Вхождение Прибалтийских государств в СССР в 1940 году. Справка. Присоединение прибалтики к ссср


Вхождение Прибалтийских государств в СССР в 1940 году. Справка

21 июля 1940 г. народные сеймы Латвии и Литвы и госдума Эстонии объявили об установлении Советской власти в своих странах и провозглашении советских социалистических республик.

21 июля 1940 г. народные сеймы Латвии и Литвы и госдума Эстонии объявили об установлении Советской власти в своих странах и провозглашении советских социалистических республик.

После получения независимости в 1920 г. Прибалтийские государства - Эстония, Литва и Латвия, стали объектами борьбы за политическое влияние между Германией, СССР, Францией и Англией. К концу 1930-х годов основными соперниками за влияние в странах региона стали Германия и Советский Союз.

В августе 1939 года был подписан договор о ненападении между Германией и СССР, известный как пакт Молотова-Риббентропа, с секретным протоколом о разделе сфер интересов в Восточной Европе. Согласно протоколу, страны Прибалтики были отнесены к сфере советских государственных интересов, но официально об этом не только не заявлялось, но всячески отрицалась сама возможность такого соглашения.

Решая свои военно‑стратегические задачи, руководство Советского Союза начало активно действовать в Прибалтике. Уже в первые недели после начала Второй мировой войны СССР предпринял дипломатические и военные меры для советизации Прибалтики. 28 сентября 1939 г. Эстония подписала с СССР пакт о взаимопомощи. 5 октября 1939 г. подобный пакт подписала Латвия, а 10 октября 1939 г. – Литва. Согласно подписанным договоренностям, стороны обязывались оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае нападения на одну из сторон. Одновременно подписывались торговые соглашения о поставках сырья из СССР, что компенсировало Прибалтике потерю связей с Западом в условиях начавшейся войны. Также, согласно договоренностям, СССР получил право разместить в Эстонии и Латвии 25-тысячные, а в Литве – 20-тысячные группировки своих войск и создать в Прибалтике военно-морские и военно-воздушные базы.

Ввод контингента советских войск в Прибалтику привел к активизации антисоветских сил. 14 июня 1940 г. СССР обвинил Литву, Латвию и Эстонию в нарушении договоров о взаимопомощи и в ультимативной форме потребовал немедленно сформировать новые правительства, "способные честно выполнять" договоры о взаимной помощи, а также допуска на территорию трех стран дополнительных крупных частей Красной Армии.

Одновременно дипломатическим представителям трех стран было заявлено, что в формировании новых правительств примут участие советские представители. Условия были приняты. 15 июня дополнительные контингенты советских войск вошли в Литву, а 17 июня - в Эстонию и Латвию. Для формирования новых правительств и последующего руководства их деятельностью в Литву прибыл замнаркома иностранных дел Владимир Деканозов, в Латвию - зампредседателя Совнаркома Андрей Вышинский, в Эстонию - секретарь ЦК ВКП(б) Андрей Жданов.

Кризис завершился созданием советских правительств, действовавших на основе директив Москвы и ее представителей на местах. Новые правительства сняли запреты на деятельность коммунистических партий и назначили внеочередные парламентские выборы. На выборах во всех трех государствах победу одержали прокоммунистические Блоки (Союзы) трудового народа (фактически единственные избирательные списки, допущенные к выборам). Вновь избранные парламенты, 21-22 июля провозгласили создание Эстонской ССР, Латвийской ССР и Литовской ССР и приняли Декларации о вхождении в СССР. 3-6 августа 1940 г., в соответствии с решениями, эти республики были приняты в состав Советского Союза.

После вхождения в СССР в Прибалтике начались социалистические преобразования: были национализированы банки, крупная промышленность, транспорт, земля. Была проведена аграрная реформа: конфискованная у помещиков земля передавалась малоземельным и безземельным крестьянам. В республиках быстро разворачивалось промышленное строительство. Вместе с тем, социалистические преобразования сопровождались арестами и депортацией части населения в отдаленные районы СССР. В 1988 году страны Балтии взяли курс на выход из состава СССР. В 1990 году в Прибалтике после победы Народных фронтов на выборах в Верховные Советы этих республик были приняты документы, провозглашающие их независимость и основанные на отрицании законности их присоединения к СССР.

Со стороны СССР признание независимости Эстонии, Латвии и Литвы последовало осенью 1991 года и было оформлено постановлениями Государственного Совета СССР.

Часть зарубежных историков и политологов характеризуют события 1940 года в Прибалтике как оккупацию и аннексию независимых государств Советским Союзом. Этот тезис нередко использовался официальными кругами Латвии и Эстонии для обоснования дискриминации русскоязычного населения.

Советские, а также некоторые современные российские историки настаивают на добровольном характере вхождения прибалтийских государств в состав СССР.

МИД России рассматривает присоединение Прибалтики к СССР как соответствующее нормам международного права того времени. По мнению ведомства, для правовой оценки ситуации, сложившейся в Прибалтике в конце 30-х годов прошлого века, термин «оккупация» не может быть использован, поскольку между СССР и прибалтийскими государствами не было состояния войны и вообще не велось военных действий, а ввод войск осуществлялся на договорной основе и с ясно выраженного согласия существовавших в этих республиках тогдашних властей.

Кроме того, в Латвии, Литве и Эстонии на протяжении всего периода их пребывания в составе Советского Союза, за исключением времени оккупации Германией этой части территории СССР в годы Великой Отечественной войны, действовали национальные органы власти.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

 

ria.ru

Почему СССР оккупировал Прибалтику :: Частный Корреспондент

 

 

Мнения

Николай Подосокорский
Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Марат Гельман
Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin
Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev
Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Михаил Эпштейн
Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Лев Симкин
Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов
Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс
Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Александр Головков
Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.

www.chaskor.ru

Борьба с мифами: Присоединение Прибалтики к СССР (июль 1940 г.). Часть 1

Здравствуйте! В блоге "Борьба с мифами" мы будет анализировать события нашей истории, окруженные мифами и фальсификациями. Это будут небольшие обзоры, приуроченные к годовщине той или иной исторической даты. Конечно, невозможно провести детальное исследование событий в рамках одной статьи, но мы попытаемся наметить основную проблематику, показать примеры лживых утверждений и их опровержений.

На фото: Железнодорожники качают члена полномочной комиссии Государственной Думы Эстонии Вейса после возвращения из Москвы, где Эстония была принята в состав СССР. Июль 1940 г.

71 год назад, 21-22 июля 1940 г., парламенты Эстонии, Латвии и Литвы преобразовали свои государства в советские социалистические республики и приняли Декларации о вхождении в состав СССР. Вскоре Верховный Совет СССР принял законы, утверждавшие решения прибалтийских парламентов. Так началась новая страница в истории трех государств Восточной Европы. Что произошло в течение нескольких месяцев 1939-1940 гг.? Как оценивать эти события?

Рассмотрим основные тезисы, используемые нашими оппонентами в дискуссиях на эту тему. Подчеркнем, что далеко не всегда эти тезисы являются прямой ложью и намеренной фальсификацией - иногда это лишь неправильная формулировка проблемы, смещение акцентов, невольная путаница в терминах и датах. Однако вследствие использования этих тезисов складывается картина, далекая от истинного смысла событий. Прежде чем найти правду, нужно изобличить ложь.

1. Решение о присоединении Прибалтики к СССР было прописано в пакте Молотова-Риббентропа и/или секретных протоколах к нему. Мало того, Сталин планировал присоединить Прибалтику задолго до этих событий. Одним словом, эти два события взаимосвязаны, одно - следствие другого.

Примеры.

"В действительности, если не игнорировать очевидные факты, то конечно именно пакт Молотова-Риббентропа и санкционировал оккупацию Прибалтики и оккупацию восточных территорий Польши советскими войсками. И удивительно, что здесь так часто поминаются секретные протоколы к этому договору, потому что, собственно говоря, и без них роль этого договора понятна".Пакт Молотова-Риббентропа. Интервью с историком Алексеем Пименовым. // Русская служба "Голоса Америки". 08.05.2005. Ссылка.

"Как профессионал я начал более или менее углубленно изучать историю второй мировой войны в середине 80-х, занимаясь теперь уже печально знаменитым, но тогда еще почти не изученным и засекреченным пактом Молотова - Риббентропа и сопровождавшими его секретными протоколами, которые решили в 1939 г. судьбу Латвии, Литвы и Эстонии".Афанасьев Ю.Н. Другая война: История и память. // Россия, XX век. Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева. М., 1996. Кн. 3. Ссылка.

"СССР получил от Германии возможность свободы действий для дальнейших "территориально-политических преобразований" в сфере советского влияния. Обе агрессивные державы 23 августа были одного мнения, что "сфера интересов" означает свободу оккупировать и аннексировать территории соответствующих государств. Советский Союз и Германия разделили сферы интересов на бумаге, чтобы "разделение превратить также в реальность".<...>"Правительство СССР, которому нужны были договоры о взаимной помощи с Балтийскими государствами, чтобы уничтожить эти государства, не думало удовлетвориться имеющимся status quo. Оно использовало выгодную для себя международную ситуацию, создавшуюся в связи с нападением Германии на Францию, Голландию и Бельгию, чтобы в июне 1940 года полностью оккупировать Балтийские государства".Фелдманис И. Оккупация Латвии - исторические и международно-правовые аспекты. // Сайт МИД Латвийской Республики. Ссылка.

Комментарий.

Заключение пакта Молотова-Риббентропа и его значение в международной политике 30-х гг. XX в. - очень сложная тема, требующая отдельного анализа. Тем не менее отметим, что чаще всего оценка этого события носит непрофессиональный характер, исходит не от историков и юристов, а порой от людей, не читавших этот исторический документ и не знающих реалий международных отношений того времени.

Реалии времени состоят в том, что заключение договоров о ненападении - обычная практика тех лет, не предполагающая союзнических отношений (а нередко этот пакт называют "союзным договором" СССР и Германии). Заключение секретных протоколов также не было из ряда вон выходящим дипломатическим ходом: например, английские гарантии Польше 1939 г. содержали секретный протокол, согласно которому Великобритания оказывала Польше военную помощь только в случае нападения Германии, но не какой-либо другой страны. Принцип разделения того или иного региона на сферы влияния между двумя или более государствами, опять же, был весьма распространен: достаточно вспомнить о разграничении сфер влияния между странами Антигитлеровской коалиции на завершающем этапе Второй мировой войны. Так что назвать преступным, аморальным, а уж тем более незаконным заключение договора 23 августа 1939 г. было бы неправильно.

Другой вопрос, что понималось под сферой влияния в тексте пакта. Если посмотреть на действия Германии в Восточной Европе, то можно заметить, что далеко не всегда её политическая экспансия предполагала оккупацию или аннексию (например, как в случае с Румынией). Сложно сказать, что процессы в этом же регионе в середине 40-х гг., когда в сферу влияния СССР попала та же Румыния, а в сферу влияния Великобритании - Греция, привел к оккупации их территории или насильственному присоединению.

Одним словом, сфера влияния предполагала территорию, на которой противоположная сторона, согласно взятым на себя обязательствам, не должна была проводить активную внешнюю политику, экономическую экспансию, поддержку тех или иных выгодных ей политических сил. (См.: Макарчук В.С. Державно-територіальний статус західноукраїнських земель у період Другої світової війни (1939 - 1945 рр.): історико-правове дослідження. Київ, 2007. С. 101.) Это, например, и произошло после Второй мировой войны, когда Сталин, согласно договоренностям с Черчиллем, не стал поддерживать греческих коммунистов, имевших большие шансы на победу в политической борьбе.

Отношения между Советской Россией и независимыми Эстонией, Латвией и Литвой начали складываться в 1918 г., когда эти государства получили независимость. Однако надежды большевиков на победу в этих странах коммунистических сил, в том числе с помощью Красной Армии, не оправдались. В 1920 г. советское правительство заключило мирные договора с тремя республиками и признало их независимыми государствами.

В течение последующего двадцатилетия Москва постепенно выстраивала "балтийское направление" своей внешней политики, главными целями которого было обеспечить безопасность Ленинграда и не дать возможному военному противнику блокировать Балтийский флот. Этим объясняется поворот в отношениях с Прибалтикой, произошедший в середине 30-х гг. Если в 20-е гг. СССР был убежден, что создание единого блока трех государств (т.н. Балтийской Антанты) ему не выгодно, т.к. этот военно-политический союз может быть использован странами Западной Европы для нового вторжения в Россию, то после прихода к власти в Германии нацистов СССР настаивает на создании системы коллективной безопасности в Восточной Европе. Один из предлагаемых Москвой проектов заключался в советско-польской декларации по Прибалтике, в которой бы оба государства давали гарантию независимости трех балтийских стран. Впрочем, Польша эти предложения отвергла. (См. Зубкова Е.Ю. Прибалтика и Кремль. 1940-1953. М., 2008. С. 18-28.)

