Американские зенитные средства ПВО в годы Второй мировой. Часть 2-я. Пво второй мировой войны


Противовоздушная оборона (ПВО) во вторую мировую

Особенности ПВО в годы 2 мировой

Существует множество факторов, влиявших на эффективность перехвата бомбардировщиков во времена 2 мировой. Мастерство телефониста или синоптика, а также специалистов, обслуживающих радиолокационную станцию и даже обслуживающих двигатель самолета командира эскадрильи, – все это может повлиять на эффективность противовоздушной обороны данного района.

Во время войны 1914–1918 годов положение с противовоздушной обороной было ясным. Вплоть до последнего года войны явное преимущество имели немцы. К концу 1915 года зенитная артиллерия англичан сбила только один цеппелин. Английским ночным истребителям не удавалось перехватить атакующие самолеты противника. Среди невежественных представителей английских военных кругов шли разговоры о том, что одной из трех самых бесполезных вещей на свете является зенитная пушка. В то время система связи «самолет‑земля» и «земля‑земля», от которой зависит успех действий противовоздушной обороны, была слабой. Однако в 1916 году противовоздушная оборона действовала против цеппелинов более успешно, и немецкие воздушные корабли ввиду сильного огня зенитной артиллерии, который велся с помощью прожекторов, часто вынуждены были поворачивать назад. В 1917 году немецкие самолеты «Гота» поставили английскую противовоздушную оборону перед новой проблемой. В июне 20 немецких самолетов сбросили днем на Лондон около десяти тонн бомб и безнаказанно ушли обратно. Это событие вызвало бурную реакцию населения и волну протестов в печати. Английская противовоздушная оборона была реорганизована. Прожекторы были перемещены ближе к внешним артиллерийским позициям, чтобы обеспечить более раннее предупреждение; был разработан способ определения высоты полета самолетов, введена система воздушного заграждения, хотя военное министерство было, очевидно, недовольно этими нововведениями[25]. В течение 1918 года система противовоздушной обороны продолжала совершенствоваться. Так, за одну ночь (19 мая) 9 из 40 участвовавших в налете самолетов «Гота» было сбито.

Несмотря на усиление английской противовоздушной обороны, ее слабые стороны продолжали существовать вплоть до конца войны. Управление истребителями с земли отсутствовало, и они часто попадали под сильный огонь своей зенитной артиллерии. Это были трудности рождения и развития противовоздушной обороны. Терпеливый английский народ, удовлетворенный случайными успехами противовоздушной обороны, вносил пожертвования в рождественский фонд, предназначенный для артиллеристов и операторов прожекторных установок. Но если страна была благодарна своим защитникам, то военные специалисты Англии и Германии были далеко не удовлетворены состоянием противовоздушной обороны, бомбардировщики продолжали оставаться серьезным фактором в войне. Было достаточно примеров, когда налеты даже незначительного числа бомбардировщиков во время первой мировой войны могли вызывать серьезные срывы в производстве и подрывать моральный дух населения. Противовоздушная оборона создавала угрозу бомбардировщикам, но не являлась мерой, которая могла бы полностью исключить их действия.

Во время первой мировой войны способы бомбардировок и ведения воздушного боя были примитивными, и они очень мало усовершенствовались в период между двумя мировыми войнами. Важнейшим событием, которое значительно повлияло на повышение эффективности противовоздушной обороны, было появление в тридцатых годах радиолокатора. С тех пор эффективность действия радиолокатора в соединении с радиотелефоном явилась решающим фактором в развитии всех средств противовоздушной обороны – прожекторов, зенитных пушек и истребителей. Во время второй мировой войны этот процесс развития продолжался: стали применяться радиопомехи, реактивные и ракетные истребители и экспериментальные радиоуправляемые снаряды. Последние успешно использовались немцами только как средство бомбардировки. Имелись управляемые авиабомбы двух типов: крылатая авиабомба Hs‑293 и более тяжелая бомба FX‑1400, снабженная хвостовыми стабилизаторами. Эти авиабомбы успешно применялись в 1943 году против английских кораблей в Атлантическом океане, против американских боевых кораблей у Салерно и, наконец, наиболее успешно против итальянского военного флота, когда он уходил от своих немецких союзников в более безопасные гавани о. Мальта. В Германии также было создано несколько управляемых реактивных снарядов, но они не могли быть применены главным образом вследствие бомбардировочных ударов союзников по территории Германии. Один или два экспериментальных управляемых снаряда, такие, как снаряд класса «воздух‑воздух» Hs‑298, имеющий дальность действия около 3 км, и управляемый снаряд класса «земля‑воздух» «Шметэрлинг», имеющий теоретический потолок свыше 13,5 км и расчетную дальность действия 15–20 км, являлись многообещающими образцами. Наличие подобных управляемых снарядов говорит за то, что Германия в 1945 году в отношении развития средств противовоздушной обороны находилась далеко впереди по сравнению с другими странами.

Американское зенитное орудие времён 2 мировой

Несмотря на то, что во время второй мировой войны истребители с реактивными и ракетными двигателями, а также управляемые снаряды применялись в ограниченных масштабах, из воздушных операций 1939–1945 годов можно извлечь много уроков для действий средств противовоздушной обороны в будущем. Пожалуй, самым важным уроком является то, что бесполезно делать какие‑либо обобщающие выводы об эффективности средств противовоздушной обороны против бомбардировщиков. В ноябре 1940 года английским авианосцам удалось нанести сокрушительные удары по итальянскому флоту в Торонто потому, что итальянские истребители «Фиат» и «Макки» уже устарели; в военно‑воздушных силах Италии почти не существовало системы раннего предупреждения, а зенитное артиллерийское прикрытие было слабым. Большие силы американской авианосной авиации в 1945 году смогли безнаказанно совершать налеты на Японию, потому что система ее противовоздушной обороны оказалась слабой и плохо организованной, радиолокационных частей она имела мало, причем действовали они неэффективно. Важно также отметить, что японский язык, как и любой восточный язык, в экстренных случаях очень неудобен для передач команд по радиотелефону. Гораздо легче произнести слово «Роджер» или «Энджелс 5»[26] на хорошем английском языке, что будет всем понятно, чем трудно произносимые и неблагозвучные слова на китайском, японском или корейском языках. В этом отношении летчики западных держав имеют несомненное преимущество перед летчиками стран Востока. Языковые трудности летчиков Китая, сказавшиеся при переговорах по радио во время воздушных боев над рекой Ялуцзян, явились одной из причин того, что в последние два года войны в Корее гидроэлектростанции были слабо прикрыты.

Воздушные бои над Японией и Италией во время второй мировой войны имели лишь второстепенное значение в деле решения общей задачи завоевания господства в воздухе. Было только два примера, когда страны создавали сильную противовоздушную оборону, способную заставить атакующие бомбардировщики при проведении серьезных воздушных операций действовать в разомкнутых боевых порядках. Первым примером является противовоздушная оборона Англии, особенно летом 1940 года и во время обстрела немецкими реактивными снарядами Фау‑1 и Фау‑2 в 1944–1945 годах; вторым примером является попытка Германии создать систему противовоздушной обороны в Западной Европе в период с 1941 по 1945 год. Ни Соединенным Штатам, ни Советскому Союзу не приходилось подвергаться угрозе длительной бомбардировки в больших масштабах. Противовоздушная оборона Японии никогда не была первоклассной. Между истребительными эскадрильями армии и флота Японии никогда не существовало тесного взаимодействия, ее радиолокационная система и система раннего предупреждения были несовершенны, хотя и оснащены почти всем современным оборудованием, включая радиолокационные станции, радиотелефонные и радиотелеграфные средства связи. Кроме того, система раннего предупреждения включала группу патрульных кораблей, выполнявших задачи по обнаружению самолетов противника на дальних подступах к побережью, что было бы целесообразно применить в современной системе раннего предупреждения ПВО США[27]. Италия занималась созданием системы противовоздушной обороны только на словах. Немцы не поощряли строительства современной системы противовоздушной обороны в Италии и не помогали ей, за исключением поставки некоторого количества истребителей и радиолокационных станций.

ПВО в битве за Англию во 2 мировой

В битве за Англию противовоздушная оборона сыграла решающую роль. Немецкая авиация несла тяжелые потери и не смогла выполнить поставленных задач по уничтожению английских истребителей и создать условия для осуществления немецкого плана вторжения, так называемой операции «Морской лев». ВВС и зенитная артиллерия Англии одержали победу. Однако тактический опыт противовоздушной обороны во время этого важного воздушного сражения летом 1940 года уже во многом устарел, так как в последующие годы был сделан значительный прогресс в области развития авиационной техники. В начале битвы за Англию тяжелые стратегические бомбардировщики с мощным вооружением не применялись. В 1940 году в бомбардировочных частях военно‑воздушных сил Германии состояли на вооружении только двухмоторные бомбардировщики «Дорнье», «Юнкерс» и «Хейнкель». Эти самолеты могли брать авиационные бомбы и мины весом не более одной тонны. Несмотря на то, что радиус действий бомбардировщиков позволял достигнуть любой цели в Англии, применение их ограничивалось тем, что в Германии не хватало истребителей сопровождения. Когда в 1941 и 1942 годах инициатива перешла к ВВС Англии и воздушные бои стали проводиться по другую сторону Ла‑Манша, над территорией Франции, то скоро стало ясно, что необходимо иметь минимум 4 или 5 истребителей сопровождения на каждый бомбардировщик для обеспечения непосредственного охранения, прикрытия сверху и с тыла при действиях против больших сил истребительной авиации, опирающейся на эффективно действующие радиолокационные станции, радиосвязь и огонь зенитной артиллерии. Ни на одном этапе битвы за Англию немцы не могли обеспечить такое истребительное сопровождение бомбардировщиков, за исключением случаев налетов отдельных небольших групп. Численность самолетов в истребительных частях, вооруженных одномоторными и двухмоторными истребителями, фактически была меньше численности бомбардировщиков почти на протяжении всей войны, поэтому обеспечить истребительное сопровождение даже в пропорции два истребителя на один бомбардировщик являлось проблемой. Более того, немецкие истребители совершенно не могли сопровождать бомбардировщики при полете к многим важным районам целей. Немцы, например, не могли безнаказанно применить свои дневные бомбардировщики для налетов на важнейшие моторостроительные заводы «Роллс‑Ройс» в центральной Англии.

Во время битвы за Англию впервые были широко использованы радиолокационные станции. Эти станции явились ключом современной противовоздушной обороны. С их появлением стало возможным экономно использовать истребители. Отпала необходимость в непрерывном патрулировании истребителей в воздухе и появилась возможность сосредоточивать эскадрильи истребителей ПВО на важных участках воздушного боя. Радиолокационные станции позволили более эффективно использовать прожекторы и зенитную артиллерию. Прежде для достижения скромных результатов от истребителей требовались огромные усилия, теперь же им стало легче вести регулярную борьбу с бомбардировщиками. В 1940 году у немцев не было оборудования для создания помех работе английских радиолокационных станций. Они имели лишь незначительный опыт применения радиолокаторов. Если бы немцы были более сведущи в вопросах радиолокации, они, возможно, додумались бы производить бомбардировочные налеты на малых высотах, ниже завесы, создаваемой действием английских радиолокационных станций. Весь ход боевых действий мог измениться, если бы немцы предприняли один этот тактический шаг. В 1940 году применение радио – и радиолокационных помех и средств по введению противника в заблуждение находилось в зачаточном состоянии. В последующих боях между бомбардировщиками, с одной стороны, и истребителями ПВО и зенитной артиллерий – с другой, стало очевидным, какую важную роль могли бы сыграть радиотехнические помехи, особенно в ходе боевых действий англо‑американской авиации против Германии и во время действий немецкой авиации против Англии в течение последнего года войны.

В 1941 и 1942 годах, когда немцы начали использовать истребители‑бомбардировщики днем на малых высотах, работа английских радиолокационных станций стала менее эффективной, чем во время битвы за Англию. В 1943 году, когда немцы начали использовать скоростные двухмоторные истребители‑бомбардировщики, такие, как Мессершмит‑410 и одномоторный ночной бомбардировщик Фокке‑Вульф‑190, а также применять радиотехнические помехи, которые еще больше усложнили проблему перехвата небольших групп высокоскоростных летящих на малой высоте самолетов, перед английской противовоздушной обороной встали новые проблемы. Незначительные помехи на экране радиолокационной станции сильно затрудняли определение высоты, скорости и направления полета самолетов противника. А когда в 1944 году немцы начали сбрасывать с самолетов ленты фольги, операторы радиолокационных станций были дезориентированы еще больше. Английская противовоздушная оборона остро реагировала на новые трудности. Были изобретены новые прожекторы, которые могли освещать цели до высоты 7500 м, которая раньше считалась недосягаемой. Американцы создали автоматический установщик трубки взрывателя, и хотя немецкие ленты фольги серьезно влияли на работу английских радиолокационных станций управления истребителями‑перехватчиками, они часто не могли помешать управлению прожекторами и огнем зенитной артиллерии. Создание местных пунктов управления с полным вычислительным оборудованием и системой раннего обнаружения, имеющей радиус сплошного радиолокационного наблюдения порядка 130 км, также усилило противовоздушную оборону, так как было налажено более тесное и гибкое взаимодействие между истребительной авиацией и зенитной артиллерией.

Применение ПВО против Фау-1 и Фау-2

В конце второй мировой войны появилось новое оборонительное оружие, которое временно изменило соотношение сил в пользу противовоздушной обороны, и особенно в пользу зенитной артиллерии. Соединенные Штаты Америки, перед которыми тогда не стояла проблема создания собственной противовоздушной обороны, предоставили в распоряжение Англии свои технические и производственные ресурсы для борьбы с немецкими самолетами‑снарядами и более опасными реактивными снарядами дальнего действия Фау‑2. На американских заводах, на основе исследований английских фирм, был выпущен новый радиолокационный дистанционный взрыватель. С его помощью снаряды могли взрываться автоматически при действии на них электромагнитных излучений атакующих самолетов или реактивных снарядов. Такие снаряды почти всегда взрываются на расстоянии, обеспечивающем поражение цели. Применение дистанционного взрывателя значительно повысило эффективность зенитного огня и внушило расчетам зенитных орудий оптимизм в отношении их собственных способностей. Необходимо было сконструировать небольшую электронную лампу для взрывателя, которая не выходила бы из строя при выстреле. Эта проблема была разрешена, и в течение трех месяцев положение во всей системе противовоздушной обороны Англии значительно улучшилось. Генерал Ф. Пайл с большим энтузиазмом реагировал на новый успех зенитной артиллерии. Он писал: «…вполне очевидно, что мы уже близки к тому времени, когда поражение любых пилотируемых самолетов не будет являться проблемой». И далее: «…за восемьдесят дней мы познали больше, чем за предыдущие тридцать лет»[28].

Боевой заряд самолета‑снаряда Фау‑1 содержал только около одной тонны взрывчатого вещества. Максимальная скорость полета составляла лишь около 580 км/час. Фау‑1 не являлся управляемым снарядом. Он удерживался на курсе и заданной высоте с помощью автопилота. Сначала высота полета самолетов‑снарядов несколько смущала зенитчиков; скорость их полета немного превышала скорость английских истребителей «Спитфайр». Однако летчики быстро нашли, что снаряды можно легко перехватывать, пикируя на них с высоты. Вскоре к снарядам приспособились и зенитчики, они стали устанавливать взрыватели на снарядах с учетом особенностей полета Фау‑1.

