Оборона – великие подвиги русского народа. Полоцко лепельская партизанская зона


«Лепельская наступательная операция 1943 г.» и ее оглушительный провал

Ровно 70 лет назад, в ночь на 20 октября 1943 г. началась самая грандиозная партизанская операция времен Второй Мировой войны - «Лепельская наступательная операция 1943 г.». Как о ней написано в официозе «Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков»: «Операции партизан Витебской области против гарнизонов противника в Лепеле, Чашниках, Бочейково и других населенных пунктах не имели себе равных как по количеству партизан, принимавших в них участие, так и по продолжительности и интенсивности боевых действий против врага».

Приказ о ее проведении был подписан в Москве Начальником ЦШПД П.К.Пономаренко под грифом «Совершенно секретно» за «№ 0054» - «О разгроме противника и захвате г.Лепель».

В отличие от абсолютно всех остальных крупных и значительных партизанских операций, направленных против вообще «фашистов» - как целиком германских частей и подразделений, так и сформированных из «пособников» из числа советских граждан, эта операция имела сугубо «адресный» характер. Она была целиком задумана, направлена и осуществлена против Русского государственного образования «Русское Самоуправление» на Витебщине, РГО «РС».

…В качестве целей операции были: «одновременным ударом разгромить гарнизоны в Лепеле, Чашниках, Камени, удержать эти населенные пункты, парализовать коммуникации, связывавшие Лепель с Борисовом, Оршей, Витебском, стн. Ловша, и полностью очистить район от оккупантов»(1).

Пономаренко только подписал этот приказ, инспирирован он был Сталиным. Это подтверждается тем, что для помощи партизанам были подключены войска Калининского фронта, в преддверии этой операции проведшие войсковую «Невельскую операцию». Об этом свидетельствует генерал-полковник артиллерии Н.М.Хлебников, командующий артиллерией Калининского фронта: «Противник решил бросить против партизан крупные воинские части и обезопасить свой тыл. Был разработан план уничтожения партизанских отрядов и баз. Это стало известно партизанам, и они прибыли к нам за помощью. …Результатом этой беседы было решение Военного совета фронта ускорить начало Невельской операции».(2)

Ситуация в Русском государственном образовании «Русское Самоуправление» в преддверии «Лепельской наступательной операции 1943 г.»В этой операции партизанам приказали действовать не «по-партизански» - захватывать города и затем удерживать их. Хотя там они сразу теряют все свои преимущества и моментально становятся беззащитными, потому что сконцентрированы в городах, не могут маневрировать, у них нет средств для удержания городов – крупнокалиберной артиллерии, средств ПВО, складов боеприпасов и налаженных линий их подвоза.

Еще более зловещей «Лепельская наступательная операция 1943 г.» предстает, когда узнаешь, что в это же самое время к Орше настойчиво и неоднократно прорывались войска Западного фронта, о чем как Белорусская энциклопедия, так и советские издания умалчивают полностью. А ведь с 12 по 18 октября, и с 21 по 26 октября 1943 г. Западный фронт провел 2 войсковых операции – 1-я Оршанскую и 2-я Оршанскую.

Для реализации целей «Лепельской наступательной операции 1943 г.» были привлечены огромные силы - 21 партизанские бригады (примерно 33000-38000 партизан). Помимо бригад Полоцко-Лепельской Партизанской Зоны, ПЛПЗ, сюда были привлечены из других партизанских краев: «Серьезное внимание было уделено прикрытию тыла и флангов ударных групп. Со стороны Борисова, Холопеничей, Толочина их прикрывали бригады 1-я Смоленская, 1-я Белорусская, Н. П. Гудкова и «Гроза». Заслонами на полоцко-ветринском направлении стали бригады имени К. Е. Ворошилова и имени С. М. Короткина. Прикрытие с востока и северо-востока, откуда угрожали гитлеровцы гарнизонов в Улле, Бешенковичах и Сенно, обеспечивали бригады имени В. И. Ленина, Богушевская, 16-я Смоленская и 2-я Белорусская имени П. К. Пономаренко».(3)

Объекты атак партизан в этой операции – города Лепель и Чашники, местечки Камень и Бочейково. Они соединялись хорошими дорогами, являясь не только транспортными узлами и основными опорными пунктами на этих дорогах. Но образуя своеобразный «четырехугольник» в центре воссоздаваемого Русского государственного образования, эвакуированного с Орловщины, имеющий стратегическое значение для жизни РГО. Его краеугольный камень город Лепель, столица РГО на Витебщине. С захватом партизанами и последующим удержанием за собой Лепеля «посыпятся» остальные составляющие этого «четырехугольника», а с его разрушением и захватом будет эффективно уничтожено само Русское государственное образование, наиболее успешно функционировавшее к тому времени в России. РГО, являвшееся основой и прообразом планировавшегося к провозглашению в ближайшем времени «самостоятельного Русского Государства», о котором неоднократно открыто говорил его глава Бронислав Каминский.

Итак, главная цель «Лепельской наступательной операции 1943 г.»: полное уничтожение первого и единственно альтернативного советской власти и коммунистическому государству СССР Русского государственного образования «Русское Самоуправление» со столицей в городе Лепель.

План проведения «Лепельской наступательной операции 1943 г.».Общее командование «Лепельской наступательной операцией 1943 г.» было возложено на вновь испеченного генерал-майора и Героя Советского Союза командира Чашникской партизанской бригады Ф.Ф.Дубровского. 16 сентября 1943 г. ему были выданы огромные и обязывающие «авансы»: звания генерал-майора и Героя Советского Союза, и сразу три ордена – Золотая Звезда Героя, прилагающийся к ней орден Ленина, и еще почему-то орден Боевого Красного Знамени.

Человек с «2 классами приходской школы», после окончания «Высшей центральной колхозной школы» получивший свидетельство зоотехника (язык не поворачивается назвать эту бумажку Дипломом) и почти сразу ставший «председателем трех сельсоветов. И, наконец, - директором Ушачской МТС». Именно на него сделали ставку в Москве, он стал «Главкомом» «Лепельской наступательной операции 1943 г.». Которую провел вполне «по-МТСовски» и «по-политруковски» (а может – «по-зоотехниковски», ведь это – единственная профессия, которой он обучен, и в подтверждение владения которой мог предъявить какие-никакие, но все же «корочки»), с полным знанием этих важных и жизненно необходимых генерал-майору профессий.

Выше приведены партизанские бригады, призванные прикрывать активные действия по захвату «стратегического четырехугольника РГО «РС» Лепель-Камень-Бочейково-Чашники». Их число достигало 10 с численностью 15000-18000 бойцов. Силы, выполнявшие в операции «активную роль»:

Лепель. Сюда бросались 5 партизанских бригад:- Лепельская бригада им. И.В.Сталина должны была сконцентрироваться в Медведовке и оттуда, с запада, атаковать Лепель через Городец-Дражно-Стаи; - Бригада им П.К.Пономаренко Н.В.Уткина из района деревни Азаренки южнее Лепеля наносила удар по городу с юга через деревню Забоенье;- Бригада им В.И.Чапаева В.В.Мельникова подтягивалась в деревню Вацлавово в 20 км севернее Лепеля. И оттуда наносила удар по городу вдоль дороги Лепель-Полоцк;- Сенненская бригада В.С.Леонова сосредотачивалась в деревне Караевичи недалеко от Дворца и должна была наступать на Лепель с востока на запад вдоль дороги Лепель-Чашники. С задачей совместно с частью сил Чашникской бригады захватить ж/д станцию Боровно и затем уже наступать непосредственно на город;- Чашникская партизанская бригада должна была перед началом операции перейти из района Волосовичи-Ляховичи на 15-25 км к северо-западу, в район деревень Жежлино и Старое Лядно. И затем с северо-востока атаковать Боровку, Старое Лядно, военный городок Лепеля, совместно с Сенненской бригадой – ж/д станцию Боровка (Боровно). И затем совместно с нею захватывать город.

Чашники. Должны были захватывать 3 партизанские бригады:- Главной ударной силой выступал Партизанский полк И.Ф.Садчикова. Его мощь по сравнению с мощью партизанских бригад оценивалась несравненно выше. «Главкомом» были поставлены сразу несколько задач. Частью сил он должен был захватить важный опорный пункт «народников», город Лукомль в 15 км к югу от Чашников. Основными силами в это время наступать на север 2-мя колоннами. Восточная колонна «садчиковцев» должна была проскользнуть через дорогу Лепель-Сенно между опорными пунктами РОНА, крупными деревнями Невгодово и Почаевичи, отбитыми «народниками» у партизан в сентябре 1943 г. А затем обойти с запада ж/д станцию Варки с крепким гарнизоном РОНА, имевшим на вооружении артиллерийскую батарею. Западная колонна обходила Невгодово с запада и через деревню Тяпино атаковала Чашники с юго-запада;- 2-я партизанская бригада им К.С.Заслонова В.П.Комлева - правый фланг «садчиковцев», сосредоточившись в деревне Слободка в 12,5 км юго-восточнее Чашников, должна была, проскользнув между опорными пунктами «народников», ж/д станцией Варки и гарнизоном Смольян, ударить по Чашникам с юга;- 1-я партизанская бригада им. К.С.Заслонова Л.И.Селицкого начинала движение от деревни Дримовщина, в районе которой она должна была быть к ночи на 20 октября 1943 г. Обойдя Смольяны с севера, она должна была нанести удар по городу с востока, через реку.- 1-я Витебская партизанская бригада П.З.Потапенко, которая также принимала участие в боях за Чашники, заменив в ходе проведения операции 2-ю бригаду им. К.С.Заслонова, которая была перед операцией переброшена на север.

Камень. Населенный пункт брала партизанская бригада «За Советскую Беларусь» П.М.Романова. Сосредоточившись юго-западнее местечка, у деревни Катовщина в 7 км от Каменя, она должна была захватить его 2-мя комбинированными ударами.

Бочейково. На него бросили 16-я Смоленскую партизанскую бригаду И.Р.Шлапакова. Сосредоточившись у деревень Тарантово и Шипули в 8 км юго-восточнее села, она должна была через реку Ульянка атаковать Бочейково с юга.

