даже для покрытия самых необходимых нужд государства.

Территориальный распад, ослабление центральной власти, расстройство государственного механизма являются отличительной чертой Византии XV в.

В 1359−1360 гг. Византия потеряла Фракию, переименованную турками  в Рум (греческая страна, отсюда −  Румелия). В 1361 г. султан Мурад I взял Адрианополь и превратил его в свою столицу. Византийская империя стала вассалом османских турок. Палеологи должны были платить ежегодно большую дань и являться в армию султана во время походов. Былое могущество Византии было потеряно безвозвратно.

Но даже и в этих условиях смертельной опасности, непосредственно нависшей над Византией, византийские феодалы не смогли пойти на объединение своих сил против наступающего врага. Напротив, именно в этот период особенно усилилась борьба между различными группами господствующего класса и отчётливо наметились три основных течения: латинофильское, ортодоксально-православное и туркофильское.  

 

4. Турецкие завоевания на Балканах. Взятие турками

Константинополя  

 

Воспользовавшись внутренним упадком  Византийского государства, турки-османы с середины XIV века начали закрепляться на Балканском полуострове. Турецкая угроза нависла над столицей империи Константинополем. Ослабленные Сербия и Болгария не могли оказать серьёзного сопротивления туркам. Вокруг Константинополя смыкалось железное кольцо турецких владений.

Отсрочку  своей гибели на полстолетия Византия получила только потому, что в 1402 г. Османская держава потерпела под Анкарой страшное поражение от войск Тимура. Но уже в 1422 г. турки напали на Константинополь и пытались взять его штурмом. Султан Мурад II снял осаду только потому, что в Малой Азии вновь начался мятеж части османской знати. По миру, продиктованному им Византии (1424), империя должна была выплачивать Турции ежегодную дань и уступить целый ряд городов в Македонии и Фракии. Теперь у Византии остались только жалкие остатки былых владений. Крупнейший экономический центр Византии − Фес-салоника была продана венецианцам (1423), а в 1430 г. ею овладели турки.

Изменники родины латинофилы попытались любой ценой получить «помощь» Запада. С этой целью в 1439 г. на Флорентийском соборе была заключена церковная уния. Но вся эта «объединительная комедия», всё это «шарлатанство» нужное папе прежде всего для:

 

  • осуществления коварного плана подчинения папству православных церквей, в первую очередь русской церкви и константинопольского патриархата,
  • для укрепления его положения в церковной иерархии, в частности для победы над Базельским собором,

 никакой реальной помощи Византии не принесли. Более того, в связи с унией ещё больше обострилась социальная борьба в самой Византии.

Осенью 1452 г. турки начали непосредственную подготовку к захвату Константинополя и заняли последние принадлежавшие императору Константину XI (1449−1453) города.

Близорукая, антипатриотическая политика правительства, боявшегося народа и возлагавшего, поэтому главные надежды на иноземцев-наёмников и жителей иностранных кварталов столицы, привела к тому, что «...из 100 000 греков в Константинопо-ле всего только 6 000 приняли участие в последнем сражении». Именно наём-никам (итальянцам, испанцам, французам и немцам − всего около 3 тыс.) была поручена защита наиболее важных укреплений. Между тем явное превосходство сил султана, лишавшее этих кондотьеров какой-либо надежды на добычу, резко понизило их боеспособность.       Всё это и привело к тому, что, несмотря на упорную оборону и героическое сопротивление, которое оказывала туркам часть населения, город был взят штурмом (29 мая 1453 года) и подвергнут трёхдневному грабежу.

Так в 1453 году пал  под ударами врага некогда знаменитый и богатый город Константинополь, а с ним прекратила свое существование Византийская империя. В Константинополь, переименованный в Стамбул, была перенесена столица Османской империи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5. Культура Византии  

 

Общая характеристика культуры Византии 

 

Кризисное состояние и упадок римского общества одновременно стали началом процесса формирования новой культуры. По сути дела отправной точкой стал перенос в 330 г. столицы Римской империи в древнегреческое поселение Византии, которое впоследствии было переименовано в Константинополь. После распада Римской империи в 395 году на Западную и Восточную последняя стала именоваться Византией.

Становление византийской культуры проходило в обстановке противоречивой идейной жизни ранней Византии. Это было время формирования идеологии византийского общественной системы христианского миросозерцания, утверждавшегося в острой борьбе с философскими, этическими, и естественнонаучными воззрениями античного мира

Все эти обстоятельства обусловили основные особенности византийской художественной культуры.

1. Византийская художественная культура представляет собой синтез западных и восточных типов художественного видения мира при особом положении греко-римских художественных традиций.

