122-мм нарезные танковые пушки Д-25Т, Д-25ТА, Д-25ТС (СССР). Пушка ф 25


Конструктор с "Уралмаша". | Военная история

Наверное каждый гражданин России знает имя выдающегося конструктора Грабина,но мало кто помнит имя конструктора Фёдора Петрова.

Федор Федорович Петров - выдающийся конструктор отечественного артиллерийского вооружения, инженер-генерал-лейтенант, доктор технических наук.

Масштаб его деятельности ставит его на одно место с Грабиным,а по результативности он даже опережал своего главного конкурента.

Он не оставил мемуаров,его имя сегодня мало кто помнит но то что он сделал для страны делает его одним из самых выдающихся деятелей периода войны.

Он начинал на Пермском машиностроительном заводе (Мотовилихе). Сначала работал мастером на крупном станочном участке механического цеха, затем - начальником отделения сборки артсистем.

С 1933 года - конструктор.

В феврале 1940-го командирован на Уралмашзавод для освоения производства созданной им гаубицы М-30

А с апреля 1943-го по 1958 год - главный конструктор Артиллерийского завода № 9 и начальник ОКБ-9, в 1958-1974 - главный конструктор ОКБ-9 Уралмашзавода.

НАЧАЛО ПУТИ

Родился и вырос он в деревне Докторово Тульской области, где о профессии конструктора, наверное, и не слышали.

Отец его был деревенским кузнецом, и пока шла гражданская война, самый младший из пяти сыновей, Федор, помогал ему заниматься сельским хозяйством.

Некоторое время он работал поденным рабочим на строительстве железной дороги, потом - делопроизводителем в волостном Совете. Еще из­бирался членом волостного исполкома.

В 1924 г. Федора Федоровича призвали в Красную Армию, где ему довелось служить в Москве старшим писарем полка связи. Так что его армейская служба не была связана с артиллерией.

И все-таки именно служба в РККА сыграла главную роль в выборе жизненного пути выдающегося конструктора. Однажды произошел такой случай.

Теплым вечером на лесной поляне Федор Петров со своим приятелем-красноармейцем вполголоса распевал народные песни

Фёдор Петрович вспоминал:

"Хорошо пели песню «Ой, там за Дунаем», Я пел баритоном, а приятель тенором. Собрались нас послушать красноармейцы, подошли командиры и комиссар полка.

Из беседы со мной комиссар полка узнал, что я, по сути, малограмотный, но, как заметил командир полка, интересуюсь технической литературой. Комиссар посоветовал мне поступить на вечерний рабфак.

Вскоре по ходатайству военкома шеф полка - Сокольнический райком РКП(б) г. Москвы - направил меня на вечерний рабочий факультет при Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева."

Так у Федора Петрова появилась цель жизни - стать инженером. В то время это звание звучало очень весомо и гордо.

Но Петров сам для себя установил высочайшую планку: стать не просто инженером, а выпускником одного из самых престижных советских вузов, готовящего лучших в стране инженеров, - Московского высшего технического училища им. Баумана.

Но только конкурс среди абитуриентов в этом вузе был очень высокий, а знаний у Петрова - маловато. Это он и сам прекрасно понимал, но времени на углубленную подготовку к экзаменам в столь престижном вузе катастрофически не хватало.

И он принял очень жесткое решение - спать не более трех часов в сутки.

С тех пор каждый вечер просил дневального будить его в два чaca ночи.

Он так это описывал:

- Но ты же не встаешь, ругаешься!

- Все равно буди! Лей воду!

И дневальные по ночам лили на Петрова воду, тот вскакивал, брался за учебники. И уже через три месяца перевелся на второй курс рабфака, хотя раньше знания по ряду предметов, особенно по математике, у него были практически на нуле.

В 1927 г. его мечта наконец осуществилась - он стал студентом механического факультета МВТУ, будущим станкостроителем.

Кто знает, как в дальнейшем могла бы сложиться судьба Федора Петрова...

Возможно, стал бы выдающимся конструктором станков, но только в конце ав­густа 1930 г. ему разъяснили, что страна нуждается в срочной подготовке инженеров для оборонной промышленности

И с этой целью создаются специальные военно-механические отделения при ряде вузов, в том числе при Ленинградском машиностроительном институте.

Петров дал свое согласие на перевод и через год успешно защитил диплом по орудийным лафетам.

Федору Федоровичу настолько не терпелось начать работу конструктором, что он даже не использовал положенный после окончания института отпуск - немедленно после распределения выехал в Пермь

Трудиться предстояло на старинном уральском пушечном заводе, который в то время назывался машиностроительным заводом им. Молотова

ДОРОГА НА УРАЛМАШ

На Мотовилихе Федора Федоровича огорчили - вместо КБ направили работать в цех начальником техбюро.

Вот тут-то молодой специалист и набил себе не только множество шишек, но и набрался хорошего опыта. Действительно, как работать, если на заводе не было системы допусков?

В чертежах на детали и сборки проставлялись только номинальные размеры!

Выручало мастерство слесарей-сборщиков, но о взаимозаменяемости деталей артиллерийских орудий и речи не было.

И вот в таких условиях Петров согласился на предложенную ему должность начальника механообработки деталей 152-мм мортиры, а потом и сборки этих орудий.

Очень уж ему хотелось разобраться в новейших идеях немецких конструкторов

Лицензию на производство мортир закупили через подставную фирму у знаменитого «Рейнметалла» (Германия).

И вскоре Федор Федорович на собственном горьком опыте убедился, что немецкая конструкторская артиллерийская школа далеко не безупречна - орудие оказалось явно недоработанным, первая же изготовленная мортира развалилась во время испытаний возкой на буксире.

Конструкторам Мотовилихи пришлось срочно вносить в чертежи орудия сотни изменений, и в результате производство оказалось дезорганизованным.

План выпуска мортир срывался, и виновным за это объявили, конечно же, начальника сборки этих изделий - Петрова.

И так ошельмовали, что даже сам он начал сомневаться: может ли из него, простого мужика, получиться настоящий инженер?

Тем не менее, несмотря на сомнения, работал изо всех сил, ночевал прямо в цехе, неделями не показываясь дома. И план по выпуску мортир оказался выполнен.

Вот тогда только молодого специалиста и перевели в конструкторы.

А у самого Петрова с того времени сложилось убеждение: для того, чтобы стать настоящим конструктором, сначала надо поработать непосредственно на производстве.

Тогда же у него сформировался особый стиль конструкторских разработок: предельная простота и надежность артсистем, унификация и стандартизация, технологичность в производ­стве.

Все эти принципы воплотились в великолепных орудиях, созданных на Мотовилихе по инициативе и под руководством Федора Федоровича Петрова.

Его орудия, совершенно разные по огневой мощи и боевому применению, имели общие лафеты и противооткатные устройства, что значительно облегчало их производство и снижало себестоимость.

 

Ф.Ф.Петров.1933 год.

ПРЕДВОЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Став в 1939 году главой КБ Петров развернул бурную деятельность по доработке и разработке новых моделей арт-систем

Результаты его предвоенной конструкторской деятельности (еще не очень опытного конструктора) просто фантастические.

До 1939 г. на вооружение Красной Армии были приняты четыре орудия, созданные под руководством Петрова и при его непосредственном участии.

Уже один только этот факт ставит Федора Федоровича в один ряд с самыми выдающимися конструкторами советской артиллерии.

Вот они, эти орудия.

Корпусная 152-мм гаубица-пушка МЛ-20 - своеобразный символ советской артиллерии.

Изображение этого орудия раньше часто мелькало на почтовых марках, открытках, в кадрах кинохроники, фронтовики же ласково называли его Емелькой.

Еще один выдающийся проект Петрова - 122-мм корпусная пушка образца 1931/37 гг., заслужившая самые лестные отзывы в действующей армии.

Менее известны его 152-мм гаубица М-10 и 107-мм пушка М-60, так как выпускались они небольшими сериями.

А легкая дивизионная 122-мм гаубица М-30 (прозванная фронтовиками Матушкой) заслужила славу лучшего орудия такого класса второй мировой войны.

И именно благодаря этой гаубице Федор Петров оказался в 1940 г. на Уралмашзаводе, где осваивалось ее производство, а с октября 1942 г. - на созданном на базе артиллерийского производства УЗТМ Заводе №9.

Это то что делал Петров еще до войны только став главой КБ....

 

Ф.Ф.Петров.1940 год.

ЗА ГОДЫ ВОЙНЫ

Уралмашзаводу здорово повезло, когда в 1940 г. на предприятие прибыла группа молодых, но уже достаточно опытных конструкторов с Мотовилихи.

И со временем один из них, Федор Петров, стал главным конструктором ОКБ-9, которое теперь носит его имя.

В годы Великой Отечественной войны под руководством Федора Федоровича было принято на вооружение 8 артиллерийских систем

А всего за годы войны под руководством Петрова было разработано 50 проектов пушек и гаубиц.

33 образца прошли испытания, 10 приняты на вооружение.

И все они являлись верхом совершенства, особенно тяжелая дивизионная 152-мм гаубица Д-1, пушки для танков и самоходок Д-5 и Д-10.

Широкая унификация и технологичность конструкторских разработок позволили организовать массовое производство артиллерийских заготовок в металлургических цехах Уралмашзавода.

