Ракета Р-1 8А11. Р1 ракета


Баллистическая ракета 8А11 Р-1 (СССР)

Баллистическая ракета 8А11 Р-1 13 мая 1946 г. вышло Постановление Совмина №1017-419 «Вопросы реактивного вооружения», которое явилось программой разработки ракетного оружия в СССР. 9 августа 1946 г. приказом министра вооружения главным конструктором изделия №1 - баллистической ракеты дальнего действия - был назначен С.П.Королев. 16 августа 1946 г. директором НИИ-88 назначается Л.P.Гонор. 26 августа 1946 г. приказом министра вооружения Д.Ф. Устинова была определена структура НИИ-88, который должен был заниматься ракетной тематикой. Отдел №3 НИИ-88 (руководитель С.П.Королев) занимался созданием баллистических ракет на базе ФАУ-2; отдел №4 (руководитель Е.В. Синильщиков) разрабатывал управляемые зенитные ракеты на базе «Вассерфаль»; отдел № 5 (руководитель С.Ю. Рашков) - управляемые зенитные ракеты на базе «Шметтерлинг»; а отдел № 6 (руководитель П.И. Костин) - неуправляемые зенитные ракеты на базе «Тайфуна». Для испытаний ракет А-4 был создан Государственный центральный полигон МО СССР. Он находился примерно в 100 км юго-восточнее Сталинграда близ полигона Капустин Яр.

Первая ракета А-4 (серии «Т») была запущена с полигона Капустин Яр 18 октября 1947 г. Ракета пролетела 206,7 км и отклонилась влево на 30 км. Вторая ракета была запущена 20 октября. Сразу после старта наблюдатели заметили, что ракета сильно отклонилась влево. Кто-то пошутил: «Пошла в сторону Саратова». Через пару часов срочно собралась Государственная комиссия. И на заседании комиссии генерал НКВД Серов выговаривал членам комиссии: «Вы представляете, что будет, если ракета дошла до Саратова. Я вам даже рассказывать не стану, вы сами можете догадаться, что произойдет с вами со всеми».Ракета пролетела 231,4 км, отклонившись влево на 180 км. Вскоре немецкие специалисты - доктора Магнус, Хох и другие, находившиеся на полигоне, нашли причину отклонения ракет в системе управления и устранили ее. Всего в 1947 г. на полигоне Капустин Яр было запущено 11 ракет А-4, из которых только 5 поразили цели. Из этих 11 ракет 5 были собраны в «Нордхаузене» в Германии, а 6 - на заводе №88 в Подлипках под Москвой.

14 апреля 1948 г. вышло Постановление Совмина, санкционировавшее создание первой советской баллистической ракеты Р-1. Фактически это была ракета А-4, сделанная в основном из отечественных материалов. Внесение изменений в ракету было минимальным. Так, были переработаны конструкции хвостового и приборного отсеков с целью их усиления, повышена расчетная дальность полета с 250 до 270 км за счет увеличения заправки горючего (спирта). Двигательная установка Р-1 создавалась в ОКБ-456 МАП в Химках под руководством В.П. Глушко. Она имела заводской индекс РД-100 и индекс ГАУ 8Д51. Двигатель работал на 75-процентном водном растворе этилового спирта и жидком кислороде. Подача топлива в камеру сгорания производилась турбонасосным агрегатом, состоящим из турбины и двух центробежных насосов. Тяга двигателя у земли составляла 27,2 т при расходе топлива 131,8 кг/с, а в вакууме — 31,3 т. Время набора 90 % номинальной тяги - до 4 секунд. Вес двигателя 885 кг.

Баллистическая ракета 8А11 Р-1

Осенью 1948 г. начались испытания ракет Р-1 на полигоне Капустин Яр. К недостаткам ракеты А-4 добавились и недоделки советских конструкторов. Ракета Р-1 упорно не желала отрываться от стартового стола. На 9 улетевших ракет пришелся 21 отказ выхода двигателя на номинальную тягу. Кстати, и из этих девяти ракет лишь одна достигла заданного района (пуск 10 октября 1948 г.). Тем не менее в Заключении Государственной комиссии по результатам испытаний говорилось: «Отечественные ракеты Р-1 первой серии по своим летным характеристикам, как показали летные испытания, не уступают трофейным ракетам А-4. Принципиальные вопросы при воспроизводстве ракет Р-1 из отечественных материалов решены правильно… Летные характеристики ракет Р-1 первой серии соответствуют характеристикам, заданным тактико-техническим требованиям, за исключением разброса по дальности». Почти год конструкторы НИИ-88 и ОКБ-456 дорабатывали Р-1. Второй этап летных испытаний Р-1 состоялся осенью 1949 г. Из 20 пусков ракет 17 были удачны. Постановлением Совмина от 25 ноября 1950 г. ракета Р-1 под индексом ГАУ 8А11 была принята на вооружение.

Опытная серия ракет была изготовлена на заводе №88, а 1 июня 1951 г. вышел приказ о перенесении производства ракет Р-1 на зазод №586 в Днепропетровск. В июне 1952 г. на заводе №586 была собрана и сдана заказчику первая ракета Р-1 из узлов и деталей, изготовленных на заводах №88 и №456, а в ноябре того же года началась сборка ракет Р-1 из узлов собственного изготовления.

В состав наземного технологического оборудования комплекса входило более 20 специальных машин и агрегатов, Подготовка ракеты к пуску осуществлялась на двух позициях — технической и боевой (стартовой). Основными работами на технической позиции были проверка систем ракеты и стыковка ее с головной частью. На стартовую позицию ракета перевозилась на грунтовом лафете (установщике), имевшем заводской индекс 1Н и индекс ГАУ 8У22. Установщик буксировался тягачом АТТ. С помощью установщика происходила установка ракеты на стартовый стол и подготовка ракеты к пуску. После установки ракеты в вертикальное положение начиналась проверка систем управления ракеты, заправлялись топливо и средства парогенерации, осуществлялось прицеливание. В камеру двигателя снизу через сопло устанавливалось зажигательное устройство. Пуск ракеты производился из специальной бронемашины с пультом управления. Время для подготовки ракеты на технической позиции составляло 2-4 часа, на боевой позиции - до 4-х часов. Таким образом, боеготовность комплекса, то есть время от получения команды на пуск до старта ракеты, составляло не менее 6-8 часов.

Было ли оправдано принятие на вооружение ракеты Р-1 и запуск ее в серийное производство? С чисто военной точки зрения Р-1 к 1950 г. безнадежно устарела. При попадании в город ее боевая часть могла разрушить каменные постройки в радиусе не более 25 м, Да и у СССР практически не было целей, по которым ее можно было использовать, в отличие, к примеру, от Германии 1944 г. Но с точки зрения подготовки инженерных кадров, организации совершенно нового дела в советской промышленности запуск Р-1 в серию дал положительные результаты. Кстати, к 1 июня 1952 г. на полигоне Капустин Яр было сформировано еще три бригады особого назначения РВГК - 23-я, 54-я и 56-я. Первая же бригада, созданная в 1946 г., в декабре 1950 г. была переименована в 22-ю бригаду особого назначения РВГК. Американцы не приняли на вооружение ракет типа Р-1 или Р-2, хотя шли практически тем же путем, что и советские ракетчики, по крайней мере до 1955 г.

Данные ракеты Р-1Количество ступеней 1Вид топлива - этиловый спирт и жидкий кислородПолная длина ракеты, мм 14 275Диаметр корпуса максимальный, мм 1652Размах стабилизаторов, мм 3564Стартовый вес, кг 13 430Вес головной части, кг 1075Вес ВВ в боевой части, кг 785Вес незаправленной ракеты, кг 4030Вес компонентов топлива, кг 9400Скорость ракеты 1465 м/сМаксимальная дальность стрельбы, км 270Отклонение от цели, км:по дальности ±8боковое ±4Тип головной части - моноблочная, неядерная, неотделяемая, масса 1 т.Количество боевых блоков - 1Мощность заряда 785 кгСистема управления - автономная, инерциальнаяСпособ базирования - стационарный наземный стартовый стол

www.dogswar.ru

Баллистическая ракета Р-1 | Испытания Фау-2

r-1

Разработка ракет дальнего радиуса действия в СССР и США началась одновременно с освоения немецкой ракеты Фау-2, что было, конечно, оправданно в связи с отсутствием своего собственного опыта создания таких ракет. В СССР ракета, в значительной степени повторявшая особенности конструкции и характеристики ракеты Фау-2, получила название Р-1. Решение о создании данной ракеты было принято осенью 1947, а уже через год начались ее испытания. Комплекс с этой ракетой приняли на вооружение в ноябре 1950. Разрабатывалась ракета Р-1 организациями, которые возглавляли такие знаменитые конструкторк, как С.П. Королев ( комплекс, ракета), Н.А. Пилюгин (наземная проверочно-пусковая аппаратура и система управления), В.П. Глушко (двигатель), В.И. Кузнецов (командные приборы) В.П. Бармин (наземное стартовое, заправочное и другое оборудование).

Основными частями ракеты: головная часть, бак горючего, бак окислителя, приборный отсек, хвостовой отсек с двигателем. Особенностями конструкции было применение неотделяющейся головной части и использование подвесных топливных баков, разместившихся в силовом корпусе. Силовой корпус ракеты это жесткий каркас из стальных шпангоутов и стрингеров, облаченный в листовую сталь. Баки горючего и окислителя из листового алюминиевого сплава. Ракета имела четыре и тяжелых (масса около 300 кг) и мощных стабилизатора. Потребовались управляющие органы нескольких типов: газоструйные (размещенные в струе продуктов сгорания, истекающих из сопла) рули и воздушные (установленные на стабилизаторах). Все это вело к увеличению массы ракеты.

