Противотанковая артиллерия РККА. Часть 2-я. Противотанковая артиллерия в ркка


Противотанковая артиллерия РККА. Часть 1 » Военное обозрение

Советская противотанковая артиллерия сыграла важнейшую роль в Великой Отечественной войне, на её долю пришлось порядка 70% всех уничтоженных германских танков. Воины-противотанкисты сражаясь «до последнего», зачастую ценой собственной жизни отражали атаки «Панцерваффе».

Структура и материальная часть противотанковых подразделений в ходе боевых действий непрерывно совершенствовались. До осени 1940 года противотанковые орудия входили в состав стрелковых, горно-стрелковых, мотострелковых, моторизованных и кавалерийских батальонов, полков и дивизий. Противотанковые батареи, взводы и дивизионы были, таким образом, вкраплены в организационную структуру соединений, являясь их неотъемлемой частью. Стрелковый батальон стрелкового полка довоенного штата имел взвод 45-мм орудий (две пушки). Стрелковый полк и мотострелковый полк имели батарею 45-мм пушек (шесть орудий). В первом случае средством тяги были лошади, во втором — специализированные гусеничные бронированные тягачи «Комсомолец». В состав стрелковой дивизии и моторизованной дивизии входил отдельный противотанковый дивизион из восемнадцати 45-мм пушек. Впервые противотанковый дивизион был введен в штат советской стрелковой дивизии в 1938 году.Однако маневр противотанковыми орудиями был возможен в тот период только внутри дивизии, а не в масштабах корпуса или армии. Командование имело весьма ограниченные возможности по усилению противотанковой обороны на танкоопасных направлениях.

Незадолго до войны началось формирование противотанковых артиллерийских бригад РГК. По штату в каждой бригаде должно было быть сорок восемь 76-мм пушек, сорок восемь 85-мм зенитных пушек, двадцать четыре 107-мм пушки, шестнадцать 37-мм зенитных пушек. Штатная численность бригады составляла 5322 человека. К началу войны формирование бригад не было завершено. Организационные трудности и общий неблагоприятный ход боевых действий не позволили первым противотанковым бригадам полностью реализовать свой потенциал. Однако уже в первых сражениях бригады продемонстрировали широкие возможности самостоятельного противотанкового соединения.

С началом Великой Отечественной войны противотанковые возможности советских войск подверглись жестоким испытаниям. Во-первых, чаще всего стрелковым дивизиям приходилось вести бой, занимая превышающий уставные нормативы фронт обороны. Во-вторых, советским войскам пришлось столкнуться с немецкой тактикой «танкового клина». Она заключалась в том, что танковый полк танковой дивизии Вермахта наносил удар на очень узком участке обороны. При этом плотность атакующих танков составляла 50–60 машин на километр фронта. Такое количество танков на узком участке фронта неизбежно насыщало противотанковую оборону.

Большие потери противотанковых пушек в начале войны привели к снижению количества противотанковых орудий в стрелковой дивизии. Стрелковая дивизия штата июля 1941 года имела всего восемнадцать 45-мм противотанковых пушек вместо пятидесяти четырех по предвоенному штату. По июльскому штату были полностью исключен взвод 45-мм пушек из стрелкового батальона и отдельный противотанковый дивизион. Последний был восстановлен в штате стрелковой дивизии в декабре 1941 года. Нехватку противотанковых пушек в какой-то мере восполняли недавно принятые на вооружение противотанковые ружья. В декабре 1941 года в стрелковой дивизии взвод ПТР был введен на полковом уровне. Всего в дивизии по штату было 89 ПТР.

В области организации артиллерии общей тенденцией конца 1941 года было наращивание числа самостоятельных противотанковых частей. На 1 января 1942 года в действующей армии и резерве Ставки ВГК имелись: одна артиллерийская бригада (на Ленинградском фронте), 57 противотанковых артиллерийских полков и два отдельных противотанковых артиллерийских дивизиона. По итогам осенних боев пять артиллерийских полков ПТО получили звание гвардейских. Два из них получили гвардию за бои под Волоколамском — они поддерживали 316-ю стрелковую дивизию И. В. Панфилова. 1942 год стал периодом наращивания числа и укрупнения самостоятельных противотанковых подразделений. 3 апреля 1942 года последовало постановление Государственного Комитета Обороны о формировании истребительной бригады. По штату в бригаде было 1795 человек, двенадцать 45-мм пушек, шестнадцать 76-мм пушек, четыре 37-мм зенитные пушки, 144 противотанковых ружья. Следующим постановлением от 8 июня 1942 года двенадцать сформированных истребительных бригад были объединены в истребительные дивизии, по три бригады в каждой.

Этапным для противотанковой артиллерии Красной армии стал приказ НКО СССР № 0528 за подписью И. В. Сталина, согласно которому: повышался статус истребительно-противотанковых подразделений, личному составу устанавливался двойной денежный оклад, за каждый подбитый танк устанавливалась денежная премия, весь командный и личный состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей ставился на особый учёт и подлежал использованию только в указанных частях.

Отличительным знаком противотанкистов стал нарукавный знак в виде черного ромба с красной окантовкой со скрещенными орудийными стволами. Повышению статуса противотанкистов сопутствовало формирование летом 1942 года новых истребительно-противотанковых полков. Было сформировано тридцать лёгких (по двадцать 76-мм пушек) и двадцать противотанковых артиллерийских полков (по двадцать 45-мм пушек).Полки были сформированы в короткие сроки и сразу же брошены в бой на угрожаемых участках фронта.

В сентябре 1942 года формировались еще десять истребительно-противотанковых полков по двадцать 45-мм пушек. Также в сентябре 1942 года в наиболее отличившиеся полки была введена дополнительная батарея из четырех 76-мм орудий. В ноябре 1942 года часть истребительно-противотанковых полков была объединена в истребительные дивизии. К 1 января 1943 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии Красной армии насчитывалось 2 истребительные дивизии, 15 истребительных бригад, 2 тяжелых истребительно-противотанковых полка, 168 истребительно-противотанковых полков, 1 истребительно-противотанковый дивизион.

Усовершенствованная система противотанковой обороны Красной армии получила у немцев наименование «пакфронт» (Pakfront). РАК — это немецкая аббревиатура для обозначения противотанкового орудия — Panzerabwehrkannone. Вместо линейного расположения орудий по обороняемому фронту в начале войны они объединялись группами под единым управлением. Это позволяло концентрировать на одной цели огонь нескольких орудий. Основой противотанковой обороны являлись противотанковые районы. Каждый противотанковый район состоял из отдельных противотанковых опорных пунктов (ПТОПов), находящихся в огневой связи друг с другом. «Находиться в огневой связи друг с другом» — означает возможность ведения соседними ПТОПами огня по одной цели. ПТОП насыщался всеми видами огневых средств. Основой огневой системы ПТОПа являлись 45-мм орудия, 76-мм полковые орудия, частично пушечные батареи дивизионной артиллерии и истребительно-противотанковые артиллерийские части.

Звездным часом истребительно-противотанковой артиллерии стало сражение на Курской дуге летом 1943 года. На тот момент 76-мм дивизионные пушки были основным средством истребительно-противотанковых частей и соединений. «Сорокапятки» составляли около трети общего числа противотанковых орудий на Курской дуге. Длительная пауза в боевых действиях на фронте позволила улучшить состояние частей и соединений за счет поступления техники от промышленности и доукомплектования противотанковых полков личным составом.

Последним этапом эволюции противотанковой артиллерии Красной Армии стало укрупнение ее частей и появление в составе противотанковой артиллерии самоходных орудий. К началу 1944 г. в истребительно-противотанковые бригады были переформированы все истребительные дивизии и отдельные истребительные бригады общевойскового типа. На 1 января 1944 г. в истребительно-противотанковой артиллерии числились 50 истребительно-противотанковых бригад и 141 истребительно-противотанковый полк. Приказом НКО № 0032 от 2 августа 1944 г. в состав пятнадцати истребительно-противотанковых бригад вводилось по одному полку СУ-85 (21 САУ). Реально самоходные орудия получили только восемь бригад.

Особое внимание уделялось подготовке личного состава истребительно-противотанковых бригад, была организована целенаправленная боевая подготовка артиллеристов для борьбы с новыми немецкими танками и штурмовыми орудиями. В противотанковых частях появились специальные инструкции: «Памятка артиллеристу – истребителю вражеских танков» или «Памятка по борьбе с танками Тигр». А в армиях оборудовались специальные тыловые полигоны, где артиллеристы тренировались в стрельбе по танкам-макетам, в том числе и движущимся.

Одновременно с повышением мастерства артиллеристов совершенствовалась тактика. С количественным насыщением войск противотанковыми средствами, всё чаще стал применяться метод «огневого мешка». Орудия размещались в «противотанковых гнёздах» по 6-8 пушек в радиусе 50-60 метров и хорошо маскировались. Гнезда располагались на местности для достижения фланкирования на дальних дистанциях с возможностью концентрации огня. Пропуская двигающиеся в первом эшелоне танки, огонь открывался внезапно, во фланг, на средних и коротких дистанциях.

В наступлении противотанковые орудия оперативно подтягивались вслед за наступающими подразделениями, чтобы в случае необходимости поддержать их огнём.

История противотанковой артиллерии в нашей стране началась в августе 1930 года, когда в рамках военно-технического сотрудничества с Германией был подписан секретный договор, согласно которому немцы обязались помочь СССР организовать валовое производство 6 артиллерийских систем. Для реализации договора в Германии была создана подставная фирма «БЮТАСТ» (общество с ограниченной ответственностью «Бюро для технических работ и изучений»).

Среди прочих предложенных СССР орудий была противотанковая 37-мм пушка. Разработка этого орудия, в обход ограничений, наложенных Версальским договором, завершилась на фирме «Рейнметалл Борзиг» 1928 году. Первые образцы орудия, получившего наименование Так 28 (Tankabwehrkanone, т. е. противотанковая пушка – слово Panzer вошло в обиход позже) поступили на испытания в 1930 году, а с 1932 г. начались поставки в войска. Орудие Так 28 имело ствол длиной 45 калибров с горизонтальным клиновым затвором, обеспечивавшим достаточно высокую скорострельность – до 20 выстр./мин. Лафет с раздвижными трубчатыми станинами обеспечивал большой угол горизонтальной наводки – 60°, но при этом ходовая часть с деревянными колесами была рассчитана лишь на конную тягу.

В начале 30-х годов это орудие пробивало броню любого танка, пожалуй, являлось лучшим в своём классе, намного опередив разработки в других странах.

После модернизации, получив колеса с пневматическими шинами, допускающими буксировку автомобилем, усовершенствованный лафет и улучшенный прицел, оно было принято на вооружение, под обозначением 3,7 cm Pak 35/36 (Panzerabwehrkanone 35/36).Оставаясь до 1942 года основным противотанковым орудием Вермахта.

Немецкая пушка была запущена на производство на подмосковном заводе им. Калинина (№ 8), где она и получила заводской индекс 1-К. Предприятие осваивало производство нового орудия с огромным трудом, пушки делались полукустарно, с ручной подгонкой деталей. В 1931 заказчику завод предъявил 255 пушек, но не сдал ни одной по причине низкого качества сборки. В 1932 удалось сдать 404 пушки, в 1933 - ещё 105.

Несмотря на проблемы с качеством производимых орудий, 1-К была довольно совершенной для 1930 года противотанковой пушкой. Её баллистика позволяла поражать все танки того времени, на дистанции 300 м, бронебойный снаряд по нормали пробивал 30-мм броню. Орудие было очень компактно, его небольшой вес позволял расчёту легко перемещать его по полю боя. Недостатками орудия, которые и привели к быстрому снятию его с производства, были слабое осколочное действие 37-мм снаряда и отсутствие подрессоривания. Кроме того, выпущенные орудия отличались невысоким качеством сборки. Принятие на вооружение этого орудия рассматривалось как временная мера, поскольку руководство РККА хотело иметь более универсальную пушку, совмещавшую функции противотанкового и батальонного орудия, а 1-К из-за малого калибра и слабого осколочного снаряда на эту роль подходила плохо.

1-К была первой специализированной противотанковой пушкой РККА и сыграла большую роль в освоении этого вида оружия. Очень скоро она стала заменяться 45-мм противотанковой пушкой, став на её фоне практически незаметной. В конце 30-х 1-К стали изыматься из войск и передаваться на хранение, оставаясь в эксплуатации только в качестве учебных.

В начале войны все пушки, имевшиеся на складах, были брошены в бой, поскольку в 1941 году наблюдался дефицит артиллерии для комплектации большого количества вновь формируемых соединений и восполнения огромных потерь.

Конечно, к 1941 году характеристики бронепробиваемости 37-мм противотанкового орудия 1-К уже не могли считаться удовлетворительными, оно могло уверенно поражать только с лёгкие танки и бронетранспортёры. Против средних танков это орудие могло быть эффективно лишь при стрельбе в борт с близких (менее 300 м) дистанций. Тем более что советские бронебойные снаряды значительно уступали по бронепробиваемости германским аналогичного калибра. С другой стороны, это орудие могло использовать трофейные 37-мм боеприпасы, в этом случае его бронепробиваемость существенно повышалась, превышая даже аналогичные характеристики 45-мм пушки.

Каких-либо подробностей боевого применения этих орудий установить не удалось, вероятно, практически все они были потеряны в 1941 году.

Очень большое историческое значение 1-К состоит в том, что она стала родоначальником серии самых многочисленных советских 45-мм противотанковых пушек и советской противотанковой артиллерии в целом.

В ходе «освободительного похода» на западную Украину, было захвачено несколько сотен польских 37-мм противотанковых пушек и значительное количество боеприпасов к ним.

Первоначально они были отправлены на склады, а в конце 1941 года их передали в войска, поскольку из-за больших потерь первых месяцев войны существовал большой дефицит артиллерии, особенно противотанковой. В 1941 году для этой пушки ГАУ издало "Краткое описание, инструкция по эксплуатации".

37-мм противотанковая пушка, разработанная фирмой Бофорс, была весьма удачным орудием, способным успешно бороться с бронетехникой, защищённой противопульной бронёй.

Орудие имело достаточно высокую начальную скорость снаряда и скорострельность, небольшие габариты и массу (что облегчало задачу по маскировке орудия на местности и перекатыванию его на поле боя силами расчёта), а также было приспособлено к быстрой перевозке механической тягой. По сравнению с немецкой 37-мм противотанковой пушкой Pak 35/36 польское орудие имело лучшую бронепробиваемость, что объясняется более высокой начальной скоростью снаряда.

Во второй половине 30-х годов наметилась тенденция увеличения толщины танковой брони, кроме того, советские военные хотели получить противотанковое орудие способное оказывать огневую поддержку пехоте. Для этого требовалось увеличить калибр.Новое 45-мм противотанковое орудие, было создано путём наложения 45-мм ствола на лафет 37-мм противотанковой пушки обр. 1931 года. Лафет также был усовершенствован - было введено подрессоривание колёсного хода. Полуавтоматический затвор в основном повторял схему 1-К и позволял делать 15-20 выстр./мин.

45-мм снаряд имел массу 1.43 кг и был тяжелее 37-мм более чем в 2 раза.На дистанции на 500 м бронебойный снаряд, по нормали пробивал 43-мм броню.На момент принятия на вооружение 45-мм противотанковая пушка обр. 1937 года пробивала броню любого существующего тогда танка.Осколочная 45-мм граната при разрыве давала около 100 осколков, сохраняющих убойную силу при разлёте по фронту на 15 м и в глубину на 5-7 м. Картечные пули при стрельбе образуют поражающий сектор по фронту на до 60 м и в глубину до 400 м.Таким образом, 45-мм противотанковая пушка имела неплохие противопехотные возможности.

С 1937 по1943 год было выпущено 37354 орудия. Незадолго до начала войны 45-мм пушка была снята с производства, так как наше военное руководство полагало, что новые германские танки будут иметь толщину лобовой брони непробиваемую для этих орудий. Вскоре после начала войны, орудие было снова запущено в серию.

45-мм пушки образца 1937 года полагались по штату противотанковым взводам стрелковых батальонов Красной Армии (2 орудия) и противотанковым дивизионам стрелковых дивизий (12 орудий). Они же были на вооружении отдельных противотанковых полков, в составе которых было 4-5 четырёхорудийных батарей.

Для своего времени по бронепробиваемости «сорокапятка» была вполне адекватной. Тем не менее недостаточная пробивная способность по 50-мм лобовой броне танков Pz Kpfw III Ausf H и Pz Kpfw IV Ausf F1 не подлежит сомнению. Зачастую это было связано с невысоким качеством бронебойных снарядов. Многие партии снарядов имели технологический брак. При нарушении режима термообработки в производстве, снаряды получались излишне твёрдыми и в результате раскалывались о броню танка, однако в августе 1941 года проблема была решена — в производственный процесс были внесены технические изменения (введены локализаторы).

Для улучшения бронепробиваемости на вооружение был принят подкалиберный 45-мм снаряд, с вольфрамовым сердечником, пробивавший на дистанции 500 м по нормали 66-мм броню, а при стрельбе на дистанции кинжального огня в 100 м - броню 88 мм.

С появлением подкалиберных снарядов, «сорокапятке» стали «по зубам» поздние модификации танков Pz Kpfw IV. Толщина лобовой брони, которых не превышала 80-мм.

В первое время новые снаряды были на особом учёте и выдавались поштучно. За неоправданный расход подкалиберных снарядов, командира орудия и наводчика могли отдать под трибунал.

В руках опытных и тактически умелых командиров и тренированных расчётов 45-мм противотанковое орудие представляло серьёзную угрозу для вражеской бронетехники. Положительными его качествами были высокая мобильность и лёгкость маскировки. Однако для лучшего поражения бронецелей настоятельно требовалось более мощное орудие, которым стала 45-мм пушка обр. 1942 года М-42, разработанная и принятая на вооружение в 1942 году.

45-мм противотанковая пушка М-42 была получена путём модернизации 45-мм пушки образца 1937 года на заводе № 172 в Мотовилихе. Модернизация заключалась в удлинении ствола (с 46 до 68 калибров), усилении метательного заряда (масса пороха в гильзе увеличилась с 360 до 390 грамм) и ряда технологических мер для упрощения серийного производства. Толщина брони щитового прикрытия была увеличена с 4.5 мм до 7 мм для лучшей защиты расчёта от винтовочных бронебойных пуль.

В результате модернизации начальная скорость снаряда возросла почти на 15 % - с 760 до 870 м/с. На дистанции 500 метров по нормали, бронебойный снаряд пробивал- 61мм, а подкалиберный снаряд пробивал -81 мм броню. По воспоминаниям ветеранов - противотанкистов, М-42 обладала очень высокой точностью стрельбы и относительно небольшой отдачей при выстреле. Это позволяло вести огонь с высокой скорострельностью без исправления наводки.

Серийное производство 45-мм пушек обр. 1942 года было начато в январе 1943 года и осуществлялось только на заводе № 172. В наиболее напряженные периоды завод изготавливал по 700 таких пушек ежемесячно. Всего за 1943-1945 годы было изготовлено 10 843 пушки обр. 1942 года. Их производство продолжалось и после войны. Новые орудия по мере выпуска шли на перевооружение противотанковых артиллерийских полков и бригад, имевших 45-мм противотанковые пушки обр. 1937 года.

Как вскоре выяснилось, бронепробиваемости М-42 для борьбы с немецкими тяжелыми танками с мощным противоснарядным бронированием Pz. Kpfw. V «Пантера» и Pz. Kpfw. VI «Тигр» было недостаточно. Более успешной была стрельба подкалиберными снарядами по бортам, корме и ходовой части. Тем не менее, благодаря налаженному массовому производству, мобильности, лёгкости маскировки и дешевизне орудие оставалось на вооружении до самого конца войны.