Свеча. Ее брала партизанская бригада «Алексея» А.Ф.Данукалова. Она подтягивалась в крупную деревню Сватовка, расположенную примерно в 13 км к югу от Свечи.

Итого, активную роль в «Лепельской наступательной операции 1943 г.» должны были играть 11 партизанских бригад численностью 18000-20000 человек. Общее число партизан, привлекаемых к «Лепельской наступательной операции 1943 г.», составляло 33000-38000 человек.

Она началась в ночь с 19 на 20 октября 1943 г. Дата эта - не изобретение «белорусских товарищей». Она была жестко задана Москвой. 19 октября 1943 г. – не обычный день в жизни РГО «Русское Самоуправление». На этот день назначено торжественное заседание актива РГО «РС» в Лепельском гортеатре, посвященное 2-хлетию Русского государственного образования, созданного подпольщиками-антисоветчиками в конце сентября 1941 г. на Орловщине. Не только в Лепеле, но и в других крупных центрах РГО «РС», Чашниках, Сенно, Бешенковичах, Докшицах, Бочейково, Камене, Оболи-Сенненской, Несено, Студенке, Свече, намечалось провести торжественные мероприятия, посвященные 2-хлетию восстановления национальной русской государственности. Помимо празднования 2-хлетия создания Русского государственного образования, собрание отмечало также и другое событие – официальную прием-передачу созданного Самоуправляющегося Округа Лепель Русскому государственному образованию «Русское Самоуправление».

Момент нападения партизан в октябре 1943 г. скалькирован с такого же нападения на руководство Русского государственного образования на Орловщине в столице этого РГО, городе Локоть, в ночь с 7 на 8 января 1942 г. Тогда точно так же партизаны, точнее, их главарь, младший лейтенант государственной безопасности Дмитрий Емлютин (а еще точнее – главарь спецгруппы НКГБ «Ржавый»), приурочили нападение сразу к двум торжественным событиям, пришедшимся на 7 января 1942 г.:- окончанию Рождественского Поста,- завершению Учредительного собрания Народной Социалистической Партии России «Викинг» («Витязь»).

И теперь перед партизанами ставилась не менее амбициозная задача. А январский 1942 г. сценарий нападения на Локоть решили практически полностью повторить, но уже в гораздо более значительных объемах и масштабах.

Примечательно и далеко не случайно: именно в дни подготовки к проведению «Лепельской наступательной операции 1943 г.», 12 октября 1943 г., в расположение Лепельской партизанской бригады им. И.В.Сталина с «Большой земли» были переброшены сразу несколько спецгрупп и спецотрядов НКВД, а вместе с ними зловещая для Русского государственного образования фигура – капитан государственной безопасности (только в формальном переложении на армейские звания – целый подполковник, фактически же – гораздо выше!) Дмитрий Алексеевич Фролов.

При этом связь между разбросанными на десятки километров бригадами и штабом «Главкома» осуществлялась допотопным способом – нарочными на лошадях. Никаких раций и других современных видов связи. Снабжение всех 21 партизанских бригад во время операции предполагалось осуществлять «с колес», точнее – «с крыльев». Т.е., с партизанского аэродрома, куда боеприпасы будут доставляться с «Большой земли». Уже только это обстоятельство надежно ставило операцию под неминуемую угрозу срыва.

Операция началась по плану, и шесть суток, вплоть до 26 октября 1943 г., партизаны безуспешно штурмовали населенные пункты, определенные приказом № 0045. Ни один из которых захватить так и не смогли.

«Лепельская наступательная операция 1943 г.» - 20 октября 1943 г.Такого в истории партизанского движения в СССР – чтобы десятки партизанских бригад неделю штурмовали, как пехотинцы, города, причем сразу несколько, окруженные поясами оборонительных сооружений – больше нигде не было за всю войну. Это - «ноу-хау» «Кремлевского горца». Которое «Главком» «Лепельской наступательной операции 1943 г.», партизанский генерал-майор и Герой Советского Союза, бывший директор МТС и «политрук в Финскую», а также «примкнувший к нему» талантливый последователь в армейском звании полковника, командир Смоленского партизанского полка – исполнили в точности до последней запятой.

«Лепельская наступательная операция 1943 г.», проведенная Ф.Дубровским с «политруковским» задором «по-МТСовски», или с «МТСовским» задором «по-политруковски», окончилась так, как только она и могла закончиться – полным крахом. Не достигнув ни одной из поставленных при ее разработке целей – ни тактической, ни стратегической: - не было захвачено ни одного из намеченных пунктов РГО «РС», а единственный захваченный партизанами населенный пункт из намеченных, местечко Камень, был тут же ими безвозвратно утерян. Причем при таких обстоятельствах, про которые советским агитпроповцам даже стыдно упоминать;- не был уничтожен ни один из полков РОНА;- не был уничтожен государственно-политический апппарат РГО «РС»; - не был захвачен стратегический для РГО «РС» «четырехугольник «Лепель-Камень-Бочейково-Чашники».

Для Русского государственного образования «Русское Самоуправление» итоги «Лепельской наступательной операции 1943 г.» были иными, как положительными, так и, не то, чтобы отрицательными, но очень тревожными.

К положительным итогам можно отнести следующие:

1. РГО «РС» выстояло:а) не потеряв в качестве, и не прекращая ни на день политической и созидательной работы во все время шедших лютых боевых действий;б) в условиях нахождения на чужой земле Белоруссии в окружении чужих людей, еще не знакомых с теми свершениями, что были реализованы в жизнь на Орловщине;в) обойдясь полностью собственными силами и средствами, без привлечения в качестве усиления немцев и венгров;г) против несравненно более сильного и многочисленного противника, нежели партизаны-емлютинцы на Орловщине, к тому же имевшего помощь со стороны Красной армии, организовавшей в этих целях наступление войск Западного фронта.

2. В ходе боевых действий произошло боевое слаживание местных жителей, состоявших до переселения сюда «народников» в частях местной полиции.

3. Части и подразделения РОНА, самоохранцев и полиции сумели на протяжении всей операции избежать тяжелых потерь в многочисленных боях, несмотря на крайне невыгодные условия, в которых им пришлось вести боевые действия.

4. «Народникам» удалось нанести партизанам тяжелые потери и ослабить их силы, что давало передышку во времени для восстановления собственных сил.

5. Все вооруженные формации РГО «РС» получили опыт победы в боях против более сильного противника. Партизаны же, наоборот, получили отрицательный опыт тяжелого поражения в боях против русских, несмотря на гораздо меньшую численность, оказавшихся на порядок выше их во всем, что касалось ведения боевых действий.

К тревожным моментам следует отнести:

I. Масштаб развернувшегося против РГО «РС» наступления был невиданным: группы партизанских бригад, каждая от 3000 до 6500 партизан, одновременно штурмовали сразу несколько городов РГО «РС» Лепель, Чашники, Бочейково.

II. Действия многотысячных масс партизан впервые во время войны носили характер ведения военных действий регулярными войсками. Партизаны во время проведения операции раз за разом, день за днем, непрерывно штурмовали объекты на протяжении пяти суток, не считаясь с потерями – так воюют только регулярные войска.

III. Впервые примененная партизанами масштабная эскалация боевых действий во время проведения ими войсковой операции против РГО «РС». В Чашниках, где наступление началось силами Партизанского полка И.Ф.Садчикова, каждый день к нему добавлялись бросаемые в бои все новые партизанские бригады. А район боев здесь также с каждым днем только расширялся: сначала бои шли только в Чашниках, затем – в Чашниках, Варках, Почаевичах, Смольянах, на следующий день к ним добавились Копцевичи. Подобная эскалация боевых действий наблюдалась и в районе Бочейково, где бои, не переставая идти в Бочейково, постепенно распространились на Демидовичи, Слободку и Свечу. Ну и, конечно же, в районе Лепеля.

IV. Советское командование менее чем месяц спустя после тяжелого поражения, которое нанесли в августе-сентябре 1943 г. местным партизанским силам только что переселившиеся сюда из Орловщины «народники», сумело сконцентрировать здесь небывалые по своей боевой мощи и численности новые партизанские силы.

V. В борьбе против РГО «РС» советское командование стало привлекать и регулярные войска Красной армии. Причем – на небывало высоком уровне, организуя против противостоящих им германских войск, заслонявших собой территории РГО «РС» войсковые даже не армейские, а фронтовые операции. Такого на Орловщине не было. Там была фронтовая операция войск в марте 1943 г. под Севском, когда город на месяц вновь стал советским. Но она не была скоординирована с мощным наступлением партизанских сил, как это произошло сейчас на территории РГО «РС».

Во время «Лепельской наступательной операции 1943 г.» РОНА потеряла максимум примерно 80 человек убитыми и 220 ранеными. Общие потери партизан во время «Лепельской наступательной операции 1943 г.» достигали никак не менее 2000 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

Источники:1) Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков2) Хлебников Н. Под грохот сотен батарей. Воениздат. Москва. 1974. Сс. 252-2533) Залесский К. Командиры национальных… С. 39

С. Веревкин

pereklichka.livejournal.com

Приказ ЦШПД. Партизаны принимают бой

Вести о том, что происходит в нашем партизанском крае, сильно подогревали мое нетерпение. Чувствовалось, что приближаются еще более важные события. Хотелось быть там, среди боевых друзей, в привычной обстановке беспокойных партизанских будней. А время, как на зло, тянулось медленно. Все сильнее давала себя знать оторванность от привычной боевой деятельности: минуты воспринимались как часы, часы — как дни, а сутки превращались в целые недели. Я полушутя и всерьез намекал в штабе, что засиделся в Москве, что пора и честь знать. В ответ мне советовали не торопиться.

