Поход дружины Ермака в Сибирь. Поход ермака


Поход Ермака

Ермолай Тимофеевич (1537-1585) был великим русским первооткрывателем Сибири. В истории он известен под именем Ермак. Поход Ермака помог русскому народу завоевать широкие просторы и богатства Сибири. Это был отважный и целеустремленный человек, который умел вести за собой. Его лидерские качества помогли ему не только оставить огромный след в истории великой страны, завоевать уважение своих противников.

Поход Ермака длился с 1582 года до 1585, а погиб он во время сражения с ханом Кучумом. Народ сложил много героических песен о нем. Ученым так и не удалось узнать настоящую фамилию героя. Люди его называли Ермолаем или Ермаком Тимофеевым, так как в то время многим русским давали имена по отцу, либо по кличке. Также у него было еще одно имя – это Ермолай Тимофеевич Токмак. Он обладал огромной физической силой, поистине богатырской.

В те времена в стране были голод и разруха, поэтому будущий герой был вынужден переселиться на Волгу и там нанялся на работу к престарелому казаку разнорабочим.

Это было в мирное время, а во время военных походов Ермак был оруженосцем. Он обучился ратному делу и даже приобрел собственное оружие. Вскоре благодаря своим физическим и умственным способностям Ермак становится атаманом.

В то время в Сибири проживало около 250 тыс. человек и она представляла значительный интерес для российского государства. Эта территория славилась своим богатством и первозданной красотой.

Но существовала и огромная проблема, связанная с Сибирью. Хан Кучум разорвал в те годы все отношения с Россией и периодически устраивал набеги на Урал, чем очень мешал его освоению. Восточная граница по приказу Ивана Грозного должна была укрепиться, куда для этого и был направлен атаман. Так началось завоевание Сибири Ермаком.

Войско атамана состояло из 600 солдат, которые обладали отличной подготовкой. Целью похода было завоевание и освоение Сибири. Ермаком было приложено максимум сил для достижения поставленной задачи.

В тех условиях только неожиданное наступление могло обеспечить успех. Основное сражение произошло 26 октября на реке Иртыш, где Ермак разбил татарские войска родственника Кучума и вступил в город Кашлык – столицу сибирского ханства. Хан Маметкул сумел скрыться, опасаясь расправы, но поход Ермака на этом не закончился.

Атаман завоевал княжество Назым и дошел со своим войском до Колпукольской волости, где произошла битва с князем Самаром, который был уничтожен. Немного позже Ермак заключил перемирие с князем из Нижнего Приобья. Этот князь стал управлять на этой территории от имени Ермака.

Позже был взят в плен и доставлен в Сибирь сам Маметкул.

Завоевание Сибири продолжалось. Казаки воевали с татарами, один за другим погибали люди Ермака, который в создавшейся ситуации вынужден был отправить в Москву 25 своих воинов-казаков просить помощи.

Истории известен факт, когда все воины похода на Сибирь были награждены царем. Также царь помиловал всех преступников, действовавших против государства, и дал обещание выслать на помощь войску Ермака 300 стрельцов.

Смерть царя Ивана Грозного спутала все планы атамана, царские обещания долго не выполнялись. Освоение Сибири Ермаком очутилось под угрозой, приобрело непредсказуемый характер.

Помощь подоспела слишком поздно. Отряды казаков к этому времени были уничтожены, а основной состав войска Ермака вместе с подоспевшими на помощь солдатами из Москвы заблокирован в Кашлыке 12 марта 1585 года. Еда не доставлялась. Людей осталось очень мало. Войску Ермака пришлось самостоятельно добывать себе провизию. Подобрав нужный момент, Кучум перебил людей Ермака, затем убил и атамана. Таким трагическим концом закончился поход Ермака.

О его подвиге написано много песен и преданий. Его героизм неоднократно описывался в различных литературных произведениях. Художники рисовали его образ, создавая великие полотна. Именем Ермака были названы многие выдающиеся места того времени.

Результаты завоевания Сибири оказались неоценимыми для Русского государства. На ее необъятных просторах стали жить крестьяне, были возведены новые города, а в русской казне появилось больше денежных сборов – налогов. Поход Ермака способствовал освоению новых богатых земель, расположенных за горами Урала.

fb.ru

Ермак Тимофеевич - Русская историческая библиотека

 

Сибирское ханство

Ханство или Царство Сибирское, завоеванием которого и прославился в русской истории Ермак Тимофеевич, было осколком обширной империи Чингисхана. Оно выделилось из среднеазиатских татарских владений, по-видимому не ранее XV века – в ту же эпоху, когда слагались особые царства Казанское и Астраханское, Хивинское и Бухарское. Сибирская орда, по-видимому, находилась в ближайшем родстве с Ногайской. Она называлась прежде Тюменской и Шибанской. Последнее название указывает, что здесь господствовала та ветвь Чингизидов, которая происходила от Шейбани, одного из сыновей Джучи и брата Батыя, и которая властвовала в Средней Азии. Одна отрасль Шейбанидов основала особое царство в степях Ишимских и Иртышских и распространила его пределы до Уральского хребта и Оби. За век до Ермака, при Иване III, шейбанский хан Ивак, подобно крымскому Менгли-Гирею, враждовал с золотоордынским ханом Ахматом и даже был его убийцей. Но и сам Ивак был убит соперником в собственной земле. Дело в том, что от Шибанской орды, еще прежде отделилась часть татар под предводительством знатного бека Тайбуги. Правда, преемники Тайбуги назывались не ханами, а только беками; право на высший титул принадлежало только потомству Чингисову, т. е. Шейбанидам. Преемники Тайбуги удалились со своей ордой далее на север, на Иртыш, где средоточием ее сделался городок Сибирь, пониже впадения Тобола в Иртыш, и где она подчинила себе соседних остяков, вогулов и башкир. Ивак был убит одним из преемников Тайбуги. Между сими двумя родами шла жестокая вражда, и каждый из них искал себе союзников в Бухарском царстве, Киргизской и Ногайской ордах и в Московском государстве.

Памятник Ермаку в Новочеркасске

Памятник Ермаку в Новочеркасске

 

Присяга Сибирского ханства Москве в 1550-1560-х

Этими внутренними междоусобиями и объясняется готовность, с которой князь Сибирских татар Едигер, потомок Тайбуги, признал себя данником Ивана Грозного. Ещё за четверть столетия до похода Ермака Тимофеевича, в 1555 году, послы Едигера явились в Москву и били челом, чтобы он принял Сибирскую землю под свою защиту и брал бы с нее дань. Едигер искал у Москвы поддержки в борьбе с Шейбанидами. Иван Васильевич принял сибирского князя под свою руку, наложил на него дань по тысяче соболей в год и отправил к нему Димитрия Непейцина привести к присяге жителей Сибирской земли и переписать черных людей; число их простиралось до 30 700. Но в последующие годы дань не была доставлена сполна; Едигер оправдывался тем, что его воевал шибанский царевич, который много людей увел в плен. Этот шибанский царевич и был будущим противник казаков Ермака Кучум, внук хана Ивака. Получив помощь от киргиз-кайсаков или ногаев, Кучум одолел Едигера, убил его и завладел Сибирским царством (около 1563). Вначале он также признал себя данником московского государя. Московское правительство признало за ним титул хана, как за прямым потомком Шейбанидов. Но, когда Кучум прочно утвердился в Сибирской земле и распространил магометанскую религию между своими татарами, он не только перестал платить дань, но и начал нападать на нашу северо-восточную украйну, принуждая соседних с ней остяков, вместо Москвы, платить дань ему самому. По всей вероятности, эти перемены к худшему на востоке произошли не без влияния неудач в Ливонской войне. Сибирское ханство вышло из-под верховной московской власти – это потом и сделало необходимым поход Ермака Тимофеевича в Сибирь.

 

Строгановы

Происхождение атамана Ермака Тимофеевича неизвестно. По одному преданию, он был родом с берегов Камы, по другому — уроженцем Качалинской станицы на Дону. Его имя, по мнению одних, есть изменение имени Ермолай, другие историки и летописцы производят его от Германа и Еремея. Одна летопись, считая имя Ермака прозвищем, дает ему христианское имя Василия. Ермак был сначала атаманом одной из многочисленных казацких шаек, разбойничавших на Волге и грабивших не только русских купцов и персидских послов, но и царские суда. К завоеванию Сибири ватага Ермака обратилась вслед за поступлением на службу к знаменитой фамилии Строгановых.

 

 

Предки нанимателей Ермака Строгановых, вероятно, принадлежали к новгородским фамилиям, которые колонизовали Двинскую землю, а в эпоху борьбы Новгорода с Москвой перешли на сторону последней. Они имели большие владения в Сольвычегском и Устюжском крае и нажили великие богатства, занимаясь соляным промыслом, а также ведя торговлю с инородцами пермяками и югрою, у которых выменивали дорогие меха. Главное гнездо этой фамилии находилось в Сольвычегодске. О богатствах Строгановых свидетельствует известие, что они помогли великому князю Василию Темному выкупиться из татарского плена; за что получили разные пожалования и льготные грамоты. При Иване III известен Лука Строганов; а при Василии III внуки этого Луки. Продолжая заниматься соляным промыслом и торговлей, Строгановы являются самыми крупными деятелями на поприще заселения северо-восточных земель. В царствование Ивана IV они распространяют свою колонизационную деятельность далеко на юго‑восток, на Прикамский край. В то время главой семьи является Аникий, внук Луки; но он, вероятно, был уже стар, и деятелями выступают его три сына: Яков, Григорий и Семен. Они выступают уже не простыми мирными колонизаторами закамских стран, но имеют свои военные отряды, строят крепости, вооружают их собственными пушками, отражают набеги враждебных инородцев. В качестве одного из таких отрядов и была чуть позже нанята ватага Ермака Тимофеевича. Строгановы представляли род феодальных владельцев на нашей восточной окраине. Московское правительство охотно предоставляло предприимчивым людям все льготы и права на оборону северо-восточных пределов.

 

Подготовка похода Ермака

Колонизационная деятельность Строгановых, чьим высшим выражением и стал вскоре поход Ермака, постоянно расширялась. В 1558 году Григорий Строганов бьет челом Ивану Васильевичу о следующем: в Великой Перми по обеим сторонам Камы-реки от Лысвы до Чусовой лежат места пустые, леса черные, не обитаемые и никому не отписанные. Челобитчик просит пожаловать Строгановым это пространство, обещая поставить там город, снабдить его пушками, пищалями, чтобы оберегать государеву отчину от ногайских людей и от иных орд; просит дозволения в этих диких местах лес рубить, пашню пахать, дворы ставить, людей неписьменных и нетяглых призывать. Грамотой от 4 апреля того же года царь пожаловал Строгановым земли по обеим сторонам Камы на 146 верст от устья Лысвы до Чусовой, с просимыми льготами и правами, позволил заводить слободы; освободил их на 20 лет от платежа податей и от земских повинностей, а также от суда пермских наместников; так что право суда над слобожанами принадлежало тому же Григорию Строганову. На этой грамоте подписались окольничие Федор Умного и Алексей Адашев. Таким образом, энергичные усилия Строгановых стояли не без связи с деятельностью Избранной рады и Адашева, лучшего советника первой половины царствования Грозного.

Поход Ермака Тимофеевича был хорошо подготовлен этим энергичным русским освоением Приуралья. Григорий Строганов построил городок Канкор на правой стороне Камы. Спустя шесть лет, он испросил позволения построить другой городок, на 20 верст ниже первого на Каме же, наименованный Кергеданом (впоследствии он назывался Орлом). Эти городки были обнесены крепкими стенами, вооружены огнестрельным нарядом и имели гарнизон, составленный из разных вольных людей: тут были русские, литовцы, немцы и татары. Когда учредилась опричнина, Строгановы просили царя, чтобы их города были причислены в опричнину, и эта их просьба была исполнена.

В 1568 году старший брат Григория Яков Строганов бьет челом царю об отдаче ему на таких же основаниях всего течения реки Чусовой и двадцативерстное расстояние по Каме ниже устья Чусовой. Царь согласился на его просьбу; только льготный срок был теперь назначен десятилетний (следовательно, он кончался в одно время с предыдущим пожалованием). Яков Строганов поставил острожки по Чусовой и завел слободы, которые оживили этот безлюдный край. Ему пришлось и оборонять край от набегов соседних инородцев – причина, по которой Строгановы и призвали затем к себе казаков Ермака. В 1572 году в земле Черемисской вспыхнул бунт; толпа черемис, остяков и башкир, вторглась в Прикамье, разграбила суда и побила несколько десятков торговых людей. Но ратные люди Строгановых усмирили бунтовщиков. Черемис поднимал против Москвы сибирский хан Кучум; он же запрещал остякам, вогулам и югре платить ей дань. В следующем 1573 году племянник Кучума Магметкул приходил с войском на Чусовую и побил много остяков, московских даньщиков. Однако он не посмел напасть на Строгановские городки и ушел обратно за Каменный пояс (Урал). Извещая о том царя, Строгановы просили разрешения распространить свои поселения за Поясом, построить городки по реке Тоболу и его притокам и заводить там слободы с теми же льготами, обещая взамен не только оборонять московских даньщиков остяков и вогулов от Кучума, но воевать и подчинять самих Сибирских татар. Грамотой от 30 мая 1574 года Иван Васильевич исполнил и эту просьбу Строгановых, на сей раз с двадцатилетним льготным сроком.