В конце 30-х остро стал вопрос создания противотанковых орудий способных поражать танки с противоснарядной бронёй. Расчёты показали бесперспективность калибра 45-мм с точки зрения резкого роста бронепробиваемости. Различными исследовательскими организациями рассматривались калибры 55 и 60 мм, но в итоге было решено остановиться на калибре 57 мм. Орудия такого калибра применялись в царской армии и флоте (пушки Норденфельда и Гочкиса). Для этого калибра был разработан новый снаряд — в качестве его гильзы была принята стандартная гильза от 76-мм дивизионной пушки с переобжатием дульца гильзы на калибр 57 мм.

В 1940 году к проектированию новой противотанковой пушки, соответствующей тактико-техническим требованиям Главного Артиллерийского Управления (ГАУ), приступил конструкторский коллектив, возглавляемый Василием Гавриловичем Грабиным. Главной особенностью новой пушки стало использование длинного ствола длиной в 73 калибра. Орудие на дистанции 1000 м пробивало бронебойным снарядом броню толщиной в 90 мм

Опытный образец орудия был изготовлен в октябре 1940 года и прошёл заводские испытания. А в марте 1941 года пушка была принята на вооружение под официальным наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1941 г.» Всего с июня по декабрь 1941 года было сдано около 250 орудий.

57-мм пушки из опытных партий приняли участие в боевых действиях. Часть их были установлены на лёгком гусеничном тягаче «Комсомолец» - это была первая советская противотанковая САУ, которая из-за несовершенства шасси получилась не слишком удачной.

Новая противотанковая пушка легко пробивала броню всех существовавших тогда немецких танков. Однако из-за позиции ГАУ выпуск орудия был прекращён, а весь производственный задел и оснастка законсервированы.

В 1943 году с появлением у немцев тяжелых танков, производство орудия было восстановлено. Орудие образца 1943 года имело ряд отличий от пушек выпуска 1941 года, направленных в первую очередь на повышение технологичности производства орудия. Тем не менее, восстановление серийного производства проходило с трудом — возникли технологические проблемы с изготовлением стволов. Массовый выпуск орудия под наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1943 г.» ЗИС-2 был организован к октябрю — ноябрю 1943 года, после ввода в строй новых производственных мощностей, обеспеченных поставленным по ленд-лизу оборудованием.

С момента возобновления производства, до конца войны в войска поступило более 9000 орудий.

С восстановление производства ЗИС-2 в 1943 году, орудия поступали в истребительно-противотанковые артиллерийские полки (иптап), по 20 орудий на полк.

С декабря 1944 года ЗИС-2 вводятся в штаты гвардейских стрелковых дивизий — в полковые противотанковые батареи и в истребительно-противотанковый дивизион (12 пушек). В июне 1945 года на аналогичный штат были переведены и обычные стрелковые дивизии.

Возможности ЗИС-2 позволяли на типичных дистанциях боя уверенно поражать 80-мм лобовую броню наиболее распространённых немецких средних танков Pz.IV и штурмовых САУ StuG III, а также бортовую броню танка Pz.VI «Тигр»; на дистанциях менее 500 м поражалась и лобовая броня «Тигра».По совокупности стоимости и технологичности производства, боевых и служебно-эксплуатационных характеристик ЗИС-2 стала лучшей советской противотанковой пушкой времён войны.

По материалам:http://knowledgegrid.ru/2e9354f401817ff6.htmlШирокорад А. Б. Гений советской артиллерии: Триумф и трагедия В. Грабина.А.Иванов. Артиллерия СССР во Второй Мировой войне.

topwar.ru

Противотанковая артиллерия РККА. Часть 2-я

 

Советские дивизионные 76-мм орудия, предназначавшиеся для решения широкого круга задач, прежде всего огневой поддержки пехотных подразделений, подавления огневых точек, разрушения лёгких полевых укрытий. Однако в ходе войны орудиям дивизионной артиллерии пришлось вести огонь по танкам противника возможно даже чаще чем специализированным противотанковым пушкам. В начальный период войны, при отсутствии бронебойных снарядов огонь по танкам вели шрапнельными, ставя их взрыватели «на удар». Бронепробиваемость при этом составляла 30-35-мм.

В конце 20-х начале 30-х годов наше военное руководство увлеклось идеей создания универсальной артсистемы, совмещающей в себе функции зенитного и дивизионного орудия. Одним из апологетов этого направления в области артиллерийского вооружения был М. Н. Тухачевский, с 1931 года занимавший пост начальника вооружений РККА, а с 1934 года - пост заместителя наркома обороны по вооружению. Энергичный, но не имевший надлежащего образования в области конструирования и технологии артиллерийских систем (а, следовательно, и некомпетентный в данном вопросе), он активно продвигал свои личные идеи в их практическое воплощение. Вся дивизионная артиллерия стала полигоном для испытаний продвигаемой Тухачевским и рядом других высокопоставленных лиц концепции универсализма.

Такое орудие, получившее обозначение Ф-22 было создано, некому неизвестным тогда В. Г. Грабиным. В апреле 1935 собрали первые опытные образцы. Новые орудия имели дульный тормоз и удлинённую камору под новый патрон. Для Ф-22 были специально разработаны новые снаряды весом 7,1 кг, которыми она стреляла с начальной скоростью 710 м/с. 11 мая 1936 года Ф-22 была принята на вооружение под названием "76-мм дивизионная пушка образца 1936 года". У серийных пушек был исключен дульный тормоз (по мнению заказчика, он сильно демаскировал пушку поднимаемыми клубами пыли), а также принята камора под гильзу образца 1900 года. В то время Главное Артиллерийское Управление (ГАУ) не было готово перейти на другую гильзу (или другой калибр) дивизионных пушек, поскольку на складах оставались очень большие запасы 76 мм выстрелов с гильзой обр. 1900 г.

В силу предъявляемых к новому орудию требований универсализма оно получилось малоудачным.Как зенитное орудие Ф-22 была абсолютно ущербна. Она не имела кругового обстрела, что для зенитки неприемлемо, и низкую начальную скорость порядка 700 м/с . На практике это означало малую досягаемость по высоте и меньшую точность стрельбы. При стрельбе на углах возвышения, больших 60°, отказывалась работать автоматика затвора с соответствующими последствиями для скорострельности.Как дивизионное Ф-22 не удовлетворяло военных. Орудие имело очень большие габариты (особенно по длине) и вес (на тонну больше, чем ЗИС-3). Это весьма ограничивало её подвижность, в частности, возможность её перемещения силами расчёта. По дальности стрельбы и бронепробиваемости Ф-22 не имела крупных преимуществ перед более старой дивизионной пушкой обр.1902/30 г. Использование Ф-22 как противотанкового орудия было затруднено тем, что прицел и механизм вертикального наведения находились по разные стороны ствола, соответственно, наведение орудия не могло осуществляться только наводчиком. Пушка имела массу недоработок, была сложна в производстве и капризна в эксплуатации.

Освоение пушки в производстве шло тяжело, как по причине её значительно более сложной конструкции по сравнению с предыдущими орудиями аналогичного класса, так и потому, что пушка имела массу дефектов и постоянно совершенствовалась. В 1936 году было сдано 10 пушек, в 1937 - 417, в 1938 - 1002, в 1939 - 1503. Производство орудия было прекращено в 1939 году.

Помимо использования в качестве дивизионной Ф-22 входили в состав артиллерийских бригад противотанковой обороны (24 орудия), с 1942 года - 16 орудий (истребительно-противотанковые бригады). В течение 1941 - 1942 гг. эти пушки понесли большие потери, но в небольших количествах встречались до конца войны. В частности, в Курской битве участвовало 2 артполка, вооруженных этими орудиями (40 шт.). В основном орудие использовалось как дивизионная пушка, реже - как противотанковая (естественно, имея более высокую начальную скорость, Ф-22 имела большую бронепробиваемость, чем ЗИС-3 ) и никогда - как зенитная.

В 1937 с идеями универсализма, как и со многими другими непродуманными экспериментами и кампаниями, было покончено; их апологеты лишились должностей, а в ряде случаев - и жизней. Военное руководство страны осознало, что армия перед надвигающейся мировой войной не имеет удовлетворительного дивизионного орудия, поскольку 76-мм дивизионная пушка образца 1902/30 годов явно устарела, а новая 76-мм дивизионная пушка образца 1936 года (Ф-22) имела ряд крупных недостатков. Самым простым решением в данной ситуации являлось создание нового, современного орудия с баллистикой пушки обр. 1902/30 гг., что позволяло использовать огромные запасы боеприпасов к этому орудию. В.Г. Грабин срочно приступил к проектированию нового орудия, которому он по каким-то своим соображениям присвоил индекс Ф-22 УСВ, имея в виду, что новое орудие - лишь капитальная модернизация Ф-22. На самом же деле конструктивно это было совершенно новое орудие.

С 5 июня по 3 июля 1939 года прошли войсковые испытания орудия, в том же году оно было запущено в производство. В 1939 году было выпущено 140 орудий, в 1940 - 1010. В начале 1941 года УСВ была снята с производства. Это решение объяснялось двумя причинами: во-первых, был полностью выполнен мобилизационный план по дивизионным пушкам (мобилизационный резерв на 1 июня 1941 года составлял 5730 пушек, в наличии же было 8513 пушек), во-вторых, планировался переход на дивизионные пушки более крупного калибра.

С началом войны, согласно мобилизационному плану, производство УСВ было вновь развернуто на заводах № 92 и "Баррикады". В 1941 было выпущено 2616 пушек, в 1942 - 6046 этих орудий. Производство УСВ было прекращено в конце 1942 по причине принятия на вооружение новой дивизионной пушки ЗИС-3, имеющей ряд преимуществ перед УСВ. Стоит отметить, что вытеснение УСВ из производства происходило постепенно, в частности, завод № 92 продолжал выпуск УСВ и в 1942 году (выпущено 706 орудий), хотя в конце лета 1941 года на этом заводе уже выпускалась ЗИС-3.На 1 июня 1941 года в РККА имелось 1170 таких пушек. Орудие использовалось как дивизионное и противотанковое. В 1941-1942 гг. эти пушки понесли значительные потери, оставшиеся продолжали использоваться до конца войны.

По сравнению с Ф-22 новое орудие УСВ было безусловно более сбалансированным. Однако для дивизионного орудия УСВ имела слишком большие габариты, особенно по высоте. Её масса также была достаточно большой, что негативно сказывалось на мобильности орудия. Размещение прицела и механизмов наведения по разные стороны ствола затрудняло использование орудия как противотанкового. Недостатки орудия привели к замене его более удачной и технологичной пушкой ЗИС-3.

Конструктивно ЗИС-3 была наложением качающейся части предыдущей модели дивизионного орудия Ф-22УСВ на лёгкий лафет противотанковой 57-мм пушки ЗИС-2. Значительная сила отдачи была компенсирована дульным тормозом, отсутствовавшим у Ф-22УСВ. Также на ЗИС-3 был устранён важный недостаток Ф-22УСВ — размещение рукояток наводки по разные стороны ствола орудия. Это позволило номерам расчёта из четырёх человек (командир, наводчик, заряжающий, подносчик) выполнять только свои функции. Проектирование нового орудия шло в тесном сотрудничестве со специалистами-технологами, сама конструкция сразу создавалась для массового производства. Упрощались и сокращались операции (в частности, активно внедрялось качественное литьё крупных деталей), продумывались технологическая оснастка и требования к станочному парку, снижались требования к материалам, вводилась их экономия, предусматривались унификация и поточное производство узлов. Всё это позволило получить орудие, которое было почти втрое дешевле, чем Ф-22УСВ, при этом не менее эффективное.

Разработка пушки была начата В. Г. Грабиным в мае 1941 года, без официального задания ГАУ в мае 1941. Это связано с неприятием дивизионной артиллерии главой этого ведомства маршалом Г. И. Куликом. Он считал, что дивизионная артиллерия неспособна бороться с тяжёлыми немецкими танками (которых в 1941 году у Германии не было).После нападения Германии на СССР выяснилось, что немецкие танки успешно поражаются пушками калибра 45-76,2 мм, и уже в начале войны в связи с большими потерями, стала ощущаться нехватка орудий данных типов, и производство дивизионных орудий было восстановлено. Задания на выпуск пушек калибра 76,2-мм получили Приволжский завод, где располагалось КБ Грабина, и сталинградский завод "Баррикады".

Некоторое количество ЗИС-3 было изготовлено ещё в 1941 году — это были опытные орудия и материальная часть для двух артиллерийских дивизионов, направленных на войсковые испытания. В боях 1941 г. ЗИС-3 показала своё преимущество над тяжёлой и неудобной для наводчика Ф-22УСВ.

Массовое производство ЗИС-3 было начато в 1941году, на тот момент орудие не было официально принято на вооружение и выпускалось «нелегально». Грабин по согласованию с директором Привожского завода Еляном принял смелое решение запустить ЗиС-3 в производство под свою ответственность. Работы были организованы таким образом, что детали Ф-22-УСВ и ЗиС-3 изготавливались параллельно. Единственная явно "не та" деталь - дульный тормоз ЗиС-3 - изготавливалась в опытном цехе. Но представители военной приемки отказались прнимать "нелегальные" пушки без разрешения ГАУ, начальником которого тогда был уже Н.Д. Яковлев. В ГАУ был послан запрос, который долго оставался без ответа, в цехах накапливались новые пушки ЗиС-3, и в конце концов начальник военной приемки на заводе И.Ф. Телешов отдал приказ принимать их.В результате это позволило В. Г. Грабину представить ЗИС-3 лично И. В. Сталину и получить официальное разрешение на производство орудия, которое к тому времени уже выпускалось заводом и активно использовалось в армии. В начале февраля 1942 г. были проведены официальные испытания, которые были скорее формальностью и продолжались всего пять дней. По их итогам ЗИС-3 была принята на вооружение 12 февраля 1942 года с официальным названием «76-мм дивизионная пушка обр. 1942 г.»

В войска поступали три разновидности 76-мм пушек обр. 1942 г. Которые отличались углами возвышения, клёпаными или сварными станинами и затвором.Благодаря высокой технологичности ЗиС-3 стала первым в мире артиллерийским орудием, поставленным на поточное производство и конвейерную сборку. Она же и самая массовая пушка Великой Отечественной войны — всего в период с 1941 по 1945 выпущено 103 тысячи штук (ещё около 13 300 стволов было смонтировано на САУ СУ-76).

С 1944 года, по причине снижения темпов выпуска 45-мм пушек и нехватки 57-мм пушек ЗИС-2, это орудие, несмотря на недостаточную для того времени бронепробиваемость стало основной противотанковой пушкой РККА. Орудия, направляемые в противотанковую артиллерию, комплектовались прицелами прямой наводки ПП1-2 или ОП2-1.

Снаряды к 76-мм дивизионным орудиям:1. Выстрел УБР-354А со снарядом БР-350А (Тупоголовый с баллистическим наконечником, трассирующий).2. Выстрел УБР-354Б со снарядом БР-350Б (Тупоголовый с баллистическим наконечником, с локализаторами, трассирующий).3. Выстрел УБР-354П со снарядом БР-350П (Подкалиберный бронебойный снаряд, трассирующий, «катушечного» типа).4. Выстрел УОФ-354М со снарядом ОФ-350 (Стальной осколочно-фугасный снаряд).5. Выстрел УШ-354Т со снарядом Ш-354Т (Шрапнель с трубкой Т-6).

При хорошей эффективности действия осколочно-фугасного снаряда по живой силе, дававшего при разрыве с установкой взрывателя на осколочное действие около 870 убойных осколков, с эффективным радиусом поражения живой силы около 15 метров.Бронепробиваемости бронебойного снаряда, пробивавшего на дистанции 300 метров по нормали 75-мм броню, было недостаточно для борьбы со средними немецкими танками Pz.IV. По состоянию на 1943 год бронирование тяжёлого танка PzKpfW VI «Тигр» было неуязвимым для ЗИС-3 в лобовой проекции и слабо уязвимым на дистанциях ближе 300 м в бортовой проекции. Слабо уязвимыми в лобовой проекции для ЗИС-3 были также новый немецкий танк PzKpfW V «Пантера», а также модернизированные PzKpfW IV Ausf H и PzKpfW III Ausf M или N; однако все эти машины уверенно поражались из ЗИС-3 в борт.Введение с 1943 года подкалиберного снаряда улучшило противотанковые возможности ЗИС-3, позволив ей на дистанциях ближе 500 м уверенно поражать вертикальную 80-мм броню, но 100-мм вертикальная броня так и осталась для неё непосильной.Относительная слабость противотанковых возможностей ЗИС-3 осознавалась советским военным руководством, однако до конца войны заменить ЗИС-3 в истребительно-противотанковых подразделениях так и не удалось — так, 57-мм противотанковые пушки ЗИС-2 в 1943—1944 годах были произведены в количестве 4375 шт., а ЗИС-3 за тот же период — в количестве 30052 шт., из которых около половины было направлено в истребительно-противотанковые части. Мощные же 100-мм полевые пушки БС-3 попали в войска только в конце 1944 года и в небольшом количестве. Недостаточная бронепробиваемость орудий частично компенсировалась тактикой применения, ориентированной на поражение уязвимых мест бронетехники. Кроме того, против большинства образцов немецкой бронетехники бронепробиваемость ЗИС-3 оставалась адекватной до конца войны. Это частично облегчалось, снижением качества броневой стали германских танков во второй половине войны. Из-за недостатка легирующих добавок броня получалась хрупкой и при попадании снаряда, даже будучи не пробитой давала опасные сколы с внутренней стороны.

Весной 1943 года В.Г. Грабин в своей докладной записке на имя Сталина, предложил наряду с возобновлением производства 57-мм ЗИС-2, начать проектирование 100-мм пушки с унитарным выстрелом, который применялся в морских орудиях.При создании этой пушки конструкторы КБ под руководством В.Г. Грабина широко использовали накопленный ими опыт создания полевых и противотанковых пушек, а также внедрили ряд новых технических решений.Для обеспечения большой мощности, снижения веса, компактности и высокой скорострельности на орудии такого калибра были впервые применены клиновой полуавтоматический затвор и двухкамерный дульный тормоз с эффективностью 60%.Оригинально была решена проблема колеса, для более легких орудий обычно применялись колёса от ГАЗ-АА или ЗИС-5. Но для нового орудия они не подходили. Колёса от пятитонки ЯАЗ оказались слишком тяжелыми и большими. Тогда была взята спарка колёс от ГАЗ-АА, что позволило вписаться в заданные массу и габариты. Снабженные этими колесами пушки могли транспортироваться механической тягой с достаточно большими скоростями.

Через год, весной 1944 года БС-3 было запущено в серийное производство. До конца Великой Отечественной войны промышленностью было поставлено Красной Армии около 400 пушек. 100-мм БС-3 оказалось весьма эффективным противотанковым средством.Тяжёлая 100-мм полевая пушка БС-3 появилась на вооружении в мае 1944 года. За отличную бронепробиваемость, обеспечивающую поражение любого танка противника, солдаты-фронтовики присвоили ей имя «Зверобой».

