Тема: «Поединок двух всадников» (поэма А.С.Пушкина «Медный всадник»). Поединок двух всадников


Тема. «Поединок двух всадников» (поэма А. С. Пушкина «Медный всадник»)

Конспект урока литературы для 10 класса.

Составила: Климова Александра Владимировна

Тема. «Поединок двух всадников» (поэма А.С.Пушкина «Медный всадник»).

Цель:

  • показать роль исторической темы в творчестве А.С.Пушкина, проанализировать содержание поэмы «Медный всадник»;
  • развивать навыки выразительного чтения, анализа лирического текста;
  • воспитывать внимательного, вдумчивого читателя.

ХОД УРОКА.

І. Организационный момент.II. Изучение нового материала.

  1. Сообщение темы, цели, плана урока.
2. Вступительное слово учителя.

Пушкина всегда интересовала история. Анализируя исторические события, исследуя действия, характеры исторических лиц, поэт сопоставлял их со своим временем, своей эпохой, философски осмыслял прошлое и во многом прогнозировал дальнейшую историю страны.

Мысли писателя по поводу исторических событий и исторических персонажей актуальны и в наши дни. Мы убеждаемся в этом тем больше, чем внимательнее и глубже читаем Пушкина. В этом непреходящее значение писателя для русской и мировой литературы.

Особое значение в творчестве Пушкина имеет образ Петра I, во многом изменившего ход русской истории. Философский подход к осмыслению этого образа и русской судьбы вообще – в поэме «Медный всадник», написанной в Болдине в октябре 1833 г.

Пушкин пишет предисловие, в котором стремится подчеркнуть достоверность событий: «Происшествие, описанное в сей повести, основано на истине. Подробности наводнения заимствованы из тогдашних журналов. Любопытные могут справиться с известием, составленным В.Н.Берхом».3. Историческая основа поэмы «Медный всадник».

В начале XVII века шведы захватили русские земли на побережье Финского залива (в районе будущего Санкт-Петербурга), лишив таким образом Русское государство выхода к Балтийскому морю. Именно возвращение этой небольшой полоски земли было первоначально главной целью русского царя Петра Алексеевича, начавшего в 1700 г. войну против Швеции. К 1703 г. были одержаны первые значительные успехи – отвоёваны старинные русские земли в устье реки Невы, где сразу же был заложен город, который Пётр назвал в честь своего небесного покровителя, святого апостола Петра – Санкт-Петербург. Город строился в невероятно тяжёлых условиях – посреди болот, при постоянной угрозе наводнения, руками бесчисленных мужиков, согнанных на строительство и сотнями мерших от болезней и непосильного труда. Новую столицу не любили, сам переезд царя из Москвы в новый город воспринимался народом как неуважение к традиции и подрыв вековых устоев. Петербург и позднее воспринимался многими как город, чуждый России, официальный, холодный, зачастую враждебный… Многие из иностранных наблюдателей рассматривали историю строительства Петербурга как доказательство рабской покорности русского народа своим правителям, затеявшим бессмысленное строительство призрачного города на совершенно непригодной для жилья земле.

В этом контексте поэтическое признание москвича Пушкина в своей любви к северной столице приобретает совершенно особый смысл. Прекрасно зная, во что обошлось русскому народу строительство этого города и политика Петра в целом, Пушкин видит и другое – те благотворные результаты, которые имели для России, её культурного и политического развития петровские преобразования, символом которых является Петербург до сих пор. Поэт не закрывает глаза на мучительную сложность жизни в послепетровской России (эта линия развивается в основной части поэмы) – и всё же он чувствует себя представителем именно той России, в которой живёт, не видя никакого смысла в возвращении назад, ко временам допетровской московской старины.4. Обзор содержания поэмы.

«На берегу пустынных волн» Невы стоит Петр и думает о городе, который будет здесь построен и который станет окном России в Европу. Прошло сто лет, и город «из тьмы лесов, из топи блат/Вознесся пышно, горделиво». Творенье Петра прекрасно, это торжество гармонии и света, пришедшее на смену хаосу и тьме.

Ноябрь в Петербурге дышал холодом, Нева плескалась и шумела. Поздним вечером возвращается домой в свою каморку в бедном районе Петербурга, называемом Коломной, мелкий чиновник по имени Евгений. Когда-то род его был знатен, но сейчас даже воспоминание об этом стерлось, а сам Евгений дичится знатных людей. Он ложится, но не может заснуть, развлеченный мыслями о своем положении, о том, что с прибывающей реки сняли мосты и что это на два-три дня разлучит его с возлюбленной, Парашей, живущей на другом берегу. Мысль о Параше рождает мечты о женитьбе и о будущей счастливой и скромной жизни в кругу семьи, вместе с любящей и любимой женой и детьми. Наконец, убаюканный сладкими мыслями, Евгений засыпает.

«Редеет мгла ненастной ночи/И бледный день уж настает…» Наставший день приносит страшное несчастье. Нева, не одолев силы ветра, преградившего ей путь в залив, хлынула на город и затопила его. Погода свирепела все больше, и скоро весь Петербург оказался под водой. Разбушевавшиеся волны ведут себя, как солдаты неприятельской армии, которая взяла город штурмом. Народ видит в этом Божий гнев и ждет казни. Царь, правивший в тот год Россией, выходит на балкон дворца и говорит, что «с Божией стихией/Царям не совладеть».

В это время на Петровой площади верхом на мраморном изваянии льва у крыльца нового роскошного дома сидит недвижный Евгений, не чувствуя, как ветер сорвал с него шляпу, как поднимающаяся вода мочит его подошвы, как дождь хлещет ему в лицо. Он смотрит на противоположный берег Невы, где совсем близко от воды живут в своем бедном домишке его возлюбленная со своей матерью. Как будто околдованный мрачными мыслями, Евгений не может сдвинуться с места, а спиной к нему, возвышаясь над стихией, «стоит с простертою рукою кумир на бронзовом коне».

