Что чувствует человек, в которого попала пуля снайпера. Пуля попала в пулю


Пуля пробила пулю? Разоблачаем!

Битва при Галлиполи, известная также как Дарданелльская операция, была одной из самых кровавых в Первой мировой войне.

К февралю 1915 года боевые действия велись на всех фронтах Первой мировой войны. Османская империя, которую называли «больным человеком Европы», продолжала оказывать странам Антанты сопротивление. Порой вполне ожесточенное — сказывалась обида на европейские державы, которые к началу XX века оказались катализатором окончательной стагнации некогда могучей империи. Последней каплей стал отказ Великобритании передавать османам дредноуты «Решадие» и «Султан Осман I», за покупку и оснащение которых турки выложили буквально последние деньги.

Стратегическое решение не отдавать корабли принял первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль. Он же в феврале 1915 года решил, что европейцам пора отвоевать Стамбул.

Хотя сам по себе Стамбул никому был не нужен. На протяжении веков сначала Константинополем, а затем его переименованной реинкарнацией многие пытались или мечтали завладеть из-за проливов. Босфор и Дарданеллы соединяют Эгейское море с Мраморным морем, а его — с Черным морем.

Всего этого могло бы и не быть, но Черчилль окончательно уверился в необходимости захвата проливов после того, как об этом попросили русские. А сделали они это по причине того, что боевые действия против Турции на Кавказском фронте осложнились: османы пытались вовлечь в войну против Российской империи Персию и Афганистан.

Если говорить простым языком, то пользуясь тем, что оcманский султан был одновременно и халифом, турки попытались объявить России джихад и призвать на него эти страны.

Союзники видели это и решили не медлить. Операция началась 19 февраля, когда суда англо-французского флота вошли в пролив и начали обстрел османских фортов. К тому моменту форты были значительно укреплены, а вокруг них на воде были размещены мины.

На пуле, которую пробило, нет следов от нарезки ствола, следовательно ей не стреляли. Скорее всего это был целый патрон (в пулемётной ленте, в винтовке, ящик с патронами) в который попала пуля. Гильзу удалили и выставили композицию в музей.

Обстрел продолжался несколько часов, но существенного ущерба турецким укреплениям не нанес. Операция прекратилась почти на неделю, однако теперь высадке на берег помешали мины. После нескольких совещаний было решено провести генеральную атаку.

Однако Антанта снова потерпела фиаско — сначала корабли налетели на мины, которые османы поставили глубокой ночью. А затем начался массированный обстрел.

fishki.net

Что происходит с человеком, в которого попала пуля — Рамблер/новости

Благодаря фильмам-боевикам в голове уже давно сложился устойчивый образ главного героя. Накаченный главный герой, небрежно удерживая пулемет в одной руке, и американский флаг в другой на фоне взрывов отстреливается от врагов, которые наступают со всех сторон. Ни одна пуля не пролетает мимо врагов и все они картинно падают замертво.

Подобные картины непременно вызывают смех у людей воевавших и видевших все ужасы войны. Оказывается, пуля, попадая в человека, далеко не всегда, а точнее, почти никогда не приводит к моментальной смерти. Так как же она влияет на организм и что при этом чувствует человек?

Кувалда или сверло

Ощущения при получении огнестрельного ранения зависят от типа патрона: они бывают высокоскоростные (сверхзвуковые) и низкоскоростные (дозвуковые).

Участники боевых действий описывают это так: «Попадание сверхзвуковой пули ощущается как сильный удар кувалдой, который может сбить с ног. Место попадания немеет и сначала не болит. Дозвуковая пуля в этом плане гораздо более гнусная — она причиняет горящую сверлящую боль, как будто тело проткнули раскаленным прутом.»

Но это все только в том случае, если речь идет о стандартном боеприпасе FMJ (full metal jacket) или по-русски — пуля с цельнометаллической оболочкой. Особенность конструкции заключается, как несложно догадаться, в твердом металлическом покрытии вокруг мягкой свинцовой пули. Такая пуля не разлетается на куски внутри тела и не кувыркается. В вышеописанной ситуации речь идет о промежуточном автоматном патроне 7.62х39 мм и о дозвуковом пистолетном патроне 9х18 мм.

В настоящее время в военных конфликтах так же используются так называемые малоимпульсные патроны 5.45х39 мм или 5.56х45 НАТО. При попадании в тело, такие патроны начинают кувыркаться и вызывают обширные внутренние повреждения.