 

Прибытие казаков Ермака к Строгановым (1579)

Но около десяти лет намерение Строгановых распространить русскую колонизацию за Урал не осуществлялось, пока на сцену действия не выступили казацкие дружины Ермака.

По словам одной Сибирской летописи, в апреле 1579 Строгановы послали грамоту к казацким атаманам, разбойничавшим на Волге и Каме, и приглашали их к себе в Чусовые городки на помощь против сибирских татар. Место братьев Якова и Григория Аникиевых тогда уже заступили их сыновья: Максим Яковлевич и Никита Григорьевич. Они и обратились с помянутой грамотой к волжским казакам. На их призыв откликнулись пять атаманов: Ермак Тимофеевич, Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк, которые прибыли к ним со своими сотнями летом того же года. Главным вождем этой казацкой дружины явился Ермак, чьё имя затем стало рядом с именами его старших современников, завоевателями Америки Кортесом и Писарро.

Мы не имеем точных сведений о происхождении и предыдущей жизни этого замечательного лица. Есть только темное предание о том, что дед Ермака был посадский человек из Суздаля, занимавшийся извозом; что сам Ермак, в крещении Василий (или Герма), родился где-то в Прикамье, отличался телесной силой, отвагой и даром слова; в молодости работал в стругах, ходивших по Каме и Волге, а потом сделался атаманом разбойников. Нет никаких прямых указаний на то, чтобы Ермак принадлежал собственно к Донскому казачеству; скорее, это был уроженец северо-восточной Руси, предприимчивостью, опытностью и удалью воскресивший тип древнего новгородского повольника.

Казацкие атаманы пробыли два года в Чусовых городках, помогая Строгановым обороняться от инородцев. Когда мурза Бекбелий с толпой вогуличей напал на Строгановские деревни, казаки Ермака разбили его и взяли в плен. Казаки сами нападали на вогуличей, вотяков и пелымцев и так приготовили себя к большому походу на Кучума.

Трудно сказать, кому именно принадлежал главный почин в этом предприятии. Одни летописи говорят, что Строгановы послали казаков покорять Сибирское царство. Другие – что казаки, с Ермаком во главе, самостоятельно предприняли этот поход; причем угрозами заставили Строгановых снабдить их нужными запасами. Возможно, почин был обоюдный, но со стороны казаков Ермака более добровольный, а со стороны Строгановых более вынужденный обстоятельствами. Казацкая дружина вряд ли могла долго нести скучную сторожевую службу в Чусовых городках и довольствоваться скудной добычей в соседних инородческих краях. По всей вероятности, она скоро сделалась бременем для самого строгановского края. Преувеличенные известия о речном раздолье за Каменным Поясом, о богатствах Кучума и его татар и, наконец, жажда подвигов, которыми можно было бы смыть с себя прошлые грехи – все это возбудило желание идти в малоизведанную страну. Ермак Тимофеевич, вероятно, был главным двигателем всего предприятия. Строгановы же избавлялись от беспокойной толпы казаков и исполняли давнюю мысль свою собственную и московского правительства: о перенесении борьбы с Сибирскими татарами за Уральский хребет и наказании отпавшего от Москвы хана.

 

Начало похода Ермака (1581)

Строгановы снабдили казаков провиантом, а также ружьями и порохом, дали им еще 300 человек из собственных ратных людей, в числе которых кроме русских были наемные литовцы, немцы и татары. Казаков было 540. Следовательно, всего отряда было более 800 человек. Ермак и казаки сознавали, что успех похода был бы невозможен без строгой дисциплины; потому за нарушение её атаманы установили наказания: ослушников и беглецов положено было топить в реке. Предстоявшие опасности сделали казаков их богомольными; говорят, что Ермака сопровождали три священника и один монах, которые ежедневно совершали божественную службу. Приготовления потребовали немало времени, так что поход Ермака начался довольно поздно, уже в сентябре 1581 года. Воины отплыли вверх по Чусовой, после нескольких дней плавания вошли в ее приток, Серебрянку, и достигли волока, который отделяет систему реки Камы от Обской системы. Пришлось употребить немало трудов, чтобы перебраться через этот волок и спуститься в речку Жеравлю; немало лодок так и застряло на волоке. Наступило уже холодное время, реки стали покрываться льдом, и около волока казаки Ермака должны были зазимовать. Они поставили острожек, откуда одна их часть предпринимала поиски в соседние вогульские края за припасами и добычей, а другая изготовляла все нужное для весеннего похода. Когда наступило половодье, дружина Ермака рекой Жеравлею спустилась в речки Баранчу, а потом в Тагил и в Туру, приток Тобола, вступив в пределы Сибирского ханства. На Туре стоял остяцко-татарский юрт Чингиди (Тюмень), которым владел родственник или данник Кучума, Епанча. Тут произошла первая битва, которая окончилась совершенным поражением и бегством епанчинских татар. Турой казаки Ермака вошли в Тобол и на устье Тавды имели удачное дело с татарами. Беглецы татарские принесли Кучуму вести о пришествии русских воинов; причем оправдывали свое поражение действием незнакомых им ружей, которые считали особыми луками: «когда русские стреляют из луков своих, тогда от них пашет огонь; стрел не видно, а раны наносят смертельные, и никакими ратными сбруями невозможно от них ущититься». Вести эти опечалили Кучума, тем более, что разные знамения, уже предрекали ему приход русских и падение его царства.

Хан, однако, не терял времени, собрал отовсюду татар, подвластных остяков и вогулов и послал их под начальством своего близкого родственника, храброго царевича Магметкула, навстречу казакам. А сам устроил укрепления и засеки около устья Тобола, под Чувашевой горой, чтобы преградить Ермаку доступ к своей столице, городку Сибири, расположенному на Иртыше, несколько ниже впадения в него Тобола. Последовал ряд кровопролитных битв. Магметкул сначала встретил казаков Ермака Тимофеевича около урочища Бабасаны, но ни конница татарская, ни стрелы не устояли против казаков и их пищалей. Магметкул бежал к засеке под Чувашевой горой. Казаки поплыли далее по Тоболу и дорогой овладели улусом карачи (главного советника) Кучума, где нашли склады всякого добра. Достигнув устья Тобола, Ермак сначала уклонился от помянутой засеки, повернул вверх по Иртышу, взял на его берегу городок мурзы Атика и расположился тут на отдых, обдумывая дальнейший план.

 

Поход Ермака 

 

Карта Сибирского ханства и похода Ермака

 

 

Взятие Ермаком города Сибири

Большое скопище неприятелей, укрепившихся под Чувашевым, заставило Ермака призадуматься. Собрался казачий круг для решения: идти ли вперед или воротиться. Некоторые советовали отступить. Но более мужественные напоминали Ермаку Тимофеевичу данный перед походом обет стоять скорее пасть до единого человека, чем со срамом бежать назад. Уже наступала глубокая осень (1582), скоро реки должны были покрыться льдом, и обратное плавание делалось крайне опасным. 23 октября поутру казаки Ермака вышли из городка. При кликах: «Господи, помози рабам своим!» они ударили на засеку, и начался упорный бой.

 

Покорение Сибири Ермаком - фрагмент 3

 

Покорение Сибири Ермаком. Картина В. Сурикова, 1895. Фрагмент

 

Неприятели встретили нападающих тучей стрел и многих переранили. Несмотря на отчаянные приступы, отряд Ермака не мог одолеть укрепления и начал изнемогать. Татары, считая себя уже победителями, сами в трех местах разломали засеку и сделали вылазку. Но тут в отчаянной рукопашной татары были побеждены и бросились назад; русские ворвались в засеку. Остяцкие князьки первые покинули поле боя и с своими толпами ушли домой. Раненый Магметкул спасся в лодке. Кучум наблюдал за битвой с вершины горы и приказывал мусульманским муллам читать молитвы. Увидев бегство всего войска, он и сам поспешил в свою столицу Сибирь; но не остался в ней, ибо уже некому было оборонять ее; а бежал на юг в Ишимские степи. Узнав о бегстве Кучума, 26 октября 1582 года Ермак с казаками вошел в пустой город Сибирь; здесь они нашли ценную добычу, много золота, серебра, и особенно мехов. Спустя несколько дней жители начали возвращаться: первым пришел остяцкий князек со своими людьми и принес Ермаку Тимофеевичу и его дружине дары и съестные припасы; затем мало-помалу возвращались и татары.

 

Покорение Сибири Ермаком - Суриков

 

Покорение Сибири Ермаком. Картина В. Сурикова, 1895

 

Итак, после неимоверных трудов отряд Ермака Тимофеевича водрузил русские знамена в столице Сибирского царства. Хотя огнестрельное оружие давало ему сильное преимущество, однако нельзя забывать, что на стороне врагов было огромное численное превосходство: по словам летописей, Ермак имел против себя в 20 и даже в 30 раз больше неприятелей. Только необычайная крепость духа и тела помогли казакам одолеть столько врагов. Дальние походы по незнакомым рекам показывают, до какой степени казаки Ермака Тимофеевича были закалены в лишениях, привычны к борьбе с северной природой.

 

Ермак и Кучум

Завоеванием Кучумовой столицы, однако, война далеко не кончилась. Сам Кучум не считал потерянным свое царство, которое наполовину состояло из кочевых и бродячих инородцев; обширные соседние степи давали ему надежное убежище; отсюда он делал внезапные нападения на казаков, и борьба с ним затянулась надолго. Особенно опасен был предприимчивый царевич Магметкул. Уже в ноябре или декабре того же 1582 он подстерег небольшой отряд казаков, занимавшихся рыбной ловлей, и почти всех перебил. Это была первая чувствительная потеря. Весной 1583 Ермак узнал от одного татарина, что Магметкул расположился станом на реке Вагае (приток Иртыша между Тоболом и Ишимом), верст за сто от города Сибири. Посланный против него отряд казаков внезапно напал ночью на его стан, многих татар убил, а самого царевича захватил в плен. Потеря храброго царевича на время обезопасила казаков Ермака от Кучума. Но число их уже сильно убавилось; запасы истощились, тогда как предстояло еще много трудов и битв. Была настоятельная нужда в русской помощи.

 

Покорение Сибири Ермаком - фрагмент 2

 

Покорение Сибири Ермаком. Картина В. Сурикова, 1895. Фрагмент

 

Сразу по взятии города Сибири Ермак Тимофеевич и казаки отправили к Строгановым вести о своих успехах; а потом послали к самому царю Ивану Васильевичу атамана Ивана Кольцо с дорогими сибирскими соболями и просьбой прислать им царских ратников на помощь.