Но вот наконец Нева вошла в берега, вода спала, и Евгений, замирая душой, спешит к реке, находит лодочника и переправляется на другой берег. Он бежит по улице и не может узнать знакомых мест. Все разрушено наводнением, кругом все напоминает поле сражения, валяются тела. Евгений спешит туда, где стоял знакомый домик, но не находит его. Он видит иву, росшую у ворот, но нет самих ворот. Не в силах перенести потрясения, Евгений захохотал, лишившись рассудка.

Новый день, встающий над Петербургом, уже не находит следов давешних разрушений, все приведено в порядок, город зажил привычной жизнью. Лишь Евгений не устоял против потрясений. Он скитается по городу, полный мрачных дум, и в ушах его все время раздается шум бури. Так в скитаниях проводит он неделю, месяц, бродит, питается подаянием, спит на пристани. Злые дети бросают ему камни вслед, а кучера хлещут плетьми, но, кажется, он ничего этого не замечает. Его все еще оглушает внутренняя тревога. Однажды ближе к осени, в ненастную погоду, Евгений просыпается и живо вспоминает прошлогодний ужас. Он встает, торопливо бродит и внезапно видит дом, перед крыльцом которого стоят мраморные изваяния львов с поднятыми лапами, и «над огражденною скалою» на бронзовом коне сидит всадник с простертою рукой. Мысли Евгения внезапно проясняются, он узнает это место и того, «чьей волей роковой/Под морем город основался…». Евгений обходит вокруг подножия памятника, дико глядя на изваяние, он чувствует необычайное волнение и гнев и в гневе грозит памятнику, но вдруг ему показалось, что лицо грозного царя обращается к нему, а в глазах его сверкает гнев, и Евгений бросается прочь, слыша за собой тяжелый топот медных копыт. И всю ночь несчастный мечется по городу и ему кажется, что всадник с тяжелым топотом скачет за ним повсюду. И с этой поры, если случалось ему проходить по площади, на которой стоит изваяние, он смущенно снимал перед ним картуз и прижимал руку к сердцу, как бы прося прощения у грозного истукана. На взморье виден малый пустынный остров, куда иногда причаливают рыбаки. Наводненье занесло сюда пустой ветхий домишко, у порога которого нашли труп бедного Евгения и тут же «похоронили ради Бога».5.Основные темы поэмы.

Последняя поэма Пушкина – художественный итог его размышлений о личности Петра I, о «петербургском» периоде русской истории. В поэме «встретились» две темы: тема Петра, «строителя чудотворного», и тема простого («маленького») человека, «ничтожного героя, волновавшего поэта с конца 20-х годов XIX в. Повествование о трагической судьбе заурядного жителя Петербурга, пострадавшего во время наводнения, стало сюжетной основой для историко-философских обобщений, связанных с ролью Петра в новейшей истории России, с судьбой его детища – Петербурга.

"Пушкин стремится всеми средствами сделать одного из них - Петра - сколько возможно более «великим», а другого - Евгения - сколько возможно более «малым», «ничтожным». «Великий Петр», по замыслу поэта, должен был стать олицетворением мощи самодержавия в её крайнем проявлении; «бедный Евгений» - воплощением крайнего бессилия обособленной, незначительной личности».

(Брюсов В. «Ремесло поэта»)

«В поэме два Петра: Петр живой и Петр - Медный всадник, кумир на бронзовом коне.

Два Евгения: заурядный бедный чиновник, покорный судьбе, мечтающий о своем нехитром счастье, и Евгений безумный, взбунтовавшийся, поднявший руку на царя. Даже не на царя - на власть.

Два Петербурга: Петербург прекрасных дворцов, набережных, белых ночей и внутреннего, рядом с ним, бездушья чиновничьей столицы, жестокий город, в котором будет жить Раскольников.

Две Невы...

Расщепление проходило сквозь всю поэму, через весь ее образный строй». (Гранин Д. «Два лика».) 6. Композиционный план вступления.

  • История постройки города.
  • Гимн городу от лица поэта.
  • Пожелание городу красоты и стойкости, спокойствия морской стихии.
  • Переход к «печальному рассказу».

7. Слушание аудиозаписи. Вступление к поэме А.С.Пушкина «Медный всадник» читает В.Завьялов.III. Закрепление изученного.

- С какой целью автор употребляет местоимение «мы», раскрывая замысел Петра построить новый город?

- Найдите лексические и другие средства художественной выразительности, показывающие отношение автора к деятельности Петра как исторически необходимой и направленной на благо государства.

- Какие стороны преобразовательской деятельности Петра через «сто лет» отмечает Пушкин в строках:

…и юный град…

Вознесся пышно, горделиво;

Где прежде финский рыболов….

Бросал в неведомые воды

Свой ветхий невод…?

- В чём своеобразие конфликта в поэме? (Замысел Петра построить город на болотах реализован ценой насилия над природой и людьми. Вступление призвано подвести читателя к пониманию основного конфликта – истории и личности.

Конфликт в поэме разветвлён, сложен, имеет несколько сторон. Это конфликт между «маленьким» человеком и властью, между природой и человеком, между городом и стихией, между личностью и историей, между реальным и мифологическим.

Для автора было важно подчеркнуть масштаб конфликта, он утверждает, что это не просто романтическая поэма, а нечто более глубокое и масштабное.)

- Как изображён Петербург в поэме? (Мир Петербурга предстаёт в поэме как некое замкнутое пространство. Город живёт по своим законам, начертанным его основателем. Это как бы новая цивилизация, противопоставленная и дикой природе, и прежней России. «Московский» период её истории, символом которой является «старая Москва» («порфироносная вдова»), ушёл в прошлое.

Петербург полон резких конфликтов, неразрешимых противоречий. Величественный, но внутренне противоречивый образ города создан во вступлении. Пушкин подчёркивает двойственность Петербурга: «он вознёсся пышно, горделиво», но «из тьмы лесов, из топи блат». Это город-колосс, под которым болотная топь. Задуманный Петром как просторное место для грядущего «пира», он тесен: по берегам Невы «громады стройные теснятся». Петербург – военная столица, но таким делают его прадеды и гром пушечных салютов. Это твердыня, которую никто не штурмует.

Вступление – панегирик Петербургу государственному, парадному. Но чем больше поэт говорит о пышной красоте города, тем больше создаётся впечатление, что он какой-то неподвижный, призрачный. Сам воздух города зимой «недвижный».