Наконец я был вызван к секретарю ЦК КП(б)Б, начальнику Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко. Беседа была продолжительной. В ходе ее я уловил, что начальник ЦШПД, с одной стороны, доволен развитием партизанских действий в Белоруссии, и в частности в нашей Полоцко-Лепельской зоне, а с другой — серьезно озабочен судьбами освобожденных от оккупантов районов, зон, краев, в которых находилось большое количество мирных жителей. По мнению П. К. Пономаренко, уже в близком будущем снова надо было ожидать со стороны немецко-фашистского командования серьезных мер, направленных на подавление партизанского движения на территории Белоруссии, на ликвидацию зон со всеми вытекающими отсюда последствиями. Правда, для этого гитлеровскому командованию придется снять с фронта новые крупные силы.

И в самом деле, в зимне-весенний период 1944 года на борьбу с белорусскими партизанами и охрану коммуникаций на сравнительно небольшой территории было брошено 9 дивизий: 281-я охранная дивизия (район Полоцка), 201-я охранная дивизия (район Лепеля), 286-я охранная дивизия (район Толочина), 221-я охранная дивизия (район Вилейки), 707-я пехотная дивизия особого назначения (район Шацка и Кирова), 203-я охранная дивизия (район Давид-Городка), 52-я учебно-полевая дивизия особого назначения (район Барановичей), 391-я учебно-полевая дивизия (район Глубокого) и 390-я учебно-полевая дивизия (район Столбцов). Кроме этих дивизий борьбу с партизанами вели более 100 охранных батальонов, а также располагавшиеся в Белоруссии многочисленные учреждения и части армейских тылов и группы армий — охранные роты и команды, саперные части, аэродромные команды, авиационные части, базы снабжения и т. д. Кроме того, в борьбу с партизанами было втянуто большинство из 11 дивизий оперативного резерва противника[6]. В общей сложности в борьбе с партизанами, в охране коммуникаций и тыловых объектов в зимне-весенний период участвовало около 600 тысяч вражеских солдат и офицеров[7].

После выяснения общей обстановки перешли к положению в Полоцко-Лепельской партизанской зоне. Здесь, по мнению П. К. Пономаренко, создавалась весьма своеобразная обстановка, связанная с положением 3-й немецкой танковой армии, которое сложилось после осенне-зимнего наступления Красной Армии. Начальник ЦШПД подошел к карте и жестом пригласил подойти меня.

— Взгляните сюда, — сказал он, указывая тонко отточенным карандашом линию фронта между Витебском и Оршей, — действиями наших войск 3-я немецкая танковая армия лишается единственной линии снабжения — железной и шоссейной дорог Орша — Витебск.

Острие граненого карандаша, описав невидимую кривую, остановилось в районе немного южнее Витебска, где с севера на юг тонкой извилистой змейкой петляла линия шоссейной дороги.

— Помните, какие исторические события произошли в этих местах? — спросил Пономаренко, водя карандашом по местности близ населенного пункта Островно.

Кто же не помнит событий славного и грозного 1812 года! Здесь в итоге жарких двухдневных боев русские войска под командованием Остермана-Толстого блестяще выполнили боевую задачу — задержали наступавших французов. Тем самым был сорван план Наполеона устроить под Витебском новый Аустерлиц, то есть разбить русскую армию в решающем сражении и побудить Россию к сдаче. Основные силы русской армии, благодаря успешным действиям арьергарда под Островно, успели уйти в направлении Смоленска. Ответив на вопрос П. К. Пономаренко, я добавил, что об этих боях рассказывает Лев Толстой в романе «Война и мир».

— Совершенно верно, — удовлетворенно кивнул он головой, по-видимому довольный тем, что партизанские будни не выветрили из моей памяти событий русской истории. — Кстати, при случае нелишне напоминать о боях 24 и 26 июля 1812 года партизанам. Ведь гремели они на этой же земле. Такая перекличка эпох поднимает дух бойцов…

Слушая Пантелеймона Кондратьевича, я поймал себя на мысли, что он симпатичен мне масштабностью мышления, умением схватывать главное, подчинить все достижению намеченной цели. В Белоруссии П. К. Пономаренко стал работать с 1938 года, когда был избран первым секретарем ЦК КП(б)Б. Мне было известно, что до этого он длительное время, начиная с гражданской войны, находился в рядах Красной Армии, в том числе с 1932 по 1935 год на командных должностях. Окончил Московский институт инженеров транспорта, работал на нефтепромыслах, на железной дороге, на Мичуринском паровозостроительном заводе, во Всесоюзном электротехническом институте, в аппарате ЦК партии. Мне не пришлось близко познакомиться с Пантелеймоном Кондратьевичем в довоенное время, но и тогда я был наслышан, что он обладает очень ценным качеством руководителя — привлекать к себе людей, заряжать их своей кипучей энергией. Поговаривали, что при всем этом он очень требователен, строг и не очень-то щадит самолюбие работников, если они того не заслуживают. Но ни до нашего личного знакомства, ни после я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь был обижен, недоволен им, хотя многих он резко критиковал, иных сурово наказывал. Он был справедлив. П. К. Пономаренко очень многое сделал для развития экономики и культуры Белоруссии…

— Разумеется, такой шоссейной дороги во времена Кутузова здесь не было, — продолжал П. К. Пономаренко. — Здесь, по свидетельству Льва Николаевича Толстого, — а писатель был очень точен в показе мест исторических событий, — пролегал большак, усаженный екатерининскими березами. Многие деревья сохранились до наших дней. Но не в этом дело. Речь идет о том, что у 3-й немецкой танковой армии остается единственная дорога, которая начинается вот отсюда, из района дислокации армии под Витебском. Дорога ведет на запад через Бешенковичи (здесь размещается штаб армии), Лепель, Березино до прежней советско-польской границы и выходит на действующую железнодорожную станцию Парафьяново. Как вам известно, в прилегающей к дороге лесисто-болотистой местности нет других доступных для автотранспорта дорог. Задача партизанских соединений, которые дислоцируются в районе этой дороги, состоит в том, чтобы лишить 3-ю танковую армию возможности пользоваться ею. Имейте в виду, что с этих дней она приобретает для 3-й танковой армии, которая держит фронт от Сиротина до Богушевска, жизненно важное значение. Полоцко-Лепельская партизанская зона теперь находится в непосредственном оперативном тылу 3-й танковой армии, и на нее мы возлагаем особые надежды. Перехватить и удерживать в своих руках шоссе отныне является вашей главной задачей.

Хотел было спросить, почему Пономаренко ставит такую задачу передо мной, ведь в Полоцко-Лепельской партизанской зоне дислоцируется много партизанских бригад, а я являюсь командиром только одной из них. Может быть, он ведет со мной разговор как с первым секретарем Лепельского подпольного райкома партии? Но в этом случае он пригласил бы также первых секретарей Ушачского, Ветринского, Бешенковичского подпольных РК КП(б)Б.

Однако никого из них рядом со мной не было, и это озадачивало еще больше.

— Есть сведения, — продолжал между тем Пантелеймон Кондратьевич, — что Гитлер лично следит за военными операциями в районе Витебска. Похоже, что он все еще надеется отразить наши вклинившиеся войска ударами с юга и с севера в общем направлении на Невель. Правда, немецко-фашистскому командованию не удается сконцентрировать достаточно сил одновременно на севере и южнее Невеля. Надо думать, что и не удастся. Но партизан в этом районе они в покое не оставят. Не исключено, что именно с вас каратели и начнут.

— С Лепельской партизанской бригады? — сорвалось у меня.

— Не только. По всему видать, с карателями придется иметь дело всем соединениям вашей зоны. В этих условиях для координации действий соединений мы считаем необходимым создать в зоне оперативную группу ЦК Компартии Белоруссии, Центрального и Белорусского штабов партизанского движения. Есть мнение назначить вас руководителем оперативной группы.

Я был крайне взволнован. Легко сказать — возглавить в таких условиях разбросанные на большой территории 18 партизанских бригад, взять ответственность за жизнь десятков тысяч мирных жителей. Внимательно присматривавшийся ко мне в течение всей беседы, Пономаренко заметил мое состояние. Подошел, положил на плечо руку, улыбнулся и неожиданно спросил:

— Владимир Елисеевич, а где ваша семья?

Я ответил, что о судьбе жены и двух дочерей ничего не знаю, так как потерял с ними связь в самом начале войны. Став секретарем Лепельского райкома партии, я не смог перевезти семью на новое место жительства, так как жена должна была продолжать работу в Смольянском сельскохозяйственном техникуме около Орши до конца учебного года.

— А почему вы не сделали запрос через Белорусский штаб партизанского движения? Ведь не исключено, что они находятся в советском тылу.

— Не исключено, конечно, — ответил я. — Но, судя по обстановке, едва ли они успели уехать. Думаю, что они остались на временно оккупированной территории.

— И все же попробуйте сделать запрос.

Меня тронуло участие Пантелеймона Кондратьевича, и я от всего сердца поблагодарил его.

Перешли к обсуждению вопросов, связанных с предстоящей деятельностью оперативной группы.

— Перед вами, — говорил П. К. Пономаренко, — по существу, стоит сверхзадача. Дело усложняется тем, что это задача со многими неизвестными. Я имею в виду предстоящие действия карателей. Мы не знаем, когда, и на каких направлениях, какими силами они поведут наступление, какую при этом применят технику. Мы твердо знаем одно: враг будет пытаться всеми мерами очистить от партизан прежде всего свои оперативные тылы. В других местах партизанские отряды имеют возможность маневрировать, то есть на время оставлять занимаемую территорию, а после того, как каратели пройдут, возвращаться на старое место. Для вас такая возможность исключается: вы не должны уходить от шоссейной дороги. Это очень важно.

Наверно, оттого, что П. К. Пономаренко акцентировал ударение на слове «очень», повторив его дважды, отнюдь не часто употребляющееся слово «сверхзадача» перед мысленным взором засверкало грозными кроваво-багровыми красками. Буквы превращались в препятствия на местности для вражеской пехоты и танков, в проволочные заграждения, противотанковые сооружения, лесные завалы. В действительности почти ничего этого на границах партизанской зоны не было. Оборонительные рубежи еще предстояло создавать.