 

Казаки Ермака в Москве у Ивана Грозного

Меж тем, пользуясь, что в Пермском краю после ухода ватаги Ермака оставалось мало ратных людей, какой-то пелымский (вогульский) князь пришел с толпами остяков, вогулов и вотяков, доходил до Чердыни, главного города этого края, потом обратился на Камское Усолье, Канкор, Кергедан и Чусовские городки, выжигая окрестные села и забирая в плен крестьян. Без Ермака Строгановы едва отстояли от неприятелей свои городки. Чердынский воевода Василий Пелепелицын, может быть, недовольный привилегиями Строгановых и их неподсудностью себе, в донесении царю Ивану Васильевичу свалил вину опустошения Пермского края на Строгановых: они-де без царского указа призвали в свои остроги воровских казаков Ермака Тимофеевича и других атаманов, на вогуличей и Кучума посылали и их задрали. Когда же пришел пелымский князь, государевым городам своими ратными людьми не помогли; а Ермак, вместо того, чтобы оборонять Пермскую землю, пошел воевать на восток. Строгановым отправлена была из Москвы немилостивая царская грамота, помеченная 16 ноября 1582 года. Повелевалось Строгановым впредь казаков у себя не держать, а волжских атаманов, Ермака Тимофеевича с товарищами, прислать в Пермь (т. е. Чердынь) и Камское Усолье, где они должны стоять не вместе, а разделясь; у себя же позволялось оставить не более ста человек. Если же этого не будет в точности исполнено и опять над пермскими местами учинится какая беда от вогулов и сибирского салтана, то на Строгановых будет наложена «большая опала». В Москве, очевидно, не знали ничего о сибирском походе и требовали присылки в Чердынь Ермака с казаками, которые уже располагались на берегах Иртыша. Строгановы были «в великой печали». Они понадеялись на данное им прежде разрешение заводить городки за Каменным Поясом и воевать сибирского салтана, а потому и отпустили туда казаков, не сносясь ни с Москвой, ни с пермским воеводой. Но вскоре подоспела весть от Ермака с товарищами об их необыкновенной удаче. С нею Строгановы лично поспешили в Москву. А потом прибыло туда и казацкое посольство во главе с атаманом Кольцо (когда-то осужденным на смерть за разбои). Разумеется, об опалах не могло быть более и речи. Государь принял атамана и казаков ласково, наградил деньгами и сукнами и опять отпустил в Сибирь. Говорят, что Ермаку Тимофеевичу он послал шубу со своего плеча, серебряный кубок и два панциря. На подкрепление им он потом отправил князя Семена Волховского и Ивана Глухова с несколькими сотнями ратных людей. Пленный царевич Магметкул, привезённый в Москву, был пожалован вотчинами и занял место между служилыми татарскими князьями. Строгановы получили новые торговые льготы и еще два земельных пожалования, Большую и Малую Соль.

 

Прибытие к Ермаку отрядов Волховского и Глухова (1584)

Кучум, потеряв Магметкула, был отвлечен и возобновившейся борьбой с родом Тайбуги. Казаки Ермака тем временем докончили обложение данью остяцких и вогульских волостей, входивших в Сибирское ханство. Из города Сибири они ходили по Иртышу и Оби, на берегах последней взяли остяцкий город Казым; но тут на приступе потеряли одного из своих атаманов, Никиту Пана. Число отряда Ермака сильно убавилось; от него едва ли осталась и половина. С нетерпением ждал Ермак помощи из России. Только осенью 1584 года приплыли на стругах Волховской и Глухов: но они привезли не более 300 человек – помощь слишком недостаточная для упрочения за Россией такого обширного пространства. На верность только что покоренных местных князьков нельзя было положиться, а непримиримый Кучум еще действовал во главе своей орды. Ермак с радостью встретил московских ратных людей, но приходилось разделить с ними скудные съестные запасы; зимой от недостатка продовольствия открылась смертность в городе Сибири. Умер и князь Волховской. Только весной, благодаря обильному улову рыбы, дичи, а также хлебу и скоту, доставленным от окрестных инородцев, люди Ермака оправились от голода. Князь Волховской, по-видимому, был назначен сибирским воеводой, которому казацкие атаманы должны были сдать город и подчиниться, и смерть его избавляла русских от неизбежного соперничества и несогласия начальников; ибо едва ли атаманы охотно отказались бы от своей первенствующей роли в новозавоеванной земле. Со смертью Волховского Ермак снова стал во главе соединенного казацко-московского отряда.

 

Гибель Ермака

Доселе удача сопровождала почти все предприятия Ермака Тимофеевича. Но счастье, наконец, стало изменять. Продолжительная удача ослабляет постоянную предосторожность и порождает беспечность, причину бедственных неожиданностей.

 

 

Один из местных князьков-данников, карача, т. е. бывший ханский советник, задумал измену и прислал к Ермаку послов с просьбой оборонить его от ногаев. Послы присягнули, что не мыслят никакого зла против русских. Атаманы поверили их клятве. Иван Кольцо и с ним сорок казаков отправились в городок карачи, были ласково приняты, и потом вероломно все умерщвлены. Для отмщения за них Ермак послал отряд с атаманом Яковом Михайловым; но и этот отряд был истреблен. После того окрестные инородцы склонились на увещания карачи и подняли восстание против русских. С большой толпой карача осадил самый город Сибирь. Весьма возможно, что он находился в тайных сношениях с Кучумом. Дружина Ермака, ослабленная потерями, принуждена была выдерживать осаду. Последняя затянулась, и русские уже испытывали сильный недостаток в съестных припасах: карача надеялся выморить их голодом.

Но отчаяние придает решимости. В одну июньскую ночь казаки разделились на две части: одна осталась с Ермаком в городе, а другая с атаманом Матвеем Мещеряком незаметно вышла в поле и прокралась к стану карачи, стоявшему за несколько верст от города отдельно от прочих татарских. Много неприятелей было избито, сам карача едва спасся бегством. На рассвете, когда в главном стане осаждавших узнали о вылазке казаков Ермака, толпы неприятелей поспешили на помощь караче и окружили малочисленную дружину казаков. Но Ермак огородился карачинским обозом и встретил врагов ружейным огнем. Дикари не выдержали и рассеялись. Город освободился от осады, окрестные племена снова признали себя нашими данниками. После того Ермак предпринял удачный поход вверх по Иртышу, может быть, для поиска за Кучумом. Но неутомимый Кучум был неуловим в своих Ишимских степях и строил новые козни.

 

Покорение Сибири Ермаком - фрагмент 1

 

Покорение Сибири Ермаком. Картина В. Сурикова, 1895. Фрагмент

 

Едва Ермак Тимофеевич воротился в город Сибирь, как пришло известие, будто караван бухарских купцов шел в город с товарами, но где-то остановился, ибо Кучум не дает ему дороги! Возобновление торговли со средней Азией было весьма желанно для казаков Ермака, которые на собранные с инородцев меха могли бы выменивать шерстяные и шелковые ткани, ковры, оружие, пряности. Ермак в первых числах августа 1585 года лично с небольшим отрядом поплыл навстречу купцам вверх по Иртышу. Казацкие струги достигли устья Вагая, однако, никого не встретив, поплыли назад. В один темный, бурный вечер Ермак пристал к берегу и тут нашел свою погибель. Подробности ее полулегендарны, но не лишены некоторого правдоподобия.

Казаки Ермака пристали к острову на Иртыше, а потому, считая себя в безопасности, погрузились в сон, не поставив стражи. Между тем Кучум был рядом. (Весть о небывалом бухарском караване едва ли не была пущена им, чтобы заманить Ермака в засаду.) Его лазутчики донесли хану о ночлеге казаков. У Кучума был один татарин, осужденный на смерть. Хан послал его искать конского броду на остров, обещая помилование в случае удачи. Татарин перебрел реку и воротился с вестью о полной беспечности людей Ермака. Кучум сначала не поверил и велел принести доказательство. Татарин отправился в другой раз и принес три казацких пищали и три лядунки с порохом. Тогда Кучум послал на остров толпу татар. При шуме дождя и вое ветра татары прокрались к стану и принялись избивать сонных казаков. Проснувшийся Ермак бросился в реку к стругу, но попал в глубокое место; имея на себе железную броню, он не смог выплыть и утонул. При сем внезапном нападении весь казацкий отряд был истреблен вместе с своим вождем. Так погиб этот русский Кортес и Писарро, храбрый, «велеумный» атаман Ермак Тимофеевич, как его называют сибирские летописи, из разбойников превратившийся в героя, которого слава никогда не изгладится из народной памяти.

Два важных обстоятельства помогли русской дружине Ермака при завоевании Сибирского ханства: с одной стороны, огнестрельное оружие и военная закалка; с другой – внутреннее состояние самого ханства, ослабленного междоусобиями и недовольством местных язычников против насильно вводимого Кучумом мусульманства. Сибирские шаманы с их идолами неохотно уступали место магометанским муллам. Но третья важная причина успеха – личность самого Ермака Тимофеевича, его неодолимое мужество, знание военного дела и железная сила характера. О последней ясно свидетельствует дисциплина, которую Ермак сумел водворить в своей дружине казаков, с их буйными нравами.

 

Отступление остатков дружин Ермака из Сибири

Гибель Ермака подтвердила, что он был главным двигателем всего предприятия. Когда весть о ней достигла города Сибири, оставшиеся казаки тотчас решили, что без Ермака, при своей малочисленности, не смогут держаться посреди ненадежных туземцев против Сибирских татар. Казаки и московские ратники, в числе не более полутораста человек, немедленно покинули город Сибирь с стрелецким главой Иваном Глуховым и Матвеем Мещеряком, единственным оставшимся из пяти атаманов; дальним северным путем по Иртышу и Оби они отправились обратно за Камень (Уральский хребет). Едва русские очистили Сибирь, как Кучум послал сына Алея занять свой стольный город. Но он недолго здесь удержался. Выше мы видели, что владевший Сибирью князь Тайбугина рода Едигер и брат его Бекбулат погибли в борьбе с Кучумом. Маленький сын Бекбулата, Сейдяк, нашел убежище в Бухаре, вырос там и явился мстителем за отца и дядю. При помощи бухарцев и киргизов, Сейдяк победил Кучума, изгнал Алея из Сибири и сам завладел этим стольным городом.

 

Прибытие отряда Мансурова и упрочение русского покорения Сибири

Татарское царство в Сибири было восстановлено, и завоевание Ермака Тимофеевича казалось утраченным. Но русские уже изведали слабость, разноплеменность этого царства и его естественные богатства; они не замедлили вернуться.

Правительство Федора Ивановича отправляло в Сибирь один отряд за другим. Еще не зная о гибели Ермака, московское правительство летом 1585 года послало ему на помощь воеводу Ивана Мансурова с сотней стрельцов и – что особенно важно – с пушкой. На этом походе с ним соединились пошедшие было назад за Урал остатки отрядов Ермака и атаман Мещеряк. Найдя город Сибирь уже занятым татарами, Мансуров проплыл мимо, спустился по Иртышу до впадения в Обь и построил здесь городок для зимовки.

На сей раз дело покорения пошло легче с помощью опыта и по проложенным Ермаком путям. Окрестные остяки попытались взять русский городок, но были отбиты. Тогда они принесли своего главного идола и начали творить ему жертвы, прося помощи против христиан. Русские навели на него свою пушку, и дерево вместе с идолом было разбито в щепы. Остяки в страхе рассеялись. Остяцкий князь Лугуй, который владел шестью городками по Оби, первый из местных владетелей отправился в Москву бить челом, чтобы государь принял его в число своих данников. С ним обошлись ласково и наложили на него дань в семь сороков соболей.

 

Основание Тобольска

Победы Ермака Тимофеевича не прошли даром. Вслед за Мансуровым прибыли в Сибирскую землю воеводы Сукин и Мясной и на реке Туре, на месте старого городка Чингия, построили крепость Тюмень и в ней воздвигли христианский храм. В следующем 1587 году, после прибытия новых подкреплений, голова Данила Чулков отправился из Тюмени далее, спустился по Тоболу до его устья и здесь на берегу Иртыша основал Тобольск; этот город сделался средоточием русских владений в Сибири, благодаря своему выгодному положению в узле сибирских рек. Продолжая дело Ермака Тимофеевича, московское правительство и здесь употребило обычную свою систему: распространять и упрочивать свое владычество постепенным построением крепостей. Сибирь, вопреки опасениям, не была утрачена для русских. Героизм горстки казаков Ермака открыл путь для великого российского расширения на восток – до самого Тихого океана.