Если создание радиолокационного взрывателя дало временное преимущество зенитной артиллерии, то появление в сентябре 1944 года немецких ракет дальнего действия вновь изменило положение всей системы противовоздушной обороны. Первое заявление по этому вопросу было сделано Уинстоном Черчиллем в палате представителей 10 ноября 1944 года. Оно было лаконичным и сдержанным. Черчилль заявил: «В течение последних нескольких недель противник применяет новое оружие – ракеты дальнего действия; несколько таких ракет упало в далеко отстоящих друг от друга пунктах». В этом кратком заявлении было объявлено о появлении нового оружия, которое должно сделать переворот в характере современной воздушной войны. Было бы бесполезным занятием оценивать военное значение 4300 немецких снарядов Фау‑2, выпущенных за период с сентября 1944 года до конца второй мировой войны, и принять эту оценку в качестве критерия целесообразности применения ракет дальнего действия в будущем. Боевой заряд Фау‑2 весил лишь одну тонну. Точность попадания его была недостаточна. Даже при стрельбе через Ла‑Манш по такому большому городу, как Лондон, около 40 процентов снарядов не попало в цель. В снаряде Фау‑2 сгорало восемь с половиной тонн дорогостоящего жидкого кислорода и этилового спирта. Эффективная дальность действия снаряда составляла лишь 400–480 км.

Несмотря на то, что во время второй мировой войны система противовоздушной обороны Германии была наиболее эффективной и развитой, основной урок, который необходимо извлечь из воздушной войны англо‑американской авиации против Третьего рейха с 1942 по 1945 год, заключается в том, что равновесие между воздушным нападением и противовоздушной обороной постоянно изменяется. Эти изменения являются результатом постоянной борьбы великих держав за стратегическое превосходство в воздухе. Когда в 1939 году английская авиация впервые подвергла бомбардировке объекты в Германии, она располагала столь незначительными силами, что вряд ли они заслуживали названия «бомбардировочное авиационное командование». Вплоть до 1942 года налеты производились незначительными силами, и противовоздушная оборона немцев не была по‑настоящему проверена. В английских военно‑воздушных силах насчитывалось менее 50 четырехмоторных бомбардировщиков, а американские «Летающие крепости» еще не поступили на вооружение. Не удивительно, что командование ВВС Германии было слишком самоуверенно и даже бравировало тем, что немецкая ПВО уже выдержала все испытания. ВВС Германии создавались и готовились для ведения наступательных действий, а не для обороны. Немцы очень медленно вводили в бой ночные истребители и сначала полагались на огонь зенитной артиллерии, как на преграду для ночных бомбардировщиков. В дневное время система раннего предупреждения и патрулирование самолетов Мессершмит‑109, которых насчитывалось около 250, вполне могли обеспечить Германию от налетов незначительных сил авиации западных держав.

Начиная с 1942 года Германия должна была обеспечивать противовоздушную оборону большей части Европы. Радиолокационное обеспечение и система раннего предупреждения были несовершенными. В Голландии же и Западной Германии они были достаточно эффективными. Но в Дании, Норвегии (где по условиям местности использование радиолокационных станций затруднительно), а также в Румынии, Восточной Пруссии и Польше противовоздушная оборона была слабой и для ее совершенствования требовалось время.

Уровень подготовки операторов радиолокационных станций часто был недостаточным, поэтому англо‑американская авиация несла меньшие потери от немецких истребителей и огня зенитной артиллерии, когда налеты производились с юга или через Балтийское море с целью отвлечения внимания противника. Оборона обширных территорий, конечно, представляет большие трудности; это неизбежно влечет за собой распыление усилий и нарушение обычного порядка действий. До 1942 года Германия могла использовать для обороны западной и северо‑западной части страны 10 тыс. зенитных пушек, управляемых радиолокационными средствами и укомплектованных первоклассными расчетами. Затем немцы были вынуждены выделить часть зенитных пушек для Восточной Германии, Австрии и Балканских стран, чтобы обеспечить оборону Третьего рейха от круглосуточных налетов авиации, которые могли быть предприняты с любого направления. В систему противовоздушной обороны Германии были включены неквалифицированные фабричные рабочие, военнопленные и фанатичная нацистская молодежь.

Наиболее интересное состязание в тактических приемах и коварстве способов борьбы между атакующими бомбардировщиками и обороняющимися истребителями ПВО происходило в воздушном пространстве Германии в 1943 году. В стратегическом отношении обстановка также была интересной, так как в 1943 году более 60 процентов немецких зенитных пушек и свыше 70 процентов личного состава зенитной артиллерии, а также четвертая часть всего боевого состава военно‑воздушных сил Германии были заняты в системе стратегической обороны. Это происходило в то время, когда все эти средства были крайне необходимы для обеспечения действий немецких войск в Африке, на Сицилии, в Италии, на Украине и в Белоруссии.

При проведении дневных бомбардировок объектов в Германии положение, конечно, было менее сложным, особенно в ясную погоду. В это время радио – и радиолокационные помехи играли незначительную роль. Основным средством обороны бомбардировщиков являлся истребитель сопровождения дальнего действия. Действия бомбардировщиков В‑29 против Японии не являются типичными для оценки эффективности противовоздушной обороны в дневное время. Типичными в этом отношении можно считать действия бомбардировщиков В‑17 против Германии. До тех пор, пока не появилось необходимого количества истребителей дальнего действия типов «Лайтнинг», «Мустанг» и «Тандерболт», для обеспечения действий бомбардировщиков «Летающая крепость», американские дневные бомбардировки Германии находились под угрозой срыва. Конечно, если бы Германия начала увеличивать выпуск истребителей раньше, например в 1941 году, когда она должна была использовать свою авиацию на трех фронтах: на Западе, на Востоке и в районе Средиземного моря, – она могла бы выиграть войну в воздухе, а особенно, если бы она начала производить двухмоторные реактивные истребители Мессершмит‑262 раньше, чем она смогла это сделать. Даже в конце войны этих истребителей было очень мало; но и эти немногие истребители, обладавшие максимальной скоростью свыше 800 км/час, имея 30‑мм пушки на борту, внушали страх английским и американским бомбардировщикам в 1944–1945 годах. В Германии разработка истребителя с ракетным двигателем не была завершена, и хотя эскадрильи, вооруженные ракетными истребителями Мессершмит‑163, существовали почти в течение года, их действия редко были успешными. Летные характеристики истребителя Мессершмит‑163 были очень высоки, даже слишком высоки, чтобы на нем можно было летать с какой‑либо гарантией безопасности. Этот истребитель имел максимальную скорость 880 км/час и мог набрать высоту около 9000 м примерно за две с половиной минуты; но этот истребитель мог применяться только при наличии длинных и исправных взлетно‑посадочных полос, которыми немцы в последний год войны не располагали.

В 1944 году, когда в ВВС Германии проходило формирование эскадрилий, вооруженных истребителями с турбореактивными и ракетными двигателями, была также предпринята попытка создать так называемую «кнопочную» противовоздушную оборону с использованием управляемых снарядов, запускаемых с земли или с самолетов. Этими управляемыми снарядами являлись «Шметэрлинг», «Вассэрфаль» (оба класса «земля‑воздух») и Хеншель‑298 (класса «воздух‑воздух»). Имелись также экспериментальные управляемые реактивные снаряды «Рейнтохтэр», «Фоерлилие» и Х‑4. Несмотря на то, что ВВС Германии имели опыт применения управляемых снарядов, система управления этими снарядами действовала неудовлетворительно, и немцы были вынуждены обращаться к другим средствам, к которым относится, например, пилотируемый ракетный истребитель «Наттэр» фирмы «Бахем Верке», управляемый с помощью радиолокационных средств, способный взлетать вертикально. Для него не требовалась взлетно‑посадочная полоса; он вмещал в носовой части более 30 реактивных снарядов, мог набрать высоту 10,5 км за одну минуту и имел максимальную скорость свыше 960 км/час. Этот истребитель не был принят на вооружение ВВС Германии; при его испытании погибло несколько хороших летчиков.

Фактически ни Германия, ни Англия не смогли широко использовать в целях противовоздушной обороны новейшие оборонительные средства. Во время второй мировой войны в системе ПВО истребители с турбореактивными и ракетными двигателями, а также управляемые снаряды не использовались в больших количествах; поэтому наилучшая тактика использования этих средств еще не выработана.



biofile.ru

Британские зенитные средства ПВО в годы Второй мировой. Часть 2-я

Первой британской зенитной системой среднего калибра стала 76,2-мм зенитная пушка Q. F. 3-in 20cwt образца 1914 года. Первоначально она предназначалась для вооружения кораблей и была запущена в производство в начале 1914 года. Для стрельбы по воздушным целям применялись шрапнельные снаряды, после модернизации орудия для повышения эффективности стрельбы разработана осколочная граната с дистанционным взрывателем массой 5,7 кг, которая имела скорость у дульного среза 610 м/с. Скорострельность орудия — 12-14 выстр./мин. Досягаемость по высоте — до 5000 м.

76,2-мм зенитная пушка Q. F. 3-in 20cwt

Всего британская промышленность выпустила около 1000 76-мм зенитных орудий модификаций: Mk II, Mk IIA, Mk III и Mk IV. Кроме британских вооруженных сил, орудия поставлялись в Австралию, Канаду и Финляндию.

Когда стало ясно, что армии требуется более мобильное орудие, для пушки сконструировали специальную четырехопорную платформу, вместе с которой она могла перевозиться в кузове тяжелого грузовика. Позже для орудия создали вывешиваемую четырёхколёсную повозку.

Хотя к началу Второй мировой войны орудие явно устарело, оно продолжало пользоваться популярностью в войсках. Зенитка была основой батарей ПВО в составе Британского экспедиционного корпуса во Франции. К 1940 году некоторые батареи были оснащены более новыми, 3,7-дюймовыми зенитками, но артиллеристы по-прежнему предпочитали более легкие и универсальные 3-дюймовые орудия, с которыми они были хорошо знакомы. При эвакуации остатков Британского экспедиционного корпуса все 3-дюймовые зенитки были уничтожены или захвачены немцами.

Значительное количество этих орудий устанавливалось на стационарных бетонных основаниях вдоль британского побережья, для защиты портовых сооружений.

Они также монтировались на железнодорожные платформы, что позволяло в случае необходимости осуществлять быстрое перебазирование зенитных батарей для прикрытия транспортных узлов.

Вскоре после Первой мировой войны стало ясно, что прогнозируемое повышение боевых возможностей авиации потребует замены существующих 76,2-мм зениток более мощными орудиями. В 1936 году концерн «Виккерс» предложил прототип новой 3,7-дюймовой (94-мм) зенитки. В 1938 году первые производственные образцы были представлены для войсковых испытаний. Только в 1939 году орудия, получившие обозначение 3.7-Inch QF AA, начали поступать на вооружение батарей ПВО.

Зенитное 94-мм орудие 3.7-Inch QF AA

Зенитка производилась в двух вариантах. Наряду с возимой установкой орудия монтировались на стационарные бетонные основания, у последнего варианта позади казенника имелся специальный противовес. Из-за довольно значительного веса повозки с орудием (9317 кг) артиллеристы после знакомства в войсках встретили их довольно прохладно.

Для облегчения и упрощения лафета было выпущено несколько вариантов. Первые серийные лафеты получили индекс Mk I, лафеты для стационарной установки стали именоваться Mk II, а последняя версия — Mk III. При этом для каждой модификации существовали подварианты. Всего выпущено около 10000 орудий всех модификаций. Производство продолжалось до 1945 года, в среднем по 228 орудий в месяц.

Британские зенитчики ведут огонь из 94-мм зенитного орудия

Однако нельзя было не признать, что боевые характеристики 94-мм зениток, несмотря на некоторые недостатки, значительно превосходили аналогичные показатели старых трехдюймовок. К 1941 году орудия данной марки стали основой зенитной артиллерии Великобритании. 94-мм зенитные орудия обладали отличной досягаемостью по высоте и хорошим поражающим действием снаряда. Осколочный снаряд массой 12,96 кг с начальной скоростью 810 м/с мог поражать цели на высоте до 9000 м.

Постепенно разработчики усовершенствовали систему управления огнем, снабдили орудие механическим досылателем и устройством автоматизированной установки взрывателя (в результате скорострельность повысилась до 25 выстрелов в минуту). К концу войны большинство орудий этого типа получило-таки эффективное дистанционное управление, после чего на долю орудийной прислуги оставалась только чистка орудий и обслуживание автомата заряжания.

Во время Североафриканской кампании 94-мм зенитные орудия применялись для борьбы с немецкими танками, однако из-за чрезмерного веса и низкой маневренности оказались в этой роли не слишком удачными, хотя своим выстрелом они могли уничтожить практически любой танк противника.

Кроме того, 94-мм зенитные орудия задействовались в качестве средств дальнобойной полевой артиллерии и как орудия береговой обороны.

В 1936 году на испытания поступило 113-мм морское орудие QF 4.5-inch Mk I. Вскоре стало ясно, что оно может с успехом использоваться в качестве зенитного. В 1940 году начались поставки первых 113-мм зенитных орудий. Ordnance, QF, 4.5 in AA Mk II.

При начальной скорости 24,7-кг снаряда 732 м/с дальность стрельбы по воздушным целям превышала 12000 м. Скорострельность — 15 выстр./мин.В большинстве случаев орудия вели огонь осколочными снарядами. Правда, иногда применялись специальные шрапнельные снаряды, предназначавшиеся для уничтожения самолетов, летавших на малых высотах.

Для транспортировки орудий массой более 16000 кг требовались специальные трейлеры, по причине чрезмерного веса все они монтировались на укреплённых стационарных позициях. Всего к 1944 году было развёрнуто более 370 орудий. Как правило, в состав зенитной батареи входило четыре орудия. Для защиты от осколков орудие прикрывалось щитом.

113-мм зенитное орудие Ordnance, QF, 4.5 in AA Mk II

113-мм зенитка обладала многими признаками морского орудия, доставшимися ему по наследству: станком башенного типа, установленным на тяжелом стальном основании, механическим досылателем, тяжелым противовесом над казенной частью ствола и механическим установщиком взрывателя на зарядном лотке. Устройство для подачи боеприпасов было тоже отнюдь не лишним, что особенно ценилось прислугой в условиях длительного ведения огня, поскольку вес полного боевого заряда доходил до 38,98 кг.

Британские 113-мм зенитные пушки на позиции в окрестностях Лондона

На первом этапе развёртывания зенитные батареи размещались в непосредственной близости от военно-морских баз и больших городов, поскольку именно в этих местах требовались наиболее мощные и дальнобойные зенитные орудия. В 1941 году британское адмиралтейство несколько ослабило строгость требований относительно обязательного размещения 4,5-дюймовых (113-мм) орудий возле находившихся в его ведении объектов. Было разрешено устанавливать зенитки на береговых укреплениях. Здесь 4,5-дюймовые пушки могли использоваться одновременно в качестве зениток и орудий береговой обороны.

Однако количество использованных в подобном качестве орудий оказалось относительно невелико, поскольку их перебазирование было связано с большими трудностями и затратами.

