Новая пуля для ружья. Пуля нейслера фото


Пуля Нейслера « Попаданцев.нет

Мы уже знаем, как превратить обычный мушкет к нарезной и разом увеличить дальность огня в несколько раз — сделать нарезы копиром и применить пулю Минье.

Но производство нарезных мушкетов потребует времени и капиталовложений. Наверняка попаданец запорет пару стволов, пока отладит процесс нарезки. Продолговатая пуля Минье весит больше чем шаровая того же калибра, поэтому желательно использовать стволы с меньшим калибром. Что же делать если у нас нет времени или денег? В этом случае нам надо научится отливать пулю Нейслера.

Принцип ее работы тот же что и у пули Минье, но пуля Нейслера может применяться и в гладкоствольном оружии. Пуля изготовлена из мягкого свинца и при выстреле юбочка пули расширяется, плотно прилегая к стволу. Это обеспечивает более эффективный разгон пули пороховыми газами и увеличивает кучность, поскольку пуля меньше «прыгает» в стволе. И дальность и кучность увеличиваются примерно в полтора-два раза(это меньше эффективности пули Минье примерно в 2-3 раза).

Важно не делать пулю слишком длинной — гладкий ствол не сообщит ей стабилизирующее вращение и кувыркания после выхода из ствола резко уменьшат точность. Для того чтобы продемонстрировать более высокую скорость пули можно сделать баллистический маятник. Просто наполните емкость, вроде маленького бочонка, песком, в котором пуля завязнет после попадания и подвесьте его на веревке. Пуля Нейслера при попадании отклонит маятник на заметно больший угол по сравнению с обычной. Ну а увеличение кучности легко продемонстрировать на обычной мишени.

Если попаданец пытается торговать такими пулями, то неплохой идеей будет распустить слухи о секретных добавках в свинец или сделать на пуле оттиск в виде креста или какой-нибудь «магической» фигуры, чтобы избавиться от конкурентов. Главное не перестараться и не угодить на костер. Важно помнить что в начале развития огнестрельного оружия стандартных калибров не существовало. Попаданцу придется изготовить ряд литейных форм, отличающихся друг от друга на небольшую величину и подбирать размер под каждого покупателя при продаже.

www.popadancev.net

Новая пуля для ружья - Оружие

Пуля «ЖИХА» относится к охотничьим боеприпасам, а именно к пулям для гладкоствольных охотничьих ружей для стрельбы по крупному и крепкому на рану зверя.

фото автора

Пуля свинцовая, цельнолитая, имеет сферическую головную часть с компрессионными кольцами и стабилизаторами на юбке, полая внутри. Сущность технического решения состоит в том, что пуля имея большой вес головной части и хорошую деформируемость, при попадании, обладает высокой поражающей способностью на дистанции до 120 метров (дальше не стреляли.)

Компрессионные кольца, расположенные в нижней части полусферы, предотвращают прорыв пороховых газов, увеличивая компрессию, а следовательно начальную скорость полёта пули, дальность, улучшают центровку во время движения пули по стволу ружья. При этом в сужающейся части ружья кольца сминаются и тем самым предотвращают разрыв ствола.

 

фото автора

Стабилизаторы, находятся в хвостовой части пули на юбке и улучшают баллистические характеристики. Полость внутри пули увеличивает её экспансивность, а смещение центра тяжести к головной части, образует эффект «воланчика», что также способствует стабильному полёту и увеличению прицельной дальности и практически не отклоняется от заданной цели при задевании за кусты и ветки (не склонна к рикошету).

 

фото автора

За счёт увеличенных компрессионных колец пуля может применяться в стволах любой конусности (от цилиндра до чёка с напором). Вес пули 34гр.,калибр 12. Пуля изготавливается путём отливки за один раз в специальной форме.

 

фото автора

 

Владимир Житнухин 2 апреля 2013 в 19:34

www.ohotniki.ru

Пуля-дура. История развития и разновидности

В XVII веке кардинал Ришелье приказал чеканить на всех отливаемых во Франции пушках надпись Ultima ratio regum («Последний довод королей»). Столетие спустя прусский король Фридрих II решил последовать его примеру: на прусских пушках надпись гласила: Ultima ratio regis («Последний довод короля»).

Но точку в конфликтах враждующих сторон всегда ставил простой пехотинец. Именно он врывался в последнюю вражескую цитадель и наставлял свое ружье на неприятельского короля. Глядя в ствол, где таился маленький комочек свинца, проигравший ставил свою подпись в акте о капитуляции. Этот комочек называется пулей.

Пуля современного стрелкового оружия происходит от шариков, которые древние воины метали из простого, но весьма эффективного устройства – пращи. Как известно, щуплый и низкорослый Давид победил огромного и мощного Голиафа с помощью камня, пущенного из пращи. Когда был изобретен порох и появились первые пушки, их ядра делали из камня, позднее – из чугуна. Первые ружья изначально заряжались круглыми свинцовыми пулями. Изготавливали их просто – в земле делали канавку, куда заливали расплавленный свинец. Свинцовый пруток рубили на кусочки и придавали им форму шара, катая между двумя чугунными пластинами. Калибры ружей в те времена определялись не миллиметрами или долями дюйма, как сегодня, а количеством пуль, которые можно отлить из одного фунта свинца (454 г).  Эта традиция сохранилась в охотничьих ружьях – «16-й калибр» означает, что из одного фунта свинца получится 16 пуль.

Консервированная смерть: 13 патронов «Маузер» калибра 7.92х57 с различными пулями. Слева направо: обычная, экспансивная, трассирующая, экспансивная, уменьшенной мощности, бронебойная, со стальным сердечником, трассирующая со стальным сердечником, учебный патрон, полуоболочечная, учебный патрон, обычный патрон старого образца, полуоболочечная.

Первые нарезные ружья (с прямыми нарезами) датируются последней четвертью XV века. Нарезы в них были устроены для облегчения заряжания. Просто, чтоб зарядить дульнозарядное ружьё, надо было прогнать пулю сквозь весь канал ствола. Что бы это было возможным, пулю делали чуть меньшего диаметра, чем калибр. Соответственно, при движении по каналу ствола в момент выстрела шарообразная пуля получала вращение абсолютно непредсказуемое ни по направлению, ни по частоте, а вылетала из ствола под углом к его оси, тоже совершенно случайным. Отсюда и такая кучнобойность гладкоствольных ружей той эпохи. Нарезы многократно уменьшают площадь соприкосновения пули с каналом ствола, что позволяло зарядить оружие пулей с максимально плотной посадкой. Кроме того, в нарезы уходила часть порохового нагара, что позволяло сделать большее количество выстрелов без чистки оружия.

Винтовые нарезы появились лет через 30-50, вполне возможно, что случайно.  В таком стволе пуля получала еще и стабильное вращение, что улучшило показатели кучнобойности в 2,5-3 раза относительно гладких систем. Первоначально, крутизна нарезов была весьма незначительна (нарезы делали не более полуоборота на длине ствола в 600-700мм), чего было явно маловато для обеспечения сколько-нибудь значительного гироскопического эффекта. Кроме того, такое оружие было дорого и обладало очень низкой скорострельностью. Соответственно особого распространения не имело, хотя периодически и принималось на вооружение в течении XVI-XVII веков.

Первые образцы нарезного ручного огнестрельного оружия заряжались по пластырной системе. Сферическая пуля, несколько меньшего диаметра, чем калибр ствола по полям, заворачивалась в пластырь — кусочек специально обработанной кожи или ткани Собственно говоря, пластырь и обеспечивал ведение пули по нарезам. Затем её аккуратно вколачивали специальным молотком в ствол и проталкивали до заряда пороха шомполом. Описанная в статье процедура заряжания соответствует каморному штуцеру Дельвиня (30-е годы 19 века). У него имелась пороховая камора меньшего диаметра, чем калибр ствола и пуля действительно вжималась в нарезы несколькими ударами шомпола.

Конечно, конструкторская мысль не стояла на месте, но существенных преимуществ эти изобретения по сравнению с простой шарообразной пулей не давали. Выигрыш в одном приводил к еще бОльшим потерям в другом.