Однокамерный жидкостный ракетный двигатель работал на топливе — 75%-ый водный раствор этилового спирта и жидкий кислород. Система подачи топлива — незамкнутая (отработавший в турбине газ выбрасывался в атмосферу), насосная. В качестве рабочего тела турбины был использован парогаз, образующийся при распаде перекиси водорода в присутствии катализатора — раствора перманганата натрия. Таким образом, для эффективной работы двигателя было необходимо четыре жидких компонента. Их секундные расходы составляли: 75 кг/с жидкого кислорода, 1,7 кг/с перекиси и перманганата натрия, 50 кг/с спирта. Двигатель имел огромную массу, что объясняло несовершенство конструкции всех его агрегатов: камера сгорания (плохая организация процессов сгорания топлива, низкое давление,), турбоный агрегат (низкое число оборотов), парогазогенератор (вытеснительная система подачи компонентов). Показатели, определяющие скорость, а, значит, и дальность полета ракеты были у Р-1 крайне низки.

r1

ракета Р-1

На ракете применялась автономная инерциальная система управления, включавшая на активном участке траектории (АУТ) полета контур стабилизации углового положения ракеты и автомат управления дальностью, с использованием гироскопический интегратор ускорений. Система управления имела огромную массу (масса приборов управления 200 кг при общей массе приборного отсека в 520 кг). Точность ракеты (1,5 км) оценивалась как низкая, если учесть, что она соответствовала дальности порожения всего в 300 км.

Эффективность головной части по целям определялась тем, что в ГЧ находился заряд взрывчатого вещества (ВВ) массой 800 кг. Радиус поражения городских сооружений при этом не превышал и 20 — 25 м, и ракета могла быть пременнена только для поражения крупных и слабозащищенных целей.

В состав наземного технологического оборудования комплекса входило, около 20 специальных агрегатов и машин. Подготовка ракеты к пуску проходила на двух позициях — боевой (стартовой) и технической и боевой. Основными работами на технической позиции были проверки готовности систем ракеты и стыковка ее с головной частью. Перевозка же ракеты на боевую позицию осуществлялась на грунтовом лафете. После установки в вертикальное положение, на ракете проверялась система управления, заправлялись средства парогазогенерации и топливо, осуществлялось прицеливание. Проводились и ручные операции с двигателем ракеты. В камеру двигателя через сопло прикреплялось зажигательное устройство. Пуск ракеты осуществлялся из специальной бронемашины оборудованной пультом управления. На технической позиции время для подготовки ракеты составляло от 2 до 4 часов, на боевой — до 4 часов. Таким образом, боеготовность комплекса составляла не менее 6 — 8 часов. Для подготовки ракеты к запуску использовалось очень большое количество специальных техники и агрегатов, а технологический процесс подготовки к пуску был весьма сложен и трудоемок.

Все вышеперечисленные оценки даются с позиций современных представлений о ракетах дальнего радиуса действия. Необходимо иметь в виду, что ракета Р-1 была первой в их ряду.

Данная ракета свою историческую роль сыграла. Несмотря на все свои очевидные недостатки, разработка такой ракеты позволила в кротчайшие сроки создать в СССР необходимые условия, для дальнейшего развития нового вида вооружения — ракет больших дальностей, и определить направления и пути этого развития. Еще в 1946, т.е. даже до начала разработки ракеты Р-1, уже существовало 1-е ракетное соединение Советской Армии — бригада особого назначения РВГК, а ознакомление с этой новой техникой весь личный состав бригады начинал в Германии, а далее участвовал в проведении пусков ракет Фау-2 и Р-1 в Советском Союзе.

www.kosmos4you.ru

Ракета Р-1А / spasecraftrocket

Р-1А Опытно-экспериментальная одноступенчатая жидкостная ракета для создания ракетного оружия и геофизических ракет. СССР, 1949 г.Экспериментальная ракета Р-1АЭкспериментальная ракета Р-1А

Ракету Р-1А (1РА, В-1А, 1ВА) часто называют первой советской геофизической ракетой. Создана на базе немецкой трофейной одноступенчатой тактической баллистической ракеты А-4 (Фау-2) в НИИ-88 под руководством главного конструктора Сергея Павловича Королева в 1949 году. Предназначалась для отработки механизма отделения головной части в конце активного участка траектории полёта.

Технические характкристики геофизической ракеты Р-1А

Показатель Значение
Длина ракеты14,96 м
Диаметр ракеты1,65 м
Размах стабилизаторов3,564 м
Стартовая масса13,91 т
Масса полезного груза800 кг
Высота подёмаоколо 100 км
Тип головной частимоноблочная, отделяемая
Система управленияавтономная, инерциальная
Способ стартагазодинамический, за счет маршевого двигателя
Количество ступеней1
Маршевый двигательоднокамерный ЖРД РД-100
Подача топливатурбо-насосный агрегат
Горючее75% этиловый спирт
Окислительжидкий кислород
Масса топлива9,44 т
Тяга27/31 тс
Удельный импульс2021/2366 м/с
Время работы двигателя65 с
Скорость в момент выключения двигателя1185 м/с
Наверх

Для проведения работ использовали восемь трофейных ракет А-4 (Фау-2), которые полностью перебрали, установили хвостовые отсеки собственной конструкции, а также механизм отделения головной части, работающий следующим образом: после «остановки» двигателя прибор управления выдавал команду на подрыв пиропатронов разрывного болта, соединяющего головную часть с корпусом ракеты; затем пружинный механизм плавно отталкивал головную часть.

Ракеты Р-1А для отработки новой отделяющейся ГЧ (головной части) оснастили системами управления, со специальными гироскопическими приборами и системой телеметрических измерений. Для получения дополнительной информации предусматривались пуски ракеты с использованием специальных назесных оптических систем для траекторных измерений (перископы подводных лодок, кинофототеодолиты, скоростные кинотеодолиты) в целях наблюдения за поведением ГЧ на пассивном участке траектории, а также использование радиолокаторов с активным сопровождением (для этого на корпусе ракеты устанавливался специальный передатчик). После отделения ГЧ радиосигнал передавался телеметрической системой Физического института Академии наук СССР (ФИАН).

Для наблюдений за полетом отделившейся ГЧ на участке снижения в районе ее падения была развернута приемная станция ФИАН, которую обслуживали от НИИ-88 Е.В. Шабаров и В.М. Шмелев, от ФИАН — П.Н. Вакулов.

Помимо отделяющейся ГЧ ракета Р-1А, в отличии от ракеты А-4 (Фау-2), была оборудована несущим баком горючего. Бак окислителя остался подвесным для сохранения теплоизоляции.

При положительных результатах пусков по баллистическим траекториям были предусмотрены вертикальные пуски двух ракет Р-1А для физических исследований верхних разряженных слоев атмосферы с помощью системы, условно названной ФИАР-1 Геофизического института Академии наук СССР, предназначенной для взятия проб воздуха на большой высоте. С этой целью установили в хвостовой части ракеты две закрепленные на корпусе «мортиры» для выстреливания контейнеров с научной аппаратурой

Система для взятия проб воздуха на большой высоте представляла собой стеклянные баллоны, в которых устанавливался вакуум порядка 10-6 мм. Для уничтожения каких-либо включений на внутренних слоях оболочки проводилась предварительная специальная обработка. Баллоны снабжались герметическим затвором, устанавливавшим сообщение их внутренней полости с внешней средой по истечении заданного времени с момента старта ракеты и вновь герметически закрывавшимся через несколько секунд. В каждом контейнере монтировалось несколько баллонов для взятия проб воздуха на различных высотах при каждом эксперименте. Высота забора проб воздуха исчислялась в каждом эксперименте на основе обработки данных о скорости полета ракеты в момент выброса контейнера и траектории контейнера, фиксировавшейся кино-теодолитами в функции времени.

Прибор был помещён в специальный контейнер в виде цилиндра, соединенного со спасательным устройством типа «летающая бомба». Контейнер закладывался в мортиру, установленную на хвостовом отсеке, и на заданной высоте выбрасывался с помощью сжатого воздуха. Контейнеры отстреливались после прекращения работы двигателя ракеты с тем, чтобы на чистоту проб и замеры характеристик воздуха не влияли газы, обильно выделяемые двигателем ракеты в разреженное окружающее пространство. Через 4 секунды после отделения котейнера начинался забор проб атмосферы. При падении контейнера, на высоте около 4 км, вскрывался отдельный отсек, содержащий парашютную систему, чем обеспечивалось приземление контейнера со скоростью, гарантируюшей целость приборов. Для облегчения поисков после приземления контейнер снабжался радиопередатчиком. На каждой из двух ракет, предназначенных для вертикальных пусков, устанавливались по две мортиры и по два прибора ФИАР-1.

На ракете Р-1А проводились также исследования влияния газовой струи двигателя на прохождение радиоволн, что имело непосредственное отношение к разработке систем радиоуправления для ракет Р-2. Предполагалось настраивать двигатель на меньшую тягу, чтобы отношение начальной массы к тяге двигателя примерно равнялось принятому для ракеты Р-2. Проверка готовности ракеты Р-1А к лётным испытаниям проводилась на временной испытательной площадке НИИ-88 в период январь-февраль 1949 г.

Лётные испытания ракеты Р-1А были начаты в мае 1949 г. на Государственном Центральном полигоне (Капустин Яр) и дали положительные результаты. Всего было проведено 6 пусков - четыре по баллистической траектории и два вертикальных. Пуски проводились при повышенном отношении тяги двигателя к массе 1, 97 вместо 1, 83 у ракеты Р-1 за счёт формирования режима двигательной установки. Для наблюдений за полётом отделившейся ГЧ на участке снижения в районе её падения была развернута приемная станция ФИАН.

Общие сведения о пусках ракет Р-1А

В скобках указано количество пусков. Красным цветом выделено количество пусков, завершившихся неудачей.

Пуски ракет Р-1А в хронологическом порядке

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1949/05/07Капустин ЯрСССР; Р-1А, 1
1949/05/10Капустин ЯрСССР; Р-1А, 2
1949/05/15Капустин ЯрСССР; Р-1А, 3
1949/05/16Капустин ЯрСССР; Р-1А, 4
1949/05/24Капустин ЯрСССР; Р-1А, 5
1949/05/28Капустин ЯрСССР; Р-1А, 6
Наверх

spasecraftrocket.org

Р-1 ракета, испытания на полигоне ГЦП

 

 

 

 

 

 

Р-1 ракета, испытания на полигоне ГЦП

В первых числах сентября 1948 года ракеты Р-1 , предназначенные для летных испытаний, прибыли на ГЦП . Ракеты на испытания были отправлены в специальных закрытых вагонах под усиленной охраной заранее, так чтобы к нашему прибытию первые уже были разгружены. Вслед за ракетами мы во главе с директором НИИ-88 Гонором выехали в Капустин Яр - на Государственный центральный полигон - сдавать первый экзамен. Предстояла проверка нашей работы по изготовлению отечественной баллистической ракеты дальнего действия БРДД - Р-1 . По теперешней терминологии, ракеты с дальностью до 1500 км относятся к малой и средней дальности. Но в те времена 300 км уже была большая дальность. Ведь ракету Р-2 на дальность 600 км мы только еще разрабатывали, а тема Р-3 - дальность 3000 км - представлялась далекой перспективой. Пуски должны были подтвердить, что Р-1 по крайней мере не уступает А-4 .

