Мобильная автоматизированная система управления средствами ПВО 9С52М1 «Поляна-Д4М1». Пво асу


5 ЭТАПОВ РАЗВИТИЯ АСУ

Воздушно-космическая оборона №2, 2011 г.

5 ЭТАПОВ РАЗВИТИЯ АСУ

История создания и развития автоматизированных систем управления войсками и силами ПВО

Огневые средства ПВО не всегда обладали хорошими поисковыми возможностями и требовали информации целеуказания и наведения с достаточно высокими точностными характеристиками

В. Андреев, кандидат технических наук,

старший научный сотрудник НИЦ ПВО (г. Тверь)

4-го ЦНИИ Минобороны России, полковник

Создание эффективной системы противовоздушной обороны невозможно без автоматизации процессов управления войсками, силами и средствами ПВО во всех звеньях системы управления. Вниманию читателей журнала «ВКО» предлагается исторический обзор основных этапов создания и развития средств автоматизации стратегического, оперативного (оперативно-стратегического) и оперативно-тактического звеньев управления войсками и силами ПВО.

Сегодня трудно представить направления развития АСУ войсками и силами ПВО без твердой опоры на исторический опыт предыдущих поколений, составляющий основу для его творческого умножения. Анализ этого опыта показывает, что можно выделить пять этапов создания и развития АСУ, обусловленных развитием средств воздушного нападения (СВН), огневых и информационных средств ПВО и уровнем развития комплексов средств автоматизации (КСА).

Первый этап (1960-1970) характеризовался тем, что основными СВН вероятного противника были самолеты стратегической и тактической авиации (СА и ТА), вооруженные авиационными бомбами различного типа. Основные тактические приемы прорыва СВН к обороняемым объектам - прикрытие самолетов СА и ТА активными и пассивными помехами, в том числе и с борта специальных постановщиков активных помех, и применение маневра против зенитного артиллерийского и зенитного ракетного огня непосредственно в зоне боевых действий. Плотность СВН в ударах была сравнительно небольшой, что наглядно видно в действиях авиации США во время локальных войн в Корее и Вьетнаме.

Огневые средства ПВО (ЗРК, истребители ПВО) обладали относительно низкими поисковыми возможностями и требовали информации целеуказания и наведения с достаточно высокими точностными характеристиками. Информационные средства ПВО имели ограниченные возможности по обнаружению СВН, а средства автоматизации командных пунктов (КП) соединений и частей практически отсутствовали.

В этих условиях при создании первых комплексов средств автоматизации особую актуальность приобрела проблема обоснования уровня автоматизации процессов управления войсками и силами ПВО. Проводимые работы по созданию АСУ «Электрон» и «Луч-1» показали возможность различных подходов при создании АСУ - от создания высокоавтоматизированных АСУ до автоматизации только основных процессов управления. Особенно остро данный вопрос встал в связи с ограниченными финансовыми и техническими возможностями. Нужно было в короткие сроки обеспечить автоматизированное управление Войсками ПВО, учитывая, несомненно, пусть и щедрый, но ограниченный поток финансовых средств, а также состояние развития технических средств и инфраструктуры. Победила идеология построения АСУ, обеспечивающая автоматизацию основных процессов управления, предложенная военными учеными НИИ-2 МО (Д. С. Шарахович, М. А. Боровяк), которая учитывала состояние огневых и информационных средств ПВО, вычислительной техники и системы связи.

Поэтому при разработке АСУ войсками и силами ПВО тех лет главное внимание было уделено автоматизации таких функций управления, как сбор, обработка и отображение информации о воздушной обстановке, боевой готовности, боевых действиях, боевых возможностях и результатах боевых действий войск ПВО, проведение предварительных штурманских расчетов на перехват воздушных целей и на перебазирование ИА, формирование целеуказания ЗРК и истребителям ПВО. Неавтоматизированное выполнение именно этих функций являлось «узким местом» при управлении огневыми средствами ПВО и мешало достижению требуемой эффективности боевых действий.

Этапы развития АСУ

На этом этапе развития АСУ войсками и силами ПВО впервые в отечественной практике проводились исследования по разработке принципов и методов автоматизированного управления войсками и силами ПВО, аналитических и статистических моделей оценки эффективности управления с командных пунктов, оснащенных КСА, и эффективности АСУ в целом. Основной вклад в эти исследования внес коллектив НИИ-2 МО. Военными учеными управления АСУ института проводились оценка и выбор оптимальных методов автоматизированного решения различных задач на КП высших звеньев управления Войсками ПВО, разрабатывались структурные схемы боевого управления и радиолокационного обеспечения, системы связи конкретных корпусов (дивизий) ПВО (РТЦ-13, РТЦ-81, РТЦ-94 и других), варианты оснащения их комплексами средств автоматизации. Работы по разработке структурных схем боевого управления и радиолокационного обеспечения, системы связи конкретных РТЦ смогли обеспечить высокое качество функционирования АСУ.

Для проведения этих исследований уже в то время широко применялись различные методы моделирования процессов управления войсками и силами ПВО на ЭВМ. Результатами проведенных исследований являлись тактико-технические задания на проведение ОКР по созданию образцов КСА и АСУ, а также система исходных данных для их проектирования организациями промышленности.

Большое внимание на первом этапе создания АСУ высших звеньев управления Войск ПВО уделялось также вопросам научно-методического обеспечения проведения государственных испытаний АСУ и ее элементов, разработке и обоснованию программ и методик их проведения, руководству по организации боевой работы на КП, оснащенном КСА.

