Работные дома викторианской Англии. Всегда ли благотворительность - благо? Часть 2. Работный дом


Работный дом - это... Что такое Работный дом?

Сравнение двух планов с романтизацией «старого доброго работного дома»

Рабо́тный дом (англ. workhouse) — благотворительное учреждение, созданное для оказания помощи нуждающимся и в виде помощи предоставляющее оплачиваемую работу при непременном проживании в таком доме и подчинении его внутреннему порядку. По мнению Оксфордского словаря первый работный дом появился в Эксетере в 1652 году, но есть свидетельства, что подобные заведения были и раньше[источник не указан 129 дней].

Работные дома впервые появились в Англии в XVII веке и имели первоначально принудительный характер для борьбы с нищенством. Согласно законам о нищенстве, несостоятельные бедняки помещались в такие дома, где были обязаны трудиться. Внутренний порядок мало чем отличался от тюрем. Существовала система поощрений и наказаний: за нарушение дисциплины могли быть назначены дополнительные работы, также практиковались телесные наказания, карцеры, ограничения в еде. Мужчины, женщины и дети находились отдельно друг от друга. Угроза помещения в работный дом заставляла многих бедняков соглашаться на любые условия работы на фабриках, что позволяло владельцам фабрик снижать зарплату.

По закону о бедных 1834 в работные дома принудительно помещались все обращавшиеся за общественной помощью. Условия содержания в работных домах неоднократно становились причиной скандалов (например, в скандал в Андовере или скандал в Хаддерсфилде). Чартисты включили требование ликвидации работных домов в петицию 1842 года.

В связи с развитием социального (в том числе пенсионного) обеспечения в XX веке система работных домов изжила себя. Они фактически превратились в дома для престарелых и инвалидов.

В других странах

В дореволюционной России работный дом имелся в Москве и состоял в ведении Комитета для разбора нищих.

В литературе

  • Чарльз Диккенс — «Приключения Оливера Твиста». Оливер Твист — мальчик, мать которого умерла при родах в работном доме.
  • Чарльз Диккенс — «Рождественская песнь в прозе». В ответ на предложение сделать рождественское пожертвование Скрудж интересуется, не прекратили ли существование работные дома.
  • Джеймс Гринвуд — «Маленький оборвыш». Главный герой попадает в работный дом во время болезни, затем совершает побег из него.
  • Чарли Чаплин в своей автобиографии упоминает, что в детстве, по причине крайней бедности, ему и его брату Сиднею пришлось провести три недели в Ламбетском работном доме.

См. также

Ссылки

dic.academic.ru

Работные дома викторианской Англии. Всегда ли благотворительность - благо? Часть 1 | Культура

Почему же люди так боялись этих заведений, построенных специально для нужд обездоленных? И почему было принято решение об учреждении работных домов?

Еще во времена королевы Елизаветы начались попытки упорядочить оказание помощи неимущим людям. Именно в это время были заложены основы «Елизаветинского закона о бедных», впоследствии принятого в XVIII веке. Он призван был обеспечить помощью немощных и работой тех, кто мог и хотел работать. А также наказать бродяг и нищих, которые существовали за счет попрошайничества.

Ответственность за поддержку неимущих накладывалась на церковные приходы, которые на то время были самой маленькой административно-территориальной единицей. Каждый приход нес ответственность за своих нищих, и на эти нужды с землевладельцев взимался налог. Те же, кто, говоря современным языком, отказывался «становиться на учет» для получения установленной помощи, подвергались физическим наказаниям. А кроме того, их могли поместить в исправительный дом, отправить на принудительные работы.

С XVII века «официальные» бедняки должны были носить на одежде маркировку с буквой «P» (англ. pauper — «нищий»), что, безусловно, унижало и без того не слишком уважаемого человека, ставя его как бы за рамки социума.

Новые времена заставили правительство задуматься о более решительных мерах. С 1825 года начался промышленный кризис, который вызвал безработицу. Внедрялись новые технологии, которые оставляли без средств к существованию тысячи рабочих, это выливалось в массовые беспорядки. Правительство посчитало, что выплата дотаций такому количеству обездоленных людей серьезно ударит по бюджету. И господа из Парламента, которые никогда не держали в руках ничего тяжелее письменных принадлежностей, решили, что довольно «бездельничать» тем, кто всю жизнь промышлял тяжелым трудом. И в 1834 году был принят нашумевший «Закон о бедных», который сократил затраты по этой статье почти в два раза.

В соответствии с этим законом, приходы должны были учреждать союзы для бедных — работные дома. Оказание любой помощи нищим вне этих учреждений запрещалось. А чтобы ограничить поток желающих пожить и поработать за еду, было решено создать в работных домах непривлекательные условия содержания, включающие в себя систему наказаний, строгие правила, скудную диету и т. д. То есть любой страждущий теперь мог рассчитывать только на питание и крышу над головой в обмен за часы изнурительного труда в закрытом учреждении и перспективу быть разделенным со своей семьей. Либо умирать на улице от голода.

Принятие такого закона вызвало волну возмущения. Причем возмущались не только бедняки. Члены партии чартистов заявляли, что этот закон носит нехристианский характер и окажет гибельное влияние на тех, кого он касается. А Бенджамин Дизраэли охарактеризовал такой подход словом «brutalitarianism» (от англ. brutality — «жестокость»).

Современный человек поразится, почему же люди были так суровы к самым незащищенным и обездоленным? Но следует понимать, что в те времена царила совсем другая мораль. Пожалуй, только с появлением бихевиоризма многие образованные люди стали задумываться о том, что человека формирует среда, в которой он растет. До этого же предвзятое отношение к неблагополучным членам общества, помноженное на протестантскую мораль того времени с ее девизом «Мой труд — моя молитва», приводило к тому, что бедных воспринимали как человеческий шлак.

Было принято думать, что каждый нищий, вне зависимости от жизненных и экономических обстоятельств, лично виноват в своей обездоленности. Что он бедняк оттого, что является ленивым и порочным человеком. Сытый голодного не поймет. И потому немногим законодателям приходило в голову, что исключительно нищета толкала воришку на кражу, а девушку на занятие проституцией (а вовсе не распутность, как тогда думали).

Безусловно, таких злобных, ленивых и вредных паразитов, какими были нищие в глазах общественности, надлежало изолировать, перевоспитать со всей строгостью, заставить работать на благо общества.

Несмотря на все вышесказанное, было большое количество людей, понимавших несправедливость такого отношения к беднякам. Среди них были писатели и общественные деятели. Но, увы, мало кто их слушал. И все, что они могли делать, это обращать внимание общественности на случаи крайних злоупотреблений и жестокости в работных домах.

Известно, что люди до последнего терпели лишения на улице, лишь бы не оказаться за высокими стенами этих учреждений, снискавших себе зловещую славу. Показательно, что проход, через который попадали в союз для бедных Бирмингема, называли «Аркой слёз».

И тем не менее, нищета загоняла людей в работные дома. Если бедняк попадал туда, то вместе с ним обязана была отправиться вся семья. Здесь их разделяли — мужчины, женщины, девочки и мальчики жили в отдельных частях дома. Если же во время случайной встречи (что могло произойти крайне редко, так как обитатели разных классов работного дома выходили в разное время) они пытались хотя бы заговорить друг с другом, их ждало наказание.