Выехали мы в своем спецпоезде , в спальных вагонах которого нам предстояло жить на полигоне. Гостиниц Василий Иванович Вознюк построить еще не успел: было слишком много забот по служебно-боевому обустройству полигона. Стартовую площадку перенесли подальше от технической позиции. Для управления пусками построили мощный бетонированный бункер. К старту проложили рядом с разбитой степной дорогой - "степным асфальтом" - хорошую бетонированную. Построили домики для трех кинотеодолитных станций. У старта был благоустроенный домик ФИАН - база Физического института Академии наук, в котором ютились физики, изучавшие при пусках интенсивность космических лучей. В числе этой ученой команды были два будущих академика - Сергей Николаевич Вернов и Александр Евгеньевич Чудаков . Это была одна из первых ученых космических команд нашей страны, которая не меньше нас была заинтересована в проникновении в космос. Предусматривалось, что аппаратура ФИАН будет установлена по крайней мере на двух ракетах. Испытания первой отечественной серии ракет назывались заводскими. Программа испытаний 1948 года была утверждена министром вооружения Устиновым и согласована с ГАУ . Председателем Госкомиссии был Ветошкин , заместителем - генерал Соколов , членами комиссии назначены Вознюк, Гонор, Королев, Третьяков, Еремеев, Владимирский и Муравьев. Техническое руководство испытаниями было возложено на главных конструкторов Королева, Глушко, Бармина, Рязанского, Кузнецова, Пилюгина, Лихницкого, Дегтяренко. Всего для испытаний было отправлено двенадцать ракет, из них десять были оснащены уже новой отечественной телеметрической аппаратурой "Бразилионит" вместо немецкой "Мессины". Сохранив принципы частотного разделения каналов, разработчики увеличили вдвое пропускную способность. Возникла возможность получать информации в два раза больше, чем на А-4.

Значительно усилена была вся система радиоконтроля за полетом и поведением ракет. Увеличилось число радиолокационных станций, а их персонал прошел предварительную тренировку. Фото: С.П.Королев и С.И.Ветошкин - председатель комиссии

Для обработки телеметрической информации мы отвели специальный вагон, и в нем началась деятельность первой серьезной службы измерений, состоящей почти в полном составе из молодых специалистов, окончивших вузы в 1946-1947 годах и сразу "брошенных в бой". Все они оказались энтузиастами, в скором времени заняли ведущие позиции и заставили себя уважать. Среди них надо назвать Вадима Чернова , Аркадия Осташева , Ольгу Невскую . Командовал на приемно-регистрирующей телеметрической станции майор Керим Алиевич Керимов , в далеком будущем бессменный председатель Государственных комиссий по пилотируемым пускам. Радиолокационные станции слежения обслуживались штатным воинским контингентом. Но координацию их работы, разработку программы наблюдений и обработку результатов осуществляли радиоинженеры отдела "У" НИИ-88 , которыми руководила Надежда Щербакова и радиоинженер НИИ-4 Григорий Левин .

В состав технического руководства вошла группа баллистиков: известные в будущем советские ученые и руководители космической промышленности Юрий Александрович Мозжорин - с 1968 года директор головного института Министерства общего машиностроения, Святослав Сергеевич Лавров - с 1968 года член-корреспондент Академии наук СССР, а с 1980 года директор Астрономического института , Рефат Аппазов - ведущий баллистик королевского ОКБ. Практически вся эта баллистическая "компашка", как мы ее называли, которой руководил Георгий Тюлин , хорошо сработалась еще в "Шпаркассе" института "Нордхаузен" .

В начале сентября заволжские степи, выгоревшие за лето, снова покрылись растительностью. Через дороги резво перебегали суслики. На телефонных шестах и столбах электропередачи дежурили степные орлы. Их вольная жизнь непрерывно подвергалась опасности. Суслики - основная пища орлов - истреблялись ядами, считалось, что они - переносчики чумы. Орлы погибали, отравляясь мясом отравленных сусликов. Охота заселивших эти края ракетчиков за большими орлиными крыльями, своеобразным степным сувениром, также стала причиной истребления этих замечательных птиц. Не ракеты, а люди уничтожали уникальный животный мир этого края.

В 1947 году электроогневое, заправочное и другие отделения комплектовались в основном из гражданских специалистов, прошедших выучку в институтах "Рабе" и "Нордхаузен". На пусках в качестве консультантов и подсказчиков присутствовали и немецкие специалисты. В 1948 году уже ни одного немецкого специалиста на полигоне не было. Стартовая команда была укомплектована офицерами и солдатами БОН - бригады особого назначения, которой командовал генерал Александр Федорович Тверецкий . Параллельно к каждому "номеру" военного расчета был приставлен специалист промышленности на правах контролера. Несмотря на явный технический приоритет специалистов промышленности, их совместная работа с военными быстро наладилась и проходила очень дружно. Офицеры - начальник стартовой команды майор Яков Исаевич Трегуб , начальник электроогневого отделения капитан Николай Николаевич Смирницкий , его заместитель капитан Виктор Иванович Меньшиков , начальник отделения автономных испытаний майор Борис Алексеевич Комиссаров - все дошли до высоких генеральских постов, но дружба с товарищами по ракетным пускам конца сороковых годов сохранилась. Фактически все мы в те годы, я имею в виду период работ на полигоне 1947-1953 годов, были в одной упряжке.

Хотел бы добрым словом помянуть полковника (в будущем генерала) Мрыкина . Фактически возглавляя ракетное управление ГАУ, он принял на себя основной труд по формированию технической политики со стороны военных. Выступая в роли строгого и требовательного заказчика, Мрыкин в отношениях с Королевым и другими главными конструкторами, стремившимися поскорее избавиться от Р-1 и перейти к перспективным задачам, проявлял незаурядную твердость. Его считали суровым и слишком требовательным начальником.

Испытания ракет первой серии Р-1 в 1948 году показали, что к недостаткам А-4 добавились наши собственные. Если А-4 терпели в 1947 году аварии в полете, то Р-1 упорно не желали отрываться от стартового стола. На девять улетевших ракет пришелся 21 отказ выхода двигателя на главную ступень. Эти отказы были для нас в определенной мере неожиданными. На А-4 такого массового нежелания летать мы не наблюдали. Причиной оказались сильные "хлопки" - микровзрывы топлива, поступавшего в камеру сгорания после команды "зажигание". Пиротехническая зажигалка, помещенная на специальном приспособлении из деревянных брусков в камеру сгорания, должна была поджечь порцию спирта, смешанного с парами жидкого кислорода. На установившийся после этого костер поступало по команде "предварительная" уже значительно большее количество топлива, и на секунды устанавливался устойчивый ревущий факел предварительной ступени. После этого происходила команда "главная". Открывались главный кислородный и спиртовой клапаны на полный расход. С характерным ревом формировался факел главной ступени, нарастала тяга, и ракета отрывалась от стола. Так вот, до этого дело не дошло уже при первой попытке пуска первой ракеты Р-1.

После команды "зажигание" раздался сильный хлопок, который по силе звука намного превосходил ружейный выстрел. После такого ударного воздействия на пусковом пульте замигали транспаранты набранных команд, схема "сбрасывала": переход на промежуточную ступень запрещался, обесточивались электромоторы рулевых машин. Для повторной попытки пуска надо было привести схему в исходное состояние, снять напряжение с бортовых приборов, заменить зажигалку, для чего требовалось забраться почти в сопло уже "мокрого" двигателя. На эти операции со всеми обсуждениями и спорами ушло один-два часа. При второй попытке пуска сильный хлопок с последующим сбросом схемы повторился.

Задержка пуска сопровождалась значительным испарением кислорода. Надо было снова подводить кислородный заправщик и дозаправлять бак окислителем. Предпочли слить кислород обратно в заправщик и разбираться в причинах отказа запуска. После слива ракету потребовалось сушить, благо догадались привезти авиационные воздухоподогреватели. Решили слить и спирт, и перекись водорода, чтобы полностью повторить электрические испытания на сухой ракете и найти причину. На это ушло три дня. Причину так однозначно и не нашли, все работало исправно. Заправили и пошли на третью попытку пуска. По идее пилюгинского испытателя - бывшего моряка Николая Лакузо - решили подстраховать вручную надежность пуска - даже при хлопке не допускать "сброса схемы". Для этого Лакузо в бункере забирался за пусковой пульт, снимал заднюю стенку и вручную в нужный момент поджимал якори тех реле, которые "отпускали" при хлопке. Таким образом, схема должна была обеспечить продолжение автоматического процесса выхода на главную ступень. Такой принудительной режим старта действительно позволил выйти на режим главной ступени. Но, видимо, возмутившись насилием над электрической схемой, ракета, нехотя взлетев, сразу наклонилась и перешла в горизонтальный полет. Все наблюдатели попрыгали в заранее отрытые щели. Пролетев около 10 км с работающим двигателем, ракета перешла в пикирование и врезалась в землю. Но мало этого. Не только ракета, но и тяжелый стартовый стол слетел с места и был отброшен на 20 метров со стартовой площадки, а все, что там находилось, было оплавлено или сметено силой огненного шквала.

Разглядывая изуродованный стол, Глушко съязвил: "Не думал, что мой двигатель и столы заставит летать". Всю ночь мы анализировали схему и додумались до того, что Лакузо, поджимая якоря реле, не поджал якорь подачи питания на рулевые машины. Ракета улетела "без рулевых машин" - неуправляемая.