Первым комплексом средств автоматизации оперативного звена управления Войск ПВО был КСА «Алмаз-2», разработка которого велась НИИ «Восход» (главный конструктор В. И. Дракин) с конца 60-х годов. В период 1970-1974 гг. им были оснащены КП отдельных армий ПВО. Данный комплекс обеспечивал автоматизированный сбор, обработку и отображение информации о воздушной обстановке, боевой готовности, боевых действиях, боевых возможностях и результатах боевых действий войск ПВО в масштабе времени, близком к реальному, что позволяло создать единую систему сбора информации в границах объединения ПВО.

В эти же годы НИИ средств автоматизации была создана АСУ «Воздух-1М» с КСА КП корпуса (дивизии) ПВО ВС-11М (главный конструктор В. Ф. Лепихов), а Московским НИИ приборной автоматики - АСУ «Луч-1» (главный конструктор А. Л. Лившиц). Элементы АСУ «Луч-1» (КСА КП корпуса (дивизии) ПВО «Протон-1», ПН ИА, КП радиотехнического батальона «Межа», КП радиотехнической роты «Низина») в сочетании с элементами системы С-100 (КСА КП бригады ЗРВ, радиолокационных узлов ближней разведки) были использованы для оснащения средствами автоматизации системы РТЦ-94, обеспечивающей защиту Ленинграда и ленинградского промышленного района от ударов воздушного противника. Созданием КСА «Алмаз-2», АСУ «Воздух-1М» и «Луч-1» практически был завершен первый этап развития АСУ оперативного и оперативно-тактического звеньев управления.

Второй этап (1970-е - начало 1980-х) характеризовался прежде всего созданием в странах НАТО и в первую очередь в США крылатых ракет воздушного, наземного и морского базирования стратегического и оперативно-тактического назначения, совершенствованием способов боевого применения СВН. Кроме того, на этом этапе проводилось изменение организационной структуры Войск ПВО в соответствии с приказом министра обороны от 05.01.1980 г., который предусматривал возложение ответственности за противовоздушную оборону на территориях военных округов на командующих военными округами. В 1986 г. приказ министра обороны был отменен, однако решение о подчинении войск ПВО военным округам потребовало модернизации и развития КСА системы «Алмаз» и АСУ «Луч-1», в том числе и для функционирования в новой организационной структуре.

В результате развития и модернизации системы «Алмаз» были созданы новые КСА - «Алмаз-4», «Алмаз-МО» и «Алмаз-ЦКП» для оснащения КП отдельных армий ПВО, Московского и Бакинского округов ПВО, а также центрального командного пункта Войск ПВО. Данные КСА имели улучшенные оперативно-тактические характеристики по сравнению с КСА «Алмаз-2» и позволяли дополнительно обеспечить автоматизированный прием, обработку и отображение данных об ударах стратегических крылатых ракет, о ходе и результатах их отражения, сбор от подчиненных КП данных о ядерных взрывах, радиационной, химической и бактериологической обстановке. Оснащение войск этими средствами позволило создать единую систему централизованного автоматизированного управления группировками ПВО в границах всей территории Советского Союза. На этом же этапе для КП ПВО стран Варшавского договора проводились испытания КСА «Алмаз-2», а также его модернизация с целью улучшения качества функционирования при максимальном потоке воздушных целей и оснащение этих КП модернизированным КСА.

Работы по развитию и модернизации системы «Алмаз» осуществлялись сотрудниками НИИ «Восход» и НИИ-2 МО.

В этот период оснащение КП стратегического, оперативно-стратегического и оперативного звеньев управления проводилось высокими темпами и к концу 1984 г. было практически завершено. Идеологические и технические решения, заложенные при разработке КСА системы «Алмаз», оказались достаточно удачными, что позволило их эксплуатировать практически до середины 2000-х годов.

Появление новых огневых многоканальных средств с большими поисковыми возможностями, а также дальнейшее развитие средств автоматизации соединений и частей ЗРВ, ИА, РТВ и РЭБ потребовали совершенствования уже созданной АСУ оперативно-тактического звена «Луч-1». Ее модернизация должна была обеспечить:

- подключение новых источников информации о воздушной обстановке и вновь создаваемых средств автоматизации: АСУ соединений и частей ЗРВ «Вектор-2Л», «Сенеж (М, М1)», «Байкал» («Байкал-1»), средств автоматизации КП ЗРС С-300 Ф-9, Д-9, АСУ полка ИА «Рубеж (М)», КСА КП радиотехнических соединений и частей «Нива», КСА КП радиотехнических батальонов «Основа» («Основа-1)», КСА ПУ радиотехнических рот «Поле» («Поле-С»)», АСУ батальона РЭБ АКУП-22, АКУП-1;

- расширение боевых возможностей и тактико-технических характеристик КСА КП корпуса (дивизии) ПВО за счет совершенствования алгоритмов боевого управления;

- взаимодействие с КП ПВО других видов ВС РФ.

В результате проведения этих работ были разработаны Московским НИИ приборной автоматики и приняты на вооружение в 1979 г. АСУ «Луч-2» с КСА КП корпуса (дивизии) ПВО «Протон-2» (главный конструктор И. К. Филатов), а в 1982 г. - АСУ «Луч-3» с КСА КП корпуса (дивизии) ПВО «Протон-2М» (главный конструктор С. В. Володин).

