Бросок десантников на Приштину. Приштинский бросок


Бросок на Приштину — Lurkmore

Бросок на Приштину — удачная операция российской армии в Европе в конце 90-х и потому предмет отчаянного фапа поцреотов на протяжении всех 00-х. Уже само название сабжа даёт повод для лулзов, поскольку в результате броска на Приштину был взят под контроль аэропорт Слатина.

[править] Немного истории

Бросок на Приштину — финальный эпизод войны НАТО с Малой Югославией (СРЮ) в 1999 году, которая сама по себе достойна отдельной статьи (самолёт-невидимка, случайно сбитый из-за своей невидимости; радар системы «микроволновка»; визит вежливости «умной ракеты» в китайское посольство). В свою очередь, эта война является продолжением межнациональной войны в Большой Югославии (СФРЮ), прославившейся тоннами гуро и повальными выпилами гражданского населения — ведь известно, что воевать с гражданскими легче: они не отстреливаются.

Как бы то ни было, 10 июня 1999 ООН приняла Резолюцию 1244, в которой ясно сказано, что Югославия может идти куда ей вздумается, а на её (уже бывшей) территории Косово каждый может делать всё, что угодно[1]. И надо же было такому случиться — воевавший ради этого НАТО оказался не готов к победе. Первой подсуетилась Россия.

[править] Немного географии

Узкие балканские дороги.

Косово — горная местность. Переться по горным серпантинам победителям было не с руки: по горам всё еще шныряли вооружённые сербы и стюардессы коньяк не разносили. В результате Слатина — единственный приличный аэропорт в окру́ге — внезапно превратился в стратегический пункт. А единственная дорога на Слатину проходила через Приштину — городок, который по странному совпадению был столицей Косово.

[править] Бросок через пупок

Примерно в семистах километрах северо-западнее Приштины, в Боснии, тусовалось человек 300 десантников, которые по недоразумению назывались «миротворческим контингентом». В их задачу входила охрана местного населения от излишнего выпиливания. Но поскольку всех, кого нужно было охранять, уже давно выпилили, они там просто груши околачивали.

Утром 11 июня[2]собратья по миротворчеству ВНЕЗАПНО обнаружили, что казармы русского батальона изрядно опустели. Казалось бы, ну и чёрт с ними. Но через пару часов стало ясно, куда эти Russians делись: в прямом эфире всех телеканалов, под непрерывный высер кирпичей прогрессивной общественностью, колонна БТРов ломилась на Приштину. Кстати, в самом марш-броске участвовал всего 171 десантник, командовал солдатиками и жарился на солнцепёке майор Павлов, майор (а теперь уже генерал-губернатор Ингушетии) Евкуров с отрядом ГРУ втихую занимал подземный комплекс аэропорта. Отметился также и генерал-лейтенант Заварзин: [1], [2], [3].

Генерал Майкл Джексон и тот самый офицер Одинокий английский танк рвётся освободить Косово.

Надо отдать должное командованию НАТО. Посмотрев сначала на зомбоящик, а затем на глобус, командование сложило «два плюс два» и решило отправить навстречу десантникам свою делегацию. Но погода была нелётная, поэтому на торжественную встречу отправили танковую колонну расовых англичан. Командовать колонной ВНЕЗАПНО доверили Майклу Джексону[3]. Майкл сделал всё, что мог, и имел реальный шанс успеть, но высыпавшие на улицу приветствовать своих освободителей расовые албанцы так затруднили движение танков, а молодого вина было столько, что колонна, не дойдя до цели, была застигнута внезапно наступившей ночью. Ночь, как известно, исключает любое движение боевой техники, в связи с чем Майклом было принято два решения: «утро вечера мудренее» и «молодого вина никогда не бывает слишком много».

Не встретившие на своём пути сопротивления российские десантники почти успели заехать в Приштину, но тоже были застигнуты тёмным временем суток. Гонимые вперёд приказом, не имея никакого понятия о чести, о законах и обычаях войны, они поступили с истинно азиатской хитростью: согнали местное сербское население и заставили катить тяжелые бронетранспортёры до самого аэропорта (что и было зафиксировано чуть менее, чем всеми телекомпаниями мира)[пруфлинк?].

[править] Тёплая встреча боевых товарищей

«Сперва честь отдай». «Анличане за забором»

Утром 12 июня колонна расовых английских танков успешно миновала населённый пункт Приштина. Однако её дальнейшему продвижению помешало внезапное препятствие. По одним данным, это был новенький шлагбаум и подтянутый русский офицер в парадной форме, на чистейшем английском языке указавший на невозможность проезда без пропуска, который следует подписать в Москве. По более патриотичной версии, препона приняла обличье рядового, выпрашивавшего покуривавшего сигарету посреди дороги и свободной рукой поправлявшего на плече ремень гранатомёта.

Командование НАТО потребовало от Джексона выполнения боевой задачи, на что Майкл ответил:

чем обессмертил своё имя в истории и обозначил разрушительную способность гранатомётов российского производства.

Аэропорт Слатина остался за русскими и смог принять[4] несколько бортов с подкреплением и долгожданной тушёнкой.

2 БТРа и 1 грузовик. Отказавшую технику бросали, чтобы не снижать темпа. Что говорит (в зависимости от точки зрения) о [не]надёжности техники, решительности, абсолютной беспощадности, ну и вообще символизирует.

Фото перед отъездом в Боснию

Результат, как всегда, плачевен. Бориска проспался, понял, что натворил, и побежал в Вашингтонский обком извиняться.

  • Аэропорт Слатина был признан совместной базой миротворческих сил под охраной русских.
  • Пиндосня смогла невозбранно гонять по взлётке на велосипедах и принимать ништяки из Америки.
  • Сербы, успокоенные знакомой расцветкой флагов, вместо того, чтобы взяться за автоматы, разошлись по домам, где и были выпилены расовым албанским большинством.
  • Когда охранять от выпиливания стало некого (как до этого в Боснии), десант погрузился на самолёты и помахал ручкой гостеприимной косовской земле.

Другими словами, слабость внешнеполитической позиции не позволила России воспользоваться плодами удачной военной операции.

Альтернативная версия гласит, что плоды операции (в виде чемоданов с зелёнью) всё же были, но кому они достались — неизвестно. Ещё более альтернативная версия гласит, что чемоданы с зеленью были получены до отдания приказа (то есть, до вынесения резолюции ООН), но это недоказуемо.

Сейчас, через пять лет после тех событий, я считаю, что ввод нашего батальона был хорошо спланированной акцией самих американцев. Во-первых, им не было нужно массовое бегство сербов из Косово; это пахло новой гуманитарной катастрофой, только в обратную сторону. Да и оказывать гуманитарную помощь сопротивляющимся сербам они не хотели. Мы ввели батальон, который в военном отношении не значил ровным счетом ничего. Десять минут серьезного боя. Но мы остановили бегство сербов. Они поверили нам, и остались. Хотя было бы лучше, если бы они ушли в Сербию. Я всматриваюсь в эти лица. Кто из них сейчас жив? Кого втихаря не вырезали албанцы? В живых осталось, дай бог, 15 процентов. Страшно думать об этом, но нашими славянскими руками американцы положили под кривые ножи албанцев наших же косовских братьев-сербов. Сколько православных храмов будет сожжено дотла на следующий день? Тяжело быть свидетелем таких событий. Этот день по-настоящему потряс весь мир. Но человечество так и не обратило внимания, как за последующие 5 лет в Косово были вырезаны тысячи сербов, оставшихся там только благодаря этому дню — 12-му июня 1999 года.

Алексей Борзенко, режиссёр фильма «Русские танки в Приштине»
  1. ↑ Это в теории, а на практике — каждый, кто способен (кроме Сербии). Ну, ты понел.
  2. ↑ На следующее утро после принятия резолюции ООН. То есть приказ был получен ночью с 10-го на 11-е. Именно это называется «оперативность».
  3. ↑ Естественно, не этому, а другому, который генерал.
  4. ↑ Через три месяца — Болгария, Румыния и Венгрия запретили пролёт через своё воздушное пространство. HATE!
Бросок на Приштину входит в уроки географии на Луркоморье
Бросок на Приштину. И да пребудет слава с теми, кто выжил!
Бросок на Приштину входит в уроки истории на Уютненьком. Луркмор образовательный.

lurkmore.to

Бросок на Приштину | lemur59.ru

12 июня 1999 года русские десантники заняли аэропорт «Слатина»

В мае 1999 года майор Юнус-бек Баматгиреевич Евкуров, находившийся в тот момент в составе международного миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине, получил от высшего военного командования Российской Федерации совершенно секретное задание: в составе группы из 18 военнослужащих подразделения специального назначения ГРУ ГШ ВС России скрытно проникнуть на территорию Косово и Метохии и взять под контроль стратегический объект — аэропорт «Слатина» и подготовиться к прибытию основных сил Российского контингента.

                                                                    бойцы спецназа ГРУ  ГШ  ВС  России

                                                                                                                                                Ю.Б. Евкуров

Ю. Евкуровым поставленная задача была выполнена и его группа, действуя под различными легендами, тайно для окружающих сербов и албанцев в конце мая 1999 года взяла под полный контроль аэропорт «Слатина». 

В ночь с 11 на 12 июня 1999 года передовой отряд ВДВ на БТРах и автомашинах выдвинулся в сторону границы Боснии и Югославии. Колонна ВДВ России без труда пересекла границу. До этого момента командование НАТО не располагало сведениями о начале марш-броска российских десантников на Приштину.   

Ещё до пересечения границы маркировка российской боевой и транспортной техники была изменена с «SFOR» (  Stabilization Force (SFOR) — силы НАТО по поддержанию мира в Боснии и Герцеговине.) на «KFOR»  (англ. Kosovo Force, в официальных документах ООН на русском языке именуются СДК - «Силы для Косово»).

           

Личному составу была поставлена задача в кратчайшие сроки преодолеть более 600 километров и захватить аэродром «Слатина» до прихода НАТОвских сил. На БТРы и автомашины были вывешены российские флаги. Во время прохождения территории Сербии, в том числе и территории Косово, местное население с радостью встречало российских солдат, забрасывая технику цветами, передавая еду и напитки. В связи с этим движение колонны незначительно замедлялось. Колонна российских десантников прибыла в Приштину примерно в 2 часа ночи 12 июня 1999 года. Население города вышло на улицы встречать колонну, при этом использовались петарды, световые ракеты, где-то раздавались автоматные очереди. Колонна прошла через Приштину за 1,5 часа. Сразу после Приштины колонна ВДВ въехала в Косово Поле, где остановилась на непродолжительное время для уточнения задач и получения сведений от разведки.

В ходе продвижения колонне встречались многочисленные отступающие подразделения сербской армии. Десантники в кратчайшие сроки захватили все помещения аэропорта «Слатина», заняли круговую оборону, организовали блокпосты и приготовились к появлению первых НАТОвских колонн, которые уже находились в пути. 

Задача по захвату «Слатины» была выполнена к 7 часам утра 12 июня 1999 года.

Примерно в 11 часов 00 минут в небе над аэродромом появился беспилотный самолёт-разведчик, затем с блокпоста на въезде в аэропорт «Слатина» командованию батальона поступило сообщение о прибытии первой колонны НАТОвских сил. Это были британские джипы.

С другой стороны к аэродрому приближались английские танки.

Обе колонны остановились перед российскими блокпостами. В небе появились десантные вертолёты. Пилоты британских вертолётов предприняли несколько попыток приземлиться на аэродром, однако эти попытки были пресечены экипажами российских БТРов. Как только вертолёт заходил на посадку, к нему сразу же устремлялся БТР, препятствуя таким образом его манёвру. Потерпев неудачу, британские пилоты улетели.

Генерал Майкл Джексон, командующий группировкой сил НАТО на Балканах, вышел впереди танковой колонны и, повернувшись спиной к российским солдатам, начал жестами зазывать танки вперёд, двигаясь спиной к блокпосту. Один из офицеров, находившийся на блокпосту, потребовал от генерала Джексона так не делать, под угрозой применения оружия. При этом российские солдаты взяли в прицел ручных гранатомётов британские танки. Таким образом была показана серьёзность намерений российских солдат. Британские танки остались на своих позициях, прекратив попытки прорыва на территорию аэропорта «Слатина».

Хотя командующий силами НАТО в Европе американский генерал Уэсли Кларк приказал британскому генералу Майклу Джексону захватить аэродром раньше русских, британец ответил, что не собирается начинать третью мировую войну.                                                                                                                             Уэсли Кэнн Кларк

                                               Генерал Майкл Джексон беседует с русским офицером.