В 1942 году в окрестностях Лондона на бетонных основаниях было установлено три башни со спаренными 133-мм универсальными орудиями 5,25" QF Mark I.

Монтаж башен потребовал создания инфраструктуры для их использования, аналогичной имеющейся на боевом корабле. Впоследствии из-за больших сложностей с установкой на берегу от двухорудийных башен отказались.

Башни с одним 133-мм орудием монтировались на побережье и в районах военно-морских баз. На них возлагались задачи береговой обороны и борьбы с высоколетящими самолётами. Эти пушки имели скорострельность 10 выстр./мин. Большая досягаемость по высоте (15000 м) при угле возвышения 70° позволяла вести огонь 36,3-кг осколочными снарядами по высоколетящим целям.

Однако в связи с тем, что для стрельбы на большие дистанции использовались снаряды с механическими дистанционными взрывателями, вероятность поражения цели была небольшой. Зенитные снаряды с радиовзрывателями начали массово поступать на вооружение британской зенитной артиллерии только в 1944 году.

Рассказ о британских зенитных средствах ПВО был бы неполным без упоминания о неуправляемых зенитных ракетах. Незадолго до начала войны британское военное руководство решило компенсировать недостаточное количество современных зенитных орудий простыми и недорогими реактивными снарядами.

В 2-дюймовой (50,8-мм) зенитной ракете использовалась боевая часть с тонкой стальной проволокой. В высшей точке траектории вышибной заряд выбрасывал стальную проволоку, которая медленно опускалась на парашюте. Проволока по замыслу разработчиков должна была запутаться в винтах вражеских самолетов, вызывая таким образом их падение. Существовал также вариант с 250-гр. осколочным зарядом, на котором имелся самоликвидатор, настроенный на 4-5 с полёта — к этому времени ракета должна была достигать расчетной высоты порядка 1370 м. Было выпущено небольшое количество 2-дюймовых ракет и ПУ для них, которые использовались исключительно в учебных и тренированных целях.

Более перспективной оказалась 3-дюймовая (76,2-мм) зенитная ракета, боевая часть которой имела ту же массу, что и зенитный 94-мм снаряд. Ракета представляла собой простую трубчатую конструкцию со стабилизаторами, в двигателе применялся заряд бездымного пороха — кордита марки SCRK. Ракета UP-3 длиной 1,22 м была не вращающейся, а стабилизировалась только за счет оперения. Она несла осколочную боевую часть с дистанционным взрывателем.

Для запуска использовалась одиночная или спаренная пусковая установка, обслуживаемая двумя солдатами. Боекомплект установки составлял 100 ракет. Запуск ракет с этих первых установок не всегда был надежным, а их точность такой низкой, чтобы был возможен только заградительный зенитный огонь.

Зенитные реактивные установки использовались для обороны наиболее важных объектов, где ожидались массированные налёты вражеских бомбардировщиков. На лафете от 76,2-мм зенитных пушек были созданы мобильные установки, которые с 36-рельсовых направляющих могли давать залпы по 9 ракет. К декабрю 1942 года таких установок было уже 100.

В дальнейшем повышение эффективности зенитных реактивных установок шло путём увеличения количества ракет на пусковых устройствах и совершенствования неконтактных взрывателей ракет.

А самой мощной была стационарная установка береговой обороны, стреляющая 4 залпами по 20 ракет, вступившая в строй в 1944 году.

Совершенствовались и сами зенитные ракеты. 3-дюймовая (76,2 мм) модернизированная ракета имела длину 1,83 мм, стартовый вес около 70 кг, вес БЧ — 4 кг и достигала высоты порядка 9 км. При стрельбе на высоты до 7,5 км ракета снабжалась дистанционным взрывателем, а при стрельбе на большие высоты — неконтактным фотоэлектрическим взрывателем. В связи с тем, что фотоэлектрический взрыватель не мог работать ночью, в дождь, в туман, во второй половине войны был разработан и принят неконтактный радиовзрыватель.

В конце 30-х годов британская зенитная артиллерия явно не соответствовала современным требованиям, как по численности, так и по техническому состоянию. На 1 сентября 1938 года в британской ПВО было только 341 зенитное орудие среднего калибра. В сентябре 1939 года (объявление войны) зенитных орудий стало уже 540, а к началу «Битвы за Британию» — 1140 орудий. Это с учётом того, что несколько сот орудий среднего калибра были потеряны во Франции. Однако британское руководство понимало важность зенитного прикрытия городов, промышленных предприятий и военно-морских баз и не жалело средств на производство новых зениток и обустройство позиций для них.

Люфтваффе в своих налетах на Англию пришлось столкнуться и с активным противодействием зенитной артиллерии противовоздушной обороны. Справедливости ради надо признать, что в ходе «Битвы за Британию» основная нагрузка по борьбе с немецкой авиацией легла на истребители, и зенитки сбили сравнительно немного немецких бомбардировщиков. Большие потери, понесённые Люфтваффе в ходе дневных налётов на британские острова, вынудили их перейти к действиям ночью. Ночных истребителей у англичан было недостаточно, оборона Лондона, как и других городов, в этот решающий период зависела в основном от зенитной артиллерии и прожекторов.

Зенитная артиллерия метрополии входила в состав сухопутных войск (точно так же, как и в английских экспедиционных силах), хотя в оперативном отношении была подчинена истребительному командованию ВВС. Залогом сопротивляемости Великобритании стало то, что не менее четверти зенитных орудий прикрывали авиационные предприятия королевства.

В ходе «Битвы за Британию» зенитная артиллерия сбила сравнительно немного немецких бомбардировщиков, но ее действия в значительной степени затрудняли полеты немецкой бомбардировочной авиации и, во всяком случае, снизили точность бомбометания. Плотный зенитный огонь заставлял подниматься на большую высоту.

Вскоре после начала воздушного сражения над Англией выяснилось, что британское прибрежное судоходство и порты со стороны моря очень уязвимы от маловысотных действий вражеских бомбардировщиков и торпедоносцев. Поначалу с этой угрозой пытались бороться патрулированием на пути вероятного пролёта самолётов британских боевых кораблей. Но это было весьма затратно, да и не безопасно для моряков. Позже эту угрозу решили нейтрализовать путём создания специальных стационарных фортов ПВО размещенных на удалении от берега.

В августе 1942 года компания «Братья Холлоуэй» приступила к выполнению заказа армии на строительство нескольких армейских зенитных фортов сконструированных инженером Гаем Маунселлом. Зенитные форты было решено установить со стороны устьев рек Темзы и Мерси, а так же защитить подходы с моря к Лондону и Ливерпулю. Была построена 21 башня в составе трёх фортов. Укрепления возвели в 1942-43 году и вооружили зенитными орудиями, радиолокаторами и прожекторами.

На армейских фортах орудия расположены рассредоточенно, подобно обычной сухопутной зенитной батарее, на расстоянии около 40 метров друг от друга. Зенитное вооружение башен состояло из орудий L/60 Bofors калибра 40 мм и QF калибра 3,7 дюйма (94 мм).

Было принято решение использовать группу из семи отдельно стоящих башен и соединить их с помощью мостков, расположенных высоко над водой. Данная компоновка позволяла сосредоточить огонь всех орудий в любом направлении и делала укрепление гораздо более живучим в целом. Форты предназначались для противодействия вражеской авиации и входили в систему ПВО страны. Они комплектовались различными средствами связи, чтобы заранее извещать о вражеском налёте и перехватывать немецкие самолёты.

В конце 1935 года начали работу первые 5 радиолокационных станций, установленных на восточном побережье Британии. Летом 1938 года сеть защиты от воздушного нападения состояла из 20 РЛС. К 1940 году вдоль побережья располагалась сеть из 80 радиолокаторов, обеспечивавших систему ПВО.

Первоначально это были громоздкие РЛС Chain Home (AMES Type 1) антенны, которых подвешивалась на металлических мачтах высотой 115 м. Антенна была неподвижной и имела широкую диаграмму направленности — самолёт мог быть обнаружен в секторе 120°. Приёмные антенны размещались на 80-метровых деревянных вышках. В 1942 году началось развёртывание станций с вращающейся антенной, которые осуществляли поиск целей в круговом секторе.

Британские радары могли обнаруживать вражеские бомбардировщики на дальности до 200 км, высота самолёта, находящегося на расстоянии 100 км от РЛС определялась с точностью до 500 м. Зачастую самолёты Люфтваффе обнаруживались сразу после взлёта со своих аэродромов. Роль радаров в отражении вражеских налётов трудно переоценить.

13 июня 1944 года по Лондону был нанесён первый удар немецкими самолётами-снарядами Фау-1. Зенитная артиллерия сыграла большую роль в отражении этих ударов. Прорыв в военной электронике (применение радиовзрывателей в сочетании с ПУАЗО, информация на которые поступала от РЛС) позволил довести количество уничтоженных Фау-1 при обстреле их зенитками с 24 % до 79 %. В результате чего эффективность (и интенсивность) таких налетов значительно снизилась, 1866 германских «летающих бомб» были уничтожены зенитной артиллерией.

В течение всей войны ПВО Великобритании непрерывно совершенствовалось, достигнув пика своего развития в 1944 году. Но к тому моменту даже разведывательные полёты немецкой авиации над Британскими островами практически прекратились. Высадка войск союзников в Нормандии сделала налёты германских бомбардировщиков ещё менее вероятными. Как известно, в конце войны немцы сделали ставку на ракетную технику. Перехватывать Фау-2 британские истребители и зенитки не могли, наиболее действенным способом борьбы с ракетными ударами стала бомбёжка стартовых позиций немецких ракет.

По материалам:http://www.vickersmachinegun.org.uk/http://www.barrels-n-bullets.ruhttp://www.navweaps.comhttp://mailer.fsu.eduhttp://www.westwoodworks.net

topwar.ru

Японские зенитные средства ПВО в годы Второй мировой. Часть 1-я

К началу Второй мировой войны в японских вооруженных силах на вооружении имелось несколько типов зенитных пулемётов, различавшихся конструктивно и используемыми боеприпасами.

Во флоте для ПВО катеров и судов небольшого водоизмещения применялись 7,7-мм пулемёты Тип 92 и Тип 97. Первый представлял собой лицензионный вариант ручного «Льюиса», а вторым был также лицензионный «Виккерс-Е». Морской пулемет Тип 92 использовался также морскими десантными отрядами, он ставился на универсальный треножный станок, выполненный по типу американского М1917А1 и допускал стрельбу по наземным и воздушным целям.

Морской пулемет Тип 92

В основу японского 7,7-мм патрона был положен английский патрон .303 (7,7х57R), использовавшийся в японской авиации. Главной причиной перехода на этот боеприпас можно считать необходимость расширения номенклатуры специальных пуль, трудновыполнимых тогда в малых калибрах (6,5 мм), и повышения мощности пулеметного огня. В результате на вооружение последовательно приняли три 7,7-мм патрона примерно одинаковой мощности: Тип 89 с выступающей закраиной гильзы (влияние британского патрона .303), Тип 92 с низкой закраиной и тяжелой остроконечной пулей, Тип 99 без закраины и с более легкой пулей. Сложности одновременного применения разных патронов несколько сглаживались тем, что патрон Тип 89 использовался в основном в ВВС и ВМФ Японии, а армия применяла патроны без закраины или с низкой закраиной. Параллельно на вооружении оставалось оружие калибра 6,5 мм, что существенно усложняло снабжение войск патронами.

В армии для ведения огня по низколетящим самолётам применялся станковый пулемёт Тип 92 калибра 7,7-мм. Его обозначение отвечало летоисчислению «от основания Империи» (1932 год по григорианскому календарю соответствовал японскому 2592-му). По своей конструкции пулемёт в основном повторял 6,5-мм станковый пулемет Тип 3. Он, в свою очередь, был разработан конструктором Киджиро Намбу на базе закупленных во Франции перед Русско-японской войной пулеметов Гочкисс.

Пулемет Тип 92 на треножном станке в положении для зенитной стрельбы

Питание пулемёта осуществляется из жестких лент-кассет (по типу французского пулемета «Гочкисс») емкостью 30 патронов, или из полужестких лент, состоящих из соединенных шарнирно жестких звеньев емкостью 3 патрона каждое (всего 83 звена, общая емкость 249 патронов).

Жесткая лента-кассета с 30 патронами калибра 7,7-мм для пулемета Тип 92

Подача ленты — слева направо. В конструкции пулемета была предусмотрена специальная масленка, обеспечивающая смазку патронов в ленте перед их подачей в ствол, что гарантировало надежную экстракцию в условиях загрязнения оружия но повышала его сложность и затрудняло эксплуатацию. Жесткая лента была простым, но не самым удобным в боевых условиях решением, поскольку легко деформировалась, да и заносила с собой внутрь пулемета немало пыли и песка.

Японский солдат ведет огонь по воздушным целям из 7,7-мм пулемета Тип 92 с боепитанием от жесткой ленты-кассеты на 30 патронов. Снимок сделан в период боев у озера Хасан.

К положительным чертам Тип 92 относилась возможность стрельбы обоими патронами, применявшимися в армии (Тип 92 с низкой закраиной и Тип 99 без закраины), простота заряжания и разряжания, крупные размеры большинства важных деталей и живучесть. Для стрельбы по воздушным целям пулемёт обладал недостаточно высоким темпом стрельбы — 450 выстр./мин.

Тип 92 чаще всего использовался со специального пехотного станка-треноги, имевшего адаптер для зенитной стрельбы. В комплекте со станком придавался кольцевой зенитный прицел. Пулемет на станке весил около 55 кг, и для переноски его по полю боя на ногах станка имелись гнезда, в которые вставлялись трубчатые рукоятки — пулемет несли подобно носилкам.

В 1937 году на вооружение поступил танковый пулемет Тип 97, созданный с использованием элементов чешского ZB-26, захваченного японцами у китайских войск.

Танковый пулемет Тип 97

На ряде образцов японской бронетехники были предусмотрены турельные зенитные варианты размещения этого пулемёта. Однако на практике это происходило нечасто, японская промышленность оказалась не в состоянии насытить войска автоматическим оружием, и пулемётов хронически не хватало.

Пулеметы всех типов использовали до восьми разных невзаимозаменяемых марок патронов. Нередко разные винтовочно-пулеметные патроны использовались в рамках не только одного батальона, но роты и взвода. К тому же японские войска широко пополняли свои запасы трофейными пулеметами (британскими «Льюис», «Виккерс» и «Брэн», а также американскими M1917 и М1919 «Браунинг»). Всего за время Второй мировой войны они применяли около 20 различных систем пулеметов.Вообще, зенитных пулеметных установок в японской армии было мало, и залповая стрельба пехоты по самолетам этого не компенсировала.

В 1933 году на вооружение был принят крупнокалиберный 13,2-мм пулемет Тип 93. Этот пулемет представляет собой несколько уменьшенный французский пулемёт «Гочкисс» обр. 1930 г., лицензию на производство которого японское правительство приобрело у Франции.

13,2-мм бронебойная пуля Тип 93 с начальной скоростью 765 м/с пробивала 25-мм стальной лист на дальности 100 м и предназначалась для поражения легких бронемашин и самолетов.