Когда за новым обитателем захлопывалась дверь, оказывалось, что покинуть это благотворительное учреждение не так просто. Даже для кратковременных отлучек необходимы были очень веские основания. Любая попытка к бегству строго каралась.

Новоприбывшим выдавали специальную униформу из грубой ткани и отправляли в душ. А в случае, если человек пытался сбежать (или отлучался без разрешения), то ему инкриминировалась кража формы.

Шилась такая одежда по определенному фасону (одно время она была полосатой, как у арестантов), что делало носившего ее человека легко узнаваемым на улице. В некоторых домах проститутки носили желтую униформу, а незамужние беременные — красную. В чем общество видело пользу от такого дополнительного унижения?

Джереми Бэнтам, экономист и родоначальник утилитаризма, полагал, что нужно «сделать помощь бедным болезненной». Именно это, по его мнению, должно простимулировать их «исправиться» и, как ни парадоксально звучит, привести к тому, что «бедные перестанут быть паразитами, им вернут их достоинство». На деле же все было направлено на то, чтобы этого достоинства лишить.

Пожалуй, Бэнтам лукавил, выдавая существование таких заведений за благо для неимущих. Ну как можно предположить, что человек может изменить свою жизнь, не имея возможности заработать достаточно денег для ее улучшения? Какой серьезный сдвиг мог произойти в судьбе бедняка, который за свой ежедневный труд получал только тарелку жидкого супа?

Вероятнее, что власть имущими руководило желание просто изолировать многочисленных нищих и минимизировать расходы на их содержание. Легендарный Скрудж из «Рождественской повести» уповал на работные дома и тюрьмы, потому что они избавят его от необходимости жертвовать на благотворительность.

Условия содержания добровольных «узников» очень мало волновали добропорядочных буржуа и представителей власти. Эти условия были зачастую такими, что путешественник и журналист Генри Мортон Стенли, бывший воспитанник работного дома, называл его «Домом пыток»…

shkolazhizni.ru

Работные дома викторианской Англии. Всегда ли благотворительность - благо? Часть 2 | Культура

Чарльз Диккенс писал, что бедняку того времени приходилось выбирать всего из двух зол — «либо медленно умирать голодной смертью в работном доме, либо быстро умереть вне его стен». Но как же на самом деле жилось и работалось добровольным узникам этих благотворительных заведений?

Работный дом мог вмещать нескольких десятков, а иногда и несколько тысяч обитателей. Кроме здоровых людей, здесь жили душевнобольные, инвалиды, старики. Эти люди по непонятной причине тоже должны были страдать от нарочито жестких условий содержания, созданных для острастки трудоспособных «дармоедов».

В работном доме запрещалось играть в азартные игры, употреблять ругательства и жаргон, возвращаться позже условленного времени и проносить спиртные напитки. Провинившихся сажали на хлеб и воду, лишали одного приема пищи, запирали в карцере. За более серьезные проступки (например, драку) можно было отправиться даже в тюрьму.

Каждое воскресенье проводилась церковная служба. Раз в неделю был «банный день». Причем все мылись при надзирателе, что вообще удивительно для стыдливой викторианской Англии. Видимо, таким образом еще раз демонстрировалось определенное отношение к обитателям работного дома.

Что же за работу выполняли жители работного дома? С шести утра и до семи вечера с перерывами на еду мужчины рубили деревья, дробили камень для дорожных работ, измельчали кости для производства удобрений. Раздирали себе руки в кровь, измочаливая старые конопляные веревки для получения пеньки (такой материал использовался для уплотнения прокладки на судах). Женщины были заняты в основном «домашней» работой — уборкой, стиркой и помощью по кухне. На них же лежал уход за больными в лазарете.

Если верить сохранившимся документам, то обитателей дома кормили вполне сносно. Сыр, хлеб, бульон, пудинг, чай и даже пиво! Своя диета для каждого класса людей, в зависимости от пола, возраста, здоровья и занятости на работах.

В реальности же часто дело обстояло иначе. Персоналу здесь открывался широкий простор для злоупотреблений. Зачастую продукты закупались самого низкого качества, а в ежедневном меню превалировала каша. Ирландский писатель Джордж Бакстер утверждал, что даже в тюрьме кормили не так плохо. Он писал, что был свидетелем того, как людям приходилось выбирать крысиный помет из овсянки.

В 1846 году разразился скандал в Андоверском работном доме. Стало известно, что его обитателей практически морили голодом, из-за чего они стали грызть гнилые кости животных, которые предназначались для переработки в удобрение.

Строгая диета и тяжелая работа частенько приводили людей в лазарет. Однако и тут дела обстояли не лучшим образом. Так, в 1848 году вскрылись ужасные условия содержания больных в Хаддерсфилдском работном доме. На пациентах по нескольку месяцев не менялось белье, лежачие больные подолгу находились в загаженном состоянии. На кроватях (а вернее — матрасах, набитых соломой и постеленных прямо на пол) лежало по нескольку человек. Если один из них умирал, труп убирали далеко не сразу.

Эти обстоятельства возмутили общественность. Газета «The Times», редактор которой был ярым противником «Закона о бедных», в деталях освещала каждый скандал в работных домах. А медицинский журнал «The Lancet» начал размещать на своих страницах отчеты о посещениях лазаретов работных домов. С подачи Флоренс Найтингейл здесь стали появляться специально обученные медсестры.

Но как бы тяжело ни приходилось в работном доме взрослым, маленьким здесь было еще тяжелее. Дети трущоб не были похожи на викторианский идеал белокурого невинного ангелочка. Наверное, это должно было оправдывать любые жестокости по отношению к ним.

И хотя в правилах оговаривалось, кого, сколько и чем можно сечь, правила никого не сдерживали. Вот, например, только верхушка этого айсберга жестокости — история сестры Гиллеспи. Эта представительница «милосердного пола» била девочек головой о стену, морила детей жаждой, из-за чего те вынуждены были пить из отхожего места. Заставляла становиться коленями на проволочную сетку, опоясывающую трубы отопления. Гиллеспи приговорили к 5 годам каторги. А сколько еще ее коллег осталось безнаказанными?

Несмотря на то, что дети получали начальное образование, их будущее не сильно отличалось от судьбы их родителей. Чаще всего по достижении ребенком возраста 12−14 лет его отдавали подмастерьем какому-нибудь ремесленнику. Таких детей реформатор Роберт Оуэн называл «английскими рабами». Потому что новый хозяин абсолютно не церемонился со своими учениками, жестоко наказывал и ограничивал в еде. Работа бывала тяжелой и не оплачивалась. Известно например, что среди помощников трубочистов была высока смертность.

Если же ребенок попадал на фабрику, то тут его ждал 16-часовой рабочий день и, возможно, ранняя смерть. Так как на фабриках того времени редко соблюдались правила безопасности. Тех, кто пытался бежать или возмущался, заковывали в кандалы. Сирот отдавали на флот и в армию, девочек ждала карьера прислуги. Увы, общество не очень заботилось о будущем детей бедняков и воспринимало их как своего рода «расходный материал».

Понадобилось почти полстолетия, чтобы условия пребывания в работных домах стали сносными. Власти начали разнообразить рацион их обитателей и даже заботиться об их развлечении. В 1930 году произошла реформа социального обеспечения, и эти заведения официально прекратили свое существование.