 

Статьи и книги о Ермаке

Соловьёв С. М.. История России с древнейших времён. Т. 6. Глава 7 – «Строгановы и Ермак»

Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. 21 – Ермак Тимофеевич

Кузнецов Е. В. Начальная пиитика о Ермаке. Тобольские губернские ведомости,  1890

Кузнецов Е. В. Библиография Ермака: Опыт указания малоизвестных сочинений на русском и частью на иностранных языках о покорителе Сибири. Тобольск, 1891

Кузнецов Е. В. Об очерке А. В. Оксёнова «Ермак в былинах русского народа». Тобольские губернские ведомости, 1892

Кузнецов Е. В. К сведениям о знамёнах Ермака. Тобольские губернские ведомости, 1892

Оксенов А. В. Ермак в былинах русского народа. Исторический вестник, 1892

Статья «Ермак» в Энциклопедическом словаре Брокгауз-Ефрон (Автор – Н. Павлов-Сильванский)

Атаман Ермак Тимофеевич покоритель Сибирского царства. М., 1905

Фиалков Д. Н. О месте гибели и захоронения Ермака. Новосибирск, 1965

Сутормин А. Г. Ермак Тимофеевич (Аленин Василий Тимофеевич). Иркутск, 1981

Дергачёва-Скоп Е. Краткие повести о походе Ермака в Сибирь – Сибирь в прошлом, настоящем и будущем. Вып. III. Новосибирск, 1981

Колесников А. Д. Ермак. Омск, 1983

Скрынников Р. Г. Сибирская экспедиция Ермака. Новосибирск, 1986

Бузукашвили М. И. Ермак. М., 1989

Копылов Д. И. Ермак. Иркутск, 1989

Софронов В. Ю. Поход Ермака и борьба за ханский престол в Сибири. Тюмень, 1993

Козлова Н. К. О «чуди», татарах, Ермаке и сибирских курганах. Омск, 1995

Солодкин Я. Г. К изучению летописных источников о сибирской экспедиции Ермака. Тюмень, 1996

Крекнина Л. И. Тема Ермака в творчестве П. П. Ершова. Тюмень, 1997

Катаргина М. Н. Сюжет о гибели Ермака: летописные материалы. Тюмень, 1997

Софронова М. Н. О мнимом и реальном в портретах сибирского атамана Ермака. Тюмень, 1998

Шкерин В. А. Сылвенский поход Ермака: ошибка или поиск пути в Сибирь? Екатеринбург, 1999

Солодкин Я. Г. К спорам о происхождении Ермака. Екатеринбург, 1999

Солодкин Я. Г. Был ли двойник у Ермака Тимофеевича? Югра, 2002

Закшаускене Е. Знак с кольчуги Ермака. М., 2002

Катанов Н. Ф. Предание тобольских татар о Кучуме и Ермаке – Тобольский хронограф. Сборник. Вып. 4. Екатеринбург, 2004

Панишев Е. А. Гибель Ермака в татарских и русских легендах. Тобольск, 2003

Скрынников Р. Г. Ермак. М., 2008

© Авторское право на данную статью «Ермак» принадлежит владельцу сайта «Русская историческая библиотека». Её электронное и бумажное копирование без согласия правообладателя запрещено!

rushist.com

Походы Ермака

Ханство или Царство Сибирское, завоеванием которого и прославился в русской истории Ермак Тимофеевич, было осколком обширной империи Чингисхана. Оно выделилось из среднеазиатских татарских владений, по-видимому не ранее XV века — в ту же эпоху, когда слагались особые царства Казанское и Астраханское, Хивинское и Бухарское.

Происхождение атамана Ермака Тимофеевича неизвестно. По одному преданию, он был родом с берегов Камы, по другому — уроженцем Качалинской станицы на Дону. Ермак был атаманом одной из многочисленных казацких шаек, разбойничавших на Волге. Завоевывать Сибирь дружина Ермака пошла после поступления на службу к знаменитой фамилии Строгановых.

Предки нанимателей Ермака Строгановых, вероятно, принадлежали к новгородским фамилиям, которые колонизовали Двинскую землю. Они имели большие владения в Сольвычегском и Устюжском крае и нажили богатства, занимаясь соляным промыслом, а также ведя торговлю с пермяками и югрою. Строгановы являлись самыми крупными деятелями на поприще заселения северо-восточных земель. В царствование Ивана IV они распространили свою колонизационную деятельность далеко на юго-восток, на Прикамский край.

Колонизационная деятельность Строгановых постоянно расширялась. В 1558 году Григорий Строганов бил челом Ивану Васильевичу о следующем: в Великой Перми по обеим сторонам Камы-реки от Лысвы до Чусовой лежат места пустые, леса черные, не обитаемые и никому не отписанные. Челобитчик просил пожаловать Строгановым это пространство, обещая поставить там город, снабдить его пушками, пищалями, чтобы оберегать государеву отчину от ногайских людей и от иных орд. Грамотой от 4 апреля того же года царь пожаловал Строгановым земли по обеим сторонам Камы на 146 верст от устья Лысвы до Чусовой, с просимыми льготами и правами, позволил заводить слободы; освободил их на 20 лет от платежа податей и от земских повинностей. Григорий Строганов построил городок Канкор на правой стороне Камы. Спустя шесть лет, он испросил позволения построить другой городок, на 20 верст ниже первого на Каме же, наименованный Кергеданом (впоследствии он назывался Орлом). Эти городки были обнесены крепкими стенами, вооружены огнестрельным нарядом и имели гарнизон, составленный из разных вольных людей: тут были русские, литовцы, немцы и татары. В 1568 году старший брат Григория Яков Строганов бил челом царю об отдаче ему на таких же основаниях всего течения реки Чусовой и двадцативерстное расстояние по Каме ниже устья Чусовой. Царь согласился на его просьбу. Яков поставил острожки по Чусовой и завел слободы, которые оживили этот безлюдный край. Ему пришлось и оборонять край от набегов соседних инородцев.

В 1572 году в земле Черемисской вспыхнул бунт; толпа черемис, остяков и башкир, вторглась в Прикамье, разграбила суда и побила несколько десятков торговых людей. Но ратные люди Строгановых усмирили бунтовщиков. Черемис поднимал против Москвы сибирский хан Кучум; он же запрещал остякам, вогулам и югре платить ей дань. В следующем 1573 году племянник Кучума Магметкул приходил с войском на Чусовую и побил много остяков, московских даньщиков. Однако он не посмел напасть на Строгановские городки и ушел обратно за Урал. Извещая о том царя, Строгановы просили разрешения распространить свои поселения за Уралом, построить городки по реке Тоболу и его притокам и заводить там слободы с теми же льготами, обещая взамен не только оборонять московских даньщиков остяков и вогулов от Кучума, но воевать и подчинять самих Сибирских татар. Грамотой от 30 мая 1574 года Иван Васильевич исполнил и эту просьбу Строгановых, с двадцатилетним льготным сроком.

Но около десяти лет намерение Строгановых распространить русскую колонизацию за Урал не осуществлялось, пока на сцену действия не выступили казацкие дружины Ермака. По словам одной Сибирской летописи, в апреле 1579 Строгановы послали грамоту к казацким атаманам, разбойничавшим на Волге и Каме, и приглашали их к себе в Чусовые городки на помощь против сибирских татар. На место братьев Якова и Григория тогда уже заступили их сыновья: Максим Яковлевич и Никита Григорьевич. Они и обратились с помянутой грамотой к волжским казакам. На их призыв откликнулись пять атаманов: Ермак Тимофеевич, Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк, которые прибыли к ним со своими сотнями. Главным вождем этой казацкой дружины явился Ермак. Казацкие атаманы пробыли два года в Чусовых городках, помогая Строгановым обороняться от инородцев. Когда мурза Бекбелий с толпой вогуличей напал на строгановские деревни, казаки Ермака разбили его и взяли в плен. Казаки сами нападали на вогуличей, вотяков и пелымцев и так приготовили себя к большому походу на Кучума.

Трудно сказать, кому именно принадлежала идея похода. Одни летописи говорят, что Строгановы послали казаков покорять Сибирское царство. Другие — что казаки, с Ермаком во главе, самостоятельно предприняли этот поход. Возможно, почин был обоюдный. Строгановы снабдили казаков провиантом, а также ружьями и порохом, дали им еще 300 человек из собственных ратных людей, в числе которых кроме русских были наемные литовцы, немцы и татары. Казаков было 540. Следовательно, всего отряда было более 800 человек.

Приготовления потребовали немало времени, так что поход Ермака начался довольно поздно, уже в сентябре 1581 года. Воины отплыли вверх по Чусовой, после нескольких дней плавания вошли в ее приток, Серебрянку, и достигли волока, который отделяет систему реки Камы от Обской системы. Перебрались через этот волок и спустились в речку Жеравлю. Наступило уже холодное время, реки стали покрываться льдом, и около волока казаки Ермака должны были зазимовать. Они поставили острожек, откуда одна их часть предпринимала вылазки в соседние вогульские края за припасами и добычей, а другая изготовляла все нужное для весеннего похода. Когда наступило половодье, дружина Ермака рекой Жеравлею спустилась в речки Баранчу, а потом в Тагил и в Туру, приток Тобола, вступив в пределы Сибирского ханства.

Первая стычка казаков с сибирскими татарами произошла в районе современного города Туринск (Свердловская область), где воины князя Епанчи обстреляли струги Ермака из луков. Здесь Ермак при помощи пищалей и пушек разогнал конницу мурзы Епанчи. Затем казаки без боя заняли городок Чинги-туру (Тюмень).

22 мая флотилия Ермака, пройдя Туру, вышла в Тобол. Впереди шло дозорное судно, казаки на котором первым заметили большое движение татар на берегу. Как выяснилось скоро, 6 татарских мурз с большим войском подстерегали казаков, чтобы неожиданно напасть на них и разбить. Бой с татарами продолжался несколько дней. Потери татар были значительными. В руки казаков попала богатая добыча в виде мехов и продовольствия.

Кучум послал Маметкула с отборной конницей навстречу Ермаку. Хорошо знакомой дорогой Маметкул поспешил к устью Тавды, где, по последним сведениям, находились казаки. Но встреча произошла раньше, ибо Ермак уже оставил лагерь и плыл вниз по Тоболу.

Вечером 21 июля, когда татарские конники достигли юрты Бабасана, они заметили плывущее судно. Это был ертаульный струг Ермака. Татары, войдя на лошадях в воду, пытались поразить казаков стрелами, а те, отвечая им редкими ружейными выстрелами, повернули обратно, чтобы соединиться со своей флотилией. Маметкул приказал отрезать путь казакам, одиночная стрельба которых не представляла большой опасности. Но подоспевшая дружина отбила их у наседавших татар.

Развернувшись фронтом к берегу, казаки открыли интенсивный огонь. По приказу Ермака стрельба была организована таким образом, что пока одни воины стреляли, другие заряжали ружья, поэтому залпы следовали один за другим с большой частотой. Полудикие степные кони татар от ружейного треска заметались по берегу, внося хаос и панику в татарские отряды. Маметкул приказал своим спешиться и продолжать бой в пешем порядке. Ермак, не давая врагу опомниться, подал клич к атаке. Струги рванулись к берегу. Укрывшись за их бортами, казаки не прекращали пальбы, а затем, высадившись на сушу, бросились в рукопашную схватку.

Татары, не выдержав дружного натиска казаков, отступили, но наступившая ночь вынудила Ермака оставить преследование. Атаман приказал соорудить на берегу временное укрепление из жердей и земли. Русские воины имели в этом большой опыт, и лагерь скоро был готов.

Наутро Маметкул возобновил боевые действия. Татарские всадники приблизились к самому лагерю, пытаясь нанести урон копьями и стрелами. Дружный залп отбросил кучумлян, но те пришли в себя и снова бросились на казаков. Пять дней держал Маметкул казачий лагерь в осаде. Понеся большие потери и страшась еще больших, Маметкул прекратил безрезультатные атаки и покинул поле боя. Дружина получила возможность продолжать путь.

Хан устроил укрепления и засеки около устья Тобола, под Чувашевой горой, чтобы преградить Ермаку доступ к своей столице, городу Кашлык (по другим данным город назывался Искер, а русские звали его Сибирь), расположенному на Иртыше, несколько ниже впадения в него Тобола. Достигнув устья Тобола, Ермак сначала уклонился от помянутой засеки, повернул вверх по Иртышу, взял на его берегу городок мурзы Атика и расположился тут на отдых, обдумывая дальнейший план.

23 октября поутру казаки Ермака вышли из городка. Они ударили на засеку, и начался упорный бой. Неприятели встретили нападающих тучей стрел и многих переранили. Несмотря на отчаянные приступы, отряд Ермака не мог одолеть укрепления. Татары, считая себя уже победителями, сами в трех местах разломали засеку и сделали вылазку. Но тут в отчаянной рукопашной татары были побеждены и бросились назад; русские ворвались в засеку. Остяцкие князьки первые покинули поле боя и со своими толпами ушли домой. Кучум наблюдал за битвой с вершины горы. Увидев бегство всего войска, он и сам поспешил в свою столицу. Но Кучум не остался в ней, ибо уже некому было оборонять ее, а бежал на юг в Ишимские степи.

Узнав о бегстве Кучума, 26 октября 1582 года Ермак с казаками вошел в пустой город Кашлык. Здесь они нашли ценную добычу, много золота, серебра, и особенно мехов. Спустя несколько дней жители начали возвращаться: первым пришел остяцкий князек со своими людьми и принес Ермаку Тимофеевичу и его дружине дары и съестные припасы; затем мало-помалу возвращались и татары.

Завоеванием Кучумовой столицы, однако, война далеко не кончилась. Сам Кучум не считал потерянным свое царство, которое наполовину состояло из кочевых и бродячих инородцев. Обширные соседние степи давали ему надежное убежище, отсюда он делал внезапные нападения на казаков, и борьба с ним затянулась надолго.