Кремль также попытался добиться гарантий независимости прибалтийских стран от Германии. Берлину было предложено подписать протокол, в котором правительства Германии и СССР обещали бы "неизменно учитывать в своей внешней политике обязательность сохранения независимости и неприкосновенности" прибалтийских государств. Однако Германия также отказалась идти навстречу Советскому Союзу. Следующей попыткой надежно обеспечить безопасность стран Прибалтики стал советско-французский проект "Восточного пакта", однако и ему было не суждено воплотиться в жизнь. Эти попытки продолжались вплоть до весны 1939 г., когда стало очевидно, что Великобритания и Франция не хотят менять свою тактику "умиротворения" Гитлера, воплощенную к тому времени в виде Мюнхенских соглашений.

Очень хорошо охарактеризовал изменение отношения СССР к странам Балтии заведующий Бюро международной информации ЦК ВКП /б/ Карл Радек. Он заявил в 1934 г. следующее: "Созданные Антантой балтийские государства, которые выполняли функцию кордона или плацдарма против нас, сегодня являются для нас важнейшей стеной защиты с Запада". Так что говорить об установке на "возвращение территорий", "восстановления прав Российской империи" можно, только прибегая к домыслам - Советский Союз достаточно долго добивался нейтралитета и независимости Прибалтики в целях своей безопасности. Приводимые в качестве аргументов доводы об "имперском", "державном" повороте в сталинской идеологии, произошедшем в середине 30-х гг., вряд ли можно перенести в сферу внешней политики, никаких документальных подтверждений этому нет.

Кстати, это не первый случай в российской истории, когда вопрос безопасности не решался путем присоединения соседей. Рецепт "разделяй и властвуй", несмотря на кажущуюся простоту, порой мог быть крайне неудобным и невыгодным. Например, в середине XVIII вв. представители осетинских племен добивались решения Петербурга об их включении в состав империи, т.к. осетины долгое время подвергались давлению и набегам со стороны кабардинских князей. Однако российские власти не хотели возможного конфликта с Турцией, и потому не приняли столь заманчивое предложение. (Подробнее см. Дегоев В.В. Сближение по сложной траектории: Россия и Осетия в середине XVIII века. // Россия XXI. 2011. №№ 1-2.)

Вернемся к пакту Молотова-Риббентропа, вернее, к тексту п. 1 секретного протокола: "В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих прибалтийским государствам (Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы), северная граница Литвы будет являться чертой, разделяющей сферы влияния Германии и СССР. В этой связи заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими сторонами". (Ссылка.) 28 сентября 1939 г. дополнительным соглашением Германия и СССР скорректируют границу сфер влияния, и в обмен на Люблинское и часть Варшавского воеводства Польши Германия не будет претендовать на Литву. Итак, ни о каком присоединении речи не идет, речь идет о сферах влияния.

Кстати, в эти же дни (а именно 27 сентября) Риббентроп, глава внешнеполитического ведомства Германии, в разговоре со Сталиным спросил: "Не означает ли заключение пакта с Эстонией, что СССР намерен осуществлять медленное проникновение в Эстонию, а потом и в Латвию?" Сталин ответил: "Да, означает. Но временно там будет сохранена существующая государственная система и т.д.". (Ссылка.)

Это - одно из немногих свидетельств, которые говорят о наличии у советского руководства намерений по "советизации" Прибалтики. Как правило, эти намерения были выражены в конкретных фразах Сталина или представителей дипломатического корпуса, однако намерения - не есть планы, тем более когда речь идет о словах, брошенных в ходе дипломатических переговоров. Подтверждений в архивных документах о связи между пактом Молотова-Риббентропа и планами по изменению политического статуса или же "советизации" прибалтийских республик нет. Мало того, Москва запрещает полпредам в Прибалтике не только употреблять слово "советизация", но и вообще общаться с левыми силами.

2. Прибалтийские государства проводили политику нейтралитета, они не стали бы воевать на стороне Германии.

Примеры.

"Леонид Млечин, писатель: Скажите, пожалуйста, свидетель, есть такое ощущение, что судьба и Вашей страны, а также и Эстонии, и Латвии, была предрешена в 39-40 году. Или вы становитесь частью Советского Союза, или частью Германии. А третьего варианта даже не было. Вы согласны с такой точкой зрения?Альгимантас Каспаравичюс, историк, политолог, научный сотрудник Института истории Литвы: Конечно, не согласен, потому что до советской оккупации, до 40-го года все три прибалтийские страны, в том числе и Литва, исповедовали политику нейтралитета. И они старались в начавшейся войне именно таким нейтральным путем отстоять свои интересы и свою государственность".Суд времени: Присоединение Прибалтики к СССР - проигрыш или выигрыш? Часть 1. // Пятый канал. 09.08.2010. Ссылка.

Комментарий.

Весной 1939 г. Германия окончательно оккупировала Чехословакию. Несмотря на явное противоречие Мюнхенским соглашениям, Великобритания и Франция ограничились дипломатическими протестами. Впрочем, эти страны вместе с СССР, Польшей, Румынией и другими государствами Восточной Европы продолжали обсуждать возможность создание системы коллективной безопасности в этом регионе. Наиболее заинтересованной стороной был, естественно, Советский Союз. Его принципиальным условием был нейтралитет Польши и прибалтийских государств. Однако эти страны были против гарантий со стороны СССР.

Вот как об этом писал Уинстон Черчилль в своём труде "Вторая мировая война": "Переговоры зашли как будто в безвыходный тупик. Принимая английскую гарантию (о помощи в случае войны - Прим.), правительства Польши и Румынии не хотели принять аналогичного обязательства в той же форме от русского правительства. Такой же позиции придерживались и в другом важнейшем стратегическом районе - в Прибалтийских государствах. Советское правительство разъяснило, что оно присоединится к пакту о взаимных гарантиях только в том случае, если в общую гарантию будут включены Финляндия и Прибалтийские государства.

Все эти четыре страны теперь ответили отказом на такое условие и, испытывая ужас, вероятно, еще долго отказывались бы на него согласиться. Финляндия и Эстония даже утверждали, что они будут рассматривать как акт агрессии гарантию, которая будет дана им без их согласия. В тот же день, 31 мая, Эстония и Латвия подписали с Германией пакты о ненападении. Таким образом, Гитлеру удалось без труда проникнуть в глубь слабой обороны запоздалой и нерешительной коалиции, направленной против него". (Ссылка.)

Так была разрушена одна из последних возможностей коллективного противодействия гитлеровской экспансии на Восток. В то же время правительства прибалтийских государств охотно шли на сотрудничество с Германией, не переставая говорить о своем нейтралитете. Но разве это не очевидный показатель политики двойных стандартов? Давайте еще раз остановимся на фактах сотрудничества Эстонии, Латвии и Литвы с Германией в 1939 г.

В конце марта этого года Германия потребовала от Литвы передать ей Клайпедскую область. Всего лишь через два-три дня был подписан германо-литовский договор о передачи Клайпеды, согласно которому стороны брали на себя обязательство о неприменении силы друг против друга. Одновременно появились слухи о заключении германо-эстонского договора, согласно которому немецкие войска получали право прохода через территорию Эстонии. Насколько эти слухи соответствовали действительности, было неизвестно, однако дальнейшие события усилили подозрения Кремля.

20 апреля 1939 года начальник штаба латвийской армии М. Хартманис и командующий Курземской дивизией О. Данкерс прибыли в Берлин для участия в торжествах, посвященных 50-летию Гитлера, и были лично приняты фюрером, вручившим им награды. Прибыл на юбилей Гитлера и начальник эстонского генерального штаба генерал-лейтенант Николай Реек. Вслед за этим Эстонию посетили руководитель Генштаба сухопутных войск Германии генерал-лейтенант Франц Гальдер и руководитель Абвера адмирал Вильгельм Канарис. Это был явный шаг к военному сотрудничеству между странами.

А 19 июня посол Эстонии в Москве Аугуст Рэй на встрече с британскими дипломатами заявил, что помощь СССР заставит Эстонию выступить на стороне Германии. Что это? Слепая вера в искренность договоров с Германией после присоединения Австрии и Чехословакии, а тем более после присоединения малой части прибалтийских земель (т.е. Клайпедской области)? Нежелание сотрудничества (а ведь речь в то время шла только лишь о сотрудничестве) с Советским Союзом, судя по всему, было гораздо сильнее опасений потери собственного суверенитета. Или же, возможно, нежелание сотрудничества было настолько сильным, что собственный суверенитет не являлся для части политической элиты ценностью.

28 марта нарком иностранных дел СССР Литвинов вручил заявления эстонскому и латвийскому посланникам в Москве. В них Москва предупреждала Таллин и Ригу о том, что допущение "политического, экономического или иного господства третьего государства, предоставление ему каких-либо исключительных прав или привилегий" может рассматриваться Москвой в качестве нарушения заключенных ранее соглашений между СССР, Эстонией и Латвией. (Ссылка.) Порой некоторые исследователи рассматривают эти заявления как пример экспансионистских устремлений Москвы. Однако, если обратить внимание на внешнюю политику прибалтийских стран, это заявление было вполне закономерным действием государства, беспокоящегося о своей безопасности.

В то же время в Берлине 11 апреля Гитлер утвердил "Директиву о единой подготовке вооруженных сил к войне на 1939-1940 гг.". В ней указывалось, что после разгрома Польши Германия должна взять под свой контроль Латвию и Литву: "Позиция лимитрофных государств будет определяться исключительно военными потребностями Германии. С развитием событий может возникнуть необходимость оккупировать лимитрофные государства до границы старой Курляндии и включить эти территории в состав империи". (Ссылка.)

Кроме вышеуказанных фактов, современные историки делают предположения и о существовании секретных договоров между Германией и прибалтийскими государствами. Это не просто догадки. Например, германский исследователь Рольф Аманн обнаружил в немецких архивах внутренний меморандум шефа немецкой Службы новостей для заграницы Дертингера от 8 июня 1939 г., в котором говорится о том, что Эстония и Латвия согласились с тайной статьей, требовавшей от обеих стран координировать с Германией все оборонительные меры против СССР. В меморандуме также указывалось, что Эстония и Латвия были предупреждены о необходимости умного применения их политики нейтралитета, требовавшей развертывания всех оборонительных сил против "советской угрозы". (См. Ilmjärv М. Hääletu alistumine. Eesti, Läti ja Leedu välispoliitilise orientatsioni kujunemine ja iseseisvuse kaotus 1920. aastate keskpaigast anneksioonini. Tallinn, 2004. lk. 558.)

Всё это говорит о том, что "нейтралитет" прибалтийских государств был лишь прикрытием для сотрудничества с Германией. И эти страны сознательно шли на сотрудничество, надеясь с помощью мощного союзника обезопасить себя от "коммунистической угрозы". Вряд ли необходимо говорить о том, что угроза со стороны этого союзника была гораздо страшнее, т.к. грозила реальным геноцидом против народов Прибалтики и потерей всякого суверенитета.

3. Присоединение Прибалтики было насильственным, оно сопровождалось массовыми репрессиями (геноцидом) и военной интервенцией со стороны СССР. Эти события можно считать "аннексией", "насильственной инкорпорацией", "незаконной инкорпорацией".

Примеры.

"Потому что - да, действительно, формальное приглашение было, вернее, было три формальных приглашения, если говорить о Прибалтике. Но дело в том, что эти приглашения были сделаны уже тогда, когда в этих странах стояли советские войска, когда все три прибалтийские страны были наводнены агентами НКВД, когда фактически уже проводились репрессии против местного населения... И, конечно, надо сказать, что эта акция советским руководством была подготовлена хорошо, потому что на самом деле все завершилось к сороковому году, а уже в июле 40 года были созданы правительства".Пакт Молотова-Риббентропа. Интервью с историком Алексеем Пименовым. // Русская служба "Голоса Америки". 08.05.2005. Ссылка.

"Мы не поддерживали насильственную инкорпорацию стран Балтии в состав СССР", - заявила вчера госсекретарь США Кондолиза Райс трем министрам иностранных дел стран Балтии".Эльдаров Э. США не признают оккупацию?! // Вести сегодня. 16.06.2007. Ссылка.

"Свою агрессивную позицию и решение не соблюдать нормы международного права и применять силу советская сторона подтвердила также на Московских переговорах с представителями Латвии во время заключения договора о взаимной помощи, которые начались 2 октября 1939 года. На следующий день министр иностранных дел Латвии В. Мунтерс информировал правительство: И. Сталин ему сказал, что "из-за немцев мы можем вас оккупировать", а также угрожая указал на возможность СССР взять "территорию с русским национальным меньшинством". Латвийское правительство решило капитулировать и согласиться с требованиями Советского Союза, впустив его войска на свою территорию".<...>"Учитывая аспекты международного права, договоры, которые были заключены о взаимной помощи между столь неравными по силе сторонами (державой и малыми и слабыми государствами), трудно оценивать как легитимные. В исторической и юридической литературе высказано несколько мнений о том, как можно было бы охарактеризовать заключенные базовые договоры между СССР и Балтийскими государствами. Одни авторы считают, что эти договоры в соответствии с международным правом не имеют силы с момента их подписания, ибо их Балтийским государствам просто навязали силой".Фелдманис И. Оккупация Латвии - исторические и международно-правовые аспекты. // Сайт МИД Латвийской Республики. Ссылка.