Бывшие работные дома сохранились и по сей день. Теперь это утопающие в зелени, кажущиеся такими уютными старинные здания. Они ассоциируются у прохожего скорее с идиллическим образом «старой доброй Англии», а не с беспросветными судьбами тех, чьих имен уже не помнит никто.

shkolazhizni.ru

Работные дома - это... Что такое Работные дома?

 Работные дома

        особые приюты для бедняков в Англии 17—19 вв., условия жизни в которых мало отличались от тюремных. Первоначально Р. д. находились в ведении местных приходов; однако с ростом пауперизма в ходе промышленного переворота система Р. д. была централизована (закон 1834). В Р. д. в принудительном порядке помещались все обратившиеся к общественной помощи. Угроза помещения в Р. д. заставляла многих бедняков соглашаться на любые условия работы на фабриках, что позволяло предпринимателям снижать зарплату. Народ, называвший Р. д. «бастилиями для бедных», часто препятствовал их созданию и разрушал уже существовавшие. Чартисты включили требование их ликвидации в петицию 1842. В связи с развитием социального (в т. ч. пенсионного) обеспечения в 20 в. система Р. д. изжила себя; Р. д. фактически превратились в дома для престарелых и инвалидов.

         Лит.: Энгельс Ф., Положение рабочего класса в Англии, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2; Мортон А. Л. и Тэйт Дж., История английского рабочего движения (1770—1920), пер. с англ., М., 1959.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

  • Работнов Юрий
  • Работные люди

Смотреть что такое "Работные дома" в других словарях:

  • РАБОТНЫЕ ДОМА — английские приюты для бедняков (17 19 вв.). По закону о бедных 1834 в работные дома принудительно помещались все обращавшиеся за общественной помощью …   Большой Энциклопедический словарь

  • работные дома — английские приюты для бедняков (XVII XIX вв.). По закону о бедных 1834 в работные дома принудительно помещались все обращавшиеся за общественной помощью. * * * РАБОТНЫЕ ДОМА РАБОТНЫЕ ДОМА (Workhouses), приюты для бедняков в Англии 17 19 веков,… …   Энциклопедический словарь

  • Работные дома — Работный дом благотворительное учреждение, созданное для оказания помощи нуждающимся и в виде помощи предоставляющее оплачиваемую работу под условием проживания в таком доме и подчинении его внутреннему порядку. Работные дома впервые появились в… …   Википедия

  • РАБОТНЫЕ ДОМА — (Workhouses) приюты для бедняков в Англии 17 19 вв. Впервые появились в 17 в. Широкое развитие получили в силу Закона о бедных 1834, упразднившего систему выплаты приходами пособий по бедности. По этому закону 15 тыс. приходов Англии и Уэльса… …   Советская историческая энциклопедия

  • Английские законы о бедных — В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете …   Википедия

  • Трудовая помощь — термин, вошедший в употребление только в последнее время для обозначении некоторых видов помощи нуждающимся. Отдельные меры Т. помощи были известны в самой глубокой древности; в качестве системы мер или ее зародыша она получает применение лишь в… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Работный дом — Сравнение двух планов с романтизацией «старого доброго работного дома» Не следует путать с «рабочими домами»  местами лишения свободы. Работный дом (англ. workhouse)  благотворительное учреждение, созданное для оказания помощи …   Википедия

  • рабо́тный — ая, ое. устар. То же, что рабочий 2 (в 1, 2, 3 и 5 знач.). Работные дни. □ Последняя лошаденка пала, не унимался мужик. Какой я тебе теперь работный человек? Мамин Сибиряк, Охонины брови. ◊ работные дома особые приюты для бедных в Англии 17 19 вв …   Малый академический словарь

  • ЧАРТИЗМ — (Chartism) движение англ. рабочих в 30 50 х гг. 19 в.; проходило под лозунгом борьбы за проведение Народной хартии ( People s Charter отсюда назв.). По определению В. И. Ленина, Ч. представлял собой ...первое широкое, действительно массовое,… …   Советская историческая энциклопедия

  • Великобритания — I Великобритания (Great Britain)         остров в Атлантическом океане, входящий в группу Британских островов (См. Британские острова). См. Великобритания (государство). II Великобритания (Great Britain)         официальное название Соединённое… …   Большая советская энциклопедия

dal.academic.ru

Работный дом — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Работный (рабочий) дом (англ. workhouse), Дисциплинарный дом (нидерл. tuchthuis) — пенитенциарные и/или благотворительные учреждения, направленные на изоляцию и/или принуждение/стимуляцию к труду нуждающихся, мелких преступников и нищих.

Обзор

Если первоначально работные дома создавались исключительно как одна из форм исполнения наказания, то позже из них выделилась благотворительная ветвь заведений, в которых нуждающимся предоставлялась работа, еда и кров, а страждущим предоставлялись относительно свободные условия проживания и добровольное участие в труде. Например, см. дома трудолюбия в России.

Принудительные работные дома зачастую совмещались с тюрьмами, а добровольные с богадельнями, приютами, образовательными и просветительскими учреждениями.

Изначально работные дома были нацелены на снижение финансовых затрат на содержание заключённых, предполагая, что они могут быть не только самоокупаемыми, но и рентабельными, приносящими прибыль. Тем не менее, в большинстве случаев, работные дома являлись дотационными учреждениями.

Работные дома создавались как государственной властью так и частными лицами. Их финансирование велось за счёт казны и/или пожертвований.

В связи с развитием социального обеспечения в XX веке система работных домов в значительной степени утратила актуальность. В некоторых странах подобные заведения были отменены на законодательном уровне. Тем не менее подобные по сути частные и государственные учреждения под разными названиями существуют и сейчас.

В конце XX — начале XXI века аналогичные добровольным работным домам учреждения стали относить к одной из форм социального предпринимательства.

История

В XVI веке в Европе начала широко распространяться идея создания учреждений для борьбы с мелкими воришками и профессиональными нищими, поскольку они создавали достаточно серьёзную проблему для властей в ходе обеспечения правопорядка и законности[1]. С одной стороны, эта идея проистекала из гуманистических соображений, так как малолетние преступники приговаривались к столь же суровому наказанию, что и взрослые[1]. С другой, в развитых европейских городах, где интенсивно развивался промышленный сектор, появилось обилие низкоквалифицированных вакансий, позволяющих экспериментировать с трудом[1]. Главным принципами их деятельности стала изоляция и принуждение к труду.

Брайдуэлл

В 1553 году Эдуард VI передал замок Генриха VIII, построенный на месте средневековой гостиницы St Bride’s Inn, городу Лондону для размещения здесь бездомных детей и принудительного содержания женщин — «нарушительниц общественного порядка». Город получил здание в полное владение в 1556 году и превратил дворец в тюрьму, больницу и работный дом, поличивший название Брайдуэлл (англ. Bridewell в честь названия местности, которая получила название от колодца посвящённого Святой Бригите).

Тюрьма известна прежде всего, тем, что по воспоминаниям мемуаристов семнадцатого века заключение в ней было «хуже смерти».