В результате за годы войны Заводом №9 было изготовлено 30 тыс. орудий....

ПЕТРОВ И ГРАБИН

Между двумя выдающимися конструкторами шла постоянная конкуренция,начавшаеся с того как Петров и Грабин почти одноверменно возглавили КБ.

Конструктор Грабин автор самой массовой пушки ЗИС-3,безусловно выдающийся конструктор,но в отстальном он часто уступал Петрову.

Петров был моложе Грабина и имел меньше практического и упрвленческого опыта--но с достоинством принял вызов.

Первое серьёзное столкновение было связано с пушкой 122-мм калибра.

В сентябре 1937 года отдельная конструкторская группа Мотовилихинского завода под руководством Ф. Ф. Петрова получила задание на разработку такого орудия.

Их проект имел заводской индекс М-30.

Практически одновременно, в октябре 1937 года, по собственной инициативе, но с позволения ГАУ, за эту же работу взялось КБ завода № 92 ,где главный конструктор был В.Грабин

Грабинская пушка получила индекс Ф-25.

Проект гаубицы М-30 поступил в ГАУ 20 декабря 1937 года. Проект гаубицы Ф-25 поступил в ГАУ 25 февраля 1938 года.

Обе пушки прошли испытания в несколько стадий.

Гаубица Ф-25 успешно прошла заводские испытания, но на полигонные испытания не поступила, поскольку 23 марта 1939 года ГАУ постановило:

"122-мм гаубица Ф-25, разработанная заводом № 92 в инициативном порядке, для ГАУ в настоящее время интереса не представляет, так как уже закончены полигонные и войсковые испытания гаубицы М-30, более мощной, чем Ф-25."

М-30 превосходила Ф-25 по отсутствию дульного тормоза,использовании отработанных узлов и тем что её можно было модернизировать в отличие от Ф-25.

 

М-30.1938 год.

Солдаты 84-й пехотной дивизии США осматривают брошенную немцами 122-мм гаубицу М-30 советского производства в Бенсхайме (Bensheim). По немецкой классификации трофейная гаубица имела обозначение s.F.H.396(r).

Враг по достоинству оценил орудие.

29 сентября 1939 года М-30 была принята на вооружение под официальным наименованием 122-мм дивизионная гаубица обр. 1938 г.

Это была первая победа Петрова над Грабиным,за это по личному указанию Сталина он был награждён орденом Ленина.

ИСТОРИЯ М-60

Петров опередил Грабина и в производстве 107-мм орудий.

Когда осенью 1938 года было принято решение создавать новые 107-м орудия КБ завода № 172 под руководством Ф. Ф. Петрова начало проектирование 107-мм пушек.

Пушка разрабатывалась сразу в нескольких вариантах, получивших индексы М-25, М-45 и М-60.

В итоге после разработок решили остановится на М-60.

Опытные образцы М-60 были построены в сжатые сроки, уже 13 декабря 1939 года после прохождения заводских испытаний они были доставлены на полигон.

Полигонные испытания, закончившиеся 23 апреля 1940 года, выявили ряд недоработок системы,после их устранения орудие с 11 по 25 октября 1940 года успешно прошло войсковые испытания и было принято на вооружение РККА под официальным названием

«107-мм универсальная дивизионная пушка большой мощности обр. 1940 г.».

Орудие было запущено в серийное производство на заводе № 352 в Новочеркасске.

 

М-60

В 1940 году этим заводом было выпущено 25 орудий, в 1941 году — 101 орудие. В 1941 году М-60 выпускалась также на пермском заводе № 172, всего было сдано 11 орудий.

Казалось бы у РККА есть самая мощная пушка но....начальник ГАУ Г.Кулик проводя вредительскую политику добился исключения орудия из производства.

Только потом стала ясна вся вредительская сущность этого приказа.Производство хотели восстановить,но было поздно.

ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

В послевоенное время КБ Ф.И.Петрова стало основным в создании артилерийских систем.

Самое мощное в стране Центральное артиллерийское конструктор-кое бюро (ЦАКБ) во главе генерал-полковником В. Г. Грабиным в послевоенное время оказалось не в состоянии конкурировать с КБ Ф.И.Петрова.

ЦАКБ поставило на вооружение вплоть до своего закрытия в 1959 г. только одно орудие 57-мм зенитную пушку С-60.

Это при том что Грабин сосредоточил в этом КБ лучшие конструкторские силы страны и имел приоритет в гос-финансировании.....

А КБ Ф.И.Петрова стало основным в стране.

Под руководством Ф.Ф. Петрова разрабатывались новые образцы артиллерийских орудий и ракет.

Еще два десятка образцов орудий Петрова были приняты на вооружение Советской Армии уже после войны.

Среди них такие замечательные изделия, как буксируемые и самодвижущиеся пушки Д-44, Д-48, СД-44, СД-57, Д-74, пушка-гаубица Д-20, гаубица Д-30.

Были разработаны орудия 2А31 и 2АЗЗ для самоходных гаубиц 2С1 и 2СЗ («Гвоздики» и «Акации»).

Д-44

Д-74

ОКБ-9 под руководством Ф.Ф. Петрова стало после войны единственным в СССР разработчиком пушек для всех массовых отечественных танков.

По его документации танковые пушки изготавливались, кроме Завода № 9 и Уралмашзавода, также на Мотовилихинских заводах, на Горьковском машиностроительном заводе и на волгоградском заводе «Баррикады».

По своим тактико-техническим данным, надежности и живучести, простоте устройства и удобству эксплуатации все орудия, созданные под руководством Петрова, отвечали требованиям времени и превосходили зарубежные налоги.

Ф.Ф.Петров.1970 год.

В чем же секрет успехов Федора Федоровича Петрова? Сам он однажды сказал об этом так:

"В одном из журналов написали, будто во мне есть некая искра Божья. Если бы я этот текст прочитал в рукописи, убрал бы. Уж очень часто особо выделяют, будто для творчества необходим врожденный талант.

Сделал человек хорошую пушку - так это ему, мол, предназначено. Написал умную книгу - это чуть ли не от Бога. А я бы на первое место выдвигал всегда способность работать. Талант без трудолюбия во сто крат хуже, чем трудолюбие без таланта."

Да, что касается работоспособности, то у Петрова она била через край, он был самым настоящим трудоголиком.

Но все-таки, по мнению его коллег, у главного конструктора было еще и фантастическое чутье, как именно проектировать артиллерийскую систему в соответствии с требованиями заказчика.

Дело том, что во времена расцвета творчества Федора Федоровича не было еще изощренных методик расчетов, не было и ЭВМ, они появились только в середине 1950-х гг.

Тогда многое решалось интуицией конструкторов, а она у Федора Федоровича была феноменальной.

Так считает нынешний генеральный конструктор Завода №9 Валерий Наседкин:

"Нередко идеи Федора Федоровича значительно опережали время. Причем на многих направлениях: от легких артсистем до тяжелого орудия Д-80, калибра 535 мм.

Вес боевой части снаряда к нему составлял 420 кг, а дальность стрельбы - до 65 км! К сожалению, этот проект, созданный в 60-е гг. прошлого столетия, так и не был реализован.

Только сейчас мы подошли вплотную к воплощению этой идеи - в металле, уже существует наша дальнобойная гаубица М-390, самая мощная в мире в этом классе изделий.

Ее калибр 155 мм, она может стрелять на дальность до 50-60 км.

А вообще-то многие артсистемы, принятые на вооружение Советской Армии в 70-80-е гг., были разработаны в ОКБ-9 значительно раньше, но остались в то время невостребованными, поскольку опережали свое время.

Это относится к орудиям с безгильзовым заряжанием для самоходных гаубиц «Гиацинт», «Гвоздика», «Акация», аналоги которых сейчас находятся на вооружении многих стран мира.

Когда бывает свободное время, я изучаю проекты, созданные ранее, в том числе под руководством Петрова.

Есть мечта описать все над чем ранее работали наши конструкторы. А их наследие колоссально, более 400 проектов, из них на вооружение приняты 43. До сих пор еще многие перспективные задумки ОКБ-9 не реализованы!"

Действительно,ещё сотни проектов каждый из которых мог быть шедевром не был воплощен в жизнь,но то что было сделано защитило страну в трудные годы.

Вот таких людей создавало то великое время.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Фёдор Иванович Петров был лучшим советским конструктором артиллерийских систем.

Он имея ограниченные ресурсы,ограниченый опыт и небольшой коллектив сумел ещё до войны стать одним из ведущих конструкторов.

В послевоенное время КБ Ф.И.Петрова стало основным в СССР по разработке артиллерийских систем.

Таким он был советский конструктор Фёдор Фёлорович Петров.

maxpark.com

Сталинские «мышебойки» | Warspot.ru

Конструкторами оружия всегда движет стремление хотя бы на полшага опережать своих конкурентов. Создатели танковой брони стремятся предоставить экипажам боевых машин максимальную защиту от огня всех существующих типов орудий, а конструкторы противотанковых артиллерийских систем — создать пушки, способные пробить броню любого современного им танка. Но весной 1941 года в Советском Союзе начались работы над 107-мм противотанковой пушкой, достойным целям для которой предстояло появиться лишь через несколько лет. И эти пушки, и их вероятные противники из числа немецких танков были воплощены в металле. Но на поле боя не суждено было оказаться ни тем, ни другим.