Комментарий.

"Аннексия - насильственное присоединение к государству территории другого государства (всей или части). До Второй мировой войны не всякая аннексия рассматривалась как противоправная и недействительная. Это связано с тем, что принцип, запрещающий прибегать к силе или угрозе ее применения, ставший одним из основных принципов современного международного права, впервые был закреплен в 1945 году в Уставе ООН", - пишет доктор юридических наук С.В. Черниченко.

Таким образом, говоря об "аннексии" Прибалтики, мы опять сталкиваемся с ситуацией, когда современное международное право применительно к историческим событиям не работает. Ведь с таким же успехом можно назвать аннексией расширение Британской империи, США, Испании и многих других государств, присоединивших в своё время территорию, принадлежавшую иным странам. Так что даже если и назвать процесс присоединения Прибалтики аннексией, то считать её незаконной и недействительной (чего и хотят добиться ряд исследователей, журналистов и политиков) юридически неверно, ибо соответствующих законов просто не было.

То же самое можно сказать и о конкретных пактах о взаимопомощи, заключенных между СССР и странами Балтии в сентябре - октябре 1939 г.: 28 сентября с Эстонией, 5 октября с Латвией, 10 октября с Литвой. Они были заключены, безусловно, под сильным дипломатическим давлением со стороны СССР, однако сильное дипломатическое давление, очень часто применявшееся в условиях постоянной военной угрозы, не делает эти пакты незаконными. Содержание их было практически одинаковым: СССР имел право арендовать согласованные с государствами военные базы, порты и аэродромы и ввести на их территорию ограниченный контингент войск (20-25 тыс. человек для каждой страны).

Можно ли считать, что присутствие войск НАТО на территориях стран Европы ограничивает их суверенитет? Конечно, можно. Можно также сказать, что США как лидер НАТО собираются использовать эти войска для давления на политические силы этих стран и смены там политического курса. Однако согласитесь, это будет очень сомнительным допущением. Таким же сомнительным допущением кажется нам утверждение о договорах между СССР и прибалтийскими государствами как первом шаге по "советизации" Прибалтики.

Советским войскам, находившимся в Прибалтике, были даны самые строгие инструкции, касающиеся поведения в отношении местного населения и властей. Контакты красноармейцев с местными жителями были ограничены. А Сталин в конфиденциальном разговоре с генеральным секретарем Исполкома Коминтерна Г. Димитровым говорил о том, что СССР необходимо "строго соблюдать их (Эстонии, Латвии и Литвы - Прим.) внутренний режим и самостоятельность. Мы не будем добиваться их советизации". (См. СССР и Литва в годы Второй мировой войны. Вильнюс, 2006. Т. 1. С. 305.) Это говорит о том, что фактор военного присутствия не являлся решающим в отношениях между государствами, а следовательно, процесс не был аннексией и военным захватом. Это был именно согласованный ввод ограниченного количества войск.

Кстати, ввод войск на территорию чужого государства с целью предотвращения его перехода на сторону противника не один раз применялся в ходе Второй мировой войны. Совместная советско-британская оккупация Ирана началась в августе 1941 года. А в мае 1942 года Великобритания оккупировала Мадагаскар, чтобы не допустить захвата острова японцами, хотя Мадагаскар принадлежал вишистской Франции, соблюдавшей нейтралитет. Точно также американцы в ноябре 1942 года оккупировали французские (т.е. вишистские) Марокко и Алжир. (Ссылка.)

Однако не всех устраивало сложившееся положение. Левые силы в Прибалтике явно рассчитывали на помощь СССР. Например, демонстрации в поддержку пакта о взаимопомощи в Литве в октябре 1939 г. перешли в столкновения с полицией. Однако Молотов телеграфировал полпреду и военному атташе: "Категорически запрещаю вмешиваться в междупартийные дела в Литве, поддерживать какие-либо оппозиционные течения и т.д.". (См. Зубкова Е.Ю. Прибалтика и Кремль. С. 60-61.) Тезис о боязни мирового общественного мнения очень сомнителен: Германия, с одной стороны, Франция и Великобритания, с другой, в это время вступили во Вторую мировую войну, и вряд ли кому-то из них хотелось присоединения СССР к другой стороне фронта. Советское руководство считало, что вводом войск оно обезопасило северо-западную границу, и только четкое соблюдение условий договоров обеспечит, в свою очередь, соблюдение этих договоров со стороны прибалтийских соседей. Дестабилизировать ситуацию военным захватом было просто невыгодно.

Добавим также, что Литва в результате пакта о взаимопомощи значительно расширила свою территорию, включив в свой состав Вильно и Виленскую область. Но несмотря на отмечаемое властями Прибалтики безукоризненное поведение советских войск, они тем временем продолжали сотрудничество с Германией и (во время "Зимней войны") с Финляндией. В частности, отдел радиоразведки латвийской армии оказывал практическую помощь финской стороне, переправляя перехваченные радиограммы советских воинских частей. (См. Latvijas arhivi. 1999. Nr. 1. 121., 122. lpp.)

Несостоятельными выглядят и утверждения о массовых репрессиях, проводимых в 1939-1941 гг. в Прибалтике и начавшимися, как утверждает ряд исследователей, еще осенью 1939 г., т.е. до присоединения Прибалтики к СССР. Факты заключаются в том, что в июне 1941 г. согласно майскому постановлению СНК СССР "О мероприятиях по очистке Литовской, Латвийской и Эстонской ССР от антисоветского, уголовного и социально-опасного элемента" была проведена депортация ок. 30 тыс. человек из трех прибалтийских республик. Нередко забывают, что лишь часть из них была депортирована в качестве "антисоветского элемента", часть же представляла собой банальных уголовных преступников. Необходимо также учитывать, что данная акция проводилась в преддверии войны.

Однако чаще в качестве доказательства приводится мифический приказ НКВД № 001223 "Об оперативных мерах против антисоветских и социально враждебных элементов", кочующий из одной публикации в другую. Впервые он был упомянут... в книге "Die Sowjetunion und die baltische Staaten" ("Советский Союз и прибалтийские государства"), изданной в 1941 г. в Каунасе. Нетрудно догадаться, что писали её не кропотливые исследователи, а сотрудники ведомства Геббельса. В архивах, естественно, этого приказа НКВД найти не удалось никому, зато его упоминание можно встретить в опубликованных в Стокгольме книгах "Эти имена обвиняют" (1951) и "Прибалтийские государства, 1940-1972" (1972), а также в многочисленной современной литературе вплоть до исследования Е.Ю. Зубковой "Прибалтика и Кремль" (см. это издание, с. 126).

Кстати, в этом исследовании автор, рассматривая политику Москвы в присоединенных прибалтийских землях за один предвоенный год (с лета 1940 г. до июня 1941 г.), на протяжении 27 страниц соответствующей главы пишет о репрессиях всего два абзаца (!), один из которых представляет собой пересказ упомянутого выше мифа. Это показывает, насколько значительной была репрессивная политика новой власти. Конечно, она принесла кардинальные изменения в политической и экономической жизни, национализацию промышленности и крупной собственности, ликвидацию капиталистического обмена и т.д. Часть населения, шокированная этими изменениями, перешла на сопротивление: это выразилось в протестных акциях, нападениях на милицию и даже диверсиях (поджогах складов и т.п.). Что нужно было сделать новой власти, чтобы данная территория с учетом пусть не подавляющего, но всё же имеющегося социального сопротивления, не стала легкой "добычей" немецких оккупантов, планировавших в скором времени начало войны? Конечно, бороться с "антисоветскими" настроениями. Именно поэтому в преддверии войны появилось постановление СНК СССР о депортации неблагонадежных элементов.

4. Перед включением прибалтийских государств в состав СССР к власти в них пришли коммунисты, а выборы были фальсифицированы.

Примеры.

"Незаконная и противоправная смена правительства произошла 20 июня 1940 года. Вместо кабинета К. Ульманиса пришло советское марионеточное правительство во главе с А. Кирхенштейном, которое официально именовали правительством латвийского народа". <...>"На выборах, состоявшихся 14 и 15 июля 1940 года, был дозволен только один выдвигаемый от "Блока трудового народа" список кандидатов. Все остальные альтернативные списки были отклонены. Официально было сообщено, что за упомянутый список было подано 97,5 % голосов избирателей. Результаты выборов были сфальсифицированы, и они не отражали волю народа. В Москве советское агентство новостей ТАСС дало информацию об упомянутых результатах выборов уже за двенадцать часов до начала подсчета голосов в Латвии".Фелдманис И. Оккупация Латвии - исторические и международно-правовые аспекты. // Сайт МИД Латвийской Республики. Ссылка.

"Июль 1940 г. На выборах в Прибалтике коммунисты получили: Литва - 99,2 %, Латвия - 97,8 %, Эстония - 92,8 %".Суровов В. Ледокол-2. Мн., 2004. Гл. 6. Ссылка.

Комментарий.

Как уже было сказано выше, советское правительство долгое время не ставило перед собой цели присоединения Прибалтики. Ситуация изменилась весной 1940 г., когда за считанные недели немцы провели безупречное наступление на западном фронте, а Франция уже в июне этого года капитулировала. Стало очевидно, что начало военных действий на Востоке уже не за горами, а значит, вопрос усиления рубежей страны необходимо решать под строгим контролем Москвы.

Но прибалтийские коллеги неохотно шли на сотрудничество. Вот, например, что сообщал в Москву временный поверенный в делах СССР в Литве В.С. Семенов: "В переговорах с нами по вопросам, связанным с пребыванием советских войск, литовцы заняли позицию беспрестанных проволочек и саботажа. Достаточно вспомнить, что переговоры по сравнительно маловажному вопросу о переходе границы воинами РККА тянулись три месяца, а переговоры по вопросам аренды и строительства для войск РККА, начатые 1 марта с.г., не завершены по сей день". (См. Зубкова Е.Ю. Прибалтика и Кремль. С. 64.) Медлить же было нельзя.

Именно поэтому в мае 1940 г. происходит резкий поворот в "балтийской" политике Кремля. Его можно наблюдать на многочисленных примерах: скажем, в вопросе об эвакуации литовцев из Белоруссии в Литву. В протоколе решений Политбюро ЦК ВКП/б/ от 23 мая 1940 г. сказано следующее: "Разрешить эвакуацию в Литву лиц литовской национальности из пограничных с Литвой районов БССР". Эвакуация должна была производиться "на основе добровольности". (Ссылка. См. также РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 27. Л. 111-112.) Идея состояла в том, чтобы позволить литовцам, которые незадолго до того проживали в восточной части Польши, а теперь оказались в составе Советского Союза, уехать на свою историческую родину. Если бы Москва под "сферой интересов" понимала бы присоединение, то смысла у подобного решения просто не было бы. Но через два дня, когда Молотов вручил литовскому послу заявление в связи с исчезновением в Литве красноармейцев, отношения Москвы с Прибалтикой уже изменились. Поэтому 26 июля это решение было отменено. (Ссылка. См. также РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1272. Л. 291.)

Давление на прибалтийские государства было коротким и эффективным: Москва обвиняла власти трех стран в нарушении пактов о взаимопомощи, в попытках создания военного союза между собой и, в случае с Литвой, в похищении служащих там красноармейцев. Странам были предъявлены ультиматумы с требованием изменения состава правительств, согласования работы полиции, МИД и военных сил с СССР и свободного распространения просоветской литературы и периодической печати. Мы уже не один раз останавливались на вопросе легитимности подобных действий, но подчеркнем еще раз: никаких юридических норм в международном праве, которые бы классифицировали подобные действия как преступление, в те годы не было.

Один из известных советских мифов заключается в том, что в июле 1940 г. в прибалтийских государствах произошли "народные революции", которые смели предшествующий политический строй. Это было не так, однако нельзя говорить и о том, что народные массы в большинстве своем вели себя пассивно или же отрицательно по отношению к политическим изменениям в своих странах.

Эстония, Латвия и Литва на протяжении 20 лет своего существования не были демократическими государствами. Достаточно вспомнить о том, что становление государственности в этих странах проходило в 1918 г. в условиях немецкой оккупации. В 30-е гг. здесь были установлены авторитарные режимы, нередко называемые в литературе "президентскими диктатурами" (Константина Пятса в Эстонии, Карлиса Улманиса в Латвии и Антанаса Сметоны в Литве) со столь знакомыми нам цензурой, запретом деятельности политических партий, "культом личности" (латышская пресса, например, провозгласила Улманиса "величайшим деятелем Европы" и "дважды гением"). (См. Зубкова Е.Ю. Прибалтика и Кремль. С. 28-43.) Сильным ли является аргумент о "неконституционной", а следовательно, нелегитимной смене политических режимов в странах Прибалтики в июле 1940 г., если лидеры этих государств уже давно правили не согласно конституциям?