 

 

Не шар

Первую расширительную пулю предложил Гринер-отец в 1835 году. Полковник Минье в этом ряду был далеко не первый, да и различных пуль расширительного типа существовало более двух десятков. Самое забавное, пуля Минье в этом списке не была абсолютно лучшей. А вот про нарезы Минье забывают, а они были крайне интересны. С массированным применением нарезного огнестрельного оружия столкнулись англичане во время американской войны за независимость. Оценили. И во время наполеоновских войн применили сей опыт.  Вот только кремнёвый замок не обеспечивал необходимой меткости, да и скорострельность винтовок той поры была ниже плинтуса.В конце 18-го века пастор Форсайт разработал ударный замок на основе гремучей ртути. К 1825 был создан капсюль современного вида. Металлургия тоже сделала шаг вперёд. И вот теперь перед ведущими странами встал вопрос о перевооружении (полном) пехоты на нарезное оружие. Вообще, ещё Наполеон в 1813 выдал заказ оружейнику Поли на создание пехотной винтовки. Вот только дальнейшее развитие событий поставило на этом очень интересном проекте крест. А вот ученику Поли, Дрейзе, повезло — 1841 его игольчатую винтовку приняли на вооружение в Пруссии. В других, гораздо более значимых государствах, упражнялись с дульнозарядными системами. Первой такую винтовку приняла на вооружение Франция — система Дельвиня 1825 г. Дальше была там же принята система Тувенена (стержневая).

В Бельгии экспериментировал Бёрнер с двухнарезной системой, он у нас и состоял на вооружении с 1848г.  Но оптимальной для нарезного дульнозарядного ружья была именно расширительная схема. Впервые её предложил Гринер в 1835 году. Но она была весьма сложной. В 1848 полковник Минье предложил свою пулю, которая вместе с его винтовкой, и была принята на вооружение.

Вообще, существует около двух десятков различных расширительных пуль, вот только вспоминают обычно о пуле Минье …

 

 

 

 

В 1848 году французский капитан Минье находит воистину гениальный выход. Что если расширять пулю – причем не шарообразную, а продолговатую – будут сами пороховые газы? В донышко пули он вставил медный колпачок, при выстреле удар пороховых газов загонял его в мягкий свинец подобно клину. Пуля расширялась и плотно прижималась к нарезам. Винтовка Минье заряжалась так же легко, как и гладкоствольное ружье, но втрое превосходила его по силе боя.

Но пуле Минье была уготована недолгая жизнь. Довольно скоро оружейники стали использовать изобретенный в начале XIX века унитарный патрон — металлическую гильзу для заряда пороха, в которую сверху вставлялась пуля. Стало возможным заряжать винтовку не с дула, а с казенной части. Стал применяться затвор, отпиравший и запиравший канал ствола. Гильза, расширяясь при выстреле, плотно прижималась к стенкам канала и предотвращала прорыв газов назад.

Теперь оказалось достаточным сделать казенную часть ствола, где помещается патрон, чуть больше по диаметру, а нарезы сдвинуть чуть дальше. При выстреле пуля, начиная движение в стволе, сама врезается в нарезы.

Так появился всем нам знакомый патрон с удлиненной пулей. Кстати, если измерить точным инструментом диаметр пули калибра 7.62 мм, то можно с удивлением обнаружить, что он равен не 7.62 мм, а 7.92 мм. На самом деле калибр определяется не диаметром пули, а диаметром канала ствола по выступам нарезов: он-то и составляет 7.62 мм. 0,3 мм разницы обеспечивают вращение пули по нарезам. Поэтому утверждения, что калибр советской трехлинейки был 7.62 мм, а немецкой – 7.92 мм, могут выглядеть странно, но объясняются различиями в определении калибра. В некоторых странах он определяется как расстояние между полями нарезов (наименьший диаметр канала ствола), в других как расстояние между доньями нарезов (наибольший диаметр).

Если для круглой пули вращение в полете желательно, то для продолговатой – обязательно. Такая пуля, будучи выпущенной из гладкоствольного ружья, сразу же начинает кувыркаться и рыскать. Попасть ею в цель еще сложнее, чем круглой. Поэтому продолговатые пули в армейских гладкоствольных ружьях не нашли применения, хотя такие попытки предпринимались неоднократно. Причина рысканья и кувыркания пули в том, что центр приложения аэродинамических сил (центр давления) и центр тяжести не совпадают (обычно по технологическим причинам). Возникают пары сил, которые и опрокидывают пулю, заставляют ее рыскать. Вращение же пули делает ее своего рода гироскопом, и, как любой гироскоп, она сохраняет свое положение в пространстве неизменным – носиком вперед.

Чем меньше эксцентриситет (расстояние между центрами тяжести и давления) пули, тем точнее она попадает в цель (специалисты говорят: «кучность выше»). А это главная забота тех, кто разрабатывает патроны. Наиболее удачные по конструкции патроны сохраняются на вооружении много десятилетий, переходя от одного образца оружия к другому. К примеру, пуля знаменитого пистолета Маузер калибром 7.63 мм, появившаяся еще в конце XIX века, использовалась потом в советском пистолете ТТ, автоматах ППД, ППШ, ППС и целом ряде других пистолетов. Да и своей популярностью в мире пистолет ТТ во многом обязан удачному выбору патрона.

Пулевая экспансия

В конце XIX века в боевом стрелковом оружии наметилась революция: переход от черного дымного пороха к бездымному. Калибр оружия при этом уменьшился (6,5–8 мм вместо 10–12 мм). Чтобы улучшить баллистические характеристики пуль, выпущенных из такого оружия, их стали покрывать металлической оболочкой. Однако при этом выяснилось, что новые мелкокалиберные оболочечные пули обладали слишком слабым останавливающим действием, пробивая противника навылет и оставляя аккуратные входное и выходное отверстия. Способ решения этой проблемы в середине 1890-х приписывают капитану Клэю из британского арсенала Дум-Дум недалеко от Калькутты, который занимался разработками пуль калибра .303 для винтовки Ли-Метфорда. Вопреки широко распространенному мнению, Клэй не стал делать крестообразных нарезов (они появились позже как дешевый способ изготовления экспансивных пуль в полевых условиях), а предложил просто отпилить у пули нос, в результате чего она стала полуоболочечной. Попав в тело, такая пуля деформировалась, «раскрываясь» и отдавая всю свою энергию. Пробивное действие пули при этом уменьшилось, а останавливающее – возросло. Название арсенала прижилось и стало нарицательным для экспансивных («раскрывающихся») пуль.

При попадании в мягкие ткани экспансивная пуля наносила тяжелейшие ранения. По этой причине уже через несколько лет на первой Гаагской мирной конференции в 1899 году раскрывающиеся и деформирующиеся в человеческом теле пули были запрещены для военного применения. IV Гаагская конвенция в 1907 году подтвердила запрет, однако во время последующих войн многие страны неоднократно «забывали» о нем.

Экспансивные пули широко используются и сейчас – не в военных конфликтах (это по-прежнему запрещено), а в качестве охотничьих боеприпасов. Кроме того, экспансивные пули широко применяются в полицейском оружии: высокое останавливающее действие сочетается с низкой вероятностью поражения «навылет» при попадании в цель (это уменьшает риск поражения случайных прохожих).

Томпаковая или мельхиоровая оболочка выполняет еще одну роль – обеспечивает неизменную геометрическую форму пули при ношении патронов в подсумках, а также в момент заряжания, что стало особенно важным для многозарядных винтовок. Кроме того, исключалось загрязнение нарезов канала ствола свинцом и срыв пули с нарезов. Да и пробивная способность пули в твердой оболочке оказалась выше, нежели простой свинцовой. Та же Гаагская конвенция, исходя из принципов гуманизма, запретила употреблять на фронте пули, не имеющие твердой оболочки. Этот запрет (редкий случай) неукоснительно выполняется всеми странами вот уже сто лет. Правда, причина не в том, что все прониклись принципами гуманизма, а в том, что оболочечная пуля лучше выполняет свое основное предназначение – убивать.

