C-25: как создавалась первая советская система ПРО. Пво с 25


Стартовые позиции ПВО С-25 "Беркут" в Кошерово - Журнал Хотабыча

Впервые я побывал на заброшенных стартовых позициях С-25 в Кошерово в 2007 году. Тогдашняя вылазка оказалась больше случайной. Я ничего не знал про систему, не знал что должны быть бункеры и найдя тогда одно строение я покинул объект с чувством глубокого удовлетворения. (вот старый пост ).

На этот раз мне хотелось посмотреть побольше.

1. Стартовые позиции С-25 вокруг москвы располагаются в два кольца. Первое на расстоянии 40 км, второе примерно 80 км. Часть из них отданы под дачи, некоторые заброшены, а в некоторых до сих пор располагаются воинские части. "Елочка" в Кошерово по прежнему заброшена не до конца. Примерно треть ее занимает действующая в/ч. оставшиеся 2/3 сильно поросли лесом. Тем не менее местами сохранилось даже ограждение из колючей проволоки. 

2. Грибы на территории самой части похоже не собирают и свинушки дорастают здесь до гигантских размеров. 

3. Дороги местами проходимы, а местами завалены деревьями после "ледяного дождя" 

4. Смотреть надо в оба, т.к. зелень хорошо маскирует серые бетонные строения. На этой будке красовалась надпись "Заправочный пост" 

5. Пройдя ее я обнаружил сильно руинированные здания и засыпанную толстым слоем мусора территорию 

6. Чуть в стороне стояли непонятного назначения кирпичные столбы 

7.

8.

9. На этой же поляне из небольшого возвышения торчал люк. Прямо как в фильме "LOST" 

11. Внутри ничего интересного: немого воды, мого мысора и голые бетонные стены. Это либо убежище, либо хранилище 

12. Пройдя чуть дальше нахожу еще один домик. 

13.

14. Интересно это люди его так задестроили или природа постаралась? 

15. Перекрестки елочки почти везед чистые и проходимые

16. То тут то там под ногами находишь разные бетонные детали

17. Идя вдоль по канавке где когда-то был проложен кабель дохожу до ямы, предположительно кабельный коллектор 

18. Поворачиваю голову и вижу холм. 

19. Это оказался бункер 

20. На его крыше нашлепка, как мне кажется для вентиляции 

21. Внутри пусто, но хорошо, что нет мусора 

21. Все оставшееся железо сильно проржавело 

22.

23.

24.

25. Бункер оказался со всеми удобствами, слева от входа располагался санузел 

26. Вот и все. Пройдя к дороге нахожу мобиль и еду смотреть заброшенную часть военного городка 

Для справки:С-25 Беркут (по классификации МО США и НАТО - SA-1 Guild ) — стационарная зенитно-ракетная система . Была принята на вооружение в СССР в 1955 году. Предназначалась для обороны г. Москвы от ударов средств воздушного нападения противника. Являлась первой в мире действующей ЗРС.

Военные части, оснащенные комплексами С-25, располагались на расстоянии 75-85 км от Москвы плотным кольцом (на расстоянии 10-15 км друг от друга). Военная часть, оснащенная С-25, представляла собой достаточно большой по площади объект, обслуживаемый большим количеством личного состава. Основным видом маскировки военный частей С-25 было расположение в лесных массивах, кроны деревьев которых прятали от посторонних глаз целые улицы военных частей.

Wikipedia

Интересная инфа по С-25 есть тут http://historykpvo.narod2.ru и также в сообществе http://c25-ru.livejournal.com/

Tags: абандон, армия, подмосковье, с-25, ссср, фото

xotab-81.livejournal.com

«Беркут» на страже столицы » Военное обозрение

Во второй половине сороковых годов авиаконструкторы ведущих стран занялись созданием новых самолетов с реактивными двигателями. Новый тип силовой установки позволял в разы повысить характеристики летательных аппаратов. Появление и активное развитие реактивной авиации стало поводом для беспокойства конструкторов зенитных систем. Новейшие и перспективные зенитные орудия уже не могли эффективно бороться со скоростными высотными целями, что требовало применять иной подход к созданию средств противовоздушной обороны. Единственным выходом из сложившейся ситуации были управляемые ракеты. Транспортно-заряжающие машины зенитной ракетной системы С-25 с ракетами В-300 на параде в Москве

Военное и политическое руководство СССР прекрасно понимало риски, связанные с развитием бомбардировочной авиации, результатом чего стало соответствующее постановление Совмина. Документом от 9 августа 1950 года требовалось в кратчайшие сроки создать зенитный ракетный комплекс, способный обеспечить эффективную противовоздушную оборону крупного города. Первым защищенным объектом должна была стать Москва, а в дальнейшем предполагалось развернуть систему противовоздушной обороны Ленинграда. Головным исполнителем работ было назначено Специальное бюро №1 (СБ-1), ныне ГСКБ «Алмаз-Антей». Руководителями проекта стали С.Л. Берия и П.Н. Куксенко. По первым буквам фамилий руководителей проект получил название «Беркут». Для разработки различных элементов перспективного ЗРК к проекту были привлечены несколько других организаций.

В соответствии с ранними вариантами проекта, в состав ЗРК «Беркут» должны были входить несколько основных элементов. На расстоянии около 25-30 и 200-250 км от Москвы предлагалось разместить два кольца системы радиолокационного обнаружения. Основой этой системы должны были стать станции «Кама». Для управления зенитными ракетами должны были использоваться два кольца РЛС наведения Б-200. Поражать самолеты противника предполагалось при помощи управляемых ракет В-300. Стартовые позиции ракет должны были располагаться вблизи радиолокационных станций наведения.

По имеющимся данным, в комплекс «Беркут» предполагалось включить не только ракетный, но и авиационный компонент. В течение некоторого времени велась разработка самолета-перехватчика на базе бомбардировщика Ту-4. Перехватчик должен был нести ракеты «воздух-воздух» Г-300. Разработка авиационной составляющей системы «Беркут» прекратилась на ранних стадиях проекта. По некоторым данным, на базе Ту-4 также предполагалось создать самолет дальнего радиолокационного обнаружения. По-видимому, этот проект так и остался на стадии предварительных исследований.

РЛС наведения Б-200 системы С-25

В соответствии с техническим заданием, ЗРК «Беркут» должен был обеспечивать оборону Москвы от массированного налета авиации противника. Максимальное количество самолетов, участвующих в налете, задавалось на уровне 1000 единиц. Ракеты комплекса должны были поражать цели, летящие со скоростью до 1200 км/ч на дальности до 35 км и высотах 3-25 км. Выполнение подобных требований позволяло гарантированно защитить столицу от любого массированного налета с использованием современных и перспективных дальних бомбардировщиков вероятного противника.

В состав ЗРК «Беркут» должна была войти управляемая ракета В-300. Разработку этого боеприпаса поручили ОКБ-301 под руководством С.А. Лавочкина. Техническое задание требовало создать ракету со стартовой массой не более 1000 кг, способную поражать цели на дальности до 30 км и на высотах до 25 км. Уже первые расчеты показали, что существующий уровень развития науки и техники не позволит выполнить такие требования. При промахе около 50-75 метров (такими были возможности предлагаемой аппаратуры управления) требовалась боевая часть массой не менее 250-260 кг. Еще 170 кг весила аппаратура, из-за чего на конструктивные элементы ракеты, двигатель и топливо оставалось чуть более 500 кг. Все это не позволяло выполнить заданные требования по дальности и высоте поражения целей.

Гарантированное соответствие ракеты требованиям обеспечивалось только при стартовом весе свыше 3,5 тонны. Получив одобрение, сотрудники ОКБ-301 начали разработку двух вариантов ракеты В-300. Первый вариант предусматривал создание одноступенчатой ракеты со стартовым весом 3,4 тонны и продолжительностью полета 60 секунд. Кроме того, предлагалась двухступенчатая ракета с твердотопливным ускорителем (1,2 т) и маршевой ступенью весом около 2,2 т. По результатам сравнения был выбран вариант с одной ступенью.

