Непробиваемый «Панцирь»: почему российский комплекс ПВО считается одним из самых эффективных в мире. Пво система панцирь


почему российский комплекс ПВО считается одним из самых эффективных в мире — РТ на русском

Российский зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С» является непревзойдённым оружием в системе ПВО, считает военный аналитик издания The National Interest. По его мнению, в Сирии этот ЗРПК снискал славу самого эффективного средства по противодействию атакам беспилотников, так что отсутствие аналога такого комплекса у США — существенный недостаток американской противовоздушной обороны. Об уникальных характеристиках «Панциря» — в материале RT.

Вооружённые силы США испытывают нехватку эффективного средства ПВО ближнего радиуса действия наподобие российского зенитного ракетно-пушечного комплекса (ЗРПК) «Панцирь-С». К такому выводу пришёл американский военный эксперт Себастьян Роблин в статье, которая была опубликована в журнале The National Interest.

Также по теме

Беспилотная зона: почему американцы интересуются российским опытом борьбы с дронами террористов

Военные объекты США за рубежом могут подвергнуться атаке небольших ударных беспилотников, сообщает журнал The National Interest....

По мнению аналитика, атака дронов на российские военные объекты, осуществлённая 5 января, рано или поздно повторится, но БПЛА террористов могут быть направлены уже на американские базы. Между тем США лишены зенитного комплекса, который способен отбить одновременную атаку нескольких БПЛА.

«Вооружённые силы США не обладают комплексом ПВО ближнего радиуса действия, подобного «Панцирю». Это связано с тем, что сухопутные войска привыкли полагаться на способность ВВС нивелировать все воздушные угрозы. А российские наземные силы, напротив, всегда ожидают нападения с воздуха — и потому имеют такой разнообразный арсенал ПВО», — пишет Роблин.

Директор музея ПВО в Балашихе военный эксперт Юрий Кнутов согласен с точкой зрения американского коллеги из The National Interest. По его словам, со времён холодной войны США старались не вступать в бой без обеспечения полного господства в воздухе. В СССР (и в России), наоборот, делали акцент на развитие оборонительных систем. 

«Войсковая ПВО России, к которой относится «Панцирь», по праву считается лучшей в мире. Мы всегда были вынуждены заботиться о противодействии высокотехнологичной авиации противника. Участие в локальных конфликтах дало нашим конструкторам бесценный опыт, который помог создать эффективные зенитные комплексы и радиолокационную аппаратуру», — сообщил в беседе с RT Кнутов.

 

«Эффективность — стоимость»

 

В ночь с 5 на 6 января расчёты «Панцирь-С» отразили атаку беспилотников боевиков на авиабазу Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе. Комплексы поразили 7 дронов из 13, остальные шесть аппаратов были выведены из строя средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

  • Зенитный ракетно-пушечный комплекс 96К6 «Панцирь-С1» во время показательных учений на полигоне Алабино на международном военно-техническом форуме «Армия-2016»
  • © Евгений Биятов / РИА Новости

По информации Минобороны РФ, в 2017 году «Панцири» сбили 16 дронов и 53 снаряда реактивных систем залпового огня (РСЗО) боевиков.

Также по теме

«Гарантии защиты нет»: почему беспилотная авиация представляет угрозу для всех мировых держав

Атаки беспилотников на российские военные объекты в Сирии вызвали в зарубежных СМИ дискуссию о возможностях, которыми обладает Москва...

«Комплексы С-400, С-300В и «Панцирь» совместно с истребительной авиацией обеспечили полное превосходство наших ВКС в сирийском воздушном пространстве. Не было допущено ни одного факта нарушения зон безопасности российских баз в Тартусе и Хмеймиме», — говорится в докладе министра обороны РФ Сергея Шойгу от 22 декабря 2017 года.

Анализируя атаки на российские базы, Роблин сомневается в возможности войск США эффективно отразить нападение беспилотников джихадистов на американские объекты.

За более чем три года присутствия в Сирии военные Соединённых Штатов сбили несколько беспилотников. Поражение БПЛА осуществлялось авиацией, что привело к необоснованно высоким расходам на топливо и ракетное вооружение. С экономической точки зрения подобный способ борьбы с дронами является слишком расточительным, указывает аналитик.

«Американские ракеты стоят в несколько раз дороже российских аналогов. Это в принципе избыточное оружие для поражения кустарных дронов террористов. На текущий момент именно «Панцирь» является самым лучшим средством борьбы с БПЛА по критерию «эффективность — стоимость», — заметил Кнутов.

 

На одной боевой платформе

 

Среди американских средств войсковой ПВО по своему функционалу наиболее близок к «Панцирю» артиллерийский комплекс Centurion корпорации Raytheon. Он включает 20-миллиметровую шестиствольную пушку М61А1 Vulcan и трёхкоординатную РЛС. Всё вооружение размещено на четырёхосном армейском грузовике HEMTT А3.

Centurion способен уничтожать крупнокалиберные мины, снаряды реактивных систем залпового огня, БПЛА, бронетехнику и укрытия. Однако дальность поражения целей М61А1 ограничивается 2 км.

Боевой радиус «Панциря-С» в обычном оснащении превышает 12 км, а модернизированные версии могут вести обстрел на дальности до 20—40 км. Российский ЗРПК предназначен для перехвата всех видов низколетящих целей и уничтожения наземной техники, включая танки (в случае попадания снаряда в борт).

  • Расчёт универсального зенитного ракетно-пушечного комплекса ближнего действия «Панцирь-С1» во время комплексной тренировки по управлению огнём и подразделениями 5-й общевойсковой армии Дальневосточного военного округа на Сергеевском полигоне в Приморском крае
  • © Виталий Аньков / РИА Новости

Главная особенность «Панциря-С» заключается в том, что  он оснащён как зенитными пушками (30-мм автоматы 2А38М), так и ракетным вооружением (установки 57Э6Е). Наряду с зенитным ракетным комплексом «Тор-М2» «Панцирь» является единственным средством ПВО, способным вести обстрел целей в движении.

«Только наша страна смогла воплотить в жизнь превосходную идею разместить на одной боевой платформе артиллерийское и ракетное вооружение. Это был крайне удачный ход. Американцы, насколько я знаю, вынуждены искусственно формировать такую зенитную батарею, располагая поблизости артиллерийские и ракетные орудия», — подчеркнул Кнутов.

 

Результат кропотливой работы

 

Роблин обратил внимание на большую популярность «Панцирей» на зарубежном рынке. Российские ПЗРК закупили Алжир, Ирак, Сирия, ОАЭ, Оман, Иордания и Бразилия. Цена одного комплекса — $13—15 млн. Общая стоимость экспортных контрактов превышает $1,5 млрд.

Конструкторское бюро приборостроения (Тула) совместно с другими предприятия оборонного комплекса проводит модернизацию линейки «Панцирей». С конца 2016 года Минобороны осуществляет закупки «Панцирь-С2». С февраля 2017 года эти комплексы отвечают за противовоздушную оборону базы ВМФ во Владивостоке.

  • Зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-СА» на базе вездехода ДТ-30 на генеральной репетиции военного парада в Москве, посвящённого 72-й годовщине победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов.
  • © Алексей Никольский / РИА Новости

В 2017 году ВКС получили свыше 200 боевых комплектов «Панцирь-С», включая модернизированные варианты. В 2019 году будет завершена разработка «Панциря-СМ».

Обновлённые ЗРПК отличают более совершенное радиолокационное оборудование, расширенный спектр целей и увеличенная дальность их поражения. Так, «Панцирь-С2» перехватывает не только крылатые ракеты, но и баллистические ракеты малой дальности, летящие со скоростью в пределах 2 км/с.

Роблин полагает, что важным преимуществом «Панцирей» является способность функционировать при экстремально высоких и низких температурах. Например, в Сирии российские ПЗРК несут боевое дежурство при температуре  +50° С, а в Арктике — при -50° С.

«Невероятные характеристики «Панциря» стали результатом очень долгой и кропотливой работы российских конструкторов. Первый опытный образец был собран в 1994 году, но на вооружение комплекс был принят только в 2012 году. Однако мы видим, что вложенные деньги и труд принесли результат, которого как раз и добивались военные», — отметил  Кнутов.

russian.rt.com

"Ненужный" "Панцирь": как российский комплекс ПВО оказался лучше "Пэтриота"

Лучше "Пэтриота" и F-16

17 июля 2016 года произошёл занятный случай. Неизвестный, но героический военнослужащий российской армии, управлявший в Сирии разведывательным беспилотником, несколько зазевался и перепутал пару государств. Хотя ему было указано разведывать террористов в Сирии, он завернул на территорию Израиля и начал "разведывать" кибуцы (сельхозкоммуна в Израиле), в которых, честно сказать, ни черта не было — ни террористов, ни израильских военных.

Тривиальная ситуация заставила израильтян переговорить с российскими военными по горячей линии. Но в российских штабах были ещё не в курсе описанного выше "подвига разведчика" и сказали, что БЛА не их. В итоге израильтяне попробовали его сбить — зенитно-ракетным комплексом "Пэтриот". Однако сделать это не удалось. Первая ракета не смогла удержать цель своей головкой самонаведения, вторая же просто взорвалась недостаточно близко — и БЛА спокойно продолжил полёт. И даже пара поднятых на перехват F-16 c этим делом не справилась.

Самое смешное в этой истории то, что неизвестный герой-оператор так и не заметил серьёзных усилий (три попытки!) израильской стороны сбить его беспилотник. Лишь через какое-то время он вернул аппарат на сирийскую территорию, где продолжил разведку. В прессе Израиля поднялась буря негодования.

По данным местных СМИ, сбить не удалось БЛА "Форпост" — то есть собираемый в России по лицензии беспилотник израильского же производства. Конечно, Израиль не пробовал до этого сбивать его, поэтому был не в курсе того, как это сложно.

Вся эта комичная ситуация обнажила большую проблему современной ПВО и авиации: беспилотники дёшевы, но сбивать их сложно. Они небольшого размера, сделаны главным образом из пластиков, отчего на радаре почти не видны. Ракеты "Пэтриота" весят треть тонны и имеют сложную головку самонаведения, отчего каждый их пуск стоит три миллиона долларов. Оператор-разгильдяй стоил Израилю шесть миллионов долларов, а также напрасного полётного времени F-16. Для понимания: три миллиона долларов стоит на мировом рынке оружия танк Т-90. То есть скромный герой-оператор "обул" ЦАХАЛ на пару хороших танков"!