Пушка для боя с тенью

К началу 1941 года советская противотанковая артиллерия развивалась сразу по нескольким направлениям. Наиболее перспективной на тот момент считалась 57-мм противотанковая пушка Ф-31, позже получившая обозначение ЗИС-2. Разрабатывалась пушка на заводе №92 под руководством В. Г. Грабина. Параллельно с ней шла разработка «76-мм мощной противотанковой пушки на базе УСВ», имевшей заводское обозначение Ф-26. Создавалась она с большими трудностями. Из-за проблем с тормозом отката пушку несколько раз переделывали. Наконец, в начале января 1941 года по инициативе Грабина была изготовлена и 85-мм противотанковая пушка. Она базировалась на лафете опытной 95-мм дивизионной пушки Ф-25 с удлинёнными станинами. В январе из неё было сделано 225 выстрелов.

11 марта 1941 года начальник Разведывательного управления Генштаба РККА генерал-лейтенант Ф. И. Голиков подготовил спецсообщение «О направлении развития вооружённых сил Германии и изменениях в их состоянии». Согласно этому документу, немецкая промышленность начала постройку трёх типов тяжёлых танков. Самый мощный из них, имевший обозначение «Тип VII», якобы имел массу 90 тонн и вооружение в виде 105-мм пушки. К этой информации военное руководство страны отнеслось крайне серьёзно. Предполагавшийся запуск в серию танка Т-150, который должен был получить название КВ-3, отменили. Вместо него на базе опытного танка Т-220 стали разрабатывать совсем другую машину. Новый КВ-3 должен был быть вооружён 107-мм пушкой, иметь броню толщиной порядка 120 мм и боевую массу 67–68 тонн. Более того, параллельно была запущена разработка ещё более тяжёлых танков КВ-4 и КВ-5.

Эскизный проект 107-мм противотанковой пушки УМЛ-20, июль 1941 года

Одними танками дело не ограничилось. К 18 апреля 1941 года было подготовлено постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) «О танковом вооружении, новой противотанковой пушке, артиллерийских самоходных установках и бронебойных снарядах». В контексте этой статьи наиболее интересным является шестой пункт этого постановления:

«6. По мощной 107 мм корпусной пушке.

Поручить НКВ разработать и изготовить на заводах №172 и №92 опытные образцы наложения на лафет 152 мм гаубицы-пушки обр.1937 г. Мощного 107 мм ствола с начальной скоростью 1100 м/сек.

Срок сдачи опытных образцов НКО – к 1.7.1941 г.

К этому же сроку изготовить опытный образец самоходной установки 107 мм пушки с указанной баллистикой. Установку осуществить НКТМ на удлиненном шасси танка КВ-4 (броня 60 мм).

НКБ разработать и изготовить к указанному сроку выстрел для этой пушки со сплошным бронебойным снарядом с трассером, с флегматизатором и размеднителем в заряде в количестве 3000 штук».

Самоходная установка, упомянутая в постановлении, должна была разрабатываться совместно с СУ-Б-13, а также САУ «212». Проектирование СУ-Б-13, судя по постановлению, началось, дело дошло даже до предварительного проекта, были составлены тактико-технические требования, но на этом всё и закончилось. Изготовление САУ «212» застопорилось на стадии изготовления корпусных деталей. В отличие от них, самоходная установка с противотанковой пушкой не дошла даже до стадии тактико-технических требований. Но вот с самой «мощной 107-мм корпусной пушкой» дело продвинулось намного дальше.

Расчёт ствола УМЛ-20. В отличие от этой пушки, графических материалов по ЗИС-23 и ЗИС-24 до наших дней не сохранилось

Согласно первоначальным расчётным данным, новая «мощная пушка» с начальной скоростью снаряда 1100 м/с должна была пробивать на дистанции в километр броню толщиной 188 мм, установленную под углом 30 градусов. Уже к началу мая характеристики были скорректированы. Согласно расчётам по 107-мм противотанковой пушке, получившей заводской индекс ЗИС-24, начальная скорость снаряда снижалась до 1020 м/с, при этом длина ствола должна была быть в районе 60 калибров. Впрочем, и эти данные оказались не окончательными.

Между тем, Грабин в очередной раз проявил инициативу и одновременно начал разработку более лёгкой альтернативы для ЗИС-24. Пушка, получившая заводское обозначение ЗИС-23, разрабатывалась с использованием лафета 107-мм дивизионной пушки М-60. Согласно предварительным расчётам, начальная скорость её снаряда должна была достигать 1150 м/с, а длина ствола оценивалась примерно в 70 калибров.

Проработка тактико-технических требований (ТТТ) к сверхмощным противотанковым орудиям затянулась. Рассмотрение Артиллерийским комитетом ГАУ КА проекта тактико-технических требований состоялось 22 мая 1941 года. Согласно принятым ТТТ, начальную скорость снаряда 107-мм пушки сохранили на отметке 1020 м/с. Снаряд массой 18,8 кг должен был пробивать на дистанции в километр бронеплиту толщиной 160 мм, установленную под углом 30 градусов. Длину ствола ограничили 70 калибрами. Скорострельность установили на уровне 10 выстрелов в минуту, причём заряжание должно было быть унитарным. При разработке орудия максимально использовался лафет 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20, включавший её прицельные приспособления. Наряду с противотанковыми функциями, пушка должна была исполнять и роль корпусной, для чего в её боекомплект включался осколочно-фугасный снаряд с начальной скоростью 730 м/с и массой 18,8 кг.

Эскизный проект 107-мм противотанковой пушки М75

В тот же день были утверждены требования и на «85-мм противотанковую пушку специального назначения». Она, в свою очередь, должна была исполнять и функцию дивизионной пушки, для чего в боекомплект включался осколочно-фугасный боеприпас массой 9,2 кг с начальной скоростью 800 м/с. Что же касается её бронебойного снаряда, он имел начальную скорость 1150 м/с и массу 10,5 кг. На дистанции в километр этот снаряд также должен был пробивать лист брони толщиной 160 мм, установленный под углом 30 градусов. В качестве базы для орудия ТТТ предусматривали использование лафета 107-мм пушки М-60. Изменения в конструкцию базы планировались минимальные, в частности, предусматривалось создание нового орудийного щита.

Конкуренция в тяжёлом весе

До начала июня 1941 года работы по проектированию сверхмощных противотанковых пушек фактически велись лишь заводом №92, несмотря на то, что в постановлении речь шла о двух заводах. Объяснить такую ситуацию можно тем, что Грабин проявил инициативу, которую заметили наверху. Впрочем, заводу №172 в тот момент было слегка не до того: на нём и так висел большой объём заказов по гаубичной артиллерии, а также артиллерии Резерва Главного Командования (РГК).

«Утряска» требований на пушки продолжалась и в конце мая, и в начале июня 1941 года. В итоге окончательный вариант требований был разослан на заводы только к 7 июня. Вместе с тем, к моменту получения финальных ТТТ завод №172 уже включился в работу по созданию своей 107-мм противотанковой пушки. Последняя редакция требований поставила завод в неловкое положение, поскольку в них появились указания о применении механического досылателя, а также о нарезах ствола прогрессивной крутизны. В письме председателю Арткома ГАУ КА генерал-майору Хохлову исполняющий обязанности директора завода Кудрявцев указал, что КБ будет разрабатывать новую пушку без этих элементов. По мнению КБ, скорострельность 10 выстрелов в минуту можно было получить и без досылателя. Пушка, разрабатывавшаяся коллективом завода №172, получила индекс М75. Согласно предварительным расчётам, начальная скорость её снаряда должна была составить 1020 м/с, при этом пробитие брони предполагалось на уровне, указанном в ТТТ.

Орудийный щит, согласно требованиям, должен был ставиться на все проекты сверхмощных противотанковых пушек

Интересно, что в Молотове (современной Перми), где располагался завод №172, была начата разработка и 85-мм противотанковой пушки, о которой дошли лишь обрывочные сведения. Впервые информация о ней всплывает в середине июня 1941 года. В переписке, которая шла между Наркоматом боеприпасов и заводом №172, выяснилось, что лафетопробных снарядов, предназначенных для 85-мм пушки ЗИС-23, для орудия разработки завода №172 не хватит. По этой причине требовалось изготовить ещё 300 снарядов: 50 к 5 июля, а оставшиеся 250 – к 15 июля 1941 года. В дальнейшей переписке по боеприпасам обнаружился и заводской индекс новой пушки – М-76. Там же указано, что завод №172 добился разрешения правительства на изготовление опытного образца.

Никаких тактико-технических характеристик по М-76 обнаружить не удалось. Что же касается конкурирующей с ней 85-мм пушки ЗИС-23, то её тактико-технические характеристики (ТТХ) окончательно были утверждены к началу июля 1941 года. Для обеспечения начальной скорости 1150 м/с пушка получила ствол длиной 96,8 калибров (8228 мм). Не вписалась в ТТТ по длине ствола и ЗИС-24. Согласно финальным ТТХ, общая длина её ствола составила 73,5 калибра, или 7843 мм.