Впоследствии известный британский певец Джеймс Блант, служивший в 1999 году в НАТОвской группировке, свидетельствовал о приказе генерала Кларка отбить аэродром у российских десантников.В течение нескольких дней переговоры между Россией и НАТО (в лице США) на уровне министров иностранных дел и обороны происходили в Хельсинки (Финляндия). Все это время российские и британские войска в районе аэропорта «Слатина» не уступали друг другу ни в чём, хотя на территорию аэропорта была допущена малочисленная делегация во главе с генералом Майклом Джексоном.В ходе сложных переговоров стороны договорились разместить российский военный миротворческий контингент в Косово в пределах районов, которые подконтрольны Германии, Франции и США. России не было отведено специального сектора из опасения со стороны НАТО, что это приведёт к фактическому разделению края. При этом аэропорт «Слатина» находился под контролем российского контингента, но должен был использоваться также силами НАТО для переброски их вооруженных сил и других нужд. 

В течение июня — июля 1999 года в Косово с аэродромов в Иваново, Пскове и Рязани прибыли несколько военно-транспортных самолётов Ил-76 с российским миротворческим контингентом (ВДВ), военной техникой и оборудованием. 

Однако большее число российских военнослужащих вошло в Косово по морскому маршруту, выгрузившись в греческом порту Салоники с больших десантных кораблей — «Николай Фильченков», «Азов» (БДК-54), Цезарь Куников (БДК-64) и «Ямал» (БДК-67), и в дальнейшем совершив марш-бросок в Косово через территорию Македонии.

В греческий порт Салоники прибыли пять российских кораблей с 472 миротворцами и 100 единицами боевой техники и 100 тоннами груза. Это самая крупная российская группировка, перебрасываемая в Косово. После того, как Болгария, Венгрия и Румыния в течение многих дней не давали воздушный коридор для самолетов, российское командование решило основную часть десантников перебросить морем - хоть дольше, зато надежнее. Греция хотя и член НАТО, но с ней у России давние и дружественные связи. И повела она себя гораздо более лояльно к России, чем бывшие друзья по соцлагерю. Греки дали на пребывание в порту военной техники 48 часов.

                                                                                   акватория Салоники

В Салониках, между тем, два предшествующих дня бушевали греческие коммунисты. Свои протесты против присутствия сил НАТО в Косово они приурочили к двухдневному визиту в страну министра обороны США Уильяма Коэна.  

                                                                             БДК “ Цезарь Куников “

                                                                          парад на аэродроме “ Слатина “

Исполнилось 15 лет со дня легендарной боевой операции российской армии, примера которой не было в новейшей истории Европы. В июне 99-го наши десантники совершили марш-бросок в Косово и захватили аэродром Слатина. Это было полной неожиданностью для командования НАТО, которое в то время проводило карательную операцию в бывшей Югославии. Участники операции были отмечены государственными наградами. Ее успех положительно сказался на имидже вооруженных сил России.

ВВС стран НАТО начали бомбить Югославию 27 марта 1999 года. За два с половиной месяца была фактически разрушена инфраструктура страны, погибло множество мирных граждан.

Югославская армия, правда, сохранила боеспособность. Однако Запад уже сделал ставку на расчленение страны.На 12 июня был назначен ввод НАТОвского сухопутного контингента на территорию Косовского края. А соглашения, достигнутые Москвой и Вашингтоном, в последний момент были переиграны."Договоренности, что входим, не было. Договоренности как бы программировались, но потом были разрушены, и НАТО присвоило себе право действовать вне согласованных действиях со всеми. Они сами стали навязывать, предлагать нам батальон туда, поставили нас в унизительно-подчинённое положение. И первым нужно было спасти престиж России. И не входить нельзя, и входить на их условиях нельзя. Поэтому нужно было сыграть в самостоятельную игру в соответствии с резолюцией Совета Безопасности", - вспоминает начальник Главного управления Международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ (в 1999 году) Леонид Ивашов.

В этих условиях Кремль ставит задачу - совершить параллельный с натовским ввод войск, чтобы контролировать свой сектор Косово, а главное - ключевой аэропорт в Слатине недалеко от столицы края Приштины.

Но венгры и болгары под давлением Запада закрывают своё воздушное пространство для наших самолётов. Тогда в ночь с 11 на 12 июня батальон ВДВ России, расположенный в Боснии, в рамках миротворческой миссии скрытно выдвигается в сторону Югославии.Именно этим бойцам была поставлена задача: избежав противодействия сил НАТО, в кратчайшие сроки совершить бросок на 600 километров, занять аэродром, и удерживать его. Это - единственный в регионе аэродром, способный принимать тяжёлые транспортные самолёты. И нужно было занять его первыми.

Благодаря умелым действиям разведки, удалось перехитрить тактическое командование НАТО. И когда те спохватились, БТРы нашего десантного батальона, развернув российские триколоры, уже двигались по территории Сербии к своей цели. Выиграно 6 часов.

Та же задача - контроль над ключевым аэродромом - поставлена передовым частям сил НАТО, стоящим совсем рядом с Косово - у македонской границы. Они тоже выдвигаются к объекту.Третий час ночи 12 июня. Российский батальон уже входит в Приштину. Но здесь колонна замедляется. Вынужденно. Весть о том, что идут русские, разлетелась по стране очень быстро. И косовские сербы, несмотря на позднее время, высыпают на улицы и приветствуют нашу колонну.

"В голове - Россия, Россия, Россия. Большая русская земля. Земля моему сердцу", - вспоминает местный житель Радован Печич.Отсюда до аэропорта Слатины всего 15 километров.

Ранним утром туда же уже движутся две передовые британские бронетанковые колонны. В распоряжении нашего командования всего 200 бойцов ВДВ и восемь БТРов. Но к семи часам утра батальон занимает позиции.

Для прибывших к 11-ти англичан появление русских сюрпризом не стало - только в пути ситуацию им доложила разведка, которая сам бросок нашего батальона прозевала. На аэродроме англичане действительно обнаружили уже хорошо окопавшихся и занявших круговую оборону русских десантников.

Высадка основного контингента НАТО в единственном пригодном для этого месте стала просто невозможной.

В России вспоминают марш-бросок десантников на Приштину в 1999 году вдв, косово, маршбросок

Дальше дело было за политиками и дипломатами. Для них российская армия сделала даже больше, чем, казалось бы тогда, могла.

П

Полковник запаса Сергей Павлов - командир батальона, совершившего марш в Косово и занявший аэродром Слатина. Ныне - доцент Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища имени генерала армии В.Ф. Маргелова

 

lemur59.ru

Марш-бросок на Приштину - это... Что такое Марш-бросок на Приштину?

Проверить нейтральность.

На странице обсуждения должны быть подробности.

Марш-бросок на Приштину — операция сводного батальона ВДВ, входящего в состав международного миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине (город Углевик), в город Приштина (Косово), целью которой было взятие под контроль аэропорта «Слатина» (ныне Международный аэропорт Приштины) раньше британского подразделения KFOR, совершённый в ночь с 11 на 12 июня 1999 года.

Предпосылки

После начала военных действий между Югославской армией и Армией Освобождения Косова сербские власти были обвинены в этнических чистках. После инцидента в Рачаке блок НАТО потребовал вывести сербские войска из автономной области Косово и Метохия, главным образом населяемой албанцами, а также разместить войска НАТО на территории Косово и Метохии, то есть на территории Югославии. Югославия не выполнила ультиматум[1]. В результате 24 марта 1999 года войска НАТО начали военную операцию в отношении Югославии.

Формальным поводом начала военных действий (casus belli) было неисполнение Югославией требования НАТО «вывести сербские войска из сербской автономной области Косово и Метохия»[источник не указан 514 дней]. В течение марта, апреля, мая, июня 1999 года войска НАТО проводили военные действия на территории Югославии. Основная часть военной операции состояла в применении авиации для бомбардировки стратегических военных и гражданских объектов на территории Сербии. Вторжение сухопутных войск НАТО было запланировано на 12 июня 1999 года со стороны Македонии[источник не указан 514 дней]. В качестве главного стратегического объекта для первоочередного захвата был признан международный аэропорт «Слатина», расположенный на удалении 15 километров на юго-восток от города Приштина — единственный аэропорт с взлётно-посадочной полосой, способной принимать любые типы самолётов, в том числе тяжёлые военно-транспортные. Через данный аэропорт планировалось произвести вторжение большо́го количества сил НАТО[источник не указан 514 дней].

Российская Федерация с самого начала бомбардировок НАТО Югославии пыталась политическим способом противостоять странам организации Североатлантического договора.

Для обозначения Россией своего присутствия в мировой политике, а также для обеспечения собственных геополитических интересов в Балканском регионе, руководством Министерства обороны России и Министерства иностранных дел России, с согласия Президента России Б. Н. Ельцина, было принято секретное решение о захвате аэропорта «Слатина» и вводе на территорию Косово и Метохии российского миротворческого контингента. Данное решение шло вразрез с военными планами НАТО, что могло привести к началу полномасштабной войны, в связи с чем операцию необходимо было провести молниеносно, скрытно и неожиданно для НАТО[2].

В случае нападения на российских десантников со стороны НАТОвских сил планировалось в спешном порядке провести блиц-переговоры с военным и политическим руководством Югославии, вступить с Югославией в военный союз и дать отпор наступающим войскам НАТО на всей территории Косово, одновременно перебросив в Косово и Метохию несколько полков ВДВ, а то и дивизию. По мнению Леонида Ивашова[3], такой план развития событий был изначально обречён на успех, так как руководство НАТО не было в полной мере готово к полномасштабной наземной операции.

Подготовка к марш-броску на Приштину

В мае 1999 года майор Юнус-бек Евкуров, находившийся в тот момент в составе международного миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине, получил от высшего военного командования Российской Федерации совершенно секретное задание: в составе группы из 18 бойцов спецназа ГРУ ГШ ВС России скрытно проникнуть на территорию Косово и Метохии и взять под контроль стратегический объект — аэропорт «Слатина» и подготовиться к прибытию основных сил Российского контингента. Ю. Евкуровым поставленная задача была выполнена и его группа, действуя под различными легендами, тайно для окружающих сербов и албанцев в конце мая 1999 года взяла под полный контроль аэропорт «Слатина». Подробные обстоятельства данной операции до сих пор засекречены[4].

10 июня 1999 года военная операция НАТО завершилась. Согласно резолюции СБ ООН 1244 в Косово вводились миротворческие силы НАТО.

Установление контроля над аэродромом «Слатина» и ввод в Косово миротворческих сил НАТО были запланированы на 12 июня 1999 года. Основные сухопутные силы НАТО были сосредоточены в Македонии и готовились выступить в сторону Косово утром 12 июня 1999 года.

10 июня 1999 года российскому миротворческому контингенту SFOR (подразделения ВДВ России), находящемуся в Боснии и Герцеговине, поступил приказ подготовить механизированную колонну и передовой отряд численностью до 200 человек.

Передовой отряд и колонна, в состав которой входили БТРы, автомашины «Урал» и «УАЗ», были подготовлены в кратчайший срок. При этом личный состав (кроме командования), который должен был участвовать в марш-броске, до самого последнего момента не знал, куда и зачем они готовятся выступать. Маркировка «SFOR» на автомашинах и бронетехнике на «KFOR» не менялась.

Начало операции

В ночь с 11 на 12 июня 1999 года передовой отряд ВДВ на БТРах и автомашинах выдвинулся в сторону границы Боснии и Югославии. Колонна ВДВ России без труда пересекла границу. До этого момента командование НАТО не располагало сведениями о начале марш-броска российских десантников на Приштину.

Ещё до пересечения границы маркировка российской боевой и транспортной техники была изменена с «SFOR» на «KFOR». Личному составу была поставлена задача в кратчайшие сроки преодолеть более 600 километров и захватить аэродром «Слатина» до прихода НАТОвских сил. На БТРы и автомашины были вывешены российские флаги. Во время прохождения территории Сербии, в том числе и территории Косово, местное население с радостью встречало российских солдат, забрасывая технику цветами, передавая еду и напитки. В связи с этим движение колонны незначительно замедлялось. Колонна российских десантников прибыла в Приштину примерно в 2 часа ночи 12 июня 1999 года. Население города вышло на улицы встречать колонну, при этом использовались петарды, световые ракеты, где-то раздавались автоматные очереди. Колонна прошла через Приштину за 1,5 часа. Сразу после Приштины колонна ВДВ въехала в Косово поле, где остановилась на непродолжительное время для уточнения задач и получения сведений от разведки.

В ходе продвижения колонне встречались многочисленные отступающие подразделения сербской армии. Десантники в кратчайшие сроки захватили все помещения аэропорта «Слатина», заняли круговую оборону, организовали блокпосты и приготовились к появлению первых НАТОвских колонн, которые уже находились в пути. Задача по захвату «Слатины» была выполнена к 7 часам утра 12 июня 1999 года.

Прямую трансляцию о вводе российского батальона в Приштину вела телекомпания CNN.[5]

Прибытие британской бронетанковой колонны

Примерно в 11 часов 00 минут в небе над аэродромом появился беспилотный самолёт-разведчик, затем с блокпоста на въезде в аэропорт «Слатина» командованию батальона поступило сообщение о прибытии первой колонны НАТОвских сил. Это были британские джипы. С другой стороны к аэродрому приближались английские танки.