"Эти Прибалтийские государства были самыми ярыми антибольшевистскими странами в Европе. Все они освободились от Советского правительства в период гражданской войны 1918-1920 годов и грубыми методами, свойственными революциям в этих районах, создали общества и правительства, главным принципом которых была враждебность к коммунизму и России". Так характеризовал эти страны Уинстон Черчилль в своих мемуарах.

Итак, авторитарные режимы Пятса, Улманиса и Сметоны стали испытывать давление как со стороны СССР, так и со стороны собственного народа. Москва понимала, что излишнее насилие в этом вопросе не нужно, т.к. достаточно лишь направить общественное мнение эстонцев, латышей и литовцев в нужное русло. В конце июня - середине июля в прибалтийских городах прошло немало митингов и демонстраций с требованием политических перемен. И вот под этим давлением после смены правительств настал черед смены парламентов, новых выборов. Для этого были изменены избирательные законы: например, в эстонском законе "О выборах в Государственную думу" был внесен более демократический порядок выставления кандидатов: требовалось представление петиции о выдвижении кандидата, подписанной не менее чем 50 избирателями; все кандидаты обязаны были представить свои избирательные платформы.

Частой ошибкой является преставление о том, что в выборах участвовали коммунисты. Это не так. Ряд самых разнообразных организаций объединились в трех странах в т.н. "Союзы трудового народа". Это не то же самое, что коммунистические партии, ведь в эти блоки входили профсоюзные организации, молодежные объединения - естественно, что эта объединенная платформа была привлекательна для многих избирателей. Бывали случаи, когда альтернативные кандидаты, не входившие в "Союзы", не собирали необходимый минимум подписей для петиции о выдвижении, но были и случаи отказов избирательных комиссий из-за формальных придирок, носившие явный политический характер. В итоге выборы были безальтернативными: лишь в некоторых избирательных округах были альтернативные кандидаты. К сожалению, нет исследований, которые бы разбирали каждый случай в отдельности и, как следствие, в них бы делался вывод о том, насколько альтернативные кандидаты сами не могли получить поддержку населения, а насколько им не дали возможности поучаствовать в выборах. Конечно, при действительно альтернативных выборах итог был бы иным - однако никто из исследователей не может сказать, насколько он мог быть иным. Всё это не отменяет факты о весомой поддержке населением прибалтийских государств "Союзов трудового народа".

По итогам выборов, прошедших в трех странах 14-15 июля, кандидаты "Союзов трудового народа" получили 93 % голосов в Эстонии, 99 % в Литве, 97,8 % в Латвии. (См. Зубкова Е.Ю. Прибалтика и Кремль. С. 89.) Несмотря на нарушения и безальтернативность, эти выборы были более демократическими, чем все предшествующие выборы на территории Прибалтики. Это подтверждается явкой избирателей, их активностью: в Эстонии, например, явка на выборах1940 г. была выше показателей 1938 г. на 33 % (!). (Ссылка.) Единственным фактом, который иногда считают свидетельством принуждения избирателей - это отметки в паспорте, которые делали каждому участнику выборов. Однако насколько профессиональными могут быть выборы, где не ведется учет избирателей? В таком случае любые демократические выборы, во время которых фиксируются персональные данные избирателей, можно считать "принудительными".

Далее дело обстояло за малым: новые парламенты прибалтийских государств (Государственная Дума Эстонии, Сеймы Латвии и Литвы) 21-22 июля преобразовали свои государства в советские социалистические республики и приняли Декларации о вхождении в состав СССР. Однако впереди было еще немало трагических и неоднозначных событий.

Продолжение следует.

eot.su

Присоединение Прибалтики к СССР | Я Русский

21 июля 1940 года, была восстановлена Советская власть в Литве, Латвии и Эстонии и провозглашено создание Литовской ССР, Латвийской ССР и Эстонской ССР. 3—6 августа 1940 года, в соответствии с решениями Верховного Совета СССР,

Митинг в Латвии с требованием присоединения к СССР. Июль 1940 г.

Митинг в Латвии с требованием присоединения к СССР. Июль 1940 г.

За Советскую власть в Эстонии. Демонстрация трудящихся в Таллине. Июнь 1940 г.

За Советскую власть в Эстонии. Демонстрация трудящихся в Таллине. Июнь 1940 г.

Митинг с требованием присоединения к СССР

Митинг с требованием присоединения к СССР

Демонстрация трудящихся Риги, посвященная принятию Латвии в состав СССР

Демонстрация трудящихся Риги, посвященная принятию Латвии в состав СССР

Праздник в Риге по случаю принятия Латвийской республики - в состав СССР. 6 августа 1940 г.

Праздник в Риге по случаю принятия Латвийской республики — в состав СССР. 6 августа 1940 г.

Митинг в честь присоединения Эстонии к СССР

Митинг в честь присоединения Эстонии к СССР

Демонстрация трудящихся Каунаса в честь принятия Литвы в состав СССР.

Демонстрация трудящихся Каунаса в честь принятия Литвы в состав СССР.

В июне 1940 года начались события, которые раньше называли «добровольным вхождением народов Прибалтики в состав СССР», а с конца 1980-х всё чаще именуют «советской оккупацией стран Балтии». В годы горбачёвской «перестройки» стала внедряться новая историческая схема. Согласно ей Советский Союз оккупировал и насильственно присоединил к себе три независимые демократические прибалтийские республики. 

Между тем, Литва, Латвия и Эстония к лету 1940 года были отнюдь не демократическими. Причём давно. Что касается их независимости, то она была довольно призрачной с момента её объявления в 1918 году.

1. Миф о демократии в межвоенной Прибалтике 

Поначалу Литва, Латвия и Эстония были парламентскими республиками. Но недолго. Внутренние процессы, в первую очередь – рост влияния левых сил, стремившихся «сделать, как в советской России», привели к ответной консолидации правых. Впрочем, и этот недолгий период парламентской демократии был отмечен репрессивной политикой верхов. Так, после неудачного восстания, устроенного коммунистами в Эстонии в 1924 году, там было казнено более 400 человек. Для маленькой Эстонии – цифра значительная.

17 декабря 1926 года в Литве партии националистов и христианских демократов, опираясь на верные им группы офицеров, осуществили государственный переворот. Путчистов вдохновлял пример соседней Польши, где основатель государства Йозеф Пилсудский чуть ранее в том же году установил свою единоличную власть. Литовский сейм был распущен. Во главе государства встал Антанас Сметона, лидер националистов, бывший первым президентом Литвы. В 1928 году он был официально провозглашён «вождём нации», в его руках сосредотачивались неограниченные полномочия. В 1936 году все партии в Литве, кроме партии националистов, были запрещены.

В Латвии и Эстонии право-авторитарные режимы установились несколько позже. 12 марта 1934 года государственный старейшина – глава исполнительной власти Эстонии – Константин Пятс (первый премьер независимой Эстонии) отменил перевыборы парламента. В Эстонии переворот был вызван действиями не столько левых, сколько ультраправых. Пятс запретил пронацистскую организацию ветеранов («вапсов»), которая, как он считал, угрожает его власти, и произвёл массовые аресты её членов. В то же время он стал проводить многие элементы программы «вапсов» в своей политике. Получив от парламента одобрение своих действий, Пятс в октябре того же года распустил его. 

Эстонский парламент не собирался четыре года. Всё это время республикой правила хунта в составе Пятса, главнокомандующего Й. Лайдонера и главы МВД К. Ээренпалу. Все политические партии в марте 1935 года были запрещены, кроме провластного «Союза Отечества». Конституционное собрание, выборы в которое не были альтернативными, приняло в 1937 году новую конституцию Эстонии, предоставлявшую обширные полномочия президенту. В соответствии с ней в 1938 году были избраны однопартийный парламент и президент Пятс.

Советские войска вступают в Ригу (1940)

Советские войска вступают в Ригу (1940)

Одним из «нововведений» «демократической» Эстонии стали «лагеря для лодырей», как называли безработных. Для них устанавливался 12-часовой рабочий день, провинившихся били розгами.

15 мая 1934 года премьер-министр Латвии Карлис Ульманис совершил государственный переворот, отменил конституцию и распустил сейм. Президенту Квиесису была предоставлена возможность досидеть до конца срока (в 1936 году) – он фактически уже ничего не решал. Ульманис, бывший первым премьером независимой Латвии, был провозглашён «вождём и отцом нации». Более 2000 оппозиционеров было арестовано (правда, почти все вскоре выпущены на свободу – режим Ульманиса оказался «мягким» по сравнению с соседями). Все политические партии были запрещены.

В правоавторитарных режимах Прибалтики можно установить некоторые различия. Так, если Сметона и Пятс во многом опирались на одну-единственную разрешённую партию, то Ульманис – на формально беспартийный государственный аппарат плюс на развитое гражданское ополчение (айсзаргов). Но общего у них было больше, вплоть до того, что всеми тремя диктаторами стали люди, бывшие во главе этих республик ещё на самой заре их существования.

Яркой характеристикой «демократичности» буржуазной Прибалтики могут служить выборы в эстонский парламент в 1938 году. В них участвовали кандидаты от единственной партии – «Союз Отечества». При этом избирательным комиссиям на местах было дано указание министра внутренних дел: «К голосованию не надо допускать таких лиц, о которых известно, что они могут голосовать против национального собрания… Их надо немедленно препровождать в руки полиции». Тем самым обеспечивалось «единодушное» голосование за кандидатов единственной партии. Но и несмотря на это, в 50 округах из 80 выборы решили вообще не проводить, а просто объявить об избрании в парламент единственных кандидатов.

 

Митинг на площади Вабадусе в Таллине. 17 июля 1940

 

Таким образом, задолго до 1940 года по всей Прибалтике были ликвидированы последние признаки демократических свобод и установилась тоталитарная государственная система.

Советскому Союзу предстояло лишь произвести техническую замену фашиствующих диктаторов, их карманных партий и политической полиции на механизм ВКП(б) и НКВД.

2. Миф о независимости стран Балтии 

Независимость Литвы, Латвии и Эстонии была провозглашена в 1917-1918 гг. в сложной обстановке. Большая часть их территории была оккупирована германскими войсками. Кайзеровская Германия имела свои планы на Литву и Остзейский край (Латвию и Эстонию). У Литовской Тарибы (национального Совета) германская администрация вынудила «акт» о призвании на литовский королевский престол вюртембергского принца. В остальной Прибалтике было провозглашено Балтийское герцогство во главе с членом мекленбургского герцогского дома.

В 1918-1920 гг. Прибалтика, при помощи сначала Германии, а затем Англии, стала плацдармом развёртывания сил внутрироссийской гражданской войны. Поэтому руководство советской России приняло все меры для их нейтрализации. После разгрома белогвардейской армии Юденича и других подобных формирований на северо-западе России, РСФСР поспешила признать независимость Латвии и Эстонии и в 1920 году подписала межгосударственные договоры с этими республиками, гарантировав неприкосновенность их границ. С Литвой РСФСР даже заключила в ту пору военный союз против Польши. Таким образом, благодаря поддержке советской России страны Балтии отстояли в те годы свою формальную независимость.

С фактической независимостью дело обстояло намного хуже. Аграрно-сырьевая составляющая основа экономики Балтии вынуждала искать импортёров продукции прибалтийского сельского хозяйства и рыболовства на Западе. Но Запад слабо нуждался в балтийской рыбе, а потому три республики всё больше погрязали в трясине натурального хозяйства. Следствием экономической отсталости становилось политически зависимое положение Прибалтики.

Первоначально страны Балтии ориентировались на Англию и Францию, но после прихода к власти в Германии нацистов правящие прибалтийские клики стали сближаться с усиливающейся Германией. Венцом всему послужили договоры о взаимопомощи, заключённые всеми тремя государствами Балтии с Третьим рейхом в середине 1930-х годов («Партитура Второй мировой». М.: «Вече», 2009). По этим договорам Эстония, Латвия и Литва были обязаны при возникновении угрозы их границам обратиться за помощью к Германии. Последняя имела в этом случае право ввести войска на территорию прибалтийских республик. Равным образом Германия могла «законно» оккупировать эти страны, если с их территории возникала «угроза» рейху. Тем самым было оформлено «добровольное» вхождение Прибалтики в сферу интересов и влияния Германии.

Данное обстоятельство учитывало руководство СССР в событиях 1938-1939 гг. Конфликт СССР с Германией в этих условиях повлёк бы за собой немедленную оккупацию Прибалтики вермахтом. Поэтому при переговорах 22-23 августа 1939 года в Москве вопрос о Прибалтике был одним из самых главных. Советскому Союзу было важно обезопасить себя с этой стороны от всяких неожиданностей. Две державы согласились провести границу сфер влияния так, что Эстония и Латвия попадали в советскую сферу, Литва – в германскую.