В гордом облике «младшей» столицы скрывается что-то тревожное. Пять раз во вступлении повторяется слово «люблю». Это признание в любви Петербургу, но произносится оно как заклинание, понуждение любить. Кажется, что поэт всеми силами старается полюбить прекрасный город, вызывающий в нём противоречивые, тревожные чувства.

В самом сравнении города с Россией – двойственный смысл: здесь и признание неколебимости России, и ощущение зыбкости города. Петербург контрастно показан до и после наводнения.

Петербург – огромный «рукотворный» памятник Петру I. Противоречия города отражают противоречия его основателя.)

- Каковы особенности образа героя поэмы – Евгения? (Столкнув в поэме бронзового Петра и бедного петербургского чиновника Евгения, Пушкин подчеркнул, что государственная власть и человек разделены бездной. Уравнивая все сословия одной «дубиной», усмиряя человеческую стихию России «железной уздой», Пётр хотел превратить её в покорный и податливый материал. Евгений должен был стать воплощением мечты самодержца о человеке-марионетке, лишённом исторической памяти, забывшем и «родные преданья», и своих предков. Отчасти цель была достигнута: пушкинский герой – продукт и жертва петербургской «цивилизации», один из бесчисленного множества чиновников без «прозванья», которые «где-то служат», не задумываясь о смысле своей службы, мечтают о «мещанском счастье»: хорошем местечке, доме, благополучии.

Но Евгений – пленник города и «петербургского» периода русской истории – не только укор Петру и созданному им городу, символу России. Евгений – антипод «кумира на бронзовом коне». У него есть то, чего лишён бронзовый Пётр: сердце и душа. Он способен мечтать, печалиться, страшиться за судьбу возлюбленной. Глубокий смысл поэмы в том, что Евгений сопоставлен не с Петром-человеком, а именно с «кумиром» Петра, со статуей. Пушкин нашёл свою «единицу измерения» необузданной, но скованной металлом власти – человечность.

Герой «петербургской» повести, став безумцем, потерял социальную определённость. Сошедший с ума Евгений бродит по Петербургу, не замечая унижений и людской злобы. Память о пережитом наводнении приводит его на Сенатскую площадь, где он во второй раз встречается с «кумиром на бронзовом коне». Этот кульминационный эпизод поэмы, завершившийся погоней Медного всадника за «безумцем бедным», особенно важен для понимания смысла всего произведения. Нередко в словах Евгения, обращённых к бронзовому Петру, видят бунт, восстание против «державца полумира» (иногда проводились аналогии между этим эпизодом и восстанием декабристов)).

- В чём заключается необычность образа Петра I в поэме? (Образ Петра выведен Пушкиным не только в поэме «Полтава», где он предстаёт вдохновенным военачальником-победителем, но и во многих других произведениях: «Пир Петра Великого», «Арап Петра Великого», «Медный всадник». Необычен образ Петра в поэме «Медный всадник». В ней действует уже не сам Пётр, а его «кумир», памятник. Этот образ неотделим от образа Петербурга, он является символом северной столицы.

А.С.Пушкин использует былинные способы изображения исторической личности: широкий взгляд на мир «укрупняет» и личность героя: «стоял он, дум великих полн…». Образ героя дан на фоне огромного пространства, которое предстоит преобразовать, покорить.

Вступление написано в традициях ломоносовской оды высоким слогом. В жанре оды традиционно писали о событиях и делах государственного значения, направленных на укрепление его мощи и процветания. Таким образом, не только поэтическая речь, но и выбранный автором жанр вступления должны были подчеркнуть в образе Петра его государственную мудрость и патриотизм.)

- Поэма «Медный всадник» имеет подзаголовок: «Петербургская повесть». Однако в трудах многих литературоведов встречается обозначение этого произведения как поэмы. Как вы считаете, к какому жанру ближе «Медный всадник» и почему?IV. Подведение итогов урока.V. Домашнее задание.

1. Ответить на вопрос: «Каким мы видим Петра в поэме А.С.Пушкина «Медный всадник»?».

2. Выучить наизусть отрывок из поэмы.

Использованная литература:

Уроки литературы. К учебнику «Литература. 10 класс» (авт. – сост. Г.С.Меркин): методическое пособие /Ф.Е.Соловьева; под ред. Г.С.Меркина. – М.: ООО «Русское слово – учебник», 2012

literature-edu.ru

«Поединок двух всадников» (поэма А.С.Пушкина «Медный всадник»). страница 4

Петербург полон резких конфликтов, неразрешимых противоречий. Величественный, но внутренне противоречивый образ города создан во вступлении. Пушкин подчёркивает двойственность Петербурга: «он вознёсся пышно, горделиво», но «из тьмы лесов, из топи блат». Это город-колосс, под которым болотная топь. Задуманный Петром как просторное место для грядущего «пира», он тесен: по берегам Невы «громады стройные теснятся». Петербург – военная столица, но таким делают его прадеды и гром пушечных салютов. Это твердыня, которую никто не штурмует.

Вступление – панегирик Петербургу государственному, парадному. Но чем больше поэт говорит о пышной красоте города, тем больше создаётся впечатление, что он какой-то неподвижный, призрачный. Сам воздух города зимой «недвижный».

В гордом облике «младшей» столицы скрывается что-то тревожное. Пять раз во вступлении повторяется слово «люблю». Это признание в любви Петербургу, но произносится оно как заклинание, понуждение любить. Кажется, что поэт всеми силами старается полюбить прекрасный город, вызывающий в нём противоречивые, тревожные чувства.

В самом сравнении города с Россией – двойственный смысл: здесь и признание неколебимости России, и ощущение зыбкости города. Петербург контрастно показан до и после наводнения.

Петербург – огромный «рукотворный» памятник Петру I. Противоречия города отражают противоречия его основателя.)