Обе колонны остановились перед российскими блокпостами. В небе появились десантные вертолёты. Пилоты британских вертолётов предприняли несколько попыток приземлиться на аэродром, однако эти попытки были пресечены экипажами российских БТРов. Как только вертолёт заходил на посадку, к нему сразу же устремлялся БТР, препятствуя таким образом его манёвру. Потерпев неудачу, британские пилоты улетели.

Генерал Майкл Джексон — командующий группировкой силами НАТО на Балканах, вышел впереди танковой колонны и, повернувшись спиной к российским солдатам, начал жестами зазывать танки вперёд, двигаясь спиной к блокпосту. Один из офицеров, находившийся на блокпосту, потребовал генерала Джексона так не делать, под угрозой применения оружия[6]. При этом российские солдаты взяли в прицел ручных гранатометов британские танки. Таким образом была показана серьёзность намерений российских солдат. Британские танки остались на своих позициях, прекратив попытки прорыва на территорию аэропорта «Слатина».

Хотя командующий силами НАТО в Европе американский генерал Уэсли Кларк приказал британскому генералу Майклу Джексону захватить аэродром раньше русских[7], британец ответил, что не собирается начинать Третью мировую войну[7].

Впоследствии известный британский певец Джеймс Блант, служивший в 1999 году в НАТОвской группировке, свидетельствовал о приказе генерала Кларка отбить аэродром у российских десантников[8]. Блант заявил, что не стал бы стрелять в русских даже под угрозой трибунала[9].Кроме того, Блант рассказывал:

«Около 200 русских расположились на аэродроме…. Прямым приказом генерала Уэсли Кларка было „подавить их“. Кларк использовал необычные для нас выражения. Например — „уничтожить“. Для захвата аэродрома были политические причины. Но практическим следствием стало бы нападение на русских».

В конце концов командующий британской группировкой на Балканах Майкл Джексон заявил, что «не позволит своим солдатам развязать Третью мировую войну». Он дал команду «вместо атаки окружить аэродром»[10].

Совершив марш-бросок, российский батальон остался без снабжения, рассчитывая получить его по воздуху самолетами. В первые дни, когда у российских солдат возникли проблемы с водой, минералкой выручили натовцы.[11] Оказавшись в окружении, русские, со слов того же Бланта, через пару дней сказали: «Послушайте, у нас не осталось ни еды, ни воды. Может, мы поделим аэродром?»[12]

После захвата

Переброска российского контингента KFOR:      Марш-бросок на Приштину 12 июня 1999 года      Воздушный маршрут. Переброска десантников из Пскова, Рязани и Иванова      Морской маршрут. Переброска десантников и техники из Тулы

По плану операции после захвата аэропорта «Слатина» на него в скором времени должны были совершить посадку военно-транспортные самолеты ВВС России, которыми должно было быть переброшено не менее двух полков ВДВ и тяжелая военная техника. Однако Венгрия (член НАТО) и Болгария (союзник НАТО), отказали России в предоставлении воздушного коридора, в результате 200 десантников на несколько дней практически остались один на один со все прибывающими силами НАТО.

Переговоры и консенсус

В течение нескольких дней переговоры между Россией и НАТО (в лице США) на уровне министров иностранных дел и обороны происходили в Хельсинки (Финляндия). Все это время российские и британские войска в районе аэропорта «Слатина» не уступали друг другу ни в чём, хотя на территорию аэропорта была допущена малочисленная делегация во главе с генералом Майклом Джексоном.

В ходе сложных переговоров стороны договорились разместить российский военный миротворческий контингент в Косово в пределах районов, которые подконтрольны Германии, Франции и США. России не было отведено специального сектора из опасения со стороны НАТО, что это приведёт к фактическому разделению края. При этом аэропорт «Слатина» находился под контролем российского контингента, но должен был использоваться также силами НАТО для переброски их вооруженных сил и других нужд.

В течение июня-июля 1999 года в Косово с аэродромов в Иваново, Пскове и Рязани прибыли несколько военно-транспортных самолётов Ил-76 с российским миротворческим контингентом (ВДВ), военной техникой и оборудованием. Однако большее число российских военнослужащих вошло в Косово по морскому маршруту, выгрузившись в греческий порту Салоники с больших десантных кораблей — «Николай Фильченков», «Азов» (БДК-54), Цезарь Куников (БДК-64) и «Ямал» (БДК-67), и в дальнейшем совершив марш-бросок в Косово через территорию Македонии[13].

Начиная с 15 октября 1999 года аэропорт «Слатина» стал принимать и отправлять международные пассажирские рейсы, вновь получив статус международного аэропорта.

В. В. Путин в сопровождении российских десантников на площадке аэропорта «Слатина», июнь 2001 года

Итоги

Российская Федерация, распоряжаясь единственным аэропортом в регионе, смогла диктовать НАТО свою позицию, что в итоге привело к тому, что НАТО выделило российским миротворческим силам зоны ответственности, в том числе под контролем России оставался сам аэропорт «Слатина».[источник не указан 459 дней]

Мадлен Олбрайт, госсекретарь США в те годы, полагала возможным, что Милошевич заключил с российскими военными сделку (может быть, через посредство своего брата, который был послом Югославии в Москве), чтобы добиться фактического раздробления Косово. После захвата плацдарма шесть транспортных самолетов ВВС России должны были доставить в регион серьезное подкрепление небольшому контингенту, удерживающему аэропорт Приштины. И если бы воздушное пространство для них не было оперативно перекрыто, то «назревающий кризис мог вылиться в нечто, чего не знала холодная война, — прямое столкновение натовских войск с российскими».[14]

«Все кончилось тем, что натовские силы кормили русских, у которых было плохо с провиантом, в аэропорту Приштины, – писала Мадлен Олбрайт. – Президент Ельцин позвонил президенту Клинтону и предложил укрыться вдвоем на «корабле, подводной лодке или каком-нибудь острове, где никто нам не помешает», чтобы спокойно решить проблему».[15]

Однако сведения о недостатке еды опровергаются российскими источниками и непосредственными участниками событий с российской стороны поскольку десантники имели с собой пятидневный запас продовольствия. К тому же сербы оставили им содержимое продовольственного склада, а солдатам помогали даже местные жители. Сербы оставили десантникам содержимое вещевого склада, наполовину разбомблённого НАТО. [16] Российские миротворцы находились в Косово вплоть до 2003 года и в итоге были выведены. В апреле 2003 года начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин заметил: «У нас не осталось стратегических интересов на Балканах, а на выводе миротворцев мы сэкономим двадцать пять миллионов долларов в год».[15]

Награда

Песня «Косовского Батальона»

Музыка Д. Зубатенко,

слова С. Березовского.[17][18]Припев:Мы держали, держалиТу полоску земли,Где российские ИлыПриземлиться могли,Где из рампы открытойРядовой ВДВГордо лязгнул по плитамНа своей БМД.

Участники «Броска на Приштину» и лица участвовавшие в его подготовке были награждены специально учрежденной медалью «Участнику марш-броска 12 июня 1999 г. Босния-Косово».

Маршу-броску посвящена композиция «Песня „Косовского Батальона“», музыка Д. Зубатенко, слова С. Березовского[19][20].

Интересные факты и мнения

  • 12 июня 2011 года, то есть спустя ровно двенадцать лет после начала знаменитого марш-броска, была обнародована книга одного из участников этой уникальной операции. Книга, названная «КОСОВО99», была выложена на одноимённом сайте (www.kosovo99.ru). Автор книги, Александр Лобанцев, был одним из двухсот участвующих в операции десантников. Книга полностью основана на реальных событиях и представляет собой рассказ об увиденном в Косово в те дни. Кроме того, в основной сюжет книги удачно вплетены небольшие фрагменты, касающиеся жизни российской армии тех лет, её иностранных «союзников» по миротворческой деятельности, а также и местного населения. Кроме того, в книге проведены параллели между ситуацией в бывшей Югославии и тем, что происходит в современной России. Произведение позиционируется автором как приключенческая книга со смыслом. Примечательно, что рассказ Александра Лобанцева несколько отличается от общеизвестной, «официальной» версии происшедшего.
  • 11 июня 1999 года военно-транспортный самолёт C-130K «Геркулес» C.1 (номер XV298, Королевские ВВС Великобритании) разбился при взлёте с аэродрома Кукес (Албания) из-за смещения груза в грузовой кабине[21]. Осенью того же 1999 года в британских СМИ появилась информация, что на борту упавшего самолёта находилась группа британского спецназа «SAS», направлявшаяся на аэродром Слатина, чтобы опередить российских десантников, направлявшихся туда из Боснии[22](см. Список потерь авиации сторон в ходе войны НАТО против Югославии (1999)).
  • По версии газеты «КоммерсантЪ», истинной целью Броска на Приштину российского десанта был захват секретного подземного аэродрома «Слатина», на котором к этому моменту базировался 83-й истребительный авиаполк ВВС СРЮ, а вовсе не миротворческие цели во благо дружественной Югославии[23].
  • В документальном фильме «Русские танки в Косово» была выдвинута версия о том, что «Бросок на Приштину» — это была хорошо спланированная операция Пентагона и Администрации Президента США, целью которой было недопущение массового исхода сербского населения из Косово и Метохии, что привело бы к гуманитарной катастрофе, а следовательно, США и их союзникам пришлось бы в дальнейшем оказывать финансовую помощь Сербии. Для устранения вероятных проблем американцы позволили России ввести в Косово батальон солдат, который, в случае чего, через 10 минут боя был бы полностью уничтожен. В итоге косовские сербы поверили в Россию и остались, что привело к трагическим последствиям[24][25].

PRN

Документальные фильмы и телепередачи

Ссылки

Примечания

  1. ↑  (англ.) Lambeth B. NATO’s Air War for Kosovo: A Strategic and Operational Assessment. Р. 11-14.
  2. ↑ Академия Российской истории. Новейшая история России: Бросок на Приштину
  3. ↑ Мнение непосредственного участника переговоров и подготовки марш-броска, начальника Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ в 1996—2001 гг., генерал-полковника, ныне президента Академии геополитических проблем Леонида Ивашова
  4. ↑ Интервью Президента Республики Ингушения Ю. Б. Евкурова телеканалу «Вести», июнь 2009 г.
  5. ↑ Марш-бросок на Приштину интервью Леонида Ивашова
  6. ↑ Точная фраза Николая Яцыкова — старшего лейтенанта, командира взвода: «Если ещё раз ты сейчас скажешь слово, здесь и ляжешь»
  7. ↑ 1 2  (англ.) BBC: «World: Europe Generals 'clashed over Kosovo raid'», August 2, 1999; «206 десантников, которые потрясли мир», 11 июня 2003
  8. ↑  (англ.) Singer James Blunt 'prevented World War III'. Архивировано из первоисточника 4 мая 2012.
  9. ↑ Екатерина Денисова НАТО приказала стрелять по русским. Архивировано из первоисточника 4 мая 2012.
  10. ↑ Е. Забродина. Певец не обидел наших десантников
  11. ↑ Правда о приштинском десанте
  12. ↑ Как певец Джеймс Блант спас нас от Третьей мировой войны«The Independent», Великобритания
  13. ↑ Воздушный десант отправится в Косово морем // Коммерсантъ, №115 (1759), 03 июля 1999 года
  14. ↑ Мадлен Олбрайт «Мы выиграли эту войну...»
  15. ↑ 1 2 Особая папка Леонида Млечина. Прыжок на ПриштинуПортал «Вечерняя Москва»
  16. ↑ Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок kos99 не указан текст
  17. ↑ Песня «Косовского Батальона» (Video.mail.ru)
  18. ↑ Песня «Косовского Батальона» (YouTube.com)
  19. ↑ Песня «Косовского Батальона» (Video.mail.ru)
  20. ↑ Песня «Косовского Батальона» (YouTube.com)
  21. ↑ ASN Aircraft accident description Lockheed Hercules C.1 XV298 — Kukes
  22. ↑ Загадки югославской войны
  23. ↑ Тайный аэродром в Приштине остался за российскими десантниками
  24. ↑ Русские танки в Косово
  25. ↑ «Сейчас, через пять лет после тех событий, я считаю, что ввод нашего батальона был хорошо спланированной акцией самих американцев. Во-первых, им не было нужно массовое бегство сербов из Косово; это пахло новой гуманитарной катастрофой, только в обратную сторону. Да и оказывать гуманитарную помощь сопротивляющимся сербам они не хотели. Мы ввели батальон, который в военном отношении не значил ровным счетом ничего. Десять минут серьезного боя. Но мы остановили бегство сербов. Они поверили нам, и остались. Хотя было бы лучше, если бы они ушли в Сербию. Я всматриваюсь в эти лица. Кто из них сейчас жив? Кого втихаря не вырезали албанцы? В живых осталось, дай бог, 15 процентов. Страшно думать об этом, но нашими славянскими руками американцы положили под кривые ножи албанцев наших же косовских братьев сербов. Сколько православных храмов будет сожжено дотла на следующий день? Тяжело быть свидетелем таких событий. Этот день по-настоящему потряс весь мир. Но человечество так и не обратило внимания, как за последующие 5 лет в Косово были вырезаны тысячи сербов, оставшихся там только благодаря этому дню — 12-му июня 1999 года.» Алексей Борзенко, режиссер фильма.