Броня и огонь

С появлением на полях сражений Первой мировой войны бронеавтомобилей потребовались пули, способные пробивать броню. Прочности томпаковой или мельхиоровой оболочки стало недостаточно. Тогда внутрь пули вложили стальной сердечник. Свинец в пуле постепенно стал превращаться из основного материала в средство утяжеления. Чем тяжелее пуля, тем большую кинетическую энергию она имеет. При встрече с броней оболочка разрушается, а твердый стальной сердечник пробивает ее (свинец в головной части пули в некоторой степени препятствует соскальзыванию сердечника в сторону при встрече пули с броней не под прямым углом). Сердечники отличаются размерами, степенью заостренности и формой – от простых цилиндров до сложных веретенообразных. Кроме стали применялись и более твердые материалы (например, немцы использовали карбид-вольфрамовый сердечник).

Бронебойная пуля пробивала броню, но тем ее действие и ограничивалось. Нужны также были пули, которые могли бы поджигать легко воспламеняемые материалы. Так появились зажигательные и бронебойно-зажигательные пули. Первые содержали в головной части зажигательный состав, обычно белый фосфор, и хорошо действовали по незащищенным броней целям – деревянным домам, соломенным крышам, стогам сена. При попадании пули ее оболочка разрушалась, а зажигательный состав воспламенялся от соприкосновения с воздухом и поджигал цель. При попадании в человека пуля раскрывалась как цветок, аналогично экспансивным, да еще в рану попадал весьма ядовитый фосфор. Но уже шла Первая мировая война, и меткое замечание итальянского генерала Дуэ: «… все ограничения, все международные соглашения, которые могут быть установлены в мирное время, будут сметены как сухие листья ветром войны» – оказалось пророческим. Бронебойно-зажигательные пули были устроены аналогично бронебойным, но либо в головной, либо в донной части имели еще и зажигательный состав. Такие пули предназначались в первую очередь для стрельбы по топливным бакам машин.

Огненные стрелы

С появлением пулеметов, стрельбу которых требовалось постоянно корректировать, понадобились пули, траектория которых была бы видна, – трассирующие. В оболочке помимо свинца помещается открытый сзади контейнер с пиротехническим составом. При выстреле состав поджигается пороховыми газами и горит ярким огнем красного, зеленого, желтого или синего цвета. Горит он всего 2–3 секунды, но при скорости 900 м/с это около 2 км. Светящийся след такой пули хорошо заметен даже днем, но не самому стрелку (он смотрит ей точно вслед), а находящемуся сбоку командиру или помощнику.

Второе предназначение трассирующих пуль – целеуказание. Командир отделения всегда имеет один магазин, снаряженный лишь трассирующими патронами. Несколько длинных очередей трассирующими пулями по отдельно взятой цели – и все стрелки отделения переносят огонь на эту цель.

Существуют и довольно экзотические пули, например пристрелочные. При ударе такой пули о поверхность она взрывается, выбрасывая хорошо заметное издали белое облачко дыма. Оно точно указывает, куда попала пуля (трассирующая пуля хорошо показывает направление полета, но не точку попадания). Пристрелочная пуля имеет внутри простейший взрыватель в виде инерционного ударника, капсюля с некоторым количеством взрывчатки и небольшого количества дымообразующего пиротехнического состава. Боевого значения эти пули не имеют, поскольку заряд взрывчатки очень мал и мелкие осколки оболочки не могут причинить серьезных ранений. Как правило, такие пули используются при обучении артиллерийских офицеров на миниатюр-полигонах, где на небольших расстояниях установлены учебные макеты танков, машин, зданий. Разрыв такой пули имитирует разрыв артиллерийского снаряда, и офицеры учатся определять дальность, отклонения разрывов от цели и вносить поправки.

Пистолетные пули

Как правило, пистолетные пули – либо просто оболочечные/полуоболочечные, либо имеют внутри стальной сердечник для повышения пробивной способности. Иногда можно встретить пистолетные трассирующие пули и даже совсем экзотические – бронебойно-зажигательные. Но они предназначаются для стрельбы из пистолетов-пулеметов на дальности, превышающие обычную дистанцию стрельбы из пистолетов или револьверов.

Существенное отличие пистолетных пуль от винтовочных – их форма. От винтовочной или автоматной пули требуется большая дальность полета, а значит, хорошая аэродинамика. Заостренность пули обеспечивает ей и значительную проникающую способность на дальних дистанциях. От пистолетной же пули требуется высокая останавливающая способность и быстрое выведение противника из строя (хотя бы на несколько секунд). И если в дальнобойном стрелковом оружии на протяжении последних 150 лет мы наблюдаем устойчивую тенденцию к уменьшению калибров (винтовка Пибоди–Мартини обр. 1869 года – 11.43 мм, автомат АК-74 образца 1974 года – всего лишь 5.45 мм), то калибры пистолетов и револьверов практически не меняются. Многие исследователи считают минимально целесообразным калибр 9 мм. Распространенный калибр 7.62 мм, по их мнению, по причине слабого останавливающего действия пули недостаточен.

 

Маркировка

В России принято окрашивать головки винтовочных пуль в следующие цвета: обычная пуля – без окраски, зажигательная – красный, бронебойно-зажигательная – черный с красным пояском, трассирующая – зеленый. С уменьшенной скоростью (дозвуковой, для бесшумной стрельбы) – черный с зеленым пояском. Образцовый (эталонный) патрон (с повышенной точностью баллистических характеристик) – белый. с усиленным зарядом (для проверки в условиях производства) – вся пуля окрашена в черный цвет. Такая окраска кончиков пуль в России применяется и для всех остальных патронов, кроме крупнокалиберных.В Вермахте во времена Второй мировой цветовая маркировка была иной. Патроны с тяжелой пулей имели герметизацию стыка шляпки гильзы с капсюлем лаком зеленого цвета, бронебойные – красного. Бронебойный патрон с сердечником из карбида вольфрама имел капсюль, окрашенный целиком в красный цвет, а с железным сердечником – в белый. У патрона с пристрелочной пулей кончик был окрашен серым цветом. Патроны с трассирующими пулями имели по шляпке гильзы зеленую полоску. В армиях Великобритании и США наблюдался гораздо больший разнобой.

 

Военный маркетинг

Существует множество мифов о «пулях со смещенным центром тяжести», которыми якобы снаряжались патроны к советскому автомату АК-74. Что же за секретное оружие скрыто под этим термином? У пули 5,45х39 с индексом 7Н6, как и у практически любой продолговатой пули, есть экцентриситет (центр тяжести и центр давления не совпадают). 7Н6 имеет стальной сердечник и внутреннюю полость в головной части, что обуславливает смещение центра тяжести в сторону хвостовой части. Калибр 5.45 мм и малоимпульсный патрон привели к значительному уменьшению останавливающего действия. А чтобы увеличить поражающую способность, пулю просто «недокрутили». В результате – повышенная вероятность рикошета, легкий сход с траектории, да и точность оставляла желать лучшего. Однако военный маркетинг смог «превратить» недостатки в якобы достоинства: как пишут во многих источниках, «это обеспечивает потерю устойчивости пули при встрече с преградой, что придает ей дополнительное убойное действие». Конечно, можно создать еще более неустойчивую пулю с бОльшим убойным действием. Вот только попасть такой пулей в противника будет просто невозможно.

 

 

Ударение пули о различные препятствия (замедленная съёмка):

 

[источники]

Автор Юрий Веремеев , Первоисточник http://www.popmech.ru/

Что вам еще интересного рассказать об оружии, ну вот например знаете ли вы, что было такое оружие как Ампуломет. Забытое оружие войны или вот например интересный как мне кажется Нож для убийства Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=29030

masterok.livejournal.com

История винтовки

Гладкоствольное ружье

С момента начала массового внедрения в войска ручного огнестрельного оружия в XVI веке и до окончания Наполеоновских войн, гладкоствольное ружье не претерпело сколько-нибудь революционных изменений, лишь медленно эволюционируя путем отдельных улучшений. Фитильный замок, через не прижившийся колесцовый, сменился кремневым.