- Каковы особенности образа героя поэмы – Евгения? (Столкнув в поэме бронзового Петра и бедного петербургского чиновника Евгения, Пушкин подчеркнул, что государственная власть и человек разделены бездной. Уравнивая все сословия одной «дубиной», усмиряя человеческую стихию России «железной уздой», Пётр хотел превратить её в покорный и податливый материал. Евгений должен был стать воплощением мечты самодержца о человеке-марионетке, лишённом исторической памяти, забывшем и «родные преданья», и своих предков. Отчасти цель была достигнута: пушкинский герой – продукт и жертва петербургской «цивилизации», один из бесчисленного множества чиновников без «прозванья», которые «где-то служат», не задумываясь о смысле своей службы, мечтают о «мещанском счастье»: хорошем местечке, доме, благополучии.

Но Евгений – пленник города и «петербургского» периода русской истории – не только укор Петру и созданному им городу, символу России. Евгений – антипод «кумира на бронзовом коне». У него есть то, чего лишён бронзовый Пётр: сердце и душа. Он способен мечтать, печалиться, страшиться за судьбу возлюбленной. Глубокий смысл поэмы в том, что Евгений сопоставлен не с Петром-человеком, а именно с «кумиром» Петра, со статуей. Пушкин нашёл свою «единицу измерения» необузданной, но скованной металлом власти – человечность.

Герой «петербургской» повести, став безумцем, потерял социальную определённость. Сошедший с ума Евгений бродит по Петербургу, не замечая унижений и людской злобы. Память о пережитом наводнении приводит его на Сенатскую площадь, где он во второй раз встречается с «кумиром на бронзовом коне». Этот кульминационный эпизод поэмы, завершившийся погоней Медного всадника за «безумцем бедным», особенно важен для понимания смысла всего произведения. Нередко в словах Евгения, обращённых к бронзовому Петру, видят бунт, восстание против «державца полумира» (иногда проводились аналогии между этим эпизодом и восстанием декабристов)).

infourok.ru

«Поединок двух всадников» (поэма А.С.Пушкина «Медный всадник»).

План – конспект урока литературе в 10 классе.

Тема. «Поединок двух всадников» (поэма А.С.Пушкина «Медный всадник»).

Цель:

  • показать роль исторической темы в творчестве А.С.Пушкина, проанализировать содержание поэмы «Медный всадник»;

  • развивать навыки выразительного чтения, анализа лирического текста;

  • воспитывать внимательного, вдумчивого читателя.

ХОД УРОКА.

І. Организационный момент.

II. Изучение нового материала.

  1. Сообщение темы, цели, плана урока.

2. Вступительное слово учителя.

Пушкина всегда интересовала история. Анализируя исторические события, исследуя действия, характеры исторических лиц, поэт сопоставлял их со своим временем, своей эпохой, философски осмыслял прошлое и во многом прогнозировал дальнейшую историю страны.

Мысли писателя по поводу исторических событий и исторических персонажей актуальны и в наши дни. Мы убеждаемся в этом тем больше, чем внимательнее и глубже читаем Пушкина. В этом непреходящее значение писателя для русской и мировой литературы.

Особое значение в творчестве Пушкина имеет образ Петра I, во многом изменившего ход русской истории. Философский подход к осмыслению этого образа и русской судьбы вообще – в поэме «Медный всадник», написанной в Болдине в октябре 1833 г.

Пушкин пишет предисловие, в котором стремится подчеркнуть достоверность событий: «Происшествие, описанное в сей повести, основано на истине. Подробности наводнения заимствованы из тогдашних журналов. Любопытные могут справиться с известием, составленным В.Н.Берхом».

3. Историческая основа поэмы «Медный всадник».

В начале XVII века шведы захватили русские земли на побережье Финского залива (в районе будущего Санкт-Петербурга), лишив таким образом Русское государство выхода к Балтийскому морю. Именно возвращение этой небольшой полоски земли было первоначально главной целью русского царя Петра Алексеевича, начавшего в 1700 г. войну против Швеции. К 1703 г. были одержаны первые значительные успехи – отвоёваны старинные русские земли в устье реки Невы, где сразу же был заложен город, который Пётр назвал в честь своего небесного покровителя, святого апостола Петра – Санкт-Петербург. Город строился в невероятно тяжёлых условиях – посреди болот, при постоянной угрозе наводнения, руками бесчисленных мужиков, согнанных на строительство и сотнями мерших от болезней и непосильного труда. Новую столицу не любили, сам переезд царя из Москвы в новый город воспринимался народом как неуважение к традиции и подрыв вековых устоев. Петербург и позднее воспринимался многими как город, чуждый России, официальный, холодный, зачастую враждебный… Многие из иностранных наблюдателей рассматривали историю строительства Петербурга как доказательство рабской покорности русского народа своим правителям, затеявшим бессмысленное строительство призрачного города на совершенно непригодной для жилья земле.

В этом контексте поэтическое признание москвича Пушкина в своей любви к северной столице приобретает совершенно особый смысл. Прекрасно зная, во что обошлось русскому народу строительство этого города и политика Петра в целом, Пушкин видит и другое – те благотворные результаты, которые имели для России, её культурного и политического развития петровские преобразования, символом которых является Петербург до сих пор. Поэт не закрывает глаза на мучительную сложность жизни в послепетровской России (эта линия развивается в основной части поэмы) – и всё же он чувствует себя представителем именно той России, в которой живёт, не видя никакого смысла в возвращении назад, ко временам допетровской московской старины.

infourok.ru

«Поединок двух всадников» (поэма А.С.Пушкина «Медный всадник»). страница 3

5.Основные темы поэмы.

Последняя поэма Пушкина – художественный итог его размышлений о личности Петра I, о «петербургском» периоде русской истории. В поэме «встретились» две темы: тема Петра, «строителя чудотворного», и тема простого («маленького») человека, «ничтожного героя, волновавшего поэта с конца 20-х годов XIX в. Повествование о трагической судьбе заурядного жителя Петербурга, пострадавшего во время наводнения, стало сюжетной основой для историко-философских обобщений, связанных с ролью Петра в новейшей истории России, с судьбой его детища – Петербурга.

"Пушкин стремится всеми средствами сделать одного из них - Петра - сколько возможно более «великим», а другого - Евгения - сколько возможно более «малым», «ничтожным». «Великий Петр», по замыслу поэта, должен был стать олицетворением мощи самодержавия в её крайнем проявлении; «бедный Евгений» - воплощением крайнего бессилия обособленной, незначительной личности».