Особенно опасен был предприимчивый царевич Магметкул. Уже в ноябре или декабре того же 1582 он подстерег небольшой отряд казаков, занимавшихся рыбной ловлей, и почти всех перебил. Это была первая чувствительная потеря. Весной 1583 Ермак узнал от одного татарина, что Магметкул расположился станом на реке Вагае (приток Иртыша между Тоболом и Ишимом), верст за сто от города Сибири. Посланный против него отряд казаков внезапно напал ночью на его стан, многих татар убил, а самого царевича захватил в плен.

Сразу по взятии города Сибири Ермак Тимофеевич и казаки отправили к Строгановым вести о своих успехах, а потом послали к самому царю Ивану Васильевичу атамана Ивана Кольцо с дорогими сибирскими соболями и просьбой прислать им царских ратников на помощь.

Тем временем, пользуясь тем, что в Пермском краю после ухода ватаги Ермака оставалось мало ратных людей, какой-то вогульский князь пришел с толпами остяков, вогулов и вотяков, дошел до Чердыни, главного города этого края, потом обратился на Камское Усолье, Канкор, Кергедан и Чусовские городки, выжигая окрестные села и забирая в плен крестьян. Строгановы едва отстояли от неприятелей свои городки. Чердынский воевода Василий Пелепелицын в донесении царю Ивану Васильевичу свалил вину опустошения Пермского края на Строгановых: они-де без царского указа призвали в свои остроги воровских казаков Ермака Тимофеевича и других атаманов, на вогуличей и Кучума посылали и их задрали. Когда же пришел пелымский князь, государевым городам своими ратными людьми не помогли; а Ермак, вместо того, чтобы оборонять Пермскую землю, пошел воевать на восток. Строгановым отправлена была из Москвы немилостивая царская грамота, помеченная 16 ноября 1582 года. Повелевалось Строгановым впредь казаков у себя не держать, а волжских атаманов, Ермака Тимофеевича с товарищами, прислать в Пермь (т. е. Чердынь) и Камское Усолье, где они должны стоять не вместе, а разделясь; у себя же позволялось оставить не более ста человек. Если же этого не будет в точности исполнено и опять над пермскими местами учинится какая беда от вогулов и сибирского салтана, то на Строгановых будет наложена «большая опала».

Но вскоре подоспела весть от Ермака с товарищами об их необыкновенной удаче. С нею Строгановы лично поспешили в Москву. А потом прибыло туда и казацкое посольство. Государь принял их ласково, наградил деньгами и сукнами и опять отпустил в Сибирь. По преданию, Ермаку Тимофеевичу он послал шубу со своего плеча, серебряный кубок и две кольчуги. На подкрепление казакам царь отправил князя Семена Волховского и Ивана Глухова с несколькими сотнями ратных людей. Пленный царевич Магметкул, привезённый в Москву, был пожалован вотчинами и занял место между служилыми татарскими князьями. Строгановы получили новые торговые льготы и еще два земельных пожалования, Большую и Малую Соль.

Большая часть татарских улусов на нижнем Иртыше не торопилась стать русскими данниками. И тогда для сбора ясака Ермак решил направить 50 казаков под командой есаула Богдана Брязги. В марте 1583 года отряд выступил из Кашлыка на север, вниз по Иртышу. Брязга сначала встретил значительное сопротивление приртышских татар и взял один из их городков приступом. Для острастки он казнил «лучших людей» и «вожаков», с остальных же взял «шерть» (присягу). Собранный ясак, отнятые запасы хлеба и рыбы Брязга отослал в Кашлык. После этого понизовые татары приняли подданство: ближайшие без сопротивления, более отдаленные после незначительного отпора. Еще ниже по Иртышу страна была заселена одними хантами. Казаки, видимо, беспрепятственно спустились до р. Демьянки. Группа хантов засела в укрепленном городке, в 30 км ниже устья Демьянки, но через три дня прекратила сопротивление.

Весной 1583 года казаки задержались в Демьянском городке из-за ледохода и построили легкие суда, а когда лед прошел, начали сплав по Иртышу. В приречных селениях Брязга приводил хантов к «шерти» и забирал у них под видом ясака все ценные вещи. Близ устья Иртыша казаки 20 мая заняли крупный хантский городок, перебив «охраняющий» его спящий караул. Они ворвались в дом главного князьца всех иртышских и приобских остяков, и убили его. Большинство жителей городка бежало, а оставшиеся обещали давать ясак.

По нижней Оби Брязга дошел только до Белогорья, холмистой местности, где могучая река, огибая Сибирские Увалы, круто поворачивает на север. Казаки нашли только покинутые жилища: весной, во время половодья, ханты уходили к озерам на ловлю рыбы. 29 мая Брязга повернул обратно. Он исследовал приречные районы по нижнему Иртышу на 700 км от устья Тобола, включая и небольшой участок нижней Оби до Белогорья.

В ноябре 1584 года прибыло подкрепление из Москвы — Волховской и Глухов: но они привезли не более 300 человек. В это время в Сибири разгорелось массовое восстание татар, поднятое сибирским «карачи», высшим советником хана, который раньше отделился от Кучума и укрепился на Иртыше у реки Тары. Карачи обманом завлек к себе 40 казаков во главе с Иваном Кольцо и убил их. Он перебил также небольшие казачьи отряды, рассеянные среди татар и хантов на огромной территории, завоеванной Ермаком, и блокировал русских в Кашлыке, отрезав пути к населенным пунктам и промысловым угодьям. Зимой 1584 — 1585 гг. подвоз продовольствия в Кашлык прекратился и среди русских начался голод. Многие, в том числе и Волховской, умерли от болезней.

12 марта 1585 года соединенные силы татар и хантов под начальством Карачи обложили Кашлык. В начале мая казаки атамана Матвея Мещеряка произвели удачную ночную вылазку и ворвались в стан самого карачи. Много татар было перебито, карачи спасся бегством за Ишим. Казаки захватили его обоз и благополучно вернулись в Кашлык. Союзники карачи рассеялись по своим селениям, и осада Кашлыка прекратилась.

Эта победа на короткое время улучшила положение русских, число которых после тяжелой зимовки сократилось, вероятно, до 300 человек. Местные жители стали доставлять казакам съестные припасы.

Вскоре пришло известие, будто караван бухарских купцов шел в город с товарами, но где-то остановился, ибо Кучум не дает ему дороги. Возобновление торговли со средней Азией было весьма желанно для казаков Ермака, которые на собранные с инородцев меха могли бы выменивать шерстяные и шелковые ткани, ковры, оружие, пряности. Ермак в первых числах августа 1585 года лично с небольшим отрядом поплыл навстречу купцам вверх по Иртышу. Казацкие струги достигли устья Вагая, однако, никого не встретив, поплыли назад.

Подробности смерти Ермака полулегендарны. В ночь на 6 августа 1585 года Ермак с дружиной пристал к острову на Иртыше, а потому, считая себя в безопасности, погрузился в сон, не поставив стражи. Между тем Кучум был рядом. Его лазутчики донесли хану о ночлеге казаков. У Кучума был один татарин, осужденный на смерть. Хан послал его искать конского броду на остров, обещая помилование в случае удачи. Татарин перебрел реку и воротился с вестью о полной беспечности людей Ермака. Кучум послал на остров толпу татар. Они прокрались к стану и принялись избивать сонных казаков. Проснувшийся Ермак бросился в реку к стругу, но попал в глубокое место, имея на себе железную броню, он не смог выплыть и утонул. Весь казацкий отряд был истреблен.

Источники: rushist.com, randewy.ru, ru.wikipedia.org, intoregions.ru

diletant.media

поход Ермака в 1581-1585 гг.

Освоение Сибири – одна из самых значимых страниц в истории нашей страны. Огромные территории, в настоящее время составляющие большую часть современной России, в начале XVI века были, фактически, «белым пятном» на географической карте. И подвиг атамана Ермака, завоевавшего для России Сибирь, стал одним из самых значимых событий в формировании государства.

Ермак как личность

Ермак Тимофеевич Аленин – одна из самых малоизученных личностей подобного масштаба в российской истории. До сих пор достоверно неизвестно, где и когда родился прославленный атаман. По одной из версий, Ермак был родом с берегов Дона, по другой – с окрестностей реки Чусовая, по третьей – местом его рождения была Архангельская область. Неизвестной остается и дата рождения – в исторических хрониках указывается период с 1530 по 1542 гг.

Воссоздать биографию Ермака Тимофеевича до начала его Сибирского похода практически невозможно. Достоверно неизвестно даже, является ли имя Ермак его собственным или это все-таки прозвище казачьего атамана. Однако с 1581-82 гг., то есть непосредственно с начала Сибирского похода, хронология событий восстановлена достаточно подробно.

Сибирский поход

Сибирское ханство, как часть распавшейся Золотой Орды, долгое время сосуществовало в мире с Русским государством. Татары выплачивали ежегодную дань московским князьям, однако с приходом к власти хана Кучума выплаты прекратились, а отряды татар начали совершать нападения на русские поселения на Западном Урале.

Доподлинно неизвестно, кто являлся инициатором Сибирского похода. По одной из версий, Иван Грозный поручил купцам Строгановым профинансировать выступление казачьего отряда на неизведанные сибирские территории, чтобы прекратить татарские набеги. По другой версии событий, Строгановы сами решили нанят казаков для охраны собственности. Однако существует и еще один вариант развития событий: Ермак с товарищами разграбили строгановские склады и вторглись на территорию ханства с целью поживы.

В 1581 году, поднявшись на стругах вверх по реке Чусовая, казаки перетащили лодки волоком в реку Жеравля Обского бассейна и устроились там на зимовку. Здесь произошли первые стычки с отрядами татар. Как только сошел лед, то есть весной 1582 года, отряд казаков добрался до реки Тура, где вновь разбили высланным им навстречу войска. Наконец Ермак дошел до реки Иртыш, где отряд казаков захватил главный город ханства – Сибирь (ныне Кашлык). Оставшись в городе, ермак начинает принимать делегации от коренных народов – хантов, татар, с обещаниями мира. У всех прибывших атаман принимал присягу, объявляя их подданными Ивана IV Грозного, и обязывал платить ясак – дань – в пользу русского государства.

Покорение Сибири продолжилось летом 1583 года. Пройдя по течению Иртыша и Оби, Ермак захватывал поселения – улусы — народов Сибири, принуждая жителей городков принимать присягу русскому царю. Вплоть до 1585 года Ермак с казаками воевал с отрядами хана Кучума, развязывая многочисленные стычки по берегам сибирских рек.

После взятия Сибири Ермак отправил посла к Ивану Грозному с рапортом об успешном присоединении земель. В благодарность за радостную весть царь одарил не только посла, но и всех казаков, участвовавших в походе, а самому Ермаку передал в дар две кольчуги превосходной работы, одна из которых, по словам придворного летописца, принадлежала ранее знаменитому воеводе Шуйскому.

Гибель Ермака

Дата 6 августа 1585 года в летописях отмечена как день гибели Ермака Тимофеевича. Небольшая группа казаков — около 50 человек – под предводительством Ермака остановилась на ночевку на Иртыше, близ устья реки Вагай. Несколько отрядов сибирского хана Кучума напали на казаков, перебив почти всех сподвижников Ермака, а сам атаман, по данным летописца, утонул в Иртыше, пытаясь вплавь добраться до стругов. По данным летописца, утонул Ермак из-за царского подарка – двух кольчуг, которые своей тяжестью и утянули его на дно.

У официальной версии гибели казачьего атамана есть и продолжение, однако эти факты не имеют какого-либо исторического подтверждения, а потому считаются легендой. Народные сказания гласят, что спустя день тело Ермака выловил из реки рыбак-татарин, и доложил о своей находке Кучуму. Собственноручно удостовериться в гибели атамана съехалась вся татарская знать. Смерть Ермака стала причиной большого праздника, который продолжался несколько дней. Татары развлекались, стреляя в тело казака, в течение недели, затем, забрав подаренные кольчуги, ставшие причиной его гибели, Ермака похоронили. На данный момент историки и археологи рассматривают несколько районов как предположительные места захоронения атамана, однако официального подтверждения подлинности погребения нет до сих пор.

Ермак Тимофеевич – не просто исторический деятель, это одна из ключевых фигур в русском народном творчестве. О деяниях атамана создано множество легенд и сказов, и в каждом из них Ермак описывается как человек исключительной отваги и мужества. При этом о личности и деятельности покорителя Сибири достоверно известно очень немногое, и столь явное противоречие заставляет исследователей вновь и вновь обращать свое внимание на национального героя России.

histerl.ru

Поход Ермака. История Сибири: Хрестоматия

Среднее Приуралье, граничившее с Сибирским ханством, занимала Пермская земля, или Великая Пермь. В той земле самыми могущественными были купцы и солепромышленники Строгановы. Они владели семью миллионами десятин земли. Построили городки, остроги, основали солеварни, населили большие и малые деревни. Правительство царя Ивана IV возложило на них защиту русских владений на Урале.