Дальнейшая модернизация АСУ «Луч-3» позволила создать и принять на вооружение в 1987 г. АСУ «Луч-4» с КСА КП корпуса (дивизии) ПВО «Протон-2М1». Началась разработка АСУ «Пирамида». При создании этих АСУ были сделаны выводы о необходимости предоставления большей самостоятельности командирам соединений, частей и подразделений ЗРВ, ИА и РЭБ в реализации решений, принятых на КП корпуса (дивизии) ПВО; повышения живучести системы за счет увеличения источников информации о воздушной обстановке в КСА КП соединений, частей и подразделений ЗРВ, ИА и РЭБ; расширения перечня автоматизировано решаемых задач. Были повышены требования к мобильности элементов АСУ за счет создания КСА КП корпуса (дивизии) в подвижном варианте исполнения, определена необходимость построения системы связи и передачи данных на принципах коммутации каналов и сообщений.

РЛС различного типа и назначения - единственный источник

получения информации для АСУ ПВО

Большой вклад в проведение этих работ внес сотрудник 2-го ЦНИИ МО В. М. Ганичев. Высокий авторитет Ганичева у командования института, высшего руководства Войск ПВО, в организациях промышленности позволял ему в кратчайшие сроки доводить результаты исследований управления АСУ института до реализации.

Завершением модернизации АСУ «Алмаз», «Луч-1» (созданием АСУ «Луч-2», «Луч-3», «Луч-4») и началом разработки АСУ «Пирамида» был закончен второй этап развития АСУ высших звеньев управления Войск ПВО.

Развитие АСУ ПВО на третьем этапе (1980-е - начало 1990-х) во многом было обусловлено совершенствованием пилотируемых средств воздушного нападения, снижением их радиолокационной заметности, появлением беспилотных средств (управляемых ракет, стратегических крылатых ракет, дистанционно пилотируемых летательных аппаратов), начавшейся разработкой новых средств нападения, действующих на сверхбольших высотах с гиперзвуковыми скоростями, созданием новых специальных ударных систем, действующих по принципу «разведка-выстрел-поражение».

Для решения проблем управления войсками и силами ПВО при борьбе с новыми и перспективными средствами воздушного нападения Московским НИИ приборной автоматики проводились интенсивные работы по проектированию КСА стратегического и оперативного звеньев управления Войск ПВО «Рапира-Ц» и «Рапира-П» (главный конструктор А. В. Грибов), продолжению разработки АСУ корпуса (дивизии) ПВО «Пирамида», созданию КСА межвидового применения на базе унифицированных, функционально законченных элементов в рамках НИЭР «Солнце» (руководитель Н. В. Мохин).

Также был разработан и принят на вооружение КСА 60А6 для КП корпуса ПВО системы С-50, обеспечивающей противовоздушную оборону г. Москвы и объектов Центрального промышленного района (главный конструктор Н. В. Мохин, Я. В. Безель). В это же время НИИ «Восход» разрабатывал КСА системы «Брусок», предназначенной для автоматизации деятельности штабов, и КСА системы «Агат» для КП стратегического, оперативного и оперативно-тактического звеньев управления с меньшим составом решаемых задач по сравнению с КСА «Рапира» (главный конструктор В. И. Дракин).

В составе КСА «Рапира-Ц» предполагалось иметь средства автоматизированного управления войсками ракетно-космической обороны (РКО) 37Ц6 (разработчик - ОКБ «Вымпел»). КСА «Рапира-Ц» обеспечивал единство боевого управления войсками (силами) ПВО и РКО и интеграцию возможностей всех средств и систем при решении всего комплекса задач борьбы с воздушно-космическим противником. В целом проведение этих работ позволяло создать АСУ войсками и силами воздушно-космической обороны, не уступающей по своим оперативно-тактическим характеристикам АСУ силами и средствами воздушно-космической обороны Северо-Американского континента.

По сравнению с КСА системы «Алмаз» комплексы средств автоматизации «Рапира» должны были дополнительно обеспечить автоматизацию процессов:

- доведения команд (приказов) и сигналов боевого управления;

- детализации информации о воздушном противнике и боевой готовности своих войск;

- подготовки исходных данных и рекомендаций по управлению войсками в ходе отражения удара СВКН противника, а также восстановлению нарушенной системы ПВО;

- управления в стратегическом звене войсками (силами) РКО.

Структура построения КСА предполагала создание функционально взаимосвязанных подсистем (командно-сигнальной, боевого управления и информационно-расчетной) на основе реализации принципа децентрализованной обработки информации. Эти идеи построения КСА востребованы и в настоящее время.

На этом этапе развития АСУ главное внимание уделялось исследованию следующих вопросов:

- обеспечению возможности комплексирования информации, поступающей от различных источников: РЛС космического базирования, РЛС загоризонтного обнаружения, авиационных комплексов радиолокационного дозора и наведения, кораблей радиолокационного дозора, наземных средств РТВ и средств радиотехнической разведки;

- совершенствованию структуры АСУ войсками и силами ПВО, оптимизации распределения задач между ее элементами, разработке новых методов и способов единого автоматизированного управления войсками ПВО и РКО, повышению живучести системы управления и ее элементов, в том числе созданию сети запасных КП и воздушных пунктов управления;

- созданию рядов унифицированных функционально законченных элементов (вычислительных средств, средств отображения, связи и передачи данных) и разработке на этой основе унифицированных КСА межвидового применения в модульном и малогабаритном исполнении;

- обеспечению эффективного информационного взаимодействия различных КП Войск ПВО с пунктами управления силами и средствами ПВО других видов ВС при совместном отражении ударов СВН противника;

- совершенствованию системы связи, в том числе на базе широкого использования спутниковой связи, цифровых методов передачи данных, коммутации каналов и сообщений, внедрению космических средств навигации и единой системы координат;

- внедрению эффективных мер, обеспечивающих гарантированное противодействие иностранным техническим разведкам.