“Сперва даже не понял, что произошло, как будто всего кипятком обдали. А потом резко начала кружиться голова, пробил холодный пот — это сложно объяснить, но те, кто чувствовал — поймут, и состояние предобморочное. А когда через пару минут прошел шок, боль началась такая, что даже не рассказать. ” — описывает последствия попадания в бедро из АК-74 ветеран боевых действий на Северном Кавказе.

Пуля-дура

Между тем даже огнестрельные ранения не выводят из строя моментально. Человек, даже будучи смертельно раненым, может продолжать сражаться ещё некоторое время. Американский полицейский инструктор из Огайо и член местной ассоциации владельцев огнестрельного оружия Грег Эллифритц провел исследование о воздействии различных типов пистолетных боеприпасов на человека и результаты оказались крайне удивительны.

Патрон 6,35×15 мм Браунинг. Для выведения из строя в среднем необходимо 2,2 выстрелов. Даже при попадании в торс вероятность вывести человека из строя — 49%. 35% людей, к которым применялся этот калибр, так и не потеряли возможности сопротивляться. И только в 25% люди погибали от ран, вызванных такими патронами.

Патрон 5,6×15,6 мм (В России такой патрон называют «мелкашечным») Для выведения из строя в среднем необходимо 1.38 выстрелов. Даже при попадании в торс вероятность вывести человека из строя — 60%. 31% людей, к которым применялся этот калибр, так и не потеряли возможности сопротивляться. И только в 34% люди погибали от ран, вызванных такими патронами.

Патрон 9х19 мм «Парабеллум» Для выведения из строя в среднем необходимо 2,45 выстрелов. Даже при попадании в торс вероятность вывести человека из строя — 47%. 13% людей, к которым применялся этот калибр, так и не потеряли возможности сопротивляться. И только в 24% люди погибали от ран, вызванных такими патронами.

Пулестойкий Платт

Наглядным примером того, насколько человек живуч и может продолжать оказывать сопротивление, может послужить история, произошедшая в США в 1986 году и получившая название «Бойня в Майами». Полицейские окружили машину, в которой находились двое подозреваемых в ограблении банка, одним из которых оказался бывший спецназовец Майкл Платт. Преступники начали отстреливаться. Один из подозреваемых получил ранение и перестал отстреливаться, но Платт продолжил сопротивление. Он получил пулю в шею из револьвера, затем ему в грудь, побив перед эти руку, прилетела экспансивная (разрывных) пуля, которая пробила легкое и артерию. После этого Платт получил ещё две экспансивных пули в ногу и спину. Уже раненый он прячется за машиной и получает ещё два револьверных выстрела в руку (он дробит ему кисть) и в грудь. При попытке сесть в машину агентов ФБР он получает по ногам картечью, которая перебивает одну из костей.

Все это время, серьезно раненый, Майкл продолжал воевать, передвигался под огнем и перезаряжал оружие. Он убил двух и ранил пятерых сотрудников ФБР. Точку в перестрелке поставили три выстрела ему в голову, когда он уже пересел в полицейскую машину, чтобы скрыться. Газетчики прозвали его «пулестойкий Платт».

Физиология

Как говорят судмедэксперты, убивает не пуля, а повреждения, которые она наносит. А повреждения эти делятся на два типа: ущерб от самой пули, разрывающей ткани и ломающей кости, и ущерб от энергии пули. Дело в том, что наши клетки наполнены жидкостью и огнестрельное ранение сопровождается гидроударом. От этого происходит повреждение нервных окончаний и вторичный разрыв тканей, когда пуля уже прошла дальше по раневому каналу. Немалое значение играет и сам настрой человека.

По мнению врачей, уже упомянутый Платт смог продолжать действовать, потому что изначально поставил себе такую цель. Он не чувствовал боли даже при попаданиях в части тела, пронизанные нервными окончаниями. Несмотря на то, что такие места одни из самых чувствительных.

В таком стрессовом состоянии организм старается не обращать внимание на повреждения, сосредотачиваясь на выполнении задачи. Подобный случай произошел в 1991 году в Вильнюсе. В телецентре засели экстремисты, и разбираться с ними послали «Альфу». Когда спецназ пересек площадь и зашел внутрь, один из бойцов пожаловался, что у него что-то в спине. Оказалось, что ещё на площади ему в спину прилетела автоматная пуля, но он был сосредоточен на выполнении приказа и даже сразу не заметил ранения, которое оказалось смертельным.

news.rambler.ru

Пуля пробила пулю? | www.krasfun.ru

Вот такое фото начинает ходить по интернету. Кстати, его мне прислал один пытливый читатель блога. Обычно пишут, что это две столкнувшихся пули из битвы при Галлиполи, 1915-16. Очень необычный экспонат!