Пономаренко посмотрел на карту, помолчал, что-то прикидывая в уме. Прошелся по кабинету, набил табаком трубку, закурил и, сделав глубокую затяжку, продолжал:

— Полоцко-Лепельская зона не сплошь лесная. Она как бы окаймлена лесными полосами, в центральной же части лесов мало. Это постарается использовать враг. Для прорыва в глубь зоны он, без сомнения, применит технику, с которой вам будет нелегко совладать. Зато вы сделаете великое дело — оттянете на себя крупные силы танковой армии, нанесете им урон. Это явится началом ее гибели.

— Значит, нам предстоит перейти к позиционной войне?

— Вы отчасти уже перешли к такой войне, — улыбнулся Пономаренко. — Разве мало вы отразили карательных экспедиций? Взять хотя бы операцию «Коттбус».

— Верно. Но в этой операции мы главным образом маневрировали.

— И в дальнейшем придется маневрировать. Без маневра партизанам никак не обойтись. И все же вы верно подметили: в предстоящих боях методы позиционной войны будут играть более значительную роль. Я предвижу, что кое-кто будет не согласен с этим. Найдутся молодцы, которые сочтут такую тактику неоправданной, ошибочной и даже бессмысленной. Но я уверен, что в условиях лесисто-болотистой местности вашего озерного края, применяя различные средства — артиллерию, противотанковые ружья, гранаты, мины, устраивая завалы, противотанковые рвы, можно нейтрализовать вражеские танки или по крайней мере свести их активность до минимума.

Много было переговорено в тот вечер. Казалось, не оставили без внимания ни одной мелочи, которая могла иметь значение в предстоящих боях.

— Не будем себя убаюкивать, — сказал в заключение начальник ЦШПД, — впереди немало трудностей. Неизбежны и жертвы. Но победа близка. Надо сделать все, чтобы сорвать фашистские планы физического уничтожения людей. Защищайте народ всеми силами и средствами. Зовите, поднимайте его на священную борьбу.

Практическим результатом этой встречи была организация в Полоцко-Лепельской зоне оперативной группы ЦК КП(б)Б и БШПД для координации деятельности дислоцировавшихся в ней партизанских бригад. Я был назначен уполномоченным ЦК КП(б)Б и руководителем опергруппы. В группу вошли подполковник А. И. Брюханов, майор А. Ф. Бардадын, капитан И. И. Зиненко, капитан Д. А. Фролов. Оперативной группе предстояло решать сложные боевые задачи.

Белорусский штаб партизанского движения принял меры по улучшению вооружения бригад Полоцко-Лепельской зоны, по организации бесперебойного снабжения их боеприпасами. Оперативной группе, подпольным райкомам партии, командованию бригад и отрядов, коммунистам, комсомольцам, всем советским патриотам предстояло провести большую работу по созданию сильных оборонительных рубежей сопротивления общей протяженностью более 230 километров. Такие же задачи, как и перед нами, были поставлены перед командованием и партийными организациями соседней Борисовско-Бегомльской партизанской зоны.

Все эти важные задачи были сформулированы в приказе начальника ЦШПД. Он состоял из двух частей. В первой части приказа говорилось об удержании зоны. С ней впоследствии было ознакомлено командование партизанских бригад и отрядов. Вторая часть была совершенно секретной. В ней перечислялись мероприятия по подготовке к приему в партизанской зоне авиадесантного корпуса[8].

Перед отправкой в тыл врага я побывал в штабе 1-го Прибалтийского фронта. Были установлены более тесные контакты с представительством БШПД, а также с командованием фронта. Весьма плодотворным был обмен мнениями с командующим Иваном Христофоровичем Баграмяном, начальником штаба Владимиром Васильевичем Курасовым. Оба военачальника оказались чрезвычайно внимательными к нашим нуждам, вдумчиво вникали во все детали взаимодействия фронта и партизан, с большим тактом давали советы о способах ведения боев в обороне. Командование фронта распорядилось оказать соединениям Полоцко-Лепельской партизанской зоны необходимую помощь.

К началу декабря 1943 года вся оперативная группа собралась в расположении представительства БШПД и стала готовиться к отправке в тыл врага. Вылет намечался несколько раз, но срывался из-за нелетной погоды. Нам не терпелось. Дорог был каждый день. И вот однажды утром сообщают, что ожидается хорошая погода. Кажется, никогда ничего я так сильно не желал, как хорошей летной погоды в тот день. К вечеру прозрачную морозную синеву неба расписали приветливые дымки из труб отдельных уцелевших домов. Значит, летим!

Вылететь-то вылетели, но попасть в зону не удалось. Случилось так, что даже очень опытный военный летчик Кузнецов, много раз летавший в партизанскую зону, в темноте принял реку Ловать за Западную Двину. Пришлось приземлиться, не перелетев линии фронта.

В ночь на 8 декабря снова поднимаемся в воздух. В самолете Р-5 две открытые кабины. В передней — летчик, в задней — Брюханов и я. Сидим так, чтобы в секторе обзора были хвост и обе стороны. На коленях автоматы. Тесно. На земле нам предлагали надеть парашюты, но тогда вдвоем вообще не поместиться в кабине.

Самолет набирает высоту. Небо чистое — ни облачка. Луна освещает укрытую белым снегом землю. Какая красота! Но скоро нам становится не до любования природой. Подъем продолжается, и мороз крепчает. Прижимаемся друг к другу. Летчик оборачивается и показывает на хвост самолета. Это он напоминает, что здесь, между Витебском и Полоцком, часто рыщут истребители противника. Усиливаем наблюдение. Мы подходим к линии фронта. То там, то здесь виднеется зарево пожаров. Горящие постройки с самолета кажутся кострами, орудийные выстрелы и разрывы снарядов — крошечными вспышками. По вспышкам определяем, что внизу идет ночной бой.

В районе линии фронта нас обнаружили. Фейерверк трассирующих пуль окружил самолет, но, к счастью, ненадолго. За линией фронта картина меняется. Появляются темные пятна лесов. Это наши, партизанские леса. Наконец впереди внизу видим красные точки. Одна, две, три… Это костры. Они расположены в точном соответствии с условной таблицей БШПД. Наш Р-5 снижается, делает разворот и идет на посадку. Вот он касается земли, подпрыгивает, пробегает по лесной поляне и останавливается. Глохнет мотор, и наступает непривычная тишина. Благодарим Кузнецова и прощаемся с ним: до рассвета летчик должен возвратиться на Большую землю.

С партизанского аэродрома Новоселье резвые кони быстро доставили нас в район Ушач, где было намечено разместить штаб оперативной группы. Майор А. Ф. Бардадын, который прилетел днем раньше, рассказал нам о новостях в зоне. Последним в ночь на 12 декабря прибыл капитан И. И. Зиненко. Член опергруппы Д. А. Фролов находился в зоне.

Одновременно с опергруппой в зону переправили восемь радистов и прислали пять радиостанций типа «Север», одну радиостанцию типа РБМ, одну — типа В100-А.

Обязанности между членами оперативной группы были распределены еще за линией фронта. На майора А. Ф. Бардадына возлагалась работа по военно-оперативной подготовке партизанских бригад и обеспечению связи с соединениями соседних зон. Кадровый офицер Бардадын прошел школу партизанской борьбы. Весной 1942 года он был командиром Сенненского партизанского отряда. Летом того же года принимал участие в создании Богушевской партизанской бригады. Ходил за линию фронта для установления связи с передовыми частями Красной Армии. Был на приеме командиров партизанских отрядов в Кремле.

Зимой 1943 года, во время карательной экспедиции в Россонско-Освейской зоне, ЦК КП(б)Б и БШПД направили туда Бардадына в качестве своего уполномоченного. Партизаны нанесли тогда противнику значительный урон.

Капитана И. И. Зиненко я знал меньше. Мне рекомендовали его как опытного, исполнительного штабиста, умеющего сочетать теорию с практикой. Очень скоро я в этом убедился сам. Карты, чертежи, планы были его стихией. Все разработки операций мы получали не только в срок, но и в хорошем исполнении. «Слабостью» начштаба было увлечение живописью, которой он ухитрялся немного заниматься, несмотря на загруженность работой.

Обязанности руководителя разведывательной службы опергруппы выполнял капитан Д. А. Фролов, занимавший до этого должность заместителя командира Лепельской партизанской бригады по разведке и имевший немалый опыт в этом деле. В сентябре 1942 года во главе группы смельчаков он подобрался к тюрьме в Ушачах. Они уничтожили охрану и раскрыли тюремные ворота. Ожидавшие казни советские патриоты вырвались на свободу. Операция была проведена так быстро, что фашисты не успели опомниться. После освобождения узников партизаны подожгли склады с имуществом, отошли в укрытое место и обстреляли размещавшуюся в помещении школы жандармерию, чем переполошили весь гарнизон. За эту серьезную операцию, во многом ускорившую полное освобождение от оккупантов Ушачей, Дмитрий Алексеевич Фролов был удостоен высшей награды — ордена Ленина.

Подполковник А. И. Брюханов был прикомандирован к оперативной группе временно как начальник оперативного отдела Белорусского штаба партизанского движения. Он получил задание подробно изучить обстановку в зоне и оказать помощь группе в начальный период ее деятельности. В феврале 1944 года А. И. Брюханова отозвали из группы.

Еще в Центральном Комитете Коммунистической партии Белоруссии и Белорусском штабе партизанского движения обратили наше внимание на то, что сорвать замыслы врага можно только в тесном взаимодействии с соединениями других партизанских зон. Особое значение для нас имело взаимодействие с соединением соседней Борисовско-Бегомльской партизанской зоны, которым командовал Р. Н. Мачульский. К нему мы послали майора А. Ф. Бардадына. 12 декабря в деревне Осово произошла их встреча. Беседа А. Ф. Бардадына с Р. Н. Мачульским как-то сразу сблизила их. С этого дня командир соединения и член опергруппы стали друзьями. Они понимали друг друга буквально с полуслова, очень быстро приходили к единому мнению.