В данных по характеристикам, датированным 4 июля 1941 года, указывалось, что пушки заводом №92 спроектированы и находятся в стадии изготовления опытных образцов. Были эти пушки изготовлены или нет – история умалчивает. Но по состоянию на 31 июля 1941 года оба орудия всё ещё находились на стадии не изготовления, а проектирования. К 15 августа завод №92 уже должен был сдать два опытных образца ЗИС-23 (над ЗИС-24 работа шла теперь лишь в инициативном порядке). В указанные сроки этого не произошло, более того, обе пушки отсутствуют и в докладе об опытных работах завода №92, датированном 25 августа. Нет по ним информации и в последующих документах. Таким образом, существует высокая степень вероятности, что ни ЗИС-23, ни ЗИС-24 так и не были изготовлены.

М75 на испытаниях, октябрь 1941 года

Совершенно неожиданно в конкурентную борьбу вмешался третий участник. 7 июля 1941 года в адрес начальника Управления заказов и производства вооружения наземной артиллерии (УВНА) пришло письмо из Свердловска. Авторами письма были главный инженер Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ) А. С. Рыжков, начальник СКБ завода А. Н. Булашев, а также главный конструктор Ф. Ф. Петров (один из создателей пушки МЛ-20). В письме с Уралмаша предлагался эскизный проект противотанковой пушки, получивший обозначение УМЛ-20.

Изюминкой проекта стала максимальная унификация пушки с уже находящимися в производстве образцами, а именно – с МЛ-20 и А-19. Поршневой затвор планировалось взять от А-19, от неё же брался и кожух ствола. Казённик, а также лафет использовались от МЛ-20. Кроме того, предполагалось взять от А-19 и гильзу. Высказывалась даже возможность использования снаряда от М-60, но возникали сомнения, выдержит ли он увеличившееся давление. Начальная скорость снаряда оценивалась в 1050 м/с, при этом длина ствола должна была составить 59,5 калибров. Для того чтобы компенсировать изменение центра тяжести, ствол удлинялся назад на 235 мм.

Эта же пушка в боевом положении

Предложение УЗТМ выглядело вполне разумным. Благодаря максимальному использованию деталей уже находившихся в производстве орудий можно было ускорить разработку, а главное – запуск пушки в серию. Но дальше эскизного проекта история УМЛ-20 не продвинулась.

В итоге единственной сверхмощной противотанковой пушкой, достигшей стадии испытаний, оказалась М75, разрабатывавшаяся под руководством С. Н. Дернова.

Не имеющая достойных целей

Техническая документация на 107-мм противотанковую пушку М75 была подготовлена заводом №172 к концу июня 1941 года. Стоит отметить, что начало Великой Отечественной войны сперва никак не отразилось на её разработке. В отличие от работ над перспективными тяжёлыми танками КВ-3, КВ-4 и КВ-5, разработку сверхмощной противотанковой пушки никто не сворачивал. К изготовлению двух опытных образцов М75 завод №172 приступил в начале июля 1941 года, а к концу месяца они уже проходили заводские испытания. В ходе пробных стрельб были получены начальные скорости снарядов от 1017 до 1047 м/с, что соответствовало заданным требованиям. Срыва ведущих поясков на снарядах не наблюдалось. Пробоины в щите имели форму круга, то есть при стрельбе снаряды летели стабильно. Основной проблемой на заводских испытаниях оказалась работа полуавтоматики. Связано это было с материалами, из которых изготовили клин и казённик

15 июля в адрес начальника УВНА военинженера 1-го ранга Комарова был прислан технический проект пушки, разработанный параллельно с изготовлением опытных образцов. В целом пушка соответствовала требованиям. Начальная скорость её снаряда составляла 1020 м/с, длина ствола — 70,5 калибров (7550 мм), а в конструкции использовался лафет МЛ-20. Тем не менее, на проект была наложена резолюция:

«вместо наложения нового 107 мм ствола на лафет МЛ_20, завод занялся неудачной «модернизацией» этого лафета, общего для МЛ-20 и 122-мм пушки обр.1931/37 г.».

Более развёрнутая версия резолюции ушла на завод №172 28 июля 1941 года за подписью начальника ГАУ КА генерал-полковника Яковлева.

Несмотря на требования максимально использовать лафет МЛ-20, опытные М75 имели массу изменений в его конструкции

Такую реакцию руководства ГАУ КА вызвали изменения, которые внесли на заводе №172 в конструкцию лафета. Вместо штатной системы перевода ствола из боевого положения в походное был использован полиспаст по типу использовавшегося в М-60. Помимо изменения конструкции, в ГАУ высказывались справедливые сомнения в ускорении процедуры перевода ствола из боевого положения в походное и наоборот. Гораздо существеннее оказалось то, что для М75 конструкторы изменили систему отката, а также фактически сделали новый передок. В условиях войны и ожидавшегося появления на фронте немецких тяжёлых танков подобное положение вещей справедливо признали неприемлемым. Серийные М75 предполагалось изготовлять на штатном лафете МЛ-20 и со штатным передком.

Дальнейшие испытания М75 было решено проводить на Уральском артиллерийском полигоне (ныне Нижнетагильский институт испытания металлов (НТИИМ)). Программу испытаний утвердили 16 августа 1941 года. В ходе испытаний проверялись прочность системы, её баллистические свойства и определялась бронепробиваемость. На испытания предъявили те же опытные образцы, что проходили заводские испытания. Система под номером 1 имела трубу №4 с длиной хода нареза 25 калибров, а система под номером 2 имела трубу №7 с длиной нарезов 32 калибра. Также с пушками доставили трубу №5, у которой длина нарезов составляла 32 калибра.

Пушка в походном положении. Вместо штатной системы перевода ствола из боевого положения в походное был использован полиспаст, как на М-60

Документацию на пушки доставили 28 августа, но испытания начались только через месяц – 29 сентября. Первым этапом стала разборка и сборка систем, в ходе которой стволы на орудиях поменяли местами. Испытания осложнялись тем, что Уральский артиллерийский полигон не был приспособлен к целому ряду необходимых работ.

Первые стрельбы начались лишь 5 октября. Огонь вёлся из системы №1. 16 октября, после 105 выстрелов, по предложению завода №172 испытания приостановили. Связано это было с необходимостью изготовления нового клина и ряда других деталей. Испытания возобновились 3 ноября. После 402 выстрелов из-за большого разгара нарезной части канала ствола трубу №5 заменили на трубу №4. Испытания стрельбой закончили 11 декабря, но из-за занятости испытаниями других систем отчёт о них был составлен только ко 2 января 1942 года.

Орудие в боевом положении, вид спереди

Общие выводы по испытаниям оказались крайне неоднозначными. Во-первых, живучесть трубы была определена всего в 250–300 выстрелов, что было явно недостаточным. Во-вторых, возникли серьёзные проблемы с бронепробиваемостью. Пушка пробила лист толщиной 152 мм, но случилось это на дистанции всего 100 метров. На дистанции в километр обстрел даже не проводился, поскольку корпуса снарядов оказались непрочными.

Впрочем, это было хронической проблемой советских бронебойных снарядов большинства систем, стоявших на вооружении, и решить её удалось далеко не сразу. Реальная скорострельность пушки оказалась всего 5–6 выстрелов в минуту. Наблюдались большие проблемы и с экстракцией гильз. В итоге М75 признали не выдержавшей испытания.

Номенклатура боеприпасов для 107-мм пушки М75

Потенциально довести М75 до ума завод №172, конечно, мог. Схожие проблемы имели многие пушки, в том числе противотанковые. Ход испытаний показал, каким образом можно устранить выявленные недостатки. Кроме того, как уже говорилось выше, Уральский артиллерийский полигон не был приспособлен к полноценным испытаниям, и в условиях завода можно было решить многие возникшие на полигоне проблемы. Тем не менее, 22 апреля 1942 года последовал вердикт о прекращении работ по сверхмощным противотанковым пушкам:

«Так как опыт сорвеменной войны не подтвердил необходимости применения подобного рода пушек для борьбы с танками, дальнейшую доработку пушки «М-75» и боекомплекта к ней, с целью устранения всех недостатков, считаю нецелесообразной.

Докладывая изложенное, прошу Вашего разрешения на прекращение всех работ по 107 мм противотанковой пушке М-75 и аналогичных работ Государственного Ордена Ленина завода №92 им. Сталина по 85 мм и 107 мм противотанковым пушкам «ЗИС-23» и «ЗИС-24».

107-мм снаряды броню пробивали, но при этом раскалывались при попадании

Нарком вооружений генерал-полковник Воронов, написавший это письмо Сталину, не знал, что как раз в это самое время КБ Фердинанда Порше начало разработку сверхтяжёлого танка, против которого и создавались советские сверхмощные ПТО. До фронта, впрочем, ни VK 100.01, ни даже Pz.Kpfw. Maus так и не доехали. Тем не менее, о М75 вспомнили ещё раз – в 1943 году.

Сохранившаяся до наших дней пушка М75 №1. Площадка военной техники будущего Музея Вооружённых сил Республики Казахстан в Астане

В июле 1943 года под Понырями дебютировало другое детище Porsche K.G. – самоходная установка Ferdinand. Её появление в Красной армии восприняли очень серьёзно. Среди списка работ по танковой, противотанковой и самоходной артиллерии, датированного 15 сентября 1943 года, вновь появилась М75. Одной из причин возвращения заброшенного в 1942 году проекта было то, что базировалось орудие на лафете пушки-гаубицы МЛ-20. Идея вооружения пушкой М75 самоходной установки, похороненная ещё летом 1941 года, спустя два года получила шанс на возвращение, тем более что для неё наконец появились достойные цели.