Впоследствии название Брайдуэлл стало нарицательным и использовалось для других тюрем в Лондоне, в том числе Clerkenwell Bridewell (открыт в 1615 году) и Tothill Fields Bridewell в Вестминстере. Аналогичные учреждения по всей Англии, Ирландии и Канаде также часто именовались Брайдуэлл.

Амстердамский дисциплинарный дом

Под влиянием Брайдуэлла и с учётом внутригосударственных социальных, экономических процессов в 1589 году городской совет Амстердама (Нидерланды) принял решение перенять английский опыт по созданию работных домов[1].

С этого момента было написано несколько докладов, проектов и трактатов о том, какие цели преследовать, содержание каких заключённых обеспечивать, что собой представлять и как их следует обустраивать[1].

В частности Себастьян Эгбертс (нидерл. Sebastiaan Egberts) отмечал, что создание подобных заведений не потребует больших затрат на обеспечение их деятельности, а содержание заключённых в них лиц не должно было стать финансовой обузой, так как они будут трудиться, что в перспективе может позволить подобным учреждениям стать рентабельными и даже приносить прибыль[1].

В 1595 году в Амстердаме основан, а в 1596 году открыт в перестроенных для этих целей монастыре Клариссинок дисциплинарный дом (нидерл. Amsterdams Tuchthuis)[1].

В отличие от Брайдуэлла туда изначально стали помещать и мелких преступников[1]. В отличие от Брайдуэлла он сочетал в себе три учреждения — работный дом для дееспособных бедняков, дисциплинарное учреждение для нежелающих добровольно работать и дом призрения инвалидов, стариков, бедных и малолетних

Мужской дисциплинарный дом стали называть Rusphuis, а появившийся позже женский — Spinhuis[1].

В течение нескольких лет после появления Amsterdams Tuchthuis многие голландские города построили аналогичные дисциплинарные дома[1].

Англия

В XVII веке собственный опыт в развитии Нидерландов получил широкое развитие в Англии в новой форме. Нищенствующим предоставляли оплачиваемую работу взамен на обязательное проживание в таком доме и подчинение внутреннему распорядку. Согласно законам того времени о нищенстве, несостоятельные бедняки помещались в работные дома, где были обязаны трудиться.

В 1631 году мэр Абингдона сообщает о «возведении работного дома для предоставления работы обездоленным»[2].

В 1652 году первый достоверно известный классический работный дом появился в Эксетере.

Позже по «закону о бедных» 1834 года, запретившего пособия, в работные дома принудительно помещались все обращавшиеся за общественной помощью.

Внутренний порядок работных домов мало чем отличался от тюрем: мужчины, женщины и дети находились отдельно друг от друга, в них существовал жёсткий режим, система наказаний, включающая телесные, помещения в карцеры и ограничения в еде.

Условия содержания в работных домах неоднократно становились причиной скандалов (например, скандал в Андовере или скандал в Хаддерсфилде).

Чартисты включили требование ликвидации работных домов в петицию 1842 года.

Россия

В России идея принуждения к труду в специализированных учреждениях впервые появляется на законодательном уровне в 1721 году в регламенте главному магистрату, направленном Петром I, в котором император постановляет учредить смирительные дома для «содержания в постоянной работе людей непотребного и невоздержного жития»[3]. Однако на тот момент эта идея не получила заметного практического воплощения и начала реализовываться лишь в конце XVIII века. Подход к организации работных домов в России в период их массового распространения в конце XIX - начале XX века приводится экспертами в качестве исторических примеров социального предпринимательства[4].

До этого, начиная с Ивана IV Грозного, впервые озаботившегося этой проблемой на уровне законотворчества, забота о нищих и бродягах перекладывалась на плечи монастырей[5].

Только в 1775 году императрица Екатерина II выпустила указ имевший реальное практическое продолжение, обязав московского обер-полицмейстера Архарова создать работный дом, куда следовало принудительно помещать «молодых ленивцев», получающих «пропитание работой»[6].

В том же году «Учреждение о губерниях» поручает устройство работных домов вновь созданным приказам общественного призрения: «…в оных домах дают работу, а по мере работы пищу, покров, одежду или деньги… принимаются совершенно убогие, кои работать могут и сами добровольно приходят…»[6]

Вслед за москвой работные дома в России появились ещё в Красноярске и Иркутске и просуществовали до 1853 года[6].

В 1785 году московский работный дом объединили со смирительным домом для «буйных ленивцев», на базе которого в 1870 году возникла городская исправительная тюрьма «Матросская тишина»[6].

В 1836 году на пожертвование купца Чижова был приобретён просторный «театральный» дом напротив Юсуповского дворца в Большом Харитоньевский переулке, № 24, в котором в 1837 году был создан так называемый «Юсупов Работный дом».

Подход к работным домам в России несколько раз изменялся в сторону ужесточения и послабления. Так 15 августа 1846 года Николай I подписал Уложение о наказаниях уголовных и исправительных — первый уголовный кодекс в истории России. Составители уложения о наказаниях определили «рабочий дом» как наказание, соответствующее для неизъятых от телесных наказаний ссылке на поселение в отдалённые, кроме сибирских, губернии[7].

В 1865 году утверждается устав «Общества поощрения трудолюбия», учредителями которого были Александра Стрекалову, С. Д. Мертваго, Е. Г. Торлецкая, С. С. Стрекалов, С. П. Яковлев, П. М. Хрущов[6]. Председательницей выбрали Александру Стрекалову (урождённая княжна Касаткина-Ростовская; 1821—1904)[6]. С 1868 года Общество поощрения трудолюбия вошло в Ведомство Императорского Человеколюбивого общества. Впоследствии «Общества поощрения трудолюбия» реорганизовалось в первый в России исправительно-воспитательный детский приют, директором которого стал Николай Рукавишников.

10 октября 1882 года настоятелем Андреевского собора отцом Иоанном и лютеранином бароном Отто Буксгевденом был открыт Дом трудолюбия в Кронштадте, ставший одним из наиболее ярких примеров, изменивших подход к подобным заведениям в России, фактически приведших к распространению новой практики по всей стране в форме домов трудолюбия[6][8][9].

В 1893 году Александра Стрекалова учредила благотворительное общество «Московский муравейник», целью которого было оказание помощи беднейшим женщинам путём предоставления им работы[6].

После «Общества поощрения трудолюбия», «Дома трудолюбия в Кронштадте» и «Московского муравейника» словосочетание «работный дом» для описания «трудовой благотворительности» в России стало выходить из обращения и ему на смену прошло понятие «дом трудолюбия». Тем не менее созданный до этого «второй московский работный дом», преследовавший в большей степени гуманитарные цели, сохранил своё название вплоть до XX века.