2. Византийская художественная культура в значительной степени сохранила и развила художественные традиции антич¬ной цивилизации, что дало толчок гуманистическим идеям и художественным образам эпохи Ренессанса.

3. Несмотря на господствующее положение христианства в Византии никогда не затухало светское художественное творчество.

4. Своеобразие этических и эстетических ценностей, обрядов, канонов и философско-богословских воззрений Византии было обусловлено различиями православия и католицизма.

   Качественно новым этапом в развитии византийской художественной культуры стали VIII−IX века. В этот период византийское общество переживало смутные времена, источником которых была борьба за власть между столичной и провинциальной знатью.

Следующий исторический период (X−XII вв.) стал временем очередного подъема и расцвета художественной культуры. На этом этапе происходит обобщение и классификация всех достижений византийской культуры, здесь наступает торжество спиритуалистических принципов: общественная мысль, литература, искусство отрываются от реальной действительности и замыкаются в кругу высших абстрактных ценностей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение 

   В XV в. разыгрался последний акт трагедии Византии, подготовленный всем её предшествующим развитием, − Византия пала под ударами иноземного нашествия. Но одно это нашествие не объясняет всей сложности причин гибели Византийской империи.

Важную роль в ослаблении, а затем и гибели Византии сыграли внутренние противоречия экономического и политического развития византийского феодального общества, резко обострившиеся в этот период.

Особенно отрицательное  значение имело дальнейшее усиление феодальной эксплуатации, затормозившее экономическое развитие Византии и крайне ухудшившее положение народных масс. Экономический упадок Византийского государства, и прежде всего ремесла и торговли, бедственное положение крестьянства и народных масс города, обострение борьбы внутри господствующего класса в Византии, бесконечные феодальные усобицы − вот комплекс внутренних причин, способствовавших гибели империи. Кроме того, значительную роль в гибели Византии сыграла предательская и своекорыстная политика папства и западноевропейских государств, намеренно оставивших Византию без помощи перед лицом турецкой опасности.

myunivercity.ru

Падение Византийской империи

Государственный Университет Гуманитарных Наук

РЕФЕРАТ

«ПАДЕНИЕ ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРИИ»

Выполнила студентка I курса

факультета политологии

Николаева Екатерина Алексеевна

Проверила: Петрова М. С.

Москва, 2003

ПЛАН:

1) Обзор источников;

2) Введение;

3) Византия в IX - XI вв.: предпосылки распада;

4) Раскол Византийской и Латинской церквей;

5) Четвертый крестовый поход и падение Византии;

6) Латинская империя;

7) Возрождение Византии;

8) Византия и турки-османы;

9) Падение Константинополя;

10) Причины и последствия падения Византийской империи;

11) Заключение;

12) Список используемой литературы.

ВВЕДЕНИЕ

Восточная римская империя, Византийская империя, государство IV-XV веков, образованное при распаде Римской империи в ее восточной части (Балканский п-ов, Малая Азия, юго-восточное Средиземноморье).

Целью данного реферата является выявление причин падения столь великой для своего времени империи. Начать работу стоит с упоминания предпосылок распада: факторов и влияний как внешних, так и внутренних, предопределивших такой ход истории. Одним из главных вопросов является раскол церквей, произошедший в середине XI века и положивший начало разногласиям не только среди духовенства, но и внутри государства.

Само по себе падение Византии обозначено 1453 годом, когда турки-османы захватили Константинополь, но началось все гораздо ранее – во время Четвертого крестового похода. На этом этапе Византия переживает первый распад и возрождение, которое дает надежды на непобедимость и некую богоизбранность империи.

Захват в 1204 году участниками четвертого крестового похода Константинополя привел к падению Византийской империи, основанию Латинской империи, а на незавоеванной крестоносцами территории – греческое государство (Никейской, Трапезундской империи, Эпирского государства). Византийская империя была восстановлена Михаилом VIII в 1261 году. Взятие в 1453 году Константинополя турецкими войсками положило конец Византии.

Последним пунктом пойдет рассмотрение последствий падения Византии. Причем будут рассмотрены не только внутренние последствия, но и внешние, влияние распада на соседние страны, изменение хода их истории.

ОБЗОР ИСТОЧНИКОВ

Основанием для написания реферата послужили переводы Византийских историков. Большую роль играет описание династии Палеологов, как правящего дома Византии. Через деятельность отдельных ее представителей четко просматриваются ключевые даты истории Византии. Здесь помогают переводы Георгия Акрополита «Великий Логофет». Летопись и Георгия Пахимера «История о Михаиле и Андронике Палеологах».

Развитие и упадок византийских городов описаны у Никифора Григора в «Римской империи, начинающейся со взятия Константинополя латинянами».

Социально-экономическое развитие и внешние связи Византии представлены в хронике Сфрандзи Георгия «Кавказ и Византия».