Однако существенное сокращение финансирования этих работ в начале 1990-х гг., отсутствие элементной базы, отвечающей современным требованиям, и последовавшая затем реформа ВС РФ, разрушившая только начавшую создаваться систему ВКО путем изъятия из Войск ПВО ракетно-космической составляющей, не позволили обеспечить в полной мере практическую реализацию предложений по совершенствованию и развитию АСУ войсками и силами ПВО, а по сути уже АСУ войсками и силами ВКО.

АСУ «Пирамида», предназначенная для управления боевыми действиями частей корпуса (дивизии) ПВО, с успехом управляла подразделениями войсковой ПВО

Несмотря на это, результаты исследований тех лет, проведенные Московским НИИ приборной автоматики, НИИ «Восход» и 2-м ЦНИИ МО, могут служить основой развития АСУ

militaryarticle.ru

ПИРАМИДА НАЧИНАЛАСЬ С ВОЗДУХА

Воздушно-космическая оборона №1, 2011 г.

«ПИРАМИДА» НАЧИНАЛАСЬ С «ВОЗДУХА»

История создания АСУ корпуса (дивизии) ПВО

Автоматизированное управление боевыми действиями группировок ЗРВ позволяло резко повысить боевые возможности корпусов и дивизий противовоздушной обороны

Ю. Алехин, кандидат технических наук,

старший научный сотрудник ФГУ

«2-й ЦНИИ Минобороны России»

А. Прохоров, кандидат технических наук,

старший научный сотрудник,

начальник отдела ФГУ «2-й ЦНИИ Минобороны России»

А. Проценко, кандидат технических наук,

старший научный сотрудник ФГУ

«2-й ЦНИИ Минобороны России»

На рубеже 1950-1960 гг. существенно возросли требования к системе управления силами и средствами ПВО в части оперативности выполнения функций управления в ходе подготовки и ведения боевых действий и повышения эффективности решения задач управления. Существующая в этот период система управления огнем зенитной артиллерии и наведения истребителей не в полной мере обеспечивала использование боевых возможностей перспективных средств и систем ПВО. Требовались обоснование и разработка автоматизированной системы управления (АСУ), обеспечивающей реализацию имеющихся потенциальных боевых возможностей сил и средств создаваемых и перспективных группировок ПВО.

1950-е гг. характеризовались сложной международной обстановкой. Усилилась конфронтация военно-политических блоков, возглавляемых США и Советским Союзом, и соответственно шло интенсивное наращивание их военных потенциалов: создавались новые средства воздушного нападения (СВН), совершенствовался существующий типаж авиационных средств, их вооружение и способы боевого применения. Развитие СВН шло в направлении повышения их летно-тактических характеристик: скорости полета, диапазона высот боевого применения, оснащения аппаратурой постановки помех, ракетами класса «воздух-земля».

На вооружение Войск ПВО страны в этот период стали поступать новые виды вооружения, включая зенитные ракетные системы, радиолокационные станции дальнего обнаружения целей, увеличился радиус действия истребителей-перехватчиков. Начали создаваться группировки Войск ПВО, в состав которых входили силы и средства ЗРВ, РТВ и истребительной авиации, обладающие высокими боевыми возможностями по обнаружению и поражению СВН противника.

В этих условиях существенно возросли требования к системе управления силами и средствами ПВО в части оперативности выполнения функций управления в ходе подготовки и ведения боевых действий и повышения эффективности решения задач управления.

Работы по созданию АСУ силами и средствами ПВО начались с задания в 1953 г. научно-исследовательскому институту № 5 Академии артиллерийских наук (с 1966 г. - Московский научно-исследовательский институт приборной автоматики - МНИИПА) опытно-конструкторской работы по созданию автоматизированной системы оповещения, управления и наведения истребительной авиации (шифр «Воздух-1»).

К этому времени НИИ-5 уже имел многолетний опыт разработки средств обнаружения воздушных целей, а также приборов управления огнем зенитной артиллерии, средств и систем наведения истребительной авиации на самолеты противника.

В ходе выполнения ОКР надо было решить комплексную проблему автоматизации основных процессов боевого управления истребительной авиацией, включая и решение задачи наведения истребителей на воздушные цели. Для реализации разработанных теоретических положений и алгоритмов решения этой проблемы была создана аппаратура, включающая в свой состав аппаратуру съема и передачи данных о воздушной обстановке с РЛС, аппаратуру для решения задачи наведения истребителей «Каскад», аппаратуру передачи данных на борт истребителя, средства телефонной и внутренней громкоговорящей связи.

В аппаратуре «Каскад» решение задачи о точке встречи с целью осуществлялось с помощью электромеханических счетно-решающих приборов, не обладавших высоким быстродействием и точностными характеристиками, что существенно ограничивало возможности системы по количеству обрабатываемых воздушных объектов и управляемых средств ПВО.

В 1956 г. система «Воздух-1» прошла испытания в войсках и в 1960 г. была принята на вооружение. Главный конструктор системы - М. И. Михайлов.