Но может ли быть такой случай в реальности? Давайте попробуем разобраться…

Многие уже видели в интернете две пули столкнувшиеся в полете.

 

 

Как сообщается это пули времён Крымской войны — французская и русская — найдены при раскопках.

 

 

А что же с нашим случаем? Давайте для начала вспомним что это за  битва при Галлиполи.

 

 

Битва при Галлиполи, известная также как Дарданелльская операция, была одной из самых кровавых в Первой мировой войне.

К февралю 1915 года боевые действия велись на всех фронтах Первой мировой войны. Османская империя, которую называли «больным человеком Европы», продолжала оказывать странам Антанты сопротивление. Порой вполне ожесточенное — сказывалась обида на европейские державы, которые к началу XX века оказались катализатором окончательной стагнации некогда могучей империи. Последней каплей стал отказ Великобритании передавать османам дредноуты «Решадие» и «Султан Осман I», за покупку и оснащение которых турки выложили буквально последние деньги.

Стратегическое решение не отдавать корабли принял первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль. Он же в феврале 1915 года решил, что европейцам пора отвоевать Стамбул.

Хотя сам по себе Стамбул никому был не нужен. На протяжении веков сначала Константинополем, а затем его переименованной реинкарнацией многие пытались или мечтали завладеть из-за проливов. Босфор и Дарданеллы соединяют Эгейское море с Мраморным морем, а его — с Черным морем.

Всего этого могло бы и не быть, но Черчилль окончательно уверился в необходимости захвата проливов после того, как об этом попросили русские. А сделали они это по причине того, что боевые действия против Турции на Кавказском фронте осложнились: османы пытались вовлечь в войну против Российской империи Персию и Афганистан.

Если говорить простым языком, то пользуясь тем, что оcманский султан был одновременно и халифом, турки попытались объявить России джихад и призвать на него эти страны.

Союзники видели это и решили не медлить. Операция началась 19 февраля, когда суда англо-французского флота вошли в пролив и начали обстрел османских фортов. К тому моменту форты были значительно укреплены, а вокруг них на воде были размещены мины.

На пуле, которую пробило, нет следов от нарезки ствола, следовательно ей не стреляли. Скорее всего это был целый патрон (в пулемётной ленте, в винтовке, ящик с патронами) в который попала пуля. Гильзу удалили и выставили композицию в музей.

Обстрел продолжался несколько часов, но существенного ущерба турецким укреплениям не нанес. Операция прекратилась почти на неделю, однако теперь высадке на берег помешали мины. После нескольких совещаний было решено провести генеральную атаку.

Однако Антанта снова потерпела фиаско — сначала корабли налетели на мины, которые османы поставили глубокой ночью. А затем начался массированный обстрел.

 

 

Было решено действовать иначе — высадить на Галлипольский полуостров наземный десант, который захватил бы форты и открыл путь на Стамбул. Поскольку сил не хватало, Великобритания отправила воевать австралийцев и новозеландцев. Дарданелльская операция стала для них и боевым крещением, и одной из главных трагедий. Всего в наземной операции со стороны Антанты приняла участие 81 тыс. человек. Правда, возобновить операцию было решено лишь 25 апреля.

Высадка по всем направлениям довольно быстро превратилась в кровавую баню. Англичан и французов не спасла даже поддержка российского десантного крейсера «Аскольд», прибывшего им на помощь. Символично, что уже после революции этот корабль англичане реквизируют, переименуют в «Glory IV», а затем в плачевном состоянии продадут Советской России, которой придется заплатить Германии для того, чтобы утилизировать некогда отличное судно.

За одно лишь 25 апреля погибли более 18 тыс. солдат со стороны Антанты. Потери турков были в несколько раз меньше.

Удивительно, но бои продолжались вплоть до августа 1915 года. При этом участие в них принимали в основном не сами англичане и французы. Помимо упомянутых австралийцев и новозеландцев воевали сенегальцы, алжирцы, индусы. То разгораясь, то затухая, операция была завершена в январе 1916 года. По примерным оценкам, со стороны Антанты погибли 250 тыс. человек. Примерно столько же погибших было и со стороны Османской империи.

Черчилль ушел в отставку и после недолгих раздумий отправился на Западный фронт. А Россия продолжала надеяться, что Босфор и Дарданеллы ей все-таки достанутся. Но глядя на то, что произошло с союзниками, с реализацией этих планов особо не торопилась.

 

 

Могла ли в таком кровопролитном сражении возникнуть такая конструкция из столкнувшихся в полете пуль ?  Определенно нет. Вернее конструкция возникнуть могла, но не из летевших пуль. И вот почему.