(Брюсов В. «Ремесло поэта»)

«В поэме два Петра: Петр живой и Петр - Медный всадник, кумир на бронзовом коне.

Два Евгения: заурядный бедный чиновник, покорный судьбе, мечтающий о своем нехитром счастье, и Евгений безумный, взбунтовавшийся, поднявший руку на царя. Даже не на царя - на власть.

Два Петербурга: Петербург прекрасных дворцов, набережных, белых ночей и внутреннего, рядом с ним, бездушья чиновничьей столицы, жестокий город, в котором будет жить Раскольников.

Две Невы...

Расщепление проходило сквозь всю поэму, через весь ее образный строй». (Гранин Д. «Два лика».)

6. Композиционный план вступления.

  • История постройки города.

  • Гимн городу от лица поэта.

  • Пожелание городу красоты и стойкости, спокойствия морской стихии.

  • Переход к «печальному рассказу».

7. Слушание аудиозаписи. Вступление к поэме А.С.Пушкина «Медный всадник» читает В.Завьялов.

III. Закрепление изученного.

- С какой целью автор употребляет местоимение «мы», раскрывая замысел Петра построить новый город?

- Найдите лексические и другие средства художественной выразительности, показывающие отношение автора к деятельности Петра как исторически необходимой и направленной на благо государства.

- Какие стороны преобразовательской деятельности Петра через «сто лет» отмечает Пушкин в строках:

…и юный град…

Вознесся пышно, горделиво;

Где прежде финский рыболов….

Бросал в неведомые воды

Свой ветхий невод…?

- В чём своеобразие конфликта в поэме? (Замысел Петра построить город на болотах реализован ценой насилия над природой и людьми. Вступление призвано подвести читателя к пониманию основного конфликта – истории и личности.

Конфликт в поэме разветвлён, сложен, имеет несколько сторон. Это конфликт между «маленьким» человеком и властью, между природой и человеком, между городом и стихией, между личностью и историей, между реальным и мифологическим.

Для автора было важно подчеркнуть масштаб конфликта, он утверждает, что это не просто романтическая поэма, а нечто более глубокое и масштабное.)

- Как изображён Петербург в поэме? (Мир Петербурга предстаёт в поэме как некое замкнутое пространство. Город живёт по своим законам, начертанным его основателем. Это как бы новая цивилизация, противопоставленная и дикой природе, и прежней России. «Московский» период её истории, символом которой является «старая Москва» («порфироносная вдова»), ушёл в прошлое.

infourok.ru

«Поединок двух всадников» (поэма А.С.Пушкина «Медный всадник»). страница 2

4. Обзор содержания поэмы.

«На берегу пустынных волн» Невы стоит Петр и думает о городе, который будет здесь построен и который станет окном России в Европу. Прошло сто лет, и город «из тьмы лесов, из топи блат/Вознесся пышно, горделиво». Творенье Петра прекрасно, это торжество гармонии и света, пришедшее на смену хаосу и тьме.

Ноябрь в Петербурге дышал холодом, Нева плескалась и шумела. Поздним вечером возвращается домой в свою каморку в бедном районе Петербурга, называемом Коломной, мелкий чиновник по имени Евгений. Когда-то род его был знатен, но сейчас даже воспоминание об этом стерлось, а сам Евгений дичится знатных людей. Он ложится, но не может заснуть, развлеченный мыслями о своем положении, о том, что с прибывающей реки сняли мосты и что это на два-три дня разлучит его с возлюбленной, Парашей, живущей на другом берегу. Мысль о Параше рождает мечты о женитьбе и о будущей счастливой и скромной жизни в кругу семьи, вместе с любящей и любимой женой и детьми. Наконец, убаюканный сладкими мыслями, Евгений засыпает.

«Редеет мгла ненастной ночи/И бледный день уж настает…» Наставший день приносит страшное несчастье. Нева, не одолев силы ветра, преградившего ей путь в залив, хлынула на город и затопила его. Погода свирепела все больше, и скоро весь Петербург оказался под водой. Разбушевавшиеся волны ведут себя, как солдаты неприятельской армии, которая взяла город штурмом. Народ видит в этом Божий гнев и ждет казни. Царь, правивший в тот год Россией, выходит на балкон дворца и говорит, что «с Божией стихией/Царям не совладеть».

В это время на Петровой площади верхом на мраморном изваянии льва у крыльца нового роскошного дома сидит недвижный Евгений, не чувствуя, как ветер сорвал с него шляпу, как поднимающаяся вода мочит его подошвы, как дождь хлещет ему в лицо. Он смотрит на противоположный берег Невы, где совсем близко от воды живут в своем бедном домишке его возлюбленная со своей матерью. Как будто околдованный мрачными мыслями, Евгений не может сдвинуться с места, а спиной к нему, возвышаясь над стихией, «стоит с простертою рукою кумир на бронзовом коне».

Но вот наконец Нева вошла в берега, вода спала, и Евгений, замирая душой, спешит к реке, находит лодочника и переправляется на другой берег. Он бежит по улице и не может узнать знакомых мест. Все разрушено наводнением, кругом все напоминает поле сражения, валяются тела. Евгений спешит туда, где стоял знакомый домик, но не находит его. Он видит иву, росшую у ворот, но нет самих ворот. Не в силах перенести потрясения, Евгений захохотал, лишившись рассудка.