Но даже если бы "Пэтриот" и сбил наш БЛА с первой ракеты, это ударило бы по Израилю сильнее, чем по России. Ведь российский беспилотник намного дешевле одной ракеты ЗРК американского производства. Как отметил весной этого года американский генерал Дэвид Перкинс (David Perkins), "будь я врагом [США], я бы подумал: "Эй, надо накупить на eBay квадрокоптеров по триста баксов на все деньги и дать "Пэтриотам" сбить их!"

И вот через год, в августе 2017-го, появилась информация о том, как с беспилотниками справляется "Панцирь". Оказалось, что он сбил три израильских "Херона", один американский RQ-21 и один турецкий БЛА. Почему же тульскому изделию удалось то, с чем не справились куда более дорогие самолёты и комплексы ПВО?

Причины довольно банальны. Крупный мультиканальный двухдиапазонный радар на дальности работы "Панциря" (до 20 километров) оказался лучшим средством наведения, чем головка самонаведения "Пэтриота", которая, как ни крути, меньше по размерам и имеет не такие хорошие условия для работы. Кроме того, у "Панциря" есть дублирующая оптическая система обнаружения и сопровождения цели. В итоге он справился с беспилотниками ракетами, стоящими во много раз меньше трёх миллионов долларов за пуск. Одна пусковая установка американского зенитно-ракетного комплекса в два десятка раз дороже одного "Панциря". То есть ею ещё и нельзя прикрыть такое же количество объектов.

До недавних пор Запад казался партнёром, поэтому в развитие систем ПВО государство не вкладывало. Только экспорт позволил тульскому КБП найти средства на создание одного из лучших в мире зенитно-ракетных комплексов. Теперь их наличие позволяет России сбивать цели, которые на практике оказались не по зубам ни "Пэтриотам", ни F-16.

По опыту Второй мировой войны стало ясно: нашим пехоте и флоту катастрофически не хватало средств самообороны от авиации противника. Цена за это была заплачена самая высокая, и повторять такую ошибку советским генералам не хотелось. Поэтому средства вскоре появились: "Шилка" с радаром и счетверённой 23-мм пушкой довольно долго удовлетворяла такой задаче. Проблемы начались с появлением массовых и дешёвых ракет "воздух — поверхность", а потом и корректируемых бомб.

Связкой таких бомб самолёт может атаковать цель из-за пределов досягаемости тактических зенитно-ракетных комплексов — и всю эту гроздь надо чем-то сбивать

Например, американские управляемые бомбы JDAM можно сбросить на удалении до 28 километров от цели — и они всё равно упадут не далее нескольких метров от неё, обеспечив надёжное поражение. Ни "Шилка" (дальность поражения 2,5 километра, высота — 1,5 километра), ни более современная "Тунгуска" (3,5 километра и 8,0 километра соответственно) с таким ничего не смогут сделать. Вертолет "Апач" или американский ударный самолёт в теории могли приподняться из-за складок местности, бросить управляемую ракету по той же "Тунгуске" и тут же скрыться, в то время как мобильным комплексам ПВО пришлось бы выживать под ракетной атакой.

Тут хорошо бы сказать "угроза была вовремя осознана военными, и те заказали "Панцирь". Но не получается. Дело в том, что на самом деле всё было совсем не так.

"Родине он был абсолютно не нужен"

Всё началось в 1990 году с зенитно-ракетного комплекса "Роман", который был заказан по личной инициативе генерала В.Ф. Маргелова для нужд… ВДВ. Да, вот так вот очень странно. Хотя "Роман" не очень подходил для десантирования, в ВДВ понимали, что их люди в тылу врага с их ПЗРК много не навоюют: вертолёты и самолёты противника смогут расстреливать их с высоты и издали без потерь. Поэтому Маргелов обратился с просьбой к А.Г. Шипунову — уже тогда весьма известному главе Тульского конструкторского бюро приборостроения (КБП).

Удалось вывести на испытания комплекс с 12 ракетами дальностью до 12 километров, высотой поражения до 8 километров и парой 30-мм пушек 2А72 (известна по БМП). Всё это сделали десантируемым. На дворе стояло начало 90-х, у военных не было ни денег, ни понимания того, что России когда-либо придётся воевать с развитыми государствами западного типа. Само собой, интереса к новой машине у них было не много. Будущий "Панцирь" попробовали предложить ПВО. В конечном счёте отказали и там, сказав, что "комплекс не может вести огонь в движении", да и дальность его не превышала 12 километров. Правда, и это было намного лучше, чем несколько километров "Тунгуски".

Как отмечал позже Валерий Слугин, главный конструктор КБП по комплексам ПВО, истинные причины отказа были прозаичнее: "На первых порах Родине он был абсолютно не нужен, ей тогда было не до того — кризис, разруха".

К счастью, в середине 90-х тульское КБП не только "освободили" от финансирования, но и дали право самим искать заказчиков за рубежом. А. Шипунов во второй половине того десятилетия вышел на контакт с военными из ОАЭ, которые предъявили ему требования даже более амбициозные, чем были реализованы в "Романе". Им требовалась единая машина, у которой, в отличие от "Бука", радары и ракеты были бы собраны в один кулак. Вдобавок они соглашались с необходимостью пушек, очень удобных для стрельбы по низколетящим крылатым ракетам.

Однако 12 километров, по их мнению, было мало — хотелось 20. От этого площадь, защищаемая комплексом, должна была почти утроиться. Иными словами, предстояло создать совершенно новую машину. Поэтому Шипунов, вернувшись в Россию, потребовал радикально новую ракету с совсем иной дальностью. Кстати, этим он выиграл у конкурентов — эмиратцам предлагали и российский "Тор" с дальностью первого "Панциря". Его производители на создание нового изделия с большей дальностью пойти не рискнули. Пришлось переделывать калибр маршевой ступени ракеты с 76 до 90 миллиметров — иначе нужной дальности было не достичь.

Пророк в чужом отечестве

Лишь в 2000 году был заключён контракт с ОАЭ на 734 миллиона долларов. Самое смешное, что до него туляки даже не могли сделать то, что собирались продавать арабам, — у них просто не было денег на разработку. "Когда мы заключали контракт с Эмиратами, было честно сказано, что комплекса у нас пока ещё нет. И они дали нам четыре года", — повествует участник событий, главный конструктор КБП по комплексам ПВО.

Как видит читатель, перед нами, пожалуй, самая авантюрная история о создании нового оружия в мире. Контракт был заключён на покупку несуществующего в природе комплекса, на основании всего лишь обещаний Шипунова в стиле "сейчас всё будет". Наверное, только в безнадёжном хаосе 90-х, при отсутствии внутренних заказов тульские оружейники могли пойти на такой отчаянный шаг.

Проблема была в том, что будущему "Панцирю" требовался радар с высокой детализацией "картинки". В советское время сходные комплексы использовали сантиметровый диапазон. Миллиметровые радиоволны короче, поэтому могут отражаться от деталей меньшего размера. Кроме того, для защищённости от помех РЛС решили сделать многоканальной с фазированной антенной решеткой.

Но это принципиально новый радар, а кто его будет делать? Другие предприятия российского ВПК не слишком были заинтересованы в этой работе — отечественный заказчик (военные) сверху на них не нажимал. Да и финансирования особо не выделили. В 2000–2004 году сделать сантиметрово-миллиметровый радар так и не удалось. Туляки отчаялись настолько, что взялись за его создание сами. Расчёты поручили людям из Бауманки, "железо" делали сами. И вот совершенно фантастический итог: задача была выполнена, двухдиапазонный особо точный радар удалось сделать. Чтобы вполне понять, насколько сложная это задача, добавим: у многих очень продвинутых зарубежных комплексов ПВО с миллиметровым диапазоном проблемы были ещё долгие годы.

Без царя в голове

Базовая ракета "Панциря" выглядит как сочетание внешне несочетаемых качеств. У неё очень малая масса — 75 килограмм и при этом довольно мощная боевая часть (со стержневыми поражающими элементами) — 20 килограмм. К тому же она ещё и скоростная — до 1,3 километра в секунду, но при этом стоит намного меньше, чем ракеты малой дальности тех же С-400 или "Пэтриотов". Причина такого удачного комплекса свойств — в отсутствии лишнего.

Очень многие современные ракеты ПВО делают с головкой самонаведения. У "Панциря" их нет — команды при направлении на цель подаёт компьютер пусковой установки. Разгонная часть диаметром в 170 миллиметров придаёт маршевой части скорость до 1,3 километра в секунду и через полторы секунды, отработав всё топливо, отделяется. Остаётся только "худая" маршевая ступень диаметром всего в 90 миллиметров. Она лишена двигателей, летит по инерции и может лишь ограниченно менять курс. Но за счёт малого диаметра очень медленно теряет скорость. Даже на 20 километрах у неё всё ещё 0,7 километра в секунду.

За счёт отсутствия головки самонаведения и двигателей маршевой ступени ракета не только дешёвая, но и с большой боевой частью. Поэтому, подорвавшись радиовзрывателем в пяти метрах от крылатой ракеты или бронированного летательного аппарата, она надёжно нарушает его целостность стержнями.

Глаза и мозг ракеты — на базовой машине "Панциря". Кроме радара они включают оптико-локационную систему, попросту — эффективные камеры с распознаванием образов и возможностью захвата цели. Радар плохо различает объекты у самой земли — а "Апач", выныривающий из-за холма, или крылатая ракета могут быть всего в пяти метрах от поверхности. Оптическая система их вполне видит — как и наземные цели — и позволяет эффективно вести пушечный огонь и по такой сложной цели.

Плоды авантюры

Долгое время у руководства страны не было понимания того, что все наши попытки наладить отношения с Западом на положении младших партнёров обречены на неудачу. Перелом наступил лишь в 2006–2007 годах, когда появились точные разведданные о том, что США накачивают Грузию оружием и инструкторами в расчёте на захват ею Южной Осетии. Лишь после этого (Мюнхенская речь и так далее) руководство действительно всерьёз озаботилось обороной. Поэтому в 2006 году Россия тратила на неё как Италия (седьмое место в мире), а уже к 2011 году оборонные расходы Москвы удвоились и вышли на второе место в мире. Постепенно возникло понимание: угроза войны с США требует хорошей защиты от крылатых ракет.

Если бы наша экономика была сопоставима с американской, можно было бы купить побольше С-300 и С-400. Проблема в том, что самая лёгкая ракета этих комплексов — 9М96Е1 — весит 330 килограмм и стоит, соответственно, намного дороже "панцирной". А боевая часть у неё 24 килограмма — всего на 20 процентов мощнее. Увы, наличие топлива и двигателей в маршевой ступени "съели" килограммы у боевой части, да и цена такого изделия радикально выше (в том числе — из-за нужды в головке самонаведения).