Готовая ракета В-300 (заводской индекс «изделие 205») имела общую длину около 11,45 м, корпус диаметром 650 мм и стартовый вес 3,58 т. Одноступенчатое изделие выполнили по аэродинамической схеме «утка». В носовой части ракеты имелись Х-образные воздушные рули, в средней – Х-образные крылья с элеронами. В хвосте ракеты предусмотрели дополнительные газовые рули, необходимые для управления в первые секунды полета. Жидкостный двигатель для ракеты В-300 разрабатывался в ОКБ-2 НИИ-88 под руководством А.И. Исаева. Двигатель развивал тягу до 9000 кг. Для упрощения конструкции ракеты двигатель оснастили вытеснительной системой подачи топлива с воздушным аккумулятором давления.

Ракета ЗРК «Беркут» оснащалась радиокомандной системой управления. Наземные элементы комплекса должны были следить за движением цели и ракеты, обрабатывать полученные сведения и вырабатывать команды для управляемого боеприпаса. Ракету В-300 оснастили осколочно-фугасной боевой частью Е-600, способной поражать цели на дистанции до 70-75 метров. Боевую часть оборудовали неконтактным радиовзрываетелем. Известно о разработке кумулятивной боевой части.

Ракеты В-300 на стартовых позициях

Ракета должна была стартовать вертикально, используя специальную пусковую установку. Стартовый стол для управляемых ракет представлял собой сравнительно простую металлическую конструкцию с набором креплений для ракеты. Наземная аппаратура и ракета соединялись кабелем через быстросбрасываемый разъем. Устанавливаться на стартовый стол ракета должна была при помощи специальной транспортной тележки с подъемным механизмом.

Для обнаружения воздушных целей могли использоваться любые имеющиеся в войсках радиолокационные станции. Сопровождение целей и наведение ракет должно было осуществляться при помощи РЛС Б-200. Характерной чертой станции Б-200 стали антенны многоугольной формы. Антенны состояли из двух трехгранных формирователей луча. РЛС Б-200 оснащалась двумя такими антеннами: азимутальной и угломестной. Первая из них имела ширину 8 м, вторая – 9 м. Постоянно вращаясь, каждая из антенн сканировала сектор шириной 60°. Ширина луча составляла 1°.

РЛС Б-200 также обозначалась аббревиатурой ЦРН – «Центральный радиолокатор наведения», поскольку предназначалась для управления зенитной ракетой. ЦРН имел 20 стрельбовых каналов, каждый из которых был выполнен в виде отдельного блока счетно-решающей аппаратуры. Стрельбовые каналы каждой РЛС Б-200 были сведены в четыре группы, каждая из которых оснащалась своей антенной передачи команд.

В конце июля 1951 года – чуть менее чем через год после начала работ – на полигоне Капустин Яр состоялся первый запуск ракеты В-300. Опытные изделия запускались в вертикальном положении со стартового стола. Первые три испытательных запуска предназначались для проверки работы систем ракеты на начальных стадиях полета. Три раза подряд опытные ракеты нормально поднимались со стартового стола, своевременно сбрасывали газовые рули, а также показывали характеристики, соответствующие расчетным. Следующие пять тестовых запусков предназначались для отработки системы склонения в вертикальной плоскости при помощи газовых рулей. В этой серии только второй пуск прошел без каких-либо проблем.

Изучение результатов испытательных пусков позволило установить, что виновниками четырех неудач на испытаниях были аппаратура ракеты и наземные кабельные линии. В конце августа и начале сентября 51-го года системы ракеты В-300 были испытаны на стенде завода №301, что позволило вскоре возобновить летные испытания. С 19 сентября до 5 октября провели еще 10 испытательных пусков. В ноябре-декабре провели последнюю серию тестовых запусков первого этапа летных испытаний. Из 12 запущенных ракет 4 несли полный комплект аппаратуры, а 2 оснащались радиовзрывателями. Серия из 12 пусков обошлась без серьезных проблем, но доводка ракеты продолжилась.

Четвертая, пятая и шестая серии пусков, осуществленные в 1952 году, имели своей целью отработку различных элементов оборудования ракеты, в первую очередь радиоэлектронных систем. До конца 52-го года были проведены еще две серии пусков, в которых использовалась РЛС наведения Б-200. В девятой и десятой сериях тестовых запусков (1953 г.) использовались ракеты, произведенные серийными заводами. Результатом десяти серий испытательных пусков стала рекомендация к началу серийного производства новой ракеты и прочих элементов нового зенитного комплекса «Беркут».

Серийное производство ракет В-300 велось на заводах №41, №82, и №464. До конца 1953 года промышленность успела изготовить свыше 2300 ракет. Вскоре после появления приказа о начале серийного производства проект «Беркут» получил новое обозначение – С-25. Новым руководителем проекта стал А.А. Расплетин.

В конце весны 1953 года прошли новые испытания, целью которых было определение реальных характеристик зенитной ракетной системы. В качестве мишеней использовались переоборудованные самолеты Ту-4 и Ил-28. При атаке мишеней типа Ту-4 зенитчики одновременно обстреливали по две цели. Один из переоборудованных бомбардировщиков был подбит первой ракетой, а вторая подорвалась рядом с горящей мишенью. На уничтожение трех других самолетов понадобилось от одной до трех ракет. При стрельбах по мишеням Ил-28 один самолет был уничтожен одной ракетой, три других – двумя.

Развертывание противовоздушной обороны Москвы на основе ЗРК С-25 оказалось чрезвычайно сложной задачей. Для обеспечения наиболее эффективной работы системы было решено создать вокруг столицы два кольца обороны: одно в 85-90 км от центра Москвы, другое – в 45-50 км. Внешнее кольцо предназначалось для уничтожения основной массы атакующих самолетов противника, а внутреннее должно было сбивать прорвавшиеся бомбардировщики. Строительство позиций для ЗРК С-25 велось с 1953 по 1958 год. Вокруг Москвы были построены две кольцевые автодороги и разветвленная дорожная сеть, предназначавшиеся для обслуживания зенитных систем. В общей сложности вокруг Москвы было развернуто 56 зенитно-ракетных полков: 22 на внутреннем кольце и 34 на внешнем.

Позиции каждого из 56 полков позволяли развернуть 60 пусковых установок с зенитными ракетами. Таким образом, одновременно на дежурстве могли находиться 3360 ракет. При использовании трех ракет на одну цель система ПВО С-25 была способна отразить атаку тысячи вражеских самолетов. По некоторым данным, каждый полк располагал тремя ракетами В-300 со специальной боевой частью мощностью 20 килотонн. Такая ракета могла гарантированно уничтожить все самолеты противника в радиусе 1 км от точки подрыва и серьезно повредить находящиеся на большем удалении.

В середине шестидесятых годов ЗРК С-25 прошел крупную модернизацию, в результате которой к его названию добавилась литера «М». Крупнейшим доработкам подвергся центральный радиолокатор наведения Б-200. Все использованные на нем электромеханические приборы были заменены электронными. Это положительным образом сказалось на характеристиках РЛС наведения. Кроме того, ЗРК С-25М получил обновленную ракету с новым радиоэлектронным оборудованием. Новая ракета могла поражать цели на дальностях до 40 км и высоте от 1,5 до 30 км.

7 ноября 1960 года ракету В-300 впервые показали широкой общественности. Несколько изделий этого типа провезли на тягачах по Красной площади. До середины восьмидесятых годов ракеты В-300 присутствовали на каждом военном параде. За два с лишним десятилетия в полки ПВО, защищавшие Москву, было поставлено более 32 тыс ракет В-300. В течение длительного времени эти изделия оставались самым массовым типом управляемых ракет в СССР.