Следствием договора стало одобрение руководством Литвы 20 сентября 1939 года проекта договора с Германией, по которому Литва «добровольно» передавалась под протекторат Третьего Рейха. Однако уже 28 сентября СССР и Германия договорились об изменении границ сфер влияния. В обмен на полосу Польши между Вислой и Бугом СССР получал Литву.

 

Осенью 1939 года у стран Балтии имелась альтернатива – оказаться под советским или под германским протекторатом. Ничего третьего история им в тот момент не предоставила.

3. Миф об оккупации 

Период установления независимости стран Балтии – 1918-1920 гг. – был отмечен в них гражданской войной. Довольно значительная часть населения Прибалтики с оружием в руках выступала за установление советской власти. Одно время (зимой 1918/19 г.) были провозглашены Литовско-Белорусская и Латвийская советские социалистические республики и Эстляндская «трудовая коммуна». Красная армия, в составе которой были национальные большевицкие эстонские, латышские и литовские части, некоторое время занимала бoльшую часть территорий этих республик, включая города Ригу и Вильнюс.

Поддержка антисоветских сил интервентами и невозможность для советской России оказать достаточную помощь своим сторонникам в Прибалтике привели к отступлению Красной армии из пределов региона. Красные латыши, эстонцы и литовцы оказались волею судеб лишены родины и разбросаны по Союзу ССР. Таким образом, в 1920-30-е годы та часть прибалтийских народов, которая наиболее активно выступала за советскую власть, оказалась в вынужденной эмиграции. Это обстоятельство не могло не повлиять на настроения в Прибалтике, лишённой «пассионарной» части своего населения.

В силу того, что ход гражданской войны в Прибалтике определялся не столько внутренними процессами, сколько переменами в расстановке внешних сил, решительно невозможно точно установить, кого там в 1918-1920 гг. было больше – сторонников советской власти или сторонников буржуазной государственности.

Советская историография придавала большое значение нарастанию протестных настроений в Прибалтике в конце 1939 – первой половине 1940 гг. Они трактовались как назревание социалистических революций в этих республиках. Подразумевалось, что во главе выступлений трудящихся стояли тамошние подпольные коммунистические партии. В наше время многие историки, особенно прибалтийские, склонны отрицать факты такого рода. Считают, что выступления против диктаторских режимов были единичными, а недовольство ими отнюдь не означало автоматически симпатий к Советскому Союзу и коммунистам.

Тем не менее, учитывая предшествующую историю Прибалтики, активную роль рабочего класса этого региона в российских революциях начала ХХ века, повсеместное недовольство диктаторскими режимами, следует признать, что у Советского Союза там имелась сильная «пятая колонна». И состояла она явно не только из коммунистов и сочувствующих. Важно было то, что единственной реальной альтернативой вхождению в СССР в тот период, как мы видели, было вхождение в Германский рейх. Во время гражданской войны довольно ярко проявилась ненависть эстонцев и латышей к своим вековым угнетателям – помещикам-немцам. Литва благодаря Советскому Союзу возвратила осенью 1939 года свою древнюю столицу – Вильнюс.

 

Так что симпатии к СССР у значительной части прибалтов в тот период обусловливались не только и не столько левыми политическими взглядами.

14 июня 1940 года СССР предъявил ультиматум Литве, потребовав смены правительства на состоящее из более лояльных к Советскому Союзу лиц и разрешения на ввод в Литву дополнительных контингентов советских войск, размещавшихся там по договору о взаимопомощи, заключённом осенью 1939 года. Сметона настаивал на сопротивлении, однако весь кабинет министров воспротивился. Сметона был вынужден бежать в Германию (откуда вскоре перебрался в США), а литовское правительство приняло советские условия. 15 июня дополнительные контингенты Красной армии вошли в Литву.

Предъявление аналогичных ультиматумов Латвии и Эстонии 16 июня 1940 года не встретило возражений со стороны тамошних диктаторов. Первоначально Ульманис и Пятс формально оставались у власти и санкционировали мероприятия по созданию в этих республиках новых органов власти. 17 июня 1940 года дополнительные советские войска вошли в Эстонию и Латвию.

Во всех трёх республиках были сформированы правительства из дружественно настроенных к СССР лиц, но не коммунистов. Всё это было проведено с соблюдением формальных требований действующих конституций. Затем прошли парламентские выборы. На указах о новых назначениях и выборах стояли подписи премьера Литвы, президентов Латвии и Эстонии. Таким образом, смена власти совершилась с соблюдением всех процедур, требовавшихся законами независимых Литвы, Латвии и Эстонии. С формально-юридической точки зрения все акты, предшествовавшие вхождению этих республик в СССР, безупречны.

Легитимности присоединению Прибалтики к СССР придали выборы в сеймы этих республик, состоявшиеся 14 июля 1940 года. На выборах был зарегистрирован только один список кандидатов – от «Союза трудового народа» (в Эстонии – «Блок трудового народа»). Это также полностью соответствовало законодательству этих стран периода независимости, не предусматривавшему альтернативных выборов. Согласно официальным данным, явка избирателей составила от 84 до 95%, причём за кандидатов единственного списка проголосовали от 92 до 99% (в разных республиках).

Мы лишены возможности узнать, как развивался бы политический процесс в странах Балтии после свержения диктатур, если бы он был предоставлен сам себе. В той геополитической ситуации это было утопией. Однако нет никаких оснований считать, что лето 1940 года означало для Прибалтики смену демократии тоталитаризмом. Демократии там давно уже не было. В самом худшем случае, для жителей Балтии один авторитаризм просто сменился другим. 

Но при этом была предотвращена угроза уничтожения государственности трёх прибалтийских республик. Что случилось бы с ней, если бы Прибалтика попала под контроль Германского рейха, было продемонстрировано в 1941-1944 гг.

 

В планах нацистов прибалты подлежали частичной ассимиляции немцами, частичному выселению на земли, очищенные от русских. Ни о какой литовской, латвийской, эстонской государственности не было и речи.

В условиях же Советского Союза прибалты сохранили свою государственность, свои языки в качестве официальных, развили и обогатили свою национальную культуру.

 

Источник

Присоединение Прибалтики к СССР

Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

ya-russ.ru

Присоединение Прибалтики к СССР

ПланВведение 1 Предыстория. 1930-е годы 2 1939. Начало войны в Европе 3 Пакты о взаимопомощи и Договор о дружбе и границе 4 Ввод советских войск 5 Ультиматумы лета 1940 г. и смещение прибалтийских правительств 6 Вхождение прибалтийских государств в СССР 7 Последствия 8 Современная политика 9 Мнение историков и политологов

Список литературы Присоединение Прибалтики к СССР

Введение

Присоединение Прибалтики к СССР (1940) — процесс включения независимых прибалтийских государств — Эстонии, Латвии и большей части территории современной Литвы — в состав СССР, осуществлённый, вследствие подписания СССР и нацистской Германией в августе 1939 Пакта Молотова — Риббентропа и договора о дружбе и границе, секретные протоколы которых зафиксировали разграничение сфер интересов этих двух держав в Восточной Европе[1][2][3][4][5][6][7][8].

Эстония[9], Латвия[10][11] и Литва[12] считают действия СССР оккупацией с последующей аннексией. Совет Европы в своих резолюциях охарактеризовал процесс вхождения прибалтийских государств в состав СССР как оккупацию, насильственную инкорпорацию и аннексию.[13] В 1983 году Европейский парламент осудил его как оккупацию, и в дальнейшем (2007) использовал в этом отношении такие понятия как «оккупация» и «незаконная инкорпорация».[14][15][16]

Текст преамбулы Договора об основах межгосударственных отношений между Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой и Литовской Республикой 1991[17] содержит строки: «относя к прошлому события и действия, которые препятствовали полной и свободной реализации каждой Высокой Договаривающейся Стороной своего государственного суверенитета, будучи уверенными, что устранение Союзом ССР нарушающих суверенитет Литвы последствий аннексии 1940 года создаст дополнительные условия доверия между Высокими Договаривающимися Сторонами и их народами »

Официальная позиция МИД России заключается в том, что присоединение стран Прибалтики к СССР соответствовало всем нормам международного права по состоянию на 1940 год, а также что вхождение этих стран в соcтав СССР получило официальное международное признание. Эта позиция основывается на признании de facto целостности границ СССР на июнь 1941 года на Ялтинской и Потсдамской конференциях государствами-участниками, а также на признании в 1975 году нерушимости европейских границ участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.[18]

1. Предыстория. 1930-е годы

Прибалтийские государства в период между двумя мировыми войнами стали объектом борьбы великих европейских держав (Англии, Франции и Германии) за влияние в регионе. В первое десятилетие после поражения Германии в Первой мировой войне в прибалтийских государствах существовало сильное англо-французское влияние, которому впоследствии, с началом 1930-х годов, стало мешать усиливающееся влияние соседней Германии. Ему, в свою очередь, пыталось противостоять советское руководство. К концу 1930-х Третий рейх и СССР стали фактически основными соперниками в борьбе за влияние в Прибалтике.

В декабре 1933 года правительствами Франции и СССР было выдвинуто совместное предложение заключить договор о коллективной безопасности и взаимопомощи. Финляндии, Чехословакии, Польше,Румынии, Эстонии, Латвии и Литве было предложено присоединиться к этому договору. Проект, получивший название «Восточный пакт» , рассматривался как коллективная гарантия на случай агрессии со стороны нацистской Германии. Но Польша и Румыния отказались вступить в альянс, США не одобрили идею договора, а Англия выдвинула ряд встречных условий, включая перевооружение Германии[19].

Весной — летом 1939 года СССР вёл переговоры с Англией и Францией о совместном предотвращении итало-немецкой агрессии против европейских стран и 17 апреля 1939 предложил Англии и Франции взять на себя обязательства оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским странам, расположенным между Балтийским и Чёрным морями и граничащим с Советским Союзом, а также заключить сроком на 5—10 лет соглашение о взаимопомощи, включая военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривавшихся государств (СССР, Англии и Франции)[19].

Провал «Восточного пакта» был вызван различием интересов договаривающихся сторон. Так, англо-французские миссии получили от своих генеральных штабов подробные секретные инструкции, в которых определялись цели и характер переговоров, — в записке французского генерального штаба говорилось, в частности, что вместе с рядом политических выгод, которые получили бы Англия и Франция в связи с присоединением СССР, это позволило бы вовлечь его в конфликт: «не в наших интересах, чтобы он оставался вне конфликта, сохраняя нетронутыми свои силы»[20]. Советский Союз, рассматривавший по крайней мере две прибалтийские республики — Эстонию и Латвию — как сферу своих национальных интересов, отстаивал на переговорах эту позицию, но не встретил понимания у партнёров. Что же касается правительств самих прибалтийских государств, то они предпочли гарантии со стороны Германии, с которой они были связаны системой экономических соглашений и договоров о ненападении. По мнению Черчилля, «Препятствием к заключению такого соглашения (с СССР) служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить в советско-коммунистическую систему. Ведь они были самыми яростными противниками этой системы. Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились, — германской агрессии или русского спасения».[21].

Одновременно с проведением переговоров с Великобританией и Францией, Советский Союз летом 1939 года активизировал шаги к сближению с Германией. Результатом такой политики стало подписание 23 августа 1939 договора о ненападении между Германией и СССР. Согласно секретным дополнительным протоколам к договору, Эстония, Латвия, Финляндия и восток Польши были включены в советскую сферу интересов, Литва и запад Польши — в сферу интересов Германии)[8]; к моменту подписания договора Клайпедская (Мемельская) область Литвы уже была оккупирована Германией (март 1939).

2. 1939. Начало войны в Европе

Ситуация обострилась 1 сентября 1939 года с началом Второй мировой войны. Германия начала вторжение в Польшу. 17 сентября СССР ввёл войска в Польшу, объявив советско-польский договор о ненападении от 25 июля 1932 года утратившим силу. В тот же день государствам, состоявшим в дипломатических отношениях с СССР (в том числе прибалтийским), была вручена советская нота о том, что «в отношениях с ними СССР будет проводить политику нейтралитета».

Начало войны между соседними государствами породило в Прибалтике опасения оказаться втянутыми в эти события и побудило объявить о своём нейтралитете. Тем не менее, в ходе военных действий произошёл ряд инцидентов, в которые оказались вовлечены и прибалтийские страны — одним из них стал заход 15 сентября польской подводной лодки «Ожел» в Таллинский порт, где она была интернирована по требованию Германии эстонскими властями, которые начали демонтаж её вооружения. Однако в ночь на 18 сентября экипаж подлодки разоружил охранников и вывел её в море, при этом на борту оставались шесть торпед. Советский Союз заявил, что Эстония нарушила нейтралитет, предоставив убежище и помощь польской подводной лодке.