В общем, "Панцирь" для коротких дистанций оказался радикально дешевле "эсок", а к тому же имел и пушки, позволяющие сбивать крылатые ракеты на малой дистанции — когда они выныривают из-за ближайших холмов и когда пуск зенитной ракеты уже явно опоздает. Поэтому 16 ноября 2012 года распоряжением правительства "Панцирь" всё же приняли на вооружение. Кстати, соответствующий приказ по Минобороны вышел только в 2013 году. От начала поставок иностранным заказчикам прошло много лет — и вот наконец стране пригодились плоды рискованной самодеятельности КБП.

Настоящий звёздный час машины настал чуть позже. После вовлечения России в сирийский конфликт и до ввода в страну С-400 "Панцири" были главным средством обороны Хмеймима и российских военных объектов в целом. Их использовали именно как объектовое ПВО, и в этом качестве они показали себя крайне хорошо.

Удвоение "Панциря"

Разработчики системы решили, что освоенная ниша объектового ПВО ближнего действия им тесна. Они захотели большего — выйти в системы среднего радиуса действия. Сделать это позволят новый более эффективный радар, с помощью которого дальность обнаружения целей поднимется до 75 километров, и новые ракеты — в тех же габаритах, но с дальностью полёта до 40 километров. Двухкратное увеличение дальности позволит комплексу вчетверо увеличить прикрываемую площадь.

Кстати, морские "Панцири-М" в силу малых габаритов при большой дальности поставят на МРК типа "Буян" — впервые дав приличную ПВО столько малым кораблям.

Само собой, это потребует большего количества ракет. Поэтому на "Панцирь-СМ", впервые представленный публике в августе 2017 года на военно-техническом форуме "Армия-2017", планируется установить новые ракеты ближнего радиуса действия. Если стандартных ракет помещается по одной в один транспортно-пусковой контейнер (их у пусковой установки 12), то новых в один контейнер входит четыре. То есть установка сможет отбить удар сразу множества средств воздушного нападения — и нести десятки ракет вместо сегодняшних 12.

Самое главное — новая система наконец позволит держать под обстрелом дистанцию сброса управляемых бомб. Если раньше самолёт мог спокойно сбрасывать управляемые бомбы JDAM с дистанции более 20 километров, не рискуя получить ракету, то теперь он должен будет делать это в зоне огня "Панциря". А это значит, что бомбовые удары по прикрываемому этим зенитно-ракетным комплексом району станут крайне сложным и рискованным занятием. Пуски ракет с самолётов всё ещё возможны — но ракеты нужной дальности будут куда крупнее и дороже управляемых бомб той же мощности.

Война как критерий истины

Очень часто военные в мирное время предъявляют к оружию требования, которые на войне оказываются лишними. При этом реально необходимые новшества ими в упор не замечаются. Именно так было перед Второй мировой, когда в СССР не хотели принимать на вооружение автоматическое оружие. Мол, патрон под него слабее, пуля летит недалеко, меткость и дальность не те — оружие для грабителей банков, а не для военных. Автоматический огонь в армии вполне серьёзно считали менее важным, чем дальнобойность. Итоги известны: финская война быстро сблизила советских командиров с реальной жизнью. Оказалось, что на километр солдат стреляет очень редко, а на сто метров и ближе — очень часто. Увы, подобные истории повторяются и сегодня.

Когда в 2012 году "Панцирь" принимали на вооружение, целый ряд военных был против. В.В. Белоцерковский и И.А. Разин посвятили целый доклад недостаткам комплекса. Слишком простая ракета (без самонаведения), слишком неустойчивое колёсное шасси, не дающее пушкам стрелять на ходу, не умеет сбивать баллистические ракеты и так далее, и тому подобное. Поневоле возникает вопрос: а мог бы тульский ЗРК вообще появиться, если бы деньги на его разработку давали российские, а не арабские военные? Не оказались ли заказчики из ОАЭ дальновиднее их отечественных коллег?

Сирийская кампания расставила всё по своим местам. "Обнаружилось", что комплексам прикрытия тыловых объектов вообще не приходится стрелять с марша — только с места, с раздвижными опорами, повышающими устойчивость. Что "безмозглая" ракета без самонаведения успешно сбивает беспилотники задёшево, а "головастая" ракета "Пэтриота" этого сделать не может — зато её неудачные пуски стоят миллионы долларов за штуку.

"Выяснилось", что "Панцири" применяют не в одиночку в чистом поле, а вкупе с С-400, который может сбивать дальнобойные ракеты противника. А также то, что такие ракеты в реальных войнах по нашим войскам вообще не применяют — ибо есть они только у развитых стран, которые почему-то воевать с нами несколько опасаются. В общем, оказалось, что "Панцирь" при всей его кажущейся простоте и дешевизне по ряду параметров справился лучше куда более дорогих и навороченных комплексов. То, что дальность его можно резко поднять, создав системы с принципиально иными возможностями, показывает, что потенциал "простой" ракеты всё ещё далек от исчерпания.

Тынц

chervonec-001.livejournal.com

«Панцирь» для ПВО » Военное обозрение

Такого ЗРК ближней зоны действия нет ни в одной армии мира

На военном параде в честь 65-летия Победы в Великой Отечественной войне впервые широкой публике был показан ряд новейших образцов боевой техники, в том числе зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1», разработанный в тульском ГУП «Конструкторское бюро приборостроения». Причем туляки не только создали этот ЗРПК, но и сумели наладить у себя его производство.

«Панцирю-С1» сегодня уделяется большое внимание как в России, так и за рубежом. Ведь он предназначен для противовоздушной обороны малоразмерных военных и административно-промышленных объектов и районов от самолетов, вертолетов, крылатых ракет и высокоточного оружия, а также для усиления группировок ПВО при отражении массированных ударов средств воздушного нападения - для прикрытия ЗРС большой дальности, таких, как С-300 и С-400.

Реализация в комплексе ракетно-артиллерийского вооружения с высокими тактико-техническими характеристиками адаптивной системы управления в различных боевых условиях ставит «Панцирь-С1» в ряд наиболее перспективных образцов высокоинтеллектуального оружия XXI века. ЗРПК имеет две двуствольные автоматические пушки и 12 гиперзвуковых ракет класса «земля-воздух». Такого комплекса ближней зоны действия, как «Панцирь-С1», нет ни в одной армии мира.

ЗРПК мобилен, возможно его размещение и на колесном, и на гусеничном шасси. «Панцирь-С1» может работать в трех вариантах. Во-первых, как одна самодостаточная боевая машина, которая самостоятельно обнаруживает, сопровождает и уничтожает цель. Во-вторых, в составе батареи в режиме и ведущей, и ведомой: одна из машин обнаруживает и распределяет цели для уничтожения, потому что когда идет массированный налет, важно не допустить стрельбы по одной и той же цели нескольких ЗРПК и пустого расхода ракет. Третий вариант - когда к батарее придается машина боевого управления, которая распределяет цели, тем самым увеличивая эффективность их поражения.

Кроме самолетов, вертолетов и крылатых ракет пушечное вооружение комплекса может поражать и легкобронированные наземные цели. В боекомплекте ЗРПК 1400 патронов, при ведении огня (по 3-4 очереди на цель) используется сложный математический расчет - стрельба в упрежденную точку.

Заместитель главнокомандующего ВВС РФ по ПВО генерал-лейтенант Сергей Разыграев отмечает высокие боевые качества «Панциря-С1»: «Стрельба ракетным вооружением возможна по дальности от ближней границы 1200 м до 20 км, по высоте - практически от 15 м до 15 км. Пушечным вооружением - практически от нуля до 4 км по дальности и до 3 км по высоте. Важно, что комплекс работает в автоматическом режиме. Это его основной режим, потому что в условиях скоротечности боя, огромного количества нападающей авиации и соответственно высокоточного оружия человеку, как бы он ни был хорошо подготовлен, очень сложно разобраться в ситуации и принять быстрое решение по уничтожению той или иной цели, выполнить все операции. Поэтому автомат за человека думает и принимает решения. Станция обнаружения цели способна обнаружить и одновременно сопровождать до 20 целей, выдавать целеуказание на МРЛС наведения и сопровождения целей и ракет (может сопровождать до 8 целей) и в автоматическом режиме запускать 2 ракеты на каждую цель. Есть возможность работы и в полуавтоматическом режиме.

В России принято решение о разработке всех классов оружия по всем категориям, в том числе по классу малой дальности и ближнего действия. «Панцирь-С1» - ярчайший представитель этого класса».

А ведь тема «Панцирь» начала разрабатываться в Конструкторском бюро приборостроения еще в 1990 году. К сожалению, постперестроечное время было не самым лучшим периодом для российской «оборонки». Дело доходило до того, что, например, на знаменитом Тульском оружейном заводе в начале лихих 90-х зарплату выдавали продукцией - ружьями собственного производства. Хорошо хоть охотничьими! Однако идеи академика РАН, вдохновителя и главного создателя комплекса, научного руководителя ГУП «КБП» Аркадия Шипунова настолько обгоняли свое время, что даже десятилетняя «выдержка» не помешала им воплотиться в совершенно новую разработку, вышедшую на самые передовые позиции в мире и с успехом продемонстрированную на выставках «Евросатори-2006» и «МВСВ-2006».

Да, военно-промышленный комплекс России понес за эти годы большие потери - и кадровые, и материально-технические, но главное - сохранил научно-технический потенциал для роста и покорения новых высот. Парад 65-летия Победы на Красной площади вселил в «оборонщиков» страны уверенность и надежду на то, что самое трудное позади. Основные мероприятия по переходу Вооруженных Сил России на новый уровень, по созданию современной армии должны завершиться в 2010 году. Для повышения боеготовности войск необходимо новое оружие, без которого новый облик ВС невозможен. К 2020 году вооружение Российской армии должно на 70 процентов состоять из современных образцов ВВТ, такую задачу недавно на коллегии Минобороны поставил президент России.

Выступая на торжественном митинге, посвященном передаче парадным расчетам ВВС РФ 10 боевых машин ЗРПК «Панцирь-С1», научный руководитель ГУП «КБП» Шипунов отметил, что выход новых комплексов - это целое событие как для отрасли, так и для страны. Аркадий Георгиевич подчеркнул: «Я как представитель старшего поколения, которое еще помнит Великую Отечественную войну, хорошо понимаю и понимал роль и значение технического уровня. И победа была достигнута не только отвагой, не только пролитой на фронтах кровью, но и созданием новой техники, по которой мы к концу войны не уступали, а превосходили противника.