Крупнокалиберный 13,2-мм пулемет Тип 93

Первоначально питание производилось из бункера с пружинным толкателем, подводившим к приемному окну кассеты по 30 патронов. Позже был разработан коробчатый магазин. Темп стрельбы пулемёта Тип 93 достигал 480 выстр./мин, эффективная дальность 1500 м.

Пулемёт массой 39,45 кг монтировался на 57,15 кг треногом станке. Но в связи с тем, что пехотный станок имел недостаточный угол возвышения, для стрельбы по самолётам часто применялись различные полукустарные турели.

Для зенитной стрельбы в небольших количествах был выпущен спаренный вариант с механизмами вертикальной и горизонтальной наводки кругового вращения с автоматическими зенитными прицелами и ножной педалью для ведения огня.

Большой популярностью в японских вооруженных силах пользовались американские 12,7-мм крупнокалиберные пулемёты «Браунинг» М2, захваченные в значительном количестве. Копия этого пулемёта, запущенная в производство в 1941 году, получила обозначение Тип 1.

Ввиду отсутствия развитой конструкторской школы и традиций самостоятельного создания образцов стрелкового и артиллерийского вооружения, для оснащения собственных вооруженных сил Япония была вынуждена приобретать лицензии на выпуск или незаконно копировать иностранные образцы. В полной мере это относится и к малокалиберным зенитным автоматам.

Принятая на вооружение в 1938 году 20-мм автоматическая пушка Тип 98 по своей конструкции повторяла французский пулемет «Гочкисс» обр. 1930 г. Это оружие изначально разрабатывалась как система двойного назначения: для борьбы с легкобронированными наземными и воздушными целями.

20-мм автоматическая пушка Тип 98

Высокая станина опиралась на два деревянных колеса со спицами и буксировалась легким грузовиком или конской упряжкой. Также была предусмотрена возможность разборки пушки для перевозки вьюками. На позиции лапы станины разводились, образуя две задние опоры, в дополнение к третьей, передней. После окончательной установки лап треножника (для расчета из 2-3 человек этот процесс занимал 3 минуты), стрелок-наводчик располагался на небольшом сиденье. Можно было стрелять прямо с колес, но в процессе стрельбы пушка становилась неустойчивой и серьёзно ухудшалась точность.

Орудие с углом вертикального наведения: –10° — +85° могло обстреливать цели в секторе 360°.Снаряд у пушки типа 98 был довольно мощным — таким же, как у противотанкового ружья Типа 97. На дистанции 245 м он пробивал броню толщиной 30 мм. Начальная скорость снаряда — 830 м/с. Досягаемость по высоте — 3500 м.

Несмотря на сравнительно низкий темп стрельбы (120 выстрелов в минуту) и 20-ти зарядный магазин, что ограничивало практическую скорострельность, орудие широко использовалось в ПВО. За годы войны в войска поступило около 2500 20-мм Тип 98.

В Японии предпринимались попытки создания ЗСУ путём установки 20-мм Тип 98 на лёгкие танки и различные полугусеничные транспортёры и грузовики. В связи с недостаточным количеством самоходных шасси и хронической нехваткой в войсках зенитных орудий, японские ЗСУ выпускались в очень незначительном количестве.

В 1944 году началось производство спаренного варианта, получившего обозначение Тип 4. До окончания боевых действий японская промышленность смогла поставить около 500 20-мм спарок.

В рамках военно-технического сотрудничества с Германией были получены образцы и техническая документация на 20-мм зенитный автомат Flak 38. В 1942 году 20-мм зенитка под японским наименованием Тип 2 стала поступать в войска. По сравнению с 20-мм зениткой Тип 98 немецкая копия оказалась более скорострельной, точной и надёжной. Темп стрельбы увеличился до 420-480 выстр./мин. Досягаемость по высоте — 3700 м. Масса в боевом положении: 450 кг, масса в походном положении: 770 кг.

20-мм зенитный автомат Тип 2

Автоматические построительные прицелы этих пушек вырабатывали вертикальные и боковые упреждения и позволяли наводить орудия непосредственно на цель. Входные данные в прицелы вводились вручную и определялись на глаз, кроме дальности, которая измерялась стереодальномером. Вместе с зенитным орудием была получена документация на прибор управления зенитным огнём, который мог одновременно передавать данные и координировать огонь батареи из шести зенитных автоматов, что существенно повышало эффективность стрельбы.

В самом конце войны предпринималась попытка запуска в производство спаренного варианта этой зенитки. Но из-за ограниченных возможностей японской промышленности произвести значительное количество таких установок не удалось.

Летом 1937 года в Японии началось лицензионное производство 20-мм автоматических пушек Oerlikon. Большая часть этих автоматических орудий предназначалась для вооружения боевых самолётов. Но какое-то количество пушек использовалось флотом в качестве зенитных. Также имели место попытки создания с использованием «Эрликонов» ЗСУ на базе лёгких танков.

На базе легкого танка Тип 98 «Ке-ни» в 1942 г. были в двух вариантах построены опытные ЗСУ «Та-ха», вооруженные 20-мм автоматическими пушками «Эрликон».

Пожалуй, самым известным и массовым японским малокалиберным зенитным автоматом стал 25-мм Тип 96. Эта автоматическая зенитная пушка разработана в 1936 году на основе орудия французской фирмы «Гочкисс». Она широко применялось в годы Второй мировой войны, являлось основным лёгким зенитным средством японского флота.

Строенная 25-мм зенитная установка Тип 96

Тип 96 использовалось в одинарных, спаренных и строенных установках, как на кораблях, так и на суше. На крупных кораблях огонь строенных установок управлялся с ПУАЗО Тип 95, наведение осуществлялось дистанционно, а стрелкам лишь оставалось нажимать гашетку. Одиночные установки наводились только вручную. Всего за годы производства выпущено более 33000 25-мм орудий.

Спаренная 25-мм зенитная установка Тип 96

Самым серьёзным отличием японского образца от оригинала стало оснащение пламегасителем немецкой фирмы «Рейнметалл». Питание автомата осуществлялось с помощью магазинов на 15 патронов, вставлявшихся сверху. Практическая скорострельность — 100—120 выстр./мин. Общая масса: 800 кг (одиночная), 1100 кг (спаренная), 1800 кг (строенная). Начальная скорость 320 г снаряда — 820 м/с. Максимальная дальность стрельбы — 7500 м, эффективная — 1500 м. Достягаемость по высоте — 5000 м. Расчёт 3-9 человек.

25-мм зенитные установки монтировались также на различные транспортные средства и буксируемые «телеги»

До середины 1930-х годов 25-мм зенитные автоматы Тип 96 были вполне удовлетворительным оружием. Но в ходе войны на Тихом океане выявились существенные недостатки. Практическая скорострельность была невысока, оптимальным для оружия такого калибра являлось бы ленточное питание. Ещё одним минусом являлось воздушное охлаждение стволов орудий, сокращавшее длительность непрерывной стрельбы. Системы управления зенитным огнём также оставляли желать лучшего, и их было явно недостаточно. Одиночные зенитные автоматы оснащались примитивным зенитным прицелом. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что советский 25-мм зенитный автомат 72-К обладал абсолютно теми же недостатками.

Трехствольный 25-мм автомат на крейсере Оёдо

При сравнении с зенитными автоматами британского, голландского и американского флотов следует отметить, что противники Японии имели более эффективные зенитные средства ближнего действия, представленные 20-мм автоматами «Эрликон» и 40-мм «Бофорс». Первые превосходили японские орудия по скорострельности, вторые имели заметно большую дальность стрельбы и почти вчетверо более тяжёлый снаряд. Наличие весьма совершенных систем управления огнём для «Бофорсов» закрепляло их превосходство. Универсальный зенитный 25-мм калибр японского флота сочетал в себе не достоинства двух калибров, а их недостатки.

С 1927 по 1935 год из Великобритании для вооружения крупных японских боевых кораблей было поставлено около 500 40-мм зенитных орудий «Виккерс» Марк VIII , известные также как «пом-пом». В Японии эти зенитные автоматы получили обозначение Тип 91 или 40 mm/62 "HI" Shiki.

40-мм зенитный автомат Тип 91

Наиболее известными кораблями, вооружёнными «пом-помами» в японском флоте, были линкоры типа «Ise». К концу 30-х годов эти зенитные автоматы уже не соответствовали возросшим требованиям. Максимальная дальность орудий была не более 4500 метров, а прицельная вдвое меньше. Серьёзной проблемой было архаичное питание. Сложная сама по себе система подачи патрона в патронник, усугублялась регулярно заедающей матерчатой патронной лентой. В единую систему управления зенитным огнём «пом-помы» на японских кораблях не завязывались и наводились каждый индивидуально.

В ходе ремонтов и модернизации кораблей большинство 40-мм орудий Тип 91 были заменены более эффективными 25-мм зенитными автоматами Тип 96. Однако за неимением лучшего 40-мм японские зенитные орудия Тип 91 использовались в течение всей войны на вспомогательных судах и береговых батареях.

После оккупации японцами ряда британских и голландских колоний в Азии в их руки попало значительное количество 40-мм зенитных автоматов Bofors L/60 и боеприпасов к ним. В ходе боевых действий у японских пилотов не раз была возможность убедиться в боевой эффективности этих зенитных орудий. На этот раз «Бофорсы» были повёрнуты против своих бывших хозяев.

Эти трофейные зенитные орудия очень активно использовались японской армией против британской и американской авиации, тем более, что своих зениток постоянно не хватало. Более того, морские зенитные установки Bofors L/60 демонтировались с захваченных и затопленных на мелководье судов.

Бывшие голландские морские зенитные установки Hazemeyer, в которых использовались спаренные 40-мм «Бофорсы», стационарно устанавливались на берегу и применялись японцами при обороне островов.

В 1943 году в Японии была предпринята попытка копирования и запуска в серийное производство Bofors L/60. Японские вооруженные силы испытывали острейшую потребность в этом очень эффективном для своего времени зенитном автомате.

Однако освоение производства шло с большими трудностями. У японских инженеров отсутствовала техническая документация, а промышленность оказалась не в состоянии изготавливать детали с требуемыми допусками.Орудия фактически собирались вручную на военно-морском арсенале Йокосука с темпом выпуска в конце 1944 года 5-8 орудий в месяц. Несмотря на ручную сборку и индивидуальную подгонку деталей, качество и надёжность японских 40-мм зенитных автоматов получивших обозначение Тип 5 были очень низкими. Выпущенные несколько десятков этих зениток ввиду малочисленности и неудовлетворительной надёжности никакого влияния на ход боевых действий не оказали.

Следует признать, что японская военная промышленность оказалась не в состоянии наладить массовое производство с необходимым качеством малокалиберных зенитных автоматов для прикрытия своих войск от маловысотных ударов штурмовиков и бомбардировщиков. Такие орудия в первую очередь направлялись на нужды флота, количество 25-мм зенитных автоматов на палубах боевых кораблей в ходе войны непрерывно росло, а подразделения сражающиеся на суше оставались не защищенными от угрозы с воздуха. Это заставляло японских военных идти на различные импровизации.

Пожалуй, самым оригинальным средством ПВО японских сухопутных подразделений можно считать миномётные выстрелы калибра 70 и 81-мм. В каждой мине содержалось до семи осколочных суббоеприпасов, которые выбрасывались в верхней части траектории на дистанции 900-1200 м и высоте около 600 м. После чего заряды рассеивались и опускались на парашютах. Каждый суббоеприпас снабжался контактным и дистанционным взрывателем.

Существуют большие сомнения в боевой эффективности этого средства борьбы с авиацией. Вероятно, что такие кассетные боеприпасы могли бы быть эффективны против пехоты.

По материалам:http://www.allworldwars.comhttp://www.navweaps.comhttp://www.navyfield.com

topwar.ru

Противовоздушная оборона Германии в период превосходства немцев в воздухе (1939–1942)

Противовоздушная оборона Германии в период превосходства немцев в воздухе (1939–1942)

Уязвимость Германии с воздуха — следствие целого ряда причин. Это и высокая плотность населения, и концентрация промышленности, обусловленная размещением источников сырья, и нехватка многих видов сырья (нефть, редкие металлы и т. д.). Сложность и запутанность системы энергоснабжения, особенности дорожной сети, затрудняющие организацию ПВО, а также ряд других обстоятельств еще более усугубляли положение.

Опыт Первой мировой войны и постоянное развитие техники, особенно авиационной, заставляли считаться с тем, что отныне боевые действия будут вестись в больших воздушных пространствах и обширные районы страны за линией наземного фронта станут театром боевых действий. Уже одно лишь развитие современных средств транспорта, создание густой сети железных дорог и широкое использование автотранспорта открыли пути для новых масштабных способов ведения войны. Мир стал меньше, государства и народы словно придвинулись друг к другу.

Предельные радиусы действия авиации противника были известны германскому командованию, и правильность этих сведений подтвердил ход военных событий в 1940–1941 годах. Было признано, что под угрозой воздушных ударов находятся только западные, северо-западные и юго-западные районы Германии.

Исходя из такой оценки, к началу 1939 года основная масса сил противовоздушной обороны была развернута в западной зоне ПВО. Другие силы были эшелонированы в глубину, примерно до реки Эльбы, концентрируясь вокруг важных объектов.

Более слабые соединения зенитной артиллерии были сосредоточены и в Восточной Германии, оставаясь там до окончания войны с Польшей. Затем и они были постепенно переброшены в западную часть Германии, и лишь незначительные силы оставлены для прикрытия Берлина и других находящихся под угрозой объектов ПВО.

Выделенная для использования в системе противовоздушной обороны рейха истребительная авиация — в соответствии с боевой подготовкой мирного времени — должна была применяться чисто «оборонительно», для прикрытия отдельных объектов. Истребители располагались в западной зоне ПВО за укреплениями Западного вала (линии Зигфрида) в количестве 4–5 групп (одна такая авиагруппа насчитывала около 30 самолетов).

Истребителям в системе ПВО рейха предстояло выполнять лишь второстепенную, вспомогательную роль. Основная задача возлагалась на зенитную артиллерию.

Боевыми уставами предусматривалась пообъектная противовоздушная оборона совместными действиями истребителей во взаимодействии с зенитной артиллерией и частями ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи). Появление понятий «зона оповещения», «зона действия истребителей», «зенитная зона» было связано именно с использованием истребителей ПВО для защиты отдельных объектов. Взгляды на такое использование истребителей оставались в силе вплоть до 1940 года. Например, в 1940 году, накануне Битвы за Англию, истребительные группы прикрывали Берлин во время речи Гитлера в рейхстаге (19 июля 1940 года), хотя первые радиолокационные приборы уже открывали перед ПВО совершенно новые возможности.

В начале войны основной задачей зенитной артиллерии считалось уничтожение вражеских самолетов. Германские зенитно-артиллерийские части и соединения, принимая во внимание их боевую подготовку, технические данные орудий и приборов, вполне могли справиться с этой задачей при существовавших в то время методах ведения войны западными державами. Предполагалось, что при атаке противника с воздуха его самолеты будут летать на высотах до 5 тысяч метров и со скоростью не более 100 м/с. От зенитчиков требовалось сбивать самолеты противника до подхода к зоне бомбометания, а в случае прорыва к цели, по крайней мере, помешать прицельному бомбометанию. Над обороняемым объектом стремились добиваться тройного «слоя» заградительного зенитного огня.