Создание комплекса С-25 «Беркут» и развертывание системы противовоздушной обороны Москвы на его основе стало первым успешным отечественным проектом в области зенитных ракетных систем, а ракета В-300 стала первым советским серийным изделием своего класса. Как и любая первая разработка, ЗРК С-25 имел некоторые недостатки. Прежде всего сомнения вызывала устойчивость комплекса к средствам радиоэлектронной борьбы, появившимся вскоре после его постановки на вооружение. Кроме того, неоднозначным решением было равномерное распределение ракет вокруг Москвы без учета повышенных рисков атаки с северного и западного направлений. Наконец, развертывание системы ПВО крупнейшего в стране города было чрезвычайно дорогим проектом. Изначально предполагалось построить две системы ПВО на основе комплекса С-25: вокруг Москвы и вокруг Ленинграда. Тем не менее, колоссальная стоимость проекта в итоге привела к тому, что на дежурство заступила лишь одна такая система, а строительство второй отменили.

Ракеты В-300 и их модификации защищали небо Москвы и Подмосковья до восьмидесятых годов. С появлением новых комплексов С-300П устаревшие системы начали постепенно снимать с дежурства. К середине восьмидесятых годов все полки ПВО Москвы перешли на новую технику. Большая эффективность новых радиолокационных станций и зенитных систем, а также развитие противовоздушной обороны всей страны, позволили обеспечить более эффективную защиту столицы и близлежащих районов.

По материалам:http://pvo.guns.ru/http://otvaga2004.ru/Василин Н.Я., Гуринович А.Л. Зенитные ракетные комплексы. – Мн.: ООО «Попурри», 2002

topwar.ru

К дню Войск ПВО: система С-25. Продолжение - 14 Апреля 2013

В первой части статьи мы успели поговорить только о постановке задачи на систему С-25 и изложить самые общие сведения о системе телеуправления, в ней реализованной.

Задача была грандиозная – наглухо закрыть Москву от налёта 1000 бомбардировщиков. Именно наглухо, так как бомбы на тех бомбардировщиках, по крайней мере на некоторых из них, предполагались атомные. А телеуправление… что ж, сейчас им и займёмся.

ЗРК С-25: локатор плюс ракета

Сначала – несколько терминов.

То, что мы выше назвали боевой единицей, правильно называть зенитным ракетным комплексом – ЗРК. То есть ЗРК – это минимально необходимый комплект средств, обеспечивающих возможность стрелять по цели. Коротко говоря, он состоит из систем наведения, стартовых устройств и собственно ракет.

Группировка комплексов, предназначенных для обороны объекта или территории, называется зенитной ракетной системой – ЗРС. В состав ЗРС, кроме ЗРК, входят РЛС дальнего обнаружения, командные пункты, системы связи.

Сегодня, когда ракеты поставляются с завода в транспортно-пусковых контейнерах, готовыми к немедленному применению, состав ЗРС может этим и ограничиваться. Но на рубеже 40–50-х годов прошлого века, во времена жидкостных ракет и сравнительно низкой надёжности бортовой аппаратуры, ЗРС включала ещё базы хранения ракет, пункты их проверки, средства доставки ракет к боевым позициям и установки на стартовые устройства, технику для заправки компонентами топлива и сжатыми газами и другое оборудование.

Всё это было в составе ЗРС С-25.

Центральный радиолокатор наведения – Б-200. Как мы уже говорили, от идеи использования в составе ЗРК двух локаторов для работы по каждой цели отказались ещё на этапе проработки концепции С-25. Взамен А.А. Расплетин предложил решение, поистине революционное.

На двух кольцевых рубежах вокруг Москвы должны были разместиться 56 ЗРК. Каждый включал одну РЛС, «зона ответственности» которой представляла собой не полный круг, а лишь сектор шириной 60°. Зато каждый локатор должен был быть способен одновременно «вести» 20 целей и 20 ЗУР!

Это называется многоканальной РЛС; но спроектировать локатор, формирующий 40 узких лучей, в то время было абсолютно невозможно.

Давайте посмотрим предельно упрощённо – как узколучевой локатор определяет координаты цели? Он направляет свой луч туда, где она должна быть – это делается обычно по данным внешнего целеуказания. Получив отражённый сигнал, локатор «понимает», что цель засечена, и он «знает» направление на неё, потому что это – направление его луча. Так получаются азимут (горизонтальное направление) и угол места (наклон линии визирования к горизонту) цели. Время между посылкой импульса и приходом отклика позволяет рассчитать дальность.

Но цель движется, уходит из луча. Тогда локатор по некоторому закону «двигает» лучом в пределах небольшой области углов – производит сканирование пространства вблизи от ранее обнаруженного местоположения цели. Вновь находит её, вновь определяет параметры – так осуществляется процесс сопровождения.

Как видим, узколучевая РЛС позволяет сразу получить все требуемые характеристики цели. Но расплачиваться за это приходится довольно сложным управлением лучом. На рубеже 1940–50-х годов не существовало аппаратуры, позволившей бы «обслуживать» сразу несколько целей таким способом.

Поэтому для «Беркута» была предложена РЛС особой схемы, получившая индекс Б-200. По зоне ответственности она была названа секторным локатором, а по своей роли в составе ЗРК – центральным радиолокатором наведения – ЦРН. Структура ЦРН была определена в основном П.Н. Куксенко.

Б-200 имел две антенны, формирующие широкие плоские лучи. Их называли «лопатообразными», так как их толщина была всего порядка 1º, а ширина ¬– 57°. Одна антенна «отвечала» за определение азимута целей и ракет, вторая – за угол места. Соответственно, одна из «лопат» должна была «просеивать» пространство справа налево (или наоборот), а вторая – снизу вверх (или наоборот).

Это называется линейным сканированием.

Я уже говорил, что рассчитывал на журнального художника. Эта картинка – я нарисовал ему прообраз рисунка, иллюстрирующего эти самые лопатообразные лучи. Он, действительно, нарисовал; как ни странно, у него получилось красивее, чем у меня Впрочем, тоже не очень понятно. Тут, чтобы было хорошо, нужно видео… Ну, ладно, да? Вы меня простите? Если читать текст, то можно понять и эти каляки…

Надо подчеркнуть, что отдельности ни одна из антенн не даёт представления о положении цели в пространстве.

Вертикальная «лопата», перемещаясь, при наличии целей время от времени получает отражённые от них сигналы. Но это говорит лишь о том, что по данному азимуту что-то есть – что-то есть в пределах ширины луча, то есть угла 57°. Но на какой оно высоте, да и одно ли оно, или по данному азимуту находится сразу несколько целей, – непонятно.

То же самое происходит с угломестной антенной. Получив отражённый сигнал, она «понимает», что в луч попал некий объект или объекты; но где он (они) в пределах горизонтального угла 57° – неизвестно.

Зато обе антенны могут легко фиксировать и два, и пять, и 40 фактов отражения. А составлением из этих фактов пар (азимут + угол места), соответствующих каждому конкретному бомбардировщику и ракете, занимается счётно-решающий прибор СРП.

Теперь, поняв принцип, мы можем говорить о технической реализации ЦРН.

…Когда смотришь на фотографии антенн локатора Б-200, надо помнить одно важное обстоятельство.

Мы привыкли, что в «классических» РЛС поверхность антенны является зеркалом, фокусирующим луч, который, таким образом, направлен по нормали к этой поверхности (мы не говорим здесь об РЛС с электронным сканированием). Антенна поворачивается вокруг вертикальной оси, заставляя луч сканировать пространство по азимуту.

У Б-200 дело обстоит совсем не так! Здесь луч «исходит» их торца конструкции.