Фитильное ружье — аркебуза — имело сбоку ствола прилив, именуемый «полкой», в него насыпали затравочный порох. Воспламеняясь при опускании курка с фитилем на полку, затравочный порох, выгорая вниз по затравке (каналу между полкой и стволом), поджигал основной заряд пороха, который стрелок предварительно засыпал туда через дуло и затыкал пыжом. Перед пыжом располагалась массивная шарообразная пуля, также загнанная через дуло и зафиксированная вторым пыжом. Столь громоздкий способ заряжания не способствовал скорострельности. В среднем стрелки могли произвести не более 1 выстрела в минуту. В начале XVI века мушкет, как стали называть ружье, был довольно тяжелым, и стрельбу приходилось вести с подставки.

На протяжении XVI века происходила некоторая эволюция и унификация фитильных ружей. Их средние данные были таковы: калибр около 22 мм, вес 6 — 8 кг, вес пули 33 — 50 г, заряд пороха — 25 г. Прицельная дальность составляла 150 м. В 20-х годах того же века, мушкеты «похудели» до 5 кг, стало возможно стрелять без подставки с примерно той же точностью. Впрочем, подставка просуществовала вплоть доXVII в. (ее можно увидеть на офортах Калло). Но ружья по-прежнему оставались неудовлетворительными в плане скорострельности и точности — с момента нажатия спускового крючка до выстрела проходило достаточно времени, чтобы положение цели успело измениться. Причиной задержки служило горение пороха на полке и в затравке, занимавшее некоторое время. Кроме того, фитили часто гасли в сырую погоду, при ветре. А в дождь стрельба и вовсе была невозможна. Во всяком случае, на открытой местности. Впрочем, эту проблему решил кремневый замок, к началу XVII века повсеместно вытеснивший фитильный.

В кремневом замке воспламенение пороха происходило от искры, высекаемой при ударе кремня, зажатого губами курка, и огнива, расположенного перед полкой. В начале XVII века французский оружейный мастер М. ле Бурже соединил огниво и крышку полки, создав батарейный замок. Сложился окончательный портрет ружья, почти не изменявшийся на протяжении двух столетий.

Мéшкотный способ заряжания порождал новую тактику, призванную защищать медленно перезаряжающихся стрелков от атаки конницы, которую по инерции все еще считали основной ударной силой войск. В Испании придумали терцию — смешанный строй стрелков и пикинеров. Но при несомненных плюсах, такое построение имело и ряд недостатков, вроде низкой маневренности, отсутствия гибкости, более низкой огневой мощи по сравнению с чисто стрелковыми построениями. В большинстве стран стали практиковать стрельбу шеренгами. Пока одна вела огонь, другие заряжались. Наличие нескольких шеренг обеспечивало почти непрерывную стрельбу. Тем не менее, как только доходило до рукопашной схватки, стрелки по-прежнему оставались беззащитными.

В 1641 году во Франции родилась идея сделать стрелков пикинерами. Так появился байонет (от французского города Байонна). Этот первый в истории штык представлял собой конец пики на «пробке» вставлявшейся в дуло мушкета. Стрелки, дав несколько залпов по приближающейся кавалерии, втыкали штыки в ружья и становились пикинерами, опасными для всадников. При этом не терялась плотность стрельбы в огневой фазе и эффективность ближнего боя в рукопашной. С этого времени все европейские армии отказались от лобовых конных атак. Господство на поле боя перешло к линейной пехоте, названной так из-за построения в линию — несколькими шеренгами. Линейная тактика, окончательно определившаяся в ходе Тридцатилетней войны, доминировала с тех пор 150 лет, до начала Революционных войн.

Байонет имел один существенный недостаток — со штыком в стволе невозможно было вести стрельбу. Он был исправлен в 1676 году. Во Франции маркиз Вобан, маршал, великий фортификатор и талантливый инженер, изобрел втульчатый трехгранный штык, насаживавшийся на ствол. Он не требовал монтажа во время боя и не мешал стрельбе в примкнутом состоянии. Тогда же появились первые бумажные патроны, изготовляемые в

самих войсках. Они представляли собой заранее отмеренную порцию пороха и пулю вместе завернутые в бумажную оболочку. Перед выстрелом стрелок надрывал зубами бумагу патрона со стороны пороха, высыпал часть последнего на полку, остальное — в дуло. Оболочка после этого служила первым пыжом, вслед за которым закатывалась пуля и прижималась вторым пыжом. Благодаря переходу на патроны, несколько повысилась скорострельность и кучность боя.

Неспроста все усовершенствования мушкета (а затем и винтовки) происходили во Франции. Французская армия на протяжении трех веков — с начала XVI до середины XIX вв. —  оставалась доминирующей силой в Европе. Зачастую, она воевала одна со всей Европой — в Орлеанскую войну, Войну за испанское наследство, войны периода Республики и Империи. Случались изредка спады — период религиозной фронды второй половины XVI в., отрезок между Войной за австрийское наследство и Американской войной — больше обусловленные внутренними причинами, но в целом Франция всегда оставалась лидером в военной области. Чему способствовало не только положение в окружении враждебных государств и богатейший военный опыт, но и более быстрое развитие науки, по сравнению с соседними странами. Паровой насос, паровая повозка и компактный морской хронометр, незаменимый в дальних морских экспедициях, были изобретены именно во Франции. В Англии затратили огромные деньги на разработку подобного хронометра, но образец Харрисона получился громоздким и менее надежным, нежели хронометр Ле Руа.

Немалая заслуга французов и в эволюции артиллерии, от первого подтвержденного производства пушек (1338−39 гг.), через реформу Грибоваля и «летучую» конную артиллерию Наполеона, к первым нарезным орудиям, а затем и первым скорострельным. Подробнее о них смотрите в моей работе «История артиллерии».

Тем не менее, несмотря на все усовершенствования, гладкоствольное ружье за триста лет почти не улучшило своих баллистических качеств. Оно оставалось мешкотным в заряжании и неточным в стрельбе — ко всем ранее упомянутым причинам низкой точности следует прибавить еще одну, едва ли не главную. Свободно загоняемая пуля в момент выстрела «гуляла», болталась по пути в стволе, отчего достигнуть высокой точности было практически невозможно. Например, русское пехотное ружье обр. 1808 года калибра 17,78 мм (так называемая семилинейка[1]), била максимум на 300 шагов (213 м) с точностью 25% и скорострельностью 1 выстрел в минуту. И

это показатели лучших стрелков. Как видим, с XVI столетия баллистические качества ружей изменились крайне незначительно. Причиной того, служило не только (и не столько) низкое развитие техники в обзорный период, но и нежелание правительств и военного руководства стран что-либо менять. Набранные рекрутским или вербовочным методом и обученные палочным, солдаты линейной пехоты не имели никакой ценности в глазах феодальных правителей и генералов. Недовольство короля низкими потерями в выигранном сражении в фильме «Фанфан-Тюльпан» вовсе не так комичны, применительно к реалиям того времени. Скорее, исключением смотрятся сожаления французского маршала Мориса Саксонского по большим потерям в блестяще проведенной битве при Фонтенуа. И это при том, что враги (англо-ганноверцы и голландцы) потеряли вдвое больше. Наверное, английский король Георг II остался доволен, несмотря на сокрушительное поражение его армии.

Большим потерям способствовала и линейная тактика. Две линии сходились на дальность мушкетного выстрела и начинали перестрелку до тех пор, пока одна из сторон не дрогнет, после чего побеждающая сторона

бросалась в штыковую. И все это в полный рост, без каких-либо укрытий,

часто под огнем артиллерии и фланговыми ударами конницы. Тяжелые

неотценрованные пули большого калибра наносили чудовищные ранения. Трехгранные штыки оставляли рваные, наиболее опасные раны.