Наша система рассчитана на то, чтобы отразить первый и наиболее поражающий воздушно-космический удар. Из этого мы должны сделать выводы. Конечно, для нас честь и гордость, что мы, я имею в виду всех участников: и промышленность, и армию, пройдем по Красной площади в День Победы. Но надо не только гордиться достижениями, надо видеть то, что мы еще должны сделать. А сделать мы должны многое. Во-первых, доводка системы, есть такое хорошее, красивое слово в «оборонке». Это устранение всех недостатков, недочетов, которые выявляются и в производстве, и в эксплуатации, будь это конструкторские, технологические, производственные. Второе - видеть перспективы совершенствования системы, наращивания ее характеристик.

От имени всей нашей кооперации, от имени научно-технического персонала и производства хочу заверить, что мы это будем иметь в виду. И через 10 лет это будет комплекс с еще большими возможностями, и он еще долго будет служить нашей армии. Тем молодцам, которые будут его эксплуатировать, желаю, чтобы они освоили комплекс. Ибо комплекс, каким бы он ни был совершенным, без людей, которые освоили, овладели и любят эту технику, все равно - мертвое железо. Желаю им освоить и показать хорошие результаты не только на параде, но и при учебно-боевых стрельбах. В добрый путь!».

topwar.ru

ЗРПК «Панцирь-С» заменит ЗРК «Оса-АКМ» и ЗРК «Стрела-М4»

Российская армия имеет на вооружении более 400 единиц ЗРК «Оса-АКМ» и 480 ЗРК «Стрела-М4». Структурно данные ЗРК входят в Войсковую ПВО. Зенитные комплексы стоят на вооружении более 40 лет, если учитывать базовые версии. Комплексы являются важнейшим компонентом ПВО ближней и малой дальности на уровне мотострелковых бригад и дивизий.

ЗРК «Оса-АКМ»

Зенитной-ракетный комплекс предназначен для перехвата самолетов, вертолетов, крылатых ракет и БПЛА. Зона обнаружения цели типа «истребитель»:1. на высоте 500 метров — 40 км;2. на высоте 50 метров — 27 км.

Зона поражения:— по дальности: от 1,5 км до 10 км;— по высоте: от 50 метров до 5 км;— скорость цели — до 500 м/с.

ЗРК «Оса-АКМ»

Оса-АКМ способна эффективно перехватывать самолёты противника различных типов. Вертолеты, крылатые ракеты и БПЛА являются для неё трудной целью. Вероятность перехвата дозвуковой крылатой ракеты, летящей на высоте 50 метров оценивается на дальности 8 км, одной ракетой, оценивается примерно в 0,1-0,4. БПЛА перехватываются ЗРК с ещё меньшей вероятностью.

Современная война будет происходить с большим количеством применения ракет класса «воздух-поверхность», что вынуждает современные ЗРК перехватывать малозаметные в радиолокационном диапазоне ракеты в большом количестве и с высокой долей вероятности. ЗРК «Оса-АКМ» никак не удовлетворяет данное требование.

Малая дальность ракеты (до 10 км) не позволяет своевременно реагировать на ракетную атаку. Так дозвуковая ракета со скоростью 250 м/с способна преодолеть такое расстояние за 40 секунд. Ракета ЗРК летит со скоростью около 500 м/с, таким образом, понадобится 20 секунд чтобы пролететь 10 км. «Оса-АКМ» будет иметь достаточное количество времени, при условии, что вражеская крылатая ракета будет лететь навстречу комплексу.

Надо учитывать, что крылатая ракета имеет малую ЭПР и летит на малой высоте (20-100 метров), что затрудняет обнаружение цели. Американская противорадиолокационная ракета AGM-88 «HARM» имеет скорость 2280 км/ч (~633 м/с), ЗУР комплекса «Оса-АКМ» не имеет практически никаких шансов перехватить ее даже на встречных курсах.

Авиационная тактическая ракета AGM-65 «Meiverik» имеет дальность 30 км, ЭПР ракеты крайне мало (0,1-0,5 кв. метра). Ракетой оснащается большинство самолетов НАТО. ЗРК «Оса-АКМ» имеет малую вероятность перехвата ракеты, колеблющуюся в пределах 0,1-0,3 при запуске одной ракеты.

Серьезнейшим недостатком «Оса-АКМ» является то, что максимальная высота поражения 5 км, это позволяет вражеской авиации атаковать позиции ЗРК на недосягаемых для неё высотах. Вражеские самолёты способны, заранее обнаружив позиции ЗРК «Оса-АКМ», подлететь на предельное расстояние (1-5 км от ЗРК) на высоте 6-10 км и запустить ракеты по ЗРК. Зенитной-ракетные комплексы будут иметь считанные секунды на перехват ракет. Шансы ЗРК предотвратить ракетную атаку будут равняться практически нулю.

ЗРК «Стрела-10М4»

Данный ЗРК имеет дальность стрельбы до 5 км, высота поражения цели до 3,5 км. Наведение зенитной ракеты осуществляется инфракрасной головкой самонаведения в фотоконтрастном режиме.

ЗРК ближней зоны «Стрела-10М4»

ЗРК ближней зоны «Стрела-М4» способен перехватывать самолёты, вертолёты, БПЛА и крылатые ракеты. Инфракрасное наведение достаточно эффективно на малых высотах, так как тепловой след или двигатель летательного аппарата контрастен, по сравнению с поверхностью земли, за исключением территорий с высокой температурой (30-50 градусов по Цельсию).

ЗРПК «Панцирь-С»

Новейший российский зенитный ракетно-пушечный комплекс ближней и малой дальности. Дальность действия ЗРПК до 20 км, высота поражения целей до 15 км.«Панцирь-С» имеет РЛС-АФАР и способен перехватывать БПЛА и низколетящие ракеты с высокой долей вероятности.

ЗРПК «Панцирь-С1» имеет три основных модификаций:— на шасси грузовика КамАЗ-6560;— на гусеничном шасси ГМ352М1Е;— на шасси грузовика БАЗ-6309 «Вощина-1».

Существует также экспортная версия «Панцирь-С1Э» на шасси грузовика MAN.

Существует также арктическая версия «Панцирь-СА» на шасси снегоболотохода ДТ-30. Арктический комплекс способен плавать и нести боевое дежурство на льду. В отличие от базовой модели отсутствует зенитная пушка, увеличено количество ракет с 12 до 18 и модернизирована станция обнаружения целей.

Арктический ЗРК «Панцирь-СА»

ЗРПК «Панцирь-С» за счёт большей дальности и высоты поражения, наличию АФАР-РЛС, способен значительно лучше перехватывать цели. Все версии комплекса (за исключением арктического) способны вести оборону от живой силы противника и легкобронированной техники за счёт скорострельных зенитных пушек.

ЗРПК «Панцирь-С1» сильно усилит наравне с ЗРС С-350 «Витязь» защиту ЗРС С-300 и С-400 против крылатых ракет и БПЛА в ПВО страны.

Колесная версия ЗРПК на базе КАМАЗ уже активно используется совместно с С-300 и С-400 в объектовой ПВО (защита стратегически важных объектов). Активное поступление С-350 «Витязь» значительно дополнит «Панцирь-С1» в данном вопросе.

Основная роль ЗРПК и ЗРС С-350 будет отводиться в перехвате массированных ракетных атак, низколетящих самолетов, вертолетов и БПЛА. С-350 «Витязь» также потеснит С-300 в ПВО средней дальности, что повысит защиту на данной дальности за счёт большего количества ракет (4 у пусковой установки С-300 против 12 у С-350).

Что ещё способен заменить ЗПРК «Панцирь-С1»?

ЗРПК «Тунгуска», принятая на вооружение в 1980-х годах, к настоящему времени несколько устарела. Основные недостатки ЗРПК: малая дальность поражения (до 8 км у «Тунгуска», до 10 км у «Тунгуска-М»), малая высота поражения (до 3 км). «Тунгуска», также как и «Оса-АКМ», имеет трудности с перехватом высокоскоростных целей. ЗПРК «Тунгуска», будучи уязвимой против тактических ракет типа AGM-65 «Meiverik» и противорадиолокационных ракет AGM-88 «HARM», не способна обеспечить эффективную защиту мотострелковым бригадам и дивизиям.

ЗРПК ближней зоны «Тунгуска-М»

Однако, ЗРПК «Тунгуска» весьма эффективна против вертолетов, что позволит ей оставаться на вооружении войсковой ПВО России минимум до 2025 года. Модификация «Тунгуска-М1» также способна бороться с крылатыми ракетами. Однако малая дальность поражения и скорость ЗУР (около 500 м/с) не позволяют зенитному комплексу эффективно поражать ракеты на догонных и параллельных курсах. Также комплекс на способен эффективно поражать БПЛА из-за их очень малого ЭПР.

Вывод

По моему мнению, ЗРПК «Панцирь-С» продолжит вытеснять другие комплексы ПВО ближней и малой дальности. Гусеничный вариант ЗРПК «Панцирь-С» будет вытеснять ЗРК «Оса-АКМ» и ЗРК «Стрела-10М4» в войсковой ПВО на уровне бригад и дивизий. Также «Панцирь-С» сильно потеснит ЗРПК «Тунгуска/М/М1» в войсках по причине большей эффективности против крылатых ракет и БПЛА.

/Александр Растегин/

 

army-news.ru

КАК РОССИЙСКИЙ КОМПЛЕКС ПВО ОКАЗАЛСЯ ЛУЧШЕ «ПЭТРИОТА»

До недавних пор Запад казался партнёром, поэтому в развитие систем ПВО государство не вкладывало. Только экспорт позволил тульскому КБП найти средства на создание одного из лучших в мире зенитно-ракетных комплексов. Теперь их наличие позволяет России сбивать цели, которые на практике оказались не по зубам ни «Пэтриотам», ни F-16.

По опыту Второй мировой войны стало ясно: нашим пехоте и флоту катастрофически не хватало средств самообороны от авиации противника. Цена за это была заплачена самая высокая, и повторять такую ошибку советским генералам не хотелось. Поэтому средства вскоре появились: «Шилка» с радаром и счетверённой 23-мм пушкой довольно долго удовлетворяла такой задаче. Проблемы начались с появлением массовых и дешёвых ракет «воздух — поверхность», а потом и корректируемых бомб.