Имея мощные радиостанции, оперативная группа установила устойчивую радиосвязь не только с бригадами зоны и представительством БШПД на 1-м Прибалтийском фронте, но и соседними Вилейским, Борисовско-Бегомльским и Сенненско-Оршанским соединениями. Опытные радисты Алексей Протопопов, Василий Асеев, Валентина Обухова, Анна Мазанова, Нина Большакова, Александр Бондарь, Александр Емельянов и другие днем и ночью несли вахту на своем посту, обеспечивая прием и передачу необходимых сведений. В условиях весны и зимы 1944 года, когда партизанам пришлось почти все время вести бои с карателями, значение такой связи внутри зоны, с соседями и с Большой землей было чрезвычайно велико. Штабы всегда знали о происходящих событиях не только на своей территории и в нужный момент помогали друг другу боевыми действиями. Можно без преувеличения сказать, что без тесного взаимодействия с соседними партизанскими зонами мы не смогли бы в течение зимне-весеннего периода противостоять превосходящему по численности, значительно более сильному противнику.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

В ОГНЕННОМ КОЛЬЦЕ БЛОКАДЫ — Во славу Родины

12 апреля 1944 года на совместном заседании Политбюро ЦК ВКП(б), ГКО и Ставки ВГК Верховный Главнокомандующий дал указание Генеральному штабу приступить к разработке общего замысла Белорусской операции, которая рассматривалась как главное военное событие кампании 1944 года.

Германское командование в этот период продолжало наращивать карательные операции против партизан с целью обезопасить тылы своих войск на случай, если Красная Армия предпримет наступление на белорусском направлении.

11 апреля оккупанты начали самую крупную в годы войны карательную операцию против партизан Полоцко-Лепельской зоны под названием «Праздник весны». К ее проведению привлекли 12 полков СС и полиции, части авиаполевой дивизии, трех пехотных, охранной и запасной дивизий, другие войска. В боевых действиях против партизан участвовало 60 тысяч солдат и офицеров, 137 танков, 235 артиллерийских орудий, 70 самолетов, 2 бронепоезда.

О значимости для немцев этой операции говорит уже то, что руководили ею группенфюрер войск СС генеральный комиссар Белоруссии фон Готтберг и командующий 3‑й танковой армией генерал-полковник Рейнгардт. На стороне врага было многократное превосходство в силах.

В партизанской зоне имелось 17.485 партизан, 21 орудие, 143 миномета, 723 пулемета, 1.544 автомата и 9.344 винтовки.

Значительную помощь партизанам оказывали Белорусский штаб партизанского движения и командование 1‑го Прибалтийского фронта, по распоряжению которых было доставлено по воздуху 250 тонн бое-припасов и вооружения и эвакуировано на Большую землю 1.500 человек раненых, больных и детей.

В первый же день карательной операции, 11 апреля 1944 года, из партизанской зоны были вывезены дети Полоцкого детского дома, которых фашисты планировали использовать в качестве доноров для своих раненых. Их спас летчик 105‑го гвардейского авиаполка Александр Петрович Мамкин.

В небольшой пятиместный самолет Р‑5 Мамкин усадил 13 детей и воспитательницу, а в подвешенных к крыльям самолета кассетах находились двое раненых партизан. Пилот вел перегруженную машину с особой осторожностью. Линия фронта приближалась.

Вдруг ночное небо прорезали лучи вражеских прожекторов. Летчик бросил машину в сторону, но щупальца прожекторов не отставали. Самолет попал под зенитный огонь противника у линии фронта. Резкий толчок. Самолет сильно тряхнуло. Вспыхнул мотор. Пламя, быстро разрастаясь, охватило кабину, загорелся комбинезон пилота, едкий дым слепил глаза. Стали гореть руки, ноги, спина. Но отважный пилот продолжал полет.

Мамкин сумел посадить самолет за линией фронта у озера Болныри на Смоленщине. Он еще смог вынести из самолета детей и затем потерял сознание. Его доставили в госпиталь. Врачи не могли понять, как летчик с обгоревшими до костей ногами мог вести самолет и совершил посадку.

17 апреля Александр Мамкин умер в госпитале. Однополчане похоронили его на белорусской земле в селе Чухинине. Через несколько дней в полк пришло сообщение о посмертном награждении мужественного летчика орденом Красного Знамени. Именем Александра Мамкина названа улица в Полоцке.

Кровопролитные бои партизан Полоцко-Лепельской зоны против карателей продолжались 25 суток. Партизаны не дрогнули. Особенно мужественно сражались партизанские бригады имени Ленина, Чапаева, 16‑я Смоленская бригада «Алексея». Однако силы сторон были неравны.

5 мая 1944 года после напряженных, более чем трехнедельных боев партизаны прорвали кольцо окружения и организованно вывели свои силы и 15 тысяч мирных жителей в безопасные районы.

Фашисты потеряли убитыми 8,3 тысячи и ранеными около 12,9 тысячи солдат и офицеров, много техники, но так и не добились намеченных целей.

Общее руководство операцией партизан осуществил первый секретарь Лепельского подпольного райкома партии Владимир Елисеевич Лобанок — командир партизанской бригады «Дубова», который за мужество и героизм был удостоен звания Героя Советского Союза.

В. Е. Лобанок о прорыве блокады фашистов писал: «Люди были готовы ко всему. Но то, что свершилось, превзошло все наши ожидания. В одно мгновение спрятанные ночной теменью наши передовые части превратились в движущийся огненный поток. Партизанский пулеметный, автоматный, ружейный огонь слился с ответным огнем фашистов. Отдельных выстрелов не было слышно. Слышался сплошной грохот. В передовых рядах раздалось мощное и грозное партизанское «ура» и не утихало уже до конца штурма. Это был действительно последний решительный бой».

В честь легендарного подвига партизан Полоцко-Лепельской зоны, прорвавших вражескую блокаду 5 мая 1944 года, на месте былых боев в 7 километрах от горпоселка Ушачи в 1974 году воздвигнут мемориальный комплекс «Прорыв».

Сверку с документальными первоисточниками выполнила научный сотрудник музея Наталья Юрасева.

События по дням

Из оперативных сводок Совинформбюро и Центрального штаба партизанского движения, документов Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны

11 апреля

На фронтах в Белоруссии — поиски разведчиков и бои местного значения. Войска 1‑го Прибалтийского фронта, перешедшие к обороне, совершенствовали и создавали новые оборонительные укрепления.

Летчиками 105‑го гвардейского авиаполка вывезены на Большую землю дети Полоцкого детского дома, находившиеся в партизанской зоне в районе деревни Ковалевщина Полоцкого района.

12 апреля

На фронтах в Белоруссии — поиски разведчиков и бои местного значения.

Партизаны Брестской области подорвали два железнодорожных моста на железнодорожном перегоне Пинск — Лунинец, а затем обстреляли прибывшую бригаду армейских ремонтников. В результате боя уничтожено до 20 гитлеровцев, сожжена мотодрезина.

Отряд партизан напал на немецкий зенитный дивизион, расположенный в одном из населенных пунктов Могилевской области. Советские патриоты уничтожили 8 зенитных орудий и 40 автомашин.

Партизаны Минской области освободили три тысячи советских граждан, угоняемых на каторжные работы.

13 апреля

На отдельных участках фронта в Белоруссии шли бои местного значения.

Партизаны отряда имени Дзержинского напали на немецкий карательный отряд, истребили 80 гитлеровцев и освободили мирных граждан, которых немцы угоняли на каторгу в Германию.

Партизаны 1‑го отряда 1‑й Витебской партизанской бригады заминировали мост на большаке Холопеничи — Крупки. На мине взорвалась немецкая грузовая автомашина. Убито 13 и ранено 3 гитлеровца, разрушен мост.

14 апреля

На фронтах в Белоруссии шли бои местного значения. Войска 1‑го Прибалтийского фронта совершенствовали и создавали новые оборонительные укрепления. Военный совет фронта наметил меры по оказанию помощи партизанам Полоцко-Лепельской зоны.

Диверсионной группой отряда «За Родину» партизанской бригады имени Пономаренко Минской области западнее железнодорожной станции Новосады пущен под откос эшелон противника. В результате разбиты паровоз, 13 вагонов с боевой техникой и 10 вагонов с боеприпасами.

15 апреля

В наших войсках на территории Белоруссии — поиски разведчиков и в ряде пунктов бои местного значения.

В соответствии с решением Военного совета 1‑го Прибалтийского фронта оказывалась помощь партизанам блокированной карателями Полоцко-Лепельской партизанской зоны.

Партизаны отряда № 756 12‑й кавалерийской партизанской бригады имени Сталина Минской области на железнодорожном перегоне Минск — Тимковичи пустили под откос эшелон противника. В результате крушения разбит паровоз и 6 платформ с автомашинами.

16 апреля

В наших войсках на территории Белоруссии — поиски разведчиков и в ряде пунктов бои местного значения.

В войсках 1‑го Прибалтийского фронта совершенствовались рубежи обороны. Авиацией фронта из блокированной карателями Полоцко-Лепельской зоны вывозились больные и раненые партизаны и дети, оказывалась помощь партизанам вооружением и боеприпасами.

Группа партизан бригады «Большевик» Минской области пустила под откос эшелон противника с живой силой. При подрыве, а также в результате крушения встречного эшелона разбито 2 паровоза, 4 вагона с живой силой и 20 платформ с боевой техникой гитлеровцев. Движение на этом участке остановлено на трое суток.

17 апреля

Ставкой Верховного главнокомандования принята директива о переходе войск 1‑го Белорусского фронта к обороне.

В войсках 1‑го Прибалтийского фронта совершенствовались рубежи обороны, авиацией фронта оказывалась помощь партизанам блокированной карателями Полоцко-Лепельской зоны.

Партизанами отряда № 756 12‑й кавалерийской партизанской бригады имени Сталина Минской области на железнодорожном перегоне Ганцевичи — Мальковичи пущен под откос эшелон противника с инженерным имуществом. Убито 23 фашиста.

18 апреля

Войска 1‑го Белорусского фронта начали организованный переход к обороне.

В войсках 1‑го Прибалтийского фронта совершенствовалась оборона, авиацией фронта оказывалась помощь партизанам Полоцко-Лепельской зоны, блокированной карателями.

Диверсионной группой партизанского отряда имени Котовского партизанской бригады имени Невского Белостокской области на железнодорожном перегоне Волковыск — Мосты взорван эшелон противника. Разбит паровоз и 3 вагона с живой силой.