 

 

На пуле, которую пробило, нет следов от нарезки ствола, следовательно ей не стреляли. Скорее всего это был целый патрон (в пулемётной ленте, в винтовке, ящик с патронами) в который попала пуля. Гильзу удалили и выставили композицию в музей.

Как вы считаете? Верный вывод?

Пуля пробила пулю?

голосов: 3, средний рейтинг: 5.00

www.krasfun.ru

Как умирают от пули огнестрельного оружия?

боль напоминает ожог.. внутри ожог... от потери крови.. от абсцесса потом могут... от повреждений органов

интересно, а кто бы мог рассказать о том, как он умирал от пули? а то предложение ваще вне моего понимания.. ) зашла поворчать))

....а болевой шок от чего??.. с боку слышится шлепок, на рожу (твою! ) летят ошметки---оглядываешься... а нету его уже.... помер.. гадко мерзко, жалко... кровь кипит!!!. и хочется рвать врагов в рваные клочья...

тебе это так важно? останавливает удар пули-отбрасывает. при этом больше уменьшает возможность противника продолжить свое действие (например=стрельнуть или бросить гранату.)

Я читала статью - один парень выстрелил себе в висок. но сколько-то мгновений еще был жив и успел сказать матери: "Мама, как больно"...

В моего знакомого, старого... однажды стреляли. Не суть при каких обстоятельствах. . Он рассказывал однажды, что было ужасно больно. "Очень сильное жжение внутри... как будто силы покидают меня" И конечно болевой шок, как написали выше. Это были его слова... не слово в слово конечно. Но суть ясна.

По всякому умирают. Одни мгновенно, а другие мучаются в агонии

От пули чувствуешь удар.. . Это не кино - зачастую тебя опрокинет даже в бронике... . В процессе боя никто ТОБОЙ заниматься НЕ станет! Твоя задача = расход боезаса, как прикрытие своих... . Пока не темнеет в глазах рекомендуется бросать гранаты.. . и патронов в рожке мало до безобразия...

получил четыре пули сразу из ак-74. первая - голеностопный сустав, на вылет. вторая - на вылет, бедро, по мясу. третья - подключичная область, застряла в лопатке. четвертая отрикошетила от камняи попала в левый бок, вырвала кусок кожи размером с пол-ладони, раздробила ребро, повредила легкое, селезенку. почку. при попадании чувствуется сильный удар, рывок. первое время боли нет. приходит несколько секунд спустя. страшная боль и темнота. очнулся в реанимации спустя трое суток. голоса нет, жажда и БОЛЬ. от мизинца на ноге до макушки, одна ВЕЛИКАЯ БОЛЬ.

touch.otvet.mail.ru

Когда пуля попадает в цель (1996) смотреть онлайн в хорошем качестве HD

Доктор Джек Дэвис работает в отделении скорой помощи огромного госпиталя. Его многочисленные пациенты напоминают жертв военного времени. Однажды ночью, пытаясь спасти жизнь незнакомки, рискнувшей помешать грандиозной афере матерого наркобарона, он сам получает пулю и оказывается на операционном столе.

Когда пуля попадает в цель (1996) When the Bullet Hits the Bone смотреть онлайн в хорошем качестве HD на русском языке

Смотреть онлайн

Пример сезона

Сообщить об ошибке

Оценить фильм!

Добавить отзыв.

На КиноФлакс вы можете смотреть онлайн фильм сериал "Когда пуля попадает в цель (1996) When the Bullet Hits the Bone" совершенно бесплатно, без регистрации, в хорошем качестве HD и в хорошей озвучке (с хорошим переводом) на русском языке. Кино можно смотреть на компьютере, на телефоне, на планшете, если это сериал, то новые / последние серии и все серии подряд. Видео относится к следующим разделам: зарубежный фильм » боевик. Режиссер данной кинокартины - Дэмиан Ли, сценарий - Дэмиан Ли, продюсер фильма - Джулиан Грант, Дэмиан Ли, Элдер Гонсалвес. Главные роли в ленте исполнили - Джефф Уинкотт, Мишель Джонсон, Дуглас О'Киффи, Ричард Фицпатрик, Филлип... и другие актеры. Страна, где происходили съемки киноленты - Канада. Время длительности кинофильма составляет 76 мин. / 01:16. Смотрите онлайн новинки фильмов 2018, сериалов 2018, а так-же русский, зарубежный, документальный, советский, индийский, корейский, турецкий фильм сериал или мультфильм. Так-же на сайте собрана огромная коллекция аниме. После просмотра просим Вас оставить в комментариях свое мнение о фильме. Проведите время с пользой вместе с Кино Флакс KinoFlux КиноФлакс КиноФлюкс КиноФлукс.

kinoflux.org

Когда пуля попадает в цель (1996) смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве HD720

Лучшие и популярные фильмы онлайн в хорошем качестве на Bestfilmi

В нашем интернет-кинотеатре для Вас собраны невероятные фильмы, благодаря чему, теперь, Вы можете пересматривать их в то время, которое будет удобно именно Вам!