Противовоздушная оборона территории Германии к началу Второй мировой войны была возложена на 1, 2, 3 и 4-й воздушные флоты, которые, помимо выполнения обычных наступательных задач, несли также ответственность за противовоздушную оборону своего района. В подчинении у отдельных воздушных флотов находились воздушные округа, которые и занимались непосредственно противовоздушной обороной. Воздушные округа располагали зенитной артиллерией, дневными истребителями (ночная истребительная авиация еще только создавалась), войсками связи ВВС (включая ВНОС). В их ведении находилась и наземная организация ВВС данного района.

ПВО так называемых «районов военно-морских баз» обеспечивалась зенитными средствами кригсмарине. Последние тесно взаимодействовали с силами ПВО люфтваффе.

Активность авиации западных держав до мая 1940 года ограничивалась налетами отдельных самолетов, осуществлявшимися сначала днем, а впоследствии преимущественно ночью: никаких существенных результатов они не достигли. В основном действия авиации союзников носили разведывательный или беспокоящий характер. Несколько бомбовых атак на военные и другие объекты на побережье Северного моря, а также в промышленном районе Северный Рейн — Вестфалия также не достигли особых успехов. Моральное воздействие на население Германии сбрасываемых во время налетов пропагандистских листовок было крайне незначительным.

4 сентября и 18 декабря 1939 года германским истребителям удалось добиться больших успехов близ побережья Северного моря, в эти дни британские ВВС, используя бомбардировщики типа «Бленхейм» и «Веллингтон», без сопровождения истребителей атаковали военно-морскую базу немцев — Вильгельмсхафен. Истребители получили своевременное оповещение о налете противника благодаря радиолокационной установке «Фрейя» (позволяла обнаружить цель на расстоянии до 200 километров. — Пер.), проходившей там испытания. К сожалению, достигнутый успех был использован в Германии только в пропагандистских целях, хотя он позволял сделать важнейшие для дальнейшего ведения войны в воздухе выводы и немцам, и их противникам.

По окончании Польской кампании все действовавшие там истребительные части были переброшены на Запад. Их передовые базы располагались в районе городов Мюнстер, Дортмунд, Дюссельдорф, Кельн, а также Майнц, Мангейм и Штутгарт. Такое развертывание не было связано с какими-либо операциями истребительной авиации, поскольку активность противника в воздухе была низкой. Это было время так называемой «сидячей войны» («странной войны». — Ред.).

В то же время указанный период оказался важным для углубленной боевой подготовки всех родов войск, а также для частей ВНОС, зенитной артиллерии, наземного персонала и т. д. Они использовали это время для совершенствования своей подготовки и профессиональных навыков.

За короткий срок с 1933 по 1939 год было невозможно добиться необходимого для ведения войны всестороннего обучения отдельного бойца и целых войсковых частей, а также создать теоретические и практические основы взаимодействия родов войск. Эти недостатки наглядно проявились в ходе Судетского кризиса 1938 года, в процессе которого многие вопросы приходилось решать наспех. Ускоренные темпы обучения, постоянное увеличение числа новых и реорганизация старых соединений неизбежно снижали качество создаваемых формирований.

Следствием стало и снижение качественного уровня подготовки командиров авиационных частей и летного состава. Кроме того, представления и самого руководства о современной войне в воздухе, вопросы тактики и наилучшего технического оснащения ВВС все еще оставались весьма неясными. Все это является убедительным подтверждением того факта, что в «век техники» нельзя создать армию в короткое время по мановению волшебной палочки.

Дневная истребительная авиация в системе ПВО с самого начала страдала оттого, что необходимость обеспечения защиты военного потенциала страны с воздуха была осознана немцами слишком поздно и далеко не полностью. Считалось, что силы ПВО страны могут быть относительно слабыми, поскольку молниеносный характер ведения войны исключит возможность значительного воздействия ВВС противника на территорию страны. Само понятие блицкрига заключало в себе нанесение в первый же день военных действий уничтожающих ударов по ВВС противника, что должно было лишить вражескую авиацию способность к противодействию до завершения оккупации соответствующего государства, то есть до самого конца войны.

В германской зенитной артиллерии почти до середины 1940 года сохранялись методы ведения огня, практиковавшиеся еще в мирное время: днем огонь велся с использованием оптических приборов, а ночью цель обнаруживалась с помощью прожекторов или по звуку. От последнего способа вскоре отказались, поскольку из-за низкой точности вероятность попадания была мизерной.

После окончания Французской кампании переход противника к интенсивным ночным налетам на Северо-Западную Германию и Берлин потребовал внесения некоторых изменений в тактику противовоздушной обороны. Было увеличено количество прожекторов, усилена оборона важных объектов, осуществлен переход к пяти слоям зоны заградительного зенитного огня в поясе ПВО. Отражение налетов противника теперь велось не только с возвышенных мест или крыш домов, но и с оборудованных огневых позиций на земле.

Возникла необходимость собрать ПВО страны под единым руководством. Штабы воздушных флотов после проведения предшествующих кампаний частично располагались за пределами Германии (в Париже и Брюсселе). Их интересы и внимание были прикованы к ведению наступательных действий против Англии. Кроме того, налеты авиации западных союзников обычно затрагивали территорию, подведомственную нескольким воздушным флотам. Отражение налетов, оценка обстановки и обобщение опыта требовали единоначалия.

Поэтому в начале 1941 года была создана должность командующего ПВО центральных районов страны, которому было поручено руководство противовоздушной обороной территории Германии и Дании. Новый командующий подчинялся непосредственно главнокомандующему ВВС.

Командующему ПВО центра страны подчинялись:

1. Все воздушные округа на территории самой Германии, а также органы ПВО оккупированной Дании.

2. Дневные истребители, до тех пор подчиненные непосредственно воздушным округам, а теперь изъятые из их ведения и включенные в состав дивизий ночных истребителей.

3 Дивизия ночных истребителей подчинялась непосредственно командующему ПВО центра страны.

В ведении воздушных округов остались зенитная артиллерия (зенитно-артиллерийские дивизии, бригады и отдельные дивизионы), служба ВНОС, местная ПВО, а также наземно-территориальная организация ВВС.

Такая организация управления просуществовала до 1944 года и в основном себя оправдала, и только после достижения противником превосходства в воздухе в нее были внесены некоторые изменения.

Идеальными погодными условиями для ночных авиационных ударов до 1940 года считались: редкая облачность не ниже 600 метров, хорошая видимость, умеренный, не порывистый ветер.

Погода для подлета к объекту: небольшая высокая облачность, хорошая видимость, не слишком сильный ветер, отсутствие резких изменений направления ветра, свет луны.

Погода для захода на цель: безоблачное небо, хорошая видимость, свет луны.

Лунный свет при безоблачной погоде обеспечивал самолетам хорошую ориентировку по курсу и опознавание цели. Но светлые лунные ночи создавали для зенитной артиллерии, имевшей только оптические приборы наблюдения, весьма неблагоприятную обстановку. Лунный свет, сильный ветер и большая высота облаков облегчали взлет тяжело нагруженных самолетов, а также посадку выполнивших свою задачу или частично поврежденных машин.

После того как в 1940 году оказалось, что эффективность прожекторов недостаточна, если цель следует на большой высоте (особенно при наличии луны, дымки или облачности), все шире начала использоваться радиолокация (станция «Вюрцбург»). Однако из-за больших затяжек с поставками соответствующего оборудования радиолокаторы в этот период войны оставались недоступными для основной массы зенитной артиллерии.

Германская истребительная авиация продолжала попытки добиться успехов в борьбе с ночными бомбардировщиками врага. Оперативной целью ночной истребительной авиации было поддержание превосходства в воздухе над Германией и оккупированными ею странами.

Основные задачи: защита жизненного пространства немцев — самого немецкого народа, его промышленности и транспортной сети от ночных бомбардировок.

Однако силы противовоздушной обороны были недостаточными, так как организация не была испытана в мирное время, а новый опыт, полученный в ходе вражеских бомбардировок, недостаточно быстро перерабатывался в эффективные технические средства противодействия.

Строгая приверженность некогда разработанной тактике ночного воздушного боя привела к ненужной схематизации, что в дальнейшем послужило причиной ряда тяжелых неудач ночной истребительной авиации.

Наряду с этим организация взаимодействия всех сил ПВО требовала очень больших затрат, и прежде всего на различные средства связи, необходимые для централизованного руководства.

А техника, которая действительно имелась в наличии, была всего лишь карикатурой на то, чего настоятельно требовала великая война.

Благодаря оккупации Франции, Бельгии и Голландии в 1940 году появилось солидное предполье, которое вплоть до 1944 года, когда немцы были вынуждены его оставить, создавало чрезвычайно благоприятную обстановку для боевого использования истребительных соединений.

Война в воздухе с 1939 по 1941 год проходила в условиях превосходства германских ВВС.

Уже первый военный год показал, что только эффективная, не имеющая серьезных пробелов противовоздушная оборона может явиться гарантией успешного продолжения войны. Не только успешное применение активных средств ПВО, но также и масштабные мероприятия в области пассивной обороны, такие как, например, рассредоточение промышленности, должны своевременно планироваться и последовательно проводиться в жизнь.

Совершенствование и усиление ПВО, которое обеспечило бы надежное прикрытие основных источников могущества Германии, имело решающее военное значение, поэтому ее планомерное развитие являлось неотложной потребностью. Однако даже самые важные требования командования ПВО страны отправлялись в долгий ящик. Приоритет интересам фронтовой авиации по-прежнему оставался.

Война в воздухе в дневное время велась обоими противниками весьма сдержанно. Развернутые Королевскими ВВС наступательные действия против военно-морской базы Брест (Франция), а также баз германских подводных лодок в портах Лорьян и Сен-Назер рассматривались германским командованием как благоприятная возможность для уничтожения английских самолетов, которые больше не будут сбрасывать бомбы на территорию Германии.

Сократив число налетов в дневное время, английская бомбардировочная авиация значительно повысила свою активность ночью. Судя по этим атакам, можно было сделать вывод, что англичане имеют целью не только непосредственный эффект бомбардировок, но также заняты боевой тренировкой своих экипажей и совершенствованием методов бомбометания.

Применение германской стороной ночных истребителей, которые при лунном освещении легко находили свои цели, вынудило англичан перейти к проведению налетов в безлунные ночи. Но безлунные ночи были на руку германской зенитной артиллерии, которая теперь имела лучшие условия для освещения целей. Тогда противнику пришлось выбирать такие погодные условия, при которых сплошная облачность предотвращала бы захват прожекторами самолетов при уходе от цели. При отсутствии облачности в районе цели противник мешал работе прожекторов, сбрасывая осветительные бомбы. В этот период идеальной для ночных налетов считалась именно безлунная ночь, а также редкие облака высотой не ниже 500 метров, хорошая видимость, умеренный, но не порывистый ветер. При отходе от цели — сплошная, низкая слоистая облачность. Погода при заходе на цель — отсутствие облачности, хорошая видимость.

Подготовка к войне против России заставила немцев вывести с запада Европы все истребительные эскадры, оставив лишь 2 эскадры в составе 3-го воздушного флота в районе (Парижа) и по 1 истребительной группе в Голландии и на побережье Северного моря. На Западе остались также запасные (учебно-тренировочные) группы всех истребительных эскадр, которые, хотя и не имели почти никакой боевой ценности, создавали впечатление присутствия крупных сил истребительной авиации.

Для переброски на Восток из системы ПВО оккупированных стран Западной Европы было выделено также 99 тяжелых и 147 легких зенитных батарей. Тем самым в значительной мере уменьшилось значение уже упоминавшегося предполья, столь важного для обороны Германии. Ослабление ПВО предполья ослабило всю противовоздушную оборону страны. Правда, на Запад были передислоцированы находившиеся в Германии запасные зенитно-артиллерийские части. Однако их реальная боевая ценность была невелика. Личный состав этих дивизионов и батарей не имел достаточной боевой подготовки, и нагрузки, связанные с выполнением одновременно двух задач (обучение и участие в боевых действиях), были ему не под силу, тем более что укомплектовывались такие части призывным контингентом старших возрастов.

Королевские же ВВС после ухода германских истребительных и зенитных частей и соединений на Восток стали проводить налеты и ночью и днем. Судя по численности вылетавших самолетов, глубине проникновения и атакуемым объектам, стратегической целью этих операций было связывание германских сил на Западе для того, чтобы помочь своему союзнику — России. Глубина проникновения английских бомбардировщиков не превосходила дальности действия английских истребителей сопровождения, оставаясь в пределах линии Утрехт — Антверпен — Брюссель — Сен-Кантен — Амьен — Ле-Ман — Нант. Численное превосходство английских истребителей постоянно возрастало. Слабые германские истребительные части вели, особенно над проливом Па-де-Кале, упорные бои, неся при этом значительные потери.

Учитывая, что на всех фронтах, а также над территорией Германии заметно усилилась активность авиации противника, германским ВВС пришлось перейти к обороне.

На территории самой Германий в 1941 году не осталось боевых частей дневных истребителей, если не считать одной группы на побережье Северного моря. Иначе говоря, оборонялось только предполье.

Основную тяжесть оборонительных действий несла на себе зенитная артиллерия. Из-за увеличения ночных налетов зенитчикам пришлось спешно ликвидировать недостатки своей боевой подготовки в мирное время и обучаться ночной стрельбе. При ведении зенитного огня приходилось все шире и шире использовать радиолокационные приборы обнаружения самолетов противника, поскольку дальность действия лучей прожекторов оказалась недостаточной. Совершенствование противником своей боевой техники (увеличение высоты и скорости полета, а также повышение живучести самолетов) заставило немцев прибегнуть к еще большему массированию зенитного огня. Цель зенитчика — уничтожение самолета противника — все более отходила на второй план. После того как удалось понять, что наступательные усилия авиации западных держав сосредоточены на определенных объектах, немцам пришлось сосредотачивать силы ПВО у соответствующих объектов.

Несмотря на понимание избирательной тактики авиации западных стран, германское Верховное командование в конце 1941 — начале 1942 года (после того, как выяснилось, что самолеты союзников теперь могут летать над всей территорией Германии) снова подтвердило свое требование о равномерной защите по возможности всех важных объектов и создании препятствий противнику для прицельного бомбометания.

Это требование привело к необходимости, наряду с усилением ПВО уже прикрытых объектов, обеспечить достаточным количеством зенитной артиллерии ряд новых объектов. Это, в свою очередь, повлекло за собой нежелательное расширение зон применения зенитной артиллерии. Об эффективной защите всех объектов к этому времени думать не приходилось. Оккупация западных стран (Франции, Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии), последовавший затем захват Югославии, Греции, Болгарии и Румынии, война с Россией, поддержка Италии, Африканская кампания — все это уже потребовало привлечения крупных сил и в особенности хорошо подготовленных зенитных частей.