 

Югославские войны
(#) — находящиеся под следствием, # — осуждённые за военные преступления

dic.academic.ru

Бросок на Приштину - Мастерок.жж.рф

Ночь с 11 на 12 июня в России приходится на канун праздника. 15 лет назад граждане, как всегда, мирно отдыхали, не зная, что страна неожиданно оказалась на грани войны.

«Бросок на Приштину» многие историки считают самым опасным обострением отношений между Москвой и Западом после карибского кризиса. Как выяснилось впоследствии, с обеих сторон имелись генералы, которых конфликт не страшил.

На миг показалось, что вернулась весна 1945 года, когда русские и американцы мчались по Европе на танках, соревнуясь, кто больше городов успеет занять.

Ничего, кроме морального удовлетворения, громкая военная демонстрация России не дала, и не могла дать.

Российская Федерация с самого начала бомбардировок Югославии пыталась политическим способом противостоять странам НАТО.

2

3 июня, после 78 дней натовских бомбардировок, президент Сербии Слободан Милошевич, не поставив в известность Россию, принял требование альянса вывести свои войска и полицию из Косова.

Операция Allied Force официально завершилась 10 июня. На 12-е был намечен ввод международных сил в Косово с южного направления, из Македонии.

Россия настаивала на предоставлении ей отдельного сектора ответственности, как в послевоенных Германии и Австрии. Причем требовала север Косова, где имелось значительное сербское население. В случае реализации этого плана дело, скорее всего, закончилось бы расчленением края и уходом российской зоны под контроль Белграда.

Когда Запад отверг эту идею, в Москве решили действовать в одностороннем порядке.

После расширения НАТО и бомбардировок Сербии в политическом и военном руководстве России царила обида: с нами ни в чем не считаются, довольно терпеть!

Замысел состоял в том, чтобы поспеть в Косово раньше НАТО и взять под контроль аэропорт Слатина в 15 километрах к юго-востоку от столицы края Приштины — единственный в Косове, способный принимать тяжелые военно-транспортные самолеты.

Севернее Косова, в Боснии и Герцеговине, в районе города Углевик с 1995 года дислоцировалась российская воздушно-десантная бригада, входившая в состав миротворческой дивизии, которую возглавлял американский генерал.

10 июня командир бригады полковник Николай Игнатов получил приказ втайне от партнеров подготовить сводный батальон в составе 200 человек и «молниеносно, скрытно и неожиданно для НАТО» совершить 600-километровый марш на Слатину.

По оценке НАТО, русские обманули объединенное командование и самовольно оставили место несения службы.

3

Личный состав, назначенный для участия в марш-броске, до последнего момента не знал, куда и зачем они готовятся выступать.

Чтобы попасть в Косово, батальон должен был пройти через сербскую территорию. Неизвестно, предупреждала ли Москва белградские власти, но большинство аналитиков полагают, что предварительное обсуждение имело место — скорее всего, через сербского посла в России, брата президента Борислава Милошевича.

По имеющимся данным, еще до выступления основных сил на аэродром прибыли 18 российских спецназовцев во главе с нынешним президентом Ингушетии, а тогда офицером ВДВ Юнус-беком Евкуровым. Подробности операции не разглашаются и ныне.

В ночь с 11 на 12 июня 1999 года передовой отряд ВДВ на БТРах и автомашинах выдвинулся в сторону границы Боснии и Югославии. Колонна ВДВ России без труда пересекла границу. До этого момента командование НАТО не располагало сведениями о начале марш-броска российских десантников на Приштину.

Ещё до пересечения границы маркировка российской боевой и транспортной техники была изменена с «SFOR» на «KFOR». Личному составу была поставлена задача в кратчайшие сроки преодолеть более 600 километров и захватить аэродром «Слатина» до прихода НАТОвских сил. На БТРы и автомашины были вывешены российские флаги. Во время прохождения территории Сербии, в том числе и территории Косово, местное население с радостью встречало российских солдат, забрасывая технику цветами, передавая еду и напитки. В связи с этим движение колонны незначительно замедлялось. Колонна российских десантников прибыла в Приштину примерно в 2 часа ночи 12 июня 1999 года. Население города вышло на улицы встречать колонну, при этом использовались петарды, световые ракеты, где-то раздавались автоматные очереди. Колонна прошла через Приштину за 1,5 часа. Сразу после Приштины колонна ВДВ въехала в Косово поле, где остановилась на непродолжительное время для уточнения задач и получения сведений от разведки.

В ходе продвижения колонне встречались многочисленные отступающие подразделения сербской армии. Десантники в кратчайшие сроки захватили все помещения аэропорта «Слатина», заняли круговую оборону, организовали блокпосты и приготовились к появлению первых НАТОвских колонн, которые уже находились в пути. Задача по захвату «Слатины» была выполнена к 7 часам утра 12 июня 1999 года.

Прибытие британской бронетанковой колонны

Около 11 утра показались передовые британские части, вступившие в Косово с территории Македонии — две роты в составе 250 человек. На подходе были 350 военнослужащих французского батальона.

В небе над аэродромом появился беспилотный самолёт-разведчик, затем с блокпоста на въезде в аэропорт «Слатина» командованию батальона поступило сообщение о прибытии первой колонны НАТОвских сил. Это были британские джипы. С другой стороны к аэродрому приближались английские танки.

Обе колонны остановились перед российскими блокпостами. В небе появились десантные вертолёты. Пилоты британских вертолётов предприняли несколько попыток приземлиться на аэродром, однако эти попытки были пресечены экипажами российских БТРов. Как только вертолёт заходил на посадку, к нему сразу же устремлялся БТР, препятствуя таким образом его манёвру. Потерпев неудачу, британские пилоты улетели.

Генерал Майкл Джексон — командующий группировкой силами НАТО на Балканах, вышел впереди танковой колонны и, повернувшись спиной к российским солдатам, начал жестами зазывать танки вперёд, двигаясь спиной к блокпосту. Один из офицеров, находившийся на блокпосту, потребовал от генерала Джексона так не делать, под угрозой применения оружия. При этом российские солдаты взяли в прицел ручных гранатометов британские танки. Таким образом была показана серьёзность намерений российских солдат. Британские танки остались на своих позициях, прекратив попытки прорыва на территорию аэропорта «Слатина».

Хотя командующий силами НАТО в Европе американский генерал Уэсли Кларк приказал британскому генералу Майклу Джексону захватить аэродром раньше русских, британец ответил, что не собирается начинать Третью мировую войну.

Впоследствии известный британский певец Джеймс Блант, служивший в 1999 году в НАТОвской группировке, свидетельствовал о приказе генерала Кларка отбить аэродром у российских десантников. Блант заявил, что не стал бы стрелять в русских даже под угрозой трибунала.Кроме того, Блант рассказывал:

«Около 200 русских расположились на аэродроме…. Прямым приказом генерала Уэсли Кларка было „подавить их“. Кларк использовал необычные для нас выражения. Например — „уничтожить“. Для захвата аэродрома были политические причины. Но практическим следствием стало бы нападение на русских».

В конце концов командующий британской группировкой на Балканах Майкл Джексон заявил, что «не позволит своим солдатам развязать Третью мировую войну». Он дал команду «вместо атаки окружить аэродром».

Совершив марш-бросок, российский батальон остался без снабжения, рассчитывая получить его по воздуху самолетами. В первые дни, когда у российских солдат возникли проблемы с водой, минералкой выручили натовцы. Оказавшись в окружении, русские, со слов того же Бланта, через пару дней сказали: «Послушайте, у нас не осталось ни еды, ни воды. Может, мы поделим аэродром?»

 

После захвата

По плану операции после захвата аэропорта «Слатина» на него в скором времени должны были совершить посадку военно-транспортные самолеты ВВС России, которыми должно было быть переброшено не менее двух полков ВДВ и тяжелая военная техника. Однако Венгрия (член НАТО) и Болгария (союзник НАТО), отказали России в предоставлении воздушного коридора, в результате 200 десантников на несколько дней практически остались один на один со все прибывающими силами НАТО.

Переговоры и консенсус

В течение нескольких дней переговоры между Россией и НАТО (в лице США) на уровне министров иностранных дел и обороны происходили в Хельсинки (Финляндия). Все это время российские и британские войска в районе аэропорта «Слатина» не уступали друг другу ни в чём, хотя на территорию аэропорта была допущена малочисленная делегация во главе с генералом Майклом Джексоном.

В ходе сложных переговоров стороны договорились разместить российский военный миротворческий контингент в Косово в пределах районов, которые подконтрольны Германии, Франции и США. России не было отведено специального сектора из опасения со стороны НАТО, что это приведёт к фактическому разделению края. При этом аэропорт «Слатина» находился под контролем российского контингента, но должен был использоваться также силами НАТО для переброски их вооруженных сил и других нужд.

В течение июня-июля 1999 года в Косово с аэродромов в Иваново, Пскове и Рязани прибыли несколько военно-транспортных самолётов Ил-76 с российским миротворческим контингентом (ВДВ), военной техникой и оборудованием. Однако большее число российских военнослужащих вошло в Косово по морскому маршруту, выгрузившись в греческом порту Салоники с больших десантных кораблей — «Николай Фильченков», «Азов» (БДК-54), Цезарь Куников (БДК-64) и «Ямал» (БДК-67), и в дальнейшем совершив марш-бросок в Косово через территорию Македонии.Начиная с 15 октября 1999 года аэропорт «Слатина» стал принимать и отправлять международные пассажирские рейсы, вновь получив статус международного аэропорта.

Российская Федерация, распоряжаясь единственным аэропортом в регионе, смогла диктовать НАТО свою позицию, что в итоге привело к тому, что НАТО выделило российским миротворческим силам зоны ответственности, в том числе под контролем России оставался сам аэропорт «Слатина».

Мадлен Олбрайт, госсекретарь США в те годы, полагала возможным, что Милошевич заключил с российскими военными сделку (может быть, через посредство своего брата, который был послом Югославии в Москве), чтобы добиться фактического раздробления Косово. После захвата плацдарма шесть транспортных самолетов ВВС России должны были доставить в регион серьезное подкрепление небольшому контингенту, удерживающему аэропорт Приштины. И если бы воздушное пространство для них не было оперативно перекрыто, то «назревающий кризис мог вылиться в нечто, чего не знала холодная война, — прямое столкновение натовских войск с российскими».

«Все кончилось тем, что натовские силы кормили русских, у которых было плохо с провиантом, в аэропорту Приштины, – писала Мадлен Олбрайт. – Президент Ельцин позвонил президенту Клинтону и предложил укрыться вдвоем на «корабле, подводной лодке или каком-нибудь острове, где никто нам не помешает», чтобы спокойно решить проблему».

Однако сведения о недостатке еды опровергаются российскими источниками и непосредственными участниками событий с российской стороны поскольку десантники имели с собой пятидневный запас продовольствия. К тому же сербы оставили им содержимое продовольственного склада, а солдатам помогали даже местные жители. Сербы оставили десантникам содержимое вещевого склада, наполовину разбомблённого НАТО.  Российские миротворцы находились в Косово вплоть до 2003 года и в итоге были выведены. В апреле 2003 года начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин заметил: «У нас не осталось стратегических интересов на Балканах, а на выводе миротворцев мы сэкономим двадцать пять миллионов долларов в год».

Архив фотографий

4 5 6 7 8 9 10

Заблокированный Российскими ВДВэшниками Британский танк

11

Звонок на Родину

12

Здание аэропорта

13

Тот самый командующий британской группировкой Майкл Джексон (только он раньше не был черным)

14

Ночное дежурство с ящиком пива

15

Сербка

16

Сербские войники. Судя по возрасту и внешнему виду это представители техперсонала обслуживающего подземный объект.

17

Сербские подростки и немного нетрезвый русский. Фото сделано из бокового люка БТРа, так называемой «рампы».

18

Французский колёсный танк. Легионеры охотно показывали своё оружие и технику.

19

Шесть часов утра. На территории аэродрома Слатина.

20

Известный британский певец Джеймс Блант рассказал в интервью Би-би-си, как отказался атаковать российских военных во главе отряда парашютистов, когда в 1999 году проходил службу в Косово. А ведь американский генерал Уэсли Кларк приказывал своим подчиненным из натовского контингента «уничтожить русских любой ценой».Сегодня Блант известен как человек исключительно мирный — а прославился своим хитом «You’re beautiful».

 

 

Кто приказал?

Письменного приказа готовить сводный батальон и выдвигаться на Приштину не было.