Через 44 года доктор технических наук Чернов , который в 1948 году появился на полигоне студентом-дипломником МАИ, изложил мне свою версию аварии первой советской управляемой ракеты дальнего действия Р-1.

"Это я виновник первой аварии, - заявил Чернов. - На стартовой позиции Королев увидел меня, подозвал к стартовому столу и объяснил:

"Ракета советская, а стол пока немецкий. Видишь бортовой пяточный контакт? Он запускает программный механизм в момент старта. Его шток упирается в ответный грибок на столе. Надо доработать стол так, чтобы к утру все было готово". Чернов весь вечер изобретал и чертил. Ночью разбудил слесарей, и в мастерской спецпоезда к утру реализовали его вариант упора для пяточного контакта, или, правильнее говорить, "контакта подъема". По версии Чернова, при сильном хлопке его первая студенческая конструкция не выдержала и контакт разомкнулся после команды "зажигание", а не после отрыва ракеты от стола. Программный механизм гирогоризонта был запущен раньше времени, на рули пошла команда по тангажу, наклонившая ракету сразу еще у стола. Факел при отрыве был направлен не вертикально, а под углом и отбросил стол подальше в степь.

После этого происшествия Королев поручил Чернову подсчитать, какие газодинамические силы действовали на стол, что он способен был так далеко улететь. Это была первая научно-исследовательская работа ныне профессора МАИ, крупного специалиста в области ракетной измерительной техники, члена Российской инженерной академии.

Вторая ракета оказалась еще более упрямой. Вначале устраняли неполадки в наземной кабельной сети. Затем при двух попытках пуска двигатель не запускался, несмотря на то, что схема не "сбрасывала". После длительных экспериментов на стоящей на столе ракете выяснили, что замерз главный кислородный клапан. При последующих попытках сбросы иногда сопровождались вмешательством пожарных: горели лужи из компонентов под столом. С одной из ракет сняли кислородный клапан и проверили его способность замерзать. Установили, что причиной отказа является загустевание обильного количества масла в его сильфоне.

Испытания ракет были прерваны. Со всех ракет сняли главные кислородные клапаны и отправили на завод в Химки для обезжиривания. Это было сильным ударом по самолюбию Глушко, который до этого злословил по поводу "сброса схем у этих управленцев и электриков". Только 10 октября первая ракета достигла района цели. А через три дня очередная ракета снова после трех попыток осталась на столе. Хлопки, сопровождавшие попытки запуска, по своему психологическому воздействию превзошли потрясения, имевшие причиной замерзание кислородных клапанов.

Вскоре после начала летных испытаний прилетели в качестве наблюдателей, контролеров, болельщиков и грозных руководителей Устинов , главный маршал артиллерии Воронов и прежний председатель Госкомиссии маршал артиллерии Яковлев . Их появление совпало с началом целой серии неудач, разочарований и ввергло всех участников испытаний в состояние непрерывного стресса. У высоких руководителей была полная уверенность, что мы не только изучили и воспроизвели немецкую технику, но существенно повысили надежность ракет. А тут вдруг они обнаружили, что ракеты по разным причинам совсем не желают летать. По установившимся традициям надо было всем нам учинить разнос, это якобы приносило пользу. В конференц-вагоне спецпоезда собралось заседание Госкомиссии вместе с главными конструкторами и ведущими специалистами. О причинах хлопков докладывал заместитель Глушко Доминик Севрук . Причину он с грехом пополам объяснил, но мероприятия были предложены такие: "Пусть управленцы разберутся, почему у них сбрасывает схема. Хлопки при запуске неизбежны". Пилюгин обиделся и пытался доказать, что если "бить кувалдой по всем реле, то неизбежно нарушение контактов и отсюда сброс схемы. На немецких ракетах таких хлопков не было". Во время заседания я сидел в дальнем углу вагона между Смирницким и Трегубом. Идея нарушения контактов реле, находившихся в главном распределителе, до этого была нами отвергнута. Главный распределитель стоял далеко от двигателя, и хлопок должен был быть задемпфирован всей конструкцией ракеты. Я предположил, что при сильных хлопках нарушаются контакты между многожильным наземным кабелем и бортом в пяточном штепсельном разъеме конструкции Прожекторного завода . Эта мысль мне так понравилась, что, несмотря на угрожающее настроение приехавших на испытания высоких руководителей, я заулыбался и шепотом стал излагать эту идею Смирницкому. Увлеченный гипотезой, я не обратил внимания на затихшие на заседании споры, меня остановил сильный толчок в бок со стороны Трегуба. В тишине прозвучал грозно-насмешливый голос Устинова. Обращаясь к Воронову, он сказал: "Ты посмотри, Николай Николаевич, на Чертока. Мы здесь все сидим которые сутки и нам не могут объяснить, почему ракеты не уходят со стола. Мы должны доложить Иосифу Виссарионовичу, что ракеты освоены, но они, оказывается, лететь не хотят. А при этом Черток еще улыбается". Я улыбаться сразу перестал. Но теперь заулыбался, глядя в мою сторону, Воронов и добродушно отреагировал: "Вот Черток пусть нам и объяснит, почему немецкие ракеты у них летали, а свои не хотят". Несмотря на тесноту, я встал и доложил, что еще не все ясно, но завтра мы проведем осциллографирование поведения контактов, которое позволит понять и устранить причину сброса схем при сильных хлопках. После заседания товарищи накинулись на меня: "Какое осциллографирование? Где? Что ты, не посоветовавшись, наобещал? Суши сухари. Агенты Серова уже твою улыбку запомнили". Вместе с Богуславским , артистическими способностями которого пользоваться электронным осциллографом я восхищался еще в институте "Рабе", мы разработали схему контроля подрабатывания контактов пяточного штекера. Сразу появилось много помощников и энтузиастов идеи. При очередном хлопке мы действительно увидели на экране осциллографа всплески подрабатывания контактов, объясняющие логику сброса схемы. Главный конструктор злополучного штекера Гольцман придумал внешнюю пружину, увеличивающую надежность контакта. Ракеты начали улетать!

Благодарности я не получил. Но Воскресенский не растерялся и, когда после очередного удачного пуска в одном из купе спецпоезда собрался нужный кворум, объяснил: "Спирт каждый пьет свой, а закусывать будем сухарями Чертока". Выпивали мы слишком рано. Кроме пяточного разъема, потребовал повышения "хлопкоустойчивости" и пяточный контакт. Доработка Чернова оказалась недостаточной. Ко всем нашим бедам добавился еще и инцидент, который окончательно вывел из себя высоких руководителей. Пуск очередной ракеты, назначенный на 1 ноября, был отложен из-за сильного тумана. Ночью часовой, охранявший стартовую площадку, проявил исключительную бдительность и непонятно к чему крикнул: "Стой! Кто идет?" Ответа из тумана не последовало, и он дал предупредительный выстрел. Поднятый по тревоге караул ничего подозрительного в окрестностях не обнаружил. Утром прибывшая на площадку стартовая команда сразу учуяла сильный запах спирта. Осмотр показал, что ночной выстрел был не в воздух, а по заправленному спиртовому баку. Вся хвостовая часть ракеты через пулевую пробоину была залита спиртом. Ракету сняли и отправили для восстановления на завод в Подлипки, часового - на гаупвахту. Вознюку было указано на совершенно неудовлетворительную подготовку караулов.

Начали на полигоне заводские испытания в чудесные сентябрьские дни. Закончили в холодном и дождливом ноябре. Из двенадцати ракет было пущено девять. Заключение Государственной комиссии, несмотря на столь нерадостные результаты летных испытаний, было весьма либеральным:

"Отечественные ракеты Р-1 первой серии по своим летным характеристикам, как показали летные испытания, не уступают трофейным ракетам А-4. Принципиальные вопросы при воспроизводстве ракет Р-1 из отечественных материалов решены правильно ... Летные характеристики ракет Р-1 первой серии соответствуют характеристикам, заданным тактико-техническим требованиям, за исключением разброса по дальности".

По существу такая оценка была необходима для преодоления скептического и даже враждебно-отрицательного отношения к ракетному вооружению со стороны многих военачальников, прошедших и победоносно закончивших войну на традиционных видах вооружения. В этой связи вспоминается высказывание одного из боевых генералов, который был приглашен на полигон для знакомства с ракетной техникой. После скромного банкета, организованного в спецпоезде по случаю окончания испытаний первой серии, слегка подвыпив традиционного у нас "голубого Дуная", т.е. подкрашенного марганцовкой ракетного топлива, он доверительно, чтобы не услышали сидевшие невдалеке маршалы, обращаясь ко мне, Пилюгину и Кузнецову, сказал: "Что вы делаете? Заливаете в ракету более четырех тонн спирта. Да если дать моей дивизии этот спирт, она любой город возьмет с хода. А ракета ваша в этот город даже не попадет! Кому же это нужно?". Мы, конечно, начали оправдываться и доказывать, что первые самолеты тоже были несовершенны. Но он оказался не таким простаком и сразил нас простым доводом: "Немцы изготовили и выпустили тысячи ракет. А кто это почувствовал? Я в Берлине встречался и с англичанами, и с американцами. Они прямо говорили, что им от ракет особого урона не было. Так, только на моральное состояние давили. А войска вообще понятия не имели, что у немцев есть такое секретное оружие. А вот если бы немцы вместо тысячи "Фау" бросили на фронт тысячу танков или самолетов! Вот это мы бы еще как почувствовали!". Я не помню фамилию этого генерала. Его китель был увешан внушительным обилием сверкающих наград. Услышавший наш разговор Ветошкин, хитро улыбаясь, поднял локальный тост, обращаясь больше к этому генералу, чем к остальному обществу: "Не смотри, что на груди, а смотри, что впереди!"

Надо отдать должное чувству перспективы и смелости высших военных руководителей - Воронова, Неделина, Яковлева и самого Жукова, который в то время был заместителем министра обороны. Несмотря на все свои заслуги и высочайший авторитет, они рисковали больше нас. В конце концов мы юридически чисты: есть постановление, подписанное Сталиным, каждый из нас обязан его выполнять. А по отношению к любому маршалу тот же Берия мог при очередной встрече со Сталиным сказать, что такой-то поддерживает требующие огромных средств работы по ракетам, неэффективность которых была доказана и очевидна еще в конце войны. И карьере, а может быть, и свободе маршала на этом бы пришел конец. Ведь был же в 1952 году арестован по гораздо более легкому обвинению честнейший маршал Яковлев ! Рисковали, делая ставку на нашу одержимость, конечно, и министр Устинов, Ветошкин, другие министры, руководители Госплана и Комитета * 2 .