Впрочем, возврат к теме 107-мм противотанковой пушки оказался крайне недолгим. В том же самом письме, где упоминалась М75, председатель Артиллерийского Комитета ГАУ КА генерал-майор Хохлов предлагал отказаться от ряда проектов, заменив их на более перспективные 122-мм пушки с начальной скоростью снаряда 1000 м/с.

Источники и литература:

warspot.ru

Опытная 122-мм. дивизионная гаубица Ф-25 (1938г.)

Примечания:

   Дивизионня габица Ф-25 конструкции КБ Грабина создавалась в 1938г. в инициативном порядке одновременно с гаубицами У-2 и М-30. При равных длине ствола и объеме зарядной каморы баллистика гаубиц М-30 и Ф-25 должна быть одинаковой, а у У-2 она несколько хуже. Так что утверждение Назарова о большей мощности М-30 — неправда. По весу и клиренсу Ф-25 превосходила М-30 и, следовательно, была более маневренной. В свою очередь, У-2 имела дульный тормоз, а Петров в М-30 обошелся без него. Отсутствие дульного тормоза дает существенные преимущества, так как дульный тормоз при стрельбе создает пылевое облако, демаскирующее орудие и мешающее его прицеливанию. По своим тактико-техническим характеристикам М-30 и Ф-25 примерно равноценны, но у Ф-25 и У-2 было серьезное преимущество перед М-30 — к марту 1939 г. они были дуплексами. Ф-25 имела одинаковый лафет с 95-мм. пушкой Ф-28, а У-2- с 95-мм. пушкой У-4.  Но на вооружение была принята гаубица М-30.

  Ствол гаубицы Ф-25 состоял из свободной трубы, кожуха, навинтного казенника и дульного тормоза. Затвор горизонтальный клиновой, взятый без изменений у гаубицы «Лубок». Люлька корытообразная, незамкнутого контура. Цапфенная обойма литая, снизу к ней крепился сектор подъемного механизма. На цапфах люльки крепились рычаги уравновешивающего механизма. В люльке помещался тормоз отката золотникового типа. Цилиндр тормоза отката перемещался вместе со стволом. Откат переменный. Подъемный механизм секторный, маховик располагался справа. Поворотный механизм — винтового типа, винт с маховиком крепился на верхнем станке, а матка винта — на нижнем. Уравновешивающий механизм — пружинный, толкающего типа. Нижний станок, как у Ф-22, был литым. Станины П-образного сечения, усиленные угольниками, — клепаные. В хоботовой части имелся постоянный зимний и откидной летний сошники. Боевая ось, подрессоривание и выключение рессор соответствовали конструкции Ф-22.

war-russia.info

Невостребованная легкость и простота. Опытная легкая противотанковая пушка ЛПП-25. СССР

Опытная легкая противотанковая пушка ЛПП-25 появилась на свет в ответ на немецкое тяжелое противотанковое ружье s.Pz.B.41, сведения о котором дошли до советских конструкторов с фронта. В итоге родилось орудие, не уступающее немецкому по бронепробиваемости, но без сложного в производстве и недолговечного конического ствола. Что ЛПП-25 представляла собой?

Идея создания легкой противотанковой пушки большой бронепробиваемости зародилась у преподавателей Артиллерийской академии Красной Армии им. Дзержинского в начале весны 1942 года, когда они получили сведения о наличии у немцев легких и очень эффективных противотанковых орудий. Это совпало с данными о массированном применении немцами танков, штурмовых орудий и различных бронеавтомобилей, обладавших высокими скоростями и как минимум противопульным бронированием, а также с собственными наработками преподавателей в области тактики и применения противотанковых средств в бою.

Амбициозные планы

Слушатели и большая часть преподавателей Академии осенью 1941 года были направлены на фронт, а сама Академия с середины ноября 1941 года находилась в эвакуации в Самарканде. Однако оставшиеся преподаватели-артиллеристы не утратили связи со своими учениками и коллегами, и на основе собственного опыта и переписки с фронтовиками предложили новое орудие.

Проект противотанковой пушки ЛПП-25 первого типа, походное положение (ЦАМО)

Основное средство борьбы с танками и бронемашинами — противотанковые пушки. В обороне, при стрельбе с заранее подготовленных позиций, они были достаточно эффективны, однако при наступлении требовали тягачей для сопровождения пехоты и танков, а в случае контратак противника зачастую не успевали разворачиваться на удобные позиции. Поэтому в качестве средства усиления пехоты, как в обороне, так и при наступлении, считалось перспективным использовать противотанковые ружья (ПТР), обладавшие рядом достоинств: легкостью, малой уязвимостью и относительно неплохой бронепробиваемостью на малых дистанциях. Вместе с тем, у ПТР были недостатки: большой для одного солдата вес, затрудненная стрельба по движущимся целям и недостаточная бронепробиваемость на дистанциях 300–600 метров.

В результате на свет появился проект, который занял промежуточную нишу между ПТР и противотанковыми орудиями средних и больших калибров: легкая противотанковая пушка, способная перемещаться вместе с пехотинцами. Основными целями для этого орудия должны были стать средние и легкие танки, бронемашины и автомобили различного назначения, огневые точки. Предполагалось, что в крайних случаях огонь специальным снарядом мог бы вестись и по тяжелым танкам. Из-за большего калибра эффективность стрельбы по танкам должна была улучшиться по сравнению с ПТР, а за счет использования станка-лафета предполагалось упрощение стрельбы по движущимся целям. Большое впечатление на разработчиков произвело трофейное ружье (пушка) с коническим стволом s.Pz.B.41, которое идеально подходило для этих целей.

Основным автором проекта был инженер-подполковник А.Н. Сидоренко, вместе с ним работали инженер-капитан М.Ф. Самусенко и инженер-капитан И.И. Жуков. Они составили тактико-технические требования к орудию, которые рассмотрели на кафедре артиллерийского вооружения и после широкого обсуждения утвердили для работы над проектом.

Проект противотанковой пушки ЛПП-25 первого типа, боевое положение (ЦАМО)

Для проектируемого орудия выбрали калибр 25 мм, так как он был оптимален с точки зрения компактности и веса системы в целом, но позволял достичь бронепробиваемости до 35 мм и выше. Пушка проектировалась исходя из соображений максимального использования деталей и элементов систем, находящихся в валовом производстве.

Патрон проектировался оригинальный, но на основе существующих боеприпасов: от 25-мм автоматической зенитной пушки образца 1940 года был взят штатный бронебойно-трассирующий снаряд весом 295 граммов, а гильзу использовали от 37-мм противотанковой пушки образца 1930 года, переобжав в дульце до нужного калибра. Предполагалось получить начальную скорость снаряда 1200 м/c, общий вес системы ограничили в 230 кг.

Видимо, у авторов проекта, который получил обозначение ЛПП-25, была возможность ознакомиться не только с немецкой 2,8 cm s.Pz.B.41, но и с боеприпасами к ней, поэтому в качестве специального боеприпаса для новой пушки предполагалось использовать 25-мм снаряд с сердечником из вольфрама, по размерам близкий к немецкому образцу. В качестве аргумента говорилось, что промышленностью СССР освоены сердечники из вольфрама для 12,7-мм патронов, и изготовление несколько большего по размерам сердечника не составит труда. Вес такого снаряда должен был составить 200 граммов, а начальная скорость увеличиться до 1400 м/с.

Ствол противотанковой пушки ЛПП-25 (ЦАМО)

Из-за того, что снаряд с вольфрамовым сердечником был дороже в производстве, предполагалась, что в боекомплекте их будет не более 25%, а стрельба такими снарядами должна определяться особой инструкцией – например, при появлении тяжелых танков на дистанциях не более 300 м и при отсутствии штатных патронов.

Также делался расчет при весе снаряда, аналогичного немецкому от s.Pz.B.41. В этом случае начальная скорость возрастала до 1700 м/с, а бронепробиваемость могла возрасти в 1,5 раза по сравнению с немецкой пушкой. Расчетная бронепробиваемость у ЛПП-25 любым типом снаряда должна была превысить показатели немецкого аналога.

Ствол и казенник пушки ЛПП-25 были разработаны в апреле 1942 года, а общий проект был закончен и утвержден в мае, на расширенном заседании при начальнике академии. После этого чертежи орудия были переданы в наркомат вооружения для изготовления.

Ствол и казенник изготавливались на заводе наркомата вооружений №172 имени Молотова в поселке Мотовилиха в пригороде Молотова (ныне в черте Перми). Однако из-за того, что завод был занят производством 45-мм противотанковых пушек образца 1937 года, а также вопросами, связанными с пушками М-42 и М-6, выполнение заказа Артиллерийской академии затянулось. Только после длительной переписки и личного вмешательства члена ГКО Л.П. Берия в октябре 1942 года два разных ствола с казенниками были изготовлены и отправлены на завод №702 наркомата минометного вооружения в Ташкент.