Любого киномана обязательно порадует количество фильмов в базе нашего ресурса, а кроме того, есть возможность узнать мнение других зрителей и поделиться своим собственным впечатлением от просмотра. Благодаря нам, Вы можете просмотреть фильмы онлайн в прекрасном HD качестве, да еще и совершенно бесплатно! Мы предлагаем просмотр кинофильмов самых разных жанров!

Таким образом, можно смело говорить о том, что просматривать в интернете не только очень удобно, но и практично. Наверное, ради справедливости, стоит сказать, что просмотр кино новинок дома не лучшая альтернатива походу в кинотеатр с любимым человеком или в компании друзей, но здесь есть и свои плюсы, такие, как экономия на стоимости билета и то, что просматривать фильмы можно снова и снова! Никаких ограничений!! Мировой кинематограф на современном этапе развития радует любителей киноискусства буквально каждый сезон. Таким образом, увидев все киноролики, в том числе за за предыдущие годы, у Вас не хватит времени, ну или финансов. Но, кстати, это не всегда минус: часто бывает так, что анонс новинки кинокартины, у создателей фильма выгодно отличается от самого фильма. Ведь не исключено, что сюжет, интересный одной публике, совершенно может не интересовать другую.

Не всегда по описанию и названием можно определиться с тем, насколько сюжет фильма будет захватывающим или, наоборот, скучным. Бесспорно, что куда практичнее пересматривать большую часть ежегодных новинок, а в кинотеатр отправляться тогда, когда Вы точно будете уверены в том, что фильм вас не разочарует! Так же можно поступить и с покупкой дисков с фильмами, посмотрев новинку и познакомившись с сюжетом, покупать их в домашнюю видеотеку. А если Вы просто не хотите загромождать полки дома дисками с фильмами, наш сайт предлагает выбрать то что Вы хотите онлайн! Выбор за Вами!Наш сайт, не только познакомит Вас с новинками, но и предоставит возможность посмотреть отборные кинофильмы, что уже знакомы зрителям!

Это очень просто и доступно, без регистрации, без sms, совершенно бесплатно! Здесь Вы найдёте лучшие киноролики, самые популярные в высоком качестве hd720. Заходите на наш сайт и наслаждайтесь просмотром. Теперь Вы знаете, где искать свое любимые кино! Оценивайте премьеры раньше Ваших знакомых! Устраивайте комфортные, романтические кино вечера у себя дома или же захватывающие - в компании своих друзей! Получайте удовольствие от экранных историй без навязчивой рекламы!

Bestfilmi.ru - с нами приятно!

bestfilmi.ru

Что чувствует человек, в которого попала пуля снайпера

В предыдущем материале «Читая Джорджа Оруэлла – памяти Каталонии» мы говорили об очень интересной повести Джорджа Оруэлла «Памяти Каталонии». Интересной со всех сторон. В-первых написана признанным мастером пера, во-вторых описывает гражданскую войну, в третьих – автор сам воевал в Испании против фашистов Франко. И не считая нужным «толерантничать», он так их и называет – фашисты.

Но есть в книге Джорджа Оруэлла «Памяти Каталонии» ещё один момент. Автор описывает свои ощущения, когда ему в горло попала пуля фашистского снайпера.

Это литературный фрагмент, который надо прочитать каждому. По многим причинам…

«На фронте было затишье. Бой за дорогу в Яку затих (он снова разгорелся только в середине июня). На нашем участке больше всего нам досаждали снайперы. Фашистские окопы находились примерно в ста пятидесяти метрах от нас, но они лежали на возвышенности и охватывали нас с двух сторон, ибо мы вклинивались в их линию фронта под прямым углом. Угол этого клина был опасным местом. Здесь мы несли постоянные потери от снайперских пуль. Время от времени фашисты стреляли в нас из гранатомета или подобного оружия. Гранаты рвались с ужасным треском, особенно пугавшим, ибо мы не успевали заблаговременно юркнуть в укрытие. Но особой опасности они не представляли, делая в земле лишь мелкую воронку. Ночью было тепло и приятно, днем — невыносимо жарко, нещадно грызли москиты; несмотря на чистое белье, привезенное нами из Барселоны, мы сразу же обовшивели. Белой пеной покрылись вишневые деревья в покинутых садах на ничейной земле. Два дня шли ливни, вода затопила окопы, а бруствер сильно размыло; теперь мы целыми днями ковыряли вязкую глину никуда не годными испанскими лопатами без ручек, которые гнулись как оловянные ложки.