Вот перед нами почти горизонтально (уточнение – ниже) лежит азимутальная антенна. Луч, формируемый ею, – это тонкий сектор электромагнитного поля с углом при вершине 57°, плоскость которого перпендикулярна земной поверхности и линии кромки антенны. Антенна вращается вокруг почти вертикальной оси, как колесо лежащего велосипеда, и этот вертикальный сектор прочёсывает пространство…

Чтобы устойчиво управлять процессом наведения, сведения о положении целей и ракет надо было часто обновлять – для С-25 необходимая частота сканирования равнялась 20 Гц. Но антенна – агрегат крупногабаритный и тяжёлый, качать его на 60º туда-сюда с такой скоростью более чем затруднительно. Выход был найден эффективный и остроумный.

Формирователи «лопатообразных» лучей – треугольники со скруглёнными углами – собирались по три в плоскую группу. Вся антенна представляла собой двухслойную конструкцию из двух таких групп, сдвинутых друг относительно друга на 60°. Антенны вращались вокруг осей, перпендикулярных их плоскости, при этом волноводный тракт поочерёдно подключался к каждому формирователю луча в той фазе вращения, когда последний был направлен в нужный 60-градусный сектор – по азимуту для одной антенны и по углу места – для другой.

Таким образом, частота вращения крупной – диаметр вращающейся части около 6 м – антенны была в шесть раз ниже необходимой частоты сканирования – порядка 200 об/мин. А это уже вполне технически реализуемо.

Угломестная антенна устанавливалась вертикально, ось её вращения была параллельна поверхности земли. Азимутальную же установили не горизонтально, а под углом 30º к поверхности (ось отклонена на 30º от вертикали). При таком положении при ширине луча 57º его нижняя граница очень полого поднималась вверх, всегда имела небольшой, но не нулевой угол над горизонтальной плоскостью. Таким простым способом гарантированно исключались засветки от земных неровностей, местных предметов.

Тот же вопрос для угломестной антенны решался за счёт рассчитанного выбора момента подключения передатчика к очередному формирователю – тогда, когда последний направлял свою «лопату» заведомо выше горизонта.

Давайте, наконец, помещу фото антенн:

Более крупного фото не нашёл, чтобы обе сразу. Ну и ничего; в общем понятно и, главное, видно, как установлена под наклоном азимутальная антенна

На каждую из антенн работал мощный передатчик, приходящие от целей и ракет сигналы усиливались в высокочастотном усилителе.

Дальше шло разделение на 20 независимых стрельбовых каналов. В каждом канале – система автоматического сопровождения цели и ракеты и счётно-решающий прибор, реализующий алгоритм наведения и формирующий команды для ракеты. Каналы объединялись в четыре пятиканальные группы, каждая группа оборудовалась рабочим местом операторов – централизованного управления боевой работой и ручного сопровождения целей. Ещё были устройства синхронизации работы ЦРН, станция передачи команд на ракеты, рабочее место командира комплекса, другое общее оборудование.

Весь ЦРН, кроме локаторных антенн и четырёх антенн передачи команд, располагался в полузаглубленном бетонном бункере, рассчитанном на прямое попадание 1000-килограммовой бомбы.

Б-200 работал в 10-см диапазоне. Дальность устойчивого автоматического сопровождения составляла 50 км при высоте полёта цели 10 км и 36 км – при высоте 3 км; максимальная высота обнаружения – 20–25 км. В момент ввода системы в строй это был самый мощный отечественный локатор; а может быть, и самый мощный стрельбовой локатор в мире.

Но главное – с таким локатором С-25 стала первой в мире многоканальной зенитной ракетной системой. Именно и только благодаря этому её возможности по обороне Москвы во десятки раз превосходили возможности системы «Найк-Аякс», развёрнутой в количестве 40 ЗРК для защиты Вашингтона.

Зенитная управляемая ракета. ЗУР, с которой С-25 была принята на вооружение, называлась В-300. Разрабатывалась она в КБ знаменитого уже тогда авиаконструктора С.А. Лавочкина группой П.Д. Грушина, ставшего знаменитым потом. Жидкостный ракетный двигатель создавался в НИИ-88 под руководством А.М. Исаева, также впоследствии возглавившего одно из крупнейших отечественных КБ ракетного двигателестроения.

Под индексом В-300 скрывались несколько модификаций ракеты. Государственные испытания проходили с вариантами 205, 207, 207А – по этому последнему было сделано официальное заключение о соответствии комплекса в целом заданным требованиям.

Ракета системы С-25 в Музее техники Вадима Задорожного. Какая модификация – ей-богу, не знаю…

ЗУР 207А – одноступенчатая ракета с крестообразными рулями и крылом, выполнена по аэродинамической схеме «утка» – когда оперение располагается впереди, а крыло – сзади. Диаметр корпуса – 0,71 м, длина – 11,43 м, стартовая масса – 3405 кг. Тяга ЖРД регулируемая, в пределах от 2,5 до 9 т.

Управление по курсу и тангажу выполнялось рулями, по крену – элеронами на двух из четырёх крыльев. Из-за сравнительно малой тяговооружённости для управления в первые секунды разгона пришлось дополнительно применить газовые рули. Это же обстоятельство предопределило способ старта – ЗУР устанавливалась вертикально на стартовый стол, а после пуска её траектория автоматически склонялась в ту сторону, куда «смотрели» лучи ЦРН.

Датчиковое оборудование автопилота включало интегрирующие гироскопы для контроля пространственного положения, датчики линейных ускорений для измерения ухода центра масс от заданной траектории, а также свободный гироскоп, включенный в контур стабилизации по крену. Приводы рулей – пневматические.

Аппаратура радиокомандного наведения выполняла две функции. Во-первых, она отвечала на зондирующий сигнал радиолокатора наведения – об этом написано выше. Этим занимался приёмоответчик, антенна которого располагалась на нижней законцовке крестообразного крыла. Во-вторых, надо было принимать команды управления и, обработав, передавать их на автопилот. Это было задачей блока управления, имевшего антенну на верхней законцовке крыла.

Ещё один бортовой электронный блок – радиовзрыватель с радиусом действия 70 м. Боевая часть на разных модификациях ракет системы С-25 была разная, как по типу, так и по массе; последняя варьировалась от 235 до 390 кг. Конкретно на 207А монтировалась кумулятивная осколочно-фугасная боевая часть массой 318 кг, содержащая радиально ориентированные кумулятивные заряды. При подрыве они образовывали поражающее поле в виде диска треугольного сечения с углом расхождения 6°.

Максимальная скорость ракеты достигала 3670 км/ч, располагаемая перегрузка равнялась 6 на высотах до 15 км и 4 – на высоте 20 км. Этого вполне хватало для поражения целей, заданных в ТЗ на систему – околозвуковых тяжёлых бомбардировщиков.

В отличие от локатора Б-200, характеристики ЗУР системы С-25 нельзя назвать уникальными на мировом уровне. Но для отечественной науки и промышленности они были по-настоящему этапными, прорывными – а это тоже важно, потому что ни о какой кооперации в области разработки систем вооружения тогда, разумеется, не могло быть и речи.

Описанные два элемента, ЦРН (в войсках он назывался РТЦ – радиотехнический центр) и зенитная ракета, составляли основу ЗРК системы С-25. Как уже сказано, ЗРК – это минимальная конфигурация средств системы, позволяющая «работать» по целям. С точки зрения войсковой организации ЗРК С-25 представлял собой полк в составе радиотехнической батареи, обслуживающей ЦРН, и двух стартовых батарей пятивзводного состава. Взвод отвечал за стартовую позицию, объединявшую шесть ПУ; позиции располагались на расстоянии от 1,2 до 4 км от ЦРН, дистанция между ПУ – 300 м. Итого полк имел 60 ПУ, то есть по три ракеты на каждый канал обстрела. На одну цель можно было одновременно наводить, в автоматическом или ручном режиме, одну-две ракеты.

Помимо ракет и ЦРН, в технический парк полка входили технологические агрегаты: пусковые столы, подъёмные устройства для установки ракет, полуприцепы для их транспортировки и заправки, а также бункеры с пультами предпусковой подготовки – по одному на стартовую позицию.

