Плавучие батареи «Не тронь меня!» и «Марат». Плавучая батарея


Плавучая батарея «Не тронь меня!»

На самом деле, столь суровое название у российских кораблей изначально было связано не с предостережением врагу. На флоте была такая традиция – давать судам библейские имена. А «Не тронь Меня» или «Не прикасайся ко Мне» (лат. Noli me tangere) – это евангельский сюжет, который описывает первое после Воскресения явление Христа Марии Магдалине.

Она первая увидела воскресшего Спасителя. Он же сказал ей: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я ещё не восшёл к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему».

Самый первый в истории России корабль с названием «Не тронь меня» был заложен ещё при Петре Первом. Наиболее же заслуженным парусником был третий по счёту – 66-пушечный трёхмачтовый линкор Балтийского флота времён императрицы Екатерины Великой. За 23 года своей богатой событиями службы он повидал разные моря, страны и города, славно поучаствовал в нескольких морских сражениях и экспедициях. 

Хорошо известен также шестой по счёту «Не тронь меня» – броненосец береговой обороны Российского императорского флота конца XIX века, он же броненосная плавучая батарея.

Что такое броненосец времён парусно-парового флота? Лучше всего на этот вопрос ответят две фотографии бортового броневого пояса, снятые мною в Военно-Морском музее Петербурга. Дабы был понятен масштаб, сообщу – толщина этой конструкции примерно один метр. Из них металла, как вы видите – половина.

И пусть вас не вводит в заблуждение «гаечка» слева кадра. Это не гаечка, а гайка! Даже гайчищ-щ-ща! Чтобы её завернуть-отвернуть, нужен просто гигантский ключ. На 24. Только не 24 миллиметра, а на 24 сантиметра!

Всё, что было рассказано мною до этого момента – было вступлением к главному сюжету моей заметки. Я поведаю вам об уникальном боевом корабле, седьмом и последнем по счёту «Не тронь меня!», о котором, к сожалению, очень мало кто знает. А ведь он заслуживает внесения в курс школьной истории!

Только узкие специалисты и знатоки истории советского ВМФ могут рассказать о героической отдельной плавучей зенитной батарее № 3 Черноморского флота, которая участвовала в обороне Севастополя в 1941-42 годах. Уникальность севастопольского «Не тронь меня!» заключается в том, что он оказался самым результативным советским кораблём по сбитым вражеским самолётам за всё время Великой Отечественной войны.

 

Честно говоря, этот самый странный в нашей военно-морской истории корабль сложно назвать кораблём. Это была несамоходная плавучая стальная «баржа» прямоугольной формы, размеры которой впечатляли: длина 50 метров, ширина 30 метров, и высота борта 15 метров.

Конструктивно эта плавбатарея представляла собой огромный натурный отсек линейного корабля 23-го проекта типа «Советский Союз».

Этот отсек построили в 1938 году, и предназначался он для проведения испытательных опытов – его несколько раз подрывали для определения оптимальной системы противоминной защиты корпуса будущего линкора. Конструкторы-корабелы хотели опытным путём установить – какой может быть предельная мощность взрыва вражеской торпеды или мины. После окончания испытаний этот отсек использовали в качестве мишени для учебных стрельб, а потом его поставили на прикол в одной из севастопольских бухт.

Грянула война. Отборные части германского вермахта нацелились на Крым. 

По предложению капитана 2-го ранга Григория Александровича Бутакова заброшенный отсек решили переоборудовать для создания плавучей артиллерийско-зенитной батареи.

Григорий Александрович Бутаков

 

И в июле 1941 года на «квадрате» (так отсек официально именовали в документах) закипела работа. Внутри оборудовали жилые помещения, камбуз, радиорубку, склады и артиллерийские погреба. На палубе установили боевую рубку, дальномеры и два прожектора. Из арсенала доставили два 130-мм орудия. Их дополняли четыре 76,2-мм зенитных орудия, три 37-мм зенитных автомата, и три 12,7-мм зенитных пулемёта. Экипаж плавбатареи составил 130 человек. Рабочие севастопольского завода нашли на складах огромный якорь и передали его на батарею. Старожилы утверждали, что этот якорь был со знаменитого линкора времён Первой Мировой войны «Императрица Мария».

3 августа 1941 г. на отдельной плавучей батарее №3 был поднят военно-морской флаг СССР, и её экипаж во главе со старшим лейтенантом Сергеем Мошенским приступил к несению службы. Плавбатарея приступила к охране севастопольского неба, прикрытию зенитным огнём кораблей Черноморского Флота и противовоздушной обороне аэродрома на мысе Херсонес.