Благодаря наличию клинового затвора с вертикально перемещающимся клином с полуавтоматикой, расположению механизмов вертикальной и горизонтальной наводки с одной стороны орудия, а также применению унитарных выстрелов скорострельность пушки составляет 8-10 выстрелов в минуту. Стрельба из пушки велась унитарными патронами с бронебойно-трассирующими снарядами и осколочно-фугасными гранатами. Бронебойно-трассирующий снаряд с начальной скоростью 895 м/с на дальности 500 м при угле встречи 90° пробивал броню толщиной 160 мм. Дальность прямого выстрела составляла 1080 м. Однако роль этого орудия в борьбе с танками противника сильно преувеличена. К моменту её появления немцы практически не применяли танки массировано.Выпущена БС-3 во время войны была в небольших количествах и большой роли сыграть не могла. Для сравнения ПТ САУ СУ-100 с орудием аналогичного калибра Д-10 было выпущено в военное время в количестве около 2000.Сам создатель этого орудия В.Г. Грабин никогда не считал БС-3 противотанковой системой, что нашло отражение в названии.

БС-3 имело ряд недостатков, которые затрудняли её использование в качестве противотанковой. При стрельбе орудие сильно прыгало, что делало небезопасной работу наводчика и сбивало прицельные установки, что, в свою очередь, приводило к уменьшению практического темпа прицельной стрельбы – качества для полевого противотанкового орудия очень важного.Наличие мощного дульного тормоза при небольшой высоте линии огня и настильных траекториях, характерных для стрельбы по бронецелям, приводило к образованию значительного дымопылевого облака, демаскировавшего позицию и ослеплявшего расчет.Подвижность орудия с массой более 3500 кг оставляла делать много лучшего, транспортировка силами расчёта на поле боя была практически невозможна.

Если буксировка 45-мм, 57-мм и 76-мм орудий осуществлялась конными упряжками, автомобилями ГАЗ-64, ГАЗ-67, ГАЗ-АА, ГАЗ-ААА, ЗИС-5 или поставляемыми с середины войны по ленд-лизу полугрузовые автомобили Dodge WC-51 («Додж 3/4»). То для буксировки БС-3 требовались гусеничные тягачи, в крайнем случае полноприводные грузовые автомобили Studebaker US6.

На завершающем этапе войны 98 БС-3 были приданы как средство усиления пяти танковым армиям. Пушка состояла на вооружении легких артиллерийских бригад 3-полкового состава (сорок восемь 76-мм и двадцать 100-мм пушек).В артиллерии РГК по состоянию на 1 января 1945 года находилось 87 пушек БС-3. В начале 1945 года в 9-й Гвардейской армии в составе трёх стрелковых корпусов было сформировано по одному пушечному артиллерийскому полку по 20 БС-3.

В основном, благодаря большой дальности стрельбы - 20650 м и достаточно эффективной осколочно-фугасной гранате весом 15,6 кг пушка использовалась в качестве корпусного орудия для борьбы с артиллерией противника и подавления дальних целей.

Значительную роль в деле борьбы с танками, особенно в начальный период войны сыграла зенитная артиллерия.Уже в конце июня 1941 года было принято решение о формировании отдельных противотанковых артиллерийских полков РГК. Вооружались эти полки двадцатью 85-мм зенитными пушками. В июле — августе 1941 года сформировали 35 таких полков. В августе — октябре последовала вторая волна формирования противотанковых полков РГК. Эти полки вооружались восемью 37-мм и восемью 85-мм зенитными пушками. 37-мм зенитный автомат обр. 1939 года еще до войны создавался как противотанково -зенитный и имел отработанный бронебойный снаряд. Важным преимуществом зенитных орудий также был лафет, обеспечивающий круговое вращение орудия. Для защиты расчета переквалифицированные в противотанковые пушки зенитки оснащались противоосколочным щитом.

В конце 1941 года 37-мм автоматы из противотанковой артиллерии были изъяты. 85-мм зенитные орудия использовались для этой цели, по меньшей мере, ещё два года. В Курской битве принимали участие 15 истребительно-противотанковых артдивизионов по двенадцать 85-мм пушек. Мера эта конечно была вынужденной, так как зенитные орудия были намного дороже, подвижность меньше, а маскировались они тяжелее.

В истребительно-противотанковой артиллерии активно использовались трофейные немецкие орудия. Особенно ценились 75-мм Рак-40, обладавшие высокими показателями бронепробиваемости и низким силуэтом. В ходе наступательных операций 1943-1944 г наши войска захватили большое количество этих орудий и боеприпасов к ним.

Было сформировано несколько противотанковых дивизионов оснащённых трофейными орудиями. Дивизионы были, как только с трофейными орудиями, так и смешанного состава. Часть трофейных противотанковых пушек использовалась войсками сверхштатно, что не находило отражения в отчётных документах.

 

Характеристики противотанковых пушек

Насыщение войск противотанковой артиллерией произошло к середине 1943 года. До этого недостаток противотанковых орудий частично компенсировался массовым выпуском противотанковых ружей (ПТР). Количественного насыщения войск орудиями было не всегда достаточно для обеспечения противотанковой обороны.Так использование дивизионной ЗИС-3 было мерой во многом вынужденной. Даже подкалиберный 76-мм снаряд не обеспечивал уверенного пробития брони тяжелых танков. Кумулятивный 76-мм снаряд использовался только в короткоствольных полковых пушках, по причине несовершенства взрывателя и возможности разрыва в стволе дивизионного орудия. Из-за позиции ГАУ, перед войной была утеряна возможность создания эффективного 76-мм орудия. Что позже сделали немцы, захватив и модернизировав сотни трофейных советских Ф-22 и УСВ.По непонятной причине не было создано 85-мм противотанковое орудие. Такое орудие было спроектировано Ф.Ф. Петровым и принято под обозначением Д-44 уже после войны.

Именно противотанковая артиллерия уничтожила 2/3 немецких танков, несмотря на недостатки и упущения советские воины истребительно-противотанковой артиллерии, проявляя стойкость и массовый героизм, зачастую жертвуя собой, сумели разбить стальной кулак «Панцерваффе».

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

super-arsenal.ru

Противотанковая артиллерия РККА

 Советская противотанковая артиллерия сыграла важнейшую роль в Великой Отечественной войне, на её долю пришлось порядка 70% всех уничтоженных германских танков. Воины-противотанкисты сражаясь «до последнего», зачастую ценой собственной жизни отражали атаки «Панцерваффе».

Структура и материальная часть противотанковых подразделений в ходе боевых действий непрерывно совершенствовались. До осени 1940 года противотанковые орудия входили в состав стрелковых, горно-стрелковых, мотострелковых, моторизованных и кавалерийских батальонов, полков и дивизий. Противотанковые батареи, взводы и дивизионы были, таким образом, вкраплены в организационную структуру соединений, являясь их неотъемлемой частью. Стрелковый батальон стрелкового полка довоенного штата имел взвод 45-мм орудий (две пушки). Стрелковый полк и мотострелковый полк имели батарею 45-мм пушек (шесть орудий). В первом случае средством тяги были лошади, во втором — специализированные гусеничные бронированные тягачи «Комсомолец». В состав стрелковой дивизии и моторизованной дивизии входил отдельный противотанковый дивизион из восемнадцати 45-мм пушек. Впервые противотанковый дивизион был введен в штат советской стрелковой дивизии в 1938 году.Однако маневр противотанковыми орудиями был возможен в тот период только внутри дивизии, а не в масштабах корпуса или армии. Командование имело весьма ограниченные возможности по усилению противотанковой обороны на танкоопасных направлениях.

Незадолго до войны началось формирование противотанковых артиллерийских бригад РГК. По штату в каждой бригаде должно было быть сорок восемь 76-мм пушек, сорок восемь 85-мм зенитных пушек, двадцать четыре 107-мм пушки, шестнадцать 37-мм зенитных пушек. Штатная численность бригады составляла 5322 человека. К началу войны формирование бригад не было завершено. Организационные трудности и общий неблагоприятный ход боевых действий не позволили первым противотанковым бригадам полностью реализовать свой потенциал. Однако уже в первых сражениях бригады продемонстрировали широкие возможности самостоятельного противотанкового соединения.

С началом Великой Отечественной войны противотанковые возможности советских войск подверглись жестоким испытаниям. Во-первых, чаще всего стрелковым дивизиям приходилось вести бой, занимая превышающий уставные нормативы фронт обороны. Во-вторых, советским войскам пришлось столкнуться с немецкой тактикой «танкового клина». Она заключалась в том, что танковый полк танковой дивизии Вермахта наносил удар на очень узком участке обороны. При этом плотность атакующих танков составляла 50–60 машин на километр фронта. Такое количество танков на узком фронте неизбежно насыщало противотанковую оборону.

Большие потери противотанковых пушек в начале войны привели к снижению количества противотанковых орудий в стрелковой дивизии. Стрелковая дивизия штата июля 1941 года имела всего восемнадцать 45-мм противотанковых пушек вместо пятидесяти четырех по предвоенному штату. По июльскому штату были полностью исключен взвод 45-мм пушек из стрелкового батальона и отдельный противотанковый дивизион. Последний был восстановлен в штате стрелковой дивизии в декабре 1941 года. Нехватку противотанковых пушек в какой-то мере восполняли недавно принятые на вооружение противотанковые ружья. В декабре 1941 года в стрелковой дивизии взвод ПТР был введен на полковом уровне. Всего в дивизии по штату было 89 ПТР.

В области организации артиллерии общей тенденцией конца 1941 года было наращивание числа самостоятельных противотанковых частей. На 1 января 1942 года в действующей армии и резерве Ставки ВГК имелись: одна артиллерийская бригада (на Ленинградском фронте), 57 противотанковых артиллерийских полков и два отдельных противотанковых артиллерийских дивизиона. По итогам осенних боев пять артиллерийских полков ПТО получили звание гвардейских. Два из них получили гвардию за бои под Волоколамском — они поддерживали 316-ю стрелковую дивизию И. В. Панфилова. 1942 год стал периодом наращивания числа и укрупнения самостоятельных противотанковых подразделений. 3 апреля 1942 года последовало постановление Государственного Комитета Обороны о формировании истребительной бригады. По штату в бригаде было 1795 человек, двенадцать 45-мм пушек, шестнадцать 76-мм пушек, четыре 37-мм зенитные пушки, 144 противотанковых ружья. Следующим постановлением от 8 июня 1942 года двенадцать сформированных истребительных бригад были объединены в истребительные дивизии, по три бригады в каждой.

Этапным для противотанковой артиллерии Красной армии стал приказ НКО СССР № 0528 за подписью И. В. Сталина, согласно которому: повышался статус истребительно-противотанковых подразделений, личному составу устанавливался двойной денежный оклад, за каждый подбитый танк устанавливалась денежная премия, весь командный и личный состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей ставился на особый учёт и подлежал использованию только в указанных частях.

Отличительным знаком противотанкистов стал нарукавный знак в виде черного ромба с красной окантовкой со скрещенными орудийными стволами.

Повышению статуса противотанкистов сопутствовало формирование летом 1942 года новых истребительно-противотанковых полков. Было сформировано тридцать лёгких (по двадцать 76-мм пушек) и двадцать противотанковых артиллерийских полков (по двадцать 45-мм пушек).Полки были сформированы в короткие сроки и сразу же брошены в бой на угрожаемых участках фронта.

В сентябре 1942 года формировались еще десять истребительно-противотанковых полков по двадцать 45-мм пушек. Также в сентябре 1942 года в наиболее отличившиеся полки была введена дополнительная батарея из четырех 76-мм орудий. В ноябре 1942 года часть истребительно-противотанковых полков была объединена в истребительные дивизии. К 1 января 1943 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии Красной армии насчитывалось 2 истребительные дивизии, 15 истребительных бригад, 2 тяжелых истребительно-противотанковых полка, 168 истребительно-противотанковых полков, 1 истребительно-противотанковый дивизион.

Усовершенствованная система противотанковой обороны Красной армии получила у немцев наименование «пакфронт» (Pakfront). РАК — это немецкая аббревиатура для обозначения противотанкового орудия — Panzerabwehrkannone. Вместо линейного расположения орудий по обороняемому фронту в начале войны они объединялись группами под единым управлением. Это позволяло концентрировать на одной цели огонь нескольких орудий. Основой противотанковой обороны являлись противотанковые районы. Каждый противотанковый район состоял из отдельных противотанковых опорных пунктов (ПТОПов), находящихся в огневой связи друг с другом. «Находиться в огневой связи друг с другом» — означает возможность ведения соседними ПТОПами огня по одной цели. ПТОП насыщался всеми видами огневых средств. Основой огневой системы ПТОПа являлись 45-мм орудия, 76-мм полковые орудия, частично пушечные батареи дивизионной артиллерии и истребительно-противотанковые артиллерийские части.

Звездным часом истребительно-противотанковой артиллерии стало сражение на Курской дуге летом 1943 года. На тот момент 76-мм дивизионные пушки были основным средством истребительно-противотанковых частей и соединений. «Сорокапятки» составляли около трети общего числа противотанковых орудий на Курской дуге. Длительная пауза в боевых действиях на фронте позволила улучшить состояние частей и соединений за счет поступления техники от промышленности и доукомплектования противотанковых полков личным составом.

Последним этапом эволюции противотанковой артиллерии Красной Армии стало укрупнение ее частей и появление в составе противотанковой артиллерии самоходных орудий. К началу 1944 г. в истребительно-противотанковые бригады были переформированы все истребительные дивизии и отдельные истребительные бригады общевойскового типа. На 1 января 1944 г. в истребительно-противотанковой артиллерии числились 50 истребительно-противотанковых бригад и 141 истребительно-противотанковый полк. Приказом НКО № 0032 от 2 августа 1944 г. в состав пятнадцати истребительно-противотанковых бригад вводилось по одному полку СУ-85 (21 САУ). Реально самоходные орудия получили только восемь бригад.

Особое внимание уделялось подготовке личного состава истребительно-противотанковых бригад, была организована целенаправленная боевая подготовка артиллеристов для борьбы с новыми немецкими танками и штурмовыми орудиями. В противотанковых частях появились специальные инструкции: «Памятка артиллеристу – истребителю вражеских танков» или «Памятка по борьбе с танками Тигр». А в армиях оборудовались специальные тыловые полигоны, где артиллеристы тренировались в стрельбе по танкам-макетам, в том числе и движущимся.

Одновременно с повышением мастерства артиллеристов совершенствовалась тактика. С количественным насыщением войск противотанковыми средствами, всё чаще стал применяться метод «огневого мешка». Орудия размещались в «противотанковых гнёздах» по 6-8 пушек в радиусе 50-60 метров и хорошо маскировались. Гнезда располагались на местности для достижения фланкирования на дальних дистанциях с возможностью концентрации огня. Пропуская двигающиеся в первом эшелоне танки, огонь открывался внезапно, во фланг, на средних и коротких дистанциях.

В наступлении противотанковые орудия оперативно подтягивались вслед за наступающими подразделениями, чтобы в случае необходимости поддержать их огнём.

История противотанковой артиллерии в нашей стране началась в августе 1930 года, когда в рамках военно-технического сотрудничества с Германией был подписан секретный договор, согласно которому немцы обязались помочь СССР организовать валовое производство 6 артиллерийских систем. Для реализации договора в Германии была создана подставная фирма «БЮТАСТ» (общество с ограниченной ответственностью «Бюро для технических работ и изучений»).

Среди прочих предложенных СССР орудий была противотанковая 37-мм пушка. Разработка этого орудия, в обход ограничений, наложенных Версальским договором, завершилась на фирме «Рейнметалл Борзиг» 1928 году. Первые образцы орудия, получившего наименование Так 28 (Tankabwehrkanone, т. е. противотанковая пушка – слово Panzer вошло в обиход позже) поступили на испытания в 1930 году, а с 1932 г. начались поставки в войска. Орудие Так 28 имело ствол длиной 45 калибров с горизонтальным клиновым затвором, обеспечивавшим достаточно высокую скорострельность – до 20 выстр./мин. Лафет с раздвижными трубчатыми станинами обеспечивал большой угол горизонтальной наводки – 60°, но при этом ходовая часть с деревянными колесами была рассчитана лишь на конную тягу.

В начале 30-х годов это орудие пробивало броню любого танка, пожалуй, являлось лучшим в своём классе, намного опередив разработки в других странах.

После модернизации, получив колеса с пневматическими шинами, допускающими буксировку автомобилем, усовершенствованный лафет и улучшенный прицел, оно было принято на вооружение, под обозначением 3,7 cm Pak 35/36 (Panzerabwehrkanone 35/36).Оставаясь до 1942 года основным противотанковым орудием Вермахта.

Немецкая пушка была запущена на производство на подмосковном заводе им. Калинина (№ 8), где она и получила заводской индекс 1-К. Предприятие осваивало производство нового орудия с огромным трудом, пушки делались полукустарно, с ручной подгонкой деталей. В 1931 заказчику завод предъявил 255 пушек, но не сдал ни одной по причине низкого качества сборки. В 1932 удалось сдать 404 пушки, в 1933 — ещё 105.

Несмотря на проблемы с качеством производимых орудий, 1-К была довольно совершенной для 1930 года противотанковой пушкой. Её баллистика позволяла поражать все танки того времени, на дистанции 300 м, бронебойный снаряд по нормали пробивал 30-мм броню. Орудие было очень компактно, его небольшой вес позволял расчёту легко перемещать его по полю боя. Недостатками орудия, которые и привели к быстрому снятию его с производства, были слабое осколочное действие 37-мм снаряда и отсутствие подрессоривания. Кроме того, выпущенные орудия отличались невысоким качеством сборки. Принятие на вооружение этого орудия рассматривалось как временная мера, поскольку руководство РККА хотело иметь более универсальную пушку, совмещавшую функции противотанкового и батальонного орудия, а 1-К из-за малого калибра и слабого осколочного снаряда на эту роль подходила плохо.

1-К была первой специализированной противотанковой пушкой РККА и сыграла большую роль в освоении этого вида оружия. Очень скоро она стала заменяться 45-мм противотанковой пушкой, став на её фоне практически незаметной. В конце 30-х 1-К стали изыматься из войск и передаваться на хранение, оставаясь в эксплуатации только в качестве учебных.

В начале войны все пушки, имевшиеся на складах, были брошены в бой, поскольку в 1941 году наблюдался дефицит артиллерии для комплектации большого количества вновь формируемых соединений и восполнения огромных потерь.

Конечно, к 1941 году характеристики бронепробиваемости 37-мм противотанкового орудия 1-К уже не могли считаться удовлетворительными, оно могло уверенно поражать только с лёгкие танки и бронетранспортёры. Против средних танков это орудие могло быть эффективно лишь при стрельбе в борт с близких (менее 300 м) дистанций. Тем более что советские бронебойные снаряды значительно уступали по бронепробиваемости германским аналогичного калибра. С другой стороны, это орудие могло использовать трофейные 37-мм боеприпасы, в этом случае его бронепробиваемость существенно повышалась, превышая даже аналогичные характеристики 45-мм пушки.

Каких-либо подробностей боевого применения этих орудий установить не удалось, вероятно, практически все они были потеряны в 1941 году.

Очень большое историческое значение 1-К состоит в том, что она стала родоначальником серии самых многочисленных советских 45-мм противотанковых пушек и советской противотанковой артиллерии в целом.

В ходе «освободительного похода» на западную Украину, было захвачено несколько сотен польских 37-мм противотанковых пушек и значительное количество боеприпасов к ним.

Первоначально они были отправлены на склады, а в конце 1941 года их передали в войска, поскольку из-за больших потерь первых месяцев войны существовал большой дефицит артиллерии, особенно противотанковой. В 1941 году для этой пушки ГАУ издало "Краткое описание, инструкция по эксплуатации".

37-мм противотанковая пушка, разработанная фирмой Бофорс, была весьма удачным орудием, способным успешно бороться с бронетехникой, защищённой противопульной бронёй.