Слева патрон ЛПП-25: штатный снаряд 25-мм автоматической зенитной пушки образца 1940 года в гильзе 37-мм противотанковой пушки образца 1930 года; справа противотанковая пушка ЛПП-25 первого типа в боевом и походном положении (ЦАМО)

На заводе №702 были разработаны рабочие чертежи и собраны два опытных образца на разных лафетах и с разными стволами, часть деталей были изготовлены складом №20 НКО в Ташкенте. Таким образом, потребовалась широкая кооперация в изготовлении с преодолением массы трудностей, в основном, из-за отсутствия связи. Это затянуло сроки производства.

В академию обе пушки были доставлены в январе 1943 года. 30 января в Самарканде комиссия преподавателей Артиллерийской академии провела осмотр и опробование стрельбой первого образца. Ввиду отсутствия оборудованного артиллерийского полигона, а также штатной марки пороха, испытания провели по сокращенной программе.

Расчётная бронепробиваемость ЛПП-25 в зависимости от дальности и угла встречи снаряда с броней, мм:

Вариант 1 – стальной снаряд, V0 = 1200 м/с, вес 295 граммов;Вариант 2 – спецснаряд, V0 = 1400 м/с, вес 200 граммов;Вариант 3 – спецснаряд 28/20, V0 = 1360 м/с, вес 123 грамма.

Описание противотанковой пушки ЛПП-25 первого типа

калибр – 25 мм;боевая скорострельность – 20–25 выстрелов в минуту;угол вертикального обстрела – 7–11°;угол горизонтального обстрела – 30°;скорость наводки по горизонту – 6° в секунду, по вертикали – 2°24' в секунду;высота линии огня – 300 мм;клиренс – 300 мм;ширина хода – 1080 мм;вес пушки – 240 кг;перевод из боевого положения в походное – 8–10 секунд;габариты в походном положении, длина × ширина × высота – 3500×1250×1060 мм;габариты в боевом положении, длина × ширина × высота – 3300×2020×800 мм;скорость передвижения – до 60 км/ч;число деталей без колес и прицела – 402, из них 32 заимствованы от других систем.Пушка состояла из пяти частей:

качающейся части;верхнего станка с подъемным и поворотным механизмом;нижнего станка с ходом, механизмом подрессоривания, передним сошником и станинами;щитового прикрытия;оптического прицела.

Качающаяся часть включала в себя люльку, тормоза отката-наката, ствол-моноблок с 12 нарезами (крутизна нарезов 34 калибра) длиной 2525 мм (101 калибр), соединенный с казенником, направляющую муфту ствола, удерживаемую гайкой ствола, накатник и дульный тормоз. Затвор с закрывающим механизмом с незначительными изменениями был взят от 37-мм автоматической зенитной пушки образца 1937 года.

Перевод ЛПП-25 из боевого положения в походное. На фото, вероятно, авторы проекта (ЦАМО)

На верхнем станке были смонтированы подъемный и поворотный механизмы, конструктивно схожие с аналогичными у «классических» противотанковых пушек.

К нижнему станку крепились на шарнирах трубчатые станины со стопорами крепления по-боевому и походному. Конструктивно нижний станок представлял собой платформу с колесным ходом с механизмом подрессоривания и станинами.

Отдельного внимания заслуживает колесный ход. Колеса, надетые на коленчатую ось с кривошипами и рессорами, были взяты от мотоцикла ТИЗ АМ-600, с гусматиком вместо камер. За счет формы оси специальными вагами, в походном положении закрепленными на станинах, орудие переводилось из походного положения в боевое и обратно. В боевом положении колеса поднимались вверх, а нижний станок специальным сошником упирался в грунт.

Щитовое прикрытие было толщиной 3 мм, имело фигурную форму и наклон в 30°, предназначалось для защиты расчета от пуль пистолетов-пулеметов и легких осколков. От винтовочных пуль с близких дистанций оно не спасало.

Рукояти механизмов наведения и прицел наведения пушки ЛПП-25 первого типа (ЦАМО)

Оптический прицел был свой, типа «утенок», с трехкратным увеличением и полем зрения 12°. Он предназначался для стрельбы на дальность 1000 метров без установки угла прицеливания.

При стрельбах выяснилось, что начальная скорость незначительно меньше расчетной: 1165–1180 вместо 1200 м/с. При стрельбе по крышке люка кормовой плиты танка Т-34 толщиной 46,5 мм с расстояния 140 метров при угле встречи 90° было сделано девять выстрелов. Попали два раза: в край, получив пробоину с отколом брони, и в центр, пробив люк навылет.

Выяснилось, что дульный тормоз, сделанный по типу немецкой s.Pz.B.41, слишком эффективен и поглощает энергию отката в три раза больше расчетного. Из-за этого происходили короткие откаты, и полуавтоматика орудия либо работала плохо, либо затвор не открывался вовсе. При этом дульный тормоз был безопасен и не глушил орудийный расчет. Был сделан вывод о целесообразности использования подобного тормоза и в других системах валового производства.

Кормовой люк танка Т-34 после обстрела из пушки ЛПП-25 (ЦАМО)

Пушка при стрельбе из всех положений ствола оказалась исключительно устойчивой. Достигнуто это было за счет того, что в боевом положении нижний станок опирался на землю, а сзади были разведены станины с упертыми в землю сошниками.

Орудие легко перекатывалось по пересеченной местности расчетом, а малый вес и габариты позволяли закатывать его в кузов грузовика ЗиС-5 или другую технику. Предлагалось упростить конструкцию, убрав подрессоривание – в этом случае стала бы возможна стрельба с колес.

Противотанковая пушка ЛПП-25 второго типа

Второй вариант пушки имел значительные отличия. Ствол для проверки поведения поясков и устойчивости снарядов с начальной скоростью 1400 м/с имел крутизну нарезов 45 калибров против 34 калибров у первого типа. Не было поворотного механизма, наводка по горизонту осуществлялась по подобию s.Pz.B.41 – правой рукой за рукоятку на люльке, внутри рукоятки был размещен рычаг спуска. Для регулировки усилия при повороте имелся ленточный тормоз, который использовался и для точной стрельбы при наведении в точку (например, при обстреле бойниц ДОТов).

Крепление щитового прикрытия было упрощено. Колеса сделали съемными металлическими со скобами для переноски. Станины, коробчатые по конструкции, были подобны станинам лафета s.Pz.B.41 раннего типа. Оптический прицел был взят другой, ПП-9.

Второй образец ЛПП-25 в боевом и походном положении (ЦАМО)

Второй образец пушки ЛПП-25 без колес и оптического прицела собирался из 375 деталей, 32 из которых находились в валовом производстве.

После проведения испытаний комиссия Академии сделала выводы, что ЛПП-25 – вполне современная артсистема, которая может стать хорошим противотанковым орудием сопровождения пехоты и танков. По заключению комиссии, пушка легко устанавливалась в самоходной установке, могла применяться в авиадесантных частях, была проста и безопасна в эксплуатации, легка в освоении и сохраняла резервы еще большего упрощения. Элементы выстрела могли быть быстро внедрены в валовое производство. Комиссия сочла, что систему необходимо передать на полигонные испытания.

Испытания

6 февраля 1943 года начальником Артиллерийской академии КА генерал-майором С.П. Сидоровым материалы о проектировании и испытании ЛПП-25 были отправлены заместителю наркома обороны маршалу артиллерии Н.Н. Воронову и начальнику Главного артиллерийского управления генерал-полковнику Н.Д. Яковлеву с просьбой о проведении испытаний.

30 марта 1943 года на просьбу последовала резолюция начальника штаба артиллерии КА генерал-майора артиллерии Ф.А. Самсонова, что при устранении недостатков ЛПП-25 может быть принята на вооружение пехоты на батальонном или даже полковом уровне.

На полигонные испытания на Гороховецкий полигон ЛПП-25 поступили в начале июля 1943 года. Для них были изготовлены три типа снарядов: легкий подкалиберный (вес 163 грамма), штатный стальной, и с вольфрамовым сердечником.

Стрельба из пушки ЛПП-25 первого типа (ЦАМО)

Помимо обычных стрельб по бронеплитам и на устойчивость был проведен обстрел легким подкалиберным снарядом трофейного немецкого танка, «считающегося средним по общему тоннажу и тяжелым по артиллерийскому вооружению» (вероятно, PzKpfw III), с дистанции 100 метров. Стреляли по верхним и нижним лобовым листам толщиной 45 мм, результат – сплошные пробоины.

Однако не все расчеты подтвердились. Так, для первого образца орудия перевод из походного положения в боевое составил 20–30, а обратно – 26–45 секунд. Вес тоже оказался несколько больше и составил 277 кг. Ширина щита оказалась недостаточной, прицеливание было неудобным, из-за отсутствия предохранительного щитка было возможно травмирование при выстреле, шкалы прицела были неудачны.

Последовала череда доработок – в частности, изменен был щит.

Повторные испытания проходили в сентябре и ноябре 1943 года. По итогам предпочтение было отдано первому варианту ЛПП-25, при условии устранения вновь выявленных недостатков.