Например, американские управляемые бомбы JDAM можно сбросить на удалении до 28 километров от цели — и они всё равно упадут не далее нескольких метров от неё, обеспечив надёжное поражение. Ни «Шилка» (дальность поражения 2,5 километра, высота — 1,5 километра), ни более современная «Тунгуска» (3,5 километра и 8,0 километра соответственно) с таким ничего не смогут сделать. Вертолет «Апач» или американский ударный самолёт в теории могли приподняться из-за складок местности, бросить управляемую ракету по той же «Тунгуске» и тут же скрыться, в то время как мобильным комплексам ПВО пришлось бы выживать под ракетной атакой.

Тут хорошо бы сказать «угроза была вовремя осознана военными, и те заказали «Панцирь». Но не получается. Дело в том, что на самом деле всё было совсем не так.

«Родине он был абсолютно не нужен»

Всё началось в 1990 году с зенитно-ракетного комплекса «Роман», который был заказан по личной инициативе генерала В.Ф. Маргелова для нужд… ВДВ. Да, вот так вот очень странно. Хотя «Роман» не очень подходил для десантирования, в ВДВ понимали, что их люди в тылу врага с их ПЗРК много не навоюют: вертолёты и самолёты противника смогут расстреливать их с высоты и издали без потерь. Поэтому Маргелов обратился с просьбой к А.Г. Шипунову — уже тогда весьма известному главе Тульского конструкторского бюро приборостроения (КБП).

Удалось вывести на испытания комплекс с 12 ракетами дальностью до 12 километров, высотой поражения до 8 километров и парой 30-мм пушек 2А72 (известна по БМП). Всё это сделали десантируемым. На дворе стояло начало 90-х, у военных не было ни денег, ни понимания того, что России когда-либо придётся воевать с развитыми государствами западного типа. Само собой, интереса к новой машине у них было не много. Будущий «Панцирь» попробовали предложить ПВО. В конечном счёте отказали и там, сказав, что «комплекс не может вести огонь в движении», да и дальность его не превышала 12 километров. Правда, и это было намного лучше, чем несколько километров «Тунгуски».

Как отмечал позже Валерий Слугин, главный конструктор КБП по комплексам ПВО, истинные причины отказа были прозаичнее: «На первых порах Родине он был абсолютно не нужен, ей тогда было не до того — кризис, разруха».

К счастью, в середине 90-х тульское КБП не только «освободили» от финансирования, но и дали право самим искать заказчиков за рубежом. А. Шипунов во второй половине того десятилетия вышел на контакт с военными из ОАЭ, которые предъявили ему требования даже более амбициозные, чем были реализованы в «Романе». Им требовалась единая машина, у которой, в отличие от «Бука», радары и ракеты были бы собраны в один кулак. Вдобавок они соглашались с необходимостью пушек, очень удобных для стрельбы по низколетящим крылатым ракетам.

Однако 12 километров, по их мнению, было мало — хотелось 20. От этого площадь, защищаемая комплексом, должна была почти утроиться. Иными словами, предстояло создать совершенно новую машину. Поэтому Шипунов, вернувшись в Россию, потребовал радикально новую ракету с совсем иной дальностью. Кстати, этим он выиграл у конкурентов — эмиратцам предлагали и российский «Тор» с дальностью первого «Панциря». Его производители на создание нового изделия с большей дальностью пойти не рискнули. Пришлось переделывать калибр маршевой ступени ракеты с 76 до 90 миллиметров — иначе нужной дальности было не достичь.

Пророк в чужом отечестве

Лишь в 2000 году был заключён контракт с ОАЭ на 734 миллиона долларов. Самое смешное, что до него туляки даже не могли сделать то, что собирались продавать арабам, — у них просто не было денег на разработку. «Когда мы заключали контракт с Эмиратами, было честно сказано, что комплекса у нас пока ещё нет. И они дали нам четыре года», — повествует участник событий, главный конструктор КБП по комплексам ПВО.

Как видит читатель, перед нами, пожалуй, самая авантюрная история о создании нового оружия в мире. Контракт был заключён на покупку несуществующего в природе комплекса, на основании всего лишь обещаний Шипунова в стиле «сейчас всё будет». Наверное, только в безнадёжном хаосе 90-х, при отсутствии внутренних заказов тульские оружейники могли пойти на такой отчаянный шаг.

Проблема была в том, что будущему «Панцирю» требовался радар с высокой детализацией «картинки». В советское время сходные комплексы использовали сантиметровый диапазон. Миллиметровые радиоволны короче, поэтому могут отражаться от деталей меньшего размера. Кроме того, для защищённости от помех РЛС решили сделать многоканальной с фазированной антенной решеткой.

Но это принципиально новый радар, а кто его будет делать? Другие предприятия российского ВПК не слишком были заинтересованы в этой работе — отечественный заказчик (военные) сверху на них не нажимал. Да и финансирования особо не выделили. В 2000–2004 году сделать сантиметрово-миллиметровый радар так и не удалось. Туляки отчаялись настолько, что взялись за его создание сами. Расчёты поручили людям из Бауманки, «железо» делали сами. И вот совершенно фантастический итог: задача была выполнена, двухдиапазонный особо точный радар удалось сделать. Чтобы вполне понять, насколько сложная это задача, добавим: у многих очень продвинутых зарубежных комплексов ПВО с миллиметровым диапазоном проблемы были ещё долгие годы.

Без царя в голове

Базовая ракета «Панциря» выглядит как сочетание внешне несочетаемых качеств. У неё очень малая масса — 75 килограмм и при этом довольно мощная боевая часть (со стержневыми поражающими элементами) — 20 килограмм. К тому же она ещё и скоростная — до 1,3 километра в секунду, но при этом стоит намного меньше, чем ракеты малой дальности тех же С-400 или «Пэтриотов». Причина такого удачного комплекса свойств — в отсутствии лишнего.

Очень многие современные ракеты ПВО делают с головкой самонаведения. У «Панциря» их нет — команды при направлении на цель подаёт компьютер пусковой установки. Разгонная часть диаметром в 170 миллиметров придаёт маршевой части скорость до 1,3 километра в секунду и через полторы секунды, отработав всё топливо, отделяется. Остаётся только «худая» маршевая ступень диаметром всего в 90 миллиметров. Она лишена двигателей, летит по инерции и может лишь ограниченно менять курс. Но за счёт малого диаметра очень медленно теряет скорость. Даже на 20 километрах у неё всё ещё 0,7 километра в секунду.

За счёт отсутствия головки самонаведения и двигателей маршевой ступени ракета не только дешёвая, но и с большой боевой частью. Поэтому, подорвавшись радиовзрывателем в пяти метрах от крылатой ракеты или бронированного летательного аппарата, она надёжно нарушает его целостность стержнями.

Глаза и мозг ракеты — на базовой машине «Панциря». Кроме радара они включают оптико-локационную систему, попросту — эффективные камеры с распознаванием образов и возможностью захвата цели. Радар плохо различает объекты у самой земли — а «Апач», выныривающий из-за холма, или крылатая ракета могут быть всего в пяти метрах от поверхности. Оптическая система их вполне видит — как и наземные цели — и позволяет эффективно вести пушечный огонь и по такой сложной цели.

Плоды авантюры

Долгое время у руководства страны не было понимания того, что все наши попытки наладить отношения с Западом на положении младших партнёров обречены на неудачу. Перелом наступил лишь в 2006–2007 годах, когда появились точные разведданные о том, что США накачивают Грузию оружием и инструкторами в расчёте на захват ею Южной Осетии. Лишь после этого (Мюнхенская речь и так далее) руководство действительно всерьёз озаботилось обороной. Поэтому в 2006 году Россия тратила на неё как Италия (седьмое место в мире), а уже к 2011 году оборонные расходы Москвы удвоились и вышли на второе место в мире. Постепенно возникло понимание: угроза войны с США требует хорошей защиты от крылатых ракет.

Если бы наша экономика была сопоставима с американской, можно было бы купить побольше С-300 и С-400. Проблема в том, что самая лёгкая ракета этих комплексов — 9М96Е1 — весит 330 килограмм и стоит, соответственно, намного дороже «панцирной». А боевая часть у неё 24 килограмма — всего на 20 процентов мощнее. Увы, наличие топлива и двигателей в маршевой ступени «съели» килограммы у боевой части, да и цена такого изделия радикально выше (в том числе — из-за нужды в головке самонаведения).

В общем, «Панцирь» для коротких дистанций оказался радикально дешевле «эсок», а к тому же имел и пушки, позволяющие сбивать крылатые ракеты на малой дистанции — когда они выныривают из-за ближайших холмов и когда пуск зенитной ракеты уже явно опоздает. Поэтому 16 ноября 2012 года распоряжением правительства «Панцирь» всё же приняли на вооружение. Кстати, соответствующий приказ по Минобороны вышел только в 2013 году. От начала поставок иностранным заказчикам прошло много лет — и вот наконец стране пригодились плоды рискованной самодеятельности КБП.

Настоящий звёздный час машины настал чуть позже. После вовлечения России в сирийский конфликт и до ввода в страну С-400 «Панцири» были главным средством обороны Хмеймима и российских военных объектов в целом. Их использовали именно как объектовое ПВО, и в этом качестве они показали себя крайне хорошо.

Лучше «Пэтриота» и F-16

17 июля 2016 года произошёл занятный случай. Неизвестный, но героический военнослужащий российской армии, управлявший в Сирии разведывательным беспилотником, несколько зазевался и перепутал пару государств. Хотя ему было указано разведывать террористов в Сирии, он завернул на территорию Израиля и начал «разведывать» кибуцы, в которых, честно сказать, ни черта не было — ни террористов, ни израильских военных.

Тривиальная ситуация заставила израильтян переговорить с российскими военными по горячей линии. Но в российских штабах были ещё не в курсе описанного выше «подвига разведчика» и сказали, что БЛА не их. В итоге израильтяне попробовали его сбить — зенитно-ракетным комплексом «Пэтриот». Однако сделать это не удалось. Первая ракета не смогла удержать цель своей головкой самонаведения, вторая же просто взорвалась недостаточно близко — и БЛА спокойно продолжил полёт. И даже пара поднятых на перехват F-16 c этим делом не справилась.

Самое смешное в этой истории то, что неизвестный герой-оператор так и не заметил серьёзных усилий (три попытки!) израильской стороны сбить его беспилотник. Лишь через какое-то время он вернул аппарат на сирийскую территорию, где продолжил разведку. В прессе Израиля поднялась буря негодования. По данным местных СМИ, сбить не удалось БЛА «Форпост» — то есть собираемый в России по лицензии беспилотник израильского же производства. Конечно, Израиль не пробовал до этого сбивать его, поэтому был не в курсе того, как это сложно.