Всё. Можно переходить к испытаниям, развёртыванию и далее.

vremena.takie.org

Персональный сайт по истории пво

 

 Ракеты В-300.

Ракеты применяемые в С-25 имели обобщённый индекс В-300.На самом деле за годы существования системы последовательно-параллельно находилось на вооружении 8 типов "изделий" :"205","207","215","217","218","5Я24",25Я25","44Н6"."Изделия" "215","218","44Н6" обладали повышенной надёжностью и предназначались для действия по групповым целям с использованием спецзаряда.  

Материалы по В-300 из технического проекта 1951 года:

 
  •   "Беркут" Технический проект раздел 7."Бортовая аппаратура управляемых зенитных ракет." 1951 г.  http://yadi.sk/d/GEJmWIVa6nsio

 

  • Подъемно-пусковое устройство стартовой площадки (СМ-102А и СМ-82) Руководство службы.(для 207 и 205 ракет).  http://yadi.sk/d/Ps2AVzxo6nvPc
  • Автополуприцеп ПР-7МДП.Техническое описание и инструкция по эксплуатации.  http://yadi.sk/d/3gacQKEb6nvVY
  • Контрольно- измерительные установки КИП-11М и КИП-12.Руководство службы.1958г. http://yadi.sk/d/DNHB9PY76nv_e

Ракета 217М.

           Вклейка  http://yadi.sk/d/XZmFUAHz6nw32

  • Техническое описание.Книга 3.Аппаратура радиоуправления,радиовизирования и радиостробирования В301С(без вклеек).  http://yadi.sk/d/432WE5xn6nw9k  

           Вклейка  http://yadi.sk/d/n8wS202I6nwMc

  • Техническое описание.Книга 4.Радиовзрыватель Е-802М-I I. (без вклеек). http://yadi.sk/d/Cp-7o7t66nwVg  

          Вклейка  http://yadi.sk/d/5grBleFT6nwam

          Вклейка  http://yadi.sk/d/19uwD5nH72j7m

  • Ракета 217М.Инструкция по эксплуатации.Книга 1.Содержание ракеты на технической базе.  http://yadi.sk/d/F0gTFrh36nwx4
  • Ракета 217М.Инструкция по эксплуатации.Книга 2.Проверка бортовой аппаратуры ракеты на технической базе и стартовой позиции.  http://yadi.sk/d/LrMrEYlo6nx0q
  • Ракета 217М.Инструкция по эксплуатации.    Книга3.Заправка,снаряжение,нейтрализация и консервация ракеты на технической базе. http://yadi.sk/d/ZNWaMBsp6nx5Q
  • Ракета 217М.Инструкция по эксплуатации.Книга 4.Содержание ракеты на стартовой позиции.  http://yadi.sk/d/kMVABtxb6nxB8
  • Отчет о НИР "Исследование возможностей повышения эффективности радиовзрывателей,разрабатываемых для ракет 217 и 225.1956 г  http://yadi.sk/d/Sc169aHt6nuKy
  • Акт-отчет о результатах полигонных испытаний аппаратуры "ФАР-1" и "СШ-45-20"  http://yadi.sk/d/TjFtn1Wp6nuGA
  • Баллистические характеристики ракеты 217М,уточненные по результатам пусков за период июль 1960 - январь 1964 гг.  http://yadi.sk/d/2YWS0mre6m8UI
  • Отчёт по заводским лётным  испытаниям  ракеты 217М в комплексе с модернизированной станцией Б-200МР.Испытания в замкнутом контуре управления.1960 г. http://yadi.sk/d/svraBUrmHzQda
  •  Акт совместных испытаний средств системы 25,модернизированных по 2-му этапу,с ракетой 217М. http://yadi.sk/d/ZdkLA7wAGWt2Q
Ракета 218.
  • Акт по совместным испытаниям комплекса Б-200МР с ракетой "218".Том 2,1964 г.  http://yadi.sk/d/KWdy-AG96nunw
  • Ракета 218 - это развитие ракеты 215.Впервые испытания зенитной ракеты со спецзарядом прошли  19 января 1957г. Капустин Яр.Испытания ракеты 215(со спец зарядом).(Михаил Первов.”Зенитное ракетное оружие ПВО страны”стр.121-122.Есть подробности:  http://yadi.sk/d/nGT-vYj_72iry

Ракета 44Н6.

  • Акт государственных испытаний ракеты 44Н6 (5Я24С ) в составе огневого комплекса системы С-25М1. Часть 1.Книга 1. http://yadi.sk /d/zch2GvXB6nuw8
  • Акт государственных испытаний ракеты 44Н6 (5Я24С ) в составе огневого комплекса системы С-25М1. .Книга 1.  http://yadi.sk/d/lPOWN-kO6nv3S
  • Акт государственных испытаний ракеты 44Н6 (5Я24С ) в составе огневого комплекса системы С-25М1. .Книга 5.  Иллюстрации по ракете 44Н6.

  http://yadi.sk/d/UDDhmakP6nv7C

Ракета 5Я24.

Ракета 5Я25.

  • Эффективность стрельбы огневого комплекса Б-200МР с ракетой 5Я25 (с учётом поражающего действия осколков БЧ по СИД-67). http://yadi.sk/d/sTOtawxLGJGRM

    Альбом фотографий по совместным испытаниям (СИ-это испытания совместно разработчика и заказчика, т.е.военных) ракеты 5Я25 в  составе комплекса С-25.Качество не очень хорошее,потому ,что это не цветные фотографии,а черно-белые ,раскрашенные художником.За 40 с лишним лет они и цвет несколько потеряли и вид.Но другого нет!

  • Акт по совместным испытаниям огневого комплекса С-25М,доработанного по 1-ой очереди 4-го этапа модернизации.Том 1.  http://yadi.sk/d/Po9dcSPM6nvGw
  • Акт по совместным испытаниям огневого комплекса С-25М,доработанного по 1-ой очереди 4-го этапа модернизации.Том 3.Ракета 5Я25М и наземное оборудование.Книга 1.  Наземные и летные испытания.1971 г.  http://yadi.sk/d/2eT6Yw386nua0

historykpvo-2.ucoz.ru

С-25 — Википедия

С-25 «Бе́ркут» (по классификации НАТО — SA-1 Guild) — стационарный зенитно-ракетный комплекс (ЗРК). Был принят на вооружение в СССР в 1955 году. Предназначался для обороны Москвы от ударов средств воздушного нападения противника. Являлся одним из первых принятых на вооружение зенитно-ракетных комплексов.

Дальнейшим развитием идей, заложенных в С-25, стало создание мобильного зенитно-ракетного комплекса С-75.

В конце 40-х годов XX века Советскому Союзу потребовалась комплексная защита Москвы от возможных массированных воздушных атак. Так в стране началось осуществление одного из наиболее сложных и дорогостоящих на то время проектов по созданию ракетной системы ПВО, управляемой с помощью радиолокационной сети. Решение о создании этой системы было принято в августе 1950 года.

Организация работ по системе «Беркут» была возложена на Третье главное управление при Совете Министров СССР. Её курировал Л. П. Берия. Головным разработчиком системы было назначено московское КБ-1 во главе с заместителем министра вооружений К. М. Герасимовым и главными конструкторами С. Л. Берия и П. Н. Куксенко. Заместителем главного конструктора был А. Расплетин. РТИ АН СССР разрабатывал технологическое оборудование, системы оповещения, целеуказания, управления и связи[1]. ОКБ-301, возглавляемому С. Лавочкиным, была поручена разработка одноступенчатых ассоциированных ракет В-300. Уже в июне 1951 года были проведены испытательные пуски.

Радиолокационной станции секторного обзора 10-сантиметрового диапазона был присвоен индекс Б-200. Комплекс сооружений с радиолокатором в конструкторской документации получил название ЦРН (центральный радиолокатор наведения), в войсковой документации — РТЦ (радиотехнический центр). Каждая станция, имея двадцать стрельбовых каналов, должна была обеспечивать одновременное наблюдение за двадцатью целями и наводить на них до двадцати ракет.