Дальнейшее развитие системы осуществлялось в направлении повышения ее тактико-технических характеристик, в первую очередь по количеству обрабатываемых целей и автоматизированно управляемых объектов. Работы велись в рамках ОКР «Воздух-1М», выполняемой НИИ средств автоматизации (г. Минск). Главный конструктор системы «Воздух-1М» - В. Ф. Лепихов. АСУ «Воздух-1М» была принята на вооружение в 1971 г.

В связи с ограниченными возможностями по количеству обрабатываемых целей (до 40) и автоматизированно управляемых объектов на КП корпуса (дивизии) ПВО (К (д) ПВО), а также с большими временными затратами на выполнение процессов управления боевыми действиями подчиненных соединений, частей и подразделений ЗРВ, ИА и РЭБ (время принятия решения на КП по одной цели для назначения ее ЗРВ составляло 30-40 с., для ИА - 60-90 с.) АСУ «Воздух-1М» была развернута только в трех К (д) ПВО и дальнейшее оснащение войск этой системой больше не осуществлялось.

В 1950-е гг. началось создание в СССР цифровой вычислительной техники, которая стала применяться в различных отраслях науки и техники для решения математических задач и проведения расчетов. В январе 1957 г. НИИ-5 была задана НИР «Луч», целью которой являлось обоснование возможностей создания автоматизированных систем оповещения, управления и наведения истребителей-перехватчиков на цели противника для тактического соединения ПВО.

По ее результатам в 1958 г. было принято решение о задании ОКР по разработке принципов построения и путей создания комплексной системы автоматизированного управления средствами ПВО страны в тактическом соединении на базе цифровой вычислительной техники (шифр «Луч-1»). Главным конструктором системы был назначен А. Л. Лившиц. Аванпроект ОКР «Луч-1» был представлен заказчику в декабре 1958 г. В нем предусматривалась автоматизация следующих процессов:

- съема, обработки и передачи радиолокационной информации с радиолокационных узлов (РЛУ) на КП тактического соединения ПВО;

- анализа, обобщения и отображения воздушной обстановки, данных о готовности и основных действиях средств ПВО;

- выработки решений на распределение средств ПВО по целям;

- управления ЗРВ;

- управления ИА и наведения истребителей на цели;

- управления радиотехническими войсками и средствами радиопротиводействия;

- передачи донесений и приема команд и распоряжений с вышестоящего КП.

По результатам работы комиссии по приемке аванпроекта ОКР «Луч-1» было принято решение о задании ОКР на разработку единого комплекса средств автоматизации системы управления войсками ПВО в тактическом соединении (шифр «Электрон»). Головным исполнителем этой работы был определен НИИ-5, руководителем назначен А. Л. Лившиц, ставший генеральным конструктором этой системы.

В результате этой работы определены принципы создания и основные элементы территориальной АСУ Войск ПВО: автоматизированные командные пункты, радиолокационные узлы средней производительности, маловысотные посты, пункты наведения истребителей, аппаратура отображения, документирования и связи.

Были также исследованы вопросы взаимной технической завязки средств автоматизации в единый комплекс, унификации аппаратуры и сопряжения автоматизированных систем, создаваемых различными организациями.

Однако система «Электрон» не обеспечивала выполнения требований по основным тактическим показателям - количеству обрабатываемых целей и управляемых средств ПВО из-за недостаточного быстродействия базовой ЭВМ КСА КП ТС «Радон» и она не была рекомендована к применению в войсках.

Проведенные работы по созданию АСУ «Луч-1» и «Электрон» охватили практически все направления развития сложнейших автоматизированных систем реального времени. В них осуществлена теоретическая проработка оптимальных методов обработки радиолокационных сигналов в условиях активных и пассивных помех при объективных методах определения данных о воздушных целях, разработана теория управления истребителями в процессе наведения их на воздушные цели, выбраны оптимальные траектории и методы наведения в зависимости от типа истребителя, его вооружения в условиях массированного налета авиации противника. Показано, что основной составной частью АСУ являются электронные цифровые вычислительные машины и их программное обеспечение.

НИИ-2 МО принимал активное участие в этих работах в части военно-научного сопровождения решения вопросов, связанных с обоснованием вариантов построения и развития АСУ К (д) ПВО.

Для осуществления научно-методического обеспечения создания АСУ «Луч-1» и «Электрон» в институте были сформированы группы сотрудников по оперативно-тактическому обосновани

militaryarticle.ru

Комплексный подход к оценке эффективности автоматизированной системы управления Военно-воздушными силами и войсками противовоздушной обороны

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 2/2007, стр. 49-53

Комплексный подход к оценке эффективности автоматизированной системы управления Военно-воздушными силами и войсками противовоздушной обороны

УДК 658.56

Полковник С.В. КРУГЛИКОВ,

начальник научно-исследовательской лаборатории управления,

АСУ и связи Военной академии Республики Беларусь,

кандидат технических наук

Подполковник Ю.А. ЛЕОНОВЕЦ,

начальник научно-исследовательской лаборатории

Военно-воздушных сил Военной академии Республики Беларусь,

кандидат технических наук

Авторами предлагается подход к оценке эффективности автоматизированной системы управления ВВС и войсками ПВО, применение которого позволяет проводить исследования по оценке влияния качества функционирования системы управления на эффективность боевого применения войск

На всех этапах жизненного цикла автоматизированных систем управления (АСУ) войсками и оружием, начиная от этапа разработки и принятия на вооружение и заканчивая эксплуатацией в войсках, приходится решать задачу оценки их эффективности, целью которой является определение степени пригодности системы к выполнению поставленных перед ней задач в различных условиях боевого применения.