ВИЗАНТИЯ IX - XI ВВ.: ПРЕДПОСЫЛКИ РАСПАДА

Могущественная Македонская династия в период правления Василия I и Василия II (867-1025) восстановила Византию если не как прежнюю мировую империю, то по крайней мере как самую мощную организованную военную силу к западу от Китая. Подобный успех был бы невозможен, если бы на ту же эпоху не пришелся внутренний раскол исламского мира. Смертельная борьба VII - VIII веков сменилась локальными кампаниями за отдельные провинции или города в промежутках между долгими периодами напряженного мира – классической модели холодной войны. Тем не менее положение восточной части Римской империи оставалось опасным. Как при любом автократическом режиме, даже таком древнем, освященном традицией и подкрепленном высокоорганизованной администрацией, как в Византии, слишком многое зависело от личных качеств главы государства – самодержца. У Василия II не нашлось преемников равного масштаба, а византийская система выработала свой способ обращения с неумелыми императорами: их либо убивали, либо ослепляли и заточали в монастырь. Сама мера была весьма действенной, но ее результаты, как всегда, оказывались плачевными. Начиналась борьба за трон между императрицей и военачальниками, обе партии стремились купить себе поддержку, а семьи крупнейших анатолийских землевладельцев использовали ситуацию, чтобы отнять у крестьян те остатки независимости, которые пока еще гарантировало центральное правительство. Тем самым основа военной мощи империи начала угрожающе сжиматься.(Успенский Ф.И. «История Византийской империи»)

РАСКОЛ ВИЗАНТИЙСКОЙ И ЛАТИНСКОЙ ЦЕРКВЕЙ

Правящие круги в Константинополе, по-видимому, не представляли себе в полной мере, к каким последствиям могут привести эти социальные изменения. Положение осложнялось еще и тем, что в середине XI века у империи появился новый и опасный враг – Роберт Гвискар и нормандские королевства в Южной Италии. Попытки отразить нормандские атаки и привели Византию к новому конфликту с папством. На первых порах все выглядело как простое обострение прежних споров о том, чьей юрисдикции подчиняются южно-итальянские епископства – Константинопольского патриарха или папы римского. С победой сторонников церковной реформы в Риме эти споры быстро достигли уровня принципиальной полемики. Она имела и теологический, и экклесиологический характер: иными словами, речь шла об устроении церкви и о верховном авторитете внутри нее. В первоначальных формулах учения о Святой Троице, восходивших к IV веку, не было достаточно определено отношение Святого Духа к двум другим ипостасям – Отцу и Сыну. В VI веке испанские теологи, стремившиеся противопоставить учение о божественности Христа верованиям ариан-вестготов, выдвинули новую формулу, согласно которой Святой Дух «исходит» от Отца и от Сына (принцип filioque латинского Символа Веры). В Константинополе сочли filioque недопустимым дополнением текста Символа Веры.

Этот вопрос не имел особого значения вплоть до XI века, когда Рим начал настаивать на строгом следовании испанской формуле. В эпоху, для которой точная формулировка вероучения казалась необходимым условием личного спасения, каждая буква Символа Веры приобретала особый смысл. Вскоре выявились и другие пункты несогласия: использование пресного или заквашенного хлебы во время литургии, допущение брака или полное запрещение женитьбы священников и т. д. Список расхождений рос безостановочно, стоило только теологам поставить перед собой такую цель. За теологической полемикой по существу стоял вопрос о власти: кому принадлежит право определять истинность учения? Кто в конце концов обладает высшим авторитетом в церкви? В 1054 году спор приобрел такую остроту, что папа Лев IX послал в Константинополь кардинала Гумберта, дабы найти путь к примирению. Но папа сделал неудачный выбор. Гумберт был властным человеком, ревностным сторонником клюнийской реформы; один из участников избрания пап, он страстно верил, что именно папе принадлежит высшая власть в церкви. В Константинополе кардинал встретился с патриархом Михаилом Кируларием, человеком столь же властным. Их встреча закончилась так, как обычно кончаются встречи подобных людей: ужесточением позиций, несмотря на то, что и император Константин IX Мономах, и патриарх Антиохийский прилагали все усилия к достижению компромисса. Гумберт 16 июля 1054 года публично возложил буллу об отлучении патриарха Михаила и его приверженцев на главный алтарь храма Св. Софии. Патриарх ответил мерами против папских легатов, которые, как он сказал, пришли «в богоспасаемый град Константинополь как бедствие, ненастье или напасть или, скорее как дикие вепри, чтобы низвергнуть истину». (Васильев А.А. «История Византийской империи», с. 347).