К концу 1948 года работы развернулись так широко, что сомнения и отступления были бы для всех гораздо опаснее интенсивного продолжения, имея в виду прежде всего "значительное повышение недежности, безотказности действия и улучшение эксплуатационных свойств всех агрегатов и систем, входящих в ракету Р-1". Это цитата из решения Госкомиссии.

В 1949 году предстояло устранить обнаруженные на первой серии недостатки и не позднее сентября снова выехать на полигон, теперь уже для "совместных заводских испытаний" второй серии Р-1. Королев перед нашим отъездом с полигона внушил всем главным и склонил Ветошкина к тому, что вторая серия должна содержать не менее двух десятков ракет. Никто не возражал против такого предложения. В работах по второй серии мы все были в значительной мере раскрепощены от обязательств точного воспроизведения немецкой техники. Поэтому много сил отдавалось экспериментальным работам, новым баллистическим расчетам, составлению новых таблиц стрельбы, ревизии всех факторов, определяющих точность, и, наконец, созданию новых средств контроля и измерений. 1949 год был заполнен и подготовкой к производству новой, отрывающейся от немецкой А-4 , ракеты Р-2 на дальность 600 км. Полным ходом уже шло изготовление экспериментальной ракеты Р-2Э , которая должна была подтвердить правильность основных конструктивных решений, принятых для Р-2. Но кто поддержит перспективу, если мы не реабилитируем себя на новых сериях Р-1?

На одном из неофициальных сборов технического руководства уже по возвращении с полигона Королев ясно высказался в том смысле, что основные работы по безотказности пусков "с первой попытки" должны быть выполнены в НИИ-885 и ОКБ-456 . Что касается НИИ-88 , то главная задача - наведение порядка и культуры на заводе, повышение надежности рулевых машин (это в мой адрес) и установление контроля за тем, что будет делаться у Пилюгина и Глушко.

Гонор по возвращении очень активно взялся за реконструкцию завода, внедрение новых технологических процессов. По традиции на заводе легко справлялись с механической обработкой. Новые технологии, требующие цветного литья, большого объема медницких, клепальных и сварочных работ, осваивались с большой неохотой. К концу 1948 года Гонор укрепил руководство основных цехов и, договорившись с Лавочкиным , направил к нему на опытный завод для обучения авиационной технологии более пятидесяти технологов и мастеров завода. Их основной задачей было изучение процессов гибки, штамповки и сварки алюминиевых сплавов. Был создан самостоятельный арматурный цех с замкнутым циклом производства и испытаний. Впоследствии на базе этого цеха появилось мощное и весьма современное арматурно-двигательное производство.

Мне и моим товарищам при работе над системами управления по второй серии Р-1 необходимо было сосредоточиться на четырех основных направлениях: отработке герметичных ("не текущих") рулевых машин, совершенствовании методики и технологии заводских электрических испытаний и соответственно испытательного оборудования, освоении новой телеметрической системы "Дон" и контроле за тем, что творилось в НИИ-885 .

1949 год был самым напряженным по числу и разнообразию ракетных пусков. В апреле-мае проводилось экспериментальные пуски Р-1А . Основной задачей этих пусков была отработка принципов отделения головной части . Но нельзя было упустить возможности и для проведения при этих пусках целого ряда необходимых для будущего экспериментов. Головная часть ракеты была снабжена юбкой, обеспечивающей ее статическую устойчивость при входе в атмосферу. Парашютная система позволяла спасти головную часть с контейнерами научной аппаратуры, которые предназначались для исследования атмосферы до высоты 210 км. На эту высоту были пущены четыре ракеты и на высоту 100 км - две ракеты. Заодно проверяли возможность раздельного радиолокационного слежения за корпусом ракеты и отделившейся головной частью. В процессе вертикальных пусков впервые была проведена серьезная исследовательская работа по прохождению радиоволн сантиметрового и метрового диапазонов в верхних слоях атмосферы. Оказалось, что главней помехой для надежной радиосвязи с ракетой является не знаменитый слой Хевисайда , а факел двигателя. При вертикальных пусках очень четко выявилась закономерность: пока работает двигатель, информация с ракеты идет со сбоями. Как только двигатель выключался, устанавливалась надежная связь, особенно в десятисантиметровом диапазоне. Аппаратуру для экспериментов в этом диапазоне разработал в НИИ-20 Борис Коноплев .

Вторая серия Р-1 из двадцати одной ракеты была разбита на две партии: десять так называемых пристрелочных и десять зачетных. Одна ракета предназначалась для огневых стендовых испытаний. Жестокие уроки первой серии не прошли даром. Вторая серия, изготовленная и испытанная на заводах по заново отработанной документации, показала существенный прогресс в надежности. За период сентябрь-октябрь 1949 года были проведены все пуски в несравненно более спокойной, чем в предыдущем, обстановке.

Ссылки:1. НИИ-885: отдел автономных систем управления БРДД 2. Р-1 РАКЕТА - ПЕРВЕНЕЦ СОВЕТСКОГО РАКЕТОСТРОЕНИЯ 3. Глушко Валентин Петрович (1908-1989)4. Испытания ракеты Р-1 (отечественного аналога А-4)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

www.famhist.ru

Ракета Р-1 8А11 / spasecraftrocket

Р-1 8А11 Ракетное оружие. Класс — земля-земля. Одноступенчатая жидкостная ракета, на момент создания - баллистическая ракета дальнего действия. СССР, 1948-59 гг.

Оглавление страницы:

  1. Краткая история ракеты Р-1 8А11
  2. Технические характкристики ракеты Р-1 8А11
  3. Конструкция ракеты Р-1 8А11
  4. Приказ военного министра СССР № 00267 «О принятии на вооружение Советской Армии ракеты дальнего действия Р-1»
  5. Общие сведения о пусках ракет Р-1 8А11
  6. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1948 году
  7. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1949 году
  8. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1951 году
  9. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1952 году
  10. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1953 году
  11. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1954 году
  12. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1955 году
  13. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1956 году
  14. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1957 году
  15. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1958 году
  16. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1959 году

1. Краткая история ракеты Р-1 8А11

Ракета Р-1 — советская одноступенчатая тактическая баллистическая ракета (баллистическая ракета дальнего действия). Создана в НИИ-88 под руководством главного конструктора Сергея Павловича Королева и его первого заместителя Аленсея Яковлевича Щербакова. Ведущий конструктор — Михаил Кузьмич Янгель. Ракета имела жидкостный маршевый двигатель РД—100 конструкции Валентина Петровича Глушко (ОКБ-456 ) тягой у земли 27 тонн. Стартовое устройство — стационарный наземный стол — создано под руководством главного конструктора Владимира Павловича Бармина (ГСКБ Спецмаш). Система управления и наземная проверочно-пусковая аппаратура разработана главным конструктором автономных систем управления Николаем Алексеевичем Пилюгиным (НИИ-885) и Виктором Ивановичем Кузнецовым (НИИ-944). Серийное производство ракеты было развернуто на Южном машиностроительном заводе в Днепропетровске.

Ракета Р-1 создавалась, как отечественная копия трофейной ракеты Фау-2. Однако множество технологических и конструктивных недостатков Фау-2, почти полное отсутствие чертежей и теоретических материалов с обоснованием принятых технических решений, потребовали при создании Р-1 совместно с комплексом ее наземного оборудования из отечественных материалов такого комплекса работ, который обычно необходим при разработке новой конструкции.

Например, при подготовке советскими специалистами ракеты А-4 (Фау-2) к лётным испытаниям отмечались многочисленные эпизоды негерметичности, отказы из-за низкого качества покрытий и материалов. Поэтому при разработке ракеты Р-1 необходимо было решить проблему обеспечения длительной сохранности её конструкции, заключавшуюся в создании не только надёжных защитных покрытий, но и в принципиально новом подходе к выбору неметаллических материалов с повышенным ресурсом, исследований коррозионной стойкости конструкции и разработке методов защиты металлических конструкций от коррозии. Конструкции хвостового и приборного отсеков были существенно переработаны с целью усиления. Были использованы другие материалы: в немецкой ракете применялось 86 марок и сортаментов стали и 59 - цветных металлов, в Р-1 — соответственно 32 и 21.

При разработке двигателя ракеты Р-1 первой серии были использованы двигатели ракеты А-4 (Фау-2) без каких-либо конструктивных изменений, за исключением замены большей части материалов на отечественные. Некоторые резинометаллические детали пришлось позаимствовать из трофейных запасов.

Для первой серии ракеты Р-1 была использована без изменений и электрическая схема системы управления ракеты А-4 (Фау-2), однако конструкция и технические характеристики многих приборов претерпели изменения.

На базе немецкой телеметрической системы «Мессина» ракеты А-4 (Фау-2) была разработана новая ТМ-система «Бразилионит» с увеличенным числом каналов для ракеты Р-1

Разработка ракетного комплекса Р-1 начата 14 апреля 1948 года. Лётные испытания первой серии ракет Р-1 с комплексом наземного оборудования были проведены в сентябре-ноябре 1948 года на Государственном Центральном полигоне (Капустин Яр).

На первом этапе ЛКИ было испытано девять ракет Р-1, собранных на опытном заводе НИИ-88 в Подлипках. Первый пуск состоялся 17 сентября 1948 г. Результаты испытаний были крайне неудачными: из девяти ракет только одна достигла цели (пуск 10 октября 1948 г.). Причины аварий были самые разные, но, в основном, технологического характера: низкое качество изготовления агрегатов и систем ракеты, недостаточный объём проверок узлов и приборов, плохая отработанность некоторых систем.

По результатам первого этапа испытаний ракеты Р-1 (1948 г.) обнаружены хлопки двигателей при запуске. Причина - пиротехническое зажигательное устройство. ОКБ-456 МАП (главный конструктор В.П.Глушко) разработано новое жидкостное зажигательное устройство двигателя, которое и использовалось позже на Р-1 и на остальных кислородных ракетах.