Никому не приходило в голову добиваться технического превосходства над врагом. Дешевое или бесплатное пушечное мясо успешно забивалось в «забаве королей», ему на смену набиралось новое, оружие подбиралось и вручалось новым солдатам. Во многих странах срок службы ружья устанавливался в 40 и более лет. Это тоже не способствовало техническому прогрессу в стрелковом оружии, при котором образцы быстро устаревают. Надо отметить, благодаря свободно скользящей по стволу пуле, ружья имели довольно большой ресурс. Например, во Франции, в 1806 году, на испытаниях ружей тридцатилетней давности они выдержали 14 — 15 тыс. выстрелов.

Все изменилось с началом Великой Французской Революции и войн периода республики и империи. В действиях пехоты появилось два новшества. Первое — атака колоннами — была принята вынужденно. Оказавшись один на один с монархической Европой и сотнями тысяч ее солдат, Французская республика принуждена была перейти к всеобщей мобилизации (декрет 23 августа 1793), стараясь как можно быстрей создать многочисленную армию. В короткий срок была создана миллионная армия. Разумеется, времени на обучение было крайне мало, и натренировать новобранцев до хороших стрелков было практически невозможно. Следовательно, сохрани французская армия старую линейную тактику, она бы неизбежно проигрывала годами выученным армиям врага. Зато у нее был безусловный козырь — высочайший боевой дух. Впервые люди сражались не за абстрактные державные интересы, а за свои собственные, близкие и понятные. «Военное искусство монархии нам теперь не подходит. Теперь новые люди и новые враги. Военная система французского народа должна заключаться в стремительности и натиске"[2]. Так родилась тактика атаки колонной.

Сделав лишь несколько залпов (а иногда и вовсе без них), колонна неудержимо накатывалась на шеренги врага. Бойцов переднего ряда, убитых огнем мушкетов, быстро заменяли солдаты из задних рядов. Сохраняя форму и ударную силу, колонна рассекала и опрокидывала линию врага, как римские

легионы македонскую фалангу. Начиналась рукопашная схватка, где люди с горящими взорами всегда брали верх над людьми со страхом в глазах.

Речь о страхе перед наказанием, перед палкой капрала, которая была единственным источником дисциплины в монархических армиях (прусской, австрийской, русской). Незаинтересованные солдаты не горели желанием отдать жизнь за «царя и отечество».

А вот дисциплина в армии Наполеона: «Телесных наказаний в армии он не допускал. Военный суд приговаривал в случае больших проступков к смертной казни, к каторге, в более легких случаях — к военной тюрьме. Но был один особо авторитетный институт — товарищеский суд, нигде не обозначенный в законах, но при молчаливом согласии Наполеона введенный в великой армии. Вот что по этому поводу говорят очевидцы. Произошло сражение. В роте заметили, что двух солдат никто во время боя не видал. Они явились к концу и объяснили свое отсутствие. Рота, убежденная, что виновные просто спрятались со страха, сейчас же выбирает трех судей (из солдат). Они выслушивают обвиняемых, приговаривают их к смертной казни и тут же, на месте, расстреливают. Начальство все это знает, но не вмешивается. На том дело и кончается. Ни один офицер не должен был не только участвовать в суде, но даже и знать (официально, по крайней мере) о происшедшем расстреле"[3].

Но одного боевого духа было недостаточно. Как ни стремительно шла в атаку колонна, сосредоточенный огонь обученных фузилеров должен был причинить ей большой вред еще на марше, понизив ее боевые качества в ближнем бою. Ей требовалась огневая поддержка, долженствующая потрепать врага и понизить интенсивность его стрельбы. О том, как Наполеон виртуозно руководил артиллерией во время боя, бросая батареи под шквальным огнем в самые нужные места, ходят легенды. Но одних пушек было мало. И еще до Наполеона, в начале революционных войн вспомнили об опыте французских канадских стрелков Дюкена и Монкальма, которые в Семилетнюю войну опрокидывали в разы превосходящие силы англичан.

В 1754 г. Плантаторы Вирджинии направили экспедицию во главе с Дж. Вашингтоном в верховья Огайо, против закрепившихся там французов, с целью выбить их оттуда и построить свой форт. То, что Англия и Франция находились тогда в мире, организаторов

набега не волновало. Английские поселенцы в Америке часто нападали на французские поселения в номинально мирный период. И временами провоцировали полномасштабные региональные войны. Так и эта война началась за два года до того, как схлестнулись

метрополии в Семилетнем конфликте.

Начинание Вашингтона с треском провалилось. Поначалу он захватил и убил группу французских парламентеров, посланных к нему на переговоры. Поняв, с кем имеют дело, французы под командой капитана де Вилье атаковали отряд Вашингтона по пути последнего

к форту Дюкен — оплоту французской обороны в том районе. Вашингтон сдался на милость победителя. Был отпущен с остатками отряда после того, как письменно признал факт убийства французских парламентеров[4]. Летом следующего года англичане вновь попытались овладеть фортом Дюкен, планируя затем захватить форт Ниагара, и отрезать Канаду от Луизианы. На сей раз это была уже не импровизация колонистов, а запланированный в Лондоне акт подлого нападения без объявления войны, чтобы на начало «официальных» боевых действий иметь гандикап в Америке. Из метрополии были присланы 1300 солдат во главе с ген. Бредоком, назначенным «главнокомандующим» всех колониальных войск. К ним присоединились 500 местных ополченцев. В роли проводника выступил все тот же Вашингтон. Губернатор Новой Франции Контрекур, еще не зная о прибытии регулярных войск врага, выслал на перехват отряд из регулярной пехоты и канадской милиции, всего 250 человек. К ним примкнул отряд индейцев около 650 человек. Несмотря на двукратное превосходство противника, французы полностью уничтожили английский отряд, а затем захватили обоз с пушками и провиантом, шедший следом за главными силами. Бредок был убит, а злополучный Вашингтон на сей раз спасся бегством.

Секрет успеха французов заключался именно в новой тактике. Вместо сомкнутого строя они использовали рассыпной. Вместо отчаянного стояния под пулями во весь рост — использовали укрытия: деревья, кустарники, строения, высокую траву. И даже метод стрельбы у них был иной — вместо пальбы по массе, они использовали прицельный огонь по конкретным целям. В первую голову — унтерам, офицерам, знаменосцам, трубачам. Всем, кто поддерживал шаткий стержень дисциплины. И когда этот стержень рушился, начиналось бегство и стрельба по мишеням. Англичане же, используя шаблонный метод стрельбы по массе, не имея ее перед собой, попросту тратили боеприпасы. Неудивительно, что 80-тысячная Новая Франция так долго продержалась против двухмиллионной английской Америки.

Именно рассыпной строй застрельщиков и поддерживал колонну в ее атаке. Следует отметить, что в других армиях еще до Революции были так называемые егерские части метких стрелков. Но они были немногочисленны, и роль их в бою была ничтожна. Французы же поставили дело на поток, создав тактическую систему «рассыпной плюс колонна», остававшуюся непобедимой на протяжении 20 лет.

Кстати, застрельщики почти поголовно были вооружены все теми же гладкоствольными фюзи, тогда как егеря скажем, австрийские, пользовали нарезные ружья — штуцеры, превосходящие мушкеты в дальности (до 400 метров), настильности и, как следствие, точности. Почему? Дело в разных задачах, стоявших перед ними. Егеря, как правило, выделялись для особых локальных задач, типа обстрела вражеской батареи с фланга, или подавления наблюдательного пункта. Французские же застрельщики должны были массово, быстрым огнем поддерживать большие массы наступающей пехоты. И штуцер здесь не годился ввиду еще более низкой скорострельности, чем у гладкоствольного ружья. На заряжание штуцера уходило 3 минуты против одной у ружья. Ведь кроме шомпола стрелку требовался деревянный молоток, которым он бил по шомполу, туго вгоняя пулю в нарезы. А до того ее еще надо было обернуть в промасленную тряпицу (пластырь), для лучшей обтюрации и очистки нарезов от нагара. Разумеется, представить тысячи застрельщиков, колотящих молотками по шомполам, пока линейная пехота врага выкашивает союзные колонны, не мог ни один французский генерал. И этот же момент объясняет, почему нарезное оружие, первые упоминания о котором относятся еще к XV веку, не могло составить конкуренции гладкоствольному ружью, как основному стрелковому оружию, вплоть до середины XIX в.