В литературе

См. также

Напишите отзыв о статье "Работный дом"

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 КИРИЛЛОВ МИХАИЛ АНДРЕЕВИЧ, НАРЫШКИНА НАТАЛЬЯ ИГОРЬЕВНА. [cyberleninka.ru/article/n/transformatsiya-sistemy-nakazaniy-niderlandov-vo-vtoroy-polovine-xvi-pervoy-polovine-xvii-veka ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ НАКАЗАНИЙ НИДЕРЛАНДОВ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII ВЕКА] (рус.). Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России (№ 4 (28) / 2014). Проверено 23 апреля 2015.
  2. ↑ Higginbotham, Peter, [www.workhouses.org.uk/intro/ "Introduction"], <www.workhouses.org.uk/intro/>. Проверено 9 апреля 2010. 
  3. ↑ Смирительный дом // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. ↑ Я.С.Гришина [cyberleninka.ru/article/n/sotsialnoe-predprinimatelstvo-kak-innovatsionno-pravovaya-osnova-obespecheniya-imuschestvennyh-potrebnostey СОЦИАЛЬНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО КАК ИННОВАЦИОННО-ПРАВОВАЯ ОСНОВА ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ] (рус.) // ВЕСТНИК НИЖЕГОРОДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО. — № № 3-2 / 2013.
  5. ↑ Дарья Лебедева. [www.chaskor.ru/article/biznes_i_zakon_37198 Бизнес и закон] (рус.). Частный кореспондент (15 декабря 2014). Проверено 26 апреля 2015.
  6. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 Евгения Владимировна Храпоничева. [krotov.info/history/19/56/1999hrap.html Дома трудолюбия] (рус.). Московский журнал (1999 (№9)). Проверено 29 апреля 2015.
  7. ↑ Рабочие дома // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  8. ↑ Кристина Петроченкова. [www.miloserdie.ru/articles/dom-trudolyubiya-svioanna-uchrezhdenie-pervyh-hristian-vremen-apostolskih Дом трудолюбия св. Иоанна: «Учреждение первых христиан времен апостольских»] (рус.). Милосердие.ru (2 января 2015). Проверено 29 апреля 2015.
  9. ↑ Попов И. В. [leushino.ru/conference/1-9.html Святыни Кронштадта: Дом трудолюбия] (рус.). Отец Иоанн Кронштадтский. Кронштадтский вестник (30 сентября 2005). Проверено 29 апреля 2015.

Ссылки

  • [www.workhouses.org.uk История работных домов]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Работный дом