Для удовлетворения дополнительных требований новых формирований не хватало. Правда, численность зенитной артиллерии с начала войны значительно увеличилась, что может быть проиллюстрировано следующими данными:

Год Тяжелые батареи (88- и 105-мм) Легкие батареи (20- и 37-мм)
1939 657 580
1940 791 686
1941 957 752
1942 1148 892

Имевшиеся в 1942 году батареи распределялись следующим образом:

Тяжелые батареи (88- и 105-мм) Легкие батареи (20- и 37-мм)
Система ПВО рейха 744 438
Западный фронт 122 183
Северный фронт 44 36
Южный фронт 60 47
Восточный фронт 148 162
Южный фронт 30 26
Итого 1148 892

Непрерывная передача зенитчиков 1906 года рождения и моложе в парашютные и авиаполевые дивизии постоянно ослабляла личный состав зенитно-артиллерийских войск. Физические данные прибывавшего в зенитные части пополнения далеко не всегда отвечали необходимым требованиям: в зенитные войска стали призывать иностранцев, школьников, а нередко и ограниченно годных к воинской службе людей, что не могло не сказаться на боеспособности зенитной артиллерии.

Ночные бомбардировки британских королевских ВВС в этот период в общем и целом могут быть квалифицированы как беспокоящие налеты. Приемы самолетовождения и бомбометания еще не были развиты противником настолько хорошо, чтобы можно было говорить о воздействии на цели большой площади.

Боевой опыт первых лет войны указывал на то, что материальную часть германской зенитной артиллерии нельзя считать достаточно современной. Противник быстро развивал свое самолетостроение, и, например, звукоулавливатели, имевшиеся на вооружении германской зенитной артиллерии, оказались непригодными для обнаружения самолетов противника ночью. Очевидным решением было распространение радиолокационной аппаратуры, которая, однако, до конца 1940 года выпускалась лишь в очень ограниченном количестве.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Британские зенитные средства ПВО в годы Второй мировой. Часть 1-я

Как правило, война начинается внезапно. Вооруженные силы страны, подвергшейся агрессии, к ней оказываются абсолютно не готовы. Справедливо также мнение, что генералы готовятся не к будущим, а к прошедшим войнам. В полной мере это относится к состоянию средств противовоздушной обороны британских сухопутных подразделений.

Впрочем, к моменту начала полномасштабных боевых действий такое положение было в армиях большинства государств, участвовавших в войне. Со средствами ПВО РККА ситуация в 1941 году была ещё более тяжелой.

В августе 1938 года на вооружение британской пехоты приняли ручной пулемет «Брен» Мк 1 калибра 7,7-мм (.303 «бритиш»), представляющий собой британскую модификацию чешского пулемёта ZB-30 «Зброевка Брно». Пулемёт получил своё название от первых двух букв названия городов Брно (Brno) и Энфилда (Enfield), в которых было развёрнуто производство. К июню 1940 года в британской армии насчитывалось более 30 тыс. пулеметов «Брен».

Британский солдат демонстрирует королю Великобритании ) Георгу VI 7,7-мм (.303 british) зенитный пулемет Брен (Bren Mk.I)

Для пулемёта были разработаны несколько вариантов зенитных станков, в том числе для спаренной установки. Эффективная дальность стрельбы по воздушным целям не превышала 550 м, т. е. пулемёт мог бороться только с маловысотными целями. Пулемет «Брен» использовали в качестве зенитного вооружения танков, САУ и бронемашин, ставили на корабли, катера и автомобили.

В качестве зенитного «Брен» имел ряд недостатков:Магазины небольшой ёмкости — на 30 патронов.Низкий темп стрельбы — 480-540 выстрелов в минуту (темп стрельбы германского MG-42 был вдвое больше).Расположение магазина сверху частично перекрывало передний обзор во время стрельбы и затрудняло слежение за воздушными целями. Тем не менее, благодаря широкому распространению «Брен» применялся для борьбы с низколетящими самолётами противника в течение всей войны.

После неудачного для британцев начала войны в Европе и спешной эвакуации войск из Дюнкерка, где они были вынуждены оставить врагу самое современное на тот момент вооружение, которое только имелось у британской армии. Для компенсации недостатка вооружения, находясь под угрозой вторжения немецкого десанта в Британию, было инициировано возвращение в армию старых систем, а также ряд импровизаций. Среди прочего на вооружение вернули со складов и около 50 тыс. пулеметов «Льюис».

«Льюисы» различных модификаций в зенитных установках устанавливались на бронепоездах местной обороны, автомобили и даже мотоциклы.

В спешном порядке для усиления ПВО пехотных подразделений было создано несколько сотен спаренных и счетверённых зенитных установок.

«Брен» использовался в британской армии как ручной пулемёт пехотного отделения. Роль пулемёта ротного звена отводилась пулемётам «Виккерс» Mk.I калибра 7,7-мм (.303 british) с водяным охлаждением, представлявшим собой английский вариант станкового пулемёта «Максим».

По сравнению с «Бреном» из него было можно вести более интенсивный огонь, но и масса оружия на станке была в разы больше. Для зенитных вариантов пулемета использовался специальный надульник — ускоритель отката ствола, использовавший давление пороховых газов на дульный срез ствола для повышения энергии отката, тем самым увеличивая темп стрельбы.

Со складов в ПВО было передано так же значительное количество устаревших авиационных пулемётов винтовочного калибра «Виккерс-К», созданных на базе пулемёта «Виккерс-Бертье».

Спаренные установки с дисковыми магазинами емкостью 100 патронов устанавливали на «Лендроверы» повышенной проходимости для подразделений SAS и «пустынных групп дальней разведки».

Из-за отсутствия отечественных конструкций пулеметов, пригодных для установки в бронированных боевых машинах, командование британской армии в 1937 году подписало с чехословацкой фирмой «Зброевка-Брно» контракт на производство по лицензии станковых пулеметов ZB-53 калибра 7,92-мм. Конструкция пулемета ZB-53 была модифицирована с учетом британских требований, и он был принят на вооружение под названием BESA, составленным из начальных букв слов Brno, Enfield, Small Arms Corporation.

Британский «пехотный» танк «Матильда» Мк.2 с зенитным пулемётом «Беса»

Пулемёты «Беса» широко использовались на различной британской бронетехнике, в том числе и в качестве зенитных. Питание пулемётов «Беса» всех модификаций осуществлялось из металлической ленты емкостью 225 патронов.

Британский легкий зенитный танк Vickers AA Mark I, вооруженный четырьмя 7,92-мм пулеметами «Беса»

В начале 1920-х годов в Англии были начаты работы по созданию крупнокалиберных пулеметов для борьбы с бронетехникой и аэропланами. Первоначально было создано оружие под патрон 5 Vickers (12,7х81-мм в метрической системе), мало чем отличающиеся, кроме габаритов, от пулемёта «Виккерс» Mk.I.

Морская зенитная счетверённая установка Vickers .5 Mk.3

В 1928 году крупнокалиберные пулеметы фирмы Vickers .5 Mk.3 принял на вооружение королевский военно-морской флот, в армии пулемёт большого распространения не получил, в ограниченном количестве крупнокалиберные пулемёты монтировались на бронетехнику.

Бронеавтомобиль «Кросслей» D2E1 с зенитной установкой спаренных 12,7-мм пулеметов «Виккерс»

Осознавая недостаточную мощность патронов 12,7х81 мм (особенно в сравнении с американским патроном 12,7х99 мм и французским 13,2х99 мм), компания «Виккерс» в конце 1920-х годов разработала более мощный боеприпас того же калибра, известный как .5 Vickers HV (12,7х120 мм). Этот патрон разгонял 45-граммовую бронебойную пулю до скорости в 927 м/с. Под этот патрон был разработан увеличенный вариант все того же пулемета Виккерс водяного охлаждения, известный как .5 Vickers Class D. Внешне эти пулеметы отличались от менее мощных «флотских» Виккерсов того же калибра заметно большей длиной. Пулемёт имел темп стрельбы 500-600 выстр/мин и дальность стрельбы по воздушным целям до 1500 м.

Спаренная установка Виккерс — Vickers .5 Class D

Крупнокалиберные 12,7-мм пулемёты фирмы «Виккерс» применялись в основном во флоте; из-за чрезмерного веса и водяного охлаждения на суше они использовались в основном в объектовой ПВО и для вооружения бронетехники.

Спаренная ЗПУ 12,7-мм пулемётов Browning M2

Наиболее же распространенным в Великобритании зенитным пулемётом калибра 12,7-мм стал поставляемый по ленд-лизу Browning M2.

ЗСУ T17E2

На британских предприятиях серийно производилась ЗСУ T17E2 на базе американского бронеавтомобиля «Стагхаунд». От базовой машины он отличался одноместной цилиндрической башней без крыши, с двумя крупнокалиберными пулеметами Browning M2HB.

В 1937 году в Чехословакии был создан крупнокалиберный пулемет ZB-60 под новый патрон 15x104 Brno, изначально предназначавшийся в качестве зенитного оружия. В 1937 году лицензию на производство 15-мм пулемета ZB-60 и патронов к нему приобрела британская компания Birmingham Small Arms (BSA), где эти пулеметы были выпущены малой серией, а патроны получили еще одно обозначение — 15-mm Besa.

15-мм пулемет BESA весил 56,90 кг, темп стрельбы составлял 400 выстрелов в минуту, начальная скорость пули 820 м/с. Дальность стрельбы по воздушным целям до 2000 м.

Зенитный 15-мм пулемёт «Беса»

Большого распространения 15-мм пулемёт «Беса» по ряду причин не получил, из-за «нештатного» боеприпаса во второй половине войны предпринимались попытки его переделки под 20-миллиметровый выстрел «Испано-Сюиза».

Британский лёгкий зенитный танк Vickers Mark V со спаренными 15 мм пулемётами «Беса»

В британском флоте в годы войны широко использовались 20-мм автоматические зенитные пушки Oerlikon. Их модификации имели обозначения Mk 2, Mk 3 и Mk 4, на их базе создавались одноствольные и счетверенная установки. В значительно меньших количествах «Эрликоны» устанавливались на берегу.

В 1942 году была создана ЗСУ Crusader AA Mk II. В качестве базы использован крейсерский танк "Крусейдер" («Крестоносец»). На базовое шасси монтировалась легкобронированная открытая сверху башня кругового вращения, со спаренной установкой двух 20-мм автоматических зенитных пушек "Эрликон" с длиной ствола 120 калибров.

ЗСУ Crusader AA Mk II

В начале 1944 года в производство была запущена 20-мм зенитная установка Polsten. Прототип орудия был создан накануне войны в Польше. Польские инженеры пытались упростить конструкцию зенитного автомата «Эрликон», сделав его более скорострельным, легким и дешевым. Разработчики сумели сбежать в Великобританию вместе с чертежами.

Зенитный 20-мм автомат «Польстен» давал темп стрельбы 450 выстрелов в минуту, максимальную дальность стрельбы 7200 м, досягаемость по высоте 2000 м. Начальная скорость бронебойного снаряда равнялась 890 м/с, установка могла бороться не только с самолетами, но и с легкобронированными наземными целями.

Канадские зенитчики у строенной установки «Польстен»

«Польстен» получился существенно проще и дешевле своего прототипа, не уступая ему по боевым характеристикам. Была сохранена возможность установки орудия на станок от «Эрликона». Зенитка имела рекордно малую массу в боевом положении, всего 231 кг, питание патронами осуществлялось из 30-ти зарядных магазинов. Помимо одинарных установок, выпускались строенные и счетверённые орудия, а также ещё более облегчённый разборный вариант зенитки для парашютно-десантных войск.

После Первой мировой войны на вооружении британского флота имелось значительное количество 40-мм зенитных автоматов «Виккерс» в одно-, двух-, четырёх- и восьмиствольных установках.

Четырёхствольные установки использовались на эсминцах и крейсерах Королевского флота, восьмиствольные на крейсерах, линкорах и авианосцах. Из-за характерного звука, издаваемого при стрельбе, они были широко известны как «Пом-пом».

40-мм автомат «Виккерс» представлял собой облегченный и несколько упрощенный 37-мм автомат Максима с водяным охлаждением ствола.Использованию «пом-помов» на суше препятствовали большой вес установок, техническая сложность конструкции и невысокая надёжность. Для охлаждения орудий требовалось значительное количество чистой воды, что обеспечить в полевых условиях не всегда было возможно.

В конце 30-х в Швеции была приобретена лицензия на производство 40-мм зенитных орудий Bofors L60. По сравнению с флотскими «пом-помами» это орудие имело большую дальность эффективного огня и досягаемость по высоте. Было значительно легче, проще и надёжней. Осколочный 900-граммовый снаряд (40х311R) покидал ствол Bofors L60 со скоростью 850 м/с. Темп стрельбы — около 120 выстр./мин. Достягаемость по высоте — до 4000 м.

Зенитное орудие установлено на четырёхколёсной буксируемой «телеге». В случае острой необходимости стрельбу можно было вести прямо с лафета, т.е. «с колес» без дополнительных процедур, но с меньшей точностью. В штатном режиме станина лафета опускалась на землю для большей устойчивости. Переход из «походного» положения в «боевое» занимал около 1 минуты.

Англичане проделали огромную работу по упрощению и удешевлению орудий. Для ускорения наведения по быстро перемещающимся и пикирующим самолётам британцы использовали механический аналоговый вычислитель майора Керрисона (A.V. Kerrison), который стал первой автоматической системой управления зенитным огнем. Прибор Керрисона представлял собой механическое счётно-решающее устройство, позволяющее определять углы наведения орудия на основе данных о положении и движении цели, баллистических параметрах орудия и боеприпасов, а также метеорологических факторов. Полученные углы наведения автоматически передавались на механизмы наведения орудия с помощью сервомоторов.

Вычислитель управлял наведением орудия, а расчету оставалось только заряжать его и вести огонь. Первоначальные рефлекторные прицелы были заменены более простыми кольцевыми зенитными прицелами, которые использовались в качестве дублирующих. Данная модификация QF 40 mm Mark III стала армейским стандартом легкой зенитной установки. Это британское 40-мм зенитное орудие имело самые совершенные прицельные приспособления из всего семейства «Бофорсов».

Однако при размещении орудий не на постоянных стационарных позициях было обнаружено, что использование устройства Керрисона в некоторых ситуациях было не всегда возможно, а кроме того, требовалось снабжение горючим, которое применялось для питания электрогенератора. Из-за этого зачастую при стрельбе пользовались только обычными кольцевыми прицелами без использования какого-либо внешнего целеуказания и расчетов поправок на упреждение, что очень снижало точность стрельбы.

С учётом боевого опыта в 1943 году была разработано простое трапециевидное устройство Stiffkey, которое перемещало кольцевые прицелы для введения поправок при стрельбе и управлялось одним из зенитчиков.

Британцы с использованием Bofors L60 создали ряд ЗСУ. Зенитные орудия с открытой башней устанавливались на шасси танка Crusader. Эта самоходная зенитная установка получила название Crusader III AA Mark

ЗСУ Crusader AA Mark III

Однако наиболее распространенной британской 40-мм ЗСУ стала Carrier SP 4x4 40-мм AA 30cwt, созданная путём монтажа зенитного орудия на шасси полноприводного четырехколесного грузовика Morris.

ЗСУ Carrier SP 4x4 40-мм AA 30cwt

Во время боевых действий в Северной Африке, помимо своего прямого назначения, британские 40-мм ЗСУ оказывали огневую поддержку пехоте и боролись с немецкой бронетехникой.

После падения в 1940 году Голландии часть голландского флота ушла в Великобританию, и у англичан появилась возможность детально ознакомиться с морскими 40-мм установками «Хаземейер» в которых использовалось всё то же орудие Bofors L60 . Установки «Хаземейер» выгодно отличались по боевым и служебно-эксплуатационным характеристикам от британских 40-мм «пом-помов» фирмы «Виккерс».