Попытки предпринимались. Были приняты образцы штуцеров 1791 и 1793 гг. Наполеон снял их с вооружения, назвав худшим оружием, когда-либо бывавшим в руках солдата.

В 1812 году парижский оружейник С. Поли (совместно с Ф. Прела) разработал и запатентовал нарезное казнозарядное ружье с, вероятно, потрясающими характеристиками. Например, скорострельность — более 10 выстрелов в минуту. Наполеон узнал о нем в начале 1814, но то было время, когда орды казачья и пруссачья уже топтали французскую землю. Да и революционная для того времени конструкция, включавшая, среди прочего, унитарный патрон центрального боя и экстрактор гильз, вряд ли бы позволила наладить массовое производство.

Капсюль и пуля Нейсслера

Последними усовершенствованиями гладкоствольного ружья стали ударный капсюль и полусферическая пуля.

В конце XVIII века во Франции были открыты ударные химические составы (детонирующие от механического воздействия): гремучая ртуть (Бойенн, 1774) и бертолева соль (Бертолле, 1778). Но военных они заинтересовали только 40 лет спустя. В 1814 году американец Шоу запатентовал ударный капсюль, представлявший собой медный колпачок с ударным составом, прикрытым тонкой (как правило, оловянной) фольгой. Колпачок насаживался на затравочный стержень, наваренный на месте полки. В момент выстрела, смесь возгоралась от удара курка, огонь мгновенно устремлялся вниз по затравочному отверстию, поджигал порох в стволе и инициировал выстрел. Теперь была устранена задержка, вызываемая горением полочного пороха, и медленная процедура насыпки пороха на полку. Насаживание капсюля занимало считанные секунды. Скорострельность увеличилась вдвое, в среднем, до двух выстрелов в минуту.

Но Революция закончилась, а с воцарением старого положения на континенте, вернулась и косность монархических ретроградов. Прошло еще 20 лет, прежде чем в Европе кремневые ружья стали массово переделывать в ударные. Началось с Англии, которая в 1834 году начала массовую переделку в ответ на начавшееся за два года того, такое же перевооружение в США. Вслед за Британией переделкой занялись и другие европейские страны. Последней была, пребывающая в стагнации Российская империя, принявшая французскую систему переделки ружей в ударные с унификацией калибра до 7,1 линии (18,03 мм), только в 1845 году.

Но увеличив свою скорострельность, гладкостволки по-прежнему были очень недальнобойными. Только появление в 1851 году пули французского оружейника Нейсслера удвоило прицельную дальнобойность (с 213 до 426 метров). Сама пуля имела полусферическую форму с углублением в дне. При выстреле пороховые газы расширяли тонкие края углубления, и они плотно прижимались к стенкам ствола, улучшая обтюрацию и с большей силой выбрасывая пулю из ствола. Кроме того, пуля перестала болтаться и улучшилась кучность боя. Идея углубления, тем не менее, была на тот момент неоригинальна: за три года до того, другой французские изобретатель — Клод-Этьен Минье — решил-таки проблему быстрого заряжания нарезного ружья. Наступила эра винтовки.

Решение проблемы скорострельности и первое массовое применение

Первой, в посленаполеоновский период, попыткой решить проблему мешкотного заряжания нарезного оружия, стало французское крепостное ружье системы Фалиса 1831 г. В нем применили зарядную камору, поднимающуюся из коробки. В нее насыпался порох, укладывалась пуля, после чего камора опускалась и досылалась к стволу. Система не проявила себя надежной и большого распространения не получила. Тем не менее, была закуплена некоторыми армиями, в том числе русской в 1839 году.

Чуть раньше, в 1825 г. француз Дельвинь разработал штуцер с каморой меньшего диаметра, нежели ствол. В результате получился уступ в месте соединения каморы и ствола. Пуля ударами шомпола расплющивалась о края выступа и входила в нарезы. Скорострельность штуцера приблизилась к скорострельности гладкоствольного ружья. Но испытания выявили недостаток: пуля чаще вбивалась в камору и плохо входила в нарезы.

Попытки усовершенствовать штуцер продолжались, но все образцы были далеки от идеала. «Литтихский» бельгийский штуцер (1832) с очень широкими нарезами и пулями с «ушками» не завоевал популярности по причине быстрого износа нарезов, трудности изготовления «ушастых» пуль и их плохими баллистическими качествами. Штуцер Тьерри (1840) требовал оснащения каждой пули деревянным поддоном и пластырем, что делало громоздким не только производство, но и заряжание.

Французский изобретатель Тувенен ввинтил в основание ствола заостренный стержень, о который расплющивалась коническая заостренная пуля. Расплющивание производилось шомполом с соответствующим форме пули углублением в головке. Остроконечная коническая пуля лучше закручивалась и держалась в полете. Заметно возросла точность стрельбы при скорострельности почти равной гладкоствольному ружью. Более того, система была так проста, что в штуцер Тувенена стало возможным переделывать старые гладкостволки: оставалось только нанести нарезку в стволе и ввинтить стержень в его основание. В 1846 году для штуцера Тувенена была принята пуля Тамизье с тремя желобками. Штуцер был принят на вооружение армии Франции и многих других стран. Он успел поучаствовать во множестве конфликтов, включая Крымскую кампанию. В битве на Альме (1854) штуценеры генерала Боске буквально вынесли «убийственным огнем"[5] солдат Кирьякова, защищавших высоты на левом фланге русской армии.

Штуцер Тувенена стал почти идеальной винтовкой. Оставалось лишь два недостатка — недолговечность стержня, расшатываемого постоянными ударами, и трудность очистки ствола подле стержня.

Эти проблемы были полностью решены в винтовке Минье, в 1848 году. Главным отличием стала пуля, расширяющаяся не от ударов шомпола перед выстрелом, а в его момент, под воздействием пороховых газов. В ее основании имелась коническое углубление, с вставленным в нее железным колпачком. При выстреле, более легкий колпачок начинал двигаться раньше, вжимался в пулю и расширял ее донышко до ширины нарезов. Тем самым пуля легко входила в нарезы, повышала обтюрацию и приобретала вращательное движение (закрутку). Заряжание стало столь же легким, как у гладкоствольного ружья с пулей Нейслера, которая, в свою очередь, стала «гладкоствольной» копией пули Минье. Единственным недостатком можно назвать трудоемкость изготовления пули с колпачками. Но и он был быстро устранен, когда выяснилось, что при определенной форме и размерах углубления, колпачок вовсе не нужен — расширение донной части пули происходило под воздействием одних только пороховых газов.

Винтовка Минье также поучаствовала в Крымской кампании. Она состояла на вооружении французской гвардии и многих английских частей.

[1] линия = 2,54 мм

[2] Сен-Жюст. Из доклада Национальному конвенту от имени Комитета общественного спасения 19 числа первого месяца Первого года Республики (10 октября 1793)

[3] Тарле Е. Наполеон, глава VIII. Разгром третьей коалиции.

[4] См.: Тишков В. Кошелев Л. История Канады. М. 1982, с. 38−39.

[5] Почти все англо-французские части, участвовавшие в битве, были вооружены нарезным оружием. У Меньшикова было только 1660 штуцерников. Подробнее см: Тарле Е. Крымская война. Ч. 2 //Сочинения в 12 томах. М. 1959. Т.9, с. 106−110.

diletant.media

Дивны дела твои, господи! - Оружие

B XIX и начале XX века были замечательные оружейники и оружиеведы, которые могли работать не только ружьем и слесарным инструментом, но и прекрасно владели пером. Перечислить всех замечательных публицистов охоты и охотничьего оружия невозможно, но Гринера, Журке, Федорова и Бутурлина знал весь оружейный и охотничий мир... А иллюстрации Гринера из его книги «Ружье» до сих пор перепечатываются во всех нынешних изданиях и ружейных паспортах.