Устное указание полковник Игнатов получил по телефону из Москвы от начальника штаба ВДВ генерал-лейтенанта Николая Стаськова, который дал понять, что поставить перед фактом надо не только натовцев, но и Москву.

Распространена версия, согласно которой все дело чуть ли не единолично затеял и провел начальник управления международного сотрудничества минобороны генерал-полковник Леонид Ивашов, якобы подмявший под себя слабовольного министра Игоря Сергеева.

Бывший помощник Дмитрия Язова, Ивашов действительно рвался в бой, и, в отличие от многих, не лавировал и своих взглядов не скрывал. Представляя минобороны в составе возглавляемой Виктором Черномырдиным российской делегации на переговорах с Западом во время операции Allied Force, он не раз делал резкие заявления, выходил в знак протеста из зала и отказывался подписывать документы. Черномырдин иронически называл его «товарищ комиссар».

Однако большинство исследователей уверены, что деятель уровня Ивашова не мог принять такое решение полностью самостоятельно, если бы знал, что вышестоящее начальство категорически против. А если бы проявил самоуправство подобного масштаба, был бы немедленно уволен, чего, как известно, не последовало.

Как утверждал впоследствии сам Ивашов, план предварительно обсуждался и с Сергеевым, и с министром иностранных дел Игорем Ивановым, и с Борисом Ельциным. Другое дело, что проговаривать какие-то тезисы гипотетически — это одно, а конкретная команда — другое.

Вероятно, в определенном смысле повторилась ситуация накануне августовского путча 1991 года, когда Михаил Горбачев говорил будущим гэкачепистам, что возможно, если потребуется, и придется вводить чрезвычайное положение, но непосредственной отмашки не дал.

Что можно утверждать с высокой степень достоверности — в известность не поставили начальника генштаба Анатолия Квашнина. Узнав о происходящем, тот связался с генералом Заварзиным и распорядился развернуть колонну.

Заварзин, вместо того, чтобы выполнять приказ, принялся звонить Ивашову, который заверил его: все согласовано, поэтому «никаких разворотов и остановок, только вперед!». И посоветовал генералу отключить мобильный телефон.

Квашнин попытался связаться с Ельциным. Глава кремлевской администрации Александр Волошин сказал, что президент спит, и от своего имени дал добро на продолжение марша.

Как полагают наблюдатели, знающие политические нравы, дело было не в крепком сне Ельцина. Волошин прикрывал патрона, чтобы тот смог, если выйдет конфуз, заявить, что узнал о случившемся из теленовостей, как сделал Горбачев после тбилисских и вильнюсских событий.

Вынужденное признание

Заместитель госсекретаря США Строуб Тэлботт в пятницу 11 июня завершил переговоры в Москве и вылетел домой. Самолет находился над Белоруссией, когда позвонил помощник Билла Клинтона по национальной безопасности Сэнди Бергер, рассказал о броске на Приштину, и велел возвращаться.

Воздушный вираж Тэлботта часто сравнивают со знаменитым «разворотом над Атлантикой» Евгения Примакова. Однако, как замечает историк Леонид Млечин, разница была существенной: российский премьер развернулся, чтобы не разговаривать с американцами, Тэлботт — чтобы попробовать договориться.

В Москве дипломат застал полную неразбериху. Когда он вошел в кабинет министра иностранных дел Игоря Иванова, тот разговаривал по телефону с госсекретарем Мадлен Олбрайт, уверяя, что произошло недоразумение, и никакого броска на Приштину нет: он только что звонил в министерство обороны.

Для американцев вопрос состоял лишь в том, кто врет: Иванов им, или российские военные Иванову.

Иванов и Тэлботт поехали в Министерство обороны. Согласно воспоминаниям заместителя госсекретаря, Игорь Сергеев чувствовал себя явно не в своей тарелке, все время перешептывался с Квашниным и Ивашовым, говорил, что российские десантники границу не пересекали, а лишь находятся в готовности вступить в Косово синхронно с НАТО.

Вошел заместитель Ивашова генерал Мазуркевич и что-то сказал министру на ухо (как выяснилось впоследствии, доложил, что CNN ведет прямой репортаж из Приштины).

Российские представители извинились и вышли в соседнюю комнату. Через закрытую дверь до Тэлботта донеслись звуки разговора на повышенных тонах и, якобы, даже «грохот швыряемых в стену предметов».

Наконец Иванов вернулся в кабинет.

«Я вынужден с сожалением информировать вас, что колонна российских войск случайно пересекла границу и вошла в Косово. Министр обороны и я сожалеем о таком развитии событий», — сказал он.

Впоследствии Тэлботту конфиденциально сообщили, что Игорь Сергеев якобы «рассвирепел, что ему лгали его собственные люди», и держался неловко, оттого что «не мог смотреть в глаза» партнерам. Так ли это, сказать сложно.

Разговор с Путиным

За несколько часов до начала событий, 11 июня, Тэлботт встретился в Москве с секретарем Совета безопасности РФ Владимиром Путиным — впервые в жизни.

По словам Тэлботта, из всех российских чиновников Путин произвел на него наилучшее впечатление. Явно основательно подготовился к беседе, выразил удовлетворение тем, что вооруженный конфликт на Балканах наконец кончился, к слову заметил, что и сам внес в это посильный вклад.

Когда Тэлботт пожаловался на Ивашова, Путин спросил: «А кто такой этот Ивашов?»

Сев в самолет, Тэлботт предложил одному из своих сотрудников пари, что Ивашова снимут с должности раньше, чем они окажутся в Вашингтоне.

Как известно, случилось по-другому. Неизвестно, действительно ли Путин не знал о предстоящей акции, или усыплял бдительность американцев.

Гром победы, раздавайся!

«Утром я понял, в какую аферу попал, — вспоминал генерал Стаськов. — Никто письменных распоряжений не давал. В штаб ВДВ уже ехала комиссия Генерального штаба — разбираться. Но тут просыпается Борис Николаевич, и ему все понравилось. Словом, победили».

Александр Волошин, знавший настроения президента лучше Стаськова, не ошибся.

В 11 утра собралось военное руководство.

Заслушав доклад Игоря Сергеева, Ельцин с характерной тягучей интонацией произнес: «Ну, наконец, я щелкнул по носу…».

Кто-то поддакнул: «Вы, Борис Николаевич, не щелкнули — вы врезали по физиономии!»

Ельцин заключил Сергеева в объятия.

Виктор Заварзин вскоре получил очередное звание генерал-полковника и звезду Героя России. Всех участников операции наградили специальной медалью.

Между тем, выполнять какие-либо задачи самостоятельно контингент числом в 200 человек был не способен. Снабжать батальон по воздуху, тем более перебросить подкрепления оказалось технически невозможно, поскольку Румыния, Венгрия и Болгария закрыли свое воздушное пространство для российской транспортной авиации.

Леонид Ивашов, по его словам, надеялся, что Слободан Милошевич, получив хотя бы символическую поддержку России, откажется выводить войска из Косова, и силы Североатлантического альянса будут вовлечены в наземные бои, которых, по его словам, «они страшно боялись», но из этого ничего не вышло.

Режиссер снятого в 2004 году документального фильма «Русские танки в Косово» Алексей Борзенко утверждал, что от марша на Приштину выиграл только Запад: назревал массовый исход из Косова сербских беженцев, которыми пришлось бы заниматься, а так они поверили в Россию и остались.

В 2003 году Москва вывела своих миротворцев из Косова и Боснии (соответственно 650 и 320 человек). Последний эшелон отправился на родину 23 июля.

Как заявил на пресс-конференции Анатолий Квашнин, у России не осталось реальных интересов на Балканах, и 28 миллионов долларов в год, расходуемых на содержание контингента, лучше потратить на другие нужды вооруженных сил.

 

 

 

 

[источники]

источники

http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/06/140610_pristina_march_anniversary.shtml

http://www.town-ya1.ru/index.php?newsid=39093

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D1%80%D1%88-%D0%B1%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%BA_%D0%BD%D0%B0_%D0%9F%D1%80%D0%B8%D1%88%D1%82%D0%B8%D0%BD%D1%83

 

Давайте еще вспомним какие нибудь военные операции: вот например История «пекинского майдана», а вот Операция «Аякс» и Операция в заливе Свиней. Давайте еще вспомним, как чуть не случилась Вторая Тихоокеанская война

masterok.livejournal.com

Марш-бросок на Приштину — WiKi

Предпосылки

После начала военных действий между Югославской армией и Армией Освобождения Косова сербские власти были обвинены в этнических чистках. После инцидента в Рачаке блок НАТО потребовал вывести сербские войска из автономной области Косово и Метохия, главным образом населённой албанцами, а также разместить войска НАТО на территории Косово и Метохии, то есть на территории Югославии. Югославия не выполнила ультиматум[1]. В результате 24 марта 1999 года войска НАТО начали военную операцию в отношении Югославии.

В течение марта — июня 1999 года войска НАТО проводили военные действия на территории Югославии. Основная часть военной операции состояла в применении авиации для бомбардировки стратегических военных и гражданских объектов на территории Сербии. Вторжение сухопутных войск НАТО было запланировано на 12 июня 1999 года со стороны Македонии[источник не указан 2536 дней]. В качестве главного стратегического объекта для первоочередного захвата был признан международный аэропорт «Слатина», расположенный на удалении 15 километров на юго-восток от города Приштина — единственный аэропорт с взлётно-посадочной полосой, способной принимать любые типы самолётов, в том числе тяжёлые военно-транспортные. Через данный аэропорт планировалось произвести вторжение большого количества сил НАТО.[2]

Российская Федерация с самого начала бомбардировок НАТО Югославии пыталась политическим способом противостоять странам организации Североатлантического договора.

Для обозначения Россией своего присутствия в мировой политике, а также для обеспечения собственных геополитических интересов в Балканском регионе, руководством Минобороны России и Министерства иностранных дел России, с согласия Президента России Б. Н. Ельцина, было принято секретное решение о захвате аэропорта «Слатина» и вводе на территорию Косова и Метохии российского миротворческого контингента. Данное решение шло вразрез с военными планами НАТО, что могло привести к началу полномасштабной войны, в связи с чем операцию необходимо было провести молниеносно, скрытно и неожиданно для НАТО[3].

В случае нападения на российских десантников со стороны НАТОвских сил планировалось в спешном порядке провести блиц-переговоры с военным и политическим руководством Югославии, вступить с Югославией в военный союз и дать отпор наступающим войскам НАТО на всей территории Косова, одновременно перебросив в Косово и Метохию несколько полков ВДВ, а то и дивизию. По мнению международного обозревателя генерала Леонида Ивашова[4], такой план развития событий был изначально обречён на успех, так как руководство НАТО не было в полной мере готово к полномасштабной наземной операции.

Подготовка к марш-броску на Приштину

В мае 1999 года майор Юнус-бек Евкуров, находившийся в тот момент в составе международного миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине, получил от высшего военного командования Российской Федерации совершенно секретное задание: в составе группы из 18 военнослужащих подразделения специального назначения ГРУ ГШ ВС России скрытно проникнуть на территорию Косова и Метохии и взять под контроль стратегический объект — аэропорт «Слатина» и подготовиться к прибытию основных сил Российского контингента. Ю. Евкуровым поставленная задача была выполнена и его группа, действуя под различными легендами, тайно для окружающих сербов и албанцев в конце мая 1999 года взяла под полный контроль аэропорт «Слатина». Подробные обстоятельства данной операции до сих пор засекречены[5].

10 июня 1999 года военная операция НАТО завершилась. Согласно резолюции СБ ООН 1244 в Косово вводились миротворческие силы НАТО.

Установление контроля над аэродромом «Слатина» и ввод в Косово миротворческих сил НАТО были запланированы на 12 июня 1999 года. Основные сухопутные силы НАТО были сосредоточены в Македонии и готовились выступить в сторону Косово утром 12 июня 1999 года.

10 июня 1999 года российскому миротворческому контингенту SFOR (подразделения ВДВ России), находившемуся в Боснии и Герцеговине, поступил приказ подготовить механизированную колонну и передовой отряд численностью до 200 человек.

Передовой отряд и колонна, в состав которой входили БТРы, автомашины «Урал» и «УАЗ», были подготовлены в кратчайший срок. При этом личный состав (кроме командования), который должен был участвовать в марш-броске, до самого последнего момента не знал, куда и зачем они готовятся выступать.

Начало операции

  Переброска российского контингента KFOR:      Марш-бросок на Приштину 12 июня 1999 года      Воздушный маршрут. Переброска десантников из Пскова, Рязани и Иванова      Морской маршрут. Переброска десантников и техники из Тулы

В ночь с 11 на 12 июня 1999 года передовой отряд ВДВ на БТРах и автомашинах выдвинулся в сторону границы Боснии и Югославии. Колонна ВДВ России без труда пересекла границу. До этого момента командование НАТО не располагало[источник не указан 1218 дней] сведениями о начале марш-броска российских десантников на Приштину.