19 апреля

Ставкой Верховного главнокомандования принята директива о переименовании Западного фронта в 3‑й Белорусский фронт и создании 2‑го Белорусского фронта.

Ставка Верховного главнокомандования приняла директиву о переходе 2‑го и 3‑го Белорусских фронтов к обороне.

Партизаны бригады имени Пономаренко Минской области разгромили опорный пункт противника в деревне Бродовка. Убито 15 и ранено 20 гитлеровцев.

20 апреля

В соответствии с директивой Ставки верховного главнокомандования войска 2‑го и 3‑го Белорусских фронтов начали организованный переход к обороне.

Диверсионной группой отряда № 755 12‑й кавалерийской партизанской бригады имени Сталина Минской области на железнодорожном перегоне Буды — Ганцевичи пущен под откос эшелон противника. Разбиты паровоз, 4 вагона с военным имуществом и 1 платформа с инженерным оборудованием. Движение на этом участке железной дороги задержано на 18 часов.

В ночь на 20 апреля 1944 года при выполнении боевого задания погибли отважные партизаны отряда имени Молотова 2‑й Минской партизанской бригады: командир подрывной группы Иван Ероховец, бойцы Сергей Пальников и Михаил Матюш. Четыре раза они пытались подойти к железной ветке Минск — Бобруйск и всякий раз вынуждены были без результата отойти ввиду усиленной охраны железной дороги. Наконец, в ночь на 20 апреля партизанам-подрывникам это удалось, но — ценой своей жизни.

Полковник в отставке ВЛАДИМИР ФАЛЕЦКИЙ, СЕРГЕЙ КРАПИВИН, [email protected]

 

Просмотров: 1 897

vsr.mil.by

Партизанские зоны

Характерной особенностью партизанской борьбы в тылу немецко-фашистского руководства является её наступательный характер, что наиболее ярко проявилось в боевых операциях партизанских отрядов и бригад по уничтожению гарнизонов, полицейских участков, жандармских постов и т.д. В результате чего оккупационные власти вынуждены были отступать, тем самым освобождать территорию, попадавших в дальнейшем под контроль партизан, вошедших в историю под названием партизанских зон – военно-экономические и политические плацдармы, базы развития дальнейшего сопротивления.

По данным ЦШПД, к началу 1943 г. партизаны удерживали более 15 тыс. и контролировали около 50 тыс. км2 территории Беларуси, что составляло почти треть части её площади; на конец 1943 г. контролировали 108 тыс. км2, или 58,4 % оккупированной территории республики, в том числе 37,8 % тыс. км2 было очищено от противника660.

Существовало более 20 больших партизанских зон: Октябрьско-Любаньская, Борисовско-Бегомльская, Кличевская, Полоцко-Лепельская, Россонско-Освейская, Ивенецко-Налибокская, Сенненско-Оршанская, Суражская и др. с многочисленным населением. Так, Полоцко-Лепельская партизанская зона на октябрь 1943 г. имела в своём составе 1 220 населённых пункта с 70 тыс. количеством населения, а в январе 1944 г. – насчитывалось более 100 тыс. человек661.

Рассмотрим на примере Полоцко-Лепельской зоны, четвёртой по счёту на территории Беларуси, деятельность подобных образований, контролируемых партизанскими формированиями.

Так, Полоцко-Лепельская партизанская зона была создана осенью 1942 г. В неё входили Ушачский, часть Лепельского, Ветринского, Бешенковичского и Полоцкого р-ов Витебской области и Плисский р-он Вилейской обл. Охрана велась Полоцко-Лепельским партизанским соединением, куда входили на конец 1943 г. бригады имени В. Ленина, имени В. Чапаева, 2-я Ушачская имени П. Пономаренко, Лепельская имени И. Сталина, имени К. Ворошилова, «Алексея», «За Советскую Беларусь», имени ВЛКСМ, имени С. Короткина, 16-я Смоленская и Смоленский партизанский полк, 1-я Антифашистская, имени ЦК КП(б)Б, «Октябрь», 1-я имени Суворова, имени В. Ленина Вилейской обл., насчитывающие 17,5 тыс. человек. На вооружении партизан к концу 1943 г. имелась 21 пушка, 143 миномета, 151 противотанковое ружье, 721 пулемет, 1544 автомата, 9344 винтовки. Руководство осуществляло партизанское командование, подчинявшееся непосредственно оперативной группе ЦК КП(б)Б и БШПД во главе с В. Лобанком.

Кроме того, на границах зоны взводились укрепления для круговой обороны. При помощи местного населения был построен 287 км оборонительный рубеж с системой окопов, дотов, минных полей вдоль Западной Двины от Уллы до Полоцка, а также вдоль железной дороги от Полоцка до Крулевщизны662.

Данная зона была базой и тылом для партизанских соединений. Согласно воспоминаниям очевидцев, в д. Старинка Ушачского р-на «штаб партизанский размещался и госпиталь. Деревню нашу палили бутылками с зажигательной смесью. Шлепнут на хату, и уже ничем не потушишь. В нашей хате стояла группа подрывников. Одна группа пойдет на железную дорогу на несколько дней, возвратится, а следом уходит другая. Житья партизаны немцам не давали»663. Имелась двухсторонняя радиосвязь с Большой землёй. На партизанские аэродромы и посадочные площадки, построенные в 1942 – 1943 гг., доставлялось оружие, боеприпасы, медикаменты и т.д.

Кроме того, были восстановлены два скипидарно-дегтярных завода, 80 кузнечно-слесарных, 54 кожевенных и 47 столярных мастерских, гончарное предприятие, несколько мастерских по ремонту и изготовлению партизанского оружия, обуви, одежды. В зоне работали три электростанции, 6 мельниц. На 20 маслозаводах перерабатывалось льносемя. Проводилась весенний посев и уборка урожая664.

Большое внимание уделялось медицинскому обеспечению партизан и населения. В каждом из отрядов создавались госпиталя, для населения – амбулатории.

Нацисты постоянно пытались вернуть утраченные земли путём проведения карательных операций. Не исключением в этом плане стала и Полоцко-Лепельская зона. В декабре 1943 г. – феврале 1944 г. гитлеровцы пять раз пробовали прорвать оборону, но партизаны отбили атаки. Не достигнув успеха, немецко-фашистские захватчики организовали карательные операции «Весенний праздник» и «Ливень». Против партизан и мирных жителей гитлеровцы выставили силы в 6 дивизий, 137 танков, 235 пушек, 70 самолетов, 2 бронепоезда.

11 апреля 1944 г. началась карательная операция. Партизаны заняли оборону по периметру, достигавшему 240 км, против 60 тыс. немцев. Особенно тяжелые бои начали происходить с 18 апреля 1944 г. Так, в бой за деревню Казимировка 23 апреля против бригады «Алексея» гитлеровцы бросили около тысячи человек пехоты, 4 танка, 2 самолета. Только после шести часов боя, когда врага поддержали 50 бомбардировщиков, партизаны покинули позиции.

Согласно воспоминаниям очевидцев: «По лесу немцы шли цепью. Одни пройдут, а за ними другие. Мой брат с другом яму в лесу выкопали, а сверху елочку с корнями поставили. Слышали, как немцы несколько раз рядом прошли. Решили: если «схованку» их заметят, они гранату взорвут. Была у них одна на двоих граната... Всех людей из леса выгнали возле деревни Замошье. Там нас немцы собрали и на Ушачи погнали. Пересортировали: тех, кто взрослее и крепче, – направо, детей – налево. Брата и батьку погнали в Германию. Когда их через Буг переправляли, они умудрились бежать, пешком домой пришли. А нас в Барковщину загнали и отпустили. Вернулись – а дом сгорел, только банька возле кустов. Возле Селища речка Поперина, так вода текла красная от крови. Море людей там погибло. Они спасались, а немцы стреляли и били, били... Здесь, возле нашего леса, столько партизан побитых лежало! Кого опознали, а кого и нет. Только через две недели разрешили занести останки на наше кладбище, там, в братской могиле и похоронили...»665.

Партизанам оказывали помощь войска 1-го Прибалтийского фронта, которые боями местного значения оттягивали на себя войска карателей. Авиация фронта сделала 354 вылета, бомбила скопления немецких войск, переправила партизанам более 250 т грузов, вывезла около 1 500 раненых и больных.

27 апреля 1944 г. гитлеровцы сузили кольцо окружения до 20 км возле Ушачей. 30 апреля 1944 г. командование Полоцко-Лепельской партизанской зоны после согласования с ЦК КП(б)Б, БШПД и командованием 1-го Прибалтийского фронта отдало приказ партизанским отрядам, в течение 25 дней оборонявшим зону, идти на прорыв. Смоленский партизанский полк, партизанские бригады имени ВЛКСМ, 16-я Смоленская, 1-я Антифашистская, имени Ворошилова и другие 5 мая прорвали вражеское окружение и вывели из блокады около 15 тыс. местных жителей. Согласно воспоминаниям: «Когда мы все бежали во время прорыва, и партизаны, и гражданские влились в ряды немцев. А ведь там и танки стояли, и пулеметы, и немцев было видимо-невидимо. Но другого спасения для нас не было, как бежать в атаку и кричать: «Ура!» Немцы опешили, растерялись, пулеметы затихли. Своими глазами видел, как командир молодежного партизанского отряда, с планшеткой на боку, выскочил на немецкого офицера. Тот словно одеревенел от неожиданности. Наш его в лоб прикладом ударил и дальше побежал. Немец в кювет покатился... Это только сначала немцы стреляли и потом, по хвосту, вслед огромной толпе. А как мы смешались с ними — никто не стрелял. Одна девушка к нам прибилась, хотела с нами прятаться, но ямка была слишком маленькая. Эта девушка и сейчас жива. Когда все бежали, она упала и под мертвого спряталась, кровью себя вымазала. Немцы ходили и добивали раненых. Но ее не заметили. Видно, судьба ей жить...»666.

В итоге 25-дневного сражения среди карателей имелись значительные потери: убито 8,3 тыс. солдат и офицеров, ранено около 12,9 тыс., подбито 59 танков, 116 автомашин, 7 бронемашин, 22 пушки, 2 самолета667.