Новый день, встающий над Петербургом, уже не находит следов давешних разрушений, все приведено в порядок, город зажил привычной жизнью. Лишь Евгений не устоял против потрясений. Он скитается по городу, полный мрачных дум, и в ушах его все время раздается шум бури. Так в скитаниях проводит он неделю, месяц, бродит, питается подаянием, спит на пристани. Злые дети бросают ему камни вслед, а кучера хлещут плетьми, но, кажется, он ничего этого не замечает. Его все еще оглушает внутренняя тревога. Однажды ближе к осени, в ненастную погоду, Евгений просыпается и живо вспоминает прошлогодний ужас. Он встает, торопливо бродит и внезапно видит дом, перед крыльцом которого стоят мраморные изваяния львов с поднятыми лапами, и «над огражденною скалою» на бронзовом коне сидит всадник с простертою рукой. Мысли Евгения внезапно проясняются, он узнает это место и того, «чьей волей роковой/Под морем город основался…». Евгений обходит вокруг подножия памятника, дико глядя на изваяние, он чувствует необычайное волнение и гнев и в гневе грозит памятнику, но вдруг ему показалось, что лицо грозного царя обращается к нему, а в глазах его сверкает гнев, и Евгений бросается прочь, слыша за собой тяжелый топот медных копыт. И всю ночь несчастный мечется по городу и ему кажется, что всадник с тяжелым топотом скачет за ним повсюду. И с этой поры, если случалось ему проходить по площади, на которой стоит изваяние, он смущенно снимал перед ним картуз и прижимал руку к сердцу, как бы прося прощения у грозного истукана. На взморье виден малый пустынный остров, куда иногда причаливают рыбаки. Наводненье занесло сюда пустой ветхий домишко, у порога которого нашли труп бедного Евгения и тут же «похоронили ради Бога».

infourok.ru

О рыцарских турнирах в подробностях… (часть третья) » Военное обозрение

Труба зачинщика надменный вызов шлет,И рыцаря труба в ответ поет,Поляна вторит им и небосвод,Забрала опустили седоки,И к панцирям прикреплены древки; Вот кони понеслись, и наконецС бойцом вплотную съехался боец.(«Паламон и Арсит»)

Нашлемные украшения (см. на фото слева), предназначенного для боя на булавах, представленные в Оружейной палате Дрездена. Как видите, в этом случае они отличаются он нашлемных украшений для шлемов топхельм, прежде всего тем, что невелики по размерам и крепятся на самую макушку шлема, где для этого имеется металлический штырь.

К началу XV века в Германии родилась совершенно новая форма копейного поединка двух всадников, сразу же завоевавшая большую популярность, — реннен или «скачки». Вендален Бехайм сообщает, что придумал поединок Альбрехт-Август, маркграф Бранденбургский и он же стал его популяризатором. Суть состязания состояла в том, чтобы точным ударом сбить со своего противника тарч, что сразу показывало успех либо неуспех схватки. Но главной новацией боя являлось то, что его участникам действительно приходилось поскакать по ристалищу. В прежнем состязании гештех всадники сразу после сшибки осаживали своих коней и затем возвращались к месту «старта», где поправляли амуницию и получали новые копья. То есть между столкновениями была пауза. Теперь всадники, столкнувшись, продолжали движение, менялись местами, новые копья им вручались «на ходу», после чего они опять атаковали друг друга, причем все это происходило в быстром темпе. Таких столкновений могло быть при этом несколько, что, разумеется, повышало зрелищность такого турнира.

Готические доспехи, послужившие основой для доспеха реннцойг. «Гербовник» Жиля да Бове. (Национальная библиотека Франции, Париж)

Соответственно под него был создан и специальный доспех реннцойг, заимствовавший свою форму от готических доспехов XV века. Шлемом для этого состязания являлся салад без забрала, но имевший смотровую щель. Поскольку на саладе нашлемные украшения закреплять было неудобно, ограничились султаном из перьев. Защитный колпак под салад остался таким же, как и у «жабья голова». Нагрудник кирасы, как и у доспеха штейхцойг, снабжался копейным крюком, а сзади имел кронштейн для копья. Зато кираса получила дополнительно привинчивающийся к ней металлический подбородник, который закрывал всю нижнюю часть лица. Защитой бедер служили пластинчатые доспехи, «юбка», приделанная к кирасе, использовалась лишь в самом начале.

Кирасы с подбородником от доспехов реннцойг. (Оружейная палата Дрездена)

Реннцойг потребовал себе и специального тарча, получившего название реннтарч. Он также изготовлялся из дерева и обтягивался кожей, окрашенной в черный цвет и с железными оковками по краям. Щит этот плотно прилегал к кирасе, повторяя ее форму и форму левого наплечника. Размеры реннтарча зависели от того, для какой разновидности турнира этот тарч предназначался. Для «точного» реннена и бундреннена он имел высоту от пояса до шеи, а в так называемом «жестком» реннене — от самой середины бедра и до смотровой щели на шлеме. То есть это была достаточно толстая деревянная пластина, профилированная под доспех рыцаря. Сверху крашеное дерево обтягивали тканью с нарисованными на ней либо вышитыми геральдическими эмблемами его владельца.

Острые наконечники для реннена. (Оружейная палата Дрездена)

Копье для конной атаки в реннене также стало другим – легче копий, применяемых на турнире до этого. Длину оно имело около 380 см, диаметр 7 см и вес около 14 кг. А вот наконечник на него поставили острый, а не корончатый! Правда, длина острия была небольшой, то есть глубоко в цель он проникнуть не мог. Изменилась и форма защитного диска на древке копья. Теперь это был щиток в форме воронки. Причем размеры его все время увеличивались так, что со временем он не только прикрывал всю правую руку всадника от плеча до запястья, но также и часть груди.

Копейные щитки 1570 г. Вес 1023.4 г. Италия. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)Копейный щиток для доспеха реннцойг. (Императорская охотничья и оружейная палата Вены)

В XV и XVI вв. проводились и так называемые «полевые турниры», имитирующие настоящее сражение. Правила были простые: конные рыцари делились на два равных по численности отряда и сражались на ристалище, выстроившись в две линии. Участвуя в этом виде состязаний, рыцари, как правило, надевали те же самые доспехи, что и на войну. Разница между турнирным и боевым вариантом заключалась лишь в том, что на них прикреплялись пластины с подбородниками, которые доходили до самой смотровой щели шлема-салада.

Гран-гарда 1551 г. Вес 737.1 г. Австрия, Инсбрук. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Кроме этого, участник турнира имел право прикрепить к своему доспеху еще и другие дополнительные защитные пластины. Например – цельнокованую пластину на все левое плечо наплечника заодно с подбородником, или гран-гарду. Турнирный доспех от боевого внешне отличался разве что наличием отверстия для крепежных винтов. Вооружением всадника служило традиционное турнирное копье, очень похожее на боевое, но только лишь несколько короче длиной и больше диаметром, и с наконечником, имеющим удлиненную форму.