Измененный щит для пушки ЛПП-25 второго типа (ЦАМО)

Бронепробиваемость ЛПП-25, показанная на Гороховецком полигоне ГАУ, была следующей:

Штатный бронебойно-трассирующий снаряд от 25-мм зенитной пушки образца 1940 года (вес 286 граммов) пробивал 45-мм броню под углом 60° с дистанции 340 м.Опытный легкий бронебойно-подкалиберный снаряд по типу немецкого (вес 167 граммов) пробивал 60-мм броню под углом 60° с дистанции 500 м, 75-мм броню под углом 60° – с дистанции 65 м, 90-мм броню по нормали – с дистанции около 200 м.Опытный бронебойно-подкалиберный снаряд от 25-мм зенитной пушки образца 1940 года с вольфрамовым сердечником (вес 200 граммов) пробивал 60-мм броню под углом 60° с расстояния 400 м, 75-мм броню под углом 60° – с дистанции 115 м, 90-мм броню по нормали с дистанции более 190 м, но менее 300 м.Живучесть ствола оценивалась в 600–650 выстрелов.

Несмотря на то, что пушка показала удовлетворительные баллистические свойства, удовлетворительную кучность, хорошую маневренность и маскировку на поле боя, простоту обслуживания, достаточную бронепробиваемость, на вооружение она принята не была – предпочтение было отдано другой системе, 37-мм авиадесантной пушке ЧК конструкторов Е.В. Чарнко и И.А. Комарицкого.

По своим характеристикам опытная противотанковая пушка ЛПП-25 была отличным легким орудием, хорошо подходившим для середины Великой Отечественной войны. Это отличный пример того, как можно было добиться впечатляющих результатов по бронепробиваемости для орудий небольшого калибра, не используя сложные технические решения.

topwar.ru

122-мм нарезные танковые пушки Д-25Т, Д-25ТА, Д-25ТС (СССР)

122-мм нарезная танковая пушка Д-25Т являлась основным оружием тяжелых танков ИС-2М, ИС-3М и ИC-4. Она была создана в 1944 г. и в годы Великой Отечественной войны серийно производилась на заводе №9 для тяжелых танков ИС-2 и ИС-3. В послевоенные годы производство пушки на заводе №9 продолжалось до начала 50-х гг. Пушка предназначалась для: борьбы с тяжелыми танками, самоходными орудиями и другими бронированными целями; разрушения ДОТ и ДЗОТ и различного рода полевых сооружений; подавления и уничтожения артиллерии, живой силы и огневых средств противника. Стрельба из пушки могла вестись прямой наводкой и с закрытых огневых позиций.

Пушка Д-25Т имела раздельное гильзовое заряжание, клиновой горизонтальный перемешавшийся затвор и двухкамерный дульный тормоз. Длина ствола-моноблока пушки составляла 48 калибров. Дульная энергия пушки составляла 8,09 МДж (825 тс*м). Гидравлический тормоз отката и гидропневматический накатник были установлены на литой люльке сверху. Предельная длина отката равнялась 570 мм. Выстрел осуществлялся нажатием рукой на рычаг электроспуска, расположенный на рукоятке подъемного механизма пушки. Кроме электроспуска, имелся рычаг механического спуска, находившийся на левом щите ограждения пушки.

 

Боевая скорострельность не превышала 3 выстр./мин. Для облегчения заряжания на казеннике пушки был установлен лоток. Дальность прямого выстрела по цели высотой 2,5 м была равна 1100 м. При стрельбе прямой наводкой использовался телескопический шарнирный прицел ТШ-27. Для стрельбы применялись выстрелы раздельного гильзового заряжания с бронебойным (остроголовым БР-471 и тупоголовым БР-471Б) и осколочно-фугасным (ОФ-471Н) снарядами. При проведении учебных практических стрельб прямой наводкой по макетам танков использовались выстрелы с практическим трассирующим снарядом ПБР-471. Для стрельбы предназначались собранные в латунных цельнотянутых гильзах боевые заряды Ж-471, ЖД-471 или ЖН-471. Бронебойный снаряд, имевший массу 25 кг и начальную скорость 795 м/с, с дальности 1000 м пробивал вертикально расположенную броневую плиту толщиной 145 мм. Для улучшения условий работы экипажа в бою, во второй половине 50-х гг. на основании Постановления СМ СССР от 4 октября 1957 г. была разработана и приказом министра обороны СССР от 1 июня 1959 г. принята на вооружение гильза с частично сгорающим корпусом. Ее массовое производство было организовано на заводе №40 (г. Казань).

 

122-мм нарезная танковая пушка Д-25ТА представляла собой усовершенствованный вариант пушки Д-25Т и являлась основным оружием тяжелого танка Т-10 и опытных тяжелых танков ИС-5 и ИС-8. Пушка была разработана в ОКБ-9 (главный конструктор Ф.Ф. Петров) в 1949 г. С 1952 по 1956 гг. пушка серийно производилась на заводе № 221 («Баррикады»). В конструкцию пушки Д-25ТА по отношению к пушке Д-25Т были введены электромеханический досылатель снаряда и гильзы и механизм повторного взвода ударника без открывания клина затвора. Боевая скорострельность была повышена до 3-4 выстр./хмин. Длина канала ствола пушки составляла 48 калибров, давление пороховых газов - 270 МПа (2750 кгс/см), дульная энергия - 8,09 МДж (825 тс*м). При стрельбе из пушки использовался телескопический шарнирный прицел ТШ2-27. Максимальная дальность стрельбы из пушки составляла 15000 м, дальность прямого выстрела -1000 м, прицельная дальность - 5000 м. В боекомплект к пушке входили артиллерийские выстрелы раздельно-гильзового заряжания с бронебойными и осколочно-фугасными снарядами. Бронебойный снаряд с начальной скоростью 795 м/с на дальности 1000 м пробивав вертикально расположенную броневую плиту толщиной 145 мм.

 

122-мм нарезная танковая пушка Д-25ТС являлась дальнейшим развитием пушки Д-25ТА и устанавливалась на тяжелых танках Т-10А (принят на вооружение 17 мая 1956 г.) и Т-10Б (1957 г.). ОКР по созданию данной пушки была задана Постановлением СМ СССР от 24 февраля 1955 г. Две первые пушки Д-25ТС, разработанные в ОКБ-9 завода №9 (начальник ОКБ и главный конструктор завода Ф.Ф. Петров), 25 июня 1955 г. были отправлены на ЛКЗ для установки в танки Т-10. В конструкцию пушки Д-25ТС по отношению к пушке Д-25ТА ОКБ-9 совместно с ЦНИИ-173 был внесен ряд изменений. Для снижения уровня загазованности боевого отделения на дульной части ствола было установлено эжекционное устройство для продувки канала ствола после выстрела. С целью сокращения времени производства выстрела в конструкцию затвора был введен гальваноударный механизм. В конструкции подъемного механизма секторного типа при включении стабилизатора было обеспечено отключение червяка от червячной шестерни с помощью рукоятки переключения. При стрельбе из пушки Д-25ТС применялись такие же выстрелы с раздельным гильзовым заряжанием, как и для пушек Д-25Т и Д-25ТА.

www.dogswar.ru

Д-25С (122-мм) — War Thunder Wiki

Д-25С(122-мм) на ИСУ-122С

Описание

Помимо установки в танки (Д-25Т (122-мм)) орудие устанавливали и в САУ, причём его вариант для этой цели (122-мм противотанковая пушка (Д-25С)) заметно отличался по техническому устройству от танкового — были изменены конструкция тормоза наката и механизма полуавтоматики (последний стал скалочного типа). Эта модификация получила обозначение Д-25С и была основным вооружением самоходной артиллерийской установки ИСУ-122С.

По сравнению с танковым вариантом были изменены конструкции тормоза наката и полуавтоматического клинового затвора. Последний имел горизонтальное перемещение клина и полуавтоматику скалочного типа, которая была простой по конструкции, но имела существенный недостаток — большое ударное действие на детали затвора. По сравнению с вертикальным перемещением клина, более типичным для советских орудий того времени, горизонтальное его перемещение позволило уменьшить усилия по его открыванию и закрыванию, повысить плотность компоновки и удобство заряжания. В результате скорострельность в самых лучших условиях повысилась до 6 выстрелов в минуту, а на практике — до 3—4 выстрелов в минуту. Следует отметить, что скорострельность ИСУ-122С была выше, чем у танка-базы ИС-2 с аналогичным вооружением вследствие наличия второго заряжающего и большей просторности боевого отделения ИСУ-122С по сравнению с башней ИС-2.

Машины оснащающиеся этим вооружением

В игре установлена на следующих образцах техники:

Основные характеристики

Расскажите о тактико-технических характеристиках пушки или пулемета.

Доступные снаряды

Снаряды О-471, БР-471, БР-471Б

Для пушки доступны следующие снаряды:

  • БР-471 — бронебойный остроголовый каморный снаряд (БС).
  • БР-471Б — бронебойный тупоголовый каморный снаряд (БС).
  • О-471 — осколочно-фугасный снаряд (ОФС).

Технические характеристики снарядов приведены в следующей таблицах:

Название снаряда Тип Масса, кг Начальная скорость, м/с Задержка взрывателя, м Чувствительность взрывателя, мм Угол встречи при котором вероятность рикошета 0%, ° Угол встречи при котором вероятность рикошета 50%, ° Угол встречи при котором вероятность рикошета 100%, ° Угол нормализации при угле атаки 30°, °
БР-471 БС 25 800 0,9 15 43 30 15 -1
БР-471Б БС 25 800 0,9 15 42 27 19 +4
О-471 ОФС 25 800 1,3 0,1 11 10 9 0

Шаблон:Пушки 100-128

Применение в бою

Орудие отлично подходит для борьбы с техникой противника на дальних расстояниях.