Современники не могли предвидеть, что это драматическое событие окажется не просто временным разрывом, какие бывали и раньше, а началом необратимого раскола между Греческой и Латинской церквями, - раскола, который до сих пор не позволяет церквям воссоединиться. Гумберт и Кируларий были, вне всякого сомнения, предвзятыми и ограниченными теологами, но они воплощали собой дух взаимного отталкивания и неприятия, свойственный отношениям между Византийским и Латинским мирами.

ЧЕТВЕРТЫЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД И ПАДЕНИЕ ВИЗАНТИИ

Для современного историка очевидно, что к 1200 году подлинный дух крестовых походов, какие бы недостатки он ни нес в себе изначально, полностью угас. Но в те времена это не было столь ясно: еще почти сто лет люди продолжали отправляться в крестовые походы и храбро сражались в Святой земле, а в середине XV века и позже всерьез строились планы возвращения Иерусалима.

В силу этого стремление папства, находившегося в зените могущества, вернуть себе инициативу организации крестового похода выглядело в высшей степени естественным. Иннокентию III показался благоприятным момент, когда после смерти императора Генриха VI (1197) все великие короли Западной Европы были слишком заняты борьбой с внутренними претендентами на престол или войнами друг с другом, чтобы помышлять о предводительстве в крестовом походе, как это было при Барбароссе, Людовике VII и Ричарде Львиное Сердце во время Третьего крестового похода. Кроме того, Первый крестовый поход церковь возглавила без участия королей, и он оказался самой успешной из экспедиций на Восток. На этот раз, как и сто лет назад, реальное командование вновь приняла на себя французская, нидерландская и итальянская знать, но теперь предводители знали, что путь по суше слишком изнурителен, и договорились с итальянскими портовыми городами о переезде морем.

mirznanii.com

I. РАСПАД ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. История Византийской империи

  •   1C
  •   Аграрное право
  •   Адвокатура
  •   Административное право
  •   Анализ
  •   Английский язык
  •   Антикризисное управление
  •   Арбитражный процесс
  •   Аудит
  •   Банковское дело
  •   Банковское право
  •   Безопасность жизнедеятельности
  •   Бизнес
  •   Бухгалтерская отчетность
  •   Бухгалтерский учет
  •   Бухгалтерский учёт, аудит
  •   Бюджетная система
  •   Бюджетное право
  •   Бюджетный учет
  •   Внешнеэкономическая деятельность
  •   Высшая математика
  •   География
  •   Государственное и муниципальное управление
  •   Гражданское право
  •   Гражданское процессуальное право
  •   Гуманитарные дисциплины
  •   Деньги, кредит, банки
  •   Договорное право
  •   Естествознание
  •   Жилищное право
  •   Земельное право
  •   Инвестиции
  •   Инновации
  •   Информатика
  •   Информационное право
  •   История
  •   История государства и права зарубежных стран
  •   История государства и права России
  •   История политических и правовых учений
  •   История экономики
  •   История экономических учений
  •   Комментарии к нормативным актам
  •   Коммерческая деятельность
  •   Коммерческое право
  •   Конкуренция
  •   Конституционное (государственное) право России
  •   Конституционное право зарубежных стран
  •   Контроль и ревизия
  •   Конфликтология
  •   Корпоративное право
  •   Криминология
  •   Логистика
  •   Макроэкономика
  •   Маркетинг
  •   Медицина
  •   Международное право
  •   Международное частное право
  •   Международные стандарты финансовой отчетности
  •   Международные экономические отношения
  •   Менеджмент
  •   Метрология, стандартизация, сертификация
  •   Микроэкономика
  •   Мировая экономика
  •   Муниципальное право
  •   Налоги
  •   Налоги и налогообложение
  •   Налоговое право
  •   Наследственное право
  •   Национальная экономика
  •   Нотариат
  •   Планирование
  •   Политология
  •   Политэкономия, микро-, макроэкономика
  •   Право
  •   Правоведение
  •   Право Евросоюза
  •   Правоохранительные органы
  •   Право социального обеспечения
  •   Предпринимательское право
  •   Прокуратура и прокурорский надзор
  •   Психология
  •   Психология труда
  •   Разное
  •   Регионоведение
  •   Римское право
  •   Рынок ценных бумаг
  •   Семейное право
  •   Социология
  •   Статистика
  •   Страхование
  •   Страховое право
  •   Таможенное право
  •   Теория государства и права
  •   Теория организации
  •   Товароведение
  •   Трудовое право
  •   Уголовное право
  •   Уголовно-исполнительное право
  •   Уголовно-процессуальное право
  •   Управление качеством
  •   Управление персоналом
  •   Философия
  •   Финансовое право
  •   Финансовый менеджмент
  •   Финансы
  •   Ценообразование

xn--80aatn3b3a4e.xn--p1ai