– А проехать в санях можно? – спросил он провожавшего его до дома почтенного, похожего лицом и манерами на хозяина, управляющего. – Глубок снег, ваше сиятельство. Я уже по прешпекту разметать велел. Князь наклонил голову и подошел к крыльцу. «Слава тебе, Господи, – подумал управляющий, – пронеслась туча!» – Проехать трудно было, ваше сиятельство, – прибавил управляющий. – Как слышно было, ваше сиятельство, что министр пожалует к вашему сиятельству? Князь повернулся к управляющему и нахмуренными глазами уставился на него. – Что? Министр? Какой министр? Кто велел? – заговорил он своим пронзительным, жестким голосом. – Для княжны, моей дочери, не расчистили, а для министра! У меня нет министров! – Ваше сиятельство, я полагал… – Ты полагал! – закричал князь, всё поспешнее и несвязнее выговаривая слова. – Ты полагал… Разбойники! прохвосты! Я тебя научу полагать, – и, подняв палку, он замахнулся ею на Алпатыча и ударил бы, ежели бы управляющий невольно не отклонился от удара. – Полагал! Прохвосты! – торопливо кричал он. Но, несмотря на то, что Алпатыч, сам испугавшийся своей дерзости – отклониться от удара, приблизился к князю, опустив перед ним покорно свою плешивую голову, или, может быть, именно от этого князь, продолжая кричать: «прохвосты! закидать дорогу!» не поднял другой раз палки и вбежал в комнаты. Перед обедом княжна и m lle Bourienne, знавшие, что князь не в духе, стояли, ожидая его: m lle Bourienne с сияющим лицом, которое говорило: «Я ничего не знаю, я такая же, как и всегда», и княжна Марья – бледная, испуганная, с опущенными глазами. Тяжелее всего для княжны Марьи было то, что она знала, что в этих случаях надо поступать, как m lle Bourime, но не могла этого сделать. Ей казалось: «сделаю я так, как будто не замечаю, он подумает, что у меня нет к нему сочувствия; сделаю я так, что я сама скучна и не в духе, он скажет (как это и бывало), что я нос повесила», и т. п. Князь взглянул на испуганное лицо дочери и фыркнул. – Др… или дура!… – проговорил он. «И той нет! уж и ей насплетничали», подумал он про маленькую княгиню, которой не было в столовой. – А княгиня где? – спросил он. – Прячется?… – Она не совсем здорова, – весело улыбаясь, сказала m llе Bourienne, – она не выйдет. Это так понятно в ее положении. – Гм! гм! кх! кх! – проговорил князь и сел за стол. Тарелка ему показалась не чиста; он указал на пятно и бросил ее. Тихон подхватил ее и передал буфетчику. Маленькая княгиня не была нездорова; но она до такой степени непреодолимо боялась князя, что, услыхав о том, как он не в духе, она решилась не выходить. – Я боюсь за ребенка, – говорила она m lle Bourienne, – Бог знает, что может сделаться от испуга. Вообще маленькая княгиня жила в Лысых Горах постоянно под чувством страха и антипатии к старому князю, которой она не сознавала, потому что страх так преобладал, что она не могла чувствовать ее. Со стороны князя была тоже антипатия, но она заглушалась презрением. Княгиня, обжившись в Лысых Горах, особенно полюбила m lle Bourienne, проводила с нею дни, просила ее ночевать с собой и с нею часто говорила о свекоре и судила его. – Il nous arrive du monde, mon prince, [К нам едут гости, князь.] – сказала m lle Bourienne, своими розовенькими руками развертывая белую салфетку. – Son excellence le рrince Kouraguine avec son fils, a ce que j'ai entendu dire? [Его сиятельство князь Курагин с сыном, сколько я слышала?] – вопросительно сказала она. – Гм… эта excellence мальчишка… я его определил в коллегию, – оскорбленно сказал князь. – А сын зачем, не могу понять. Княгиня Лизавета Карловна и княжна Марья, может, знают; я не знаю, к чему он везет этого сына сюда. Мне не нужно. – И он посмотрел на покрасневшую дочь. – Нездорова, что ли? От страха министра, как нынче этот болван Алпатыч сказал. – Нет, mon pere. [батюшка.] Как ни неудачно попала m lle Bourienne на предмет разговора, она не остановилась и болтала об оранжереях, о красоте нового распустившегося цветка, и князь после супа смягчился. После обеда он прошел к невестке. Маленькая княгиня сидела за маленьким столиком и болтала с Машей, горничной. Она побледнела, увидав свекора. Маленькая княгиня очень переменилась. Она скорее была дурна, нежели хороша, теперь. Щеки опустились, губа поднялась кверху, глаза были обтянуты книзу. – Да, тяжесть какая то, – отвечала она на вопрос князя, что она чувствует. – Не нужно ли чего? – Нет, merci, mon pere. [благодарю, батюшка.] – Ну, хорошо, хорошо. Он вышел и дошел до официантской. Алпатыч, нагнув голову, стоял в официантской. – Закидана дорога? – Закидана, ваше сиятельство; простите, ради Бога, по одной глупости. Князь перебил его и засмеялся своим неестественным смехом. – Ну, хорошо, хорошо. Он протянул руку, которую поцеловал Алпатыч, и прошел в кабинет. Вечером приехал князь Василий. Его встретили на прешпекте (так назывался проспект) кучера и официанты, с криком провезли его возки и сани к флигелю по нарочно засыпанной снегом дороге. Князю Василью и Анатолю были отведены отдельные комнаты. Анатоль сидел, сняв камзол и подпершись руками в бока, перед столом, на угол которого он, улыбаясь, пристально и рассеянно устремил свои прекрасные большие глаза. На всю жизнь свою он смотрел как на непрерывное увеселение, которое кто то такой почему то обязался устроить для него. Так же и теперь он смотрел на свою поездку к злому старику и к богатой уродливой наследнице. Всё это могло выйти, по его предположению, очень хорошо и забавно. А отчего же не жениться, коли она очень богата? Это никогда не мешает, думал Анатоль. Он выбрился, надушился с тщательностью и щегольством, сделавшимися его привычкою, и с прирожденным ему добродушно победительным выражением, высоко неся красивую голову, вошел в комнату к отцу. Около князя Василья хлопотали его два камердинера, одевая его; он сам оживленно оглядывался вокруг себя и весело кивнул входившему сыну, как будто он говорил: «Так, таким мне тебя и надо!» – Нет, без шуток, батюшка, она очень уродлива? А? – спросил он, как бы продолжая разговор, не раз веденный во время путешествия. – Полно. Глупости! Главное дело – старайся быть почтителен и благоразумен с старым князем. – Ежели он будет браниться, я уйду, – сказал Анатоль. – Я этих стариков терпеть не могу. А? – Помни, что для тебя от этого зависит всё. В это время в девичьей не только был известен приезд министра с сыном, но внешний вид их обоих был уже подробно описан. Княжна Марья сидела одна в своей комнате и тщетно пыталась преодолеть свое внутреннее волнение. «Зачем они писали, зачем Лиза говорила мне про это? Ведь этого не может быть! – говорила она себе, взглядывая в зеркало. – Как я выйду в гостиную? Ежели бы он даже мне понравился, я бы не могла быть теперь с ним сама собою». Одна мысль о взгляде ее отца приводила ее в ужас. Маленькая княгиня и m lle Bourienne получили уже все нужные сведения от горничной Маши о том, какой румяный, чернобровый красавец был министерский сын, и о том, как папенька их насилу ноги проволок на лестницу, а он, как орел, шагая по три ступеньки, пробежал зa ним. Получив эти сведения, маленькая княгиня с m lle Bourienne,еще из коридора слышные своими оживленно переговаривавшими голосами, вошли в комнату княжны. – Ils sont arrives, Marieie, [Они приехали, Мари,] вы знаете? – сказала маленькая княгиня, переваливаясь своим животом и тяжело опускаясь на кресло. Она уже не была в той блузе, в которой сидела поутру, а на ней было одно из лучших ее платьев; голова ее была тщательно убрана, и на лице ее было оживление, не скрывавшее, однако, опустившихся и помертвевших очертаний лица. В том наряде, в котором она бывала обыкновенно в обществах в Петербурге, еще заметнее было, как много она подурнела. На m lle Bourienne тоже появилось уже незаметно какое то усовершенствование наряда, которое придавало ее хорошенькому, свеженькому лицу еще более привлекательности. – Eh bien, et vous restez comme vous etes, chere princesse? – заговорила она. – On va venir annoncer, que ces messieurs sont au salon; il faudra descendre, et vous ne faites pas un petit brin de toilette! [Ну, а вы остаетесь, в чем были, княжна? Сейчас придут сказать, что они вышли. Надо будет итти вниз, а вы хоть бы чуть чуть принарядились!] Маленькая княгиня поднялась с кресла, позвонила горничную и поспешно и весело принялась придумывать наряд для княжны Марьи и приводить его в исполнение. Княжна Марья чувствовала себя оскорбленной в чувстве собственного достоинства тем, что приезд обещанного ей жениха волновал ее, и еще более она была оскорблена тем, что обе ее подруги и не предполагали, чтобы это могло быть иначе. Сказать им, как ей совестно было за себя и за них, это значило выдать свое волнение; кроме того отказаться от наряжения, которое предлагали ей, повело бы к продолжительным шуткам и настаиваниям. Она вспыхнула, прекрасные глаза ее потухли, лицо ее покрылось пятнами и с тем некрасивым выражением жертвы, чаще всего останавливающемся на ее лице, она отдалась во власть m lle Bourienne и Лизы. Обе женщины заботились совершенно искренно о том, чтобы сделать ее красивой. Она была так дурна, что ни одной из них не могла притти мысль о соперничестве с нею; поэтому они совершенно искренно, с тем наивным и твердым убеждением женщин, что наряд может сделать лицо красивым, принялись за ее одеванье. – Нет, право, ma bonne amie, [мой добрый друг,] это платье нехорошо, – говорила Лиза, издалека боком взглядывая на княжну. – Вели подать, у тебя там есть масака. Право! Что ж, ведь это, может быть, судьба жизни решается. А это слишком светло, нехорошо, нет, нехорошо! Нехорошо было не платье, но лицо и вся фигура княжны, но этого не чувствовали m lle Bourienne и маленькая княгиня; им все казалось, что ежели приложить голубую ленту к волосам, зачесанным кверху, и спустить голубой шарф с коричневого платья и т. п., то всё будет хорошо. Они забывали, что испуганное лицо и фигуру нельзя было изменить, и потому, как они ни видоизменяли раму и украшение этого лица, само лицо оставалось жалко и некрасиво. После двух или трех перемен, которым покорно подчинялась княжна Марья, в ту минуту, как она была зачесана кверху (прическа, совершенно изменявшая и портившая ее лицо), в голубом шарфе и масака нарядном платье, маленькая княгиня раза два обошла кругом нее, маленькой ручкой оправила тут складку платья, там подернула шарф и посмотрела, склонив голову, то с той, то с другой стороны. – Нет, это нельзя, – сказала она решительно, всплеснув руками. – Non, Marie, decidement ca ne vous va pas. Je vous aime mieux dans votre petite robe grise de tous les jours. Non, de grace, faites cela pour moi. [Нет, Мари, решительно это не идет к вам. Я вас лучше люблю в вашем сереньком ежедневном платьице: пожалуйста, сделайте это для меня.] Катя, – сказала она горничной, – принеси княжне серенькое платье, и посмотрите, m lle Bourienne, как я это устрою, – сказала она с улыбкой предвкушения артистической радости. Но когда Катя принесла требуемое платье, княжна Марья неподвижно всё сидела перед зеркалом, глядя на свое лицо, и в зеркале увидала, что в глазах ее стоят слезы, и что рот ее дрожит, приготовляясь к рыданиям. – Voyons, chere princesse, – сказала m lle Bourienne, – encore un petit effort. [Ну, княжна, еще маленькое усилие.] Маленькая княгиня, взяв платье из рук горничной, подходила к княжне Марье. – Нет, теперь мы это сделаем просто, мило, – говорила она. Голоса ее, m lle Bourienne и Кати, которая о чем то засмеялась, сливались в веселое лепетанье, похожее на пение птиц. – Non, laissez moi, [Нет, оставьте меня,] – сказала княжна. И голос ее звучал такой серьезностью и страданием, что лепетанье птиц тотчас же замолкло. Они посмотрели на большие, прекрасные глаза, полные слез и мысли, ясно и умоляюще смотревшие на них, и поняли, что настаивать бесполезно и даже жестоко. – Au moins changez de coiffure, – сказала маленькая княгиня. – Je vous disais, – с упреком сказала она, обращаясь к m lle Bourienne, – Marieie a une de ces figures, auxquelles ce genre de coiffure ne va pas du tout. Mais du tout, du tout. Changez de grace. [По крайней мере, перемените прическу. У Мари одно из тех лиц, которым этот род прически совсем нейдет. Перемените, пожалуйста.] – Laissez moi, laissez moi, tout ca m'est parfaitement egal, [Оставьте меня, мне всё равно,] – отвечал голос, едва удерживающий слезы. M lle Bourienne и маленькая княгиня должны были признаться самим себе, что княжна. Марья в этом виде была очень дурна, хуже, чем всегда; но было уже поздно. Она смотрела на них с тем выражением, которое они знали, выражением мысли и грусти. Выражение это не внушало им страха к княжне Марье. (Этого чувства она никому не внушала.) Но они знали, что когда на ее лице появлялось это выражение, она была молчалива и непоколебима в своих решениях. – Vous changerez, n'est ce pas? [Вы перемените, не правда ли?] – сказала Лиза, и когда княжна Марья ничего не ответила, Лиза вышла из комнаты. Княжна Марья осталась одна. Она не исполнила желания Лизы и не только не переменила прически, но и не взглянула на себя в зеркало. Она, бессильно опустив глаза и руки, молча сидела и думала. Ей представлялся муж, мужчина, сильное, преобладающее и непонятно привлекательное существо, переносящее ее вдруг в свой, совершенно другой, счастливый мир. Ребенок свой, такой, какого она видела вчера у дочери кормилицы, – представлялся ей у своей собственной груди. Муж стоит и нежно смотрит на нее и ребенка. «Но нет, это невозможно: я слишком дурна», думала она.