Орудие имело достаточно высокую начальную скорость снаряда и скорострельность, небольшие габариты и массу (что облегчало задачу по маскировке орудия на местности и перекатыванию его на поле боя силами расчёта), а также было приспособлено к быстрой перевозке механической тягой. По сравнению с немецкой 37-мм противотанковой пушкой Pak 35/36 польское орудие имело лучшую бронепробиваемость, что объясняется более высокой начальной скоростью снаряда.

Во второй половине 30-х годов наметилась тенденция увеличения толщины танковой брони, кроме того, советские военные хотели получить противотанковое орудие способное оказывать огневую поддержку пехоте. Для этого требовалось увеличить калибр.Новое 45-мм противотанковое орудие, было создано путём наложения 45-мм ствола на лафет 37-мм противотанковой пушки обр. 1931 года. Лафет также был усовершенствован — было введено подрессоривание колёсного хода. Полуавтоматический затвор в основном повторял схему 1-К и позволял делать 15-20 выстр./мин.

45-мм снаряд имел массу 1.43 кг и был тяжелее 37-мм более чем в 2 раза.На дистанции на 500 м бронебойный снаряд, по нормали пробивал 43-мм броню.На момент принятия на вооружение 45-мм противотанковая пушка обр. 1937 года пробивала броню любого существующего тогда танка.Осколочная 45-мм граната при разрыве давала около 100 осколков, сохраняющих убойную силу при разлёте по фронту на 15 м и в глубину на 5-7 м. Картечные пули при стрельбе образуют поражающий сектор по фронту на до 60 м и в глубину до 400 м.Таким образом, 45-мм противотанковая пушка имела неплохие противопехотные возможности.

С 1937 по1943 год было выпущено 37354 орудия. Незадолго до начала войны 45-мм пушка была снята с производства, так как наше военное руководство полагало, что новые германские танки будут иметь толщину лобовой брони непробиваемую для этих орудий. Вскоре после начала войны, орудие было снова запущено в серию.

45-мм пушки образца 1937 года полагались по штату противотанковым взводам стрелковых батальонов Красной Армии (2 орудия) и противотанковым дивизионам стрелковых дивизий (12 орудий). Они же были на вооружении отдельных противотанковых полков, в составе которых было 4-5 четырёхорудийных батарей.

Для своего времени по бронепробиваемости «сорокапятка» была вполне адекватной. Тем не менее недостаточная пробивная способность по 50-мм лобовой броне танков Pz Kpfw III Ausf H и Pz Kpfw IV Ausf F1 не подлежит сомнению. Зачастую это было связано с невысоким качеством бронебойных снарядов. Многие партии снарядов имели технологический брак. При нарушении режима термообработки в производстве, снаряды получались излишне твёрдыми и в результате раскалывались о броню танка, однако в августе 1941 года проблема была решена — в производственный процесс были внесены технические изменения (введены локализаторы).

Для улучшения бронепробиваемости на вооружение был принят подкалиберный 45-мм снаряд, с вольфрамовым сердечником, пробивавший на дистанции 500 м по нормали 66-мм броню, а при стрельбе на дистанции кинжального огня в 100 м — броню 88 мм.

С появлением подкалиберных снарядов, «сорокапятке» стали «по зубам» поздние модификации танков Pz Kpfw IV. Толщина лобовой брони, которых не превышала 80-мм.

В первое время новые снаряды были на особом учёте и выдавались поштучно. За неоправданный расход подкалиберных снарядов, командира орудия и наводчика могли отдать под трибунал.

В руках опытных и тактически умелых командиров и тренированных расчётов 45-мм противотанковое орудие представляло серьёзную угрозу для вражеской бронетехники. Положительными его качествами были высокая мобильность и лёгкость маскировки. Однако для лучшего поражения бронецелей настоятельно требовалось более мощное орудие, которым стала 45-мм пушка обр. 1942 года М-42, разработанная и принятая на вооружение в 1942 году.

45-мм противотанковая пушка М-42 была получена путём модернизации 45-мм пушки образца 1937 года на заводе № 172 в Мотовилихе. Модернизация заключалась в удлинении ствола (с 46 до 68 калибров), усилении метательного заряда (масса пороха в гильзе увеличилась с 360 до 390 грамм) и ряда технологических мер для упрощения серийного производства. Толщина брони щитового прикрытия была увеличена с 4.5 мм до 7 мм для лучшей защиты расчёта от винтовочных бронебойных пуль.

В результате модернизации начальная скорость снаряда возросла почти на 15 % — с 760 до 870 м/с. На дистанции 500 метров по нормали, бронебойный снаряд пробивал- 61мм, а подкалиберный снаряд пробивал -81 мм броню. По воспоминаниям ветеранов — противотанкистов, М-42 обладала очень высокой точностью стрельбы и относительно небольшой отдачей при выстреле. Это позволяло вести огонь с высокой скорострельностью без исправления наводки.

Серийное производство 45-мм пушек обр. 1942 года было начато в январе 1943 года и осуществлялось только на заводе № 172. В наиболее напряженные периоды завод изготавливал по 700 таких пушек ежемесячно. Всего за 1943-1945 годы было изготовлено 10 843 пушки обр. 1942 года. Их производство продолжалось и после войны. Новые орудия по мере выпуска шли на перевооружение противотанковых артиллерийских полков и бригад, имевших 45-мм противотанковые пушки обр. 1937 года.

Как вскоре выяснилось, бронепробиваемости М-42 для борьбы с немецкими тяжелыми танками с мощным противоснарядным бронированием Pz. Kpfw. V «Пантера» и Pz. Kpfw. VI «Тигр» было недостаточно. Более успешной была стрельба подкалиберными снарядами по бортам, корме и ходовой части. Тем не менее, благодаря налаженному массовому производству, мобильности, лёгкости маскировки и дешевизне орудие оставалось на вооружении до самого конца войны.

В конце 30-х остро стал вопрос создания противотанковых орудий способных поражать танки с противоснарядной бронёй. Расчёты показали бесперспективность калибра 45-мм с точки зрения резкого роста бронепробиваемости. Различными исследовательскими организациями рассматривались калибры 55 и 60 мм, но в итоге было решено остановиться на калибре 57 мм. Орудия такого калибра применялись в царской армии и флоте (пушки Норденфельда и Гочкиса). Для этого калибра был разработан новый снаряд — в качестве его гильзы была принята стандартная гильза от 76-мм дивизионной пушки с переобжатием дульца гильзы на калибр 57 мм.

В 1940 году к проектированию новой противотанковой пушки, соответствующей тактико-техническим требованиям Главного Артиллерийского Управления (ГАУ), приступил конструкторский коллектив, возглавляемый Василием Гавриловичем Грабиным. Главной особенностью новой пушки стало использование длинного ствола длиной в 73 калибра. Орудие на дистанции 1000 м пробивало бронебойным снарядом броню толщиной в 90 мм

Опытный образец орудия был изготовлен в октябре 1940 года и прошёл заводские испытания. А в марте 1941 года пушка была принята на вооружение под официальным наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1941 г.» Всего с июня по декабрь 1941 года было сдано около 250 орудий.

57-мм пушки из опытных партий приняли участие в боевых действиях. Часть их были установлены на лёгком гусеничном тягаче «Комсомолец» — это была первая советская противотанковая САУ, которая из-за несовершенства шасси получилась не слишком удачной.

Новая противотанковая пушка легко пробивала броню всех существовавших тогда немецких танков. Однако из-за позиции ГАУ выпуск орудия был прекращён, а весь производственный задел и оснастка законсервированы.

В 1943 году с появлением у немцев тяжелых танков, производство орудия было восстановлено. Орудие образца 1943 года имело ряд отличий от пушек выпуска 1941 года, направленных в первую очередь на повышение технологичности производства орудия. Тем не менее, восстановление серийного производства проходило с трудом — возникли технологические проблемы с изготовлением стволов. Массовый выпуск орудия под наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1943 г.» ЗИС-2 был организован к октябрю — ноябрю 1943 года, после ввода в строй новых производственных мощностей, обеспеченных поставленным по ленд-лизу оборудованием.

С момента возобновления производства, до конца войны в войска поступило более 9000 орудий.

С восстановление производства ЗИС-2 в 1943 году, орудия поступали в истребительно-противотанковые артиллерийские полки (иптап), по 20 орудий на полк.

С декабря 1944 года ЗИС-2 вводятся в штаты гвардейских стрелковых дивизий — в полковые противотанковые батареи и в истребительно-противотанковый дивизион (12 пушек). В июне 1945 года на аналогичный штат были переведены и обычные стрелковые дивизии.

Возможности ЗИС-2 позволяли на типичных дистанциях боя уверенно поражать 80-мм лобовую броню наиболее распространённых немецких средних танков Pz.IV и штурмовых САУ StuG III, а также бортовую броню танка Pz.VI «Тигр»; на дистанциях менее 500 м поражалась и лобовая броня «Тигра».По совокупности стоимости и технологичности производства, боевых и служебно-эксплуатационных характеристик ЗИС-2 стала лучшей советской противотанковой пушкой времён войны.

По материалам:http://knowledgegrid.ru/2e9354f401817ff6.htmlШирокорад А. Б. Гений советской артиллерии: Триумф и трагедия В. Грабина.А.Иванов. Артиллерия СССР во Второй Мировой войне.Автор Сергей Линник

источник

спасибо

feldgrau.info

Противотанковая артиллерия РККА :: NoNaMe

Советская противотанковая артиллерия сыграла важнейшую роль в Великой Отечественной войне, на её долю пришлось порядка 70% всех уничтоженных германских танков. Воины-противотанкисты сражаясь «до последнего», зачастую ценой собственной жизни отражали атаки «Панцерваффе».

----------------------<cut>----------------------

Структура и материальная часть противотанковых подразделений в ходе боевых действий непрерывно совершенствовались. До осени 1940 года противотанковые орудия входили в состав стрелковых, горно-стрелковых, мотострелковых, моторизованных и кавалерийских батальонов, полков и дивизий. Противотанковые батареи, взводы и дивизионы были, таким образом, вкраплены в организационную структуру соединений, являясь их неотъемлемой частью. Стрелковый батальон стрелкового полка довоенного штата имел взвод 45-мм орудий (две пушки). Стрелковый полк и мотострелковый полк имели батарею 45-мм пушек (шесть орудий). В первом случае средством тяги были лошади, во втором — специализированные гусеничные бронированные тягачи «Комсомолец». В состав стрелковой дивизии и моторизованной дивизии входил отдельный противотанковый дивизион из восемнадцати 45-мм пушек. Впервые противотанковый дивизион был введен в штат советской стрелковой дивизии в 1938 году.Однако маневр противотанковыми орудиями был возможен в тот период только внутри дивизии, а не в масштабах корпуса или армии. Командование имело весьма ограниченные возможности по усилению противотанковой обороны на танкоопасных направлениях.

Незадолго до войны началось формирование противотанковых артиллерийских бригад РГК. По штату в каждой бригаде должно было быть сорок восемь 76-мм пушек, сорок восемь 85-мм зенитных пушек, двадцать четыре 107-мм пушки, шестнадцать 37-мм зенитных пушек. Штатная численность бригады составляла 5322 человека. К началу войны формирование бригад не было завершено. Организационные трудности и общий неблагоприятный ход боевых действий не позволили первым противотанковым бригадам полностью реализовать свой потенциал. Однако уже в первых сражениях бригады продемонстрировали широкие возможности самостоятельного противотанкового соединения.

С началом Великой Отечественной войны противотанковые возможности советских войск подверглись жестоким испытаниям. Во-первых, чаще всего стрелковым дивизиям приходилось вести бой, занимая превышающий уставные нормативы фронт обороны. Во-вторых, советским войскам пришлось столкнуться с немецкой тактикой «танкового клина». Она заключалась в том, что танковый полк танковой дивизии Вермахта наносил удар на очень узком участке обороны. При этом плотность атакующих танков составляла 50–60 машин на километр фронта. Такое количество танков на узком фронте неизбежно насыщало противотанковую оборону.

Большие потери противотанковых пушек в начале войны привели к снижению количества противотанковых орудий в стрелковой дивизии. Стрелковая дивизия штата июля 1941 года имела всего восемнадцать 45-мм противотанковых пушек вместо пятидесяти четырех по предвоенному штату. По июльскому штату были полностью исключен взвод 45-мм пушек из стрелкового батальона и отдельный противотанковый дивизион. Последний был восстановлен в штате стрелковой дивизии в декабре 1941 года. Нехватку противотанковых пушек в какой-то мере восполняли недавно принятые на вооружение противотанковые ружья. В декабре 1941 года в стрелковой дивизии взвод ПТР был введен на полковом уровне. Всего в дивизии по штату было 89 ПТР.

В области организации артиллерии общей тенденцией конца 1941 года было наращивание числа самостоятельных противотанковых частей. На 1 января 1942 года в действующей армии и резерве Ставки ВГК имелись: одна артиллерийская бригада (на Ленинградском фронте), 57 противотанковых артиллерийских полков и два отдельных противотанковых артиллерийских дивизиона. По итогам осенних боев пять артиллерийских полков ПТО получили звание гвардейских. Два из них получили гвардию за бои под Волоколамском — они поддерживали 316-ю стрелковую дивизию И. В. Панфилова. 1942 год стал периодом наращивания числа и укрупнения самостоятельных противотанковых подразделений. 3 апреля 1942 года последовало постановление Государственного Комитета Обороны о формировании истребительной бригады. По штату в бригаде было 1795 человек, двенадцать 45-мм пушек, шестнадцать 76-мм пушек, четыре 37-мм зенитные пушки, 144 противотанковых ружья. Следующим постановлением от 8 июня 1942 года двенадцать сформированных истребительных бригад были объединены в истребительные дивизии, по три бригады в каждой.

Этапным для противотанковой артиллерии Красной армии стал приказ НКО СССР № 0528 за подписью И. В. Сталина, согласно которому: повышался статус истребительно-противотанковых подразделений, личному составу устанавливался двойной денежный оклад, за каждый подбитый танк устанавливалась денежная премия, весь командный и личный состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей ставился на особый учёт и подлежал использованию только в указанных частях.

Отличительным знаком противотанкистов стал нарукавный знак в виде черного ромба с красной окантовкой со скрещенными орудийными стволами.

Повышению статуса противотанкистов сопутствовало формирование летом 1942 года новых истребительно-противотанковых полков. Было сформировано тридцать лёгких (по двадцать 76-мм пушек) и двадцать противотанковых артиллерийских полков (по двадцать 45-мм пушек). Полки были сформированы в короткие сроки и сразу же брошены в бой на угрожаемых участках фронта.

В сентябре 1942 года формировались еще десять истребительно-противотанковых полков по двадцать 45-мм пушек. Также в сентябре 1942 года в наиболее отличившиеся полки была введена дополнительная батарея из четырех 76-мм орудий. В ноябре 1942 года часть истребительно-противотанковых полков была объединена в истребительные дивизии. К 1 января 1943 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии Красной армии насчитывалось 2 истребительные дивизии, 15 истребительных бригад, 2 тяжелых истребительно-противотанковых полка, 168 истребительно-противотанковых полков, 1 истребительно-противотанковый дивизион.

Усовершенствованная система противотанковой обороны Красной армии получила у немцев наименование «пакфронт» (Pakfront). РАК — это немецкая аббревиатура для обозначения противотанкового орудия — Panzerabwehrkannone. Вместо линейного расположения орудий по обороняемому фронту в начале войны они объединялись группами под единым управлением. Это позволяло концентрировать на одной цели огонь нескольких орудий. Основой противотанковой обороны являлись противотанковые районы. Каждый противотанковый район состоял из отдельных противотанковых опорных пунктов (ПТОПов), находящихся в огневой связи друг с другом. «Находиться в огневой связи друг с другом» — означает возможность ведения соседними ПТОПами огня по одной цели. ПТОП насыщался всеми видами огневых средств. Основой огневой системы ПТОПа являлись 45-мм орудия, 76-мм полковые орудия, частично пушечные батареи дивизионной артиллерии и истребительно-противотанковые артиллерийские части.

Звездным часом истребительно-противотанковой артиллерии стало сражение на Курской дуге летом 1943 года. На тот момент 76-мм дивизионные пушки были основным средством истребительно-противотанковых частей и соединений. «Сорокапятки» составляли около трети общего числа противотанковых орудий на Курской дуге. Длительная пауза в боевых действиях на фронте позволила улучшить состояние частей и соединений за счет поступления техники от промышленности и доукомплектования противотанковых полков личным составом.

Последним этапом эволюции противотанковой артиллерии Красной Армии стало укрупнение ее частей и появление в составе противотанковой артиллерии самоходных орудий. К началу 1944 г. в истребительно-противотанковые бригады были переформированы все истребительные дивизии и отдельные истребительные бригады общевойскового типа. На 1 января 1944 г. в истребительно-противотанковой артиллерии числились 50 истребительно-противотанковых бригад и 141 истребительно-противотанковый полк. Приказом НКО № 0032 от 2 августа 1944 г. в состав пятнадцати истребительно-противотанковых бригад вводилось по одному полку СУ-85 (21 САУ). Реально самоходные орудия получили только восемь бригад.

Особое внимание уделялось подготовке личного состава истребительно-противотанковых бригад, была организована целенаправленная боевая подготовка артиллеристов для борьбы с новыми немецкими танками и штурмовыми орудиями. В противотанковых частях появились специальные инструкции: «Памятка артиллеристу – истребителю вражеских танков» или «Памятка по борьбе с танками Тигр». А в армиях оборудовались специальные тыловые полигоны, где артиллеристы тренировались в стрельбе по танкам-макетам, в том числе и движущимся.

Одновременно с повышением мастерства артиллеристов совершенствовалась тактика. С количественным насыщением войск противотанковыми средствами, всё чаще стал применяться метод «огневого мешка». Орудия размещались в «противотанковых гнёздах» по 6-8 пушек в радиусе 50-60 метров и хорошо маскировались. Гнезда располагались на местности для достижения фланкирования на дальних дистанциях с возможностью концентрации огня. Пропуская двигающиеся в первом эшелоне танки, огонь открывался внезапно, во фланг, на средних и коротких дистанциях.

В наступлении противотанковые орудия оперативно подтягивались вслед за наступающими подразделениями, чтобы в случае необходимости поддержать их огнём.

История противотанковой артиллерии в нашей стране началась в августе 1930 года, когда в рамках военно-технического сотрудничества с Германией был подписан секретный договор, согласно которому немцы обязались помочь СССР организовать валовое производство 6 артиллерийских систем. Для реализации договора в Германии была создана подставная фирма «БЮТАСТ» (общество с ограниченной ответственностью «Бюро для технических работ и изучений»).

Среди прочих предложенных СССР орудий была противотанковая 37-мм пушка. Разработка этого орудия, в обход ограничений, наложенных Версальским договором, завершилась на фирме «Рейнметалл Борзиг» 1928 году. Первые образцы орудия, получившего наименование Так 28 (Tankabwehrkanone, т. е. противотанковая пушка – слово Panzer вошло в обиход позже) поступили на испытания в 1930 году, а с 1932 г. начались поставки в войска. Орудие Так 28 имело ствол длиной 45 калибров с горизонтальным клиновым затвором, обеспечивавшим достаточно высокую скорострельность – до 20 выстр./мин. Лафет с раздвижными трубчатыми станинами обеспечивал большой угол горизонтальной наводки – 60°, но при этом ходовая часть с деревянными колесами была рассчитана лишь на конную тягу.

В начале 30-х годов это орудие пробивало броню любого танка, пожалуй, являлось лучшим в своём классе, намного опередив разработки в других странах.