19 сентября Вячеслав Молотов от лица советского руководства возложил ответственность за это происшествие на Эстонию, заявив, что Балтийскому флоту поставлена задача отыскать подлодку, поскольку она может угрожать советскому судоходству. Это привело к фактическому установлению морской блокады эстонского побережья.[22]

24 сентября для подписания договора о торговле в Москву прибыл министр иностранных дел Эстонии К. Сельтер. После обсуждения экономических проблем Молотов перешёл к проблемам взаимной безопасности и предложил «заключить военный союз или договор о взаимной помощи, который вместе с тем обеспечивал бы Советскому Союзу права иметь на территории Эстонии опорные пункты или базы для флота и авиации ». Сельтер попытался уклониться от обсуждения, ссылаясь на нейтралитет, но Молотов заявил, что «Советскому Союзу требуется расширение системы своей безопасности, для чего ему необходим выход в Балтийское море. Если Вы не пожелаете заключить с нами пакт о взаимопомощи, то нам придется искать для гарантирования своей безопасности другие пути, может быть, более крутые, может быть, более сложные. Прошу Вас, не принуждайте нас применять силу в отношении Эстонии ».[22]

3. Пакты о взаимопомощи и Договор о дружбе и границе

В результате фактического раздела польской территории между Германией и СССР советские границы передвинулись далеко на запад, и СССР стал граничить с третьим прибалтийским государством — Литвой. Первоначально Германия намеревалась превратить Литву в свой протекторат, однако 25 сентября 1939 г., в ходе советско-германских контактов «об урегулировании польской проблемы», СССР предложил начать переговоры об отказе Германии от претензий на Литву в обмен на территории Варшавского и Люблинского воеводств. В этот день посол Германии в СССР граф Шуленбург отправил в МИД Германии телеграмму, в которой сообщил, что был вызван в Кремль, где Сталин указал на это предложение как на предмет будущих переговоров и добавил, что в случае согласия со стороны Германии «Советский Союз немедленно возьмётся за решение проблемы прибалтийских государств в соответствии с протоколом от 23 августа[23] и ожидает в этом деле полную поддержку со стороны германского правительства»[24].

Ситуация в самих прибалтийских государствах была тревожной и противоречивой. На фоне слухов о готовящемся советско-германском разделе Прибалтики, которые опровергались дипломатами обеих сторон, часть правящих кругов прибалтийских государств была готова продолжать сближение с Германией, в то время как многие другие были настроены антигермански и рассчитывали на помощь СССР в сохранении баланса сил в регионе и национальной независимости, тогда как действовавшие в подполье левые силы готовы были поддержать присоединение к СССР.

mirznanii.com

Борьба с мифами: Присоединение Прибалтики к СССР (июль 1940 г.). Окончание

Мы продолжаем рассматривать основные мифы, связанные с событием, произошедшим в июле 1940 г., когда Прибалтика вошла в состав СССР. Первая часть опубликована здесь. Во второй части обзора речь пойдет в основном о последствиях присоединения трех балтийских республик.

На фото: Делегация Эстонии на сессии Верховного Совета СССР в Кремле.

5. Присоединение Прибалтики не помогло укрепить обороноспособность СССР, т.к. литовские, эстонские и латышские части в начале войны разбегались или стреляли в спину Красной Армии.

Примеры.

"Млечин: <...> Поэтому общая граница (СССР и Германии в виду раздела Польши - Прим.) ухудшила положение Красной Армии. То же самое произошло и с присоединением трех республик. Через несколько часов после начала войны, через несколько часов командующий Северо-Западным фронтом, в который был преобразован Прибалтийский военный округ, генерал Кузнецов, докладывал о том, что части, сформированные из местного населения, разбегаются. К сожалению, эта территория превратилась в территорию, которую трудно было удерживать, потому что стреляли в спину. Могу ли я допросить своего свидетеля, Виталий Дымарский, специалист по истории Второй мировой войны. С вашей точки зрения, присоединение трех республик помогло Красной Армии в 41-м году?Виталий Дымарский, политолог, журналист: Безусловно, нет. Это действительно, как Вы сказали, лишило Советскую армию как раз той буферной зоны, созданием которой вообще оправдывалось эта вся сталинская версия оккупации, аннексии Прибалтики. Если бы, как утверждает сторона защиты, мы бы не оккупировали Прибалтику, то там как раз бы и образовывалась та буферная зона, которая не позволила бы в кратчайшие сроки, о чем уже было сегодня сказано, разбить все передовые советские части. Там несколько десятков тысяч военных стояли, в Прибалтийских государствах, которых не стало вместе с местными формированиями буквально, о чем говорит даже сторона защиты, буквально за две недели. Кроме того, аннексией Прибалтики мы создали внутреннего врага, именно внутреннего врага, потому что в той же Литве, которую представляет тут мой коллега, в той же Литве литовские партизаны образовались, это по поводу радости, которую испытывали народы тех стран к приходу советского режима. За несколько дней партизаны выгнали, партизаны, не немцы, выгнали, начали выгонять советские военные формирования из Литвы".Суд времени: Присоединение Прибалтики к СССР - проигрыш или выигрыш? Итоговый выпуск. // Пятый канал. 10.08.2010. Ссылка.

Комментарий.

Как уже было выяснено в предыдущей части нашего обзора, прибалтийские государства не имели никакого шанса сохранить нейтралитет в наступающей Второй мировой войне, как это, например, сделала Швейцария. Их политический и экономический вес в Европе был слишком слабым. Если они и могли "откупиться" от Гитлера, то разве что верной службой. Так что присоединение Прибалтики было для СССР единственным средством не дать использовать эту территорию для захвата Ленинграда уже в первые дни войны. А именно это произошло бы, если бы 22 июня 1941 г. немцы стартовали бы из-под Нарвы. Ленинград со всеми своими промышленными предприятиями был бы потерян в ходе приграничного сражения, а на эвакуацию людей просто не хватило бы времени. Кроме этого, соединение фронта с финской границей способствовало бы объединенным действиям Германии и Финляндии на северо-западной части фронта.

Значительная часть Прибалтики была оккупирована немцами за несколько дней, однако блицкриг был провален - полностью эту территорию им удалось взять под контроль только к октябрю 1941 г. За это время удалось обеспечить более серьезную оборону на фронтах и провести эвакуацию. Без сомнения, начало войны было бы еще более трагическим, если бы не сдвинутая на Запад граница СССР.

Конечно, среди жителей Прибалтики были те, кто с радостью воспринял начало войны. Были и партизаны ("лесные братья"), кто тут же стал стрелять в спину отступающей Красной Армии. Были и дезертиры. Были и те, кто пошел на прямое сотрудничество с нацистами (в т.ч. известные всем добровольческие легионы и дивизии СС). Но тезис о преобладании этой линии поведения среди населения Прибалтики - наглая ложь.

В годы войны в рядах Красной Армии сражались 8-й стрелковый Эстонский Таллинский корпус, 130-й стрелковый Латышский ордена Суворова корпус, 16-я стрелковая Литовская Клайпедская Краснознаменная дивизия и другие формирования. Некоторые из национальных воинских соединений были сформированы еще до войны и успели себя проявить при обороне Прибалтики: например, 22-й Эстонский территориальный стрелковый корпус с 4 июля 1941 г. участвовал в боевых действиях. 180-я стрелковая дивизия, входившая в его состав, за доблесть, проявлению в летних боях 1941 г., была преобразована в 28-ю гвардейскую дивизию. И это не единственная гвардейская дивизия прибалтов!

Национальный состав дивизий, как правило, включал в себя от 35 до 80 % "титульной" нации. Малая представленность объясняется не тем, что эстонцы, латыши и литовцы уклонялись от призыва, а тем, что в течение лета 1941 - лета 1944 гг. Прибалтика была оккупирована немцами, и мобилизация населения, естественно, была невозможна. Пополнять состав приходилось не только из успевших эвакуироваться местных жителей. Это прослеживается в динамике изменения национального состава дивизий: наибольшый "наплыв" титульных национальностей был в момент их формирования (лето 1941 г.) и в момент освобождения Прибалтики (лето 1944 г.). (См. Петренко А.И. Прибалтийские дивизии Сталина. М., 2010. С. 117-118, 191.)

Ложью является и утверждение о том, что прибалтийские партизаны сражались главным образом против отступающей Красной Армии. В Латвийской ССР, например, число вооруженных партизан и их активных помощников, боровшихся против немцев, составляло около 20 тысяч человек. (См. Самсон В.П. Народная борьба в тылу врага. // Известия Академии наук Латвийской ССР. 1975. № 6. С. 5.) Эти данные были опубликованы в советское время, а, согласитесь, если бы эти 20 тысяч человек во время войны или после неё воевали и против советской власти, то вряд ли бы их упомянули в издании 1975 года.

Стоит отметить, что национальные соединения Прибалтики участвовали в освобождении своих же стран, о чем подробно пишет А.И. Петренко в своей монографии "Прибалтийские дивизии Сталина" (М., 2010), описывая ход военных действий, боевые потери и награды. После же завершения боевых действий они приняли участие в маршах и парадах в освобожденных ими Таллине, Риге, Вильнюсе и других городах Прибалтики. Также в ходе обучения военному делу и в политической работе в упомянутых дивизиях активно использовались национальные языки наряду с русским. Как мы видим, советское руководство старалось внимательно относиться к национальному чувству эстонцев, латышей и литовцев.

В годы войны боевыми орденами и медалями были награждены 20 042 участника эстонских формирований, 17 368 участников латышских формирований и 13 764 участников литовских военных формирований. Несколько десятков представителей народов Прибалтики были удостоены звания Героя Советского Союза.

6. Советский режим 1940-1991 гг. на территории Прибалтики можно считать оккупационным.

Примеры.

Их огромное количество. В странах Прибалтики эта официальная государственная позиция. Например, музей в Риге, посвященный истории Латвии в период с 1940 по 1991 г., так и называется - "Музей оккупации Латвии". Или, например, эту формулировку можно встретить на сайте Президента Литовской республики. Аналогичную позицию занимают и различные европейские институты, такие как Совет Европы и Европейский парламент. Также об этом пишут и историки:

"17 июня 1940 года Советский Союз, который в то время был официальным союзником нацистской Германии, "осуществил непровоцированную военную агрессию против Латвии и оккупировал ее". Латвия оказалась в полной власти советской т.е. чужой армии, что согласно статье 42 Гаагского регламента о сухопутной войне (1907 г.) является существенным признаком оккупации. Латвийское правительство утратило дееспособность, а ситуацию в государстве контролировало посольство СССР в Риге. 18 июня в Латвию прибыл официальный представитель Советского Союза А. Вышинский, в руки которого перешла реальная власть в государстве".Фелдманис И. Оккупация Латвии - исторические и международно-правовые аспекты. // Сайт МИД Латвийской Республики. Ссылка.

Комментарий.

Рассматривая примеры употребления тезиса об "оккупации", мы начали с официальных позиций государств. Ненадолго остановимся на позиции РФ в отношении этого тезиса. Вот что было сказано в 2005 г. в официальном комментарии Департамента информации и печати МИД России: "Так, в соответствии с международно-правовой доктриной середины XX века под "оккупацией" понималось приобретение государством никем не заселенной территории, которая ранее не принадлежала какому-либо государству, путем установления над ней эффективного контроля с намерением распространить на нее свой суверенитет. Кроме того, этот термин означал временное занятие в ходе вооруженного конфликта армией одного из воюющих государств территории (или части территории) другого государства.

Для правовой оценки ситуации, сложившейся в Прибалтике в конце 30-х годов прошлого века, термин "оккупация" не может быть использован, поскольку между СССР и прибалтийскими государствами не было состояния войны и вообще не велось военных действий, а ввод войск осуществлялся на договорной основе и с ясно выраженного согласия существовавших в этих республиках тогдашних властей - как бы к ним не относиться. Кроме того, в Латвии, Литве и Эстонии на протяжении всего периода их пребывания в составе Советского Союза, за исключением времени оккупации Германией этой части территории СССР в годы Великой Отечественной войны, действовали национальные органы власти. И, как известно, именно эти власти - опять же, независимо от того, как их расценивать сегодня - в лице Верховных Советов соответствующих республик приняли в 1990 г. решения, приведшие к их выходу из состава СССР. Так что, если подвергать сомнению легитимность органов власти советского периода, возникает вопрос и о легитимности провозглашения республиками Прибалтики своей независимости". (Ссылка.)

Когда сравнивают события в Прибалтике с немецкой оккупацией ряда стран Европы до и во время Второй мировой войны, забывают и о последовательности действий в ходе этих событий. В случае с присоединением Прибалтики войска были введены сначала ограниченным контингентом согласно пактам о взаимопомощи, и, как мы установили ранее, сами эти войска не были фактором устрашения или давления. Затем значительная часть войск была введена, а также сформирована из местного населения уже после присоединения. В случае же с оккупацией Австрии и Чехословакии Германией ввод войск предшествовал оформлению присоединения территорий, т.е. военная агрессия, оккупация, в данном случае является фактом. (Ссылка.)