wiki-org.ru

Работный дом — с русского

  • Работный дом — (workhouse), обществ, приюты для людей, не способных обеспечить себя. Они давали работу тем, кто не утратил трудоспособность. 3акон о бедных (1601) возложил на приходы обязанность содержать свои Р.д., но очень часто они практически не отличались… …   Всемирная история

  • Работный дом — Сравнение двух планов с романтизацией «старого доброго работного дома» Не следует путать с «рабочими домами»  местами лишения свободы. Работный дом (англ. workhouse)  благотворительное учреждение, созданное для оказания помощи …   Википедия

  • Работный дом — Вопрос о Р. доме заслуживает у нас ныне особого внимания, ввиду подготовляющихся преобразований общественного призрения (см. Призрение общественное) и учреждения при министерстве юстиции комиссии для изучения мер борьбы с нищенством. Борьба эта… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Работный дом —    Исправительное учреждение, в котором содержались и выполняли общественно полезную работу лица низших сословий, совершившие незначительные преступления, а также неимущие с увечьями (по указу 1781 г.).    (Термины российского архитектурного… …   Архитектурный словарь

  • РАБОЧИЙ ДОМ (работный дом) — в ряде европейских стран XVII начала XX вв. специальные дома для принудительного содержания и эксплуатации деклассированных элементов. В XVII XVIII вв. Р.д. получили большое распространение в Англии. В XIX в. их идея была выдвинута… …   Юридический словарь

  • Дом работный — По учреждению о губерниях 1775 г. работные Д. должны были доставить неимущим прокормление собственной их работой ; устройство их было поручено приказам общественного призрения. Они не были лишены и характера исправительного, так как заключению в… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Дом трудолюбия — Этим именем в первой половине нынешнего столетия наз. женские учебные заведения II разряда, в которых на полном содержании жили и обучались бедные бесприютные девицы свободных состояний; принимались в эти школы и пансионерки. Подобные Д.… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • работный — ая, ое. Устар. к Работа и Работник. Р ые дни. Р ые люди (в России 16 первой половины 19 в.: промысловые и промышленные рабочие). Р. дом (в Англии 17 19 вв.: приют для бедных) …   Энциклопедический словарь

  • работный — ая, ое.; устар. к работа и работник. Р ые дни. Р ые люди (в России 16 первой половины 19 в.: промысловые и промышленные рабочие) Рабо/тный дом (в Англии 17 19 вв.: приют для бедных) …   Словарь многих выражений

  • работный — работ/н/ый (дом) …   Морфемно-орфографический словарь

  • рабочий дом — (работный дом) в ряде европейских стран XVII начала XX вв. специальные дома для принудительного содержания и эксплуатации деклассированных элементов. В XVII XVIII вв. Р.д. получили большое распространение в Англии. В XIX в. их идея была выдвинута …   Большой юридический словарь

  • translate.academic.ru

    Работный дом — Википедия

    Работный (рабочий) дом (англ. workhouse), Дисциплинарный дом (нидерл. tuchthuis) — пенитенциарные и/или благотворительные учреждения, направленные на изоляцию и/или принуждение/стимуляцию к труду нуждающихся, мелких преступников и нищих.

    Обзор

    Если первоначально работные дома создавались исключительно как одна из форм исполнения наказания, то позже из них выделилась благотворительная ветвь заведений, в которых нуждающимся предоставлялась работа, еда и кров, а страждущим предоставлялись относительно свободные условия проживания и добровольное участие в труде. Например, см. дома трудолюбия в России.

    Принудительные работные дома зачастую совмещались с тюрьмами, а добровольные с богадельнями, приютами, образовательными и просветительскими учреждениями.

    Изначально работные дома были нацелены на снижение финансовых затрат на содержание заключённых, предполагая, что они могут быть не только самоокупаемыми, но и рентабельными, приносящими прибыль. Тем не менее, в большинстве случаев, работные дома являлись дотационными учреждениями.

    Работные дома создавались как государственной властью так и частными лицами. Их финансирование велось за счёт казны и/или пожертвований.

    В связи с развитием социального обеспечения в XX веке система работных домов в значительной степени утратила актуальность. В некоторых странах подобные заведения были отменены на законодательном уровне. Тем не менее подобные по сути частные и государственные учреждения под разными названиями существуют и сейчас.

    В конце XX — начале XXI века аналогичные добровольным работным домам учреждения стали относить к одной из форм социального предпринимательства.

    Видео по теме

    История

    В XVI веке в Европе начала широко распространяться идея создания учреждений для борьбы с мелкими воришками и профессиональными нищими, поскольку они создавали достаточно серьёзную проблему для властей в ходе обеспечения правопорядка и законности[1]. С одной стороны, эта идея проистекала из гуманистических соображений, так как малолетние преступники приговаривались к столь же суровому наказанию, что и взрослые[1]. С другой, в развитых европейских городах, где интенсивно развивался промышленный сектор, появилось обилие низкоквалифицированных вакансий, позволяющих экспериментировать с трудом[1]. Главным принципами их деятельности стала изоляция и принуждение к труду.

    Брайдуэлл

    В 1553 году Эдуард VI передал замок Генриха VIII, построенный на месте средневековой гостиницы St Bride’s Inn, городу Лондону для размещения здесь бездомных детей и принудительного содержания женщин — «нарушительниц общественного порядка». Город получил здание в полное владение в 1556 году и превратил дворец в тюрьму, больницу и работный дом, получивший название Брайдуэлл (англ. Bridewell в честь названия местности, которая получила название от колодца, посвящённого Святой Бригите).