Нашей роте обещали миномет. Я с нетерпением ждал его. По ночам мы, как обычно, ходили в патрули. Теперь это было опаснее, чем раньше — у фашистов прибавилось солдат и, кроме того, они стали осторожнее. Перед своей проволокой они раскидали консервные банки и, заслышав дзиньканье жести, немедленно открывали пулеметный огонь. Днем мы охотились на фашистов с ничейной земли. Нужно было проползти сотню метров, чтобы попасть в заросшую высокой травой канаву, из которой можно было держать под огнем щель в фашистском парапете. Мы оборудовали в канаве огневую точку. Набравшись терпения, можно было в конце концов дождаться и увидеть одетую в хаки фигуру, торопливо пробегавшую мимо щели в бруствере. Я несколько раз стрелял по этим фигурам, но навряд ли попал: я очень скверно стреляю из винтовки. Но все же это было забавно — фашисты не знали откуда в них стреляют. К тому же я был уверен, что рано или поздно своего фашиста подсижу. Однако вышло наоборот — фашистский снайпер подстрелил меня. Это случилось примерно на десятый день моего пребывания на фронте. Ощущения человека, пораженного пулей, чрезвычайно интересны и я думаю, что их стоит описать подробно.

Случилось это в самом углу парапета в самое опасное время, в пять часов утра. Солнце поднималось за нашей спиной и вынырнувшая из-за парапета голова четко рисовалась на фоне неба. Я разговаривал с часовыми, которые готовились к смене караула. Внезапно, посреди фразы, я вдруг почувствовал — трудно описать, что именно я почувствовал, хотя ощущение это необычайно свежо.

Попытаюсь выразить это так: я почувствовал себя в центре взрыва и увидел слепящую вспышку, почувствовал резкий толчок, — не боль, а только сильный удар, напоминающий удар тока, когда вы вдруг коснетесь оголенных проводов; и одновременно меня охватила противная слабость, — казалось, что я растворился в пустоте. Мешки с песком, сложенные в бруствер, вдруг поплыли прочь и оказались где-то далеко-далеко. Думаю, что так чувствует себя человек, пораженный молнией. Я сразу же понял, что ранен, но решил, — сбили меня с толку взрыв и вспышка огня, — что случайно выстрелила винтовка моего соседа. Все это заняло меньше секунды. В следующий момент колени подо мной подогнулись, и я стал падать, сильно ударившись головой о землю. Почему-то мне не было больно. Все тело одеревенело, в глазах был туман, я знал, что ранение тяжелое, но боли, в обычном смысле слова, не чувствовал.

Часовой-американец, с которым я только что разговаривал, нагнулся ко мне. «Эй! Да ты ранен!» Собрались люди. Началась обычная суматоха. «Поднимите его! Куда его ранило? Расстегните рубашку!» Американец попросил нож, чтобы разрезать рубаху. Помня, что у меня в кармане лежит нож, я попробовал его достать, но обнаружил, что правая рука парализована. Ничего у меня не болело, и я почувствовал какое-то странное удовлетворение. Это понравится моей жене, — подумал я. Она всегда мечтала, что меня ранят, а значит не убьют в бою. Только сейчас я стал думать — куда меня ранило, серьезная ли рана. Я ничего не чувствовал, но знал, что пуля ударила где-то спереди. Я попробовал говорить, но обнаружил, что голос пропал, и вместо него послышался слабый писк, потом мне все же удалось спросить, куда меня ранило. Мне ответили:

— В горло. Наш санитар Гарри Уэбб прибежал с бинтом и маленькой бутылочкой алкоголя, который нам выдавали для промывки ран. Когда меня подняли, изо рта потекла кровь. Стоявший позади испанец сказал, что пуля пробила шею навылет. Рану полили алкоголем. В обычное время спирт жег бы невыносимо, но теперь разливался по ране лишь приятным холодком.