20 сентября 1952 года опытный образец Б-200 был отправлен на полигон Капустин Яр для стрельбовых испытаний с ракетами В-300. 25 мая 1953 года управляемой ракетой был впервые сбит самолет-мишень Ту-4. В 1953 году по настоянию группы военных, указывавших на чрезмерную сложность эксплуатации системы и её низкую эффективность, были проведены сравнительные испытания зенитной артиллерии и системы «Беркут». Лишь после этих сравнительных стрельб у артиллеристов отпали последние сомнения в эффективности управляемого ракетного оружия.

Серийные образцы ракет были испытаны в 1954 году: произведён одновременный перехват 20 целей. Сразу после завершающего этапа испытаний начались бурные дебаты о том, принимать ли систему С-25 на вооружение. Военные считали, что система настолько сложна, что принимать её сразу на вооружение не следует, а надо принять в опытную эксплуатацию на один год, после чего, без дополнительных испытаний, поставить на боевое дежурство. Разработчики же системы считали, что систему надо сразу принимать на вооружение и ставить на боевое дежурство, а войска следует обучать прямо во время несения боевого дежурства. Точку в споре поставил Никита Хрущёв. 7 мая 1955 года постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР система С-25 была принята на вооружение.

Впервые ракеты комплекса (В-300) были открыто показаны на военном параде 7 ноября 1960 года.

В соответствии с указанием Сталина, система ПВО Москвы должна была обладать возможностью отражения массированного налёта авиации противника с участием до 1200 самолетов. Расчеты показали, что для этого потребуется 56 многоканальных зенитных ракетных комплексов с РЛС секторного обзора и пусковыми установками ракет, размещенных на двух кольцах. На внутреннем кольце, на расстоянии 45—50 километров от центра Москвы, было намечено разместить 22 комплекса, на внешнем кольце, на расстоянии 85—90 километров — 34 комплекса. Комплексы должны были располагаться на расстоянии 12—15 километров друг от друга — так, чтобы сектор огня каждого из них перекрывал сектора комплексов, находящихся слева и справа, создавая сплошное поле поражения.

Военные части, оснащённые комплексами С-25, представляли собой достаточно большие по площади объекты, обслуживаемые большим количеством личного состава. Основным видом маскировки военных частей С-25 было расположение в лесных массивах, кроны деревьев которых прятали установки и сооружения от посторонних глаз.

Позже зоны ответственности всех полков С-25 были разбиты на четыре равных сектора, в каждом из которых находилось 14 зенитных ракетных полков ближнего и дальнего эшелонов. Каждые 14 полков образовывали корпус. Четыре корпуса составили 1-ю армию ПВО особого назначения.

В 1990-е годы большинство частей С-25 были расформированы. В настоящее время на некоторых из бывших боевых позиций располагаются военные объекты другого назначения (в частности, развёрнуты комплексы С-300 и С-400), часть используется как дачные участки, иные представляют собой заброшенные территории.

Характеристики[править]

Характеристики системы образца 1955 года:

  • Скорость целей: 1500 км/ч
  • Высота поражения: 5,0—20 км.
  • Дальность: 35 км.
  • Количество поражаемых целей: 20.
  • Количество ЗУР: 60.
  • Возможность поражения цели в помехах: нет.
  • Срок хранения ракеты:
    • на пусковой установке — 0,5 года;
    • на складе — 2,5 года.

Характеристики после модернизации 1966 года:

  • Скорость целей: 4200 км/ч.
  • Высота поражения: 1500-30000 м.
  • Дальность: 43 км.
  • Количество поражаемых целей: 20.
  • Количество ЗУР: 60.
  • Возможность поражения цели в помехах: есть.
  • Срок хранения ракеты:
    • на пусковой установке — 5 лет;
    • на складе — 15 лет.

Оценка проекта[править]

Для своего времени система С-25 была техническим шедевром, находившимся почти на грани доступной технологии. Это был первый многоканальный зенитный ракетный комплекс, способный решать задачи одновременного отслеживания и поражения значительного количества целей и организации взаимодействия между отдельными батареями. Впервые в составе комплекса были применены многоканальные РЛС. Ни один другой зенитный ракетный комплекс вплоть до конца 1960-х не обладал такими возможностями.

В то же время, будучи пределом совершенства, достижимого в то время, система С-25 имела и ряд недостатков. Ключевым из них была крайне высокая стоимость и сложность системы. Развёртывание и обслуживание комплексов С-25 было экономически оправдано только для прикрытия наиболее важных, ключевых объектов: в итоге, комплексы удалось развернуть только вокруг Москвы (планы развёртывания модифицированной версии комплекса вокруг Ленинграда были отменены), а вся остальная территория СССР не имела зенитного ракетного прикрытия вплоть до 1960-х. Для сравнения, в тот же период времени американцы развернули для защиты городов и военных баз более сотни зенитных батарей MIM-3 Nike Ajax, которые, хотя и были одноканальными и существенно более примитивными, в то же время и стоили меньше и могли развёртываться в гораздо больших количествах.

Ещё одним недостатком С-25 была его стационарность: комплекс был полностью немобилен и не мог быть передислоцирован. Таким образом, сам по себе комплекс был уязвим для возможного ядерного нападения противника.

Но главным недостатком системы С-25 было то, что заложенные в ней изначально требования защиты от массированного налёта с применением сотен бомбардировщиков устарели к моменту принятия на вооружение. В основе ядерной стратегии теперь лежали независимые действия небольших звеньев бомбардировщиков, обнаружить которые было значительно труднее, чем прежние воздушные армады. Таким образом, уже к моменту принятия на вооружение заложенные в систему требования оказались избыточны: существующие ограничения по высотности означали, что комплекс может быть преодолён летящими на малой высоте бомбардировщиками или крылатыми ракетами[2]. В результате СССР отказался от дальнейшего развёртывания системы С-25 в пользу более простых, но и более дешёвых и более мобильных ЗРК С-75.

  • Россия Россия: Снят с вооружения в 1990-х годах. В настоящее время из оставшихся ракет В-300 созданы ракеты-мишени типа «Стриж», использующиеся на испытаниях и учениях.
  1. ↑ Концерн «РТИ Системы». — Структура активов
  2. ↑ ВВС США в 1950-х отрабатывали тактику доставки ядерного боеприпаса на малых и сверхмалых высотах методом «броскового бомбометания». Подобная тактика отрабатывалась даже на стратегических бомбардировщиках B-47, и хотя последние не были рассчитаны на подобное применение, тем не менее единичные атаки против стратегически важных объектов тыла могли быть выполнены подобным образом.
  Советские и российские комплексы ПРО, ЗРК, ЗСУ, ЗО и ПЗРККомплексы ПРОЗУ ВВС и ПВОЗУсухопутныхвойск РФЗУ ВМФ РФКомандные пункты, средства управления, разное
Ближнего действия (до 15 км)
Малой дальности (от 15 до 30 км)
Средней дальности (от 30 до 100 км)
Дальнего действия (> 100 км)
* — производились только на экспорт. Курсивом выделены перспективные, опытные или не пошедшие в серийное производство образцы

wp.wiki-wiki.ru

С-25 - первая советская система ПРО

55 лет назад, в июне 1955 года, была поставлена на боевое дежурство система С-25 — одна из первых в мире систем объектовой противовоздушной обороны. Ее характеристики были таковы, что сравнить их в то время было не с чем.

Владимир Мейлицев

7 ноября 2017 08:00

К концу 1940-х годов развитие американской стратегической авиации сделало любой объект на территории СССР досягаемым для удара с воздуха, а появление атомной бомбы означало, что даже один прорвавшийся к цели бомбардировщик может нанести огромный урон. Опыт войны показал, что ни истребительная авиация, ни зенитная артиллерия не способны полностью «закрыть» небо даже над важнейшими объектами, такими как Москва.