Для второй серии ракет в целях повышения её надёжности, пришлось практически заново создать наземную кабельную сеть и внести много изменений в бортовые приборы системы управления. Вторая серия ракет оснащалась вновь созданной телеметрической ТМ - системой «Дон» разработки НИИ-885 (Е.Я. Богуславский).

Для второго этапа лётных испытаний (сентябрь - октябрь 1949 года, Капустин Яр) было подготовлено 20 ракет, из них 10 пристрелочных и 10 зачётных. В ходе испытаний из 20 ракет 17 выполнили свою задачу. Потребовались дополнительные экспериментальные работы, чтобы обеспечить безаварийные пуски ракеты Р-1.

После всех проведенных испытаний постановлением Совета Министров СССР от 25 ноября 1950 г. ракета Р-1 была принята на вооружение Советской Армии с комплексом наземного оборудования (войсковой индекс 8А11, классификация НАТО — SS-1 "Scunner"), а в 1952 года запущена в производство небольшой серией на заводе №88. С июня 1952 года начался серийный выпуск ракеты Р-1 на заводе №586 (директор завода Л.В.Смирнов) в г. Днепропетровске.

Баллистические ракеты Р-1 находились на вооружении вплоть до 1957 года.

Наверх

2. Технические характкристики ракеты Р-1 8А11

Показатель Значение
Длина ракеты14,6 м
Диаметр ракеты1,652 м
Размах стабилизаторов3,564 м
Стартовая масса13,4 т
Забрасываемый вес1,075 т
Максимальная дальность270 км
Точность, КВО1,5 км
Тип головной частимоноблочная, неотделяемая
Количество боевых блоков1
Масса взрывчатого вещества785 кг
Система управленияавтономная, инерциальная
Способ стартагазодинамический, за счет маршевого двигателя
Количество ступеней1
Маршевый двигательоднокамерный ЖРД РД-100/8Д51
Масса двигателя950 кг
Подача топливатурбо-насосный агрегат
Горючее75% этиловый спирт, 4085 кг
Окислительжидкий кислород, 5160 кг
Масса топлива9,245 т
Тяга27/31 тс
Удельный импульс2021/2366 м/с
Время работы двигателя65 с
Скорость в момент выключения двигателя1465 м/с
Наверх <strong>Ракета Р-1</strong>Ракета Р-1

Цифрами обозначены:

  1. головная часть;
  2. бак горючего;
  3. тонельная труба с расходным трубопроводом горючего;
  4. бак окислителя;
  5. приборный отсек;
  6. хвостовой отсек;
  7. аэродинамический стабилизатор;
  8. газоструйный руль.

3. Конструкция ракеты Р-1

Основными частями ракеты Р-1, как и у ее прототипа, ракеты А-4 (Фау-2) являлись: головная часть, приборный отсек, бак горючего, бак окислителя, хвостовой отсек с двигателем.

Особенностями конструкции ракеты Р-1 было применение неотделяющейся головной части с использованием подвесных (ненесущих) топливных баков, размещенных в силовом корпусе. Силовой корпус ракеты представлял собой жесткий каркас из стальных стрингеров и шпангоутов с оболочкой из листовой стали. Баки окислителя и горючего были выполнены из листового алюминиевого сплава. Применение неотделяющейся головной части требовало, чтобы корпус ракеты не разрушался при входе в плотные слои атмосферы и чтобы полёт ракеты на этом участке траектории был стабилизирован. В связи с этим в хвостовой части ракеты были установлены четыре мощных и тяжелых (масса около 300 кг) стабилизатора. Потребовались управляющие органы двух типов: воздушные (установленные на стабилизаторах) и газоструйные (размещенные в струе продуктов сгорания, истекающих из сопла) рули.

Однокамерный жидкостный ракетный двигатель работал на топливе - жидкий кислород и 75%-ый водный раствор этилового спирта. Система подачи топлива - насосная, незамкнутая (отработавший в турбине газ выбрасывался в атмосферу). В качестве рабочего тела турбины использовался парогаз, образующийся при разложении перекиси водорода в присутствии катализатора - раствора перманганата натрия; подача перекиси и перманганата в реактор была вытеснительной. Таким образом, для работы двигателя требовалось четыре жидких компонента. Их секундные расходы составляли: 75 кг/с жидкого кислорода, 50 кг/с спирта и 1,7 кг/с перекиси и перманганата натрия. При этом удельный импульс был равен 2021 м/с у Земли и - 2366 м/с в пустоте.

Для запуска двигателя вместо пиротехнического зажигательного устройства применено новое жидкостное зажигательное устройство (ЖЗУ), предложенное ОКБ-456 Министерства авиационной промышленности (В.П. Глушко).

На ракете была применена автономная инерциальная система управления, включавшая контур стабилизации углового положения ракеты на активном участке траектории (АУТ) полёта и автомат управления дальностью, в котором использовался гироскопический интегратор ускорений. Наведение осуществлялось по таблицам пуска по цели с заранее известными координатами - задавалось направление пуска и время работы двигателя ракеты. Система управления имела значительную массу (масса приборов управления около 200 кг при общей массе приборного отсека в 520 кг) и была нечувствительна к параллельному сносу ракеты.

В головной части содержался заряд взрывчатого вещества (ВВ) массой около 800 кг. Радиус разрушения городских зданий при этом не превышал 20 - 25 м, и ракета могла использоваться только для поражения крупных слабозащищённых целей стрельбой по площадям.

В состав наземного технологического оборудования ракетного комплекса Р-1 входило более 20 специальных машин и агрегатов. Подготовка ракеты к пуску осуществлялась расчётом из 11 человек на двух позициях — технической и боевой (стартовой). Основными работами на технической позиции были проверка систем ракеты и стыковка ее с головной частью.

<strong>Техническая позиция ракетного комплекса Р-1</strong>Техническая позиция ракетного комплекса Р-1Наверх

4. Приказ военного министра СССР № 00267 «О принятии на вооружение Советской Армии ракеты дальнего действия Р-1»

10 декабря 1951 г.

Во исполнение постановления Совета Министров СССР от 25.11.50 г. № 4730-2047сс ПРИКАЗЫВАЮ:

  1. Принять на вооружение СА ракету дальнего действия с комплектом наземного оборудования к ней со следующими характеристиками:
    • - дальность полета - 270 км
    • - вес конструкции (без топлива) - 4 тонны
    • - вес взрывчатого вещества - 750 кг
    • - сила тяги двигателя - 27,2 тонны
    • - максимальная скорость - 1500 м/сек
    • - максимальное рассеивание ракеты на предельной дальности:
      • по дальности - 8 Вд = 8,0 км
      • боковое - 8 Вб = 4,0 км
  2. Утвердить для ракеты следующий комплект наземного проверочного и электропускового, пускового, заправочного, подъемно-транспортного, электросилового и вспомогательного оборудования:

    А. Проверочное и электропусковое оборудование

    Бронемашина управления пуском - индекс 8Н24, разработанная научно-исследовательским институтом № 885 министерства промышленности средств связи, предназначенная для предстартовой проверки и пуска ракеты.

    Прицеп электропитания - индекс 8Н05, разработанный СКБ завода № 686 министерства электропромышленности, предназначенный для электропитания проверочной, электропусковой и бортовой аппаратуры во время предстартовой проверки и пуска ракеты.

    Кабельная автомашина - индекс 8Н25, разработанная СКБ завода № 686 министерства электропромышленности, предназначенная для перевозки и хранения кабельной сети и испытательной аппаратуры стартовой позиции.

    Автомашина горизонтальных мспытаний - индекс 8Н13, разработанная научно-исследовательским институтом № 885 министерства промышленности средств связи, предназначенная для проверки на технической позиции тсправности и точности работы бортовой аппаратуры ракеты.

    Б. Пусковое оборудование

    Грунтовый лафет - индекс 8У22, разработанный СКБ московского завода «Подъемник» министерства тяжелого машиностроения.

    Пусковой стол с комплектующим оборудованием - индекс 8У23, разработанный ГСКБ машиностроения и приборостроения.

    В. Заправочное оборудование

    Грунтовая кислородная цистрна-заправщик - индекс 8Г15, разработанная Гипрокислородом министерства химической промышленности.

    Автоцистерна-заправщик спирта - индекс 8Г14, разработанная ГСКБ министерства строительного и дорожного машиностроения.

    Автоцистерна для перекиси водорода - индекс 8Г11, разработанная ГСКБ министерства строительного и дорожного машиностроения.

    Подогреватель-заправщик перекиси водорода - индекс 8Г24, разработанный ГСКБ министерства машиностроения и приборостроения.

    Подогреватель перманганата натрия - индекс 8Г23, разработанный ГСКБ министерства машиностроения и приборостроения.

    Передвижная компрессорная станция - на 230-350 атм., с установкой для очистки и сушки воздуха - индекс 8Г33, разработанный ГСКБ министерства машиностроения и приборостроения.

    Г. Подъемно-транспортное оборудование

    Передвижной козловой кран - индекс 8Т21, разработанный СКБ Московского завода «Подъемник» министерства тяжелого машиностроения.

    Грунтовая тележка для перевозки ракет по грунтовым дорогам - индекс 8Т12, разработанная «ВНИ Стройдормаш» министерства строительного и дорожного машиностроения.

    Д. Электросиловое оборудование

    Передвижная электростанция - (бензоэлектрический агрегат), мощностью 12,5 квт на двухосном прицепе - индекс 8Н01, разработанная СКБ завода № 686 министерства электропромышленности.

    Е. Вспомогательное оборудование

    Аккумуляторная машина - индекс 8Н04, предназначенная для зарядки бортовых аккумуляторных батарей, разработанная СКБ завода № 686 министерства электропромышленности.

    Прицеп с двумя бензоагрегатами - индекс 8Н03, предназначенный для электропитания аккумуляторной машины, разработанный СКБ завода № 686 министерства электропромышленности.

    Подогреватель воздуха - индекс 8Г25, разработанный СКБ машиностроения и приборостроения.

    Приспособление для стыковки головной части ракеты - индекс 8Т02, разработанное научно-исследовательским иститутом № 88 министерства вооружения.