В общем случае под эффективностью понимается свойство АСУ, характеризующее степень достижения ею целей, поставленных при ее создании [1]. Количественно эффективность системы может быть оценена с использованием показателя (показателей) эффективности - численной меры, характеризующей степень выполнения системой поставленных перед ней задач с различных точек зрения. Сравнение количественных показателей систем позволяет говорить о том, насколько (или во сколько раз) одна система лучше (или хуже) другой по тому или иному показателю, либо насколько одна система эффективнее другой.

Вопросам исследования эффективности сложных автоматизированных систем посвящены многочисленные публикации. Их анализ показывает, что в качестве методической основы при проведении исследований сложных систем в настоящее время применяется методология системного анализа, использующая понятия, концепции и формально-математический аппарат кибернетики и теории сложных систем. Анализ литературы [2 - 5] и исследований по данному вопросу показал, что оценка эффективности АСУ ВВС и войсками ПВО должна осуществляться на основе положений опытно-теоретического метода (ОТМ). Сущность данного метода заключается в том, что он позволяет получить оценки показателей качества функционирования АСУ в условиях, не воспроизводимых или трудновоспроизводимых при натурных экспериментах, с помощью имитационно-тренажных средств реальных АСУ либо математических моделей, откалиброванных по результатам натурных испытаний в допустимой области факторного пространства входных воздействий. Исследование эффективности АСУ ВВС и войсками ПВО в соответствии с выбранным подходом предполагает выполнение ряда задач, представленных на рисунке 1.

Анализ показывает, что в настоящее время при проведении испытаний и исследований, связанных с оценкой эффективности АСУ, применение положений ОТМ носит ограниченный характер. В первую очередь это связано с отсутствием системного подхода к проведению содержательного анализа процесса функционирования АСУ ВВС и войсками ПВО и выбору показателей эффективности.

Содержательный анализ процесса функционирования АСУ является одной из центральных задач исследования эффективности, направленной на получение формализованного описания алгоритмов боевого управления. На практике использование формализованного описания процесса функционирования производится лишь на этапах разработки и отладки математического обеспечения АСУ в типовых условиях боевого применения группировки ВВС и войск ПВО при жестко заданном сценарии боевых действий. В дальнейшем при оценке эффективности уже принятых на вооружение АСУ в новых условиях применения средств воздушного нападения и группировки ВВС и войск ПВО такие исследования, как правило, не проводятся.

Одной из главных задач при оценке эффективности сложных систем является формирование и постоянное совершенствование системы показателей, адекватно отражающих основные свойства оцениваемых изделий.

Выбор и определение показателей эффективности АСУ является достаточно сложной теоретической и практической задачей. На практике, в ходе решения задач, связанных с оценкой боевых возможностей АСУ, стремятся использовать один обобщенный показатель, интегрально оценивающий влияние системы управления на эффективность применения (боевых действий) войск. Однако использование обобщенного показателя связано с различного рода трудностями, обусловленными как сложностью учета в структуре такого показателя всей совокупности влияющих на него факторов, так и возможностью его получения в ходе экспериментальных исследований.

Объективные трудности, связанные с выбором одного, основного и полного показателя эффективности АСУ, приводят к тому, что при комплексном исследовании эффективности боевых действий группировки ВВС и войск ПВО, оснащенной АСУ, используется совокупность показателей, выбор которых определяется решаемыми задачами.

Анализ существующих методик оценки эффективности АСУ войсками и оружием показывает, что в настоящее время существует несколько подходов к исследованию и оценке эффективности АСУ ВВС и войсками ПВО. Первый подход заключается в оценке эффективности боевого применения группировки ВВС и войск ПВО с учетом использования АСУ. Во втором случае, оценка эффективности АСУ осуществляется исходя из анализа эффективности функционирования системы управления, в ходе решения задач по управлению группировкой ВВС и войск ПВО в заданном диапазоне условий применения. Показатели, оценивающие эффективность системы управления на основе анализа эффективности применения (боевых действий) ВВС и войск ПВО в процессе отражения ударов воздушного противника, принято называть показателями боевой эффективности АСУ. Соответственно показатели, оценивающие способность АСУ осуществлять решение задач по обработке информации и управлению с требуемым качеством подчиненными силами (средствами), называют показателями функциональной эффективности АСУ [6].

В качестве показателей боевой эффективности АСУ обычно используются обобщенные показатели качества управления (ПКУ), основные из которых приведены на рисунке 2. При этом считается, что ПКУ является функцией от состояния управляемых объектов, воздушных целей, параметров, характеризующих обороняемые объекты, и параметров управления, описывающих распределение сил (средств) группировки ВВС и войск ПВО по воздушным целям.

Традиционно в обобщенном аналитическом виде ПКУ оценивается как величина предотвращенного ущерба, наносимого объектам обороны

где - важность r-отдельного объекта, обороняемого группировкой ВВС и войск ПВО;

- номера отдельных объектов, обороняемых группировкой ВВС и войск ПВО;

militaryarticle.ru

ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ С АСУРК-1

Воздушно-космическая оборона №2, 2011 г.

ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ С АСУРК-1

Повышение эффективности боевого применения группировок зенитных ракетных войск потребовало перехода к централизованному способу управления огнем подразделений

Развитие огневых и информационных средств ПВО, боевое применение зенитных ракетных дивизионов в составе группировок ЗРВ вызвали появление автоматизированных систем управления, обеспечивающих централизованное и эффективное управление огнем

Д. Дмитрович, начальник научно-исследовательского управления НИЦ ПВО (г. Тверь) ФГУ «4 ЦНИИ Минобороны России»,

кандидат технических наук, старший научный сотрудник

В. Нардышев, старший научный сотрудник НИЦ ПВО (г. Тверь) ФГУ «4 ЦНИИ Минобороны России»

В. Самохин, старший научный сотрудник НИЦ ПВО (г. Тверь) ФГУ «4 ЦНИИ Минобороны России»

С середины 1950-х гг. в Войсках ПВО страны появился принципиально новый род войск - зенитные ракетные войска противовоздушной обороны. Они быстро стали основой огневой мощи только что созданного вида Вооруженных Сил. На вооружение Войск ПВО страны в массовом количестве стали поступать взамен зенитной артиллерии зенитные ракетные комплексы различных модификаций.

В 1955 г. были завершены испытания и принята на вооружение стационарная система С-25 (ранее именуемая системой ПВО г. Москвы «Беркут»), а также закончено формирование 1-й армии ПВО особого назначения (1 А ПВО ОН) в составе четырех корпусов (в каждом из которых насчитывалось по четырнадцать зенитных ракетных полков С-25). Управление корпусами и полками осуществлялось с центрального (ЦКП) и секторных КП (СКП) в неавтоматизированном режиме.

Зенитные ракетные комплексы системы С-25 размещались вокруг г. Москвы на стационарных позициях. Однако для прикрытия большого количества важных объектов на территории страны от воздушных ударов противника необходимы были мобильные зенитные ракетные комплексы, способные в относительно короткие сроки совершить маневр на новые позиции своим ходом или перевозкой по железной дороге.

Поэтому в 1954 г. постановлением СМ СССР была задана разработка «зенитной батареи системы С-75», а в конце 1957 г. завершены испытания и принят на вооружение зенитный ракетный комплекс средней дальности под шифром С-75 «Двина», который в дальнейшем прошел ряд модернизаций и стал одним из наиболее массовых ЗРК в Войсках ПВО страны.

Проблема борьбы с маловысотными целями, возникшая в конце 1950-х гг., решалась модернизацией ЗРК С-75 - С-75М «Десна» и разработкой ЗРК С-125 «Нева», принятого на вооружение 28 мая 1961 г. Данные комплексы разворачивались для боевого применения в составе созданных к этому времени группировок ЗРВ. С целью предотвращения нарушения воздушного пространства страны на различных направлениях были созданы рубежные зенитные ракетные группировки.

Одновременно с созданием рубежей зенитной ракетной обороны сохранялись группировки ЗРВ на прикрытии важных административных, экономических и военных объектов страны. Группировка зенитных ракетных войск в системе противовоздушной обороны страны приобретала зонально-объектовый характер.

Для обеспечения борьбы со стратегическими бомбардировщиками - носителями крылатых ракет «воздух-земля» до рубежа их пуска в 1958 г. началась разработка ЗРС С-200 «Ангара» с задачей обеспечения поражения целей на дальностях до 160 километров.

Таким образом, к 1961 г. были созданы ЗРС и комплексы средней дальности С-25, С-75 («Десна» и «Двина») и маловысотный зенитный ракетный комплекс С-125 «Нева», начаты работы по созданию ЗРС дальнего действия С-200 «Ангара». Зенитные ракетные дивизионы при организации зонально-объектовой обороны организационно объединялись в зенитные ракетные полки (зрп) и бригады (зрбр) однородного и смешанного состава.

Совершенствовались и средства радиолокационного обнаружения воздушного противника. В 1956 г. была принята на вооружение радиолокационная станция метрового диапазона волн П-12, которая использовалась в подразделениях радиотехнических войск, а также в качестве станции разведки целей (СРЦ) в дивизионах С-75 и С-125. В этом же году на вооружение поступает мобильная РЛС П-15 дециметрового диапазона, обладающая хорошими возможностями обнаружения маловысотных целей и используемая в качестве СРЦ дивизионов С-125, а также радиовысотомер ПРВ-10, обеспечивающий определение высот полета воздушных целей.

Велась работа по созданию РЛС метрового диапазона, предназначенной для дальнего обнаружения воздушных целей. В 1959 г. на вооружение поступила РЛС П-14 «Лена». Она имела значительные габариты и размещалась в основном на стационарных позициях (в частности на позициях принятой на вооружение в 1967 г. ЗРС С-200 «Ангара»).

В 1956 г. начались работы по созданию универсального радиолокационного комплекса обнаружения, наведения и целеуказания П-80 «Алтай», включающего в свой состав два дальномера и четыре высотомера ПРВ-11. Создание данного комплекса предполагало получение высоких точностных характеристик целей и способность ведения разведки целей в условиях интенсивного применения противником помех.

Развитие и совершенствование огневых и информационных средств ПВО, боевое применение зенитных ракетных дивизионов в составе группировок ЗРВ (зрп и зрбр) потребовали для их эффективного использования создания средств управления, обеспечивающих организацию централизованного управления огнем дивизионов в полках и бригадах. На начальном этапе появления ЗРК и оснащения ими зенитных ракетных войск в целях обеспечения централизованного управления применялась только неавтоматизированная система управления на базе имеющихся технических средств (так называемая планшетная система).