Меня снова положили и кто-то побежал за носилками. Узнав, что пуля пробила шею, я понял, что моя песенка спета. Я никогда не слышал, чтобы человек или животное выжили, получив пулю в шею. Тонкой струйкой текла кровь из уголка рта. «Пробита артерия» — пришло мне в голову. «Сколько можно протянуть с пробитой сонной артерией? — подумалось мне. — Несколько минут, не больше». Все было, как в тумане. Минуты две мне казалось, что я уже умер. И это тоже интересно, то есть интересно, какие мысли приходят в такой момент. Прежде всего — вполне добропорядочно — я подумал о своей жене. Потом мне стало очень обидно покидать этот мир, который, несмотря на все его недостатки, вполне меня устраивал. Это чувство оказалось очень острым. Эта глупая неудача бесила меня. Какая бессмыслица! Получить пулю не в бою, а в этом дурацком окопчике, из-за минутной рассеянности! Я думал также о человеке, подстрелившем меня, — кто он, испанец или иностранец, знает ли он, что попал в меня, и так далее. Я не чувствовал против него никакой обиды. Поскольку он фашист, — проносилось в голове, — я бы его убил, если бы представился случай, но если бы его взяли в плен и привели сюда, я поздравил бы его с удачным выстрелом. Впрочем, я допускаю, что у человека, который по-настоящему умирает, бывают совсем другие мысли.

Едва меня положили на носилки, как моя парализованная рука ожила и начала чертовски болеть. Мне подумалось, что я сломал ее, когда падал; с другой стороны, боль успокоила меня, ибо я знал, что если человек умирает, его чувства притупляются. Мне стало немного лучше, и я начал жалеть четверых бедняг, тащивших, потея и скользя, носилки. До перевязочного пункта нужно было пройти километра два по скверной, выбоистой дороге. Я знал, что это значит, ибо несколько дней назад сам помогал тащить раненого. Листья серебряных тополей, местами подступавших к нашим окопам, трогали мое лицо. Я думал о том, как приятно жить в мире, в котором растут серебряные тополя. Но всю дорогу рука болела нестерпимо, я выкрикивал ругательства и в то же время старался сдерживать ругань, ибо при каждом выдохе изо рта шла кровь.

Доктор сменил перевязку, сделал мне укол морфия и отослал в Сиетамо. Госпиталь размещался в наспех сколоченных бараках. Раненые лежали здесь обычно всего несколько часов, потом их отправляли в Барбастро или Лериду. Морфий одурманил меня, но сильная боль не прошла. Я не мог двигаться и все время глотал кровь. Ко мне подошла сестра и попыталась — это очень характерно для испанских госпитальных обычаев — заставить меня проглотить большую тарелку супа, яйца, тушеное мясо. Она очень удивилась моему отказу. Я попросил закурить, но это был как раз период табачного голода и сигареты во всем госпитале не оказалось. Потом пришли двое друзей, отпросившихся на несколько часов с позиции, чтобы навестить меня.

— Привет! Значит, ты жив? Хорошо. Дай нам свои часы, револьвер и электрический фонарик. И нож, если у тебя есть.

И они ушли, забрав все мое имущество. Так поступали с каждым раненым — сразу же делили все его вещи. И это было правильно. Часы, револьверы и другие вещи были совершенно необходимы на фронте, а если их оставить у раненого, то их наверняка стащат по дороге.

К вечеру набралось достаточно больных и раненых для того, чтобы нагрузить несколько санитарных машин. Мы поехали в Барбастро. Ну и дорога! Эта война родила присловье: если тебя ранило в конечности — ты выживешь, если ранило в живот — умрешь. Теперь я понял почему. Ни один раненый с внутренним кровоизлиянием не мог выдержать многокилометровой тряски разбитыми грузовиками по крытым щебнем дорогам, которые не ремонтировались с начала войны. Ну и тряска! Я вспомнил детство и кошмарные американские горки. Нас забыли привязать к носилкам. Я держался за край носилок левой рукой, в которой сохранилось ещё немного силы, но один несчастный был выкинут на пол машины и можно лишь догадываться о его муках. Другой, ходячий, сидел в углу санитарной машины, и блевал не переставая. В Барбастро госпиталь был забит до отказа, койки стояли впритык. На следующее утро часть раненых погрузили в санитарные вагоны и отправили в Лериду.

Я пробыл в Лериде пять или шесть дней. Это был большой госпиталь, где лежали вперемешку больные и раненые, солдаты и гражданские. У некоторых в моей палате были ужасные раны. Рядом со мной лежал черноволосый паренек, принимавший какие-то медикаменты, от которых моча его становилась зеленой как изумруд. На нее приходили смотреть из других палат. Голландец-коммунист, говоривший по-английски, узнав, что в госпитале лежит англичанин, пришел ко мне. Мы подружились, он приносил мне английские газеты. Этот голландец был очень тяжело ранен во время октябрьских боев, ухитрился прижиться в леридском госпитале и женился на одной из медсестер. После ранения его нога высохла и стала не толще моей руки. Два ополченца, пришедшие навестить приятеля, узнали меня. (Мы познакомились в первую неделю моего пребывания на фронте). Это были ребята, лет по восемнадцать. Они неловко переминались с ноги на ногу возле моей постели, не зная, что сказать. Потом, желая выразить мне свое сочувствие, они вдруг вытащили из карманов табак, дали его мне и убежали, прежде чем я успел его им вернуть. Это был типично испанский жест! Я узнал потом, что во всем городе не было ни крошки табака и что они отдали мне свой недельный паек.