«Слепой» конский налобник 1490 г. Вес 2638 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Естественно, что конское снаряжение для турниров также имело свои особенности. Например, отличие наблюдались в форме седел. Многие седла помимо того, что были богато украшены, имели высокие передние луки, из-за чего доспехи для защиты живота и ног всаднику уже и не требовались. Поводья могли быть самыми простыми, из обыкновенных сырых пеньковых веревок, но при этом их обшивали различными лентами той же расцветки, что и конская попона. Если во время боя удила рвались, то всадник управлял лошадью при помощи копья.

Налобник с защитными наглазниками. (Императорская охотничья и оружейная палата Вены)

Лошади покрывались двухслойными попонами из кожи, первый слой, и полотняной ткани – второй. Морду обычно покрывал металлический налобник, причем очень часто такой налобник был «слепым», то есть не имел прорезей для глаз. В тех же случаях, если таковые имелись, их защищали выпуклыми наглазниками. Интересно, что самое раннее изображение такого слепого налобника относится к 1367 году.

Седло ок. 1570 – 1580 гг. Вес 10 кг. Милан. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк).

Седло и стремена из Дрезденской оружейной палаты. Как видите, передняя лука у этого седла, кстати, как и задняя, усилена металлическими пластинами с гравировкой и чернением. Понятно, что это красиво, но такая пластина являлась и хорошей дополнительной защитой для всадника.

А вот об этом седле известно, что его изготовил известный немецкий оружейник Антон Пеффенхаузер из Аугсбурга после 1591 года. (Оружейная палата Дрездена)

Ну, а теперь давайте попробуем углубиться в турнирную науку еще больше и рассмотрим разные виды одного и того же турнирного боя, а также характерные особенности доспехов, которые для них предназначались. Тот же гештех, например, имел целый ряд интересных разновидностей – ну, как, например, хоккей делится на хоккей с шайбой, с мячом и хоккей на траве. Вот так же появились так называемый гештех «высоких седел», «общенемецкий гештех» и, наконец, «гештех закованных в броню».

Еще одно седло работы Пеффенхаузера. (Оружейная палата Дрездена)

Вот, например, турнир «высоких седел». Уже одно это название говорит о том, что всадник должен был сидеть в высоком седле, вроде того, что применялось и в поединках на булавах. Деревянные передние луки при этом не только защищали ноги всадника спереди, но и закрывали ему живот до самой груди. Седло как бы охватывало всадника, так что выпасть из него он не мог. Однако сражались в нем на копьях, а не на булавах, при этом нужно было сломать свое копье о щит противника. Это был наиболее безопасный вариант турнирного поединка, поскольку упасть с коня всадник не мог.

Участники «полевого турнира» в так называемых «саксонских турнирных доспехах». От всех прочих они отличались простой полировкой и отсутствием украшений, а также характерным креплением шлема салад к спинке кирасы. (Оружейная палата Дрездена)

Напротив, в «общенемецком гештехе» седло было устроено таким образом, что не имело задней луки вообще. Нужно было ударить копьем в тарч противника так, чтобы он вылетел из седла. Ноги рыцаря в этом случае были незащищены, а вот у лошади на груди укреплялся огромный нагрудник из грубого полотна, набитый соломой. Зачем это было необходимо? А вот зачем: разделительного барьера эти поединки не предусматривали, поэтому столкновение двух лошадей «лоб в лоб» могло иметь самые катастрофические последствия.

Рыцарь в «саксонских турнирных доспехах» (Оружейная палата Дрездена)

Гештех «закованных в броню» от предыдущих видов состязаний отличался только тем, что ноги всадников были, как и раньше, прикрыты металлом, то есть он был ближе к «старым добрым временам» чем два предыдущих.

Более безопасным во всех отношениях был итальянский гештех с барьером. Поэтому, кстати, глухие налобники в этом случае и не применялись, а использовались с решетчатыми либо «дырчатыми» выпуклыми наглазниками.