Вся эта комичная ситуация обнажила большую проблему современной ПВО и авиации: беспилотники дёшевы, но сбивать их сложно. Они небольшого размера, сделаны главным образом из пластиков, отчего на радаре почти не видны. Ракеты «Пэтриота» весят треть тонны и имеют сложную головку самонаведения, отчего каждый их пуск стоит три миллиона долларов. Оператор-разгильдяй стоил Израилю шесть миллионов долларов, а также напрасного полётного времени F-16. Для понимания: три миллиона долларов стоит на мировом рынке оружия танк Т-90. То есть скромный герой-оператор «обул» ЦАХАЛ на пару хороших танков»!

Но даже если бы «Пэтриот» и сбил наш БЛА с первой ракеты, это ударило бы по Израилю сильнее, чем по России. Ведь российский беспилотник намного дешевле одной ракеты ЗРК американского производства. Как отметил весной этого года американский генерал Дэвид Перкинс (David Perkins), «будь я врагом [США], я бы подумал: «Эй, надо накупить на eBay квадрокоптеров по триста баксов на все деньги и дать «Пэтриотам» сбить их!»

И вот через год, в августе 2017-го, появилась информация о том, как с беспилотниками справляется «Панцирь». Оказалось, что он сбил три израильских «Херона», один американский RQ-21 и один турецкий БЛА. Почему же тульскому изделию удалось то, с чем не справились куда более дорогие самолёты и комплексы ПВО?

Причины довольно банальны. Крупный мультиканальный двухдиапазонный радар на дальности работы «Панциря» (до 20 километров) оказался лучшим средством наведения, чем головка самонаведения «Пэтриота», которая, как ни крути, меньше по размерам и имеет не такие хорошие условия для работы. Кроме того, у «Панциря» есть дублирующая оптическая система обнаружения и сопровождения цели. В итоге он справился с беспилотниками ракетами, стоящими во много раз меньше трёх миллионов долларов за пуск. Одна пусковая установка американского зенитно-ракетного комплекса в два десятка раз дороже одного «Панциря». То есть ею ещё и нельзя прикрыть такое же количество объектов.

Удвоение «Панциря»

Разработчики системы решили, что освоенная ниша объектового ПВО ближнего действия им тесна. Они захотели большего — выйти в системы среднего радиуса действия. Сделать это позволят новый более эффективный радар, с помощью которого дальность обнаружения целей поднимется до 75 километров, и новые ракеты — в тех же габаритах, но с дальностью полёта до 40 километров. Двухкратное увеличение дальности позволит комплексу вчетверо увеличить прикрываемую площадь.

Кстати, морские «Панцири-М» в силу малых габаритов при большой дальности поставят на МРК типа «Буян» — впервые дав приличную ПВО столько малым кораблям.

Само собой, это потребует большего количества ракет. Поэтому на «Панцирь-СМ», впервые представленный публике в августе 2017 года на военно-техническом форуме «Армия-2017», планируется установить новые ракеты ближнего радиуса действия. Если стандартных ракет помещается по одной в один транспортно-пусковой контейнер (их у пусковой установки 12), то новых в один контейнер входит четыре. То есть установка сможет отбить удар сразу множества средств воздушного нападения — и нести десятки ракет вместо сегодняшних 12.

Самое главное — новая система наконец позволит держать под обстрелом дистанцию сброса управляемых бомб. Если раньше самолёт мог спокойно сбрасывать управляемые бомбы JDAM с дистанции более 20 километров, не рискуя получить ракету, то теперь он должен будет делать это в зоне огня «Панциря». А это значит, что бомбовые удары по прикрываемому этим зенитно-ракетным комплексом району станут крайне сложным и рискованным занятием. Пуски ракет с самолётов всё ещё возможны — но ракеты нужной дальности будут куда крупнее и дороже управляемых бомб той же мощности.

Война как критерий истины

Очень часто военные в мирное время предъявляют к оружию требования, которые на войне оказываются лишними. При этом реально необходимые новшества ими в упор не замечаются. Именно так было перед Второй мировой, когда в СССР не хотели принимать на вооружение автоматическое оружие. Мол, патрон под него слабее, пуля летит недалеко, меткость и дальность не те — оружие для грабителей банков, а не для военных. Автоматический огонь в армии вполне серьёзно считали менее важным, чем дальнобойность. Итоги известны: финская война быстро сблизила советских командиров с реальной жизнью. Оказалось, что на километр солдат стреляет очень редко, а на сто метров и ближе — очень часто. Увы, подобные истории повторяются и сегодня.

Когда в 2012 году «Панцирь» принимали на вооружение, целый ряд военных был против. В.В. Белоцерковский и И.А. Разин посвятили целый доклад недостаткам комплекса. Слишком простая ракета (без самонаведения), слишком неустойчивое колёсное шасси, не дающее пушкам стрелять на ходу, не умеет сбивать баллистические ракеты и так далее, и тому подобное. Поневоле возникает вопрос: а мог бы тульский ЗРК вообще появиться, если бы деньги на его разработку давали российские, а не арабские военные? Не оказались ли заказчики из ОАЭ дальновиднее их отечественных коллег?

Сирийская кампания расставила всё по своим местам. «Обнаружилось», что комплексам прикрытия тыловых объектов вообще не приходится стрелять с марша — только с места, с раздвижными опорами, повышающими устойчивость. Что «безмозглая» ракета без самонаведения успешно сбивает беспилотники задёшево, а «головастая» ракета «Пэтриота» этого сделать не может — зато её неудачные пуски стоят миллионы долларов за штуку.

«Выяснилось», что «Панцири» применяют не в одиночку в чистом поле, а вкупе с С-400, который может сбивать дальнобойные ракеты противника. А также то, что такие ракеты в реальных войнах по нашим войскам вообще не применяют — ибо есть они только у развитых стран, которые почему-то воевать с нами несколько опасаются. В общем, оказалось, что «Панцирь» при всей его кажущейся простоте и дешевизне по ряду параметров справился лучше куда более дорогих и навороченных комплексов. То, что дальность его можно резко поднять, создав системы с принципиально иными возможностями, показывает, что потенциал «простой» ракеты всё ещё далек от исчерпания.

Александр Березин, Life.ru

https://news-front.info/2017/08/31/nenuzhnyj-pantsir-kak-ros...

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

super-arsenal.ru

почему российский комплекс ПВО считается одним из самых эффективных в мире

Российский зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С» является непревзойдённым оружием в системе ПВО, считает военный аналитик издания The National Interest. По его мнению, в Сирии этот ЗРПК снискал славу самого эффективного средства по противодействию атакам беспилотников, так что отсутствие аналога такого комплекса у США — существенный недостаток американской противовоздушной обороны. Об уникальных характеристиках «Панциря» — в материале RT.

Вооружённые силы США испытывают нехватку эффективного средства ПВО ближнего радиуса действия наподобие российского зенитного ракетно-пушечного комплекса (ЗРПК) «Панцирь-С». К такому выводу пришёл американский военный эксперт Себастьян Роблин в статье, которая была опубликована в журнале The National Interest.

По мнению аналитика, атака дронов на российские военные объекты, осуществлённая 5 января, рано или поздно повторится, но БПЛА террористов могут быть направлены уже на американские базы. Между тем США лишены зенитного комплекса, который способен отбить одновременную атаку нескольких БПЛА.

«Вооружённые силы США не обладают комплексом ПВО ближнего радиуса действия, подобного «Панцирю». Это связано с тем, что сухопутные войска привыкли полагаться на способность ВВС нивелировать все воздушные угрозы. А российские наземные силы, напротив, всегда ожидают нападения с воздуха — и потому имеют такой разнообразный арсенал ПВО», — пишет Роблин.

Директор музея ПВО в Балашихе военный эксперт Юрий Кнутов согласен с точкой зрения американского коллеги из The National Interest. По его словам, со времён холодной войны США старались не вступать в бой без обеспечения полного господства в воздухе. В СССР (и в России), наоборот, делали акцент на развитие оборонительных систем. 

«Войсковая ПВО России, к которой относится «Панцирь», по праву считается лучшей в мире. Мы всегда были вынуждены заботиться о противодействии высокотехнологичной авиации противника. Участие в локальных конфликтах дало нашим конструкторам бесценный опыт, который помог создать эффективные зенитные комплексы и радиолокационную аппаратуру», — сообщил в беседе с RT Кнутов.

 

«Эффективность — стоимость»

 

В ночь с 5 на 6 января расчёты «Панцирь-С» отразили атаку беспилотников боевиков на авиабазу Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе. Комплексы поразили 7 дронов из 13, остальные шесть аппаратов были выведены из строя средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

  • Зенитный ракетно-пушечный комплекс 96К6 «Панцирь-С1» во время показательных учений на полигоне Алабино на международном военно-техническом форуме «Армия-2016»
  • © Евгений Биятов / РИА Новости

По информации Минобороны РФ, в 2017 году «Панцири» сбили 16 дронов и 53 снаряда реактивных систем залпового огня (РСЗО) боевиков.

«Комплексы С-400, С-300В и «Панцирь» совместно с истребительной авиацией обеспечили полное превосходство наших ВКС в сирийском воздушном пространстве. Не было допущено ни одного факта нарушения зон безопасности российских баз в Тартусе и Хмеймиме», — говорится в докладе министра обороны РФ Сергея Шойгу от 22 декабря 2017 года.

Анализируя атаки на российские базы, Роблин сомневается в возможности войск США эффективно отразить нападение беспилотников джихадистов на американские объекты.

За более чем три года присутствия в Сирии военные Соединённых Штатов сбили несколько беспилотников. Поражение БПЛА осуществлялось авиацией, что привело к необоснованно высоким расходам на топливо и ракетное вооружение. С экономической точки зрения подобный способ борьбы с дронами является слишком расточительным, указывает аналитик.

«Американские ракеты стоят в несколько раз дороже российских аналогов. Это в принципе избыточное оружие для поражения кустарных дронов террористов. На текущий момент именно «Панцирь» является самым лучшим средством борьбы с БПЛА по критерию «эффективность — стоимость», — заметил Кнутов.

 

На одной боевой платформе

 

Среди американских средств войсковой ПВО по своему функционалу наиболее близок к «Панцирю» артиллерийский комплекс Centurion корпорации Raytheon. Он включает 20-миллиметровую шестиствольную пушку М61А1 Vulcan и трёхкоординатную РЛС. Всё вооружение размещено на четырёхосном армейском грузовике HEMTT А3.