В прежние времена Строгановы обходились тем, что создавали и содержали, с разрешения царя, свои воинские ополчения из местных жителей и казаков, вооружали их пушками и пищалями, снабжали провиантом, строили крепости. Теперь потребовалось больше ратных людей, причем таких, которые имели опыт военных действий против татарских набегов.

Такой опыт имели донские и волжские казаки, отряды которых издавна, защищая рубежи родины, отражали набеги крымских и ногайских татар на юге. Одним из наиболее известных казачьих атаманов был тогда Ермак Тимофеевич. Он и возглавлял по решению казачьего круга отряд казаков, который по приглашению купцов Строгановых, а по другой гипотезе историков – по направлению Московского правительства, прибыл в Пермскую землю осенью 1581 г. для охраны рубежей от набегов с востока. Выбор пал на Ермака, потому, что он был сильной личностью, имел многолетний опыт боевых действий, высокий авторитет как военный руководитель и казачий атаман.

Творческий гений Ермака как полководца и мудрого человека проявился в том, что, изучив обстановку и собрав нужные сведения, он понял, что гарнизонной службой цели не достичь, безопасность поселений не обеспечить, что надо делать упредительные походы. И он принял смелое решение идти походом на Кучума в Сибирь. Принял сам, на свой страх и риск. Купцы Строгановы за свой счет снарядили войско Ермака продовольствием, провиантом и многим другим. Было построено и снаряжено 80 стругов (судов). Отряд Ермака насчитывал 1650 человек (по другим сведениям – 600). Помощниками Ермака были два бывалых атамана – Иван Кольцо и Иван Гроза, отличавшиеся отвагой и находчивостью. 1 сентября 1581 г. караван судов вышел из Нижнечусовского городка. Казаки плыли на стругах вверх по реке Чусовой, потом по ее притоку Серебрянке до впадения в нее речки Кокуй, где начинался волок на реку Тагил, приток Туры. На том волоке остановились и зазимовали. Весной 1582 г., когда вскрылись реки, оставив струги, дружина перетащила груз на речку Жаравли. По ней на плотах спустились до Тагила, там построила новые струги и двинулась вниз по течению по рекам Тагилу, Туре, Тоболу до Иртыша, где на крутом берегу, напротив устья Тобола, стоял город Искер, столица хана Кучума.

Летописи сообщают об отдельных стычках и больших сражениях отряда Ермака с местными князьями и мурзами Кучума. Кучум, узнав о движении отряда Ермака, разослал гонцов по улусам и поселениям зависимых вогулов и остяков и стал собирать большое войско. Военночальник Кучума Маметкул выступил навстречу Ермаку с большим отрядом. Произошли крупные сражения у Бабасайских и Карачинских юрт.

Заняв в конце сентября 1582 г. Карачинский улус, находившийся не в далеке от впадения Тобола в Иртьш, Ермак остановил свой отряд на отдых и стал готовиться к завершающему этапу похода.

(Бровко М. А., Истомин В. Г. Ишим – город исторический. Ишим, 2000. С. 10–12)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Поход дружины Ермака в Сибирь — SurWiki

Материал из SurWiki

«После свержения татарского ига и до Петра Великого не было в судьбе России ничего более огромного и важного, более счастливого и исторического, чем присоеди­нение Сибири, на просторы которой старую Русь можно было уложить несколько раз». В.Г.Распутин

Актуальность работы в том, что история освоения Сибири до сих пор загадочна, ведь личность Ермака одна из важнейших персон истории.Данная тема мною выбрана в связи с тем, что меня заинтересовала личность Ермака. В школьном курсе изучению данных вопросов внимание не уделяется. Лишь кратко говорится, что Ермак первый из землепроходцев побывал за Уралом. Чем больше я читала, тем больше мне хотелось узнавать о данном походе.

Цель работы– рассмотреть походы Ермака в Сибирь.

Задачи:

-изучить личность Ермака;

-изучить различные исторические источники о походе Ермака в Сибирь;

-подвести итоги завоевания Сибири.

В конце XV—начале XVI века на месте разрозненных русских княжеств образовалось обширное и могущественное Российское государство. Русский народ покончил с иноземным игом и принялся расчищать почву от осколков рассыпавшейся империи завоевателей — Золотой Орды. Время Ивана Грозного было временем крупных успехов и одно¬временно больших неудач поднимающейся нации. «Казанское взятие» открыло русским путь в низовья великой русской реки Волги и на Каспийское море. Однако все попытки Российского государства получить выходна Балтийское море и установить прямые торговые связи со странами Западной Европы по кратчайшим морским путям закончились неудачей. Последние годы двадцатипятилетней Ливонской войны были отмечены голодом, разрухой и тяжелейшими поражениями. Среди сплошных неудач конца войны «сибирское взятие» Ермака блеснуло подобно молнии в ночной тьме. Горстка ермаковых казаков нанесла сокрушительное поражение «царю» Кучуму, властителю Сибирского ханства и наследнику Золотой Орды. Освоение Сибири, начало которому было положено экспедицией Ермака в Зауралье, явилось крупнейшей вехой в русской средне¬вековой истории. Казаки Ермака сделали первый шаг, открыв пришедшимна смену им землепроходцам путь в глубины неве¬домого и огромного азиатского материка. Вслед за великими геог¬рафическими открытиями на западе настало время выдающихся русских географических открытий на востоке. Через полвека после гибели Ермака русские вышли на берега Тихого океана. Сохранилось совсем немного достоверных данных, которые по¬зволили бы составить правдивое жизнеописание Ермака. Раскрыть незаполненные страницы его биографии поможет исследование эпохи и среды, выдвинувшей прославленного покорителя Сибири. Эпоха — вот ключ к пониманию характера и деяний Ермака, одной из самых примечательных фигур русской истории.

Мало кого можно сравнить по известности в народе с победителем Сибирского ханства казачьим атаманом Ермаком Тимофеевичем. О нем сложены песни и сказания, написаны исторические романы, повести и пьесы. Сибирские походы Ермака — яркая страница русской военной истории. Исторические источники не сохранили сколько-нибудь достоверных сведений, которые позволили бы воссоздать биографию Ермака Тимофеевича [1]. Не известно даже, когда и где он родился, разные города и области оспарива¬ли честь именоваться родиной прославленного атамана. Но то, что Ермак был профессиональным воином, точнее — военачальником, документально подтверждено. Два десятилетия он служил на южной границе России, возглавлял станицы, которые посылались в Дикое Поле для отражения татарских набегов. Во время Ливонской войны Ермак Тимофеевич был одним из самых известных казацких воевод. Польский комен¬дант города Могилева доносил королю Стефану Баторию, что в русском войске были «Василий Янов — воевода казаков донских и Ермак Тимофеевич — атаман казац¬кий». Опытными воеводами показали себя и сподвижники Ермака: Иван Кольцо, Никита Пан, Савва Болдырь, Матвей Мещеряк, которые неоднократно водили полки в войнах с ногайцами. Вообще вольные казаки в то время участвовали в са¬мых значительных военных событиях, имели свою военную организацию и признанных военных руководителей.

1581 г. выдался крайне неблагоприятным для Русского государства: - Поражения на западных границах. - Постоянная угроза с юга, со стороны Крымских и Азовских татар. - В Среднем Поволжье заволновались «луговые» и «горные» черемисы. - В начале мая московским властям стало известно о нападении на русские земли еще и ногайских татар. В ответ на эти предательские действия со стороны своих вассалов — ногайского князя Уруса и его мурз - правительство Ивана Грозного обратилось за помощью к волжским казакам. В конце июня — начале июля казачий отряд во главе с Богданом Борбошей, Иваном Кольцо и другими атаманами уничтожил Сарайчик — столицу Большой Ногайской Орды, располагавшуюся в низовьях Яика, после чего вернулся на Волгу.

Чуть позже конная станица атамана Ермака Тимофеева (у казаков он имел прозвище Токмак), воевавшая до этого с польско-литовскими войсками в районе Могилева и Орши, была переброшена в район Поволжья для борьбы с ногайцами.

В середине июля царский посол Василий Пелепелицын, находившийся в Ногайской Орде у князя Уруса, отправился вместе с ногайским посольством и караваном купцов-«ордобазарцев» в Москву.

В первых числах августа на переправе через Волгу под Сосновым островом (в районе реки Самары) все они попали в казачью засаду и подверглись разгрому.

Нападение возглавляли атаманы Иван Кольцо, Богдан Борбоша, Никита Пан и Савва Болдыря.

Ограбленный до нитки Пелепелицын и несколько человек из ногайского посольства были отпущены. А через несколько дней к переправе, где все еще находилась ватага «вольных» казаков, вышел ногайский отряд из 600 человек, преследуемый Ермаком.

Зажатые с двух сторон ногайцы были разбиты, однако некоторые из них сумели вырваться из окружения и уйти на Яик. Казаки, объединившись, бросились в погоню.

Добравшись до Яика, казачий круг стал решать вопрос; что делать дальше? Было ясно, что московское правительство не простит им ограбленного на Волге посольства. После долгих споров часть отряда во главе с Богданом Борбошей осталась в районе Яика, а остальные 540 человек, в том числе атаманы Иван Кольцо, Никита Пан, Матвей Мещеряк, Яков Михайлов и Савва Болдыря, решили вместе с Ермаком, которого казаки избрали главным атаманом, уйти в Приуралье.

В конце августа ермаковцы двинулись к верховьям реки Иргиз, а оттуда вышли к Волге. Здесь они пересели на струги и отправились далее, вверх по Волге и Каме.

Тем временем в строгановских вотчинах начался мятеж чусовских вогулов, возглавляемый мурзой Бекбелием Агтаговым. Его участники принялись разорять окрестности городков на Чусовой и Сылве, но вскоре были разбиты. В конце лета того же года, пройдя через Камень старой сибирской дорогой по рекам Лозьве и Вишере, в Пермский край вторгся пелымский князь Аблегирим, «а с ним людей семьсот человек». Встретив сопротивление под Чердынью и Соликамском, он в начале сентября 1581 г. обрушился на владения Строгановых. Когда пелымцы с добычей уже уходили восвояси, в этих местах появилась дружина Ермака. Узнав на Чусовой о пелымском набеге, казаки свернули на Сылву и нанесли поражение арьергарду Аблегирима. Наступление зимы они встретили в укрепленном лагере на Сылве. Весной 1582 г. их пригласил к себе на службу Максим Яковлевич Строганов. Ермаковцы стали готовиться к походу на Пелым. Но неожиданно в августе того же года «Кучюмов сын Алей пришел войною на Чусовую». Нападавшие добрались до строгановских городков по реке Сылве. Вместе с царевичем Али (Алеем) в набеге участвовал также пелымский князь Аблегирим.

Ермаковцам удалось отстоять строгановские владения на Чусовой. Но татарско-пелымская рать двинулась дальше, разоряя по дороге русские поселения по Каме. Вражеское войско сожгло Соликамск и после неудачной попытки взять Чердынь ушло под Кайгородок «и ту велию пакость учиниша».

Волжские казаки решили ответить татарам ударом на удар. Поход на Пелым был отложен. Теперь главной целью ермаковцев стала Сибирь — столица «царя Кучюма». Не позднее середины августа 1582 г. они отправились на стругах вверх по Чусовой, прокладывая свой собственный путь за Урал. Из Чусовой ермаковцы повернули в устье реки Серебрянки, а от ее истоков они 25-верстным волоком «суды на себе волочили» через перевал до речки Бараний и уже по ней поплыли «вниз в реку в Тагил», впадавшую в Туру. Так начался стремительный и дерзкий поход казачьего отряда атамана Ермака Тимофеева в Сибирь.

Разгромив татарскую заставу под Епанчиным городком на Туре, казаки вошли в реку Тобол и близ устья Тавды взяли «языка», от которого получили необходимые сведения о положении дел в Сибирском ханстве.

Сам Кучум, узнав о приходе Ермака «за Камень», поначалу не придал этому большого значения, однако новые тревожные вести заставили хана срочно собирать воинские силы.

Навстречу казакам был выслан отряд под предводительством Маметкула, а под Чувашевым мысом, на подступах к столице Кучумова «царства», началось спешное строительство засеки и других укреплений.