Столь же разнообразными были и разновидности реннена…

Продолжение следует…

topwar.ru

Сундук Истории: Средневековый рыцарский турнир: поединок на копьях

Средневековый рыцарский турнир: поединок на копьях

Конный поединок на копьях был одним из популярнейших рыцарских развлечений. Достаточно сложно точно определить период, когда этот вид воинских состязаний получил распространение в Западной Европе, эта проблема связана с выяснением момента появления нового способа использования копья в кавалерии.
Конный поединок на копьях
На гобелене из Байе (1077– 1085) видно, что всадники, вооруженные длинными копьями, редко атакуют, держа копье наперевес под мышкой; почти все они поднимают его в правой руке над головой как пилум древних, предназначенный для метания. Похоже, только в XII в. возник обычай атаковать, не выпуская копья из руки, плотно прижимая его к телу, а поединки как раз предназначались для упражнения воинов в таких атаках.
Фрагмент гобелена из Байо
Обычно рыцарский турнир начинался либо завершался поединками на копьях. По длинной оси ристалища возвышалась сплошная изгородь – барьер из досок, обтянутый холстом, высотой около 1,3 м. Всадники располагались с разных сторон барьера. Пустив лошадей во весь опор, они атаковали друг друга, держа копье наперевес. Искусство бойцов состояло в том, чтобы, поразив соперника в верхнюю часть туловища, сбросить его с коня либо «преломить копье». Суммарная скорость обоих коней придавала удару такую силу, что если оно не скользило по латам всадника, то ломалось. Чтобы этот бой сделать более безопасным, с начала XIV в. стали использовать специальные формы оружия. Боец скакал на соперника, слева от барьера, надежно защитив левую руку щитом. Он держал древко копья повернутым слегка влево, к голове лошади, чтобы поразить соперника в середину щита. Наконечник копья для поединков был притуплён, чтобы им нельзя было пробить щит и кольчугу. До середины XIV в. форма наконечника была такой, как показано на рис. 1, затем, к концу XV в., она изменилась, появилось деление на три-четыре выступа (рис. 2 и 3). Такой наконечник стал называться корончатым. В XIII в. участники поединков не имели специальных защитныхдоспехов, а сражались в боевых доспехах, всадник  только сдвигал вперед наплечные щитки. Сохранившиеся тексты того времени дают кое-какие сведения о доспехах. Шлемы имели смотровую щель, а на тело надевали толстый стеганый поддоспешник Поединки на копьях были очень опасными, и поэтому для них требовалось специальное вооружение. В первую очередь стали усиливать шлем, который должен был выдерживать страшный удар, когда копье скользило по щиту снизу вверх. Шлем стали прочно соединять со стальным нагрудником спереди и сзади. Щиту придавали особую форму, чтобы он мог отклонять удары вправо и влево. Крепкие латы защищали правую руку. Переднюю луку седла высоко поднимали и дополняли форбугом, чтобы прикрыть бедра и голени. В бою многие удары копья часто не попадали в цель, в то время как и поединке они почти всегда ее достигали. Хотя бойцам было запрещено метить куда-либо, кроме щита и подбородника, но если удар был неточным, копье могло, проскочив в какую-нибудь щель доспеха, убить человека. Стояла задача полностью защитить всадника от случайностей.
Рыцарский турнир, бой на копьях
Главным было, чтобы наконечник копья не натолкнулся на какой-нибудь выступ или дефект доспеха, что помешало бы ему соскользнуть. Рыцарские доспехи конца XIII в. хорошо защищал тело, но щит, который держали под углом к нижней части шлема, заставлял копье проскальзывать снизу вверх, и оно, наткнувшись на шлем, часто сбивало его с головы. Тенденция развития специализированного снаряжения для конных поединков проявилась в придании особой конструкции седлу. Доспехи на корпусе и на ногах должны были выдержать удар копья, а седлу придавали такую форму, чтобы всадник не мог вылететь из него. Во второй половине XIV в. конные поединки на копьях приобрели огромную популярность, тогда же появились первые во Франции ордонансы о поединках. Фруассар оставил пространное описание прошедших в 1390 г. на равнине между Кале и аббатством Сен-Энгельберт состязаний.   Во время перемирия (тогда шла Столетняя война) трое молодых французских рыцарей в качестве зачинщиков объявили по всей Англии о предстоящих в конце мая поединках. Это были: Бусико-младший, Реньо де Руа и сир де Сен-Пи. По приглашению из Англии в Кале прибыли: граф Хантингдон, Джон де Куртене, сэры Джон Дрейтон, Джон Уолворт, Джон Рассел, Томас Шерборн, Уильям Клифтон, Уильям Тэйлбур, Годфри де Сетон, Уильям Хаскене, Джон Арундел и многие другие. В соответствии с обычаем трое зачинщиков поставили три шатра с одной стороны ристалища. У входа в каждый из них были подвешены «щит войны» и «щит мира». «И было решено, что тот, кто желает состязаться и биться с одним из них, должен коснуться, либо послать кого-нибудь коснуться одного из щитов, либо всех, если ему будет угодно. И ответят на его вызов, и будет он удовлетворен поединком, которого требовал». Из Хроник Фруассара Зачинщики – трое французских рыцарей, выставившие свои щиты, расположились вооруженными у входа в шатры. С противоположной стороны ристалища находились английские рыцари. Каждый английский рыцарь мог проделать подряд шесть заездов с копьем, либо с одним и тем же противником, либо со следующим, если первый по той или иной причине отказался продолжать поединок. Здесь речь идет о копейном поединке воинов с острым оружием, т. к. в одном из заездов одному рыцарю проткнул руку наконечник копья, пробивший щит. Шлемы часто слетали, и иногда у рыцаря, потерявшего шлем, шла носом кровь. В середине XV в. после ряда усовершенствований, внесенных в доспех, боец превратился в простую машину для нанесении удара. Его задача была лишь пришпорить лошадь и направить копье в горизонтальной плоскости. Копье держит уже не он, а кронштейн, расположенный на соответствующей высоте. Доспех всадника столь совершенен, что получить ранение он может лишь при падении с лошади. Доспехи для поединков достигли своего максимального веса но Франции к концу первой половины XV в. К 1460 г. еще встречались свободные поединки, без барьера, но этот вид боев делался все более редким. Рост популярности поединков через барьер объясняется также тем, что они были не столько воинским упражнением, сколько поводом для демонстрации неимоверной пышности доспехов. Хоть копья еще ломали, но они были менее тяжелыми, чем в прошлые времена. Оливье де ла Марш описывает поединки, состоявшиеся по случаю свадьбы Карла Смелого с Маргаритой Йоркской, сестрой короля Англии (1468 г.). Эти поединки длились девять дней. Они проходили на рыночной площади в Брюгге, в огороженном пространстве только с двумя входами и барьером, покрытым расписанным холстом. Началом послужил выход великана, которого на золотой цепи вел карлик. Герольд  объявил, что великан принадлежит Маргарите Йоркской и она призывает доблестных рыцарей освободить его из-под власти карлика, за которого сражались рыцари из партии защитников. «У самого же сего возвышения коврами увешанная трибуна была, где прибывали судьи, государем назначенные... Перед трибуною судьи клеймили и мерили все копья; ... и никто не выходил с копьем, не измеренным... Дома, башни и все вокруг упомянутого ристалища, как далеко, так и близко, было столь заполнено народом, что весьма отрадное зрелище являло...» Боец, желавший попытать счастья, посылал герольда постучать в ворота ристалища. После многочисленных формальностей поединки начинались. Каждый из них длился полчаса.  Тот, кто за это время сломает больше копий, считался победителем заезда. Таких поединков до полудня проводилось множество; победителем становился преломивший за день больше копий. Оливье де ла Марш подробно описывает одежды благородных участников, рыцарей, оруженосцев и пажей, которые их сопровождают. А каждый участник для нового поединка менял костюм и не появлялся дважды в одном и том же. Можно представить пышность этих празднеств и во что они должны были обходиться. Начиная с XVI в. французские поединки на копьях во время рыцарских турниров проходят в доспехах, отличающихся от боевых только усилениями шлема и кирасы.  «Жизнь и развлечения в Средние века», Виолле –ле- Дюк Если вы хотите использовать материалы из этого блога, делайте, пожалуйста, ссылку на источник sundukistorii.blogspot.com. 

If you use materials from this blog, do the link on sundukistorii.blogspot.com, please

sundukistorii.blogspot.com