фото: Журавкова Антона

В книгах Федорова и Бутурлина описано все, что ныне изобретается как новое. Но почти весь XX век шли войны, как в России, так и во всем мире, и все, кто понимал в охотничьем оружии, погибли в сражениях либо скончались от возраста и болезней.

Новое поколение оружейников не шибко интересовалось историей охоторужия и потому начали свою деятельность с последних достижений ушедших в мир иной специалистов.

Исследуя вопрос охотничьего боеприпаса, как охотник и член Ассоциации «Арсенал» при Кремлевской Оружейной палате, я выяснил, что нынешние оружейники просто не знают, что такое охотничье оружие и для чего оно предназначено. Забыли, что такое калибр и от чего и для чего он был утвержден международными организациями. Забыли, что такое убойность ружья, что такое останавливающее действие пули и дроби и чем это все достигается. Забыли, что гладкостволка превосходила по точности нарезное оружие до 400 метров.

 

фото: Журавкова Антона

Забыли, для чего Ле Фоже создал папковую гильзу, которой мы пользуемся и ныне, и что в нее входило 36 г дроби и более 7 г дымного пороха, а когда перешли на нитропорох, то там осталось столько свободного пространства, что туда можно было поместить с пыжами 50 г дроби для 12-го калибра и пулю до 80 г, но для этого ружье должно иметь необходимую прочность, а пуля конструкцию.

А что делают оружейники? Удлиняют гильзу до 90 мм, чтобы поместить туда 40 г дроби или пульку 27 г. А когда-то у нас выпускался ИЖ-54 нормального веса — 3,5 кг. Англичане покупали его и рассверливали патронники до 90 мм, чтобы сделать «магнум».

Ну не смешно ли? А ныне, чтобы отбить желание у охотников покупать ружья под гильзу 70 мм, полиэтиленовые стаканчики делают так, что в них входит только 24 г дроби от потешного патрончика .410 учебного детско-дамского ружьеца.

 

фото: Журавкова Антона

Еще 30 лет назад все охотничьи патроны 12-го калибра у нас имели 36 г дроби, а стендовые 35,5 г. В тушку дичи должно попасть не менее 4-5 дробин соответствующего веса на 35 метров. Менее 4 дробин дают подранка — корм для ворон и волков.

Вот и выясните, на какой дистанции 24 г дроби или 28 г дадут вам 5 дробин в тушку дичи из 12-го калибра при тех же условиях, что и 36 г.

За сотни лет дробовой стрельбы были отработаны соотношения калибра ствола, массы ружья, снаряда и порохового заряда. Но нынешние оружейники на это не обращают внимания — они же имеют высшее специальное образование. А что знали эти самодельники, как Перде и Гринер или юрист Бутурлин, или 18-летний Браунинг? Ныне, что 12-й калибр, что .410, все едино — 24 г дроби.

Читаем: «Пуля BRENNEKE 12 кал. весом 31,5 г. против 27 г. у 16-го. Навеска дроби 34 г. у 12-го против 32 у 16-го и т.д. Ну, а неумение стрелять, увеличением калибра не подменит». (Журнал «Калашников» №4 за 2000 г, стр. 21.) Главный редактор Михаил Дегтярев и автор приведенных строк понятия не имеют о калибре ружья и для чего существует ружейная пуля. А ведь сибирский охотник Лялин пользовался шомпольной двустволкой 5-го калибра с пулями массой 78 г. Но и двух таких пуль медведю не всегда хватало, и приходилось еще не один день бегать за ним. (Из сборника «Охота на медведя».)

Газета «РОГ» публикует «мировое достижение» ижевцев — освоили сложнейшую сверловку Ланкастера (роторная ковка) и создали «Ижланкастер». Для чего? Чтобы стрелять из него легонькой пулькой Полева, предназначенной для гладкого ствола. Стоило огород городить!

 

фото: Журавкова Антона

В феврале 2000 г. на выставке «Охота и рыбалка на Руси» подошел к стенду с изображением волчьей морды фирмы «Тайга». На стенке прибиты картонки с мишеньками, в которые попали пули разных конструкций: Полева, Гуаланди, Бреннеке и т.д. на дистанции 50 м. Все попадания боком. Все пули массой 27 г, 12-го калибра.

Спрашиваю у представителя: «А почему не 15 или 10 г.?» — «Иди отсюда! Ты не понимаешь». — «Ну почему же — экономия свинца, отдача меньше!». — «Не понимаешь! Иди отсюда на...!»— «А что такое калибр? Это сколько шаров из английского фунта свинца! А сколько весит такой шар?» Берет меня за плечи, разворачивает и придает ускорение... Снова вступаю: «Подели фунт на 12 — будет 36 г.» — «Сколько надо — столько и есть!»

На стенде фирмы «Азот» вижу «новейшую» пульку 12-го калибра — маленький наперсток в полиэтиленовом стаканчике. Объясняю техническому директору Пирожкову, что при нормальных пыжах она будет лететь кувырком. Подходит охотник, спрашивает: «Чем ее запыживать? Объясняю парню и Пирожкову, что этот вопрос решил Майер для своей турбинки. Резал пыжи крестообразно, и они разлетались при выстреле, не опрокидывая пули. Парень доволен, Пирожков удивлен.

Передаю ему статью на двух страницах из газеты «5 охот», написанную мною с соавтором, где полностью разбираем причины, по которым все современные пули для гладкостволки не летают, как хотят их авторы. И объясняем, почему пули .410 не могут работать в полиэтиленовой гильзе в «Сайге» — карикатуре на уважаемого Калашникова. Почему «Парадоксы» и «Ланкастеры» не представляют ныне никакого практического интереса для охотника. Почему основная масса полиэтиленовых стаканчиков-контейнеров не пригодна для стрельбы дробью. Почему все «хвостатые» пули на 50 метров приходят боком, и о какой точности после этого говорить?

Сказано о том, что в 1984 г. создана наиболее удачная модернизация пули Нейслера, которая по боевым и баллистическим характеристикам не уступает прототипу и позволяет из современного ружья на 200 метров отстреливать лося, потому все карабины, кроме кал. 5,6, для нормального охотника-промысловика не нужны. Для промысловика нужна револьверная двустволка 20-го или 28-го калибра, а в прицельной планке должен быть ствол кал. 5,6. И тогда все объекты охот в нашей стране от медведя-шатуна до белки и рябчика охотник может добывать с одним ружьем. Но ЦКИБ создал такой МЦ-255, что в тайге с ним просто небезопасно находиться, хотя я лет 15 назад всем оружейникам в магазине «Зенит» объяснял, каким оно должно быть.

 

фото: Журавкова Антона

Отчего же это происходит? Потому что никто не хочет интересоваться историей. Но мы не одиноки. Наследники фирмы «Бреннеке» тоже не знают, для чего автор пули и фирмы привинчивал пыж к пуле шурупом, а не приклепывал его, как другие конструктора «хвостатых» пуль. И потому хвост пули сделали еще длиннее из полиэтилена, полагая, что это позволит пуле лететь и точнее, и дальше. И даже военный французский инженер Соверн пренебрег Нейслером и, подражает советской стреловидной подкалиберной пуле со стабилизатором для сверхзвуковой скорости, не понимая аэродинамики своей пули. И почти все не понимают «эффект Изметинского».

В дореволюционной литературе очень часто пишется о том, что охотники-промышленники используют на промысле водоплавающих садочные ружья (ныне стендовые), несмотря на их дороговизну. Это говорит о том, что даже крестьяне понимали в охотничьем оружии.

Понимали, что такое полноценный выстрел, а не плевок легонькой пулькой или щепоткой дроби, чем фирмачи заставляют нас делать подранков и что приводит к гибели охотника при встрече с опасным зверем. Охотничья общественность должна запретить продажу патронов с облегченными зарядами для охоты. Эти патроны для «пломов» и «зефиров» или стендовых развлечений.