Таким образом, существование партизанских зон давали возможность, с одной стороны, местному населению выжить в жестоких условиях немецко-фашистской оккупации, а с другой – по возможности максимально освобождать территорию Беларуси от нацистов тем самым облегчая задачу в дальнейшей регулярным частям Красной Армии.

studfiles.net

Мемориальный комплекс «Прорыв» | | Ушачский район | Ушачи | Новости Ушач | Новости Ушачского района

Мемориальный комплекс «Прорыв»

Ушачы, Ушачы, Ушачы,Партызанская сталіца,Пра якую ведае Масква!(Из песни партизан Полоцко-Лепельскойпартизанской зоны)

Полоцко-Лепельская партизанская зона – одна из самых крупных партизанских зон в Республике Беларусь, которую по праву можно назвать Партизанской республикой со столицей в г.п. Ушачи. Непокорённый край охватывал территорию более 3-х тысяч квадратных километров, где располагалось 1220 населенных пунктов, проживало около 80000 мирных жителей.

Партизанская республика не давала покоя оккупантам. Чтобы очистить свои тылы от партизан Полоцко-Лепельской зоны, гитлеровцы в декабре 1943 – феврале 1944 года предприняли 5 безрезультативных попыток. Тогда, весной 1944 года, были разработаны 2 карательные операции: «Праздник весны» и «Моросящий дождь». Против 17 тысяч партизан к границам партизанской зоны было стянуто более 60 тысяч карателей. 11 апреля 1944 года началась одна из самых значительных за всю историю Великой Отечественной войны карательная операция. 25 суток шли тяжелые неравные бои. В ночь с 4 на 5 мая партизаны осуществили легендарный прорыв огненного кольца, вышли из окружения и вывели 15 тыс. человек мирного населения.

Летом 1974 года на месте прорыва блокады партизанами был воздвигнут мемориальный комплекс «Прорыв» – памятник партизанской славы.

В 2015-2016 гг. проведена капитальная реконструкция с реставрацией и сейчас мемориальный комплекс «Прорыв» встречает нас в обновленном виде.

Весь ансамбль мемориального комплекса построен таким образом, что посетитель проходит по тому пути, в том направлении, в каком прорывались партизаны.

Основным элементом мемориального комплекса являются глыбы-пилоны, которые символизируют 60000 немецко-фашистских войск, которые должны были навсегда огнём и свинцом уничтожить партизанскую республику. Глыбы разорваны, что символизирует прорыв вражеской блокады. При реконструкции, торцевые стены 11-метровых глыб были полностью заменены.

Между стелами – фигура партизана, которая, как бы выхвачена из ряда атакующих, в момент последнего броска вперед. При реставрации фигуры партизана была заменена внутренняя арматура, подверженная коррозии, изменён постамент, на котором расположен партизан.

Важным элементом мемориального ансамбля является Братская могила, расположенная на верхней площадке мемориального комплекса. Здесь захоронено более 450 партизан, воинов Советской Армии и мирных жителей, погибших при прорыве вражеской блокады.

В ходе реконструкции многие элементы мемориального комплекса выполнили из гранита – символа стойкости, вечности. Преобладание красного гранита, подчеркивает тот факт, что стойкость эта стоила многих жизней.

Новым элементом мемориального комплекса является импровизированная «Партизанская деревня», посетив которую Вы сможете познакомиться с бытом партизан Ушаччины, побываете в партизанских землянках, сможете сфотографироваться с атрибутами военного времени.

Ещё одним новшеством мемориального комплекса является выставка военной техники, которая особенно интересна будет детям.

Приглашаем посетить обновлённый мемориальный комплекс «Прорыв» – памятник партизанской славы.

ЗАХОРОНЕННЫЕ НА МЕМОРИАЛЬНОМ КОМПЛЕКСЕ «ПРОРЫВ»

УВЕКОВЕЧЕНЫ НА МЕМОРИАЛЬНОМ КОМПЛЕКСЕ «ПРОРЫВ»

ИСТОРИЯ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ УШАЧСКОГО РАЙОНА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

ПРОРЫВ ВРАЖЕСКОЙ БЛОКАДЫ (11 АПРЕЛЯ – 5 МАЯ 1944 ГОДА)

Мероприятия, проводимые на мемориальном комплексе "Прорыв"

ushachi.vitebsk-region.gov.by

как в Ушачах хранят память о войне

Сегодня трудно поверить в события, происходившие в Ушачах во время Отечественной войны. Об этом хранят память немногочисленные участники тех событий и мемориальный комплекс, открытый в 70-х годах прошлого века.

Корреспондент Sputnik Павел Вур побывал в тех местах, где 75 лет назад была Полоцко-Лепельская партизанская зона — уникальное явление в партизанском движении Беларуси.

Операция "Звездочка"

Достаточно ли для развития и роста ребенка 80 граммов овсяного хлеба в день и щепотки соли? Конечно, нет. Этого достаточно лишь для того, чтобы он не умер с голоду. Но от детей, у которых брали кровь, большего и не требовалось.

Во время войны немцы нередко использовали сирот с оккупированных территорий в качестве доноров для своих солдат, поскольку детская кровь лучше усваивается взрослым организмом. Истощенных и измученных детей буквально обескровливали до смерти.

© Sputnik / Павел Вур

Береза, которую посадил губернатор в 2016 году

В конце 43-го одна из разведгрупп бойцов Полоцко-Лепельской партизанской зоны обнаружила множество детей в деревне Бельчицы под Полоцком, где размещался немецкий оккупационный гарнизон. Это были ребята разного возраста из Полоцкого детского дома №1, которых держали здесь как доноров крови.

Командование партизанской бригады имени Чапаева решило освободить их, вывезти на территорию, контролируемую партизанами, а затем переправить на Большую землю. Для этого была разработана операция "Звездочка". Партизаны настолько быстро и хорошо ее провели, что обошлось без перестрелки.

Детей направили вглубь "Партизанской республики", в деревню Словени. Там истощенных ребят откормили и стали готовить к переброске в советский тыл, поскольку гитлеровцы начали усиленную охоту на партизан.

"Перед тем как немцы окончательно взяли партизан в блокадное кольцо, пилоты Александр Мамкин и Дмитрий Кузнецов начали переправлять детей и раненых бойцов на самолетах через линию фронта. Операция растянулась на много дней. Рейс 10 апреля стал для Мамкина последним. При пересечении линии фронта его самолет подбили фашисты. По инструкции пилот должен был поднять машину высоко в небо и выпрыгнуть с парашютом. Но у него на борту было десять детей, двое раненых партизан и одна воспитательница, и поэтому он решил тянуть до конца", — рассказала Sputnik директор Ушачского музея народной славы им. В. Е. Лобанка Наталья Бугаева.

© Sputnik / Павел Вур

Землянки партизан были реконструированы по фотографиям

Когда Мамкин заходил на посадку, кабина была полностью охвачена огнем, и уже начинала прогорать перегородка, отделяющая его от пассажиров. Сажал самолет он с ногами, обуглившимися до костей, и с вплавившимися в лицо очками-"консервами". К детям пилот выбрался сам, но дальше передвигаться уже не мог. Последнее, что он спросил перед тем, как потерять сознание: "Дети живы?" Через шесть дней Александр Мамкин скончался. Потом врачи еще долго недоумевали, как с такими сильными ожогами летчик смог посадить самолет.

Как проходил легендарный прорыв

Операцию "Звездочка" провели бойцы Полоцко-Лепельской партизанской зоны, созданной осенью 1942 года. Зона занимала площадь около 3,2 тысячи квадратных километров с 1220 населенными пунктами, где проживало более 80 тысяч человек. На этой территории в немецком тылу образовалась необычная "Партизанская республика" со столицей в Ушачах. Там были свои заводы, электростанции и мастерские, а также три аэродрома. В республике действовала Советская власть, охраняли ее 17 партизанских бригад под общим командованием полковника Владимира Лобанка, и немцы долго не могли ее вновь оккупировать.

Партизаны постоянно проводили боевые и диверсионные операции, отвлекая на себя внимание немецких тыловых и военных частей. Только в декабре 1943 — феврале 1944 года фашисты пять раз безрезультатно пытались прорвать партизанскую оборону.

© Sputnik / Павел Вур

В каждой землянке у входа стоит печка-буржуйка

К весне 44-го года против партизан направили сразу две карательные экспедиции численностью более 60 тысяч человек, которые взяли Полоцко-Лепельскую зону в кольцо блокады. Кольцо быстро сжималось. К концу апреля 44-го года уцелевшие партизаны и часть мирных жителей оказались отрезанными в Матыринском лесу, недалеко от Ушачей. Командование приняло решение о прорыве, выводе мирного населения и соединении с частями Красной армии. Для атаки выбрали самый укрепленный немецкий участок, нападения на котором противник не ожидал…

"Мемориальный комплекс "Прорыв" сделан так, чтобы посетители шли по тому маршруту, по которому партизаны пробивались сквозь кольцо блокады. Тогда погибло более семи тысяч партизан и мирных жителей, но основную задачу они выполнили — ушли к своим. "Позже очевидцы рассказывали, что в речушке, которая протекала рядом, воды не осталось, была лишь кровь", — рассказала Наталья Бугаева.

Мемориальный комплекс воздвигли в 1974 году на месте легендарного прорыва. Рядом с ним — поле, которое, по сути, является братской могилой для пятисот человек, которых не удалось опознать.

В центре комплекса семиметровый бронзовый партизан, "разбивающий" огромную бетонную стену, которая символизирует собой кольцо блокады. Скульптура бойца выполнена так, чтобы первой привлекать внимание из любой точки, откуда бы на "Прорыв" ни смотрели.

© Sputnik / Павел Вур

Эта "45-тка" стояла у штаба Владимира Лобанка и принимала участие в боях

"В комплексе все символично, и дорога, по которой поднимаются приезжие, и роща из 16 дубов, высаженных в 1982 году партизанами бригад, участвовавших в прорыве, и композиция из трех винтовок "Последний партизанский привал", которая говорит о том, что многие бойцы нашли здесь "последний привал"… А береза, посаженная после реконструкции комплекса нашим губернатором, напоминает о каждом третьем белорусе, погибшем во время войны. Здесь вообще очень много символов", — завершила экскурсию директор музея.