Centurion способен уничтожать крупнокалиберные мины, снаряды реактивных систем залпового огня, БПЛА, бронетехнику и укрытия. Однако дальность поражения целей М61А1 ограничивается 2 км.

Боевой радиус «Панциря-С» в обычном оснащении превышает 12 км, а модернизированные версии могут вести обстрел на дальности до 20—40 км. Российский ЗРПК предназначен для перехвата всех видов низколетящих целей и уничтожения наземной техники, включая танки (в случае попадания снаряда в борт).

  • Расчёт универсального зенитного ракетно-пушечного комплекса ближнего действия «Панцирь-С1» во время комплексной тренировки по управлению огнём и подразделениями 5-й общевойсковой армии Дальневосточного военного округа на Сергеевском полигоне в Приморском крае
  • © Виталий Аньков / РИА Новости

Главная особенность «Панциря-С» заключается в том, что  он оснащён как зенитными пушками (30-мм автоматы 2А38М), так и ракетным вооружением (установки 57Э6Е). Наряду с зенитным ракетным комплексом «Тор-М2» «Панцирь» является единственным средством ПВО, способным вести обстрел целей в движении.

«Только наша страна смогла воплотить в жизнь превосходную идею разместить на одной боевой платформе артиллерийское и ракетное вооружение. Это был крайне удачный ход. Американцы, насколько я знаю, вынуждены искусственно формировать такую зенитную батарею, располагая поблизости артиллерийские и ракетные орудия», — подчеркнул Кнутов.

 

Результат кропотливой работы

 

Роблин обратил внимание на большую популярность «Панцирей» на зарубежном рынке. Российские ПЗРК закупили Алжир, Ирак, Сирия, ОАЭ, Оман, Иордания и Бразилия. Цена одного комплекса — $13—15 млн. Общая стоимость экспортных контрактов превышает $1,5 млрд.

Конструкторское бюро приборостроения (Тула) совместно с другими предприятия оборонного комплекса проводит модернизацию линейки «Панцирей». С конца 2016 года Минобороны осуществляет закупки «Панцирь-С2». С февраля 2017 года эти комплексы отвечают за противовоздушную оборону базы ВМФ во Владивостоке.

  • Зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-СА» на базе вездехода ДТ-30 на генеральной репетиции военного парада в Москве, посвящённого 72-й годовщине победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов.
  • © Алексей Никольский / РИА Новости

В 2017 году ВКС получили свыше 200 боевых комплектов «Панцирь-С», включая модернизированные варианты. В 2019 году будет завершена разработка «Панциря-СМ».

Обновлённые ЗРПК отличают более совершенное радиолокационное оборудование, расширенный спектр целей и увеличенная дальность их поражения. Так, «Панцирь-С2» перехватывает не только крылатые, но и баллистические ракеты.

Роблин полагает, что важным преимуществом «Панцирей» является способность функционировать при экстремально высоких и низких температурах. Например, в Сирии российские ПЗРК несут боевое дежурство при температуре  +50° С, а в Арктике — при -50° С.

«Невероятные характеристики «Панциря» стали результатом очень долгой и кропотливой работы российских конструкторов. Первый опытный образец был собран в 1994 году, но на вооружение комплекс был принят только в 2012 году. Однако мы видим, что вложенные деньги и труд принесли результат, которого как раз и добивались военные», — отметил  Кнутов.

pravdoryb.info

как российский комплекс ПВО оказался лучше «Пэтриота»

До недавних пор Запад казался партнёром, поэтому в развитие систем ПВО государство не вкладывало. Только экспорт позволил тульскому КБП найти средства на создание одного из лучших в мире зенитно-ракетных комплексов. Теперь их наличие позволяет России сбивать цели, которые на практике оказались не по зубам ни «Пэтриотам», ни F-16.

По опыту Второй мировой войны стало ясно: нашим пехоте и флоту катастрофически не хватало средств самообороны от авиации противника. Цена за это была заплачена самая высокая, и повторять такую ошибку советским генералам не хотелось. Поэтому средства вскоре появились: «Шилка» с радаром и счетверённой 23-мм пушкой довольно долго удовлетворяла такой задаче. Проблемы начались с появлением массовых и дешёвых ракет «воздух — поверхность», а потом и корректируемых бомб.

Например, американские управляемые бомбы JDAM можно сбросить на удалении до 28 километров от цели — и они всё равно упадут не далее нескольких метров от неё, обеспечив надёжное поражение. Ни «Шилка» (дальность поражения 2,5 километра, высота — 1,5 километра), ни более современная «Тунгуска» (3,5 километра и 8,0 километра соответственно) с таким ничего не смогут сделать. Вертолет «Апач» или американский ударный самолёт в теории могли приподняться из-за складок местности, бросить управляемую ракету по той же «Тунгуске» и тут же скрыться, в то время как мобильным комплексам ПВО пришлось бы выживать под ракетной атакой.

Тут хорошо бы сказать «угроза была вовремя осознана военными, и те заказали «Панцирь». Но не получается. Дело в том, что на самом деле всё было совсем не так.

«Родине он был абсолютно не нужен»

Всё началось в 1990 году с зенитно-ракетного комплекса «Роман», который был заказан по личной инициативе генерала В.Ф. Маргелова для нужд… ВДВ. Да, вот так вот очень странно. Хотя «Роман» не очень подходил для десантирования, в ВДВ понимали, что их люди в тылу врага с их ПЗРК много не навоюют: вертолёты и самолёты противника смогут расстреливать их с высоты и издали без потерь. Поэтому Маргелов обратился с просьбой к А.Г. Шипунову — уже тогда весьма известному главе Тульского конструкторского бюро приборостроения (КБП).

Удалось вывести на испытания комплекс с 12 ракетами дальностью до 12 километров, высотой поражения до 8 километров и парой 30-мм пушек 2А72 (известна по БМП). Всё это сделали десантируемым. На дворе стояло начало 90-х, у военных не было ни денег, ни понимания того, что России когда-либо придётся воевать с развитыми государствами западного типа. Само собой, интереса к новой машине у них было не много. Будущий «Панцирь» попробовали предложить ПВО. В конечном счёте отказали и там, сказав, что «комплекс не может вести огонь в движении», да и дальность его не превышала 12 километров. Правда, и это было намного лучше, чем несколько километров «Тунгуски».

Как отмечал позже Валерий Слугин, главный конструктор КБП по комплексам ПВО, истинные причины отказа были прозаичнее: «На первых порах Родине он был абсолютно не нужен, ей тогда было не до того — кризис, разруха».

К счастью, в середине 90-х тульское КБП не только «освободили» от финансирования, но и дали право самим искать заказчиков за рубежом. А. Шипунов во второй половине того десятилетия вышел на контакт с военными из ОАЭ, которые предъявили ему требования даже более амбициозные, чем были реализованы в «Романе». Им требовалась единая машина, у которой, в отличие от «Бука», радары и ракеты были бы собраны в один кулак. Вдобавок они соглашались с необходимостью пушек, очень удобных для стрельбы по низколетящим крылатым ракетам.

Однако 12 километров, по их мнению, было мало — хотелось 20. От этого площадь, защищаемая комплексом, должна была почти утроиться. Иными словами, предстояло создать совершенно новую машину. Поэтому Шипунов, вернувшись в Россию, потребовал радикально новую ракету с совсем иной дальностью. Кстати, этим он выиграл у конкурентов — эмиратцам предлагали и российский «Тор» с дальностью первого «Панциря». Его производители на создание нового изделия с большей дальностью пойти не рискнули. Пришлось переделывать калибр маршевой ступени ракеты с 76 до 90 миллиметров — иначе нужной дальности было не достичь.

Пророк в чужом отечестве

Лишь в 2000 году был заключён контракт с ОАЭ на 734 миллиона долларов. Самое смешное, что до него туляки даже не могли сделать то, что собирались продавать арабам, — у них просто не было денег на разработку. «Когда мы заключали контракт с Эмиратами, было честно сказано, что комплекса у нас пока ещё нет. И они дали нам четыре года», — повествует участник событий, главный конструктор КБП по комплексам ПВО.

Как видит читатель, перед нами, пожалуй, самая авантюрная история о создании нового оружия в мире. Контракт был заключён на покупку несуществующего в природе комплекса, на основании всего лишь обещаний Шипунова в стиле «сейчас всё будет». Наверное, только в безнадёжном хаосе 90-х, при отсутствии внутренних заказов тульские оружейники могли пойти на такой отчаянный шаг.

Проблема была в том, что будущему «Панцирю» требовался радар с высокой детализацией «картинки». В советское время сходные комплексы использовали сантиметровый диапазон. Миллиметровые радиоволны короче, поэтому могут отражаться от деталей меньшего размера. Кроме того, для защищённости от помех РЛС решили сделать многоканальной с фазированной антенной решеткой.

Но это принципиально новый радар, а кто его будет делать? Другие предприятия российского ВПК не слишком были заинтересованы в этой работе — отечественный заказчик (военные) сверху на них не нажимал. Да и финансирования особо не выделили. В 2000–2004 году сделать сантиметрово-миллиметровый радар так и не удалось. Туляки отчаялись настолько, что взялись за его создание сами. Расчёты поручили людям из Бауманки, «железо» делали сами. И вот совершенно фантастический итог: задача была выполнена, двухдиапазонный особо точный радар удалось сделать. Чтобы вполне понять, насколько сложная это задача, добавим: у многих очень продвинутых зарубежных комплексов ПВО с миллиметровым диапазоном проблемы были ещё долгие годы.

Без царя в голове

Базовая ракета «Панциря» выглядит как сочетание внешне несочетаемых качеств. У неё очень малая масса — 75 килограмм и при этом довольно мощная боевая часть (со стержневыми поражающими элементами) — 20 килограмм. К тому же она ещё и скоростная — до 1,3 километра в секунду, но при этом стоит намного меньше, чем ракеты малой дальности тех же С-400 или «Пэтриотов». Причина такого удачного комплекса свойств — в отсутствии лишнего.

Очень многие современные ракеты ПВО делают с головкой самонаведения. У «Панциря» их нет — команды при направлении на цель подаёт компьютер пусковой установки. Разгонная часть диаметром в 170 миллиметров придаёт маршевой части скорость до 1,3 километра в секунду и через полторы секунды, отработав всё топливо, отделяется. Остаётся только «худая» маршевая ступень диаметром всего в 90 миллиметров. Она лишена двигателей, летит по инерции и может лишь ограниченно менять курс. Но за счёт малого диаметра очень медленно теряет скорость. Даже на 20 километрах у неё всё ещё 0,7 километра в секунду.