Благодаря хорошей бронепробиваемости и баллистики, орудие по праву считается одним из лучших на своём ранге.

Более быстрая перезарядка орудия, позволяет бороться с танками ИС-2, имеющими пушку Д-25Т (122-мм)

СУ-122П ИСУ-122С
Время перезарядки, с 21,7 19,7
Боезапас, шт 28 30

Достоинства и недостатки

Достоинства:

  • Отличная бронепробиваемость.
  • Хорошая баллистика.
  • Быстрая перезарядка.

Недостатки:

  • Средний боекомплект 28 (СУ-122П) и 30 (ИСУ-122С) снарядов

Историческая справка

В августе 1943 года Ж. Я. Котин, конструктор перспективного тяжёлого танка «ИС», опираясь на опыт Курской битвы (продемонстрировавшей высокую эффективность 122-мм пушек против тяжёлых немецких танков), предложил вооружить новый танк пушкой А-19. Предложение было принято, и КБ завода № 9 было приказано в срочном порядке разработать танковый вариант А-19. В ноябре 1943 года новое орудие было создано путём наложения ствольной группы пушки Д-2 на люльку 85-мм танковой пушки Д-5, изначально установленной в танк ИС-1. Его испытания закончились в целом успешно. С декабря 1943 года орудие, получившее наименование 122-мм танковая пушка образца 1943 года (Д-25Т) («совмещённый» индекс от Д-2 и Д-5) начали устанавливать на танки ИС-2. Конструктивно Д-25Т отличалась от А-19 облегчённой конструкцией, наличием дульного тормоза, переносом органов управления на одну сторону, введением электроспуска и рядом других деталей. Первые модификации Д-25Т имели, как и А-19, поршневый затвор; с начала 1944 года в серию пошла модификация Д-25Т с полуавтоматическим клиновым затвором.

Баллистика и боеприпасы Д-25Т и А-19 были идентичны. Изначально объём выпуска Д-25Т был небольшим и рассматривалась возможность установки в ИС-2 непосредственно пушек А-19. Однако завод № 9 успешно увеличил производство Д-25Т и вопрос о монтаже А-19 в ИС-2 отпал. Пушки Д-25Т устанавливались на серийные тяжёлые танки военного времени ИС-2 и ИС-3, а её последующие модификации — на опытные и серийные образцы послевоенных тяжёлых танков, например, тяжёлый танк Т-10 вооружался 122-мм пушкой Д-25ТА.

Помимо установки в танки орудие Д-25 устанавливали и в САУ, причём его вариант для этой цели заметно отличался по техническому устройству от танкового — были изменены конструкция тормоза наката и механизма полуавтоматики (последний стал скалочного типа). Эта модификация получила обозначение Д-25С и была основным вооружением самоходной артиллерийской установки ИСУ-122С

Медиа

  • Средний самоход СУ-122П

ИСУ-122С: Мастер критования - Реалистичные бои

Обзор СУ-122П: Раздавай нагибай - Реалистичные бои

Обзор ИСУ-122С - Аркадные бои

См. также

Ссылки на статьи War Thunder Wiki, которые по вашему мнению, будут полезны читателю. Например,

  • ссылка на статью о варианте пушки/пулемёта;
  • ссылки на приблизительные аналоги в других нациях и ветках.

И подобные.

Ссылки

wiki.warthunder.ru

Ф-30 (85-мм) — War Thunder Wiki

Пушка Ф-30 в танке КВ-220

Описание

В 1939 г. коллектив конструктора Василия Гавриловича Грабина начал в инициативном порядке проектирование 85-мм танковой пушки Ф-30 с начальной скоростью снаряда (массой в 9,2 кг) в 900 м/с. Летом 1940 г. пушка прошла испытания на танке Т-28, на Ф-30 возлагали большие надежды: согласно плану по вооружению танков на 1941 год, 50% КВ предполагалось вооружать именно этой системой, но дальше опытного образца танка КВ-220 дело не пошло. Орудие в опытном порядке устанавливалось только в танк КВ-220.

Машины оснащающиеся этим вооружением

Основные характеристики

Параметр Значение
Калибр мм 85
Длина ствола клб 52
Максимальный угол снижения грд. -6
Максимальный угол возвышения грд. +23
Скорострельность в/мин 6-7

Доступные снаряды

Для данной пушки доступны следующие танковые боеприпасы. Характеристики снарядов приведены в таблицах:

Снаряды 85-мм 1.БР-365П 2.БР-365, 3.БР-365К, 4.О-365К
  • БР-365А — Бронебойный тупоголовый каморный снаряд.
  • О-365К — Осколочно-фугасный снаряд.

Технические характеристики снарядов приведены в следующих таблицах:

Снаряд Тип Масса, кг Начальная скорость, м/с Задержка взрывателя, м Чувствительность взрывателя, мм Масса взрывчатого вещества, г Угол встречи, при котором вероятность рикошета 100% Угол встречи, при котором вероятность рикошета 50% Угол встречи, при котором вероятность рикошета 0%
БР-365А БС 9.2 792 1.2 15 164 19 27 42
О-365К ОС 9.5 780 0.4 0.3 646 9 10 11

Шаблон:Пушки 75 длинные

Применение в бою

В игре данное орудие полностью идентично по всем характеристикам советским орудиям Д5, ЗИС С-53, т.е исходя из этого, как же как и эти пушки - данная пушка имеет мощный каморный снаряд, но не всегда удовлетворительное пробитие (особенно трудности с пробитием вызывают Тигры, Пантеры). Поэтому лучшей тактикой применения этого орудия будет сближаться с врагом (чтобы пробить наверняка), обходить по флангам и бить в бок (там где броня всегда меньше) - вот тогда пушка порадует возможностью ваншотить (убивать с выстрела врага), для этого надо стрелять в середину корпуса. С этой задачей пушка справляется на отлично. В таком виде пушка может пробивать и уничтожать противников не только своего ранга, но и немного выше рангом (желательно знать уязвимые места врагов и наши возможности). Фугасными можно также противостоять небронированной технике (типа зсу и самолётов), они лучше их уничтожают. Других снарядов у нас нет. И это серьёзный недостаток. Нет остроголового каморного, нет подкалиберных (хотя орудие способно ими стрелять). Это ограничивает наши возможности борьбы с врагом. В целом боевые качества пушки являются средними - средняя скорострельность, хорошее пробитие, мощные снаряды, хорошая точность. И этого в большинстве случаев (особенно в умелых руках) хватает для борьбы с противником.

Достоинства и недостатки

Достоинства:

  • Мощный каморный снаряд
  • Средняя скорострельность.
  • Хорошая баллистика полета снаряда и начальная скорость.
  • Хорошая пробиваемость.

Недостатки:

  • Нет остроголового каморного снаряда
  • Нет подкалиберного снаряда.

Историческая справка

Главный вопрос для КВ-200 состоял в артсистеме, предоставить которую обязался завод №92. Опытный образец орудия Ф-30 был выпущен в конце 1940 года и успешно испытан (хоть и с некоторыми проблемами, которые пришлось решать в процессе тестов) в феврале-марте 1941 г. В конце апреля 1941 года Ф-30, которую к тому времени переименовали в ЗИС-12, подали на АНИОП для проведения полигонных испытаний, однако до начала войны она испытана не была. Произошло это по нескольким причинам. Незадолго до войны испытания также проходили орудия калибра 95 мм и 107 мм, обладавшие лучшими характеристиками бронепробиваемости и воздействия фугасного снаряда. В свете угрозы "тяжелых" немецких танков с противоснарядным бронированием приоритет находился на их стороне, что повлекло за собой всяческие препоны в её продвижению к серийному производству. Чем это обернулось спустя всего несколько месяцев, надо полагать, напоминать не следует. Впрочем, опыт работы по Ф-30 пригодился КБ Грабина в 1943 году, когда на конкурс были представлены 85-мм орудия для установки на средний танк Т-34. Итак, в феврале 1941 года опытный танк КВ-220 был представлен на заводские испытания. Сразу же выяснилось, что орудия Ф-30 неуравновешено и вести из него прицельную стрельбу невозможно. Как уже говорилось выше, Ф-30 была доведена только к апрелю 1941 года, когда более приоритетными стали другие артиллерийские программы.

В связи с начавшейся войной летом 1941 года работы по танку прорыва временно приостановили. Чтобы драгоценное имущество не пропало зря КВ-220 (по документам он проходил как КВ-220-1) перевооружили 76,2-мм пушкой ЗиС-5 в стандартной башне от КВ-1 и 5 октября 1941 г. отправили на фронт. Согласно последним данным танк был передан в распоряжение 124-й танковой бригады, но о его боевой эксплуатации данные не сохранились.

Медиа

  • Пушка Ф-30 в танке КВ-220

  • Испытания возкой пушки Ф-30 в танке Т-28

См. также

Ссылки на статьи War Thunder Wiki, которые по вашему мнению, будут полезны читателю. Например,

  • ссылка на статью о варианте пушки/пулемёта;
  • ссылки на приблизительные аналоги в других нациях и ветках.

И подобные.

Ссылки

wiki.warthunder.ru