Было ясно, что на действительную «непроницаемость» можно рассчитывать, только имея управляемое ракетное оружие. К его созданию подошли с размахом: было организовано специальное Третье Главное управление при Совмине — по образцу Первого ГУ по атомной тематике. В составе Минвооружений создали головную организацию — мощное, с чрезвычайными кадровыми и организационными правами КБ-1, сегодня — ОАО «ГСКБ «Алмаз-Антей». Своеобразная примета времени: в КБ-1 было сразу два главных конструктора — известный специалист в области радиотехники П.Н. Куксенко и окончивший только в 1947 году факультет радиолокации Военной академии связи С.Л. Берия. Работы, как и атомный проект, курировались лично Лаврентием Берией…

Телеуправление

«Беркут» относился к классу систем с телеуправлением. Это значит, что наведение на цель производится с земли, а ракета лишь выполняет команды. В процессе участвуют два локатора: один сопровождает ракету, второй — цель. Локатор сопровождения ракеты посылает к ней высокочастотный радиосигнал, который принимается бортовым приёмоответчиком. Последний формирует импульсы, принимаемые локатором на земле, и тот таким образом «видит» местоположение ракеты. Команды, обеспечивающие ее приближение, к цели формируются счетно-решающим прибором, передаются на борт и отдаются для исполнения автопилоту. Помимо наведения он решает также задачу ориентации ракеты в пространстве — ведет ее по прямой, пока с земли не поступил приказ маневрировать.Недостаток систем телеуправления — точность падает с дальностью, но с этим приходилось мириться. В эпоху ламповой электроники создать полноценную систему самонаведения было невозможно — она не поместилась бы на борту.

Сначала был рассмотрен очевидный вариант — аналог американской системы «Найк-Аякс». Комплекс состоял из РЛС сопровождения цели, РЛС сопровождения ракеты, счетно-решающего прибора (СРП), наводившего ракеты на цель, устройства передачи команд и стартовой позиции с несколькими ракетами.

ПВО Москвы должна была защищать город от массированного налета с любых направлений. Максимальное количество атакующих бомбардировщиков утвердил лично Сталин — 1200 машин. Было установлено, что «элементарной ячейке» системы следует назначить 10−15-километровый отрезок фронта обороны, на котором она должна обеспечивать возможность одновременного обстрела до 20 целей. Но… расчеты показали, что таких комплексов потребуется порядка тысячи. Их было бы сложно даже разместить вокруг города, не говоря уже о сложностях с управлением, подготовкой расчетов и стоимости всей затеи.

Вариант был признан тупиковым. Его отвергли в пользу более экономного решения, названного поначалу «Система «Беркут», а позднее — C-25.

Линейное сканирование

Лопата вместо луча

Обычный локатор ищет цель, направляя луч примерно туда, где она должна быть, — обычно по данным внешнего целеуказания. Получив отраженный сигнал, локатор «понимает», что цель засечена и он «знает» направление на нее, потому что это — направление его луча. Так получают азимут и угол места цели (угловая высота над горизонтом). Время между посылкой импульса и приходом отклика позволяет рассчитать дальность. Но цель движется, уходит из луча. Тогда локатор по некоторому закону «двигает» лучом в пределах небольшой области углов — производит сканирование пространства вблизи от цели. Вновь находит ее, определяет параметры — так осуществляется сопровождение.

Узколучевая РЛС позволяет сразу получить все требуемые характеристики цели. Но расплачиваться за это приходится довольно сложной системой управления лучом.

На рубеже 1940−1950-х годов не существовало аппаратуры, способной «обслуживать» сразу несколько целей таким способом.

Система ПВО Nike Ajax была разработана в США в 1945—1953 годах. ЗРК использовал два узколучевых локатора: по одному для сопровождения цели и ракеты. Ракета комплекса была способна перехватывать цель на дальности от 16 до 48 км и на высоте до 18,3, могла с вероятностью 80% поражать цель, летящую со скоростью 420 м/с на высоте до 12 км. Состоял на вооружении до 1963 года.

Для «Беркута» была предложена иная схема. РЛС, получившая индекс Б-200, имела две антенны, формирующие широкие плоские лучи. Их называли «лопатообразными», так как их толщина была всего порядка 1°, а ширина — 57°. «Лопаты» располагались во взаимно перпендикулярных плоскостях и колебались вверх-вниз и справа-налево (или наоборот).

Hи одна из антенн по отдельности не давала представления о положении цели. Вертикальная «лопата», перемещаясь, время от времени получала отраженные сигналы. Но это говорило лишь о том, что по данному азимуту что-то есть — в пределах 57°. Но на какой оно высоте, да и одно ли оно или по данному азимуту находится сразу несколько целей — непонятно. То же самое происходит с угломестной антенной. Зато обе антенны могут легко фиксировать и два, и пять, и 40 фактов отражения.

А составлением пар (азимут + угол места), соответствующих каждой цели, занимается счетно-решающий прибор.

Зачем она вертится?

В «классических» РЛС поверхность антенны является зеркалом, фокусирующим луч, направленный по нормали к этой поверхности (мы не говорим здесь об РЛС с электронным сканированием). Антенна поворачивается, заставляя луч сканировать пространство по азимуту.

www.popmech.ru

К дню Войск ПВО: система С-25

 

Меньше чем через две недели будет юбилейная дата: 60 лет со дня первого перехвата реальной цели в ходе испытаний зенитной ракетной системы С-25. Но я решил разместить эту статью сегодня – она более чем уместна в День Войск ПВО. 

С-25 – первая в мире специально разработанная система объектовой противовоздушной обороны, характеристики которой в то время просто не с чем было сравнить. 

1950–60-е годы были временем великих триумфов советской науки и техники. Первый спутник и первый космический полёт человека, первая в мире водородная бомба и атомная электростанция, первый в мире перехват головной части баллистической ракеты… 

Система С-25 не слишком известна широкой публике; но она, без сомнения – один из таких триумфов. 

Врать не буду – эту статью я писал не для блога, а для журнала «Популярная механика», и не сейчас, а почти два года назад. Тогда я выбрал для неё другой «информационный повод»: в качестве «привязки» взял июнь 1956 года, когда первые полки С-25 встали на боевое дежурство – получился 55-летний юбилей. 

Статья называлась: 

ТЫСЯЧА ЦЕЛЕЙ В ОДНОМ ЗАЛПЕ 

Вы не должны пренебрежительно морщить нос: а-а-а-а, не первая свежесть… Я выкладываю здесь полный вариант текста, а в «Попмехе» он был сокращён почти вполовину. Сокращён, перестроен и даже дополнен – со статьёй работал весьма компетентный редактор Сергей Сысоев. Собственно, он и предложил мне опубликоваться в «Попмехе» – мы с ним были знакомы по другому изданию, почившему, увы, в бозе в начале кризиса 2008-09 годов. А жаль, очень приличное было издание – журнал «Что нового в науке и технике». 

Я проверил Адвего Плагиатусом: с тем, что Плагиатус нашёл в сети, у предлагаемого здесь вам варианта статьи пересечений всего 22% – в том числе и с «Попмехом». 

И ещё прошу не досадовать, если увидите какие-то сведения, которые покажутся вам тривиальными или уже встречавшимися у меня – я рассчитывал на мало осведомлённую, припопсованную аудиторию «Попмеха»  

Статья длинная, опять разделю на части. 

В общем, читайте. 

Постановка задачи 

К началу 1950-х годов бомбардировщики стали несравненно более могущественными, чем даже лучшие их собраться времён Второй мировой войны. 10-моторный В-36 «Конкэрор» (или, если угодно, «Писмейкер»), принятый на вооружение ВВС США в 1948 году, мог нести до 39,5 т бомбовой нагрузки и долетал до целей в СССР с баз на территории США – конечно, при меньшей загрузке. 