Спаренные 40-мм установки «Хаземейер»

В 1942 году в Великобритании началось собственное производство таких установок. В отличие от «сухопутных» зениток, большинство морских 40-мм орудий имело водяное охлаждение.

После того как «Люфтваффе» начало массированные налёты на британские острова, выяснилось, что в ПВО страны имеется серьёзная прореха. Дело в том, что в линейке британских зенитных орудий существовал пробел. 40-мм Bofors L60 были эффективны до высоты 4000 м, а 94-мм зенитки начинали представлять серьёзную опасность для вражеских бомбардировщиков с высоты в 5500-6000 м в зависимости от курсового угла. Немцы это очень быстро поняли, и поэтому бомбили с высоты 4500-5000 м.

Перед британскими инженерами была поставлена задача, создать зенитную установку со скорострельностью 100 выстр./мин в калибре 6-фунтов (57-мм).

В связи с тем, что флот тоже желал иметь на вооружении установку такого калибра, работы сильно затянулись. При готовых зенитных автоматах задержка была вызвана неготовностью ряда узлов, не соответствовавших флотским стандартам. Моряки потребовали ввести электроприводы наведения, скоростную подачу выстрелов из коробов и возможность стрельбы по торпедным катерам противника, что привело к переделке всего лафета. Установка была готова только в начале 1944 года, когда особой нужды в ней уже не было.

По материалам:http://www.vickersmachinegun.org.uk/http://www.barrels-n-bullets.ruhttp://www.navweaps.comhttp://mailer.fsu.eduhttp://www.westwoodworks.net

topwar.ru

ПВО советских аэродромов в годы войны

В предвоенные годы советская военно-теоретическая мысль, оценивая возможный характер будущей войны, правильно определяла не только роль ВВС, но и необходимость организации противовоздушной обороны аэродромов. Так, еще до начала Великой Отечественной войны директивой НКО СССР от 25 апреля 1941 года предусматривалось формирование ста шестидесяти шести зенитных артиллерийских батарей для выполнения задач ПВО аэродромов и других объектов ВВС РККА. Однако из-за отсутствия необходимого количества материальной части формировались батареи крайне медленно и к тому же неорганизованно. Поэтому в ноябре 1941 года директивой заместителя командующего ВВС КА дальнейшее формирование их было прекращено.

Таким образом, в первые месяцы Великой отечественной войны обороны аэродромов, которая отвечала бы требованиям того времени, по существу, не было. Весьма незначительное количество штатных зенитных средств, находившихся в распоряжении батальонов аэродромного обслуживания (всего 3 счетверенные зенитно-пулеметные установки на батальон, да и то не везде), не могло обеспечить прикрытия аэродромов.

Готовясь к нападению на СССР, немецкое командование поставило перед своими ВВС задачу в первые же дни войны завоевать господство в воздухе и тем самым обеспечить успешные действия наземных войск. 22 июня 1941 года свыше тысячи бомбардировщиков нанесли массированные удары по 66 нашим приграничным аэродромам. Прежде всего атакам подверглись те, на которых располагались авиаполки, вооруженные новой техникой. На земле было уничтожено более 800 наших самолетов (согласно немецким данным 850).

Советские ВВС в этот день совершили около 6 тыс. самолетовылетов и в воздушных боях сбили порядка 200 вражеских машин. Следует особо отметить, что ВВС Южного фронта (командующий ВВС генерал Ф.Г. Мичугин), потерь почти не имели. Это объясняется тем, что за несколько дней до начала войны командование Одесского военного округа провело проверку боеготовности войск и авиации. Авиационные части были перебазированы на полевые оперативные аэродромы. Там самолеты рассредоточивались и маскировались, а летный состав перевели в повышенную боевую готовность. В истребительных авиаполках организовали дежурство звеньев, отработали мероприятия по оповещению личного состава. Благодаря принятым мерам летчики-истребители смогли встретить нападение фашистской авиации своевременно и организованно. Наши потери составляли всего 6 машин, противник же недосчитался значительно большего количества самолетов. Надо отметить, что и на других участках советско-германского фронта, там, где истребительные авиационные части были подготовлены и давали решительный отпор, противник прекращал налеты на аэродромы.

Тактика действий германской авиации носила разнообразный характер. Истребительная авиация (самолеты Bf.109 и Bf.110) действовала по аэродромам, находившимся от линии фронта не далее 50-80 км, и, как правило, несколькими группами на различных высотах. Одна из групп отвлекала наших истребителей, другие тем временем атаковали аэродром с бреющего полета, ведя пулеметно-пушечный огонь по самолетам, находящимся на земле. Бомбардировочная авиация днем чаще всего действовала также по передовым аэродромам под прикрытием своих истребителей одиночными самолетами и группами по 3, 8, 10, а иногда и более самолетов, умело используя солнце и облачность. Бомбометание, как правило, производилось с нескольких заходов. Ночью фашисты стремились наносить удары по дальним аэродромам одиночными машинами или парами с 5-10-минутным интервалом, выполняя по нескольку заходов с разных направлений и высот, используя осветительные бомбы. Часто бомбардировщики следовали группами по 2-3 самолета. Над аэродромом они расходились для того, чтобы рассредоточить огонь зенитных средств и снизить его эффективность. Иногда немецко-фашистские летчики использовали следующий прием: 2-3 Ju-88 пристраивались в хвост нашему самолету-разведчику, над аэродромом выпускали шасси, снижались и неожиданно, с высоты не более 500 м сбрасывали бомбы и обстреливали самолеты на земле. Таким образом, к примеру, был произведен 28 июня 1941 года налет на аэродром ВВС Западного фронта Старый Быхов.

Даже краткий анализ действий авиации противника убедительно подтверждал необходимость организации надежной противовоздушной обороны аэродромов. Изыскивая пути решения этой важной проблемы, командование ВВС РККА в августе 1941 года для улучшения организации взаимодействия ударных самолетов (бомбардировщиков и штурмовиков) с истребителями, а, кроме того, и для надежного прикрытия их на своих аэродромах, приняло решение иметь в составе вновь формируемых ближнебомбардировочных и штурмовых авиаполков по одной истребительной эскадрилье. Хотя это и улучшало организацию взаимодействия ударной авиации с истребителями в процессе совместного выполнения ими боевых задач, однако не могло существенным образом повлиять на повышение эффективности противовоздушной обороны аэродромов, так как по возвращении с задания истребители не всегда были в состоянии отражать налеты вражеской авиации и вместе с сопровождаемыми машинами нередко сами являлись объектами нападения. Такое же примерно положение создавалось и в случаях посадки своих истребителей на аэродромах бомбардировщиков, с целью их прикрытия.

Активные действии вражеской авиации настоятельно требовали усиления противовоздушной обороны аэродромов, как путем укрепления ее организационной структуры, так и включения в состав ВВС дополнительных сил и средств ПВО. В связи с этим в декабре 1941 года в управлении устройства тыла ВВС Красной Армии был образован 3-й отдел (5 человек), ведавший вопросами наземной и противовоздушной обороны, противохимической защиты, маскировки, минно-саперной службы объектов ВВС. Создание столь малочисленного отдела полностью не решало проблему ПВО аэродромов, так как не было организовано единой системы управления, а также не выделялось необходимого количества зенитных частей и подразделений.

Из всех мероприятий, которые пытался провести 3-й отдел, в некоторой мере были разрешены только два, причём далеко не главные, а именно: создан отдел маскировки и организована минно-саперная служба. Не имея возможности радикально решить вопрос ПВО аэродромов, отдел дал указание авиационным частям использовать все имеющиеся зенитные средства, вплоть до трофейного оружия. В результате в частях появилось самое разнообразное зенитное вооружение, но им не всегда умели как следует пользоваться.

Серьезная проблема противовоздушной обороны аэродромов по-прежнему оставалась нерешенной. В сентябре-октябре 1942 года в ГКО СССР трижды обсуждался вопрос о создании зенитных частей для прикрытия важнейших объектов ВВС, но быстро осуществить это мероприятие не удалось из-за перегрузки промышленности. В марте 1943 года для обеспечения прикрытия фронтовых аэродромов было сформировано 34 аэродромных полка ПВО, в составе трех батарей малокалиберной зенитной артиллерии (МЗА) и двух зенитно-пулеметных рот в каждом.

Одновременно принимались и другие меры, направленные на укрепление ПВО в местах базирования авиации. Так, в указаниях командующего ВВС КА от 14 мая 1943 года об организации борьбы за господство в воздухе отмечалось, что противник всеми силами старается нанести урон нашей авиации на земле. В этой связи требовалось: усилить бдительность, рассредоточить материальную часть; замаскировать ее; проверить наличие щелей для личного состава; аэродромы прикрыть с воздуха, применяя засады, воздушное патрулирование, дежурство на земле; во всех местах базирования истребителей иметь не менее одной трети самолетов в готовности к вылету через одну минуту после объявления сигнала тревоги; данные, поступающие с постов ВНОС, немедленно доводить до частей и подразделений.

Исключительно важное значение отводилось также оперативной маскировке действующих аэродромов и созданию развитой сети ложных. Анализ опыта проведения этих мероприятий показывает, что они хорошо дополняли общую систему обороны аэродромов и повышали ее эффективность. Так, например, оперативная маскировка действующих аэродромов и создание ложных, занимали важное место в подготовке к действиям авиации в наступательной операции на р. Миус в 1943 году. К 15 августа здесь было развернуто около 40 ложных аэродромов, которые имитировали боевую деятельность. В результате из 18 налетов, произведенных авиацией противника с 1 по 31 августа, 16 было сделано на ложные аэродромы.

В развитие указаний командующего ВВС РККА об организации борьбы за господство в воздухе уточнялись и разрабатывались новые вопросы взаимодействия с истребительными и зенитными частями Войск ПВО страны. Шире стало практиковаться взаимодействие между истребителями, базировавшимися на различных аэродромах. Во избежание потерь запрещался взлет с аэродромов, блокированных истребителями, которые предварительно не были связаны боем. Деблокада осуществлялась средствами ПВО во взаимодействии с истребителями соседних аэродромов.

В марте 1944 года ответственность за обеспечение ПВО аэродромов и других важных объектов возложили на начальника тыла ВВС КА. Одновременно учреждалась должность начальника ПВО ВВС КА с подчинением ему небольшого аппарата для обеспечения руководства службой ПВО.

В годы войны происходило постепенное увеличение количества зенитных средств в воздушных армиях. Так, в марте 1944 года 17 воздушная армия (командующий генерал В.А. Судец), кроме частей истребительной авиации, имела три штатных аэродромных полка ПВО, четыре приданных зенитных артиллерийских полка РГК и зенитно-пулеметные роты батальонов аэродромного обслуживания. 

Вопросы прикрытия мест базирования авиации стали находить более конкретное выражение в приказах командующих воздушными армиями. В некоторых из них содержался категорический запрет сажать авиацию на передовые аэродромы, не прикрытые средствами ПВО. Это уже говорило о том, что противовоздушная оборона, организуемая в оперативных объединениях ВВС, заслужила полное признание как сила, способная во взаимодействии с другими средствами, а также с помощью мер пассивной обороны обеспечить безопасность авиации, находившейся на аэродромах.

Многие командиры авиационных соединений и их штабы, прекрасно понимая, что наша авиация из-за слабой организации прикрытия аэродромов несла больше потерь на земле, чем в воздухе, стали уделять вопросам ПВО аэродромов больше внимания. Примером может служить организация ПВО 11-го смешанного авиационного корпуса 15 воздушной армии, базировавшегося на аэроузле Чупрово, в марте 1944 года. В приказе командира оценивались действия германской авиации и излагались меры по отражению налетов на объекты авиагарнизона. Штаб разработал детальный план боевых действий совместно с приданным корпусу 243-м зенитным артиллерийским полком. В нем назывались ответственные исполнители, ставились задачи командирам частей, предусматривалось ведение воздушной разведки, определялись степень боеготовности истребителей и зенитных средств, способы их действий, взаимодействие между истребительной авиацией и зенитной артиллерии, порядок использования личным составом стрелкового оружия и турельных пулеметов, установленных на самолетах. Особое внимание уделялось организации связи и управления во время отражения налетов. Приказ и план были тщательно изучены всем личным составом, поэтому каждый боец и офицер знал свое место, задачу и способ ее выполнения.

Можно с уверенностью сказать, что, там, где командиры авиационных соединений, которым практически подчинялись все наличные силы и средства, уделяли больше внимания ПВО, потери авиации на земле были значительно меньшими. Вместе с тем стоит признать, что теория противовоздушной обороны базирования авиации несколько отставала от темпов роста сил и средств ПВО, выделяемых ВВС для организации прикрытия аэродромов от ударов с воздуха. Это объясняется тем, что военно-теоретическая работа сосредоточивалась главным образом на разработке проблем применения авиации в интересах обеспечения успешного проведения операций сухопутными войсками.

В 1944-1945 годах стала создаваться более стройная система ПВО аэродромов. Она включала в себя: организацию разведки воздушного противника, авиационное и зенитное прикрытие, широкое использование пассивных средств защиты аэродромов, то есть, по существу, весь комплекс мероприятий, составляющих основное содержание противовоздушной обороны. Однако они иногда проводились без должной взаимосвязи между собой, и особенно с системой ПВО сухопутных войск, вследствие чего затрачиваемые усилия и средства не всегда достигали желаемого результата.

Во многих наступательных операциях при расположении войск в исходных районах аэродромы истребительной авиации строились в 20-40 км, штурмовой — в 30-70 км и бомбардировочной — в 60-140 км от линии фронта. Такое сравнительно небольшое удаление аэродромов воздушной армии приводило к тому, что некоторые из них оказывались в зонах зенитных частей и соединений, прикрывавших войска первого эшелона фронта. Поэтому непосредственная защита этих аэродромов могла осуществляться незначительным количеством штатных зенитных средств, особенно при господстве в воздухе нашей авиации. Но такие благоприятные условия существовали, как правило, не долго. С переходом советских войск в наступление начинали перемещаться и зенитные части. Передовые аэродромы оставались без зенитного прикрытия сухопутных войск уже во второй половине первых суток наступления.

В ходе наступления не менее трети, а иногда и более имевшихся зенитных средств постоянно находилось в движении, чем ослаблялось прикрытие и, увеличивалась вероятность ударов противника, особенно по передовым аэродромам, находившимся на главном направлении.

Для предотвращения ударов с воздуха в некоторых крупных операциях, таких как Белорусская, Висло-Одерская, Берлинская и др., несмотря на весьма напряженную обстановку и воздушные бои, в которых обе стороны несли значительные потери, для прикрытия аэродромов выделялись дежурные подразделения истребителей. Но в большинстве случаев такая задача выполнялась штатными зенитными средствами.

Во время войны количество зенитных средств, выделявшихся для прикрытия аэродромов, колебалось в весьма значительных пределах: от зенитно-пулеметной установки до зенитного полка, а иногда и более. И это вполне закономерно, так как практически прикрывать все аэродромы одинаковым количеством средств ПВО не представлялось возможным, да и не было в этом необходимости.