После модернизации, получив колеса с пневматическими шинами, допускающими буксировку автомобилем, усовершенствованный лафет и улучшенный прицел, оно было принято на вооружение, под обозначением 3,7 cm Pak 35/36 (Panzerabwehrkanone 35/36).Оставаясь до 1942 года основным противотанковым орудием Вермахта.

Немецкая пушка была запущена на производство на подмосковном заводе им. Калинина (№ 8), где она и получила заводской индекс 1-К. Предприятие осваивало производство нового орудия с огромным трудом, пушки делались полукустарно, с ручной подгонкой деталей. В 1931 заказчику завод предъявил 255 пушек, но не сдал ни одной по причине низкого качества сборки. В 1932 удалось сдать 404 пушки, в 1933 — ещё 105.

Несмотря на проблемы с качеством производимых орудий, 1-К была довольно совершенной для 1930 года противотанковой пушкой. Её баллистика позволяла поражать все танки того времени, на дистанции 300 м, бронебойный снаряд по нормали пробивал 30-мм броню. Орудие было очень компактно, его небольшой вес позволял расчёту легко перемещать его по полю боя. Недостатками орудия, которые и привели к быстрому снятию его с производства, были слабое осколочное действие 37-мм снаряда и отсутствие подрессоривания. Кроме того, выпущенные орудия отличались невысоким качеством сборки. Принятие на вооружение этого орудия рассматривалось как временная мера, поскольку руководство РККА хотело иметь более универсальную пушку, совмещавшую функции противотанкового и батальонного орудия, а 1-К из-за малого калибра и слабого осколочного снаряда на эту роль подходила плохо.

1-К была первой специализированной противотанковой пушкой РККА и сыграла большую роль в освоении этого вида оружия. Очень скоро она стала заменяться 45-мм противотанковой пушкой, став на её фоне практически незаметной. В конце 30-х 1-К стали изыматься из войск и передаваться на хранение, оставаясь в эксплуатации только в качестве учебных.

В начале войны все пушки, имевшиеся на складах, были брошены в бой, поскольку в 1941 году наблюдался дефицит артиллерии для комплектации большого количества вновь формируемых соединений и восполнения огромных потерь.

Конечно, к 1941 году характеристики бронепробиваемости 37-мм противотанкового орудия 1-К уже не могли считаться удовлетворительными, оно могло уверенно поражать только с лёгкие танки и бронетранспортёры. Против средних танков это орудие могло быть эффективно лишь при стрельбе в борт с близких (менее 300 м) дистанций. Тем более что советские бронебойные снаряды значительно уступали по бронепробиваемости германским аналогичного калибра. С другой стороны, это орудие могло использовать трофейные 37-мм боеприпасы, в этом случае его бронепробиваемость существенно повышалась, превышая даже аналогичные характеристики 45-мм пушки.

Каких-либо подробностей боевого применения этих орудий установить не удалось, вероятно, практически все они были потеряны в 1941 году.

Очень большое историческое значение 1-К состоит в том, что она стала родоначальником серии самых многочисленных советских 45-мм противотанковых пушек и советской противотанковой артиллерии в целом.

В ходе «освободительного похода» на западную Украину, было захвачено несколько сотен польских 37-мм противотанковых пушек и значительное количество боеприпасов к ним.

Первоначально они были отправлены на склады, а в конце 1941 года их передали в войска, поскольку из-за больших потерь первых месяцев войны существовал большой дефицит артиллерии, особенно противотанковой. В 1941 году для этой пушки ГАУ издало "Краткое описание, инструкция по эксплуатации".

37-мм противотанковая пушка, разработанная фирмой Бофорс, была весьма удачным орудием, способным успешно бороться с бронетехникой, защищённой противопульной бронёй.

Орудие имело достаточно высокую начальную скорость снаряда и скорострельность, небольшие габариты и массу (что облегчало задачу по маскировке орудия на местности и перекатыванию его на поле боя силами расчёта), а также было приспособлено к быстрой перевозке механической тягой. По сравнению с немецкой 37-мм противотанковой пушкой Pak 35/36 польское орудие имело лучшую бронепробиваемость, что объясняется более высокой начальной скоростью снаряда.

Во второй половине 30-х годов наметилась тенденция увеличения толщины танковой брони, кроме того, советские военные хотели получить противотанковое орудие способное оказывать огневую поддержку пехоте. Для этого требовалось увеличить калибр.Новое 45-мм противотанковое орудие, было создано путём наложения 45-мм ствола на лафет 37-мм противотанковой пушки обр. 1931 года. Лафет также был усовершенствован — было введено подрессоривание колёсного хода. Полуавтоматический затвор в основном повторял схему 1-К и позволял делать 15-20 выстр./мин.

45-мм снаряд имел массу 1.43 кг и был тяжелее 37-мм более чем в 2 раза.На дистанции на 500 м бронебойный снаряд, по нормали пробивал 43-мм броню.На момент принятия на вооружение 45-мм противотанковая пушка обр. 1937 года пробивала броню любого существующего тогда танка.Осколочная 45-мм граната при разрыве давала около 100 осколков, сохраняющих убойную силу при разлёте по фронту на 15 м и в глубину на 5-7 м. Картечные пули при стрельбе образуют поражающий сектор по фронту на до 60 м и в глубину до 400 м.Таким образом, 45-мм противотанковая пушка имела неплохие противопехотные возможности.

С 1937 по1943 год было выпущено 37354 орудия. Незадолго до начала войны 45-мм пушка была снята с производства, так как наше военное руководство полагало, что новые германские танки будут иметь толщину лобовой брони непробиваемую для этих орудий. Вскоре после начала войны, орудие было снова запущено в серию.

45-мм пушки образца 1937 года полагались по штату противотанковым взводам стрелковых батальонов Красной Армии (2 орудия) и противотанковым дивизионам стрелковых дивизий (12 орудий). Они же были на вооружении отдельных противотанковых полков, в составе которых было 4-5 четырёхорудийных батарей.

Для своего времени по бронепробиваемости «сорокапятка» была вполне адекватной. Тем не менее недостаточная пробивная способность по 50-мм лобовой броне танков Pz Kpfw III Ausf H и Pz Kpfw IV Ausf F1 не подлежит сомнению. Зачастую это было связано с невысоким качеством бронебойных снарядов. Многие партии снарядов имели технологический брак. При нарушении режима термообработки в производстве, снаряды получались излишне твёрдыми и в результате раскалывались о броню танка, однако в августе 1941 года проблема была решена — в производственный процесс были внесены технические изменения (введены локализаторы).

Для улучшения бронепробиваемости на вооружение был принят подкалиберный 45-мм снаряд, с вольфрамовым сердечником, пробивавший на дистанции 500 м по нормали 66-мм броню, а при стрельбе на дистанции кинжального огня в 100 м — броню 88 мм.

С появлением подкалиберных снарядов, «сорокапятке» стали «по зубам» поздние модификации танков Pz Kpfw IV. Толщина лобовой брони, которых не превышала 80-мм.

В первое время новые снаряды были на особом учёте и выдавались поштучно. За неоправданный расход подкалиберных снарядов, командира орудия и наводчика могли отдать под трибунал.

В руках опытных и тактически умелых командиров и тренированных расчётов 45-мм противотанковое орудие представляло серьёзную угрозу для вражеской бронетехники. Положительными его качествами были высокая мобильность и лёгкость маскировки. Однако для лучшего поражения бронецелей настоятельно требовалось более мощное орудие, которым стала 45-мм пушка обр. 1942 года М-42, разработанная и принятая на вооружение в 1942 году.

45-мм противотанковая пушка М-42 была получена путём модернизации 45-мм пушки образца 1937 года на заводе № 172 в Мотовилихе. Модернизация заключалась в удлинении ствола (с 46 до 68 калибров), усилении метательного заряда (масса пороха в гильзе увеличилась с 360 до 390 грамм) и ряда технологических мер для упрощения серийного производства. Толщина брони щитового прикрытия была увеличена с 4.5 мм до 7 мм для лучшей защиты расчёта от винтовочных бронебойных пуль.

В результате модернизации начальная скорость снаряда возросла почти на 15 % — с 760 до 870 м/с. На дистанции 500 метров по нормали, бронебойный снаряд пробивал- 61мм, а подкалиберный снаряд пробивал -81 мм броню. По воспоминаниям ветеранов — противотанкистов, М-42 обладала очень высокой точностью стрельбы и относительно небольшой отдачей при выстреле. Это позволяло вести огонь с высокой скорострельностью без исправления наводки.

Серийное производство 45-мм пушек обр. 1942 года было начато в январе 1943 года и осуществлялось только на заводе № 172. В наиболее напряженные периоды завод изготавливал по 700 таких пушек ежемесячно. Всего за 1943-1945 годы было изготовлено 10 843 пушки обр. 1942 года. Их производство продолжалось и после войны. Новые орудия по мере выпуска шли на перевооружение противотанковых артиллерийских полков и бригад, имевших 45-мм противотанковые пушки обр. 1937 года.

Как вскоре выяснилось, бронепробиваемости М-42 для борьбы с немецкими тяжелыми танками с мощным противоснарядным бронированием Pz. Kpfw. V «Пантера» и Pz. Kpfw. VI «Тигр» было недостаточно. Более успешной была стрельба подкалиберными снарядами по бортам, корме и ходовой части. Тем не менее, благодаря налаженному массовому производству, мобильности, лёгкости маскировки и дешевизне орудие оставалось на вооружении до самого конца войны.

В конце 30-х остро стал вопрос создания противотанковых орудий способных поражать танки с противоснарядной бронёй. Расчёты показали бесперспективность калибра 45-мм с точки зрения резкого роста бронепробиваемости. Различными исследовательскими организациями рассматривались калибры 55 и 60 мм, но в итоге было решено остановиться на калибре 57 мм. Орудия такого калибра применялись в царской армии и флоте (пушки Норденфельда и Гочкиса). Для этого калибра был разработан новый снаряд — в качестве его гильзы была принята стандартная гильза от 76-мм дивизионной пушки с переобжатием дульца гильзы на калибр 57 мм.

В 1940 году к проектированию новой противотанковой пушки, соответствующей тактико-техническим требованиям Главного Артиллерийского Управления (ГАУ), приступил конструкторский коллектив, возглавляемый Василием Гавриловичем Грабиным. Главной особенностью новой пушки стало использование длинного ствола длиной в 73 калибра. Орудие на дистанции 1000 м пробивало бронебойным снарядом броню толщиной в 90 мм

Опытный образец орудия был изготовлен в октябре 1940 года и прошёл заводские испытания. А в марте 1941 года пушка была принята на вооружение под официальным наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1941 г.» Всего с июня по декабрь 1941 года было сдано около 250 орудий.

57-мм пушки из опытных партий приняли участие в боевых действиях. Часть их были установлены на лёгком гусеничном тягаче «Комсомолец» — это была первая советская противотанковая САУ, которая из-за несовершенства шасси получилась не слишком удачной.

Новая противотанковая пушка легко пробивала броню всех существовавших тогда немецких танков. Однако из-за позиции ГАУ выпуск орудия был прекращён, а весь производственный задел и оснастка законсервированы.

В 1943 году с появлением у немцев тяжелых танков, производство орудия было восстановлено. Орудие образца 1943 года имело ряд отличий от пушек выпуска 1941 года, направленных в первую очередь на повышение технологичности производства орудия. Тем не менее, восстановление серийного производства проходило с трудом — возникли технологические проблемы с изготовлением стволов. Массовый выпуск орудия под наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1943 г.» ЗИС-2 был организован к октябрю — ноябрю 1943 года, после ввода в строй новых производственных мощностей, обеспеченных поставленным по ленд-лизу оборудованием.

С момента возобновления производства, до конца войны в войска поступило более 9000 орудий.

С восстановление производства ЗИС-2 в 1943 году, орудия поступали в истребительно-противотанковые артиллерийские полки (иптап), по 20 орудий на полк.

С декабря 1944 года ЗИС-2 вводятся в штаты гвардейских стрелковых дивизий — в полковые противотанковые батареи и в истребительно-противотанковый дивизион (12 пушек). В июне 1945 года на аналогичный штат были переведены и обычные стрелковые дивизии.

Возможности ЗИС-2 позволяли на типичных дистанциях боя уверенно поражать 80-мм лобовую броню наиболее распространённых немецких средних танков Pz.IV и штурмовых САУ StuG III, а также бортовую броню танка Pz.VI «Тигр»; на дистанциях менее 500 м поражалась и лобовая броня «Тигра».По совокупности стоимости и технологичности производства, боевых и служебно-эксплуатационных характеристик ЗИС-2 стала лучшей советской противотанковой пушкой времён войны.

По материалам:http://knowledgegrid.ru/2e9354f401817ff6.htmlШирокорад А. Б. Гений советской артиллерии: Триумф и трагедия В. Грабина.А.Иванов. Артиллерия СССР во Второй Мировой войне.Автор Сергей Линник

Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

txapela.ru

Противотанковая артиллерия РККА. Часть 2-я » Военное обозрение

Советские дивизионные 76-мм орудия, предназначавшиеся для решения широкого круга задач, прежде всего огневой поддержки пехотных подразделений, подавления огневых точек, разрушения лёгких полевых укрытий. Однако в ходе войны орудиям дивизионной артиллерии пришлось вести огонь по танкам противника возможно даже чаще чем специализированным противотанковым пушкам. В начальный период войны, при отсутствии бронебойных снарядов огонь по танкам вели шрапнельными, ставя их взрыватели «на удар». Бронепробиваемость при этом составляла 30-35-мм.

В конце 20-х начале 30-х годов наше военное руководство увлеклось идеей создания универсальной артсистемы, совмещающей в себе функции зенитного и дивизионного орудия. Одним из апологетов этого направления в области артиллерийского вооружения был М. Н. Тухачевский, с 1931 года занимавший пост начальника вооружений РККА, а с 1934 года - пост заместителя наркома обороны по вооружению. Энергичный, но не имевший надлежащего образования в области конструирования и технологии артиллерийских систем (а, следовательно, и некомпетентный в данном вопросе), он активно продвигал свои личные идеи в их практическое воплощение. Вся дивизионная артиллерия стала полигоном для испытаний продвигаемой Тухачевским и рядом других высокопоставленных лиц концепции универсализма.

Такое орудие, получившее обозначение Ф-22 было создано, никому неизвестным тогда В. Г. Грабиным. В апреле 1935 собрали первые опытные образцы. Новые орудия имели дульный тормоз и удлинённую камору под новый патрон. Для Ф-22 были специально разработаны новые снаряды весом 7,1 кг, которыми она стреляла с начальной скоростью 710 м/с. 11 мая 1936 года Ф-22 была принята на вооружение под названием "76-мм дивизионная пушка образца 1936 года". У серийных пушек был исключен дульный тормоз (по мнению заказчика, он сильно демаскировал пушку поднимаемыми клубами пыли), а также принята камора под гильзу образца 1900 года. В то время Главное Артиллерийское Управление (ГАУ) не было готово перейти на другую гильзу (или другой калибр) дивизионных пушек, поскольку на складах оставались очень большие запасы 76 мм выстрелов с гильзой обр. 1900 г.

В силу предъявляемых к новому орудию требований универсализма оно получилось малоудачным.Как зенитное орудие Ф-22 была абсолютно ущербна. Она не имела кругового обстрела, что для зенитки неприемлемо, и низкую начальную скорость порядка 700 м/с . На практике это означало малую досягаемость по высоте и меньшую точность стрельбы. При стрельбе на углах возвышения, больших 60°, отказывалась работать автоматика затвора с соответствующими последствиями для скорострельности.Как дивизионное Ф-22 не удовлетворяло военных. Орудие имело очень большие габариты (особенно по длине) и вес (на тонну больше, чем ЗИС-3). Это весьма ограничивало её подвижность, в частности, возможность её перемещения силами расчёта. По дальности стрельбы и бронепробиваемости Ф-22 не имела крупных преимуществ перед более старой дивизионной пушкой обр.1902/30 г. Использование Ф-22 как противотанкового орудия было затруднено тем, что прицел и механизм вертикального наведения находились по разные стороны ствола, соответственно, наведение орудия не могло осуществляться только наводчиком. Пушка имела массу недоработок, была сложна в производстве и капризна в эксплуатации.

Освоение пушки в производстве шло тяжело, как по причине её значительно более сложной конструкции по сравнению с предыдущими орудиями аналогичного класса, так и потому, что пушка имела массу дефектов и постоянно совершенствовалась. В 1936 году было сдано 10 пушек, в 1937 - 417, в 1938 - 1002, в 1939 - 1503. Производство орудия было прекращено в 1939 году.

Помимо использования в качестве дивизионной Ф-22 входили в состав артиллерийских бригад противотанковой обороны (24 орудия), с 1942 года - 16 орудий (истребительно-противотанковые бригады). В течение 1941 - 1942 гг. эти пушки понесли большие потери, но в небольших количествах встречались до конца войны. В частности, в Курской битве участвовало 2 артполка, вооруженных этими орудиями (40 шт.). В основном орудие использовалось как дивизионная пушка, реже - как противотанковая (естественно, имея более высокую начальную скорость, Ф-22 имела большую бронепробиваемость, чем ЗИС-3 ) и никогда - как зенитная.

В 1937 с идеями универсализма, как и со многими другими непродуманными экспериментами и кампаниями, было покончено; их апологеты лишились должностей, а в ряде случаев - и жизней. Военное руководство страны осознало, что армия перед надвигающейся мировой войной не имеет удовлетворительного дивизионного орудия, поскольку 76-мм дивизионная пушка образца 1902/30 годов явно устарела, а новая 76-мм дивизионная пушка образца 1936 года (Ф-22) имела ряд крупных недостатков. Самым простым решением в данной ситуации являлось создание нового, современного орудия с баллистикой пушки обр. 1902/30 гг., что позволяло использовать огромные запасы боеприпасов к этому орудию. В.Г. Грабин срочно приступил к проектированию нового орудия, которому он по каким-то своим соображениям присвоил индекс Ф-22 УСВ, имея в виду, что новое орудие - лишь капитальная модернизация Ф-22. На самом же деле конструктивно это было совершенно новое орудие.

С 5 июня по 3 июля 1939 года прошли войсковые испытания орудия, в том же году оно было запущено в производство. В 1939 году было выпущено 140 орудий, в 1940 - 1010. В начале 1941 года УСВ была снята с производства. Это решение объяснялось двумя причинами: во-первых, был полностью выполнен мобилизационный план по дивизионным пушкам (мобилизационный резерв на 1 июня 1941 года составлял 5730 пушек, в наличии же было 8513 пушек), во-вторых, планировался переход на дивизионные пушки более крупного калибра.

С началом войны, согласно мобилизационному плану, производство УСВ было вновь развернуто на заводах № 92 и "Баррикады". В 1941 было выпущено 2616 пушек, в 1942 - 6046 этих орудий. Производство УСВ было прекращено в конце 1942 по причине принятия на вооружение новой дивизионной пушки ЗИС-3, имеющей ряд преимуществ перед УСВ. Стоит отметить, что вытеснение УСВ из производства происходило постепенно, в частности, завод № 92 продолжал выпуск УСВ и в 1942 году (выпущено 706 орудий), хотя в конце лета 1941 года на этом заводе уже выпускалась ЗИС-3.На 1 июня 1941 года в РККА имелось 1170 таких пушек. Орудие использовалось как дивизионное и противотанковое. В 1941-1942 гг. эти пушки понесли значительные потери, оставшиеся продолжали использоваться до конца войны.

По сравнению с Ф-22 новое орудие УСВ было безусловно более сбалансированным. Однако для дивизионного орудия УСВ имела слишком большие габариты, особенно по высоте. Её масса также была достаточно большой, что негативно сказывалось на мобильности орудия. Размещение прицела и механизмов наведения по разные стороны ствола затрудняло использование орудия как противотанкового. Недостатки орудия привели к замене его более удачной и технологичной пушкой ЗИС-3.