Ведь убивает не пуля или дробь, а энергия, которую оно должны максимально передать тушке дичи или зверя. И поэтому, чем больше энергия данного калибра, тем надежнее результат и безопасность охотника. А Михаил Дегтярев заставляет нас идти на крупного зверя вместо 37-40-граммовой пули 12-го калибра с облегченными пулями 16-го и 20-го калибров.

Дорогие охотники! Чтобы меньше уродовать ружье жеребьями, делайте их в виде пули американца Витта: длинный цилиндр, свободно проходящий через все чоки, отливается из твердого свинца с несквозным отверстием по центру для вбивания гвоздя, на который насаживается несколько войлочных пыжей с картонными прокладками с обеих сторон. Пуля заряжается прямо на порох. Свинцовая часть центруется в дульце гильзы спичками. Такая 40-граммовая 12-го калибра пуля Витта с длинным войлочным хвостом давала разброс 6 см на 100 метров.

 

фото: Журавкова Антона

Для получения кучного дробового выстрела нужно войлочные пыжи (весь столбик) разрезать крестообразно, а в пороховой прокладке шилом проткнуть по центру отверстия для прохода газов в пыжи. На войлочные пыжи сверху ставится картонная прокладка. В дульце гильзы помещается полиэтиленовый стаканчик либо на дульце накладывается толстая или несколько тонких квадратиков из полиэтиленовой пленки. Навойником эта пленка опускается до пыжей. Образуется стаканчик из пленки, в него засыпается дробь и сухой крахмал или тальк. Дробь с крахмалом утрясается, лишние, выступающие, края обрезаются. Дульце гильзы завальцовывается или закрывается звездочкой. При выстреле резаные пыжи пороховыми газами разбрасываются в стороны и контейнер с дробью или подкалиберной пулей не опрокидывается.

Перекошенные пыжи-гармошки струей пороховых газов опрокидываются вокруг центра тяжести пули или дробового снаряда подобно волану. Дробь выплескивается из стаканчика и потому не дает концентрической осыпи на мишени, что сказывается на дальнем выстреле. Поэтому стаканчик должен быть длинным от пороха до звездочки. Пыж из пенопласта должен быть внутри стаканчика. Во время выстрела он сминается, дробь опускается на дно стаканчика и потому пороховыми газами не опрокидывается, а встречный поток воздуха спокойно открывает лепестки контейнера, не нарушая структуру дробового снаряда, что дает концентрическую осыпь дроби. Так же можно стрелять и подкалиберными пулями.

 

фото: Журавкова Антона

В России были пули Сомко и Вицлебена с длинными деревянными хвостами. Но они не прижились, так как имели большой опрокидывающий момент. Нынешние Гуаланди, Бреннеке и т.д. и наши «Климовчанки» и «Тандемы» так же отомрут, хотя и очень удобны в производстве.

Заворачивание в промасленную тряпочку или замшу пуль и дроби для повышения точности, дальности и кучности известно со времен кремневого оружия. А когда Элей ознакомился со способом концентрации полоской ватмана охотником Адоссовским, появился концентратор Элея из медной сетки. Полиэтилен сам Бог велел использовать, но разумно и не вместо дроби и пуль.

А то скоро и 90 миллиметровые гильзы будут малы.

Из архива редакции

Старов В.А. 28 июля 2013 в 00:00

www.ohotniki.ru

Пуля Минье — Википедия с видео // WIKI 2

Пуля Минье

Пуля Минье — пуля для первых дульнозарядных винтовок, которая имеет коническую выемку в задней части. Особенностью данной пули является то, что при выстреле её хвостовая часть расширяется и обеспечивает надёжное зацепление пули с нарезкой ствола винтовки.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/3

    Просмотров:

    2 488

    3 265

    43 558

  • Как различить Пули Минье - для первых Дульнозарядных Винтовок. История создания пули.

  • Пули - История Оружия (Техно 24 ТВ)

  • Дульнозарядное оружие. Гражданское оружие

Содержание

История

Штуцер был чрезвычайно метким оружием[Прим. 1] для своего времени, но в боевой обстановке трудно было сделать больше одного выстрела: пуля забивалась в ствол молотком. В результате штуцерами, имевшими низкую скорострельность, снабжали лишь отдельных солдат, являвшихся аналогом современного пехотного снайпера — англ. designated marksman). Надо было разрешить противоречие: пуля должна легко заряжаться и одновременно прочно входить в нарезы.

В 1848 французские офицеры Монтгомери (Montgomery) и Делвинь (Delvigne) предложили усовершенствованные пули, ускорявшие заряжание штуцера. Пулю, расширяющуюся при выстреле, изобрёл капитан Делвинь в 1826 г.[1].

В 1832 г. британский офицер капитан Джон Нортон изобрёл цилиндро-коническую пулю, действующую по тому же принципу, но широкого распространения она не получила[2].

В 1849 году свой вариант расширительной пули предложил Клод Минье. Именно этот вариант расширительной пули получил широкое распространение.

Конструкция

Пуля Минье имеет сзади коническую выемку, в которую вставляется коническая железная чашечка, не доходящая до дна выемки. При выстреле чашечка, будучи значительно легче пули, получает большее ускорение и доходит до дна выемки, расширяя пулю и вгоняя её в нарезы ранее, чем пуля продвинется по каналу на весьма малое расстояние.

В дальнейшем выяснилось, что относительно тонкая и длинная пуля (длиной не менее 2 калибров) при выстреле сжимается и хорошо заполняет нарезы, в таком случае отпадает необходимость в пуле Минье сложной формы. Пули такого типа получили название «сжимательных».

Применение

Крымская война

Первое боевое применение пули Минье получили во время Крымской войны. Русские войска, вооружённые гладкоствольными ружьями, могли вести эффективную стрельбу на дистанции примерно 200 шагов[источник не указан 1215 дней]. Англо-французские войска благодаря применению пули Минье могли вести эффективный огонь на дистанции вчетверо большей. Существует мнение, что данное обстоятельство послужило одной из причин поражения России в Крымской войне[3].

На самом деле значительная часть союзных войск, особенно французских, имела всё же гладкоствольные ружья, правда, в основном стреляющие усовершенствованной цилиндросферической пулей Нейслера, тогда же введённой и в России[источник не указан 1762 дня]. Последняя давала несколько лучший бой по сравнению с круглой и действовала по тому же принципу, что и пуля Минье — расширялась при выстреле, при этом прижимаясь к стенкам гладкого ствола.

Гражданская война в США

Во время гражданской войны в США (1861—1865) пуля Минье нашла широкое применение в армиях обеих воюющих сторон. Высокая точность стрельбы в сочетании с устаревшей тактикой атаки сомкнутым строем привела к огромным боевым потерям: не менее 626 тыс. убитых с обеих сторон[Прим. 2].

В России

Пуля Минье, американский вариант без чашечки

В России пуля Минье с чашечкой была принята на вооружение к 7-линейным нарезным ружьям. В дальнейшем чашечки (сложные и дорогие в производстве) были исключены для большинства систем оружия, использующих принцип Минье.

С переходом к 6-линейным нарезным заряжаемым с дула винтовкам оставлена пуля с чашечкой, весом в 8 золотников. При переделе 6-линейных заряжаемых с дула винтовок в заряжаемые с казны и принятии металлического патрона оставлена расширительная пуля Минье с чашечкой, калибром равным диаметру канала по нарезам (5,3 линии).

На поверхности пули располагались желобки глубиной в 0,8 мм, в которые помещался свинец, выдавливаемый при врезании пули в нарезы. Ввиду того, что при стрельбе ружейные стволы изнашивались (допустимый в те времена предел износа — 0,8 мм), для обеспечения врезания пули в нарезы ствола наибольшего калибра (6,3 линий) к пулям применена чашечка.

Примечания

  1. ↑ О высокой меткости нарезного оружия было известно очень давно. Пуля, получившая вращение, после вылета из ствола не кувыркается, в отличие от круглой пули гладкоствольного оружия.
  2. ↑ В гражданскую войну, по оценкам, погибло больше солдат, чем во всех остальных войнах США, вместе взятых.

Литература

Примечания

Эта страница в последний раз была отредактирована 10 мая 2018 в 08:20.

wiki2.org