При недостатке зенитных средств их выделяли больше на аэродромы, которые не прикрывались истребителями. Особенно надежно оборонялись аэродромы с искусственными взлетно-посадочными полосами, так как они имели лучшую пропускную способность, и на них обычно находилось большее количество самолетов (иногда до 150).

Характер построения противовоздушной обороны аэродрома зависел от количества выделяемых для этой цели средств ПВО, калибра зенитных батарей, расположения основных объектов прикрытия (самолетов, складов различного назначения, аэродромных сооружений и т. п.), а также от тактики действий авиации противника. Во время налетов немцы чаще всего стремился разрушить взлетно-посадочную полосу, заходя для удара по ней, как правило, под углом 15-30°. Поэтому зенитные подразделения располагались на аэродроме таким образом, чтобы обеспечить наибольшую плотность огня вдоль взлетно-посадочной полосы в секторе 30-60° в направлении взлета и посадки. Это наилучшим образом обеспечивало возможность взлета самолетов при блокировании аэродрома и безопасность при посадке, после выполнения боевой задачи.

В качестве показательного примера можно привести случай, происшедший 19 апреля 1942 года на аэродроме Славяносербск, где базировался 494-й иап ВВС Южного фронта. Старший лейтенант Н. Чернов был ранен в воздушном бою, ушел от атакующих его истребителей с помощью пикирования и произвел посадку на фюзеляж. Противник пытался поджечь его Як-1 на земле, но наша зенитная батарея, прикрывавшая аэродром, своевременно открыла огонь и не дала возможности вражеским истребителям это сделать.

Управление зенитными средствами, прикрывавшими аэродром, и взаимодействие их с истребительной авиацией строилось на общих принципах, с учетом конкретно складывающейся обстановки. Основными вопросами взаимодействия являлись: двусторонняя информация о наземной и воздушной обстановке; порядок взаимодействия по отражению налетов и взлета истребителей с прикрываемого аэродрома при блокировании его вражеской авиацией; отсечение огнем зенитной артиллерии вражеских истребителей при возвращении своих самолетов на аэродром; обеспечение безопасности полетов нашей авиации; использование зенитных средств для борьбы с наземным противником; согласованные действия со средствами ПВО соседних аэродромов или других объектов.

Наличие зенитной артиллерии на аэродроме вынуждало немецкую авиацию при налетах выделять до трети сил для ее подавления, что, естественно, снижало эффективность ударов по стоящим на земле самолетам.

Как видим, в воздушных армиях (подобно общевойсковым и танковым) в ходе войны была создана определенная система противовоздушной обороны. Но, к сожалению, некоторые авиационные командиры и начальники не всегда эффективно ее использовали. Иногда вопросы организации ПВО аэродромов не находили отражения даже в планах боевого применения ВВС фронтов.

Наиболее сложной проблемой являлась защита от ударов с воздуха аэродромов в ходе наступательных операций. Трудности решения этой проблемы заключались, во-первых, в отсутствии в воздушных армиях резервных зенитных частей, которые могли бы заранее направляться на новые аэродромы с целью организации их прикрытия до прибытия туда авиасоединений; во-вторых, в отсутствии достаточного количества транспортных средств. Не всегда составлялся план перемещения имевшихся зенитных частей в соответствии с планом перебазирования полков и дивизий.

Недооценка роли ПВО аэродромов приводила и приводит к большим неоправданным потерям самолетов на земле. Об этом убедительно свидетельствует опыт не только второй мировой, но и последующих локальных войн.

Источники:Коллектив авторов. Советские военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. М.: Воениздат, 1968. С. 27-37.Панькин В. Эволюция организационной структуры ВВС, способов и методов организации управления и взаимодействия в годы Великой Отечественной войны // Роль военно-воздушных сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 М.: Воениздат, 1986. С. 73-74,77-78.Струсевич А. О противовоздушной обороне аэродромов // Военно-исторический журнал. 1975. №5. С. 29-33.Тур М. Развитие противовоздушной обороны в Великой Отечественной войне // Военно-исторический журнал. 1982. №1. С. 56-64.

ww1939-1946.blogspot.com

Американские зенитные средства ПВО в годы Второй мировой. Часть 2-я

В начале Второй мировой войны в США на вооружении сухопутных подразделений противовоздушной обороны не было современных зенитных орудий среднего калибра. Имеющиеся в количестве 807 единиц 76,2-мм зенитные пушки М3 не соответствовали современным требованиям. Их характеристики были не высокими, орудие являлось сложным и металлоёмким в производстве.

76-мм зенитное орудие М3

Эта зенитка было создана в 1930 году на базе 3-дюймовой зенитной пушки М1918, которая, в свою очередь, вела родословную от орудия береговой обороны. От М1918 зенитная пушка М3 отличалась полуавтоматическим затвором, увеличенной длиной и изменённым шагом нарезки ствола. Станина для орудия представляла собой цокольное основание с рядом длинных балок, на которые и был положен мелкоячеистый обрешетник для орудийного расчёта. Металлическая площадка оказалась очень удобной для работы расчёта, но её сборка и разборка при смене позиций была сложной и трудоёмкой, требовала много времени и сильно ограничивала мобильность артиллерийской системы в целом.

Орудие для своего калибра получилось достаточно тяжелым — 7620 кг. Для сравнения: советская 76-мм зенитная пушка образца 1931 года (3-К) была вдвое легче — 3750 кг, превосходя американское орудие по эффективности и будучи значительно дешевле.

Начальная скорость 5,8-кг снаряда, выпущенного из ствола М3, составляла 853 м/с. Дальность зенитной стрельбы — около 9000 м.

К моменту вступления США в войну в 1941 году старые М3 участвовали в обороне Филиппин от японцев. Некоторые из этих трёхдюймовок еще задержались в других районах Тихого океана, оставаясь в строю до 1943 года.

76,2-мм зенитное орудие М3 в одном из парков Чикаго

После того как 76,2-мм зенитные орудия М3 были заменены в войсках более современными образцами, часть из них участвовала в пропагандисткой компании по повышению морального духа населения. Орудия возились по крупным городам в континентальной части США и демонстративно развёртывались в парках и на площадях.

С началом военных действий, когда выяснилось, что 3-дюймовая зенитка неэффективна, ей на смену с 1942 года пришла 90-мм зенитная пушка М1. Калибр нового зенитного орудия был выбран исходя из массы снаряда, снаряд такого калибра считался пределом того веса, с которым мог нормально управляться обычный солдат.

Орудие имело достаточно высокие характеристики, осколочный снаряд массой 10,6 кг разгонялся в стволе длиной 4,5 м до 823 м/с. Что обеспечивало досягаемость по высоте более 10000 м. Вес орудия в боевом положении — 8618 кг.

90-мм зенитное орудие М1

Зенитка М1 производила отличное впечатление, но была сложна в производстве, причем не само орудие, а станина той же конструкции, что и у 76,2-мм орудия М3. Буксировалась она на одноосной ходовой части со сдвоенными пневматическими шинами с каждой стороны. На боевой позиции стояла на крестовидной опоре, а расчет располагался вокруг орудия на складной площадке. Очень сложным был процесс складывания всех элементов станины и платформы на одноосное шасси.

В мае 1941 года появилась основная серийная модификация М1А1, у нее имелся электрический сервомотор и прицел с вычислителем, причем по его сигналам угол горизонтальной наводки и возвышения мог устанавливаться автоматически. Кроме того, орудие имело пружинный досылатель для увеличения скорострельности. Но конструкция досылателя оказалась не слишком удачной, и артиллеристы обычно его демонтировали.

В середине 1941 года началась разработка 90-мм зенитки, которое, кроме ведения огня по воздушным целям, должно было выполнять функции орудия береговой обороны. Это означало полную переделку станины, ведь на прежней станине ствол не мог опускаться ниже 0°. И этим случаем воспользовались для радикального пересмотра всей конструкции. Новая модель 90-мм зенитного орудия М2, выпущенная в 1942 году, была совершенно другой, с низким огневым столом, опирающимся при стрельбе на четыре опорные балки. Вес орудия в боевом положении снизился до 6000 кг.

90-мм зенитное орудие М2

С новой станиной расчёту стало гораздо легче управляться; ускорилась подготовка ее к бою, а на некоторых моделях появился небольшой броневой щит. Однако основные изменения были внесены в конструкцию орудия: модель М2 имела уже автоматическую подачу снарядов с установщиком взрывателя и досылатель. За счет этого установка взрывателя стала более быстрой и точной, а темп стрельбы возрос до 28 выстрелов в минуту. Но еще более эффективным орудие стало в 1944 году с принятием на вооружение снаряда с радиовзрывателем. 90-мм зенитные орудия обычно сводились в 6-орудийные батареи, со второй половины войны им придавались радиолокаторы.

Для корректировки огня зенитной батареи применялся радиолокатор SCR-268. Станция могла видеть самолёты на дальности до 36 км, с точностью по дальности 180 м и по азимуту 1,1°.

Радиолокатор SCR-268

Радиолокатор обнаруживал разрывы в воздухе снарядов среднекалиберной зенитной артиллерии, корректируя огонь относительно цели. Это было особенно важным в ночное время. 90-мм зенитки с наведением от РЛС снарядами с радиовзрывателем регулярно сбивали немецкие беспилотные самолёты-снаряды «Фау-1» над Южной Англией. Согласно американским документам, по договору Ленд-лиза было отправлено 25 SCR-268 для СССР в комплекте с зенитными батареями.

Устройство пушки позволяло использовать её и для стрельбы по наземным подвижным и неподвижным целям. Максимальная дальность стрельбы 19000 м делала её эффективным средством контрбатарейной борьбы.

К августу 1945 года американская промышленность произвела 7831 90-мм зенитное орудие разных модификаций. Часть из них устанавливалась на стационарных позициях в специальных бронированных башнях, в основном в районах военно-морских баз. Предлагалось даже снабдить их автоматическими устройствами заряжания и подачи боезапаса, в результате чего отпадала необходимость в орудийном расчете, так как прицеливанием и стрельбой можно было управлять дистанционно. 90-мм орудия также использовали при создании ПТ САУ М36 на шасси среднего танка «Шерман». Эта самоходная установка активно использовалась в боях в северо-западной Европе с августа 1944 до самого конца войны. ПТ САУ M36 благодаря мощной длинноствольной 90-мм пушке, оказалась единственным сухопутным средством американцев, способным эффективно бороться с тяжёлыми танками вермахта, поскольку танк M26 Pershing, вооружённый такой же пушкой, поступил в войска значительно позже M36 — практически к самому концу войны.

В 1928 году на вооружение принимается 105-мм зенитная пушка М3, созданная на базе морского универсального орудия. Оно могло обстреливать 15 кг снарядами воздушные цели, летящие на высоте до 13000 м. Скорострельность орудия 10 выстр./мин.

105-мм зенитная пушка М3

К моменту принятия на вооружение самолётов, летавших на такой высоте, ещё не было. Эти пушки не утратили своей актуальности и к моменту начала Второй мировой. Но в связи с отсутствием у американских военных интереса к зенитным артиллерийским системам выпустили их крайне незначительным тиражом, всего 15 орудий. Все они установлены в районе Панамского канала.

Незадолго до начала войны в США начались работы по созданию 120-мм зенитного орудия. Это орудие стало самым тяжелым в линейке американских зенитных пушек времен Второй мировой войны и было призвано дополнить семейство более легких и мобильных 90-мм зениток М1/М2.

120-мм зенитное орудие М1

120-мм зенитное орудие М1 было готово уже в 1940 году, но начало поступать в войска только в 1943-м. Всего было произведено 550 орудий. М1 обладало отличными баллистическими характеристиками и могло поражать воздушные цели 21 кг снарядом на высоте до 18 000 м, производя до 12 выстр./мин. За столь высокие характеристики его называли «стратосферной пушкой».

Вес орудия был тоже впечатляющим — 22000 кг. Перевозилось орудие на телеге со спаренными колёсами. Обслуживал его расчёт из 13 человек. При стрельбе орудие вывешивалось на трёх мощных опорах, которые опускались и поднимались гидравлическим приводом. После опускания опор давление в шинах для большей устойчивости сбрасывалось. Как правило, четырёхорудийные батареи размещались неподалёку от жизненно важных объектов.

РЛС SCR-584

Для наведения на цель и управления зенитным огнём использовалась РЛС SCR-584. Эта радиолокационная станция, работающая в 10-см радиочастотном диапазоне, могла обнаруживать цели на дистанции 40 км. И вести корректировку зенитного огня на дистанции 15 км. Использование РЛС в сочетании с аналоговым вычислительным устройством и снарядами с радиовзрывателями позволяло вести достаточно точный зенитный огонь по самолетам, летящим на средних и больших высотах даже ночью.

Но при всех своих достоинствах эти зенитные орудия были очень маломобильными. Для их транспортировки требовались специальные тягачи. Скорость транспортировки по дорогам с твёрдым покрытием не превышала 25 км/ч. По бездорожью транспортировка даже самыми мощными гусеничными тягачами была крайне затруднена. В связи с этим использование 120-мм зениток на Тихоокеанском ТВД было крайне ограниченным.

В результате большинство этих орудий осталось в пределах границ Соединенных Штатов. Они размещались вдоль американского Западного побережья для защиты от ожидаемых японских воздушных атак, которые так никогда и не состоялись. Около пятнадцати пушек М1 были отправлены в зону Панамского канала и несколько батарей размещены в Лондоне и его окрестностях для помощи в защите от «Фау-1».

Оценивая американскую зенитную артиллерию в целом, можно отметить достаточно высокие характеристики зенитных систем, производимых в военное время. Американские инженеры смогли практически с нуля, за короткий временной промежуток создать всю линейку зенитных установок — от малокалиберных скорострельных до «стратосферных» тяжелых зениток. Промышленность США полностью удовлетворяла потребности вооруженных сил в зенитных орудиях. Более того, зенитки, особенно малокалиберные, в значительных количествах поставлялись союзникам по антигитлеровской коалиции. Так, в СССР поставлено 7944 зенитных орудия. Из них: 90-мм пушки М1 — 251 шт., 90-мм пушки М2 — 4 шт., 120-мм пушки М1 — 4 шт. Все остальные — это 20-мм «Эрликон» и 40-мм «Бофорс». Поставки в Великобританию были ещё более масштабными.

В тоже время в вооруженных силах США зенитные орудия играли значимую роль только на Тихоокеанском ТВД. Но и там огонь по японским самолётам чаще всего вели флотские зенитки.

Морская универсальная зенитная артиллерия среднего калибра и малокалиберные зенитные автоматы были последним заслоном на пути атакующих транспорты и боевые корабли японских самолётов.

Если в начале войны угрозу для американского флота представляли пикировщики и торпедоносцы, то на завершающем этапе это были самолеты, снаряженные для полёта в одну сторону с пилотом-смертником в кабине.

В Европе после высадки союзных войск в Нормандии немецкая боевая авиация была нацелена в основном на противодействие разрушительным налётам американских и британских бомбардировщиков. И в условиях полного господства в воздухе истребителей союзников не представляла большой угрозы сухопутным подразделениям. Гораздо чаще американским зенитным расчетам, сопровождающим наступающие войска, доводилось поддерживать огнём свою пехоту и танки, чем отбивать атаки немецких штурмовиков.

По материалам:http://www.waronline.orghttp://militarymashup.com

topwar.ru