Конструктивно ЗИС-3 была наложением качающейся части предыдущей модели дивизионного орудия Ф-22УСВ на лёгкий лафет противотанковой 57-мм пушки ЗИС-2. Значительная сила отдачи была компенсирована дульным тормозом, отсутствовавшим у Ф-22УСВ. Также на ЗИС-3 был устранён важный недостаток Ф-22УСВ — размещение рукояток наводки по разные стороны ствола орудия. Это позволило номерам расчёта из четырёх человек (командир, наводчик, заряжающий, подносчик) выполнять только свои функции. Проектирование нового орудия шло в тесном сотрудничестве со специалистами-технологами, сама конструкция сразу создавалась для массового производства. Упрощались и сокращались операции (в частности, активно внедрялось качественное литьё крупных деталей), продумывались технологическая оснастка и требования к станочному парку, снижались требования к материалам, вводилась их экономия, предусматривались унификация и поточное производство узлов. Всё это позволило получить орудие, которое было почти втрое дешевле, чем Ф-22УСВ, при этом не менее эффективное.

Разработка пушки была начата В. Г. Грабиным в мае 1941 года, без официального задания ГАУ в мае 1941. Это связано с неприятием дивизионной артиллерии главой этого ведомства маршалом Г. И. Куликом. Он считал, что дивизионная артиллерия неспособна бороться с тяжёлыми немецкими танками (которых в 1941 году у Германии не было).После нападения Германии на СССР выяснилось, что немецкие танки успешно поражаются пушками калибра 45-76,2 мм, и уже в начале войны в связи с большими потерями, стала ощущаться нехватка орудий данных типов, и производство дивизионных орудий было восстановлено. Задания на выпуск пушек калибра 76,2-мм получили Приволжский завод, где располагалось КБ Грабина, и сталинградский завод "Баррикады".

Некоторое количество ЗИС-3 было изготовлено ещё в 1941 году — это были опытные орудия и материальная часть для двух артиллерийских дивизионов, направленных на войсковые испытания. В боях 1941 г. ЗИС-3 показала своё преимущество над тяжёлой и неудобной для наводчика Ф-22УСВ.

Массовое производство ЗИС-3 было начато в 1941году, на тот момент орудие не было официально принято на вооружение и выпускалось «нелегально». Грабин по согласованию с директором Приволжского завода Еляном принял смелое решение запустить ЗиС-3 в производство под свою ответственность. Работы были организованы таким образом, что детали Ф-22-УСВ и ЗиС-3 изготавливались параллельно. Единственная явно "не та" деталь - дульный тормоз ЗиС-3 - изготавливалась в опытном цехе. Но представители военной приемки отказались прнимать "нелегальные" пушки без разрешения ГАУ, начальником которого тогда был уже Н.Д. Яковлев. В ГАУ был послан запрос, который долго оставался без ответа, в цехах накапливались новые пушки ЗиС-3, и в конце концов начальник военной приемки на заводе И.Ф. Телешов отдал приказ принимать их.В результате это позволило В. Г. Грабину представить ЗИС-3 лично И. В. Сталину и получить официальное разрешение на производство орудия, которое к тому времени уже выпускалось заводом и активно использовалось в армии. В начале февраля 1942 г. были проведены официальные испытания, которые были скорее формальностью и продолжались всего пять дней. По их итогам ЗИС-3 была принята на вооружение 12 февраля 1942 года с официальным названием «76-мм дивизионная пушка обр. 1942 г.»

В войска поступали три разновидности 76-мм пушек обр. 1942 г. Которые отличались углами возвышения, клёпаными или сварными станинами и затвором.Благодаря высокой технологичности ЗиС-3 стала первым в мире артиллерийским орудием, поставленным на поточное производство и конвейерную сборку. Она же и самая массовая пушка Великой Отечественной войны — всего в период с 1941 по 1945 выпущено 103 тысячи штук (ещё около 13 300 стволов было смонтировано на САУ СУ-76).

С 1944 года, по причине снижения темпов выпуска 45-мм пушек и нехватки 57-мм пушек ЗИС-2, это орудие, несмотря на недостаточную для того времени бронепробиваемость стало основной противотанковой пушкой РККА. Орудия, направляемые в противотанковую артиллерию, комплектовались прицелами прямой наводки ПП1-2 или ОП2-1.

Снаряды к 76-мм дивизионным орудиям:1. Выстрел УБР-354А со снарядом БР-350А (Тупоголовый с баллистическим наконечником, трассирующий).2. Выстрел УБР-354Б со снарядом БР-350Б (Тупоголовый с баллистическим наконечником, с локализаторами, трассирующий).3. Выстрел УБР-354П со снарядом БР-350П (Подкалиберный бронебойный снаряд, трассирующий, «катушечного» типа).4. Выстрел УОФ-354М со снарядом ОФ-350 (Стальной осколочно-фугасный снаряд).5. Выстрел УШ-354Т со снарядом Ш-354Т (Шрапнель с трубкой Т-6).

При хорошей эффективности действия осколочно-фугасного снаряда по живой силе, дававшего при разрыве с установкой взрывателя на осколочное действие около 870 убойных осколков, с эффективным радиусом поражения живой силы около 15 метров.Бронепробиваемости бронебойного снаряда, пробивавшего на дистанции 300 метров по нормали 75-мм броню, было недостаточно для борьбы со средними немецкими танками Pz.IV. По состоянию на 1943 год бронирование тяжёлого танка PzKpfW VI «Тигр» было неуязвимым для ЗИС-3 в лобовой проекции и слабо уязвимым на дистанциях ближе 300 м в бортовой проекции. Слабо уязвимыми в лобовой проекции для ЗИС-3 были также новый немецкий танк PzKpfW V «Пантера», а также модернизированные PzKpfW IV Ausf H и PzKpfW III Ausf M или N; однако все эти машины уверенно поражались из ЗИС-3 в борт.Введение с 1943 года подкалиберного снаряда улучшило противотанковые возможности ЗИС-3, позволив ей на дистанциях ближе 500 м уверенно поражать вертикальную 80-мм броню, но 100-мм вертикальная броня так и осталась для неё непосильной.Относительная слабость противотанковых возможностей ЗИС-3 осознавалась советским военным руководством, однако до конца войны заменить ЗИС-3 в истребительно-противотанковых подразделениях так и не удалось — так, 57-мм противотанковые пушки ЗИС-2 в 1943—1944 годах были произведены в количестве 4375 шт., а ЗИС-3 за тот же период — в количестве 30052 шт., из которых около половины было направлено в истребительно-противотанковые части. Мощные же 100-мм полевые пушки БС-3 попали в войска только в конце 1944 года и в небольшом количестве. Недостаточная бронепробиваемость орудий частично компенсировалась тактикой применения, ориентированной на поражение уязвимых мест бронетехники. Кроме того, против большинства образцов немецкой бронетехники бронепробиваемость ЗИС-3 оставалась адекватной до конца войны. Это частично облегчалось, снижением качества броневой стали германских танков во второй половине войны. Из-за недостатка легирующих добавок броня получалась хрупкой и при попадании снаряда, даже будучи не пробитой давала опасные сколы с внутренней стороны.

Весной 1943 года В.Г. Грабин в своей докладной записке на имя Сталина, предложил наряду с возобновлением производства 57-мм ЗИС-2, начать проектирование 100-мм пушки с унитарным выстрелом, который применялся в морских орудиях.При создании этой пушки конструкторы КБ под руководством В.Г. Грабина широко использовали накопленный ими опыт создания полевых и противотанковых пушек, а также внедрили ряд новых технических решений.Для обеспечения большой мощности, снижения веса, компактности и высокой скорострельности на орудии такого калибра были впервые применены клиновой полуавтоматический затвор и двухкамерный дульный тормоз с эффективностью 60%.Оригинально была решена проблема колеса, для более легких орудий обычно применялись колёса от ГАЗ-АА или ЗИС-5. Но для нового орудия они не подходили. Колёса от пятитонки ЯАЗ оказались слишком тяжелыми и большими. Тогда была взята спарка колёс от ГАЗ-АА, что позволило вписаться в заданные массу и габариты. Снабженные этими колесами пушки могли транспортироваться механической тягой с достаточно большими скоростями.

Через год, весной 1944 года БС-3 было запущено в серийное производство. До конца Великой Отечественной войны промышленностью было поставлено Красной Армии около 400 пушек. 100-мм БС-3 оказалось весьма эффективным противотанковым средством.Тяжёлая 100-мм полевая пушка БС-3 появилась на вооружении в мае 1944 года. За отличную бронепробиваемость, обеспечивающую поражение любого танка противника, солдаты-фронтовики присвоили ей имя «Зверобой».

Благодаря наличию клинового затвора с вертикально перемещающимся клином с полуавтоматикой, расположению механизмов вертикальной и горизонтальной наводки с одной стороны орудия, а также применению унитарных выстрелов скорострельность пушки составляет 8-10 выстрелов в минуту. Стрельба из пушки велась унитарными патронами с бронебойно-трассирующими снарядами и осколочно-фугасными гранатами. Бронебойно-трассирующий снаряд с начальной скоростью 895 м/с на дальности 500 м при угле встречи 90° пробивал броню толщиной 160 мм. Дальность прямого выстрела составляла 1080 м. Однако роль этого орудия в борьбе с танками противника сильно преувеличена. К моменту её появления немцы практически не применяли танки массировано.Выпущена БС-3 во время войны была в небольших количествах и большой роли сыграть не могла. Для сравнения ПТ САУ СУ-100 с орудием аналогичного калибра Д-10 было выпущено в военное время в количестве около 2000.Сам создатель этого орудия В.Г. Грабин никогда не считал БС-3 противотанковой системой, что нашло отражение в названии.

БС-3 имело ряд недостатков, которые затрудняли её использование в качестве противотанковой. При стрельбе орудие сильно прыгало, что делало небезопасной работу наводчика и сбивало прицельные установки, что, в свою очередь, приводило к уменьшению практического темпа прицельной стрельбы – качества для полевого противотанкового орудия очень важного.Наличие мощного дульного тормоза при небольшой высоте линии огня и настильных траекториях, характерных для стрельбы по бронецелям, приводило к образованию значительного дымопылевого облака, демаскировавшего позицию и ослеплявшего расчет.Подвижность орудия с массой более 3500 кг оставляла желать много лучшего, транспортировка силами расчёта на поле боя была практически невозможна.

Если буксировка 45-мм, 57-мм и 76-мм орудий осуществлялась конными упряжками, автомобилями ГАЗ-64, ГАЗ-67, ГАЗ-АА, ГАЗ-ААА, ЗИС-5 или поставляемыми с середины войны по ленд-лизу полугрузовые автомобили Dodge WC-51 («Додж 3/4»). То для буксировки БС-3 требовались гусеничные тягачи, в крайнем случае полноприводные грузовые автомобили Studebaker US6.

На завершающем этапе войны 98 БС-3 были приданы как средство усиления пяти танковым армиям. Пушка состояла на вооружении легких артиллерийских бригад 3-полкового состава (сорок восемь 76-мм и двадцать 100-мм пушек).В артиллерии РГК по состоянию на 1 января 1945 года находилось 87 пушек БС-3. В начале 1945 года в 9-й Гвардейской армии в составе трёх стрелковых корпусов было сформировано по одному пушечному артиллерийскому полку по 20 БС-3.

В основном, благодаря большой дальности стрельбы - 20650 м и достаточно эффективной осколочно-фугасной гранате весом 15,6 кг пушка использовалась в качестве корпусного орудия для борьбы с артиллерией противника и подавления дальних целей.

Значительную роль в деле борьбы с танками, особенно в начальный период войны сыграла зенитная артиллерия.Уже в конце июня 1941 года было принято решение о формировании отдельных противотанковых артиллерийских полков РГК. Вооружались эти полки двадцатью 85-мм зенитными пушками. В июле — августе 1941 года сформировали 35 таких полков. В августе — октябре последовала вторая волна формирования противотанковых полков РГК. Эти полки вооружались восемью 37-мм и восемью 85-мм зенитными пушками. 37-мм зенитный автомат обр. 1939 года еще до войны создавался как противотанково -зенитный и имел отработанный бронебойный снаряд. Важным преимуществом зенитных орудий также был лафет, обеспечивающий круговое вращение орудия. Для защиты расчета переквалифицированные в противотанковые пушки зенитки оснащались противоосколочным щитом.

В конце 1941 года 37-мм автоматы из противотанковой артиллерии были изъяты. 85-мм зенитные орудия использовались для этой цели, по меньшей мере, ещё два года. В Курской битве принимали участие 15 истребительно-противотанковых артдивизионов по двенадцать 85-мм пушек. Мера эта конечно была вынужденной, так как зенитные орудия были намного дороже, подвижность меньше, а маскировались они тяжелее.

В истребительно-противотанковой артиллерии активно использовались трофейные немецкие орудия. Особенно ценились 75-мм Рак-40, обладавшие высокими показателями бронепробиваемости и низким силуэтом. В ходе наступательных операций 1943-1944 г наши войска захватили большое количество этих орудий и боеприпасов к ним.

Было сформировано несколько противотанковых дивизионов оснащённых трофейными орудиями. Дивизионы были, как только с трофейными орудиями, так и смешанного состава. Часть трофейных противотанковых пушек использовалась войсками сверхштатно, что не находило отражения в отчётных документах.

Характеристики противотанковых пушек

Насыщение войск противотанковой артиллерией произошло к середине 1943 года. До этого недостаток противотанковых орудий частично компенсировался массовым выпуском противотанковых ружей (ПТР). Количественного насыщения войск орудиями было не всегда достаточно для обеспечения противотанковой обороны.Так использование дивизионной ЗИС-3 было мерой во многом вынужденной. Даже подкалиберный 76-мм снаряд не обеспечивал уверенного пробития брони тяжелых танков. Кумулятивный 76-мм снаряд использовался только в короткоствольных полковых пушках, по причине несовершенства взрывателя и возможности разрыва в стволе дивизионного орудия. Из-за позиции ГАУ, перед войной была утеряна возможность создания эффективного 76-мм орудия. Что позже сделали немцы, захватив и модернизировав сотни трофейных советских Ф-22 и УСВ.По непонятной причине не было создано 85-мм противотанковое орудие. Такое орудие было спроектировано Ф.Ф. Петровым и принято под обозначением Д-44 уже после войны.

Именно противотанковая артиллерия уничтожила 2/3 немецких танков, несмотря на недостатки и упущения советские воины истребительно-противотанковой артиллерии, проявляя стойкость и массовый героизм, зачастую жертвуя собой, сумели разбить стальной кулак «Панцерваффе».

По материалам:http://www.tvoyrebenok.ru/zis3.shtmlШирокорад А. Б. Гений советской артиллерии: Триумф и трагедия В. Грабина.Шунков В. Н. Оружие Красной Армии.

topwar.ru

Противотанковая артиллерия РККА. Часть 1

Советская противотанковая артиллерия сыграла важнейшую роль в Великой Отечественной войне, на её долю пришлось порядка 70% всех уничтоженных германских танков. Воины-противотанкисты сражаясь «до последнего», зачастую ценой собственной жизни отражали атаки «Панцерваффе».

 

Структура и материальная часть противотанковых подразделений в ходе боевых действий непрерывно совершенствовались. До осени 1940 года противотанковые орудия входили в состав стрелковых, горно-стрелковых, мотострелковых, моторизованных и кавалерийских батальонов, полков и дивизий. Противотанковые батареи, взводы и дивизионы были, таким образом, вкраплены в организационную структуру соединений, являясь их неотъемлемой частью. Стрелковый батальон стрелкового полка довоенного штата имел взвод 45-мм орудий (две пушки). Стрелковый полк и мотострелковый полк имели батарею 45-мм пушек (шесть орудий). В первом случае средством тяги были лошади, во втором — специализированные гусеничные бронированные тягачи «Комсомолец». В состав стрелковой дивизии и моторизованной дивизии входил отдельный противотанковый дивизион из восемнадцати 45-мм пушек. Впервые противотанковый дивизион был введен в штат советской стрелковой дивизии в 1938 году.Однако маневр противотанковыми орудиями был возможен в тот период только внутри дивизии, а не в масштабах корпуса или армии. Командование имело весьма ограниченные возможности по усилению противотанковой обороны на танкоопасных направлениях.

Незадолго до войны началось формирование противотанковых артиллерийских бригад РГК. По штату в каждой бригаде должно было быть сорок восемь 76-мм пушек, сорок восемь 85-мм зенитных пушек, двадцать четыре 107-мм пушки, шестнадцать 37-мм зенитных пушек. Штатная численность бригады составляла 5322 человека. К началу войны формирование бригад не было завершено. Организационные трудности и общий неблагоприятный ход боевых действий не позволили первым противотанковым бригадам полностью реализовать свой потенциал. Однако уже в первых сражениях бригады продемонстрировали широкие возможности самостоятельного противотанкового соединения.

С началом Великой Отечественной войны противотанковые возможности советских войск подверглись жестоким испытаниям. Во-первых, чаще всего стрелковым дивизиям приходилось вести бой, занимая превышающий уставные нормативы фронт обороны. Во-вторых, советским войскам пришлось столкнуться с немецкой тактикой «танкового клина». Она заключалась в том, что танковый полк танковой дивизии Вермахта наносил удар на очень узком участке обороны. При этом плотность атакующих танков составляла 50–60 машин на километр фронта. Такое количество танков на узком фронте неизбежно насыщало противотанковую оборону.

Большие потери противотанковых пушек в начале войны привели к снижению количества противотанковых орудий в стрелковой дивизии. Стрелковая дивизия штата июля 1941 года имела всего восемнадцать 45-мм противотанковых пушек вместо пятидесяти четырех по предвоенному штату. По июльскому штату были полностью исключен взвод 45-мм пушек из стрелкового батальона и отдельный противотанковый дивизион. Последний был восстановлен в штате стрелковой дивизии в декабре 1941 года. Нехватку противотанковых пушек в какой-то мере восполняли недавно принятые на вооружение противотанковые ружья. В декабре 1941 года в стрелковой дивизии взвод ПТР был введен на полковом уровне. Всего в дивизии по штату было 89 ПТР.

В области организации артиллерии общей тенденцией конца 1941 года было наращивание числа самостоятельных противотанковых частей. На 1 января 1942 года в действующей армии и резерве Ставки ВГК имелись: одна артиллерийская бригада (на Ленинградском фронте), 57 противотанковых артиллерийских полков и два отдельных противотанковых артиллерийских дивизиона. По итогам осенних боев пять артиллерийских полков ПТО получили звание гвардейских. Два из них получили гвардию за бои под Волоколамском — они поддерживали 316-ю стрелковую дивизию И. В. Панфилова. 1942 год стал периодом наращивания числа и укрупнения самостоятельных противотанковых подразделений. 3 апреля 1942 года последовало постановление Государственного Комитета Обороны о формировании истребительной бригады. По штату в бригаде было 1795 человек, двенадцать 45-мм пушек, шестнадцать 76-мм пушек, четыре 37-мм зенитные пушки, 144 противотанковых ружья. Следующим постановлением от 8 июня 1942 года двенадцать сформированных истребительных бригад были объединены в истребительные дивизии, по три бригады в каждой.

Этапным для противотанковой артиллерии Красной армии стал приказ НКО СССР № 0528 за подписью И. В. Сталина, согласно которому: повышался статус истребительно-противотанковых подразделений, личному составу устанавливался двойной денежный оклад, за каждый подбитый танк устанавливалась денежная премия, весь командный и личный состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей ставился на особый учёт и подлежал использованию только в указанных частях.