Между тем казаки приближались к своей цели. В урочище Бабасан на Тоболе они разбили передовой отряд татар. Близ устья Тобола был разгромлен улус карачи. После этого флотилия Ермака вошла в Иртыш, где ее уже поджидали конные и пешие татары. Высадившись на берег, казаки обратили их в бегство. Но впереди ермаковцев ожидало самое трудное: у засеки под Чувашевым мысом расположился царевич Маметкул «со многими людьми и с великим ополчением», а на мысу стоял с остальным войском сам Кучум.

Не решившись с ходу на штурм засеки, ермаковцы поднялись вверх по Иртышу, захватили укрепленный городок Атик-мурзы и остались здесь на ночевку. При свете костров и факелов собрался казачий круг, на котором решался вопрос, как быть дальше. С одной стороны, налицо было многократное превосходство вражеских сил, с другой стороны, возвращаться назад было уже практически невозможно — начинался ледостав. После долгих споров решено было уповать на Бога и на воинскую удачу.Утром 23 октября 1582 г. казаки прошли вдоль берега к Чувашевской засеке, где началось яростное сражение. В конце концов сопротивление татар было сломлено. Раненый Маметкул едва не попал в плен, «но свои его увезоша» на другой берег Иртыша. С ужасом взирал сверху Кучум на истребление своих лучших воинов. А после того, как поле боя в страхе стали покидать отряды союзных остяцких и вогульских князьков, он и сам помчался к своей столице и, «взяв мало нечто от сокровищ своих, и вдашась невозвратному бегству со въсеми людми. Град же свой Сибирь остави пуст». А 26 октября в столицу Кучума вошли ермаковцы.Вот так.

А в Сибири дела шли своим чередом. Уже в конце зимы 1583 г. казачья станица, возглавляемая атаманом Никитой Паном, двинулась вниз по Иртышу в «ясачный» поход.

Казакам пришлось выдержать несколько стычек в прилегающих к бывшей ханской столице с севера татарских улусах, после чего они вступили в земли остяков.

Покорив Назымское княжество и миновав владения князька Бояра, казаки сломили сопротивление демьянских остяков и их союзников - кондинско-пелымских вогулов.

В захваченном остяцком городище ермаковцы дождались открытия навигации и, построив несколько легких стругов, отправились в дальнейший путь. На берегах реки Рачи, притока Иртыша, они нарушили остяцкое жертвоприношение, после чего благополучно миновали засаду близ Цингальской горы и добрались до района будущей Колпукольской волости и до «мольбища их шейтанского», где отряд собрал ясак «з боем и без боя».

Близ устья Иртыша, у стен Самарова городка, выкопанного «на горах высоких», произошло сражение ермаковцев с князем Самаром, в «сборе» с которым было восемь местных князьков. Сам Самар и часть его приближенных погибли в бою. Многие остяки покинули свои жилища и укрылись в тайге, а оставшиеся принесли казакам ясак «с поклоном».

За устьем Иртыша, вниз по Оби, начинались обширные земли Кодского княжества.

Вскоре к ермаковцам явился со своими людьми для переговоров сам большой князь Алачей (Алач), владелец дюжины укрепленных городков, способный выставить сильное, хорошо вооруженное войско.

В планы ермаковцев не входила война с одним из самых могущественных в Нижнем Приобье хантыйских княжеств, поэтому они заключили с кодским властелином дружественный союз, передав ему управление над всей округой. Вернулись казаки назад с богатым ясаком, и с печальной вестью о гибели бесстрашного атамана Никиты Пана.

Через некоторое время «прииде во град Сибирь к Ермаку татарин именем Сенбахта», который сообщил ему, что главный полководец Кучума царевич Маметкул находится с небольшими силами на реке Вагае, в ста верстах от города вверх по Иртышу.

Ермак не преминул этим воспользоваться и послал на Вагай «резвых и искусных ратному делу» казаков во главе с молодым атаманом Грозой Ивановым. Ночное нападение на татарский стан завершилось пленением Маметкула, которого доставили в Сибирь. И Кристина Фатеева улыбается.

Успехи ермаковцев привели к стремительному развалу Сибирского «царства». Кучума покинули многие татарские мурзы, в том числе его карача, по своей инициативе начавший войну с русскими. Кроме того, воспользовавшись ситуацией, хану стал мстить за своих убитых родичей появившийся в зауральских степях последний представитель династии Тайбугидов князь Сейид-Ахмад, сын Бекбулата. В начале зимы 1583 г. «приидоша к Ермаку от Карачи послы», просившие помощи от набегов из Казахской Орды. Поверив их клятвам о том, что казакам не грозит никакая опасность, Ермак отпустил с послами 40 человек «с вогненным боем» (огнестрельным оружием) во главе с атаманом Иваном Кольцо.

Но едва казаки явились в татарские кочевья, всех их предательски перебили. Спустя какое-то время сложил свою голову еще один ермаковский атаман — Яков Михайлов.

А в начале марта 1584 г. «прииде карача со многими воинскими людьми и облегоша град Сибирь». Осада продолжалась «до пролития воды, до месяца июня», пока ермаковцы, возглавляемые атаманом Матвеем Мещеряком, не сумели нанести татарам поражение, совершив дерзкую вылазку. «Карача ж виде, яко казаков не возмогох одолети», увел остатки своего воинства в степь.

Движение на юг, следом за отступившим Карачей, может показаться безрассудным, но это было не так. Ермак старался закрепить военный успех под Искером, нанести Караче еще один ощутимый удар, пока тот не опомнился от поражения. Победа могла предотвратить повторную осаду Искера, и Ермак решил рискнуть.

Кроме того, он получил известие, что татары гото¬вятся перехватить бухарский караван, который будто бы направляется в бывшую столицу Сибирского ханства. Караван мог привезти много необходимых для казаков товаров, его следовало выручить. И Ермак «с невеликою своею дружиною» поспешил навстречу. Путь его лежал по реке Вагай, притоку Иртыша.

Сначала поход проходил удачно, казаки почти не встречали сопротивления. Но возле Бегичева городища произошел «бой великий», закончившийся победой Ермака. Еще один бой вспыхнул в устье Ишима, он тоже оказался удачным для казаков, хотя пятеро из них были убиты.

Татарские лазутчики неотступно следовали за караваном, хоронясь за деревьями и кустами. Когда стало известно место ночевки казаков — на острове, туда подтянулись отряды Кучума и Карачи. Татары остановились в трех верстах от русского стана и ждали удобного момента для нападения. Ночь с 5 на 6 августа 1584 года выдалась дождливой и ветреной. Шум леса и плеск волн скрадывали шаги, а темнота спустилась такая, что невозможно было разгля¬деть приближающегося врага. Видимо, именно этим, а не тем, что Ермак забыл выставить стражу, объясняется неожиданность нападения: осторожностью казаки никогда не пренебрегали, расплатой за неосторожность была смерть, это знали все .

Другое дело, что казаки, измученные тяжелым гребным переходом вверх по реке, спали, укрывшись от дождя в шалашах, и быстро собраться вместе для отражения нападения оказалось делом нелегким. Но на острове было не избиение сонных, а настоящий бой, который, если бы не гибель самого Ермака, нельзя назвать неудачным.

Силы Кучума явно превосходили силы Ермака, и ка¬закам предстояло, прежде всего, позаботиться об отступлении. Единственная возможность спастись от гибели — пробиться к стругам и отплыть от берега. Русские воины сумели это сделать: из ста восьми казаков, приплывших на Вагай, девяносто спаслись!

Видимо, Ермак отступил одним из последних, задерживая рвавшихся к стругам татар, и погиб уже у самой реки или утонул, не сумев подняться на судно. Даже непосредственным участникам скоротечного ночного боя нелегко было увидеть, что именно произошло, и, возможно, те два десятка погибших на острове казаков как раз и бились рядом со своим атаманом, прикрывая отход остальных товарищей.

Сибирские казаки потеряли самого опытного и авторитетного вождя, силы их были на исходе. Уцелевшие воины вместе со своими последними предводителями атаманом Мещеряком и головой Глуховым решили покинуть Сибирское ханство. Покидая Искер, казаки не знали, что помощь уже близка: по Тоболу подплывала рать царского воеводы Мансурова, которая насчитывала «семьсот человек служилых людей разных городов, казаков и стрельцов». Но к их приходу Искер уже заняло татарское войско, и воевода проплыл мимо, надеясь догнать отступавших казаков. Это ему не удалось. Тогда воевода решил зи¬мовать в Сибири. Близ устья Иртыша служилые лю¬ди построили укрепленный Обский городок и остались там.

Смерть Ермака не привела к отходу Западной Сиби¬ри от России. Служилые люди сидели в Обском городке и подчиняли местных «князей». В 1586 году в Сибирь пришло новое войско под предводительством В. Сукина и И. Мясного. На месте древней татарской столицы Чинги-Туры был постро¬ен Тюменский острог. В 1587 году голова Данила Чулков основал на Иртыше русский город Тобольск, который надолго стал центром Сибири. Необходимо отметить, что во всех походах и сражениях участвовали «ермаковы казаки». Память о славном атамане Ермаке навсегда сохранилась в народе.

С наступлением лета, «как вода вскрылась», пережившие голодную зиму казаки погрузились на струги и отправились вниз по Иртышу и Оби в обратный путь. Войдя в Собь, они добрались северным «чрезкаменным» маршрутом до Печоры и, спустившись по ней, вышли к городу Пустозерску. Далее их дорога лежала на Москву.

Сразу же после ухода ермаковцев бывшую столицу Кучума занял его старший сын Али. Однако через некоторое время под ее стенами появи лось войско Тайбугида Сейид-Ахмада.

Во время разыгравшегося здесь сражения Али попал в плен, а множество воинов царевича, в том числе семь его братьев, полегли при штурме города. Сейид-Ахмад, вернувший стольный град своих предков и отомстивший за смерть отца и дяди, торжествовал победу.

В этих обстоятельствах казаки, зимовавшие на Карачином острове, вынуждены были покинуть укрепления, которые они в целях безопасности построили здесь, и поплыли на своих стругах вверх по Тоболу с намерением вернуться на Русь. С их уходом завершилась сибирская экспедиция Ермака.

После смерти Ермака молва о взятии Сибири разошлась по всей Руси. В казачьей среде в Сибири родились первые песни об удалом атамане. Одни ермаковцы вернулись в родные станицы на Волгу, Дон, Яик и Терек. Другие, продолжая дело Ермака, ушли далеко на восток к неведомому океану. Но куда бы они ни шли, они несли с собой давние сказы.

Вольные казаки явились пионерами в освоении новых земель. Опережая правительственную колонизацию, они освоили «дикое поле» в Нижнем Поволжье, на Тереке, Яике и Дону. Поход Ермака в Сибирь был прямым продолжением этого народного движения. То, что первыми русскими поселенцами здесь стали вольные люди, оказало влияние на исторические судьбы Сибири. Преобладание народной колонизации привело к тому, что феодально-дворянское землевладение и крепостное право никогда не утвердились на сибирской окраине.

Казаки Ермака сделали первый шаг. Следом за ними на Восток двинулись крестьяне, промышленники-звероловы, служилые люди. В борьбе с суровой природой они отвоевывали у тайги землю, основывали поселения и закладывали очаги земледельческой культуры.

Таким образом, подводя итоги, можно назвать следующие последствия покорения Сибири:

1.Открылись возможности заселения и освоения земель за Уральскими горами.

2.Возникли новые города – Тюмень, Тобольск, Верхотурье и т.д.

3.Сибирь стала местом переселения крестьян.

4.В казну государства стали поступать новые налоги.

1. История России IX – XVIII вв. Учебник для учащихся средних школ, гимназий, лицеев и колледжей. - Ростов-на-Дону. - «Феникс». - 1996. – 416 с.

2. Каргалов В.В. Полководцы X – XVI вв. – М. – ДОСААФ. – 1989. – 334 с.

3. Скрынников Р.Г. Ермак: Книга для учащихся старших классов. – М. – Просвещение. – 1992. – 160 с.

4. «Экспедиция в Сибирь отряда Ермака», Р.Г.Скрынников, Ленинград, 1982

5. Зуев А. С.Евразия: культурное наследие древних цивилизаций. Выпуск 1.-Новосибирск, 1999.-124 с.

6. http://ru.wikipedia.org/

surwiki.admsurgut.ru

К 435-летию начала (1581 г.) Сибирского похода Ермака » Военное обозрение

Ермак Тимофеевич – является, пожалуй, одной из загадочных личностей в истории. Его биографические данные доподлинно неизвестны, как и обстоятельства возглавляемого им похода в Сибирь Они служат материалом для множества взаимоисключающих гипотез, однако есть и общепризнанные факты биографии Ермака, и такие моменты Сибирского похода, по поводу которых у большинства исследователей не возникает принципиальных расхождений. Историей Сибирского похода Ермака занимались крупные дореволюционные ученые Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев, Н.И. Костомаров, С.Ф. Платонов. Основным источником по истории покорения Сибири Ермаком являются Сибирские летописи (Строгановская, Есиповская, Погодинская, Кунгурская и некоторые другие), тщательно исследованные в трудах Г.Ф. Миллера, П.И. Небольсина, А.В. Оксенова, П.М. Головачева С.В. Бахрушина, А.А. Введенского и других видных ученых.