Ещё до пересечения границы маркировка российской боевой и транспортной техники была изменена с «SFOR» на «KFOR». Личному составу была поставлена задача в кратчайшие сроки преодолеть более 600 километров и захватить аэродром «Слатина» до прихода НАТОвских сил. На БТРы и автомашины были вывешены российские флаги. Во время прохождения территории Сербии, в том числе и территории Косова, местное население с радостью встречало российских солдат, забрасывая технику цветами, передавая еду и напитки. В связи с этим движение колонны незначительно замедлялось. Колонна российских десантников прибыла в Приштину примерно в 2 часа ночи 12 июня 1999 года. Население города вышло на улицы встречать колонну, при этом использовались петарды, световые ракеты, где-то раздавались автоматные очереди. Колонна прошла через Приштину за 1,5 часа. Сразу после Приштины колонна ВДВ въехала в Косово Поле, где остановилась на непродолжительное время для уточнения задач и получения сведений от разведки.

В ходе продвижения колонне встречались многочисленные отступающие подразделения сербской армии. Десантники в кратчайшие сроки захватили все помещения аэропорта «Слатина», заняли круговую оборону, организовали блокпосты и приготовились к появлению первых НАТОвских колонн, которые уже находились в пути. Задача по захвату аэропорта «Слатина» была выполнена к 7 часам утра 12 июня 1999 года.

Прямую трансляцию о вводе российского батальона в Приштину вела телекомпания CNN[6].

Прибытие британской бронетанковой колонны

Примерно в 11 часов 00 минут в небе над аэродромом появился беспилотный самолёт-разведчик, затем с блокпоста на въезде в аэропорт «Слатина» командованию батальона поступило сообщение о прибытии первой колонны НАТОвских сил. Это были британские джипы. С другой стороны к аэродрому приближались английские танки.

Обе колонны остановились перед российскими блокпостами. В небе появились десантные вертолёты. Пилоты британских вертолётов предприняли несколько попыток приземлиться на аэродром, однако эти попытки были пресечены экипажами российских БТРов. Как только вертолёт заходил на посадку, к нему сразу же устремлялся БТР, препятствуя таким образом его манёвру. Потерпев неудачу, британские пилоты улетели.

Генерал Майкл Джексон, командующий группировкой сил НАТО на Балканах, вышел впереди танковой колонны и, повернувшись спиной к российским солдатам, начал жестами зазывать танки вперёд, двигаясь спиной к блокпосту. Один из офицеров (гв. ст. лейтенант Николай Яцыков), находившийся на блокпосту, потребовал от генерала Джексона так не делать под угрозой применения оружия[7]. При этом российские солдаты взяли в прицел ручных гранатомётов британские танки. Таким образом была показана серьёзность намерений российских солдат. Британские танки остались на своих позициях, прекратив попытки прорыва на территорию аэропорта «Слатина».

Хотя командующий силами НАТО в Европе американский генерал Уэсли Кларк приказал британскому генералу Майклу Джексону захватить аэродром раньше русских[8], британец ответил, что не собирается начинать третью мировую войну[8].

Впоследствии известный британский певец Джеймс Блант, служивший в 1999 году в НАТОвской группировке, свидетельствовал о приказе генерала Кларка отбить аэродром у российских десантников[9]. Блант заявил, что не стал бы стрелять в русских даже под угрозой трибунала[10]. Кроме того, Блант рассказывал:

«Около 200 русских расположились на аэродроме… Прямым приказом генерала Уэсли Кларка было „подавить их“. Кларк использовал необычные для нас выражения. Например, „уничтожить“. Для захвата аэродрома были политические причины. Но практическим следствием стало бы нападение на русских».

В конце концов командующий британской группировкой на Балканах Майкл Джексон заявил, что «не позволит своим солдатам развязать третью мировую войну». Он дал команду «вместо атаки, окружить аэродром»[11].

Совершив марш-бросок, российский батальон остался без снабжения, рассчитывая получить его по воздуху самолётами. В первые дни, когда у российских солдат возникли проблемы с водой, минералкой выручили натовцы[12]. Оказавшись в окружении, русские, со слов того же Бланта, через пару дней сказали: «Послушайте, у нас не осталось ни еды, ни воды. Может, мы поделим аэродром?»[13].

После захвата

  В. В. Путин в сопровождении российских десантников на площадке аэропорта «Слатина», июнь 2001 года

По плану операции после захвата аэропорта «Слатина» на него в скором времени должны были совершить посадку военно-транспортные самолёты ВВС России, которыми должно было быть переброшено не менее двух полков ВДВ и тяжёлая военная техника. Однако Венгрия (член НАТО) и Болгария (союзник НАТО), отказали России в предоставлении воздушного коридора, в результате 200 десантников на несколько дней практически остались один на один со все прибывающими силами НАТО.

Переговоры и консенсус

В течение нескольких дней переговоры между Россией и НАТО (в лице США) на уровне министров иностранных дел и обороны происходили в Хельсинки (Финляндия). Все это время российские и британские войска в районе аэропорта «Слатина» не уступали друг другу ни в чём, хотя на территорию аэропорта была допущена малочисленная делегация во главе с генералом Майклом Джексоном.

В ходе сложных переговоров стороны договорились разместить российский военный миротворческий контингент в Косове в пределах районов, которые подконтрольны Германии, Франции и США. России не было отведено специального сектора из опасения со стороны НАТО, что это приведёт к фактическому разделению края. При этом аэропорт «Слатина» находился под контролем российского контингента, но должен был использоваться также силами НАТО для переброски их вооружённых сил и других нужд.

В течение июня — июля 1999 года в Косово с аэродромов в Иванове, Пскове и Рязани прибыли несколько военно-транспортных самолётов Ил-76 с российским миротворческим контингентом (ВДВ), военной техникой и оборудованием. Однако большее число российских военнослужащих вошло в Косово по морскому маршруту, выгрузившись в греческом порту Салоники с больших десантных кораблей — «Николай Фильченков», «Азов» (БДК-54), «Цезарь Куников» (БДК-64) и «Ямал» (БДК-67), и в дальнейшем совершив марш-бросок в Косово через территорию Македонии[14].

Начиная с 15 октября 1999 года аэропорт «Слатина» стал принимать и отправлять международные пассажирские рейсы, вновь получив статус международного аэропорта.

Итоги

Мадлен Олбрайт писала: «Всё кончилось тем, что натовские силы кормили русских, у которых было плохо с провиантом, в аэропорту Приштины, Президент Ельцин позвонил президенту Клинтону и предложил укрыться вдвоём на „корабле, подводной лодке или каком-нибудь острове, где никто нам не помешает“, чтобы спокойно решить проблему»[15].

Сведения о недостатке еды опровергаются российскими источниками и непосредственными участниками событий с российской стороны, поскольку десантники имели с собой пятидневный запас продовольствия. К тому же сербы оставили им содержимое продовольственного склада, а солдатам помогали даже местные жители. Сербы оставили десантникам содержимое вещевого склада, наполовину разбомблённого НАТО[16]. Миротворцы из РФ находились в Косове вплоть до 2003 года, когда российский контингент (650 военнослужащих) был выведен из Косова, а его имущество безвозмездно передано командованию миротворческих сил, взамен прибыли милицейские формирования из РФ[17]. В апреле 2003 года начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин заметил: «У нас не осталось стратегических интересов на Балканах, а на выводе миротворцев мы сэкономим двадцать пять миллионов долларов в год»[15].

Награда

Песня «Косовского Батальона»

Музыка Д. Зубатенко,

слова С. Березовского.[18][19]Припев:Мы держали, держалиТу полоску земли,Где российские ИлыПриземлиться могли,Где из рампы открытойРядовой ВДВГордо лязгнул по плитамНа своей БМД.

Участники «Броска на Приштину» и лица участвовавшие в его подготовке были награждены специально учрежденной медалью «Участнику марш-броска 12 июня 1999 г. Босния-Косово».

Маршу-броску посвящена композиция «Песня „Косовского Батальона“», музыка Д. Зубатенко, слова С. Березовского[18][19].

Факты и мнения

  • 12 июня 2011 года, то есть спустя ровно двенадцать лет после начала знаменитого марш-броска, была обнародована книга одного из участников этой уникальной операции. Книга, названная «КОСОВО99», была выложена на одноимённом сайте[16]. Автор книги, Александр Лобанцев, был одним из двухсот участвовавших в операции десантников. Книга полностью основана на реальных событиях и представляет собой рассказ об увиденном в Косове в те дни, несколько отличающийся от общеизвестной, «официальной» версии происшедшего.
  • 11 июня 1999 года военно-транспортный самолёт C-130K «Геркулес» C.1 (номер XV298, Королевские ВВС Великобритании) разбился при взлёте с аэродрома Кукес (Албания) из-за смещения груза в грузовой кабине[20]. Осенью того же 1999 года в британских СМИ появилась информация, что на борту упавшего самолёта находилась группа британского подразделения спецназначения «SAS», направлявшаяся на аэродром Слатина, чтобы опередить российских десантников, направлявшихся туда из Боснии[21](см. Список потерь авиации сторон в ходе войны НАТО против Югославии (1999)).
  • По версии газеты «КоммерсантЪ», истинной целью Броска на Приштину российского десанта был захват секретного подземного аэродрома «Слатина», на котором к этому моменту базировался 83-й истребительный авиаполк ВВС СРЮ, а вовсе не миротворческие цели во благо дружественной Югославии[22].
  • Мадлен Олбрайт, госсекретарь США в те годы, полагала возможным, что Милошевич заключил с российскими военными сделку (может быть, при посредничестве своего брата, который был послом Югославии в Москве), чтобы добиться фактического раздробления Косова. После захвата плацдарма шесть транспортных самолётов ВВС России должны были доставить в регион серьёзное подкрепление небольшому контингенту, удерживавшему аэропорт Приштины. И если бы воздушное пространство для них не было оперативно перекрыто, то «назревающий кризис мог вылиться в нечто, чего не знала холодная война, — прямое столкновение натовских войск с российскими»[23].
  • В документальном фильме «Русские танки в Косово» была выдвинута версия о том, что «Бросок на Приштину» — это была хорошо спланированная операция Пентагона и Администрации Президента США, целью которой было недопущение массового исхода сербского населения из Косова и Метохии, что привело бы к гуманитарной катастрофе, а следовательно, США и их союзникам пришлось бы в дальнейшем оказывать финансовую помощь Сербии. Для устранения вероятных проблем американцы позволили России ввести в Косово батальон солдат, который, в случае чего, через 10 минут боя был бы полностью уничтожен. В итоге косовские сербы поверили в Россию и остались, что привело к трагическим последствиям[24][25].

Примечания

  1. ↑  (англ.) Lambeth B. NATO’s Air War for Kosovo: A Strategic and Operational Assessment. Р. 11-14.
  2. ↑ Как 200 российских солдат сорвали все планы НАТО
  3. ↑ Академия Российской истории. Новейшая история России: Бросок на Приштину
  4. ↑ Мнение непосредственного участника переговоров и подготовки марш-броска, начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России в 1996—2001 годах, генерал-полковника, ныне президента Академии геополитических проблем Леонида Ивашова
  5. ↑ в силу того, что спецгруппа была отозвана и аэропорт по приказу российского командования был сдан силам НАТО.Интервью Президента Республики Ингушения Ю. Б. Евкурова телеканалу «Вести», июнь 2009 г.
  6. ↑ Марш-бросок на Приштину — интервью Леонида Ивашова
  7. ↑ Точная фраза старшего лейтенанта, командира взвода Николая Яцыкова: «Если ещё раз ты сейчас скажешь слово, здесь и ляжешь» — Исполнилось 10 лет со дня марш-броска российских десантников из Боснии в Косово // Первый канал, 14.06.2009
  8. ↑ 1 2  (англ.) BBC: «World: Europe Generals 'clashed over Kosovo raid'», August 2, 1999; «206 десантников, которые потрясли мир», 11 июня 2003
  9. ↑ Singer James Blunt 'prevented World War III' (англ.), BBC (November 14, 2010).
  10. ↑ Екатерина Денисова. НАТО приказала стрелять по русским. Архивировано 4 мая 2012 года.
  11. ↑ Екатерина Забродина Певец не обидел наших десантников // Известия, 16.11.2010
  12. ↑ Правда о приштинском десанте
  13. ↑ Том Пек Как певец Джеймс Блант спас нас от Третьей мировой войны" // The Independent", 15.11.2010
  14. ↑ Воздушный десант отправится в Косово морем // Коммерсантъ, № 115 (1759), 03 июля 1999 года
  15. ↑ 1 2 Особая папка Леонида Млечина. Прыжок на Приштину // Вечерняя Москва
  16. ↑ 1 2 www.kosovo99.ru
  17. ↑ Бышков П. А. Российский флаг на Балканах // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. — 2006. — № 3. — С. 51
  18. ↑ 1 2 Песня «Косовского Батальона» (Video.mail.ru)
  19. ↑ 1 2 Песня «Косовского Батальона» (YouTube.com)
  20. ↑ ASN Aircraft accident description Lockheed Hercules C.1 XV298 — Kukes
  21. ↑ Загадки югославской войны
  22. ↑ Тайный аэродром в Приштине остался за российскими десантниками
  23. ↑ Мадлен Олбрайт «Мы выиграли эту войну…»
  24. ↑ Русские танки в Косово
  25. ↑ «Сейчас, через пять лет после тех событий, я считаю, что ввод нашего батальона был хорошо спланированной акцией самих американцев. Во-первых, им не было нужно массовое бегство сербов из Косово; это пахло новой гуманитарной катастрофой, только в обратную сторону. Да и оказывать гуманитарную помощь сопротивляющимся сербам они не хотели. Мы ввели батальон, который в военном отношении не значил ровным счётом ничего. Десять минут серьезного боя. Но мы остановили бегство сербов. Они поверили нам, и остались. Хотя было бы лучше, если бы они ушли в Сербию. Я всматриваюсь в эти лица. Кто из них сейчас жив? Кого втихаря не вырезали албанцы? В живых осталось, дай бог, 15 процентов. Страшно думать об этом, но нашими славянскими руками американцы положили под кривые ножи албанцев наших же косовских братьев сербов. Сколько православных храмов будет сожжено дотла на следующий день? Тяжело быть свидетелем таких событий. Этот день по-настоящему потряс весь мир. Но человечество так и не обратило внимания, как за последующие 5 лет в Косово были вырезаны тысячи сербов, оставшихся там только благодаря этому дню — 12-му июня 1999 года.» Алексей Борзенко, режиссёр фильма