    Автомашина электроогневого отделения - индекс 8Т35, разработанная научно-исследовательским иститутом № 88 министерства вооружения.

    Машина электроогневого отделения предназначена для перевозки и хранения запасного комплекта бортовых приборов и комплекта инструментов и приспособлений для работы электроогневого отделения на стартовой позиции.

    Автомашина для запасных частей и принадлежностей двигательного отделения - индекс 8Т31, разработанная научно-исследовательским иститутом № 88 министерства вооружения.

    Брезентовая палатка для горизонтальной проверки ракет - индекс 8Ю11, разработанная арсеналом № 1 ГАУ.

    Ж. Оптические приборы наведения ракеты на цель

    Коллиматор 35-метровый - индекс 8Ш11 - с увеличением 8 крат, полем зрения 5 градусов и ценой наименьшего деления угломерной шкалы сетки визирной трубы - 0-00,25 делений угломера.

    Угломер - индекс 8Ш21 - с увеличением 5 крат, полем зрения 8 градусов и ценой наименьшего деления угломерной шкалы сетки визирной трубы 0-00,5 делений угломера.

    Панорама - индекс 8Ш31 - с увеличением 4 крат, полем зрения 10 градусов и ценой наименьшего деления баробана угломера 0-0,1 делений угломера.

    оптические приборы, разработанные Центральным конструкторским бюро № 393 министерства вооружения.

  3. Принять на снабжение СА в качестве специальных железнодорожных средств:

    а) железнодорожную цистерну для спирта емкостью 23 куб. м, смонтированную на 2-осной 25-тонной платформе, разработанную ждановским заводом им. Ильича министерства судостроительной промышленности.

    б) железнодорожную кислородную цистерну емкостью 27 куб. м, смонтированную на 4-осной 60-тонной платформе, разработанную ждановским заводом им. Ильича министерства судостроительной промышленности.

    в) железнодорожную цистерну для перекиси водорода общей емкостью 8,4 куб. м, смонтированную на 4-осной 60-тонной платформе, разработанную ждановским заводом им. Ильича министерства судостроительной промышленности.

  4. Укомплектование специальных войсковых частей и соединений проверочным и электропусковым, пусковым, заправочным, подъемно-транспортным, электросиловым и вспомогательным оборудованием производить в соответствии с табелями к штатам, установленным для этих частей и соединений.
  5. Командующему артиллерией СА генерал-полковнику артиллерии Неделину в месячный срок представить мне на утверждение план заказов на 1952-1955 гг. на поставку военному министру специальных железнодорожных цистерн для перевозки спирта и жидкого кислорода, необходимых для ракет Р-1.
  6. все наставления, руководства, инструкции и техническое описание ракеты Р-1 считать совершенно секретными.

    Степень секретности технических описаний отдельных агрегатов и устройств наземного оборудования принять в соответствии с установленными для них в настоящее время грифами.

  7. Приказ разослать: заместителю военного министра СССР маршалу артиллерии тов. Яковлеву, командующему артиллерии СА и начальнику Главного артиллерийского Управления ВМ СССР.

Военный министр Союза ССР Маршал Советского Союза А. Василевский

Специальные машины и агрегаты ракет ного комплекса Р-1 на стартовой позиции

<strong>Стартовая позиция ракетного комплекса Р-1</strong>Стартовая позиция ракетного комплекса Р-1
  1. Козловый кран 8Т21;
  2. Грунтовый лафет 8У22;
  3. Пусковой стол 8У23;
  4. Машина управления 8Н24;
  5. Электропреобразовательный агрегат 8Н05;
  6. Бензоэлектрический агрегат 8Н01;
  7. Передвижная компрессорная станция 8Г33;
  8. Кабельная машина 8Н25;
  9. Автомобиль принадлежностей 8Т36;
  10. Автомобиль ЗИП 8Т35;
  11. Автоцистерна перекиси водорода 8Г11;
  12. Автозаправщик спирта 8Г14;
  13. Цистерна-заправщик кислорода 8Г15;
  14. Подогреватель-заправщик перекиси водорода 8Г24;
  15. Коллиматор 8Ш11-1;
  16. Угломер 8Ш11-2;
  17. Панорама 8Ш11-3;
  18. Пожарная водообмывочная машина 8Т34.

С помощью установщика происходила установка ракеты на стартовый стол и подготовка ракеты к пуску. После установки ракеты в вертикальное положение начиналась проверка систем управления ракеты, заправлялись топливо и средства парогенерации, осуществлялось прицеливание. В камеру двигателя снизу через сопло устанавливалось зажигательное устройство. Пуск ракеты производился из специальной бронемашины с пультом управления. Время для подготовки ракеты на технической позиции составляло 2-4 часа, на боевой позиции - до 4-х часов. Таким образом, боеготовность комплекса, то есть время от получения команды на пуск до старта ракеты, составляло не менее 6-8 часов.

Модификации ракеты Р-1

Р-1 УК (индекс — 8А12) — модификация Р-1 «улучшенной кучности», разработанная КБ серийного завода № 586 (в дальнейшем КБ «Южное») в Днепропетровске с целью улучшения точности ракет. В мае — июне 1956 года на полигоне Капустин Яр выполнено 10 успешных пусков. Дальнейшего развития проект не получил.

На базе тактической баллистической ракеты Р-1 в СССР были созданы геофизические ракеты Р-1Б, Р-1В, Р-1Д и Р-1Е.

Наверх

5. Общие сведения о пусках ракет Р-1 8А11

В скобках указано количество пусков. Красным цветом выделено количество пусков, завершившихся неудачей.

Наверх

6. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1948 году

Красным цветом выделены ракеты, пуски которых завершились неудачей.

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1948/09/17Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, I-4
1948/10/10Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, I-1
1948/10/13Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, I-9
1948/10/21Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, I-6
1948/10/23Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, I-10
1948/11/01Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, I-3
1948/11/03Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, I-12
1948/11/04Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, I-2
1948/11/05Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, I-11
Наверх

7. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1949 году

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1949/09/10Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-1
1949/09/11Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-2
1949/09/13Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-11
1949/09/14Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-4
1949/09/17Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-8
1949/09/19Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-5
1949/09/20Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-9
1949/09/23Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-15
1949/09/28Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-10
1949/10/03Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-14
1949/10/08Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-16
1949/10/10Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-12
1949/10/12Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-7
1949/10/13Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: II-13, II-17
1949/10/14Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-18
1949/10/15Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-19
1949/10/18Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-23
1949/10/19Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-22
1949/10/22Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-20
1949/10/23Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, II-3
Наверх

8. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1951 году

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1951/01/29Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIA-1
1951/01/30Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIA-5
1951/01/31Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIA-2
1951/02/01Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIA-6
1951/02/02Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIA-3
1951/06/13Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-11
1951/06/14Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-10
1951/06/18Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-1
1951/06/19Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-2
1951/06/20Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-3
1951/06/22Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-7
1951/06/23Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-9
1951/06/24Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-8
1951/06/25Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-4
1951/06/26Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-5
1951/06/27Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, IIIB-14
Наверх

9. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1952 году

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1952/08/20Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 220
1952/08/21Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 105
1952/08/25Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 320
1952/10/29Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 420
1952/10/30Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 501, 520
1952/11/21Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 620
Наверх

10. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1953 году

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1953/03/01Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1020
1953/03/05Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 319
1953/03/19Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 820
1953/05/11Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 220
1953/07/06Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 420
1953/10/16Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 820
1953/10/17Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 520
1953/10/19Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 320
1953/10/20Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 620
1953/10/26Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 720
1953/10/27Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1020
1953/10/28Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 920, 1220
1953/11/12Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1120
1953/11/15Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1320
1953/11/24Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1520
Наверх

11. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1954 году

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1954/03/11Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1820
1954/03/16Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 1916, 1920
1954/03/20Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1918
1954/04/23Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1720
1954/04/24Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1910
1954/04/26Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1912
1954/04/29Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 2120
1954/05/03Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1620
1954/05/04Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 1420, 2020
1954/05/07Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 220
1954/05/21Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 120
1954/06/11Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 12-1953
1954/06/12Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 720-1952
1954/06/14Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 14-1951
1954/08/02Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 320
1954/08/27Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 520, 420
1954/10/30Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, Д21-14
1954/11/30Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1915 (1953)
1954/12/01Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 620
Наверх

12. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1955 году

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1955/01/28Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 720
1955/01/29Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 920
1955/02/03Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 820
1955/02/07Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1020
1955/04/08Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 410-1953
1955/04/09Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 1811-1953
1955/04/12Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 405-1954
1955/04/15Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 215-1953
1955/06/18Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 318-1953
1955/06/24Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 305-1953
1955/07/25Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 104-1953
1955/07/26Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 119-1953
1955/07/29Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0427-1951
1955/08/01Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0430-1951
1955/08/24Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 302-1952
1955/08/25Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0315-1952
1955/10/05Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, K1-17-1952
1955/10/08Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, K1-19-1952
Наверх

13. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1956 году

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1956/01/21Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 101-1951
1956/01/24Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 465-1951
1956/02/13Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 431-1951
1956/02/14Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 453-1951
1956/03/28Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0316-1952
1956/04/16Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0317-1952
1956/06/30Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 5112-1951
1956/07/20Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 5301-1951
1956/07/24Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0409-1952
1956/07/26Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0311-1952
1956/07/28Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0307-1952
1956/10/24Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 102
1956/10/25Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 103
1956/10/26Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 104
1956/11/12Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 303
1956/12/06Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 103
Наверх

14. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1957 году

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1957/01/13Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0406
1957/01/14Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0408
1957/02/19Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0920
1957/06/01Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 0418, 0419
1957/07/08Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 52080416
1957/07/09Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0415
1957/07/10Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 0414
1957/07/13Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 5208413
1957/07/24Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 53010116
1957/10/06Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 5108088419, 5108088423
1957/10/13Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 5108088422
1957/10/14Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 0101, 5108088429
1957/10/24Капустин ЯрСССР; 3×Р-1 8А11: 53040818, 53091511, 53081319
Наверх

15. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1958 году

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1958/01/10Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 53030610, 53071201
1958/01/11Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 53091713
1958/01/31Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, Д2111
1958/02/11Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 519088433
1958/05/25Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: K6-7, K2-19
1958/05/27Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: K9-9, K1-3
1958/07/04Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 52080408
1958/07/08Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 52080407, 52080410
1958/07/15Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 52080411
1958/07/24Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 51120504, 51120106
1958/07/25Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 51120107
1958/08/16Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 52090501
1958/09/08Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, Д2115
Наверх