Также стоит отметить, что связь между событиями 1940 г. и 1944 г., когда Советская Армия выдворила немецкие войска с территории Прибалтики, для наших оппонентов очевидна. Поэтому они, выдвигая аргументы в пользу своей версии первого из этих событий, тем самым автоматически доказывают свою трактовку и второго. Естественно, ни о каком "освобождении" в 1944 г. речи и не идет, это тоже оккупация. А значит, она продолжалась, ни много ни мало, до 1991 г. Это очень эффектная формулировка, вызывающая у неподготовленного человека ощущения ужаса: как же так, Советский Союз на целых 50 лет оккупировал три небольших государства! Бороться с таким мифом становится сложнее, ведь он более эмоционален.

Давайте вкратце остановимся на событиях 1944 г. Если до войны СССР имел дело с независимыми государствами, на которые он оказал серьезное давление (но не оккупировал!), то во время Великой Отечественной войны на месте этих государств находился рейхскомиссариат "Остланд". Мог ли Советский Союз пройти мимо этой территории, могли ли его войска не бороться с нацистскими властями? Ответ на этот вопрос очевиден. Предположим, что событий 1940 г. не было, и Германия оккупировала бы Прибалтику еще до войны с СССР или же три страны добровольно стали бы пособниками нацистов. Мог ли в этом случае Советский Союз также пройти мимо (если мы, конечно, будем уверены в том, что он выиграл войну)? Ведь его войска освободили Польшу, Болгарию, Чехословакию и другие страны Восточной Европы. Значит, ввод советских войск на территорию Прибалтики и других стран Восточной Европы произошел бы в любом случае, как это произошло с войсками западных союзников в западной части Германии, Италии, Австрии, Бельгии, странах Юго-Восточной Азии и т.д.

Так что когда сторонники теории оккупации порой и приводят аргументы в пользу своей версии событий 1940 г., то можно смело их спрашивать о том, какое отношение это имеет к периоду 1944-1991 гг.

Кстати, вплоть до визита Джорджа Буша в мае 2005 года в Ригу в политической риторике представителей США речь не шла об оккупации стран Балтии, говорилось лишь об инкорпорации. (Ссылка.) Вероятно, явное нежелание американских политиков употреблять термин "оккупация" применительно ко всему 50-летнему периоду истории балтийских государств связано с его большой сомнительностью, которую видно невооруженным глазом.

В заключение можно добавить слова доктора юридических наук, в 2004 г. вице-президента Российской Ассоциации международного права С.В. Черниченко: "Признать же, что прибалтийские государства юридически входили в состав СССР, - значит отказаться от русофобской политики, пересмотреть свое законодательство с учетом международных стандартов в области прав человека и вернуть статус граждан в Латвии и Эстонии тем лицам, которые в советский период его имели и были потом его лишены как получившие его на основании законов "оккупанта". (Ссылка.)

7. После завершения Второй мировой войны было бы честным со стороны Советского Союза уйти из Прибалтики или же провести референдум о независимости, а затем уйти, оставить эти государства такими, какими они были до войны.

Примеры.

"Я бы гордился Россией, если бы там соответствующим образом оценили бы действия советской власти на территории балтийских стран... Очень важно для формирования сегодняшних отношений России и Латвии признать, что Латвия была аннексирована в 1940 году... После войны войска должны были уйти обратно в Советский Союз, а у трех балтийских стран должен был быть восстановлен их статус кво - независимость, которой они обладали до начала Второй мировой войны. Тогда этого не произошло. Войска Советского Союза остались, и здесь были установлены оккупационные порядки на долгие годы".Цитата экс-президента Латвии Г. Ульманиса. // Соколов Б. Страны Балтии в российских учебниках истории. // Портал "Страны мира". Ссылка.

"После освобождение Восточной Европы СССР должен был уйти из освобожденных стран. Тогда мы были бы Освободителями, а так мы остались, навязали коммунистическую диктатуру, и стали такими же оккупантами".Комментарий пользователя brot на сайте inosmi.ru. Ссылка.

Комментарий.

1 декабря 1943 г., во время Тегеранской конференции, состоялась беседа между Сталиным и Рузвельтом, где они обсуждали проблему прибалтийских государств. Вот что сказал по этому вопросу Рузвельт:

"Рузвельт. В Соединенных Штатах может быть поднят вопрос о включении Прибалтийских республик в Советский Союз, и я полагаю, что мировое общественное мнение сочтет желательным, чтобы когда-нибудь в будущем каким-то образом было выражено мнение народов этих республик по этому вопросу. Поэтому я надеюсь, что маршал Сталин примет во внимание это пожелание. У меня лично нет никаких сомнений в том, что народы этих стран будут голосовать за присоединение к Советскому Союзу так же дружно, как они сделали это в 1940 году.<...>Сталин. Что касается волеизъявления народов Литвы, Латвии и Эстонии, то у нас будет немало случаев дать народам этих республик возможность выразить свою волю.Рузвельт. Это будет мне полезно.Сталин. Это, конечно, не означает, что плебисцит в этих республиках должен проходить под какой-либо формой международного контроля.Рузвельт. Конечно, нет. Было бы полезно заявить в соответствующий момент о том, что в свое время в этих республиках состоятся выборы.Сталин. Конечно, это можно будет сделать".

(См. Запись беседы И.В.Сталина с Ф.Рузвельтом 1 декабря 1943 года в 15 час. 20 мин. // Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Том II. Тегеранская конференция руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании (28 ноября - 1 декабря 1943 г.) М., 1984. С. 151-152.)

Итак, Рузвельт как глава США не видит никаких проблем, связанных с вопросом присоединения Прибалтики к СССР. В 1940 г. народы Прибалтики сказали своё слово, и затем нужно было его всего лишь подтвердить, для того, чтобы "мировое общественное мнение" успокоилось. Это и было сделано в марте 1947 г., когда прошли выборы в Верховные Советы трех республик. Эти выборы не были саботированы, и никто, как и в 1940 г., не голосовал под дулом пистолета. Другой вопрос, что взгляд США с началом "холодной войны" на эту проблему изменился, и им стало гораздо выгоднее поддерживать иную точку зрения.

Нужно ли было проводить референдум по вопросу о присоединении? Это было бы просто нелогично, т.к. присоединение уже состоялось несколькими годами ранее. Точно также было бы нелогичным ликвидировать созданные в 1940 г. органы власти и вывести войска, ведь это были их органы власти и их войска - Эстонской, Латвийской и Литовский ССР. Обновление же властных структур произошло во время выборов 1947 г. Кстати, эти же процессы прошли по всему Советскому Союзу в целом, в итоге чего представители трех республик вошли в Верховный Совет СССР.

Необходимо также понимать, что после войны Советский Союз не мог вернуть полный суверенитет народам Прибалтики по той простой причине, что его некому было возвращать. В освобожденной Европе реальной легитимностью обладали лишь те политические силы, которые боролись против нацисткой оккупации. В странах Восточной Европы чаще всего это были коммунисты. Других же сил, некоммунистических, наподобие генерала де Голля во Франции, в Прибалтике просто не было. А те же, кто требовал суверенитета, были скомпрометированы сотрудничеством с нацистами.

8. Прибалтийские государства никогда де-юре не теряли независимости.

Примеры.

"Аннексия Латвии и других Балтийских государств базировалась на противоправных основах интервенции и оккупации. Поэтому она не вызвала юридических последствий. Не было также смены суверенной власти: аннексированное государство сохранило свой суверенитет, и аннексирующий ее не получил. Международная субъектность Латвии и других Балтийских государств не исчезла. Латвия, Литва и Эстония продолжали de jure существовать, что признали более 50 государств мира. Непризнание аннексии было очень важным для латышского, эстонского и литовского народов. Оно служило основой для непрерывного требования представителями этих народов восстановления независимости государств".Фелдманис И. Оккупация Латвии - исторические и международно-правовые аспекты. // Сайт МИД Латвийской Республики. Ссылка.

"Оккупации нацистов в европейских странах, включая и страны Балтии, продемонстрировали, что определенный сегмент населения по различным причинам всегда готов пойти на сотрудничество с оккупационной властью. Еще более очевидно, что в течение 50 лет большинство людей согласится с той или иной формой коллаборационизма или, по крайней мере, "сотрудничества" вместо открытой "борьбы" с правящим режимом. Хотя такое сотрудничество не обязательно меняет правовой статус территории, оно должно быть принято в расчет при рассмотрении вопроса об ответственности". <...>"После установления советской армией военной блокады в июне 1940 года правительства Эстонии, Латвии и Литвы не смогли покинуть свои страны и отправиться в изгнание. Все же интересно отметить, что во время существования советского режима в этих страха некоторые дипломатические миссии, учрежденные в период независимости до Второй мировой войны, продолжали существовать и функционировать в свободном мире. Согласно утверждениям стран Балтии, эти миссии символизировали непрерывность существования незаконно оккупированных и аннексированных республик. Кроме того, хотя вначале и не было образовано подлинных правительств в изгнании, в 1949 году в Осло было провозглашено создание правительства Эстонии в изгнании".Мялксоо Л. Советская аннексия и государственный континуитет: международно-правовой статус Эстонии, Латвии и Литвы в 1940-1991 гг. и после 1991 г. // Электронное издание. Издательство Тартуского университета, 2005. С. 169-170. Ссылка.

Комментарий.

Этот сложный юридический вопрос нередко отпугивает как серьезных исследователей, так и просто интересующихся людей. Те же, кто громогласно утверждает о "легитимности" или "нелегитимности" той или иной ситуации, порой играют фактами так, как это им выгодно, учитывая лишь часть возможной доказательной базы, приводя в качестве аргументов недействующее в ту или иную историческую эпоху законодательство и т.д.

Значительное количество стран мира продолжало и после 1940 г. признавать существовавшие дипломатические миссии трех исчезнувших с карты мира государств, а также эстонское "правительство в изгнании". Дипломатические миссии были крайне бедны, и очень часто главной их деятельностью было выживание, в т.ч. поиск финансов и нового персонала. Само представительство несуществующих государств носило символический характер, равно как и выдача паспортов, не дававших фактически никаких прав и возможностей. Эта деятельность обеспечивалась при политической поддержке США: сотрудники миссий, расположенных в США, считались "дипломатами государственного департамента", а следовательно, они имели официальный статус, принимали участие в дипломатических приемах и церемониях. Собственно, именно по этой причине к концу 80-х гг. смогли "выжить" в основном дипмиссии, расположенные в Соединенных Штатах. (Подробнее см. это издание, с. 170-184.)

Вместе с тем стоит отметить, что никаких серьезных протестов со стороны мирового сообщества, а уж тем более санкций, в 1940 г. вслед за присоединением Прибалтики к СССР не последовало. Кроме того, Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года провозгласил принцип нерушимости государственных границ такими, какими они сложились после Второй мировой войны. И этот акт был подписан странами Европы и США. Это противоречие, конечно, можно разрешить путем выяснения юридического "веса" того или иного документа, той или иной подписи или того или иного высказывания политического деятеля. Однако это не отменяет принцип двойных стандартов: страны Запада одновременно признавали границы СССР и существование несуществующих государств. Как нам кажется, политическая подоплека этого "признания" слишком очевидна, чтобы её можно было не замечать и отвлеченно рассуждать о "непрерывности государственного суверенитета" стран Балтии на протяжении XX века.

9. Прибалтика всегда хотела выйти из состава СССР (что подтверждается сопротивлением населения - например, движением "лесных братьев"), поэтому развивать её экономику не имело смысла. При первой возможности Эстония, Латвия и Литва вышли из состава Союза.

Примеры.

"Основная часть населения стран Балтии не поддержала ни советской военной оккупации, ни, в ещё большей степени, ликвидации национальной государственности. Это доказывается созданием партизанских отрядов "лесных братьев", которые с началом советско-германской войны развернули активные действия против советских войск и смогли самостоятельно занять некоторые крупные города, например Каунас и часть Тарту. Да и после войны движение вооруженного сопротивления советской оккупации в Прибалтике продолжалось вплоть до начала 50-х годов".Соколов Б. Почему СССР оккупировал Прибалтику. // Частный Корреспондент. 14.06.2011. Ссылка

"Млечин: Они стали частью нашей территории. Никто в этом абсолютно в нашей стране не сомневался, ну почти никто. Это точно. Туда вкладывались большие средства, там строились крупные предприятия. Туда везли рабочих, потому что там не хватало собственных рук или считалось, что не хватало. А потом, когда Прибалтика взяла и ушла, оказалось, что это все впустую, растраченные силы и средства. Или вы считаете по-другому?Виталий Дымарский, политолог, журналист: Я считаю так же. Я даже думаю, что, как выяснилось в исторической перспективе, то присоединение Прибалтики, та аннексия, которая произошла в 40-м году, сыграла роль катализатора, если хотите, детонатора распада СССР в 91-м году".Суд времени: Присоединение Прибалтики к СССР - проигрыш или выигрыш? Итоговый выпуск. // Пятый канал. 10.08.2010. Ссылка.