Ссылки

Документальные фильмы и телепередачи

ru-wiki.org

Бросок десантников на Приштину

14.07.2014

Бросок десантников на Приштину

Югославия. Ранее могущественная страна, которая в 1999 году разделилась на множество небольших государств. Разделилась она не без участия войск США в частности и в общем войск НАТО. НАТО приказали вывести сербские войска с территории Албании, на что услышать отрицательный ответ. Это во многом и послужило началом бомбардировки страны. 12 июня 1999 года была запланирована высадка сухопутной части  сил союзников НАТО для вторжения на территорию Сербии. Вторжение было запланировано через территорию Македонии, а точнее должен был задействован аэропорт «Слатина», являющийся международным. Аэропорт располагался в 15 км от города Приштина и им возможность принимать рейс различных видов сложности. 

Россия же изначальна была против такого решения. Указом президента Российской Федерации Борисом Ельциным была поставлена задача захватить данный аэропорт. Эта операция была засекречена и она никак не шла на пользу НАТО, что могло привести к 3-й мировой войне. По этому, требовалось провести бросок десантников на Приштину в кратчайшие сроки. Марш бросок ВДВ в Косово был уникальным.

Марш бросок десантников в Приштину начался 10 июня. До этого шла кропотливая подготовка к проведению операции. Ввод же войск НАТО планировался 12 июня, т.е. российские десантники должны были до этого срока захватить аэропорт. Группа из 18 десантников скрытно проникла на территорию Косово, а затем и аэропорта. Окружающие албанцы и сербы не в курсе были, как проводилась операция, но она завершилась успешно. Всего лишь 18 десантников под различными предлогами захватили международный аэропорт “Слатина”.

К 15-ю ставшего легендарным марш-броска

Как они это совершили до сих пор не известно и засекречено. Российские десантники быстро в Косово были не заметны, что привело к успеху, оставалось лишь дождаться поддержки  Уже 10 июня поступил приказ перебросить отряды ВДВ, численностью 200 человек из Боснии на территорию аэропорта. Войска НАТО не знали про данный маневр и думали, что всё у них под контролем. Передовой отряд, в состав которого входили БТР, машины и личный состав были подготовлены в кратчайшие сроки. Самое интересно, что личный состав до самого последнего момента не знал куда им придется отправиться.

Ночью с 11 на 12 июня передовой отряд ВДВ на БТР выдвинулись к границе Боснии и Югославии. Прошли её они без проблем. На БТР были вывешены российские флаги, и местные жители с радостью встречали отряд ВДВ. Особенно это ярко выражалось, когда войска вошли на территорию Сербии.

Армию встречали как своих спасителей, которых ждали очень долго. Танки и боевые машины забрасывали цветами, солдатам передавали еду и питье. Из-за этого движение колоны несущественно замедлилось. Но в скором времени оказались десантники в Приштине. Местные жители высыпали на улицу и очень были рады россиянам.  Сразу после Приштины колона остановилась в поле. Там они ожидали уточнений по дальнейшим действиям.

После небольшой остановки колона продолжила свой путь и в кратчайшие сроки все помещений аэропорта были под контролем десантников. На пути в аэропорт они встречали отсыпающих сербов, которые небольшими группами понуро брели восвояси. Марш бросок десантников на Приштину был завершен успешно. Солдаты заняли круговую оборону, взяв под контроль весь аэропорт. Были организованны блок посты к приходу первых натовских колонн.  В 7 утра 12 июня 1989 года задача по захвату международного аэропорта “Слатина” была выполнена. ВДВ в Приштине были готовы ко всему, не зная, что их ждет в дальнейшем.

Подход колонны английских войск

Примерно в 11-00 первый самолет разведки пролетел над аэропортом и практически сразу же колонны Натовских войск подошли к аэропорту с двух сторон. Это были английские войска: с одно стороны шли Джипы, а с другой танки. Перед российскими блок постами колоны остановились. Несколько Натовских вертолетов пытались приземлиться на территории аэропорта, но БТР не давали им это сделать.

Генерал Майкл Джексон приказал своим войскам занять аэропорт и колонны двинулись на блок посты, но десантники были настроены решительно и показали это выставив оружие и прицелившись в английских солдат. Российские войска были настроены серьезно, по этому Натовским войскам пришлось остановиться. Командующий силами НАТО в Европе приказал продолжить движение, не останавливаться, однако генерал Джексон заявил, что не собирается начинать 3-ю мировую войну.

В итоге аэродром окружили войска НАТО. На этом активные действия завершились. Дальнейшее развитие событий в разных источниках преподносится по-разному. Одни говорят, что солдаты российской армии голодали, пока были окружены и их поили водой Натовские войны, а так же помогали провизией. Другие говорят, что еды и воды было в достатке, так как мирные жители помогали, а на территории аэропорта был склад, в котором была провизия. Проблемы с провизией возникли, из-за того что Венгрия не разрешила пролететь к аэропорту российскому самолету через свое воздушное пространство. В результате этого, всего лишь 200 десантников остались 1 на 1 с приближающимися силами НАТО.

Первая маленькая победа обновляющейся России

В итоге главная задача была достигнута. Аэропорт “Слатина” перешел под полный контроль России и войска НАТО не могли его использовать ни в каких целях. Так же много других решений было принято благодаря проведению данной операции. Российские ВДВ в Косово теперь могли находиться легально. В скором времени, аэропорт вновь принял статус международного и стал принимать разнообразные рейсы. 

Десантники в Приштине пробыли весьма долго и можно смело сказать, что операция прошла идеально. Участники данной операции удостоились присвоения специально учрежденной медали.  Российские миротворцы плоть до 2003 года размещались на территории Косово, а затем были выведены от туда, так как их содержание весьма дорого обходилось Российской Федерации. По итогам всего пребывания миротворцев на территории Косово и прилегающих территорий можно смело сказать, что они помогли братскому народу справится со сложившейся ситуацией, а своевременно проведенная операция без сомнения спасла ни одну жизнь. 

Похожие статьи:

  • 11.07.2014 Техника ВДВОбзор техники ВДВ России. Как осуществляется десантирование техники ВДВ и какие новые образцы можно ожидать в ближайшие годы?
  • 14.07.2014 Список фильмов про ВДВ"Военпро" предлагает наиболее полный список фильмов про ВДВ, большинство из которых вы сможете посмотреть онлайн. Фильмы о ВДВ разных...
  • 11.07.2014 ВДВ СШАЧто представляют собой ВДВ США? История 82-й и 101-й дивизий ВДВ США, перспективы развития американских десантников в ближайшие 10 лет.

voenpro.ru

Бросок на Приштину: на грани войны

Российские десантники патрулируют периметр аэропорта Слатина (28 июня 1999 г.)Правообладатель иллюстрации AP

Ночь с 11 на 12 июня в России приходится на канун праздника. 15 лет назад граждане, как всегда, мирно отдыхали, не зная, что страна неожиданно оказалась на грани войны.

"Бросок на Приштину" многие историки считают самым опасным обострением отношений между Москвой и Западом после карибского кризиса. Как выяснилось впоследствии, с обеих сторон имелись генералы, которых конфликт не страшил.

На миг показалось, что вернулась весна 1945 года, когда русские и американцы мчались по Европе на танках, соревнуясь, кто больше городов успеет занять.

Ничего, кроме морального удовлетворения, громкая военная демонстрация России не дала, и не могла дать.

Быстро и тайно

3 июня, после 78 дней натовских бомбардировок, президент Сербии Слободан Милошевич, не поставив в известность Россию, принял требование альянса вывести свои войска и полицию из Косова.

Операция Allied Force официально завершилась 10 июня. На 12-е был намечен ввод международных сил в Косово с южного направления, из Македонии.

Российская сторон хотела иметь свой сектор численностью порядка бригады десантников. Наш контингент должен был сохранять определенную автономию или же быть под началом ООН, но не в подчинении у НАТО. Лично я всегда отстаивал такую точку зрения: Россия имеет свои, особые интересы в Югославии. Поскольку она не входит в НАТО, ее контингент не должен подчиняться командованию Североатлантического блокаВиктор Черномырдин,<br>спецпредставитель президента РФ

Россия настаивала на предоставлении ей отдельного сектора ответственности, как в послевоенных Германии и Австрии. Причем требовала север Косова, где имелось значительное сербское население. В случае реализации этого плана дело, скорее всего, закончилось бы расчленением края и уходом российской зоны под контроль Белграда.

Когда Запад отверг эту идею, в Москве решили действовать в одностороннем порядке.

После расширения НАТО и бомбардировок Сербии в политическом и военном руководстве России царила обида: с нами ни в чем не считаются, довольно терпеть!

Замысел состоял в том, чтобы поспеть в Косово раньше НАТО и взять под контроль аэропорт Слатина в 15 километрах к юго-востоку от столицы края Приштины - единственный в Косове, способный принимать тяжелые военно-транспортные самолеты.

Севернее Косова, в Боснии и Герцеговине, в районе города Углевик с 1995 года дислоцировалась российская воздушно-десантная бригада, входившая в состав миротворческой дивизии, которую возглавлял американский генерал.

10 июня командир бригады полковник Николай Игнатов получил приказ втайне от партнеров подготовить сводный батальон в составе 200 человек и "молниеносно, скрытно и неожиданно для НАТО" совершить 600-километровый марш на Слатину.

По оценке НАТО, русские обманули объединенное командование и самовольно оставили место несения службы.

Вопрос о возможности вооруженного столкновения с натовцами мы отрабатывали еще на стадии принятия решения о броске в Косово. Был и еще один вариант, запасной: лететь в Белград и в случае боестолкновения с натовцами провести блицпереговоры о совместном противодействии угрозе нашим миротворцам. Мы хорошо знали настроения сербских военных: армия Югославии с удовольствием отомстила бы агрессорам и за жертвы, и за поруганную честь. Да еще в братском союзе с русскими. Этот аргумент стал решающим Леонид Ивашов,<br>начальник управления международного сотрудничества минобороны РФ

Личный состав, назначенный для участия в марш-броске, до последнего момента не знал, куда и зачем они готовятся выступать.

Чтобы попасть в Косово, батальон должен был пройти через сербскую территорию. Неизвестно, предупреждала ли Москва белградские власти, но большинство аналитиков полагают, что предварительное обсуждение имело место - скорее всего, через сербского посла в России, брата президента Борислава Милошевича.

По имеющимся данным, еще до выступления основных сил на аэродром прибыли 18 российских спецназовцев во главе с нынешним президентом Ингушетии, а тогда офицером ВДВ Юнус-беком Евкуровым. Подробности операции не разглашаются и ныне.

Колонна из 15 БТРов и 35 грузовиков "Урал" достигла цели около двух ночи. Сразу после пересечения границы между Боснией и Сербией над машинами были подняты российские флаги.

На сербской территории население забрасывало колонну цветами и предлагало военнослужащим еду и напитки, из-за чего, по воспоминаниям участников операции, "движение незначительно замедлялось".

Под Белградом командование у Игнатова принял прилетевший из Москвы генерал-лейтенант Виктор Заварзин, будущий председатель думского комитета по обороне.

В Приштине местные сербы вышли на улицы встречать колонну, запускали петарды, слышалась автоматная стрельба в воздух.

Решение принималось келейно, даже не на уровне первых лиц. Чтобы никто не заметил, формировали колонну на старом аэродроме. Сомнения были. Вышел на меня полковник Игнатов, говорит, никаких письменных приказов не получал, что делать? Беру, говорю, ответственность на себя, вперед Николай Стаськов,<br>начальник штаба ВДВ

К 7 утра 12 июня десантники заняли в аэропорту круговую оборону.