Отличительным знаком противотанкистов стал нарукавный знак в виде черного ромба с красной окантовкой со скрещенными орудийными стволами. Повышению статуса противотанкистов сопутствовало формирование летом 1942 года новых истребительно-противотанковых полков. Было сформировано тридцать лёгких (по двадцать 76-мм пушек) и двадцать противотанковых артиллерийских полков (по двадцать 45-мм пушек).Полки были сформированы в короткие сроки и сразу же брошены в бой на угрожаемых участках фронта.

В сентябре 1942 года формировались еще десять истребительно-противотанковых полков по двадцать 45-мм пушек. Также в сентябре 1942 года в наиболее отличившиеся полки была введена дополнительная батарея из четырех 76-мм орудий. В ноябре 1942 года часть истребительно-противотанковых полков была объединена в истребительные дивизии. К 1 января 1943 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии Красной армии насчитывалось 2 истребительные дивизии, 15 истребительных бригад, 2 тяжелых истребительно-противотанковых полка, 168 истребительно-противотанковых полков, 1 истребительно-противотанковый дивизион.

Усовершенствованная система противотанковой обороны Красной армии получила у немцев наименование «пакфронт» (Pakfront). РАК — это немецкая аббревиатура для обозначения противотанкового орудия — Panzerabwehrkannone. Вместо линейного расположения орудий по обороняемому фронту в начале войны они объединялись группами под единым управлением. Это позволяло концентрировать на одной цели огонь нескольких орудий. Основой противотанковой обороны являлись противотанковые районы. Каждый противотанковый район состоял из отдельных противотанковых опорных пунктов (ПТОПов), находящихся в огневой связи друг с другом. «Находиться в огневой связи друг с другом» — означает возможность ведения соседними ПТОПами огня по одной цели. ПТОП насыщался всеми видами огневых средств. Основой огневой системы ПТОПа являлись 45-мм орудия, 76-мм полковые орудия, частично пушечные батареи дивизионной артиллерии и истребительно-противотанковые артиллерийские части.

Звездным часом истребительно-противотанковой артиллерии стало сражение на Курской дуге летом 1943 года. На тот момент 76-мм дивизионные пушки были основным средством истребительно-противотанковых частей и соединений. «Сорокапятки» составляли около трети общего числа противотанковых орудий на Курской дуге. Длительная пауза в боевых действиях на фронте позволила улучшить состояние частей и соединений за счет поступления техники от промышленности и доукомплектования противотанковых полков личным составом.

Последним этапом эволюции противотанковой артиллерии Красной Армии стало укрупнение ее частей и появление в составе противотанковой артиллерии самоходных орудий. К началу 1944 г. в истребительно-противотанковые бригады были переформированы все истребительные дивизии и отдельные истребительные бригады общевойскового типа. На 1 января 1944 г. в истребительно-противотанковой артиллерии числились 50 истребительно-противотанковых бригад и 141 истребительно-противотанковый полк. Приказом НКО № 0032 от 2 августа 1944 г. в состав пятнадцати истребительно-противотанковых бригад вводилось по одному полку СУ-85 (21 САУ). Реально самоходные орудия получили только восемь бригад.

Особое внимание уделялось подготовке личного состава истребительно-противотанковых бригад, была организована целенаправленная боевая подготовка артиллеристов для борьбы с новыми немецкими танками и штурмовыми орудиями. В противотанковых частях появились специальные инструкции: «Памятка артиллеристу – истребителю вражеских танков» или «Памятка по борьбе с танками Тигр». А в армиях оборудовались специальные тыловые полигоны, где артиллеристы тренировались в стрельбе по танкам-макетам, в том числе и движущимся.

Одновременно с повышением мастерства артиллеристов совершенствовалась тактика. С количественным насыщением войск противотанковыми средствами, всё чаще стал применяться метод «огневого мешка». Орудия размещались в «противотанковых гнёздах» по 6-8 пушек в радиусе 50-60 метров и хорошо маскировались. Гнезда располагались на местности для достижения фланкирования на дальних дистанциях с возможностью концентрации огня. Пропуская двигающиеся в первом эшелоне танки, огонь открывался внезапно, во фланг, на средних и коротких дистанциях.

В наступлении противотанковые орудия оперативно подтягивались вслед за наступающими подразделениями, чтобы в случае необходимости поддержать их огнём.

История противотанковой артиллерии в нашей стране началась в августе 1930 года, когда в рамках военно-технического сотрудничества с Германией был подписан секретный договор, согласно которому немцы обязались помочь СССР организовать валовое производство 6 артиллерийских систем. Для реализации договора в Германии была создана подставная фирма «БЮТАСТ» (общество с ограниченной ответственностью «Бюро для технических работ и изучений»).

Среди прочих предложенных СССР орудий была противотанковая 37-мм пушка. Разработка этого орудия, в обход ограничений, наложенных Версальским договором, завершилась на фирме «Рейнметалл Борзиг» 1928 году. Первые образцы орудия, получившего наименование Так 28 (Tankabwehrkanone, т. е. противотанковая пушка – слово Panzer вошло в обиход позже) поступили на испытания в 1930 году, а с 1932 г. начались поставки в войска. Орудие Так 28 имело ствол длиной 45 калибров с горизонтальным клиновым затвором, обеспечивавшим достаточно высокую скорострельность – до 20 выстр./мин. Лафет с раздвижными трубчатыми станинами обеспечивал большой угол горизонтальной наводки – 60°, но при этом ходовая часть с деревянными колесами была рассчитана лишь на конную тягу.

В начале 30-х годов это орудие пробивало броню любого танка, пожалуй, являлось лучшим в своём классе, намного опередив разработки в других странах.

После модернизации, получив колеса с пневматическими шинами, допускающими буксировку автомобилем, усовершенствованный лафет и улучшенный прицел, оно было принято на вооружение, под обозначением 3,7 cm Pak 35/36 (Panzerabwehrkanone 35/36).Оставаясь до 1942 года основным противотанковым орудием Вермахта.

Немецкая пушка была запущена на производство на подмосковном заводе им. Калинина (№ 8), где она и получила заводской индекс 1-К. Предприятие осваивало производство нового орудия с огромным трудом, пушки делались полукустарно, с ручной подгонкой деталей. В 1931 заказчику завод предъявил 255 пушек, но не сдал ни одной по причине низкого качества сборки. В 1932 удалось сдать 404 пушки, в 1933 - ещё 105.

Несмотря на проблемы с качеством производимых орудий, 1-К была довольно совершенной для 1930 года противотанковой пушкой. Её баллистика позволяла поражать все танки того времени, на дистанции 300 м, бронебойный снаряд по нормали пробивал 30-мм броню. Орудие было очень компактно, его небольшой вес позволял расчёту легко перемещать его по полю боя. Недостатками орудия, которые и привели к быстрому снятию его с производства, были слабое осколочное действие 37-мм снаряда и отсутствие подрессоривания. Кроме того, выпущенные орудия отличались невысоким качеством сборки. Принятие на вооружение этого орудия рассматривалось как временная мера, поскольку руководство РККА хотело иметь более универсальную пушку, совмещавшую функции противотанкового и батальонного орудия, а 1-К из-за малого калибра и слабого осколочного снаряда на эту роль подходила плохо.

1-К была первой специализированной противотанковой пушкой РККА и сыграла большую роль в освоении этого вида оружия. Очень скоро она стала заменяться 45-мм противотанковой пушкой, став на её фоне практически незаметной. В конце 30-х 1-К стали изыматься из войск и передаваться на хранение, оставаясь в эксплуатации только в качестве учебных.

В начале войны все пушки, имевшиеся на складах, были брошены в бой, поскольку в 1941 году наблюдался дефицит артиллерии для комплектации большого количества вновь формируемых соединений и восполнения огромных потерь.

Конечно, к 1941 году характеристики бронепробиваемости 37-мм противотанкового орудия 1-К уже не могли считаться удовлетворительными, оно могло уверенно поражать только с лёгкие танки и бронетранспортёры. Против средних танков это орудие могло быть эффективно лишь при стрельбе в борт с близких (менее 300 м) дистанций. Тем более что советские бронебойные снаряды значительно уступали по бронепробиваемости германским аналогичного калибра. С другой стороны, это орудие могло использовать трофейные 37-мм боеприпасы, в этом случае его бронепробиваемость существенно повышалась, превышая даже аналогичные характеристики 45-мм пушки.

Каких-либо подробностей боевого применения этих орудий установить не удалось, вероятно, практически все они были потеряны в 1941 году.

Очень большое историческое значение 1-К состоит в том, что она стала родоначальником серии самых многочисленных советских 45-мм противотанковых пушек и советской противотанковой артиллерии в целом.

В ходе «освободительного похода» на западную Украину, было захвачено несколько сотен польских 37-мм противотанковых пушек и значительное количество боеприпасов к ним.

Первоначально они были отправлены на склады, а в конце 1941 года их передали в войска, поскольку из-за больших потерь первых месяцев войны существовал большой дефицит артиллерии, особенно противотанковой. В 1941 году для этой пушки ГАУ издало "Краткое описание, инструкция по эксплуатации".

37-мм противотанковая пушка, разработанная фирмой Бофорс, была весьма удачным орудием, способным успешно бороться с бронетехникой, защищённой противопульной бронёй.

Орудие имело достаточно высокую начальную скорость снаряда и скорострельность, небольшие габариты и массу (что облегчало задачу по маскировке орудия на местности и перекатыванию его на поле боя силами расчёта), а также было приспособлено к быстрой перевозке механической тягой. По сравнению с немецкой 37-мм противотанковой пушкой Pak 35/36 польское орудие имело лучшую бронепробиваемость, что объясняется более высокой начальной скоростью снаряда.

Во второй половине 30-х годов наметилась тенденция увеличения толщины танковой брони, кроме того, советские военные хотели получить противотанковое орудие способное оказывать огневую поддержку пехоте. Для этого требовалось увеличить калибр.Новое 45-мм противотанковое орудие, было создано путём наложения 45-мм ствола на лафет 37-мм противотанковой пушки обр. 1931 года. Лафет также был усовершенствован - было введено подрессоривание колёсного хода. Полуавтоматический затвор в основном повторял схему 1-К и позволял делать 15-20 выстр./мин.

45-мм снаряд имел массу 1.43 кг и был тяжелее 37-мм более чем в 2 раза.На дистанции на 500 м бронебойный снаряд, по нормали пробивал 43-мм броню.На момент принятия на вооружение 45-мм противотанковая пушка обр. 1937 года пробивала броню любого существующего тогда танка.Осколочная 45-мм граната при разрыве давала около 100 осколков, сохраняющих убойную силу при разлёте по фронту на 15 м и в глубину на 5-7 м. Картечные пули при стрельбе образуют поражающий сектор по фронту на до 60 м и в глубину до 400 м.Таким образом, 45-мм противотанковая пушка имела неплохие противопехотные возможности.

С 1937 по1943 год было выпущено 37354 орудия. Незадолго до начала войны 45-мм пушка была снята с производства, так как наше военное руководство полагало, что новые германские танки будут иметь толщину лобовой брони непробиваемую для этих орудий. Вскоре после начала войны, орудие было снова запущено в серию.

45-мм пушки образца 1937 года полагались по штату противотанковым взводам стрелковых батальонов Красной Армии (2 орудия) и противотанковым дивизионам стрелковых дивизий (12 орудий). Они же были на вооружении отдельных противотанковых полков, в составе которых было 4-5 четырёхорудийных батарей.

Для своего времени по бронепробиваемости «сорокапятка» была вполне адекватной. Тем не менее недостаточная пробивная способность по 50-мм лобовой броне танков Pz Kpfw III Ausf H и Pz Kpfw IV Ausf F1 не подлежит сомнению. Зачастую это было связано с невысоким качеством бронебойных снарядов. Многие партии снарядов имели технологический брак. При нарушении режима термообработки в производстве, снаряды получались излишне твёрдыми и в результате раскалывались о броню танка, однако в августе 1941 года проблема была решена — в производственный процесс были внесены технические изменения (введены локализаторы).

Для улучшения бронепробиваемости на вооружение был принят подкалиберный 45-мм снаряд, с вольфрамовым сердечником, пробивавший на дистанции 500 м по нормали 66-мм броню, а при стрельбе на дистанции кинжального огня в 100 м - броню 88 мм.

С появлением подкалиберных снарядов, «сорокапятке» стали «по зубам» поздние модификации танков Pz Kpfw IV. Толщина лобовой брони, которых не превышала 80-мм.

В первое время новые снаряды были на особом учёте и выдавались поштучно. За неоправданный расход подкалиберных снарядов, командира орудия и наводчика могли отдать под трибунал.

В руках опытных и тактически умелых командиров и тренированных расчётов 45-мм противотанковое орудие представляло серьёзную угрозу для вражеской бронетехники. Положительными его качествами были высокая мобильность и лёгкость маскировки. Однако для лучшего поражения бронецелей настоятельно требовалось более мощное орудие, которым стала 45-мм пушка обр. 1942 года М-42, разработанная и принятая на вооружение в 1942 году.

45-мм противотанковая пушка М-42 была получена путём модернизации 45-мм пушки образца 1937 года на заводе № 172 в Мотовилихе. Модернизация заключалась в удлинении ствола (с 46 до 68 калибров), усилении метательного заряда (масса пороха в гильзе увеличилась с 360 до 390 грамм) и ряда технологических мер для упрощения серийного производства. Толщина брони щитового прикрытия была увеличена с 4.5 мм до 7 мм для лучшей защиты расчёта от винтовочных бронебойных пуль.

В результате модернизации начальная скорость снаряда возросла почти на 15 % - с 760 до 870 м/с. На дистанции 500 метров по нормали, бронебойный снаряд пробивал- 61мм, а подкалиберный снаряд пробивал -81 мм броню. По воспоминаниям ветеранов - противотанкистов, М-42 обладала очень высокой точностью стрельбы и относительно небольшой отдачей при выстреле. Это позволяло вести огонь с высокой скорострельностью без исправления наводки.

Серийное производство 45-мм пушек обр. 1942 года было начато в январе 1943 года и осуществлялось только на заводе № 172. В наиболее напряженные периоды завод изготавливал по 700 таких пушек ежемесячно. Всего за 1943-1945 годы было изготовлено 10 843 пушки обр. 1942 года. Их производство продолжалось и после войны. Новые орудия по мере выпуска шли на перевооружение противотанковых артиллерийских полков и бригад, имевших 45-мм противотанковые пушки обр. 1937 года.

Как вскоре выяснилось, бронепробиваемости М-42 для борьбы с немецкими тяжелыми танками с мощным противоснарядным бронированием Pz. Kpfw. V «Пантера» и Pz. Kpfw. VI «Тигр» было недостаточно. Более успешной была стрельба подкалиберными снарядами по бортам, корме и ходовой части. Тем не менее, благодаря налаженному массовому производству, мобильности, лёгкости маскировки и дешевизне орудие оставалось на вооружении до самого конца войны.

В конце 30-х остро стал вопрос создания противотанковых орудий способных поражать танки с противоснарядной бронёй. Расчёты показали бесперспективность калибра 45-мм с точки зрения резкого роста бронепробиваемости. Различными исследовательскими организациями рассматривались калибры 55 и 60 мм, но в итоге было решено остановиться на калибре 57 мм. Орудия такого калибра применялись в царской армии и флоте (пушки Норденфельда и Гочкиса). Для этого калибра был разработан новый снаряд — в качестве его гильзы была принята стандартная гильза от 76-мм дивизионной пушки с переобжатием дульца гильзы на калибр 57 мм.

В 1940 году к проектированию новой противотанковой пушки, соответствующей тактико-техническим требованиям Главного Артиллерийского Управления (ГАУ), приступил конструкторский коллектив, возглавляемый Василием Гавриловичем Грабиным. Главной особенностью новой пушки стало использование длинного ствола длиной в 73 калибра. Орудие на дистанции 1000 м пробивало бронебойным снарядом броню толщиной в 90 мм

Опытный образец орудия был изготовлен в октябре 1940 года и прошёл заводские испытания. А в марте 1941 года пушка была принята на вооружение под официальным наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1941 г.» Всего с июня по декабрь 1941 года было сдано около 250 орудий.

57-мм пушки из опытных партий приняли участие в боевых действиях. Часть их были установлены на лёгком гусеничном тягаче «Комсомолец» - это была первая советская противотанковая САУ, которая из-за несовершенства шасси получилась не слишком удачной.

Новая противотанковая пушка легко пробивала броню всех существовавших тогда немецких танков. Однако из-за позиции ГАУ выпуск орудия был прекращён, а весь производственный задел и оснастка законсервированы.

В 1943 году с появлением у немцев тяжелых танков, производство орудия было восстановлено. Орудие образца 1943 года имело ряд отличий от пушек выпуска 1941 года, направленных в первую очередь на повышение технологичности производства орудия. Тем не менее, восстановление серийного производства проходило с трудом — возникли технологические проблемы с изготовлением стволов. Массовый выпуск орудия под наименованием «57-мм противотанковая пушка обр. 1943 г.» ЗИС-2 был организован к октябрю — ноябрю 1943 года, после ввода в строй новых производственных мощностей, обеспеченных поставленным по ленд-лизу оборудованием.

С момента возобновления производства, до конца войны в войска поступило более 9000 орудий.

С восстановление производства ЗИС-2 в 1943 году, орудия поступали в истребительно-противотанковые артиллерийские полки (иптап), по 20 орудий на полк.

С декабря 1944 года ЗИС-2 вводятся в штаты гвардейских стрелковых дивизий — в полковые противотанковые батареи и в истребительно-противотанковый дивизион (12 пушек). В июне 1945 года на аналогичный штат были переведены и обычные стрелковые дивизии.

Возможности ЗИС-2 позволяли на типичных дистанциях боя уверенно поражать 80-мм лобовую броню наиболее распространённых немецких средних танков Pz.IV и штурмовых САУ StuG III, а также бортовую броню танка Pz.VI «Тигр»; на дистанциях менее 500 м поражалась и лобовая броня «Тигра».По совокупности стоимости и технологичности производства, боевых и служебно-эксплуатационных характеристик ЗИС-2 стала лучшей советской противотанковой пушкой времён войны.

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

super-arsenal.ru

Артиллерия РККА | Альтернативная История

Уже в 30г. в ходе модернизации 76-мм дивизионная пушка образца 1902г. стало ясно, что пушка устарела. И хотя удлинением ствола начальную скорость полета снаряда удалось поднять с 610 до 655м/сек, было понятно, что это не более чем временная мера, т.к. полученное значение начальной скорости было явно недостаточно на фоне иностранных аналогов. Для 76мм дивизионных пушек того времени требовалось 700-750м/сек, никак не меньше. Основная проблема отечественной трехдюймовки была в устаревшем соотношении веса и калибра снаряда, количества пороха в артпатроне (1,08кг.) и, как следствие, длины ствола пушки.

Именно с начала 30-х годов началось активное изыскание путей и методов решения проблемы. Дело в том, что существовало три основных способа решения проблемы:

1. Сделать новую пушку на новом боеприпасе с «нуля». Впрочем, боевую часть артпатрона (снаряд) можно было оставить прежней.

2. Удлинить ствол пушки, изменив в нем угол нарезки.

3. Уменьшить калибр пушки, заменив в производстве только ствол и боевую часть артпатрона. Все остальное, при этом, оставалось прежним.

Все эти способы обладали, как своими достоинствами, так и весьма существенными недостатками:

1. Самый эффективный, но и самый дорогой способ. В производстве старых 76мм боеприпасов без изменения оставалась только боевая часть артпатрона. Что, по сути, было почти равноценно производству новых боеприпасов.