Комментарий.

Движение "лесных братьев" в Прибалтике, появившись сразу после присоединения республик к СССР, существовало более 15 лет и было неоднородным, оно не имело единого организационного центра, который бы определял стратегию и тактику деятельности и, что еще важнее, идеологию движения. Поэтому считать это движение "национально-освободительным" в классическом понимании этого слова (как это в последнее время делают балтийские политические деятели) было бы неправильным: люди вступали в него по разным причинам. Среди них были и откровенные коллаборационисты, и просто уголовники.

В послевоенные годы борьбой с "лесными братьями" занимались НКВД и армейские части. Прибалтийские партизаны же чаще всего убивали не "оккупантов", а своих - тех, кого считали "предателями". Скажем, за 1944-1958 гг. в Литве от их рук погибло более 25 тысяч человек, из них около 23 тысяч - литовцы. (См. Известия ЦК КПСС. 1990. № 10. С. 139.) Этот факт, на наш взгляд, заставляет задуматься и о том, насколько "национально-освободительным" было это движение (которое, по идее, должно в первую очередь карать иноземных захватчиков), и о том, насколько "оккупационным" был советский режим (малое количество убитых лиц неприбалтийского положения может говорить об их незначительном количестве или незначительной роли в жизни прибалтийских земель), и о том, как относилось население к новой власти (если убитых местных граждан было много, значит, не так уж и мало людей поддерживали режим).

После движения "лесных братьев" никакого вооруженного сопротивления советской власти на территории Прибалтики больше не было. Считать потерю суверенитета единственной причиной этого движения было бы неправильно, т.к. значительную роль в его формировании сыграла война, породившая, например, схожее "национальное" движение на Украине, также носившее во многом коллаборационистский и криминальный характер. С наступлением же оттепели фактор социального недовольства стал слишком незначительным. Конечно, отрицательная оценка советской власти какой-то частью населения Эстонии, Латвии и Литвы была, но разве это может являться доказательством "сопротивления", пусть даже пассивного, и тем более "нелегитимности власти"? Удельный вес несогласных, как показала мирная и комфортная жизнь советской Прибалтики, был слишком мал, чтобы делать подобные выводы.

Советское наследие в странах Прибалтики - это уже другая история. Без сомнения, советская власть много сделала для создания промышленности, развития туристической сферы и, как это ни принято умалчивать, развития национальных культур. Об отношении прибалтов к этому наследию вы можете узнать в небольшом документальном фильме, упоминанием которого мы завершаем наш первый экскурс в российскую историю.

Заключение.

Рассуждая на исторические темы, связанные с советской историей, мы порой невольно оказываемся пленниками навязанной нам методологии. Не исключением является и история включения Прибалтики в состав СССР. Очень трудно отделаться от ставших штампами обвинений в "оккупации", "геноциде" и "тоталитаризме".

Как заметил заведующий отделом Прибалтики Института стран СНГ М.В. Александров, "методология 1940 года позволяет уйти от обсуждения неудобных для сторонников теории оккупации вопросов. Речь идет о поддержке прибалтийскими элитами нацистской Германии в годы Второй мировой войны, законности отстранения от власти коллаборационистов после освобождения Прибалтики советскими войсками и о восстановлении государственности Литвы, Латвии и Эстонии в рамках СССР. <…> Эта ловушка была грамотно спланирована западными научно-исследовательскими центрами в годы "холодной войны" и затем навязана советской элите. Не случайно, главным пропагандистом этой методологии в СССР был ни кто иной, как А.Н. Яковлев, проходивший стажировку в Колумбийском университете США. Видимо, уже тогда он вольно или осознанно стал сторонником данной доктрины. Сейчас эта методология продолжает использоваться для того, чтобы легитимизировать нахождение у власти в Прибалтике русофобских политических элит и искусственно поддерживать напряженность в отношениях между этими странами и Россией". (Ссылка.)

Трагическая история независимых прибалтийских государств первой половины XX в. показала пример того, как политическая недальновидность и преднамеренные идеологические установки балтийской политической элиты привели к потере этими странами суверенитета. Советское же руководство, напротив, старалось действовать в духе "realpolitik". Можно утверждать, что оно поступило жестоко и аморально по отношению к государственности трех малых стран. Но эта жестокость в итоге оказалось меньшим из зол. Присоединение Прибалтики к СССР - маленький камень, заложенный в фундамент будущей Победы.

Рекомендуемая литература.

Данный список содержит научно-популярные и публицистические работы, доступные в Интернете. Выбор работ для списка связан с особенностью публикации: это не научная статья, а обзор, предназначенный для распространения в Сети. Поэтому и дополнительную информацию к нему Вы также можете найти в Интернете. Если же Вам интересна серьезная научная литература, то ссылки на неё можно встретить как в нашей статье, так и в публикациях, указанных ниже.

1. Александров М.В. О методологии исследования проблемы присоединения стран Прибалтики к СССР в 40-х годах прошлого века. (Доклад на международной конференции "Страны Прибалтики во Второй мировой войне: между нацистской Германией и Антигитлеровской коалицией". Рига, 5 мая 2010 года.) // Информационно-аналитический портал "Материк". 11.05.2010. Ссылка.

2. Дюков А.Р. "Пакт Молотова-Риббентропа" в вопросах и ответах. М., 2009. Вопросы 3-5, 7, 16-18. Ссылка.

3. Зубкова Е. Сталинский проект для Прибалтики. // Полит.ру. 13.01.2009. Ссылка.

4. Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941. М., 2000. Глава "Наращивание советского военного присутствия в Прибалтике". Ссылка.

5. Черниченко С.В. Об "оккупации" Прибалтики и нарушении прав русскоязычного населения. // Международная жизнь. № 8. 2004. Ссылка.

6. Черчилль У. Вторая мировая война. М., 1991. Главы "Накануне", "Советская загадка".

Обзор подготовил Виктор Кириллов в рамках направления деятельности "Историческое Достоинство" клуба "Суть времени".Автор выражает благодарность Арсению Ермолову и Михаилу Бурцеву за оказанную помощь.

eot.su

ПРИСОЕДИНЕНИЕ ПРИБАЛТИКИ К СССР — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Вхождение ранее независимых прибалтийских государств (Литвы, Латвии и Эстонии) в состав Советского Союза на правах Советских Социалистических Республик.

Предыстория

Литва, Латвия и Эстония получили независимость в 1920 году в результате территориального распада бывшей Российской империи. В последующие два десятилетия они стали ареной острой политической борьбы между ведущими европейскими державами – Францией, Великобританией, Германией и СССР. 23 августа 1939 года между Советским Союзом и Германией был подписан договор о ненападении с секретным протоколом о разделе сфер интересов в Восточной Европе, в соответствии с которым СССР претендовал на все три прибалтийских государства. Присоединение к Советскому Союзу Западной Белоруссии выдвинуло Государственную границу непосредственно ко всем этим государствам.

Присоединение Прибалтики к СССР было важной военно-стратегической задачей Советского Союза, для выполнения которой был предпринят целый комплекс дипломатических и военных мер. Официально любые обвинения в советско-германском сговоре отвергались дипломатами обоих сторон. Однако уже в сентябре 1939 года СССР начал создавать военную группировку на границе с Эстонией и Латвией, в которую вошли 3-я, 7-я и 8-я армии.

Присоединение Эстонии

28 сентября 1939 года между СССР и Эстонией был заключён Пакт о взаимопомощи. Этот документ стал результатом политического давления на республику – со стороны СССР выдвигались обвинения в нарушении нейтралитета в пользу Польши. Финляндия отказалась поддержать Эстонию, Великобритания и Франция, которые были связаны войной с Германией, также не пришли ей на помощь. В результате был заключён Пакт, на основании которого в Эстонии размещались советские военные базы и контингент численностью 25 тысяч бойцов и командиров. Договор был ратифицирован эстонским парламентом в начале октября.

16 июня 1940 года Советский Союз предъявил Эстонии ультиматум, в котором обвинял её в грубом нарушении условий ранее заключённого соглашения и требовал сформировать новое, просоветское, правительство. 19 июня 1940 года в отставку подало эстонское правительство во главе с Ю. Улуотсом. Президент республики К. Пятс принял её, и поручил формирование нового главного органа исполнительной власти генералу Й. Лайдонеру. 21 июня 1940 года в результате государственного переворота к власти пришло правительство во главе с писателем Й. Барбарусом (Варесом). В июле-августе была предпринята кардинальная перестройка всей государственной системы. 21 июля 1940 года в Эстонии была официально провозглашена Советская власть с образованием Эстонской ССР. На следующий день была принята Декларация о вступлении в СССР. 6 августа 1940 года на VII сессии Верховного Совета СССР было принято постановление о принятии в состав Советского Союза Эстонии на правах Советской Социалистической Республики.

Присоединение Латвии

5 октября 1939 года был подписан договор о взаимопомощи между Советским Союзом и Латвией сроком на десять лет. СССР разрешалось иметь на территории республики свои военно-морские базы в Лиепае и Вентспилсе, а также несколько аэродромов, базу береговой обороны для охраны Ирбенского пролива. Как и в случае с Эстонией, максимальная численность советского контингента на территории Латвии должна была составить 25 тысяч человек. Переброска войск началась в конце октября 1939 года.

16 июня 1940 года, в тот же день, что и Эстонии, Латвии был предъявлен ультиматум о нарушении заключённого соглашения и содержащий требование формирования просоветского правительства и допуска на территорию страны дополнительного контингента советских войск. Эти условия были приняты, и 17 июня 1940 года в Латвию вошли новые войска. Главой просоветского правительства стал учёный-микробиолог А. Кирхенштейн.

Новое правительство провело выборы в Народный Сейм, победу на котором одержал «Блок трудового народа», прокоммунистическая политическая организация. 21 июля 1940 года, на первом же своём заседании, новый сейм провозгласил в стране Советскую власть и направил просьбу принять Латвию в состав СССР в качестве Советской Социалистической Республики. 5 августа 1940 года эта просьба была удовлетворена.

Присоединение Литвы

10 октября 1939 года между СССР и Литвой был подписан Договор о взаимопомощи. В соответствии с этим документом в состав республики передавался Виленский край, ранее входивший в состав Польши и занятый советскими войскам во время польского похода. Советский Союз получал военные базы и возможность размещения 25-тысячного контингента на литовской территории.

14 июня 1940 года Литва получила от Советского Союза ультиматум с требованием допуска на территорию дополнительного контингента, роспуска правительства и замены его на просоветское, а также ареста нескольких министров. Президент страны А. Сметона склонялся к необходимости организовать вооружённое сопротивление советским войскам, однако его не поддержали ни руководители Латвии и Эстонии, ни главнокомандующий армией генерал В. Виткаускас. В результате на следующий день ультиматум был принят, а Сметона бежал из страны. Новым главой правительства стал журналист и писатель Ю. Палецкис.

На выборах в Народный сейм победил блок «Союз трудового народа Литвы». 21 июля 1940 года сейм провозгласил в стране Советскую власть и направил в Москву просьбу принять её в составе СССР в качестве Советской Социалистической Республики. 3 августа 1940 года эта просьба была удовлетворена. 10 января 1941 года между СССР и Германией было подписано соглашение об отказе Третьего рейха от притязаний на пограничные районы Литвы.

Результаты

Подавляющее большинство местного населения поддержало присоединение к Советскому Союзу. После присоединения Литвы, Латвии и Эстонии к Советскому Союзу Москва начала советизацию прибалтийского региона. Были национализированы земли и предприятия, проведено коренное переустройство экономики, начались репрессии против духовенства, интеллигенции, бывших политиков, офицеров, сотрудников полиции, зажиточных крестьян. Были проведены массовые депортации.

Всё это привело к росту недовольства местного населения. Зародилась вооружённая оппозиция, которая окончательно оформилась в годы Великой Отечественной войны, когда многие антисоветские формирования сотрудничали с оккупантами и участвовали в военных преступлениях.

Вхождение Прибалтийских республик в Советский Союз многие страны и международные организации официально не признали, однако в соответствии с договорённостями, достигнутыми с США и Великобританией на Ялтинской и Потсдамской конференциях, признавались границы СССР на июнь 1941 года. Кроме того, впоследствии нерушимость послевоенных границ была подтверждена на Хельсинкском совещании 1975 года.

Все договоры и декларации 1940 года были отменены Прибалтийскими республиками в 1989-1991 годах, что было признано Государственным Совета СССР 6 сентября 1991 года.

w.histrf.ru