16. Пуски ракет Р-1 8А11 в 1959 году

Дата Ракетодромы Информация о ракете
1959/01/29Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, Д217
1959/06/20Капустин ЯрСССР; 2×Р-1 8А11: 54010808, 54010809
1959/08/17Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, 53081418
1959/11/09Капустин ЯрСССР; Р-1 8А11, Д21-10
Наверх

spasecraftrocket.org

Р-1 (ракета) Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Р-1. Общие сведения Страна Индекс Классификация НАТО Назначение Разработчик Изготовитель Основные характеристики Количество ступеней Длина (с ГЧ) Диаметр Стартовая масса Вид топлива Скорость ракеты Максимальная дальность Точность, КВО Тип головной части Количество боевых блоков Мощность заряда Система управления Способ базирования История запусков Места запуска Принята на вооружение Первый запуск Первая ступень — РД-100 Маршевый двигатель Тяга Удельный импульс Время работы Топливо
Р-1
Внешний вид Р-1
СССР СССР
8А11
SS-1 "Scunner"
Баллистическая ракета малой дальности
С.П. Королев (ракета, комплекс), В.П. Глушко (двигатель), Н.А. Пилюгин (система управления и наземная проверочно-пусковая аппаратура), В.П. Бармин (наземное стартовое, заправочное и другое оборудование), В.И. Кузнецов (командные приборы).
НИИ-88
1
14,6 м
1,65 м
13,4 т
этиловый спирт и жидкий кислород
1465 м/с
270 км
1,5 км
моноблочная, неядерная, неотделяемая, масса 1 т.
1
785 кг
автономная, инерциальная
стационарный наземный стартовый стол
Капустин Яр
28 ноября 1950 года
10 октября 1948 года
однокамерный ЖРД
27/31 тс
2021/2366 м/с
206 с
жидкий кислород, 75%-ый водный раствор этилового спирта
 Р-1 на Викискладе

Р-1 (индекс ГРАУ — 8А11, объект «Волга»[1]) — первая крупная баллистическая ракета, созданная в Советском Союзе по образцу ракеты A4 («Фау-2») немецкого, а затем американского конструктора Вернера фон Брауна. Имела определённые конструктивные отличия от прототипа, обусловленные отсутствием цельных образцов Фау-2[2][3][4] и различием в материальной и конструкторской базе. Главный конструктор — Сергей Павлович Королёв.

Особенности[ | код]

В условиях спешки, в связи с жёсткими требованиями к срокам разработки и желанием Гитлера наращивать объёмы бомбардировок Лондона, разработка Вернера фон Брауна, ракета Фау-2, имела много недостатков — 20 % собранных ракет отбраковывалось, половина запущенных ракет взрывалась, кроме того отклонение от цели составляло около 10 км. Поэтому при воссоздании Фау-2 требовалось произвести анализ выявленных в ходе запусков недостатков и учесть их при работе над советским вариантом ракеты Р-1, а только потом принять на вооружение.

Р-1 была модификацией Фау-2. Дальность у неё была не 250[5], а 270 км, была

ru-wiki.ru

Реферат Р-1 (ракета)

скачать

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 Особенности
  • 2 История
    • 2.1 Параллельные проекты
  • Примечания

Введение

Р-1 — первая крупная баллистическая ракета, созданная в Советском Союзе по образцу немецкой Фау-2. Имела определённые конструктивные отличия от прототипа, обусловленные различием в материальной и конструкторской базе. Главный конструктор — Сергей Павлович Королёв.

1. Особенности

В условиях спешки, в связи с жёсткими требованиями к срокам разработки и желанием Гитлера наращивать объёмы бомбардировок Лондона, разработка фон Брауна, ракета Фау-2, имела много недостатков — 20 % собранных ракет отбраковывалось, половина запущенных ракет взрывалась, кроме того отклонение от цели составляло около 10 км. Поэтому при воссоздании Фау-2 требовалось произвести анализ выявленных в ходе запусков недостатков и учесть их при работе над советским вариантом ракеты Р-1, а только потом принять на вооружение.

Р-1 была изменённой модификацией Фау-2. Дальность у неё была не 250[1], а 270 км, была установлена автоматическая инерциальная система управления (конструктор системы управления — Н. А. Пилюгин). Были применены другие материалы: в немецкой ракете использовалось 87 марок и сортаментов стали и 59 цветных металлов, в Р-1 — 32 и 21 соответственно.

2. История

Черчилль направил Сталину письмо с просьбой помочь разыскать немецкие ракеты Фау-2, которыми обстреливали Лондон. Хотя была создана большая экспедиция, и для поиска использовались сведения от английских резидентов, но первые ракету Фау-2 обнаружили польские партизаны, вооружённые старыми охотничьими ружьями. В августе 1945 года, спецгруппа «Выстрел» во главе с Сергеем Королёвым начала поиск ракет Фау-2. Это была совместная работа. В ней участвовали десятки видных советских учёных, а руководил коллективом Сергей Королёв, которого возвратили из лагеря ГУЛАГа и дали звание подполковника. Поиски ракеты продолжались около года. Когда стало ясно, что эти усилия ни к чему не приведут, сосредоточились на восстановлении Фау.

Сразу после войны завод «Миттельверк», находящийся в горах Тюрингии, где строили Фау-2, оказался в зоне оккупации войск союзников. Американцы вывезли около 100 тонн трофейного груза (ракеты, двигатели, запчасти), главного конструктора Вернера фон Брауна и весь костяк ракетной группы из Пенемюнде, в США. Но через два месяца они отдали эту территорию СССР в обмен на Западный Берлин. Так СССР достались части ракет без чертежей и расчётов. Всю технологию производства, все расчёты пришлось делать заново.

В середине 1946 года вместо группы «Выстрел» министр вооружения СССР Дмитрий Федорович Устинов утвердил создание двух институтов: «Нордхаузен» и «Берлин». В них были и советские специалисты. Было принято решение набирать высококлассных немецких специалистов, необязательно ракетчиков, всего согласились работать на СССР (находясь в Германии) около 5 тыс. человек.

13 мая 1946 года было принято постановление Совмина о создании научно-исследовательских центров для нужд ракетной техники. Согласно постановлению министр вооружения Устинов учредил головной научно-исследовательский институт — НИИ-88. При министерстве авиационной промышленности была выделена база — НИИ-456 и опытный завод, где было создано опытное конструкторское бюро для ракетных двигателей, под руководством Валентина Петровича Глушко. Для конструкторского бюро по разработке стартовых комплексов были выделены мощности завода «Компрессор», главным конструктором КБ стал Владимир Павлович Бармин. Министерство промышленности средств связи создало НИИ-885, с главным конструктором во главе — Михаилом Сергеевичем Рязанским. Министерство судостроительной промышленности создало институт по гироскопам (НИИ-10), с главным конструктором — Виктором Ивановичем Кузнецовым.

9 августа 1946 года Устинов подписал приказ № 83-К: «тов. Королева Сергея Павловича назначить Главным конструктором „изделия № 1“ НИИ-88».

В НИИ-88 из Германии прибыло более 150 немецких специалистов, что составило вместе с семьями около 500 человек.

Турбонасосный агрегат ракеты Р-1 (8А11) на стенде музея полигона «Капустин Яр», г. Знаменск.

С 18 октября по 13 ноября 1946 года было проведено одиннадцать пусков ракеты Фау-2.

10 октября 1948 года Королёв проводит первый пуск ракеты Р-1. Меньше, чем за месяц, стартуют ещё восемь ракет Р-1. Первый старт Р-1А (c отделяющейся боевой частью) состоялся 7 мая.

На полигоне Капустин Яр к 1957 году было проведено 296 запусков двигателей и 79 учебно-боевых пусков ракеты Р-1.

Историческое значение ракет А-4 и Р-1 нельзя преуменьшать. Это был первый прорыв в совершенно новую область техники.[2]

академик Б. Е. Черток

2.1. Параллельные проекты

Г-1

Параллельно разработкам по проекту Р-1 немецкими специалистами вёлся проект Г-1, масса конструкции ракеты по этому проекту была уменьшена с 3,17 тонн у ракеты Фау-2 до 1,87 тонн, а масса взрывчатки при этом была увеличена с 0,74 тонны до 0,95 тонны, увеличивалась и масса топлива. В немецком проекте Г-1 головная часть ракеты, с находившимся в ней боезарядом уже отделялась. Это позволило облегчить конструкцию, сделав несущим спиртовой бак.Однако, как американцы отдавали предпочтение в разработке баллистических ракет проекту своих военных, так и в СССР поступали так же. Проект Г-1 остался неосуществлённым, хотя работа над ним продолжалась ещё в течение 1949 года.

Р-2

В октябре 1949 года уже были проведены полигонные испытания разработанной ОКБ Королева ракеты Р-2Э — экспериментального варианта ракеты Р-2 — на дальность 600 км. Работы в филиале № 1 над проектом, в который вложили много сил и средств, постепенно сворачивались.

Р-3

Работы по плану Р-3 под руководством Королева начались уже в конце 1947 года. Нужно было провести широкомасштабные исследования по созданию ракеты на дальность не менее 3000 км В 1944 году в Германии был опубликован отчёт Зенгера и Бредта, в котором обосновывалась возможность создания дальнего бомбардировщика с жидкостным реактивным двигателем. Параллельно с НИИ-88 работы по крылатым ракетам были начаты в под влиянием отчёта Зенгера ещё в 1945 году в НИИ-1, которые были широко развёрнуты с приходом к руководству НИИ-1 Келдыша в 1948 году.Работы над проектом Р-3 велись в уже сформированной в течение 1947 года кооперации. Головным по разработке эскизного проекта было КБ Королева.Двигатели разрабатывались параллельно в двух организациях: в ОКБ-456 — главным конструктором Глушко и в НИИ-1 авиационной промышленности — Полярным.

Говоря о конструировании советских ракет, последовавших за Р-1, трудно разграничить временные периоды по их созданию. Так, Королев об Р-2 задумывается ещё в Германии, когда проект Р-1 ещё не обсуждался, Р-5 разрабатывается им ещё до сдачи Р-2, а ещё раньше начинается работа над небольшой мобильной ракетой Р-11, и первые расчёты по межконтинентальной ракете Р-7.

wreferat.baza-referat.ru