2. Именно так и было сделано в 30г. при модернизации 76-мм дивизионная пушка образца 1902 (трехдюймовки). Способ, безусловно, заманчивый, только не очень эффективный. Сильно начальную скорость полета снаряда таким способом еще раз увеличить уже не удалось бы. Да и лафет в этот раз уже надо было делать новый, старый бы уже не выдержал. Кроме этого существовали сложности технологического характера, длина ствола 76-мм дивизионной пушки образца 1930г. в 3048мм была близка к технологическому пределу обычных пушечных заводов тех лет, которая составляла 3200мм.

3. Прежнее количество пороха в новом артпатроне становилось достаточным для более легкого снаряда, что позволяло разгонять его до большей начальной скорости. Недостатком этого способа было то, что надо было начинать производить новую боевую часть артпатрона, что, правда, было относительно недорого. Кроме этого уменьшение калибра вело к уменьшению мощности ОФБ. Что для пушки, строго говоря, в отличие от гаубицы, недостатком не является. Одновременно увеличивалась мощность ББ.

76мм дивизионная пушка обр. 02/30г.

 

Следствием дискуссий на эту тему стало то, что рассмотрев эти варианты, ГАУ пришло к выводу, что целесообразен вариант №2. Тем более, что главный конструктор головного в отрасли завода №92 в Горьком Грабин везде и всюду всех заверял в том, что с производством более длинных стволов на его заводе никаких проблем не будет.

В 35г. были построены и испытаны три новых опытных пушки. Длина ствола у них была 3895мм, начальная скорость полета снаряда составила 710м/сек., т.е. завод вполне справился с поставленной задачей. Но правильнее будет сказать, как бы справился. Потому что использовали эти пушки совершенно нестандартные, изготовленные на заказ артпатроны. Одновременно с принятием на вооружение новой пушки, завод рекомендовал принять на вооружение и новый 76мм артпатрон, что для ГАУ было совершенно неприемлемо по экономическим соображениям. Собственно, завод №92 предлагал действовать по варианту №1, вопреки мнению ГАУ о том, что возможен только вариант №2.

В результате, горьковских товарищей поправили, на предсерийной партии коморы и нарезку стволов переделали под стандартный 76-мм выстрел с гильзой обр. 1900 г. ГАУ ни в какую не хотело отказываться от этого патрона из экономических соображений, т.к. на его производство в СССР были задействованы весьма значительные мощности. Начальная скорость полета снаряда на этом артпатроне составила 690м/сек, что было несколько ниже, чем требовалось. Несмотря на это 11 мая 36г. Ф-22 была принята на вооружение под наименованием «76-мм дивизионная пушка обр. 1936 г.» и запущена в серийное производство. Другими словами вариант №2 тоже не получился, фактически это было абсолютно новое изделие, но использующее для стрельбы старый боеприпас.

76мм дивизионная пушка обр. 36г. Ф-22

 

А после этого началось то, что хотелось бы назвать словом цирк, но никак не получится. Оказалось, что когда Грабин всех заверял, что с производством длинных стволов не будет никаких проблем, он, как бы это правильнее сказать, слегка преувеличивал.

Выпуск Ф-22 на трех заводах был сопряжен с невероятными сложностями. И прежде всего это было связано с тем, что выпуск годных стволов сопровождался огромным количеством брака, что, в свою очередь многократно повышало себестоимость годных пушек. В 36г. не было выпущено ни одной пушки. В 37г. все три завода-производителя выпустили только 417 годных пушек, в 38г. 1002 годные пушки. После выпуска в 39г. еще 1503 пушек их производство было прекращено, как абсолютно нерентабельное.

Только на заводе №92 за три года, как вредители и саботажники были репрессированы три директора завода. Сколько было репрессировано технологов, инженеров и рабочих мы не узнаем никогда, у нас их считать не принято. И это все жертвы грабинских амбиций.

Когда уже в конце 38г. стало окончательно понятно, что Ф-22 с производства надо снимать, стал вопрос о ее замене. В начале 39г. ГАУ было представлено два проекта. Первый был предоставлен Грабиным. Его пушка называлась Ф-22-УСВ и представляли из себя, если совсем уж кратко, то всё ту же Ф-22, но со стволом «технологичной» длины ровно 3200мм. Начальная скорость полёта снаряда составляла 655м/сек., что в 39г. было катастрофически мало, для этого калибра тогда уже требовалось порядка 750-800м/сек. Другими словами ценой невероятных усилий и расходов в 39г. РККА предлагалось вернуться к трехдюймовке обр. 30г., но на новый лад. Это, разумеется, было совершенно неприемлемо.

И в серию пошла 85мм дивизионная пушка Ф-22/85, которая была получена заменой ствола Ф-22 на ствол калибра 85мм длиной 37,5клб. (3188мм). Для уменьшения силы отдачи был применен дульный тормоз. Начальная скорость полета снаряда составляла 735м/сек, что было уже вполне нормально. Для такого калибра в те годы нормой было 700-750м/сек. При этом камора была изготовлена под размер мощного артпатрона (пороховой заряд 2,48-2,60кг.) от 85мм зенитной пушки обр. 39г. 52-К с длиной ствола в 55,2клб (4692мм). Вес пушки в боевом положении составил 1600кг, что даже чуть меньше, чем вес Ф-22.

85мм дивизионная пушка обр. 39г. Ф-22/85

 

Делалось это преднамеренно, в расчете на перспективу. Так оно и вышло, в 43г. из Ф-22/85 «выросла» ЗИС-3/85 обр. 43г. с длиной ствола 51,6клб. (4386мм). А в 44г. длина ствола ЗИС-3/85 была доведена до 54,6клб. (4641мм). Пушка была спроектирована отдельной конструкторской группой при новом директоре завода №92, которому очень не хотелось повторять путь прежних трех. Поэтому перед группой сразу была поставлена вполне конкретная задача, повысить мощность дивпушки серийным боеприпасом, оставив ствол не длиннее 3200мм. Грабину новый директор завода вполне обосновано не доверял.

85мм дивизионная пушка обр. 43г. ЗИС-3/85

 

На основе Ф-22/85 разных годов выпуска делались танковые пушки. Тяжелый танк КВ-1 обр. 42г. получил на вооружение танковую пушку Ф-22/85Т, сделанную на основе Ф-22/85. Для опытного среднего КВ-1с (ЧТЗ) в конце 42г. предназначалась Д-5Т на базе пушки длиной 51,6клб, а средний КВ-1с/85 в 43г. получил на вооружение танковую С-53 на базе пушки длиной 54,6клб. Подробнее про танки РККА можно прочитать здесь: alternathistory.org.ua/sovetskie-srednie-tanki-i-ikh-rol-v-vov

Средний танк КВ-1с/85 обр. 43г. с 85мм пушкой С-53

 

Также дивизионная артиллерия в те годы включала в себя 122мм гаубицу обр. 38г. М-30.

 

Полковые пушки

76мм полковая пушка обр.27г.

 

Немного по-другому обстояло дело с полковой 76мм пушкой обр. 27г. 52-П-353. Дело в том, что в 38г. на вооружение РККА должен был поступить довольно мощный 120-мм полковой миномёт обр. 38г. с миной, которая по мощности ОФБ оставляла далеко позади 76мм артиллерийский снаряд. Поэтому в 37г. было решено усилить противотанковую составляющую полковой артиллерии. Для этого надо было сделать новую пушку, т.к. универсальная 52-П-353 для противотанковых целей явно абсолютно не годилась. На сей раз, опять же с целью экономии, руководство ГАУ решило пойти третьим путем. Т.е. изменить калибр ствола и боевой части артпатрона оставив без изменения все остальные части. У 76-мм горной пушки обр. 38г. был заменен «родной» ствол на ствол калибром 65мм и длиной в 49,1 клб. (3194мм). Начальная скорость снаряда такой пушки составляла вполне приемлемые для того времени 804м/сек. Для уменьшения силы отдачи возимый вариант пушки комплектовался дульным тормозом. Также было добавлено подрессоривание колес, а возможность разборки пушки упразднена. Новая пушка получила название 65мм полковая пушка обр. 38г. С-5/65. Ее вес в боевом положении составлял порядка 900кг., что было даже немного меньше, чем у прежней полковой пушки весом 920кг.

76мм горная пушка обр. 38г. С-5

 

Кроме этого варианта, еще существовал вариант замены ствола с последующим облегчением лафета у Ф-22. Такой предсерийный образец назывался Ф-22/65. Облегченный лафет от Ф-22 позволял обойтись без дульного тормоза, но вес пушки в боевом положении при этом составлял 1,4т. В результате этот вариант был отвергнут и в серию пошла более легкая С-5/65.

65мм полковая пушка Ф-22/65 (в серию не пошла)

 

Танковым вариантом полковой пушки, которая называлась С-5/65Т, были вооружены тяжелые танки КВ-1/65 обр. 40г. и средние танки Т-34/КВл обр. 41-42гг. Эти пушки дульным тормозом не комплектовались.

Т-34/КВл обр. 42г. с 65мм пушкой С-5/65Т

 

Здесь также нелишним будет отметить, что именно на полковую С-5/65 и танковую С-5/65Т пришлась основная противотанковая нагрузка лета 41г. При хороших баллистических показателях дивизионная Ф-22/85 была относительно малочисленна, а батальонная М-37 обладала недостаточной мощность для эффективного противодействия новейшим немецким танкам. И могла действовать против них только из артиллерийских засад или с "пистолетных" дистанций. Впрочем, против основной части немецкой бронетехники М-37 была вполне эффективна на всех дистанциях реального боя.

С-5/65 больше до конца ВОВ не модернизировалась, т.к. дальнейшее улучшение ее баллистических характеристик неизбежно влекло за собой увеличение веса, что было нежелательно. Впрочем, известны случаи, когда из-за недостатка С-5/65 полковая артиллерия пополнялась пушками ЗИС-2/65 на том же боеприпасе.

В 38г. на основе боеприпаса для С-5/65 путем модернизации 76мм зенитной пушки обр. 31г. (3-К) была создана новая 65мм зенитная пушка образца 38г. (65-К), которая впоследствии выпускалась на специализированном заводе №8 в подмосковных Подлипках. При длине ствола в 67 клб. (4357мм) снаряд в ней разгонялся до скорости 846м/сек. Эта пушка была более легкая и мобильная, чем 85мм зенитная пушка обр. 39г. 52-К. Таким образом они прекрасно дополняли друг друга. Зенитные пушки калибра 76мм после 38г. уже не выпускались.

 

65мм зенитная пушка обр. 38г. 65-К

 

Батальонные пушки

В конце 36г. было решено усилить мощность 45мм противотанковой пушки обр. 32г. 19-К, т.к. ее мощность, как показал опыт ее применения в Испании, уже не вполне соответствовало требованиям времени. К тому же, при ее проектировании были допущены серьезные ошибки. То, что было хорошо для «Рейнметалла» калибром 37мм, оказалось не так, чтобы совсем хорошо для 45мм противотанковой пушки. Уже один раз обжегшись на примере Ф-22, на сей раз руководство ГАУ решило пойти по самому дешевому пути из всех возможных. КБ завода производящего 19-К было приказано просто удлинить ствол до 68,6клб. (3087мм) и все. Как показали последующие замеры, со стволом такой длины на стандартном боеприпасе начальная скорость полета снаряда составила 825м/сек. Конечно, этого в те годы для такого калибра было уже маловато, зато получилось очень дешево. Также была переделана полуавтоматика затвора, добавлено подрессоривание новых автомобильных колес от ГАЗ-АА, слегка переделан и усилен станок, переделан поворотный механизм.

Также надо сказать, что тогда же в СССР была полностью ликвидирована противотанковая артиллерия РККА. 45мм пушки в паре с 82мм батальонным минометом обр. 36г. с тех пор составляли батальонную артиллерию стрелковых подразделений. Новая пушка была принята на вооружение, как 45мм батальонная пушка обр. 37г. М-37.

В следующем, 38г. была модернизирована и танковая 45мм пушка 20-К. На сей раз просто удлинением ствола, по аналогии с М-37, дело не ограничилось, пушка получила еще и новый, более мощный боеприпас. Количество пороха в стандартном 45мм артпатроне было увеличено с 0,36 до 0,39кг. Танковые пушки этой модели получили название ВТ-38. Ими были вооружены легкие танки Т-26, частично БТ-7 обр. 37г., БТ-7М, Т-70 и средний Т-34/45.

45мм противотанковая пушка обр. 37г. М-37

 

С 39г. боеприпасы нового образца стали получать все подразделения, вооруженные 45мм батальонными пушками. Баллистические характеристики пушек на этом патроне довольно значительно изменились, поэтому с этого года пушки М-37 стали называть М-37/39. Начальная скорость полета снаряда у этой пушки составила 870м/сек.

Средний танк Т-34/45 с 45мм пушкой ВТ-38

 

М-37/39 производилась до 43г., после чего она была очередной раз модернизирована. Длину ствола пушки довели до 89,6клб. (4033мм). Начальная скорость полета снаряда у нее составляла 910м/сек. Кроме этого было усилено бронирование щита. Пушка была принята на вооружение, как 45мм батальонная пушка обр. 43г. М-43. Ее вес в боевом положении составил 700кг. В таком виде эта она выпускалась до конца ВОВ. Танковый вариант этой пушки не разрабатывался и не производился.

 

Противотанковые пушки

65мм противотанковая пушка обр. 43г. ЗИС-2/65

 

В 43г. в РККА были созданы истребительно-противотанковые полки и бригады, которые получили на свое вооружение специализированные противотанковые пушки сделанные на основе полковой С-5/65, у которой ствол был заменен стволом от 65мм зенитной пушки обр. 38г. (65-К) длиной в 67клб. (4356мм). Также пушка получила новый облегченный лафет с раздвижными станинами, который был сделан заводом ЗИС на основе лафета от ЗИС-3/85. Поэтому ее вес в боевом положении изменился не сильно и составил 1100кг. Начальная скорость полета снаряда была уже 860м/сек. В качестве альтернативы завод ЗИС предоставил свою разработку, 57мм противотанковую пушку ЗИС-2 на таком же лафете. В результате сравнительных испытаний стало понятно, что 57мм пушка уступает 65мм по многим параметрам, в т.ч. по мощности ОФБ, хотя и несколько выигрывает в бронепробиваемости. К тому же принятие на вооружение пушки нового калибра всегда сопряжено с массой разного рода трудностей, что в ходе войны было крайне нежелательно. В результате было решено принять на вооружение 65мм пушку. Поскольку она производилась на заводе ЗИС, то в серию пошла под наименованием ЗИС-2/65. Этими пушками в танковом варианте (ЗИС-4/65) были вооружены легкие танки Т-34/КВл обр. 43-44гг.

Т-34/КВл обр. 44г. с 65мм пушкой ЗИС-4/65

 

Подводя итог можно сказать, что к 1939г. РККА полностью обновило свой парк полевой и крупной зенитной артиллерии. Более того, на основе полевых пушек были сделаны современные танковые, которыми с конца 30-х годов вооружались танки РККА. Что очень пригодилось уже очень скоро, в начале 40-х годов. А позже и зенитные пушки были адаптированы для установки в танки.

Методом проб и ошибок в 43г. СА пришла к полковой, зенитной и противотанковой пушке на едином боеприпасе. Это был патрон обр. 1900г. от 76мм «трехдюймовки» с уменьшенным до 65мм калибром боевой части. Этот патрон назывался 65мм артпатрон обр. 38г. Вес снаряда этого калибра составлял 4,5кг., а полностью артпатрон при этом весил 7,2кг.

Также произошла некоторая «стандартизация» в использовании боеприпасов более крупного калибра. Все пушки калибра 85мм использовали взаимозаменяемую номенклатуру боеприпасов на основе боеприпасов от зенитной пушки обр. 39г. Вес боевой части бронебойного снаряда калибра 85мм составлял 9,2кг.

Подробнее про танки и их вооружение можно посмотреть здесь: alternathistory.org.ua/sovetskie-srednie-tanki-i-ikh-rol-v-vov

Теперь о цифрах. Постараюсь пояснить подробно. Для уже маломощного в середине 30-х 76,2мм артпатрона обр. 1900г. существовало несколько критериев длины ствола:

1. Оптимальный – длина ствола около 30клб. (в районе 2300мм) при калибре 76,2мм. Самым лучшим стволом в этой категории являлся ствол пушки Л-11 длиной 30,5клб. (2324мм). Это в свое время «тихо признал» и Грабин, когда сделал ЗИС-2 именно пересчетом Л-11, а не своей Ф-32, на калибр 57мм. Не верите? Возьмите калькулятор и посчитайте сами. Удивитесь. Да-да, ЗИС-2 это все та же Л-11, но в калибре 57мм. А С-5/65 (65мм) это та же Л-11 (76,2мм) или ЗИС-2 (57мм), но пересчитанная на реальную и технологичную до ВОВ длину канала, которую в те времена могли осилить станки глубокого сверления массового использования. А именно до 3200мм. Не верите этой цифре? Посмотрите, до какой длины Грабин в 39г. отрезал ствол Ф-22 чтобы получить технологичную Ф-22-УСВ. Технологичность поправил, рухнула баллистика. От снаряда весом 6,3кг. на гильзе 76,2мм артпатрона обр.1900г. с маломощным зарядом пороха в 1,08кг. в то время надо было уже не уходить, надо было убегать. Я предложил бы убегать на калибр 65мм. весом 4,5 кг. Это максимум, что можно было из того количества пороха в гильзе и технологичности производства ствола в конце 30-х выжать.

2. Максимальный – длина ствола около 40клб. (около 3100мм) при калибре 76,2мм. Самый лучший образец ствола в этой категории, это Ф-34 с длиной ствола 41,5клб. (3162мм). Л-15 на этот раз «тендер» проиграла. ЗИС-2/65 это та же Ф-34 пересчитанная на калибр 65мм. Причем пересчитанная и сделанная в 43г., когда ограничения по длине ствола стали не столь строги. Ствол длиной 67клб. (4357мм) при калибре 65мм в 43г. был уже вполне технологичным. А 65-К изначально делалась в Подлипках, на специализированном "зенитном" заводе №8. Грабинская же ЗИС-2 калибром 57мм с длиной ствола в 73клб. (4161мм) даже в 43г. представляла из себя полную ерунду (про 41г. даже и сомнений никаких нет). Мощность боевой части у нее была значительно меньше, чем у ЗИС-2/65, а возможности модернизации уже не было. Ну, кто стал бы делать для нее ствол длиной в 99клб. (5662мм)?

3. Вредительский – длина ствола более 42клб. (3200мм). Здесь много говорить нечего, достаточно посмотреть на пример Ф-22 с длиной ствола 51,1клб. (3895мм). Или на ЗИС-2 в 41г., эти грабинские грабли №2. Стволы длиной более 3200мм перед ВОВ могли недорого и массово делать на ограниченном количестве специализированных (в основном, зенитных) заводов. Также тому, кто любит считать длину не в мм, а в калибрах следует помнить, что хотя длина ствола мосинской винтовки обр. 19в. составляла страшные 105 калибров, но при этом в мм. он был приемлемой длины, 800мм. И именно это позволяло ее делать массово еще с тех пор.

 

Коллеги, прошу обратить ваше внимание, что цифры по виртуальным пушкам в таблице высчитывались максимально тщательно, насколько это возможно. Даже площадь трения снаряда в канале ствола старался учитывать. Так что они вполне соответствуют тем, что могли бы быть получены в реальности.

Ниже привожу данные по реальной артиллерии РККА и сопоставимому бронированию немецких танков

alternathistory.com