Военно-политическая ситуация в мире в 1960-1970 гг. характеризовалась активным противоборством средств ПВО и авиации, давшим новый импульс развитию теории и практики управления огнем. В первые несколько лет войны во Вьетнаме, а также в войне на Ближнем Востоке участие командных пунктов частей в управлении огнем было незначительным. Трудности в организации устойчивой связи между КП полков и дивизионов поставили командование войск ПВО перед необходимостью управлять дивизионами в основном децентрализованно.

Функции командных пунктов сводились к своевременному приведению подразделений в боевую готовность и доведению до командиров дивизионов общих задач по ведению противовоздушного боя. Командиры частей обычно определяли только секторы или направления, где по условиям обстановки требовалось уничтожать самолеты противника. Широкое предоставление командирам дивизионов прав на автономное ведение противовоздушного боя не всегда позволяло рационально использовать огневые возможности подразделений.

Неоднократно наблюдались случаи, когда обстрел одной или двух одиночных целей осуществлялся несколькими дивизионами одновременно. Например, во Вьетнаме в ноябре 1966 г. для уничтожения цели в составе двух беспилотных разведчиков PQM-34A почти одновременно открыли огонь шесть зенитных ракетных дивизионов. На их уничтожение израсходовали 12 ракет. Как выяснилось позднее, разведчики PQM-34A были поражены ракетами тех дивизионов, которые открыли огонь первыми. Остальные необоснованно израсходовали восемь ракет по падавшим обломкам.

Аналогичный случай имел место и в январе 1967 г., когда на уничтожение одного PQM-34А двумя дивизионами было израсходовано семь ракет. В последующие годы вьетнамской войны насущная необходимость создания эффективных зенитных ракетных группировок войск ПВО потребовала от командования перехода к централизованному способу управления огнем.

Особое внимание было уделено оборудованию командных пунктов и разработке наиболее рациональных схем управления. В дивизионах информация о воздушной обстановке через приемник, работавший в сети оповещения, поступала на планшет управления огнем, который в этом случае являлся планшетом общей воздушной обстановки. Проводка целей осуществлялась по квадратам единой артиллерийской сетки целеуказания. Однако несовершенство планшетного способа управления огнем дивизионов, отсутствие автоматизации по-прежнему обусловливали низкую эффективность как процесса управления огнем, так и группировок ЗРВ в целом.

Наибольшие трудности в управлении возникали при отражении массированных налетов. При плотностях налетов более двух-трех самолетов в минуту неавтоматизированное управление дивизионами становилось малоэффективным, что предопределило поиск выхода из сложившегося положения в автоматизации процесса управления огнем дивизионов как основном способе, позволяющем обеспечить максимальную в условиях складывающейся обстановки реализацию потенциальных боевых возможностей огневых средств.

А реализация автоматизации процесса управления огнем дивизионов требовала как разработки специальных технических средств (устройств съема данных, вычислительных средств, средств отображения информации, рабочих мест, средств связи и передачи данных и др.), способных обеспечить данную автоматизацию, так и обеспечения функционирования АСУ полков и бригад ЗРВ в составе территориальных автоматизированных информационно-управляющих систем.

Для решения данных проблемных вопросов в 1957 г. в НИИ-5 (в настоящее время МНИИПА) по заказу Минобороны на уровне НИР были широко развернуты работы по исследованию возможностей

militaryarticle.ru

Мобильная автоматизированная система управления средствами ПВО 9С52М1 «Поляна-Д4М1»

Автоматизированный комплекс управления силами группировки ПВО, резко повышающий ее эффективность.

«Поляна» — это семейство автоматизированных систем управления зенитной ракетной бригады или смешанной группировки сил ПВО. Такая система управляет работой ЗРС (ЗРК, ЗРПК) типа С-300В, «Бук», «Тор», «Тунгуска».

Первая версия («Поляна-Д4») разработана Научно-исследовательским институтом средств автоматизации Минрадиопрома в 1986 году. Новая версия «Поляна-Д4М1» поставляется в войска по действующей Госпрограмме развития вооружений. Система производится пензенским ОАО «Радиозавод».

АСУ нужна для координации работы группировки сил ПВО. Одновременно работает с 14 сопрягаемыми объектами, в т. ч. источниками радиолокационной информации, с авиационными или вертолетными комплексами радиолокационного дозора. Взаимодействует с вышестоящим командным пунктом, выдает информацию на нижестоящие КП зенитных комплексов или систем (до шести).

Использование координирующей АСУ резко (на 25−40%) повышает эффективность работы средств ПВО бригады в сравнении с изолированно управляемыми зенитными дивизионами.

Фото: penza-radiozavod.ru

Разворачивается на автомобилях: пункт боевого управления, командно-штабная машина и две передвижные дизель-электростанции ЭД 2x30-Т400−1РАМ7. Норматив развертывания 35 минут.

Также может устанавливаться стационарное автономное рабочее место 9С929, повторяющее функционал всего комплекса «Поляна-Д4М1» с несколько меньшими характеристиками по сопряжению с объектами. Его используют для оснащения стационарных командных пунктов ПВО группировки.

«Поляна» способна одновременно обрабатывать информацию о 500 воздушных целях в зоне видимости до 1600 км, при этом автоматически сопровождать и отображать до 255 целей, имеющих высоту до 51 км и скорости до 2550 м/с. Время выдачи автоматического целеуказания от 1 до 3 секунд.

defendingrussia.ru