В "Прорыве" символичны даже материалы, из которых изготовлен мемориал. По словам создателей, подвиг партизан достоин того, чтобы быть запечатленным навечно, и поэтому были выбраны бетон, бронза, силумин, мрамор и гранит.

В 2016 году провели реконструкцию "Прорыва". Появились макеты землянок: штабной и жилой, типография, лесная школа, а также участок для приготовления пищи. То есть в миниатюре был полностью воссоздан партизанский быт, причем делалось это по фотографиям.

Юный партизан, который станет художником

До сих пор в Ушачах есть живой свидетель легендарного прорыва. Это местный художник Демьян Крупеня, которому в этом году исполняется 90 лет.

© Sputnik / Павел Вур

Перед тем, как разложить карту с планом операции на столе, его нужно было обязательно чем-то застелить, иначе операция могла пройти неудачно

Вспоминая те времена, ему часто кажется, что все происходило не с ним, и он просто пересказывает военную кинохронику.

"В 41-м году я окончил пятый класс и думал, что уже стал совсем взрослым парнем. Помню, как 22 июня мы возвращались с речки и увидели, что на улице собралось много народу. Плакали женщины. Подумали, что кто-то умер, но нам сказали, что началась война. Поначалу у нас, четырнадцатилетних парней, было боевое настроение. Но потом, когда немцы начали убивать евреев, когда танкеткой утрамбовывали землю на их массовых могилах, мы почувствовали, что это страшно", — вспоминает Демьян Крупеня.

Тогда Крупеня и двое его друзей начали писать на вырванных из тетрадей страницах печатными буквами листовки, где призывали людей не верить фашистам и утверждали, что скоро Красная армия разобьет врага. Листовки эти подбрасывали в учреждения или приклеивали смолой на деревья.

Односельчане, читая их, были уверены, что это работа красноармейских разведчиков. Парни же так тщательно соблюдали конспирацию, что даже родственникам боялись признаться в своем авторстве.

Потом они выкопали в лесу землянку и начали изготавливать листовки наподобие печатных: вырезали буквы из картона, наклеивали на картонные листы, потом смазывали их сажей с керосином и делали оттиски. Но такие листовки были очень лаконичными.

Потом стали появляться первые партизанские отряды. Отец Демьяна ушел в партизаны, а сам он с друзьями носил бойцам еду, вывозил их за линию фронта. Ребята тоже хотели в отряд, но до 44-го года их туда из-за возраста не брали.  

© Sputnik / Павел Вур

Демьян Крупеня повидал многое, но остается жизнерадостным и активным человеком

Но в конце зимы Демьян все-таки попал в отряд. Во время прорыва ему и его другу чудом удалось выжить. Когда основные силы бросили в атаку, 20 человек, среди которых были и Демьян с другом, оставили прикрывать фланг. Немцы их отсекли и окружили. Затем фашисты стали прочесывать лес. Парней спас партизан, велевший им спрятаться в болоте, где друзья весь день и просидели под звуки перестрелки и канонаду взрывов.

Выбрались из болота уже под вечер, когда все стихло. Там, где их прикрывал старший товарищ, оказалась воронка от взрыва. Отправились искать своих.

…А спустя время Демьяна направили служить в разведку.

В конце войны Крупеню с пятью товарищами из отряда и несколькими женщинами отправили в Германию за скотом. Им предстояло пригнать через всю Европу стадо из трехсот коров. И они довели скот в целости и сохранности. Женщины по дороге доили коров, а ребята делали из молока масло и сметану, поскольку прихватили с собой сепаратор и маслобойку. Ели сами, сдавали в пункты приема для госпиталей, и за это им выдавали муку, хлеб, сахар, крупу. Тогда-то молодые люди и отъелись впервые после войны.

© Sputnik / Павел Вур

Демьяну Крупене вручили юбилейную медаль "100 лет Белорусской Армии" и военный китель

Ни дня без рисунка

После победы Демьяна Крупеню призвали служить в ВДВ в Кировоград. Там на художественный талант парня обратило внимание командование и назначило его заведующим ленинской комнаты.

"Я рисовал карандашом и акварелью еще до войны. Более того, мой отец тоже рисовал, он даже написал пером портреты наших. В военной части я написал свою первую настоящую картину. Мне разрешили ходить в изостудию и параллельно окончить школу при Доме офицеров, поэтому я "напрыгал" с парашютом меньше своих сослуживцев, всего 25 прыжков вместо 50, как у товарищей", — вспоминает Демьян Крупеня.

Когда молодой человек демобилизовался, ему дали адрес Заочного народного университета искусств в Москве, куда Крупеня и поступил на отделение рисунка и живописи. Потом он вернулся в Ушачский район, где проработал на разных должностях, от секретаря комсомольской организации до руководителя Дома культуры. Но постоянно, практически каждый день, Демьян Крупеня рисовал картины.

© Sputnik / Павел Вур

До весны картины Демьяна Крупени висят в холле музея как временная экспозиция, а к 90-летию художника будет организована его большая персональная выставка

Его любимое направление в живописи — реализм, а любимый художник — Шишкин. Большинство же современных направлений Крупеня считает преходящими, данью моде.

"Я периодически смотрю программы с аукционов. Так вот, картины, выполненные в жанре реализма, покупают сразу, а на многие современные абстрактные полотна ведущему приходится скидывать цену. Сами посудите, кому интересно вешать у себя дома всяких червей, квадраты, треугольники? У меня правнуки лучше рисуют", — улыбается Крупеня.

Художник рисует до сих пор. Многие его картины приобрели музеи Москвы, Минска, Полоцка, Ушачей. Работы Крупени выставлялись за рубежом, он награжден грамотами Верховного совета БССР. Но при этом в Союзе художников Демьян Крупеня так и не состоит.

"В 70-х из Москвы прислали бумагу почему-то в Минск, а не в Витебск о том, чтобы меня приняли в Союз художников. Меня вызвали в столицу и предупредили: поскольку я живу далеко в деревне, у меня будут постоянные проблемы с уплатой взносов, а также с заказами. И предложили не вступать в Союз, пообещав снабжать красками по первому требованию. Я согласился. И действительно, краски мне давали всякий раз, когда я приезжал в Минск, вплоть до развала СССР",  — говорит художник.

Демьян Крупеня считает, что это даже к лучшему, что он не состоял в Союзе художников, поскольку из-за постоянных заказов не смог бы заниматься творчеством для души. А сейчас у него более тысячи картин, большинство которых он подарил, поскольку художник — это призвание, а не профессия.

© Sputnik / Павел Вур

В партизанской республике старались вести полноценную жизнь, поэтому для детей строили лесные школы

В нынешнем году к 90-летнему юбилею Демьяна Крупени Ушачский музей Народной славы организует персональную выставку художника. А к столетию вооруженных сил Беларуси ветерану вручили юбилейную медаль и подарили военный китель.

…С каждым годом становится меньше тех, кто пережил и помнит войну. А тех, кто, невзирая на возраст, продолжает творить, как Демьян Крупеня, — и вовсе единицы. Так пусть же их память станет и нашей памятью, а наша искренняя благодарность навсегда остается с ними!

sputnik.by

Полоцко-Лепельская партизанская зона | Оборона

Внутренняя плоскость кольца трактована орденской лентой, выполненной из смальты с широкой палитрой красивых тонов. На ней начертано: «Слава воинам-освободителям!»

Одной из главных тем общей композиции комплекса являются лестницы, как белоснеж­ный венок опоясывающие по спирали склоны кургана. Они способствуют развитию простран­ственного решения, рождают остро восприни­маемый, запоминающийся образ. Кроме того, при всей статичности принятой архитектурной формы кургана, именно они создают динами­ку движения, устремления, качественно усили­вают и обогащают композицию в целом.

Для известного мастера белорусской скульптуры А. О. Бембеля героическая тема войны в творчестве занимает ведущее место. Достаточно вспомнить широко известные скульптурные портреты Героев Советского Союза: Н. Гастелло (1943), А. Матросова (1949), Д. Гуляева (1967), принесшие худож­нику всемирную известность. Его талантливо­му резцу также принадлежит широкая гале­рея портретов земляков-партизан, военачаль­ников. Лицевую сторону монумента на площади Победы в Минске украшает его го­рельефная композиция «9-е мая 1945» (1952—1954 гг.).

Все эти произведения отличаются высоко­художественным уровнем, индивидуальным творческим почерком белорусского ваятеля, внесшим огромный вклад в монументальную летопись прошедшей войны.

Известно, что в годы Великой Отечествен­ной войны партизанское движение в Белорус­сии было организованным и результативным. В тылу врага полыхало пламя всенародной борьбы. 370 тысяч бойцов насчитывали ряды партизан. К концу 1943 г. почти 60 % терри­тории республики находилось под контролем народных мстителей. Они локализовывали и контролировали основные магистрали, по ко­торым снабжались фашистские войска. Нелегко давались победы — враг был силен и кова­рен. Весной 1944 г. перед началом решитель­ного наступления советских войск германское командование предприняло крупную операцию по ликвидации партизанских сил в Белорус­сии, чтобы очистить тылы своих войск перед линией фронта. Так, в Полоцко-Лепельскую партизанскую зону противник направил кара­тельную экспедицию из регулярных отборных войск численностью в 60 тысяч человек с ар­тиллерией и авиацией. Партизаны проявляли мужество и упорство, массовый героизм. За 20 дней беспрерывных кровопролитных боев кольцо обороны 16 партизанских бригад со­кратилось с 230 до 20 километров. Напряже­ние нарастало. В ночь с 4 на 5 мая вблизи деревень Плино и Паперино партизаны реши­тельным штурмом прорвали блокаду. В обра­зовавшуюся брешь вместе с партизанами устре­мились повозки с ранеными, мирное населе­ние — старики, женщины, дети.

oborona.org