Через три года после этого гиганта в строй встал реактивный средний стратегический бомбардировщик В-47 «Стратоджет» со скоростью под 1000 км/ч и дальностью за 6000 км. Бомбовая нагрузка его была «всего» 9 т, но зато этих самолётов настроили более 2000 штук! При наличии американских баз буквально по всему миру эти тысячи можно было направить на любой объект в Советском Союзе. В частности, на Москву. 

Но рост возможностей бомбардировщиков – не самое главное. Появление атомной бомбы сделала авианалёты не просто опасными, а безоговорочно фатальными для объекта атаки. В начале 1950-х американцы имели несколько сотен атомных бомб (против нескольких единиц наших), о числе носителей уже сказано. Это было время «Дропшота», «Чариотера», «Флитвуда» – планов массированной атомной атаки советских городов. 

В этих условиях защита столицы должна была стать буквально непроницаемой. 

Немецкие налёты на Москву в начале Великой отечественной войны показали, что истребительная авиация – а вокруг Москвы действовали очень большие силы авиации ПВО – не способна гарантировать 100-процентную защиту города даже при налётах десятков машин. Действенность огня зенитной артиллерии (ЗА), даже с радиолокационным наведением, была совсем уж низкой. ЗА может довольно эффективно отогнать самолёты от объекта атаки, но сбивает их она редко. Но отогнать – это хорошо при обычных бомбах; если же 50 кт взорвутся не над Курским вокзалом, как было задумано, а где-то в районе Электрозаводской, то это не составит особой разницы для города… 

Было ясно, что на действительную «непроницаемость» можно рассчитывать только на основе управляемого ракетного оружия. 

Задача получила столь высокий приоритет, что для её решения было организовано специальное Третье главное управление при Совете министров СССР – по образцу Первого главного управления по атомной тематике. Работы, как и атомный проект, курировались лично Лаврентием Берией… 

В составе Министерства вооружений создали головную организацию – мощное, с чрезвычайными кадровыми и организационными правами Конструкторское бюро №1 (КБ-1, сегодня – ОАО «ГСКБ «Алмаз-Антей»). Своеобразная примета времени: главных конструкторов «Беркута» было назначено два – известный специалист в области радиотехники П.Н. Куксенко и окончивший только в 1947 году факультет радиолокации Военной академии связи С.Л. Берия. А вот заместитель у них был один – А.А. Расплетин. Сегодня мы знаем его как Генерального конструктора зенитных систем, известных всему миру. 

Некие апокрифические источники сообщают, что название системы произошло от сложения первых букв фамилий главных конструкторов – «БерКут»… 

В Советском Союзе ещё не делали управляемого зенитного ракетного оружия (ЗУРО), а опыт создания управляемого ракетного оружия других типов был невелик. Но у нас хорошо знали о ракете «Вассерфаль», создававшейся в Германии как основное средство будущей непреодолимой ПВО страны. Несколько лет в НИИ-88 велись работы по освоению этой техники, но образца, пригодного для серийного производства, к 1950 году создать не удалось. Однако некоторые идеи и технические решения немецкой ракеты были использованы при создании отечественной системы ЗУРО. 

Сначала был рассмотрен самый очевидный вариант, реализованный примерно в то же время в американской системе «Найк-Аякс» – первой в мире системе ЗУРО, реально поставленной на боевой дежурство. Боевая единица, способная самостоятельно обстреливать цели, состояла из РЛС сопровождения цели, РЛС сопровождения ракеты, счётно-решающего прибора (СРП), решавшего задачу наведения второй на первую, устройства передачи команд на ракету и стартовой позиции с несколькими ракетами. 

Московская система ПВО должна была одинаково надёжно защищать город от массированного налёта с любых направлений. Максимальное количество атакующих бомбардировщиков утвердил лично Сталин – 1200 машин. Было установлено, что «элементарной ячейке» системы следует назначить 10–15-километровый отрезок фронта обороны, на котором она должна обеспечивать возможность одновременного обстрела до 20 целей. 

Но… Проведённые расчёты показали, что боевых единиц, подобных «аяксовским», потребуется порядка тысячи. Это было трудно себе представить даже с точки зрения размещения средств на местности вокруг города, не говоря уже о стоимости строительства и эксплуатации системы, подготовке кадров для неё, трудностях в организации централизованного управления – трудностях, очень похожих на невозможность. 

Вариант был признан тупиковым. Его отвергли в пользу более экономного решения, получившего поначалу название «Система «Беркут». 

Немного о принципах 

«Беркут» – позже он стал именоваться системой С-25 и под таким названием стал известен всему миру – относился к классу систем с телеуправлением. Это значит, что задача расчёта траектории сближения ракеты с целью решается на земле, а ракета лишь выполняет команды, поступающие к ней по радиолинии. 

 Прошу извинить за качество картинки. Я ведь рассчитывал, что для журнальной публикации художник отрисует её по-хорошему. Взял её из книги «Щит России: системы противоракетной обороны», написанной группой авторов - ветеранов полигона Сары-Шаган

Система телеуправления, в общих чертах, работает так. 

Локатор сопровождения цели облучает цель и по отражённым сигналам определяет её координаты. 

Локатор сопровождения ракеты посылает к ней высокочастотный радиосигнал, который принимается бортовым приёмоответчиком. Последний формирует импульсы, принимаемые локатором на земле, и тот таким образом «видит» местоположение ракеты. 

Последовательные значения координат цели и ракеты формируют их траектории. Задача перехвата состоит в том, чтобы обеспечить пересечение этих двух траекторий, в некоторых вариантах добавляется ещё выдача команды на подрыв боевой части (БЧ) ракеты. 

Задачу эту решает СРП, на который поступают данные о траекториях цели и ЗУР. Он обрабатывает эти данные и формирует команды управления, поступающие по командной радиолинии на автопилот ракеты. 

Автопилот выполняет две функции. Во-первых, он обеспечивает стабилизацию пространственного положения ракеты – компенсирует случайные угловые отклонения осей и уходы центра масс в стороны и вверх-вниз от расчётной траектории. Это делается автоматически, «помощь с земли» здесь не требуется. 

Если ракетой не управлять, то автопилот будет вести её по прямой до тех пор, пока «держат» несущие поверхности и работает двигатель. 

Во-вторых, автопилот выполняет команды управления. Он трактует их как задаваемые отклонения от упомянутой прямой. Для него команда управления, например, по курсу – это рассогласование требуемого курса с «нулевым», который он удерживает в процессе стабилизации. По рассогласованию измерительные схемы автопилота формируют управляющий сигнал, мощность которого увеличивается в усилительных схемах, после чего он поступает на рулевые машинки. 

Машинки отклоняют рули, ракета начинает поворачиваться в нужную сторону, рассогласование на входе в автопилот уменьшается и сходит на нет – траектория изменена в соответствии с поступившей с земли командой управления. 

Основной недостаток систем телеуправления – ошибка наведения растёт вместе с дальностью стрельбы. Но с этим приходилось мириться. В то время, в эпоху ламповой электроники, рассчитывать на размещение системы наведения на борту – это называется самонаведением – было невозможно: не хватило бы ни весов, ни объёмов, ни мощности электропитания. 

Точнее говоря, самонаведение реализовывалось уже и тогда. Но это были либо инфракрасные головки самонаведения – однако в то время требовалось, чтобы ИК-головка захватила цель ещё до пуска, что было невозможно при заданных для С-25 дальностях. Либо это были полуактивные ГСН – но они требовали подсвета цели лучом наземного радиолокатора, что также было невозможно по причинам, которые я опишу ниже. 

Недостаток точности компенсировали мощностью боевой части. Такое решение было обычной практикой для ракет «земля-воздух» на протяжении десятилетий, и лишь в последние годы появились системы, способные гарантированно поражать воздушную цель прямым попаданием.

Пора переходить непосредственно к системе С-25.

maxpark.com