Через несколько дней я уже мог вставать и ходить с рукой на перевязи. Почему-то так она болела меньше. Некоторое время ещё держались внутренние боли — результат моего падения. Голос почти совсем пропал, но пулевая рана больше не болела. Говорят, что это обычное явление. Пуля, пробивающая тело с огромной силой, производит шок, как бы снимающий боль; зазубренный осколок снаряда или бомбы, бьющий обычно со значительно меньшей силой, причиняет, должно быть, страшную боль. В госпитальном дворе был симпатичный сад и бассейн с золотыми рыбками и какими-то небольшими серыми рыбами. Я часами смотрел на них. Порядки в Лериде дали мне возможность составить представление о работе госпиталей на Арагонском фронте. (Мне неизвестно положение на других фронтах). В некоторых отношениях госпитали были очень хорошими — умелые врачи, медикаменты и оборудование имелись, кажется, в достаточном количестве. Но два очень серьезных недостатка помешали спасти от смерти сотни, а может быть и тысячи раненых.

Первый недостаток заключался в том, что все прифронтовые госпитали использовались почти исключительно как перевязочные пункты, откуда раненых переправляли в тыл. В результате, квалифицированная помощь оказывалась только раненым, транспортировка которых была невозможной. Теоретически, большинство раненых сразу же подлежало отправке в Барселону или Таррагону, но из-за нехватки транспорта они попадали туда через неделю, а то и через десять дней. Раненые валялись в Сиетамо, Барбастро, Монзоне, Лериде, и других городах, не получая никакой медицинской помощи, если не считать чистой повязки, да и то не всегда. На страшные осколочные раны и размозженные кости накладывали повязку из бинта и гипса, писали на ней карандашом характер ранения и оставляли в таком виде на десять дней — до Барселоны или Таррагоны. Осмотреть рану по дороге не было почти никакой возможности; считанным докторам было не под силу справиться с потоком раненых. Они торопливо проходили мимо койки, приговаривая: «Да, да. В Барселоне вами займутся». То и дело возникал слух, что поезд в Барселону отправляется mañana — завтра. Вторым недостатком было отсутствие опытных медсестер. В Испании не оказалось достаточного числа подготовленных медсестер, возможно потому, что до войны эту работу исполняли главным образом монахини. У меня нет никаких претензий к испанским медсестрам, они очень добры и милосердны, но в той же мере необучены. Все они знали, как поставить больному термометр, некоторые из них умели делать перевязку, — только и всего. В результате никто не занимался ранеными, которые были слишком слабы, чтобы самим ухаживать за собой. Медсестры оставляли без внимания больных, неделю лежавших с запором, они редко мыли тех, кто сам не мог этого сделать. Я помню одного беднягу с раздробленной рукой, который, по его словам, три недели не мог вымыть лица. Никто не пришел ему на помощь. Даже кровати не перестилались по много дней. Еда во всех госпиталях была хорошая — может быть, даже слишком хорошая. В Испании, пожалуй больше чем в других странах, есть обычай закармливать больных тяжелой пищей. В Лериде кормили на убой. В шесть утра давали завтрак — суп, омлет, тушеное мясо, хлеб, белое вино и кофе. Обед был ещё обильнее. А в то же время гражданское население находилось на грани голода. Но испанцы видимо не признают такой вещи, как легкая диэта. Больным они дают те же блюда, что и здоровым — пряную, жирную пищу, плавающую в оливковом масле.

Однажды утром нам объявили, что всех раненых нашей палаты сегодня отправляют в Барселону. Я ухитрился послать жене телеграмму о моем приезде, а потом нас погрузили в автобусы и отвезли на станцию. И только когда поезд уже тронулся, госпитальный вестовой, ехавший с нами, заметил, как бы между прочим, что мы едем не в Барселону, а в Таррагону. Машинист, видно, передумал и изменил маршрут. «Это Испания!» — думал я. Но типично по-испански было и то, что они согласились задержать поезд, пока я пошлю новую телеграмму. Впрочем, телеграмма не дошла, и это опять же было очень похоже на Испанию».

nstarikov.ru