    Тюрьма известна прежде всего тем, что по воспоминаниям мемуаристов семнадцатого века заключение в ней было «хуже смерти».

    Впоследствии название Брайдуэлл стало нарицательным и использовалось для других тюрем в Лондоне, в том числе Clerkenwell Bridewell (открыт в 1615 году) и Tothill Fields Bridewell в Вестминстере. Аналогичные учреждения по всей Англии, Ирландии и Канаде также часто именовались Брайдуэлл.

    Амстердамский дисциплинарный дом

    Под влиянием Брайдуэлла и с учётом внутригосударственных социальных, экономических процессов в 1589 году городской совет Амстердама (Нидерланды) принял решение перенять английский опыт по созданию работных домов[1].

    С этого момента было написано несколько докладов, проектов и трактатов о том, какие цели преследовать, содержание каких заключённых обеспечивать, что собой представлять и как их следует обустраивать[1].

    В частности Себастьян Эгбертс (нидерл. Sebastiaan Egberts) отмечал, что создание подобных заведений не потребует больших затрат на обеспечение их деятельности, а содержание заключённых в них лиц не должно было стать финансовой обузой, так как они будут трудиться, что в перспективе может позволить подобным учреждениям стать рентабельными и даже приносить прибыль[1].

    В 1595 году в Амстердаме основан, а в 1596 году открыт в перестроенных для этих целей монастыре Клариссинок дисциплинарный дом (нидерл. Amsterdams Tuchthuis)[1].

    В отличие от Брайдуэлла туда изначально стали помещать и мелких преступников[1]. В отличие от Брайдуэлла он сочетал в себе три учреждения — работный дом для дееспособных бедняков, дисциплинарное учреждение для не желающих добровольно работать и дом призрения инвалидов, стариков, бедных и малолетних

    Мужской дисциплинарный дом стали называть Rusphuis, а появившийся позже женский — Spinhuis[1].

    В течение нескольких лет после появления Amsterdams Tuchthuis многие голландские города построили аналогичные дисциплинарные дома[1].

    Англия

    Сравнение двух планов с романтизацией «старого доброго работного дома»

    В XVII веке собственный опыт в развитии Нидерландов получил широкое развитие в Англии в новой форме. Нищенствующим предоставляли оплачиваемую работу взамен на обязательное проживание в таком доме и подчинение внутреннему распорядку. Согласно законам того времени о нищенстве, несостоятельные бедняки помещались в работные дома, где были обязаны трудиться.

    В 1631 году мэр Абингдона сообщает о «возведении работного дома для предоставления работы обездоленным»[2].

    В 1652 году первый достоверно известный классический работный дом появился в Эксетере.

    Внешний вид здания работного дома в Англии

    Позже по «закону о бедных» 1834 года, запретившего пособия, в работные дома принудительно помещались все обращавшиеся за общественной помощью.

    Внутренний порядок работных домов мало чем отличался от тюрем: мужчины, женщины и дети находились отдельно друг от друга, в них существовал жёсткий режим, система наказаний, включающая телесные, помещения в карцеры и ограничения в еде.

    Условия содержания в работных домах неоднократно становились причиной скандалов (например, скандал в Андовере или скандал в Хаддерсфилде).

    Чартисты включили требование ликвидации работных домов в петицию 1842 года.

    Россия

    В России идея принуждения к труду в специализированных учреждениях впервые появляется на законодательном уровне в 1721 году в регламенте главному магистрату, направленном Петром I, в котором император постановляет учредить смирительные дома для «содержания в постоянной работе людей непотребного и невоздержного жития»[3]. Однако на тот момент эта идея не получила заметного практического воплощения и начала реализовываться лишь в конце XVIII века. Подход к организации работных домов в России в период их массового распространения в конце XIX — начале XX века приводится экспертами в качестве исторических примеров социального предпринимательства[4].

    До этого, начиная с Ивана IV Грозного, впервые озаботившегося этой проблемой на уровне законотворчества, забота о нищих и бродягах перекладывалась на монастыри[5].

    Только в 1775 году императрица Екатерина II издала указ, имевший реальное практическое продолжение, обязав московского обер-полицмейстера Архарова создать работный дом, куда следовало принудительно помещать «молодых ленивцев», чтобы они получали «пропитание работой»[6].

    В том же году «Учреждение о губерниях» поручает устройство работных домов вновь созданным приказам общественного призрения: «…в оных домах дают работу, а по мере работы пищу, покров, одежду или деньги… принимаются совершенно убогие, кои работать могут и сами добровольно приходят…»[6]

    Вслед за Москвой работные дома в России появились ещё в Красноярске и Иркутске и просуществовали до 1853 года[6].

    В 1785 году московский работный дом объединили со смирительным домом для «буйных ленивцев», на базе которого в 1870 году возникла городская исправительная тюрьма «Матросская тишина»[6].

    В 1836 году на пожертвование купца Чижова был приобретён просторный «театральный» дом напротив Юсуповского дворца в Большом Харитоньевский переулке, № 24, в котором в 1837 году был создан так называемый «Юсупов Работный дом».

    Подход к работным домам в России несколько раз изменялся в сторону ужесточения и послабления. Так 15 августа 1846 года Николай I подписал Уложение о наказаниях уголовных и исправительных — первый уголовный кодекс в истории России. Составители уложения о наказаниях определили «рабочий дом» как наказание, соответствующее для не изъятых от телесных наказаний ссылке на поселение в отдалённые, кроме сибирских, губернии[7].

    Здание Рукавишниковского приюта в 1913 году

    В 1865 году утверждается устав «Общества поощрения трудолюбия», учредителями которого были Александра Стрекалову, С. Д. Мертваго, Е. Г. Торлецкая, С. С. Стрекалов, С. П. Яковлев, П. М. Хрущов[6]. Председательницей выбрали Александру Стрекалову (урождённая княжна Касаткина-Ростовская; 1821—1904)[6]. С 1868 года Общество поощрения трудолюбия вошло в Ведомство Императорского Человеколюбивого общества. Впоследствии «Общества поощрения трудолюбия» реорганизовалось в первый в России исправительно-воспитательный детский приют, директором которого стал Николай Рукавишников.

    10 октября 1882 года настоятелем Андреевского собора отцом Иоанном и лютеранином бароном Отто Буксгевденом был открыт Дом трудолюбия в Кронштадте, ставший одним из наиболее ярких примеров, изменивших подход к подобным заведениям в России, фактически приведших к распространению новой практики по всей стране в форме домов трудолюбия[6][8][9].

    В 1893 году Александра Стрекалова учредила благотворительное общество «Московский муравейник», целью которого было оказание помощи беднейшим женщинам путём предоставления им работы[6].

    После «Общества поощрения трудолюбия», «Дома трудолюбия в Кронштадте» и «Московского муравейника» словосочетание «работный дом» для описания «трудовой благотворительности» в России стало выходить из обращения и ему на смену прошло понятие «дом трудолюбия». Тем не менее созданный до этого «второй московский работный дом», преследовавший в большей степени гуманитарные цели, сохранил своё название вплоть до XX века.

    См. также

    Примечания

    Ссылки

    wikipedia.green