За счёт отсутствия головки самонаведения и двигателей маршевой ступени ракета не только дешёвая, но и с большой боевой частью. Поэтому, подорвавшись радиовзрывателем в пяти метрах от крылатой ракеты или бронированного летательного аппарата, она надёжно нарушает его целостность стержнями.

Глаза и мозг ракеты — на базовой машине «Панциря». Кроме радара они включают оптико-локационную систему, попросту — эффективные камеры с распознаванием образов и возможностью захвата цели. Радар плохо различает объекты у самой земли — а «Апач», выныривающий из-за холма, или крылатая ракета могут быть всего в пяти метрах от поверхности. Оптическая система их вполне видит — как и наземные цели — и позволяет эффективно вести пушечный огонь и по такой сложной цели.

Плоды авантюры

Долгое время у руководства страны не было понимания того, что все наши попытки наладить отношения с Западом на положении младших партнёров обречены на неудачу. Перелом наступил лишь в 2006–2007 годах, когда появились точные разведданные о том, что США накачивают Грузию оружием и инструкторами в расчёте на захват ею Южной Осетии. Лишь после этого (Мюнхенская речь и так далее) руководство действительно всерьёз озаботилось обороной. Поэтому в 2006 году Россия тратила на неё как Италия (седьмое место в мире), а уже к 2011 году оборонные расходы Москвы удвоились и вышли на второе место в мире. Постепенно возникло понимание: угроза войны с США требует хорошей защиты от крылатых ракет.

Если бы наша экономика была сопоставима с американской, можно было бы купить побольше С-300 и С-400. Проблема в том, что самая лёгкая ракета этих комплексов — 9М96Е1 — весит 330 килограмм и стоит, соответственно, намного дороже «панцирной». А боевая часть у неё 24 килограмма — всего на 20 процентов мощнее. Увы, наличие топлива и двигателей в маршевой ступени «съели» килограммы у боевой части, да и цена такого изделия радикально выше (в том числе — из-за нужды в головке самонаведения).

В общем, «Панцирь» для коротких дистанций оказался радикально дешевле «эсок», а к тому же имел и пушки, позволяющие сбивать крылатые ракеты на малой дистанции — когда они выныривают из-за ближайших холмов и когда пуск зенитной ракеты уже явно опоздает. Поэтому 16 ноября 2012 года распоряжением правительства «Панцирь» всё же приняли на вооружение. Кстати, соответствующий приказ по Минобороны вышел только в 2013 году. От начала поставок иностранным заказчикам прошло много лет — и вот наконец стране пригодились плоды рискованной самодеятельности КБП.

Настоящий звёздный час машины настал чуть позже. После вовлечения России в сирийский конфликт и до ввода в страну С-400 «Панцири» были главным средством обороны Хмеймима и российских военных объектов в целом. Их использовали именно как объектовое ПВО, и в этом качестве они показали себя крайне хорошо.

Лучше «Пэтриота» и F-16

17 июля 2016 года произошёл занятный случай. Неизвестный, но героический военнослужащий российской армии, управлявший в Сирии разведывательным беспилотником, несколько зазевался и перепутал пару государств. Хотя ему было указано разведывать террористов в Сирии, он завернул на территорию Израиля и начал «разведывать» кибуцы, в которых, честно сказать, ни черта не было — ни террористов, ни израильских военных.

Тривиальная ситуация заставила израильтян переговорить с российскими военными по горячей линии. Но в российских штабах были ещё не в курсе описанного выше «подвига разведчика» и сказали, что БЛА не их. В итоге израильтяне попробовали его сбить — зенитно-ракетным комплексом «Пэтриот». Однако сделать это не удалось. Первая ракета не смогла удержать цель своей головкой самонаведения, вторая же просто взорвалась недостаточно близко — и БЛА спокойно продолжил полёт. И даже пара поднятых на перехват F-16 c этим делом не справилась.

Самое смешное в этой истории то, что неизвестный герой-оператор так и не заметил серьёзных усилий (три попытки!) израильской стороны сбить его беспилотник. Лишь через какое-то время он вернул аппарат на сирийскую территорию, где продолжил разведку. В прессе Израиля поднялась буря негодования. По данным местных СМИ, сбить не удалось БЛА «Форпост» — то есть собираемый в России по лицензии беспилотник израильского же производства. Конечно, Израиль не пробовал до этого сбивать его, поэтому был не в курсе того, как это сложно.

Вся эта комичная ситуация обнажила большую проблему современной ПВО и авиации: беспилотники дёшевы, но сбивать их сложно. Они небольшого размера, сделаны главным образом из пластиков, отчего на радаре почти не видны. Ракеты «Пэтриота» весят треть тонны и имеют сложную головку самонаведения, отчего каждый их пуск стоит три миллиона долларов. Оператор-разгильдяй стоил Израилю шесть миллионов долларов, а также напрасного полётного времени F-16. Для понимания: три миллиона долларов стоит на мировом рынке оружия танк Т-90. То есть скромный герой-оператор «обул» ЦАХАЛ на пару хороших танков»!

Но даже если бы «Пэтриот» и сбил наш БЛА с первой ракеты, это ударило бы по Израилю сильнее, чем по России. Ведь российский беспилотник намного дешевле одной ракеты ЗРК американского производства. Как отметил весной этого года американский генерал Дэвид Перкинс (David Perkins), «будь я врагом [США], я бы подумал: «Эй, надо накупить на eBay квадрокоптеров по триста баксов на все деньги и дать «Пэтриотам» сбить их!»

И вот через год, в августе 2017-го, появилась информация о том, как с беспилотниками справляется «Панцирь». Оказалось, что он сбил три израильских «Херона», один американский RQ-21 и один турецкий БЛА. Почему же тульскому изделию удалось то, с чем не справились куда более дорогие самолёты и комплексы ПВО?

Причины довольно банальны. Крупный мультиканальный двухдиапазонный радар на дальности работы «Панциря» (до 20 километров) оказался лучшим средством наведения, чем головка самонаведения «Пэтриота», которая, как ни крути, меньше по размерам и имеет не такие хорошие условия для работы. Кроме того, у «Панциря» есть дублирующая оптическая система обнаружения и сопровождения цели. В итоге он справился с беспилотниками ракетами, стоящими во много раз меньше трёх миллионов долларов за пуск. Одна пусковая установка американского зенитно-ракетного комплекса в два десятка раз дороже одного «Панциря». То есть ею ещё и нельзя прикрыть такое же количество объектов.

Удвоение «Панциря»

Разработчики системы решили, что освоенная ниша объектового ПВО ближнего действия им тесна. Они захотели большего — выйти в системы среднего радиуса действия. Сделать это позволят новый более эффективный радар, с помощью которого дальность обнаружения целей поднимется до 75 километров, и новые ракеты — в тех же габаритах, но с дальностью полёта до 40 километров. Двухкратное увеличение дальности позволит комплексу вчетверо увеличить прикрываемую площадь.

Кстати, морские «Панцири-М» в силу малых габаритов при большой дальности поставят на МРК типа «Буян» — впервые дав приличную ПВО столько малым кораблям.

Само собой, это потребует большего количества ракет. Поэтому на «Панцирь-СМ», впервые представленный публике в августе 2017 года на военно-техническом форуме «Армия-2017», планируется установить новые ракеты ближнего радиуса действия. Если стандартных ракет помещается по одной в один транспортно-пусковой контейнер (их у пусковой установки 12), то новых в один контейнер входит четыре. То есть установка сможет отбить удар сразу множества средств воздушного нападения — и нести десятки ракет вместо сегодняшних 12.

Самое главное — новая система наконец позволит держать под обстрелом дистанцию сброса управляемых бомб. Если раньше самолёт мог спокойно сбрасывать управляемые бомбы JDAM с дистанции более 20 километров, не рискуя получить ракету, то теперь он должен будет делать это в зоне огня «Панциря». А это значит, что бомбовые удары по прикрываемому этим зенитно-ракетным комплексом району станут крайне сложным и рискованным занятием. Пуски ракет с самолётов всё ещё возможны — но ракеты нужной дальности будут куда крупнее и дороже управляемых бомб той же мощности.

Война как критерий истины

Очень часто военные в мирное время предъявляют к оружию требования, которые на войне оказываются лишними. При этом реально необходимые новшества ими в упор не замечаются. Именно так было перед Второй мировой, когда в СССР не хотели принимать на вооружение автоматическое оружие. Мол, патрон под него слабее, пуля летит недалеко, меткость и дальность не те — оружие для грабителей банков, а не для военных. Автоматический огонь в армии вполне серьёзно считали менее важным, чем дальнобойность. Итоги известны: финская война быстро сблизила советских командиров с реальной жизнью. Оказалось, что на километр солдат стреляет очень редко, а на сто метров и ближе — очень часто. Увы, подобные истории повторяются и сегодня.

Когда в 2012 году «Панцирь» принимали на вооружение, целый ряд военных был против. В.В. Белоцерковский и И.А. Разин посвятили целый доклад недостаткам комплекса. Слишком простая ракета (без самонаведения), слишком неустойчивое колёсное шасси, не дающее пушкам стрелять на ходу, не умеет сбивать баллистические ракеты и так далее, и тому подобное. Поневоле возникает вопрос: а мог бы тульский ЗРК вообще появиться, если бы деньги на его разработку давали российские, а не арабские военные? Не оказались ли заказчики из ОАЭ дальновиднее их отечественных коллег?

Сирийская кампания расставила всё по своим местам. «Обнаружилось», что комплексам прикрытия тыловых объектов вообще не приходится стрелять с марша — только с места, с раздвижными опорами, повышающими устойчивость. Что «безмозглая» ракета без самонаведения успешно сбивает беспилотники задёшево, а «головастая» ракета «Пэтриота» этого сделать не может — зато её неудачные пуски стоят миллионы долларов за штуку.

«Выяснилось», что «Панцири» применяют не в одиночку в чистом поле, а вкупе с С-400, который может сбивать дальнобойные ракеты противника. А также то, что такие ракеты в реальных войнах по нашим войскам вообще не применяют — ибо есть они только у развитых стран, которые почему-то воевать с нами несколько опасаются. В общем, оказалось, что «Панцирь» при всей его кажущейся простоте и дешевизне по ряду параметров справился лучше куда более дорогих и навороченных комплексов. То, что дальность его можно резко поднять, создав системы с принципиально иными возможностями, показывает, что потенциал «простой» ракеты всё ещё далек от исчерпания.

Александр Березин, Life.ru

news-front.info