Около 11 утра показались передовые британские части, вступившие в Косово с территории Македонии - две роты в составе 250 человек. На подходе были 350 военнослужащих французского батальона.

В воздухе появились британские вертолеты, но когда они попытались сесть, российские БТРы выехали на летное поле и принялись маневрировать, мешая приземлению.

Британские танки выдвинулись к российским блокпостам. Десантники нацелились в них из гранатометов.

Прибывший на место событий командующий силами НАТО на Балканах британский генерал Майкл Джексон, став спиной к российским позициям, начал движениями рук приказывать танкистам ехать вперед. К нему приблизился переводчик и, пригрозив применением оружия, сказал так не делать.

В моем штабе предположили, что русские намерены захватить аэропорт и ждать подкреплений. Я не хотел, чтобы наши войска просили у русских разрешения пользоваться аэродромом. Опасность состояла в том, что они потребуют себе отдельный сектор. Говорили, что Милошевич хотел сохранить за сербами север КосоваУэсли Кларк,<br>командующий силами НАТО в Европе

Доложили командующему силами НАТО в Европе американскому генералу Уэсли Кларку. Тот велел Джексону действовать решительно и взять аэропорт под контроль, не останавливаясь, если потребуется, перед использованием силы. Джексон ответил, что начинать третью мировую войну не собирается.

Кларк позвонил в Вашингтон заместителю председателя объединенного комитета начальников штабов Джо Ролстону, но санкции на дальнейшее обострение не получил.

В конце концов, все остались на своих местах. Британцы взяли аэропорт в кольцо. Ситуация временно стабилизировалась.

Кто приказал?

Письменного приказа готовить сводный батальон и выдвигаться на Приштину не было.

Необдуманными авансами некоторых политиков мы фактически провоцировали югославское руководство на продолжение убийственной для этой страны войны и уж никак не способствовали прекращению кровавой баниВиктор Черномырдин

Устное указание полковник Игнатов получил по телефону из Москвы от начальника штаба ВДВ генерал-лейтенанта Николая Стаськова, который дал понять, что поставить перед фактом надо не только натовцев, но и Москву.

Распространена версия, согласно которой все дело чуть ли не единолично затеял и провел начальник управления международного сотрудничества минобороны генерал-полковник Леонид Ивашов, якобы подмявший под себя слабовольного министра Игоря Сергеева.

Бывший помощник Дмитрия Язова, Ивашов действительно рвался в бой, и, в отличие от многих, не лавировал и своих взглядов не скрывал. Представляя минобороны в составе возглавляемой Виктором Черномырдиным российской делегации на переговорах с Западом во время операции Allied Force, он не раз делал резкие заявления, выходил в знак протеста из зала и отказывался подписывать документы. Черномырдин иронически называл его "товарищ комиссар".

Однако большинство исследователей уверены, что деятель уровня Ивашова не мог принять такое решение полностью самостоятельно, если бы знал, что вышестоящее начальство категорически против. А если бы проявил самоуправство подобного масштаба, был бы немедленно уволен, чего, как известно, не последовало.

Все боевые распоряжения идут только письменно. Мне не давали письменного распоряжения. Я бы тоже нашел способ не давать письменного распоряжения. Но в Боснии были мои люди. Комбриг спросил: будет приказ о переброске батальона на Приштину? - Я тебя не подведу, - сказал яНиколай Стаськов

Как утверждал впоследствии сам Ивашов, план предварительно обсуждался и с Сергеевым, и с министром иностранных дел Игорем Ивановым, и с Борисом Ельциным. Другое дело, что проговаривать какие-то тезисы гипотетически - это одно, а конкретная команда - другое.

Вероятно, в определенном смысле повторилась ситуация накануне августовского путча 1991 года, когда Михаил Горбачев говорил будущим гэкачепистам, что возможно, если потребуется, и придется вводить чрезвычайное положение, но непосредственной отмашки не дал.

Что можно утверждать с высокой степенью достоверности - в известность не поставили начальника генштаба Анатолия Квашнина. Узнав о происходящем, тот связался с генералом Заварзиным и распорядился развернуть колонну.

Честно говоря, расстановка сил в Москве не гарантировала, что кто-либо из должностных лиц Генштаба, Министерства иностранных дел или президентской администрации не попытается вмешаться в действия Заварзина. Виктор Михайлович, помня о нашем разговоре, действовал четко и жестко, взяв на себя ответственность за выполнение поставленной задачиЛеонид Ивашов

Заварзин, вместо того, чтобы выполнять приказ, принялся звонить Ивашову, который заверил его: все согласовано, поэтому "никаких разворотов и остановок, только вперед!". И посоветовал генералу отключить мобильный телефон.

Квашнин попытался связаться с Ельциным. Глава кремлевской администрации Александр Волошин сказал, что президент спит, и от своего имени дал добро на продолжение марша.

Как полагают наблюдатели, знающие политические нравы, дело было не в крепком сне Ельцина. Волошин прикрывал патрона, чтобы тот смог, если выйдет конфуз, заявить, что узнал о случившемся из теленовостей, как сделал Горбачев после тбилисских и вильнюсских событий.

Вынужденное признание

Заместитель госсекретаря США Строуб Тэлботт в пятницу 11 июня завершил переговоры в Москве и вылетел домой. Самолет находился над Белоруссией, когда позвонил помощник Билла Клинтона по национальной безопасности Сэнди Бергер, рассказал о броске на Приштину, и велел возвращаться.

Нам сообщили, что русские войска вступили на территорию Косова, и сербы встречают их в Приштине, как героев. Связались со Строубом Тэлботтом, который как раз находился на пути из Москвы. Посоветовали ему лететь назадМадлен Олбрайт, госсекретарь США

Воздушный вираж Тэлботта часто сравнивают со знаменитым "разворотом над Атлантикой" Евгения Примакова. Однако, как замечает историк Леонид Млечин, разница была существенной: российский премьер развернулся, чтобы не разговаривать с американцами, Тэлботт - чтобы попробовать договориться.

В Москве дипломат застал полную неразбериху. Когда он вошел в кабинет министра иностранных дел Игоря Иванова, тот разговаривал по телефону с госсекретарем Мадлен Олбрайт, уверяя, что произошло недоразумение, и никакого броска на Приштину нет: он только что звонил в министерство обороны.

Для американцев вопрос состоял лишь в том, кто врет: Иванов им, или российские военные Иванову.

Иванов и Тэлботт поехали в Министерство обороны. Согласно воспоминаниям заместителя госсекретаря, Игорь Сергеев чувствовал себя явно не в своей тарелке, все время перешептывался с Квашниным и Ивашовым, говорил, что российские десантники границу не пересекали, а лишь находятся в готовности вступить в Косово синхронно с НАТО.

Вошел заместитель Ивашова генерал Мазуркевич и что-то сказал министру на ухо (как выяснилось впоследствии, доложил, что CNN ведет прямой репортаж из Приштины).

Царила, конечно, не идиллия, но и того, о чем пишет в своих мемуарах Тэлботт, тоже не было. Мебель, разумеется, никто не ломал, но обстановка была рабочая, напряженная. Иванов в сердцах обругал нас: мол, с вами, военными, как свяжешься, так обязательно попадешь в неприятностьЛеонид Ивашов

Российские представители извинились и вышли в соседнюю комнату. Через закрытую дверь до Тэлботта донеслись звуки разговора на повышенных тонах и, якобы, даже "грохот швыряемых в стену предметов".

Наконец Иванов вернулся в кабинет.

"Я вынужден с сожалением информировать вас, что колонна российских войск случайно пересекла границу и вошла в Косово. Министр обороны и я сожалеем о таком развитии событий", - сказал он.

Впоследствии Тэлботту конфиденциально сообщили, что Игорь Сергеев якобы "рассвирепел, что ему лгали его собственные люди", и держался неловко, оттого что "не мог смотреть в глаза" партнерам. Так ли это, сказать сложно.

Разговор с Путиным

Путин не высовывался, избегал конфликтов и паблисити, а потому оставался на периферии нашей панорамы российской политики. Встретившись с ним, я поразился, насколько ненавязчиво он способен внушить ощущение самообладания и уверенности в себе. Внешне он очень отличался от руководства страны - невысокий, худощавый и физически развитый; остальные были выше его, а большинство - на вид перекормленные. Путин излучал управленческую компетентность, способность добиваться результатов без суеты и лишних трений Строуб Тэлботт

За несколько часов до начала событий, 11 июня, Тэлботт встретился в Москве с секретарем Совета безопасности РФ Владимиром Путиным - впервые в жизни.

По словам Тэлботта, из всех российских чиновников Путин произвел на него наилучшее впечатление. Явно основательно подготовился к беседе, выразил удовлетворение тем, что вооруженный конфликт на Балканах наконец кончился, к слову заметил, что и сам внес в это посильный вклад.

Когда Тэлботт пожаловался на Ивашова, Путин спросил: "А кто такой этот Ивашов?"

Сев в самолет, Тэлботт предложил одному из своих сотрудников пари, что Ивашова снимут с должности раньше, чем они окажутся в Вашингтоне.

Как известно, случилось по-другому. Неизвестно, действительно ли Путин не знал о предстоящей акции, или усыплял бдительность американцев.

Гром победы, раздавайся!

Под покровом темноты батальон десантников в буквальном смысле слова промчался по территории Югославии в Косово и занял позиции вблизи важнейшего стратегического объекта - аэропорта Слатина, вызвав и недоумение, и удивление натовской стороны, потому что в переговорах вопрос о переброске бригады вовсе не затрагивалсяВиктор Черномырдин

"Утром я понял, в какую аферу попал, - вспоминал генерал Стаськов. - Никто письменных распоряжений не давал. В штаб ВДВ уже ехала комиссия Генерального штаба - разбираться. Но тут просыпается Борис Николаевич, и ему все понравилось. Словом, победили".

Александр Волошин, знавший настроения президента лучше Стаськова, не ошибся.

В 11 утра собралось военное руководство.

Заслушав доклад Игоря Сергеева, Ельцин с характерной тягучей интонацией произнес: "Ну, наконец, я щелкнул по носу…".

Кто-то поддакнул: "Вы, Борис Николаевич, не щелкнули - вы врезали по физиономии!"

Ельцин заключил Сергеева в объятия.

Виктор Заварзин вскоре получил очередное звание генерал-полковника и звезду Героя России. Всех участников операции наградили специальной медалью.

Мне подумалось: или я сплю, или это самое плохое кино из всех мною виденных. За один только день мы скатились от празднования победы к нелепому повторению холодной войны. Меня тревожило и то, что Иванов уже сам не знал, что происходит в его собственном правительстве. Очевидно, что произошло какое-то рассогласование между гражданскими и военными властями, и никто не мог быть уверен в том, какой приказ мог отдать ЕльцинМадлен Олбрайт

Между тем, выполнять какие-либо задачи самостоятельно контингент числом в 200 человек был не способен. Снабжать батальон по воздуху, тем более перебросить подкрепления оказалось технически невозможно, поскольку Румыния, Венгрия и Болгария закрыли свое воздушное пространство для российской транспортной авиации.

Леонид Ивашов, по его словам, надеялся, что Слободан Милошевич, получив хотя бы символическую поддержку России, откажется выводить войска из Косова, и силы Североатлантического альянса будут вовлечены в наземные бои, которых, по его словам, "они страшно боялись", но из этого ничего не вышло.

Кончилось тем, что через пять дней, когда кончились припасы, оказавшихся в изоляции десантников начали кормить и обеспечивать питьевой водой расположившиеся по соседству британцы.

На переговорах в Хельсинки решили, что российские военные останутся в Слатине, но пользоваться аэродромом будут все.

Основная масса российских миротворцев прибыла в Косово морем через греческий порт Салоники и Македонию, как и предусматривалось первоначальным планом.

Один генерал-ястреб - это нормально. Но если все министерство обороны считает, что страны НАТО - военные преступники, и сожалеет, что не дали возможности вступить в прямую конфронтацию, это производит пугающее впечатлениеЛеонид Млечин, историк

15 октября 1999 года аэропорту Слатина вернули гражданский статус.

Режиссер снятого в 2004 году документального фильма "Русские танки в Косово" Алексей Борзенко утверждал, что от марша на Приштину выиграл только Запад: назревал массовый исход из Косова сербских беженцев, которыми пришлось бы заниматься, а так они поверили в Россию и остались.

В 2003 году Москва вывела своих миротворцев из Косова и Боснии (соответственно 650 и 320 человек). Последний эшелон отправился на родину 23 июля.

Как заявил на пресс-конференции Анатолий Квашнин, у России не осталось реальных интересов на Балканах, и 28 миллионов долларов в год, расходуемых на содержание контингента, лучше потратить на другие нужды вооруженных сил.

www.bbc.com