Вопрос о происхождении Ермака является спорным. Одни исследователи выводят Ермака из пермских вотчин солепромышленников Строгановых, другие – из Тотемского уезда. Г.Е. Катанаев предполагал, что в начале 80-х гг. XVI столетия одновременно действовали три Ермака. Однако эти версии выглядят малодостоверными. При этом точно известно отчество Ермака – Тимофеевич, «Ермак» же может быть прозвищем, сокращением, или же искажением таких христианских имен, как Ермолай, Ермил, Еремей и т.п., а может быть и самостоятельным языческим именем.

Свидетельств о жизни Ермака до Сибирского похода сохранилось крайне мало. Ермаку приписывали и участие в Ливонской войне, разбой и грабеж проходивших по Волге царских и купеческих судов, но достоверных свидетельств об этом также не сохранилось.

Начало похода Ермака в Сибирь – также предмет многочисленных споров историков, который ведется, в основном, вокруг двух дат – 1 сентября 1581 и 1582 гг. Сторонниками начала похода в 1581 г. были С.В. Бахрушин, А.И. Андреев, А.А. Введенский, в 1582 г. – Н.И. Костомаров, Н.В. Шляков, Г.Е. Катанаев. Наиболее обоснованной датой принято считать 1 сентября 1581 г.

Схема Сибирского похода Ермака. 1581 - 1585 гг.

Совершенно иную точку зрения высказал В.И. Сергеев, по мнению которого, Ермак выступил в поход уже в сентябре 1578 г. Сначала он спустился на стругах вниз по р. Каме, поднялся по ее притоку р. Сылве, затем вернулся и зимовал возле устья р. Чусовой. Плаванье по р. Сылве и зимовка на р. Чусовой были своеобразной тренировкой, которая дала возможность атаману сплотить и проверить дружину, приучить ее к действиям в новых, непростых для казаков условиях.

Русские люди пытались покорить Сибирь задолго до Ермака. Так в 1483 и 1499 гг. Иван III посылал туда военные экспедиции, но суровый край так и оставался неизведанным. Территория Сибири XVI столетия была обширна, но при этом мало населена. Основными занятиями населения были скотоводство, охота, рыбная ловля. Кое-где по берегам рек появлялись первые очаги земледелия. Государство с центром в Искере (Кашлыке – в разных источниках именуется по-разному) объединяло несколько коренных народов Сибири: самоедов, остяков, вогулов, и все они находились под властью «осколков» Золотой орды. Хан Кучум из рода Шейбанидов, восходившего к самому Чингисхану, захватил сибирский престол в 1563 г. и взял курс на вытеснение русских с Урала.

В 60-70-е гг. XVI столетия купцы, промышленники и землевладельцы Строгановы получили от царя Ивана Васильевича Грозного владения на Урале, также им было даровано право найма ратных людей с целью предотвращения набегов кучумцев. Строгановыми был приглашен отряд вольных казаков под предводительством Ермака Тимофеевича. В конце 70-х – начале 80-х гг. XVI века казаки поднялись по Волге до Камы, где их в Кередине (Орле-городке) встретили Строгановы. Численность дружины Ермака, прибывшей к Строгановым, составляла 540 человек.

Поход Ермака. Художник К. Лебедев. 1907 г.

Перед выступлением в поход Строгановы снабдили Ермака и его дружинников всем необходимым, начиная от пороха и заканчивая мукой. Строгановские магазины являлись основой материальной базы дружины Ермака. К выступлению в поход к казачьему атаману были наряжены и люди Строгановых. Дружина разделялась на пять полков во главе с выборными есаулами. Полк делился на сотни, те, в свою очередь, на полусотни и десятки. Дружина имела полковых писарей, трубачей, сурначей, литаврщиков и барабанщиков. Также имелись три священника и беглый монах, которые отправляли богослужебные обряды.

В войске Ермака царила строжайшая дисциплина. По его приказу следили за тем, чтобы никто «блудом, или другими греховными делами не навлек на себя гнева божьего», кто нарушал это правило, того сажали на три дня «в железа». В дружине Ермака, по примеру донских казаков, были положены суровые наказания за неповиновение начальникам и побег.

Отправившись в поход, казаки по рр. Чусовой и Серебрянке преодолели путь до Уральского хребта, далее от р. Серебрянки до р. Тагил шли пешком через горы. Переход Ермака через Уральский хребет был нелегок. Каждый струг мог поднимать до 20 человек с грузом. Струги большей грузоподъемности на мелких горных реках не могли быть использованы.

Далее Ермак плыл по р. Баранча, а затем двинулся вниз по р. Тагил, после – по р. Тура. Казаки успешно отражали нападения Кучума и овладели рядом сибирских городов.

Наступление Ермака на р. Тура вынудило Кучума максимально собрать свои силы. Летописи не дают точного ответа на вопрос о численности войска, в них сообщается только о «великом множестве противника». А.А. Введенский писал о том, что общая численность подданных сибирского хана, была приблизительно 30 700 человек. Мобилизовав всех мужчин, способных носить оружие, Кучум мог выставить более 10-15 тыс. воинов. Таким образом, у него было многократное численное превосходство.

Одновременно со сбором войска Кучум распорядился укрепить столицу Сибирского ханства Искер. Главные силы кучумовской конницы под командованием его племянника царевича Маметкула были выдвинуты навстречу Ермаку, флотилия которого к августу 1582 г., а по мнению некоторых исследователей, не позднее, чем летом 1581 г., вышла к месту впадения р. Туры в р. Тобол. Попытка задержать казаков возле устья р. Туры не удалась. Казачьи струги вошли в р. Тобол и начали спускаться по его течению. Несколько раз приходилось Ермаку высаживаться на берег и атаковать кучумлян. Тогда произошел крупный кровопролитный бой у Бабасановских Юрт.

Продвижение Ермака по сибирским рекам. Рисунок и текст к «Истории Сибирской» С. Ремезова. 1689 г.

Бои на р. Тобол показали преимущества тактики Ермака перед тактикой противника. Основой этой тактики были огневой удар и бой в пешем строю. Залпы казачьих пищалей наносили противнику значительный урон. Однако не стоит преувеличивать значение огнестрельного оружия. Из пищали конца XVI века можно было сделать один выстрел за 2-3 минуты. Кучумляне в основном не имели на вооружении огнестрельного оружия, но оно было им знакомо. Однако бой в пешем строю был слабой стороной Кучума. Вступая в схватку с толпой, при отсутствии каких бы то ни было боевых порядков, кучумовцы терпели поражение за поражением, несмотря на значительное превосходство в живой силе. Таким образом, успехи Ермака достигались сочетанием огня пищалей и рукопашного боя с применением холодного оружия.

После Ермак покинул р. Тобол и начал подниматься вверх по р. Тавде, что, по мнению некоторых исследователей, было сделано с целью отрыва от противника, передышки, и поиска союзников перед решающим боем за Искер. Поднявшись вверх по р. Тавде приблизительно 150-200 верст, Ермак сделал остановку и вернулся на р. Тобол. На пути к Искеру были взяты гг. Карачин и Атик. Закрепившись в г. Карачин, Ермак оказался на непосредственных подступах к столице Сибирского ханства.

Перед штурмом столицы Ермак, согласно летописным источникам, собрал круг, где обсуждался вероятный исход предстоящего боя. Сторонники отступления указывали на множество кучумлян и малочисленность русских, однако мнение Ермака заключалось в необходимости взятия Искера. В своем решении он был тверд и поддержан многими из своих соратников. В октябре 1582 г. Ермак начал штурм укреплений сибирской столицы. Первый штурм увенчался неудачей, примерно 23 октября Ермак нанес повторный удар, однако кучумляне отбили штурм и совершили вылазку, которая оказалась для них губительной. Бой под стенами Искера еще раз показал преимущества русских в рукопашном бою. Ханское войско было разгромлено, Кучум бежал из столицы. 26 октября 1582 Ермак с дружиной вошел в город. Взятие Искера стало вершиной успехов Ермака. Коренные сибирские народы изъявляли готовность к союзу с русскими.

Покорение Сибири Ермаком. Художник В. Суриков. 1895 г.

После взятия столицы Сибирского ханства основным противником Ермака остался царевич Маметкул, который, имея неплохую конницу, совершал налеты на мелкие казачьи отряды, чем постоянно тревожил дружину Ермака. В ноябре-декабре 1582 г. царевич истребил отряд казаков, вышедших на рыбную ловлю. Ермаком был нанесен ответный удар, Маметкул бежал, однако через три месяца вновь появился в окрестностях Искера. В феврале 1583 г. Ермаку сообщили, что лагерь царевича разбит на р. Вагай в 100 верстах от столицы. Атаман незамедлительно послал туда казаков, атаковавших войско и пленивших царевича.

Весной 1583 г. казаки совершили несколько походов по Иртышу и его притокам. Самым далеким был поход к устью реки. Казаки на стругах дошли до г. Назыма – укрепленного городка на р. Обь, и взяли его. Бой под г. Назымом был одним из самых кровопролитных.

Потери в сражениях заставили Ермака послать гонцов за подкреплением. В качестве доказательства плодотворности своих действий в ходе Сибирского похода Ермак отправил Ивану IV плененного царевича и пушнину.

Зима и лето 1584 г. прошли без крупных сражений. Кучум не проявлял активности, так как внутри орды было неспокойно. Ермак берег свое войско и ожидал подкрепления. Подкрепление пришло осенью 1584 г. Это были 500 ратников, отправленных из Москвы под командованием воеводы С. Болховского, не снабженных ни боеприпасами, ни продовольствием. Ермак был поставлен в тяжелое положение, т.к. с трудом заготовил необходимые запасы для своих людей. В Искере начался голод. Люди умирали, умер и сам С. Болховский. Положение несколько улучшили местные жители, которые снабжали казаков продовольствием из своих запасов.

Летописи не приводят точного числа потерь войска Ермака, однако, по некоторым данным ко времени гибели атамана в его дружине осталось 150 человек. Положение Ермака осложнялось и тем обстоятельством, что весной 1585 г. Искер был окружен вражеской конницей. Однако блокада была снята благодаря решительному удару Ермака по ставке противника. Ликвидация окружения Искера стала последним боевым подвигом казачьего атамана. Ермак Тимофеевич погиб в водах р. Иртыш во время похода против появившегося неподалеку войска Кучума 6 августа 1585 г.

Подводя итог, следует отметить, что в основе тактики дружины Ермака был заложен богатый военный опыт казаков, накопленный за многие десятилетия. Рукопашный бой, меткая стрельба, прочная оборона, маневренность дружины, использование местности – наиболее характерные черты русского военного искусства XVI – XVII вв. К этому, безусловно, следует добавить умение атамана Ермака поддерживать жесткую дисциплину внутри дружины. Указанные умения и тактические навыки в наибольшей степени, способствовали покорению русскими воинами богатых сибирских просторов. После гибели Ермака воеводы в Сибири, как правило, продолжали придерживаться его тактики.

Памятник Ермаку Тимофеевичу в Новочеркасске. Скульптор В. Беклемишев. Открыт 6 мая 1904 г.

Присоединение Сибири имело огромное политическое и экономическое значение. Вплоть до 80-х гг. XVI века «Сибирская тема» практически не затрагивалась в дипломатических документах. Однако по мере получения Иваном IV известей о результатах похода Ермака она заняла прочное место в дипломатической документации. Уже к 1584 г. в документах встречается развернутая характеристика взаимоотношений с Сибирским ханством, включающая в себя сводку главных событий – военных действий дружины атамана Ермака против войска Кучума.

В середине 80-х гг. XVI столетия колонизационные потоки русского крестьянства постепенно двинулись осваивать необъятные просторы Сибири, а возведенные в 1586 г. и 1587 г. Тюменский и Тобольский остроги явились не только важными опорными пунктами для борьбы с кучумлянами, но и основой первых поселений русских хлебопашцев. Воеводы, посылаемые русскими царями в суровый во всех отношениях сибирский край, не могли совладать с остатками орды и добиться покорения этого плодородного и с политической точки зрения важного для России региона. Однако благодаря военному искусству казачьего атамана Ермака Тимофеевича, уже в 90-х гг. XVI столетия Западная Сибирь была включена в состав России.

topwar.ru