В конце октября 1941 г. германский вермахт прорвался в Крым. Немецкие части приступили к штурму Севастополя. Началась знаменитая, героическая и очень трагическая 250-дневная оборона города.

Днём 29 ноября 1941 года зенитчики «квадрата» – плавбатареи №3 одержали свою первую победу. Ими был сбит истребитель Мессершмитт Bf.109.

17 декабря 1941 года 11-я полевая армия Вермахта начала второй штурм города и в этот день расчётом 37-мм орудия плавбатареи был сбит первый пикировщик Юнкерс Ju.88. С декабря 1941 года боевой счёт зенитчиков третьей плавбатареи стал расти довольно таки быстро. Охраняя небо Севастополя и аэродром на Херсонесе, они в общей сумме сбили 22 самолёта Люфтваффе. Причём, следует особо отметить, что два десятка приземлённых и приводнённых стервятников – это число официально подтверждённых побед. На самом деле, их было больше. Как минимум 28.

В марте 1942 года в осаждённом Севастополе и на морской батарее побывал писатель-маринист и  военный корреспондент газеты «Правда» Леонид Соболев. Целый день он провёл на «квадрате», беседовал с командиром и экипажем. И услышал там от моряков-зенитчиков сочинённую ими песню, которая начиналась так:

Не тронь меня фашист, проклятый!

А коль нарушишь неба тишь,

Из пламенных моих объятий

Живым назад не улетишь!

Обо всём увиденном на героической батарее Леонид Соболев написал в очерке под названием «Не тронь меня!». Благодаря известному писателю и его статье, о плавбатарее №3 стало широко известно на флоте и во всей стране. А черноморцы и защитники Севастополя стали называть её старинным героическим именем, овеянным славой русского флота. 

В марте 1942-го командир батареи старший лейтенант Сергей Яковлевич Мошенский был награждён орденом Красного Знамени и стал капитан-лейтенантом. За девять месяцев службы на плавбатарее командир Мошенский только лишь один раз сошел со своего корабля на берег – для того чтобы получить в штабе орден. Тогда же, в марте 42-го, награды за сбитые самолёты получили и другие члены его экипажа.

В отчетах и воспоминаниях наших лётчиков постоянно упоминалось о бесценной помощи морских зенитчиков. Вот какие фразы попадаются в документах: «Плавбатарея поставила огневую завесу…», или «Не тронь меня!» отсекла немца…», и так далее и тому подобное.

А вот фашисты именовали её либо "Пронеси господи", либо «Квадрат смерти». 

Приведу цитату из записной книжки сбитого фашистского летчика Гельмута Винцеля: "Вчера не возвратился из "квадрата смерти" мой друг Макс. Перед этим не вернулись оттуда Вилли, Пауль и другие. Мы потеряли в этом квадрате уже 10 самолетов. Столько же вернулись подбитыми. Лететь туда – значит погибнуть. Огонь этой батареи изумительно меток, страшен и беспощаден. Что там за люди, которые с нескольких выстрелов сбивают наших летчиков?"

«Железный остров» очень мешал действиям авиации противника, он был для гитлеровцев настоящей занозой, и летом 1942 года немецкое командование решило с ним покончить.

14 июня «квадрат» впервые атаковали «убийцы кораблей» – сразу 23 пикировщика Юнкерс Ju-87. Ими было сброшено 76 авиабомб весом 250 килограмм каждая, но «лаптёжникам» не удалось добиться прямых попаданий. Однако, от близких разрывов авиабомб были ранены три моряка. Зато за свою атаку немцы поплатились двумя сбитыми Юнкерсами. Во второй половине дня воздушные атаки продолжились, и к тому же по «квадрату» открыла огонь немецкая дальнобойная артиллерия.

Всего, согласно корабельному журналу, на батарею было сброшено более 1100 бомб. Подсчитано также, что за всё время своей боевой службы «Не тронь меня!» отразил 449 атак немецкой авиации.

Четыреста пятидесятый налёт 19 июня 1942 года стал последним и роковым. В 20 часов 20 минут полутонная бомба попала в левый борт плавбатареи. Почти одновременно вторая тяжёлая бомба разорвалась прямо у борта. Взрывы смели всё живое на палубе. Вышли из строя расчёты зенитных орудий и пулемётов, начался пожар в кормовом артпогребе.

В тот день на "Железном острове" погибли 29 членов экипажа, в том числе командир Сергей Мошенский. Было ранено ещё 27 моряков. То есть третья батарея лишилась половины личного состава.

Но судьба плавбатареи оказалась решена по другой причине – из-за недостатка боеприпасов к орудиям.

27 июня 1942 года экипаж отдельной плавучей зенитной батареи № 3 «Не тронь меня!» был расформирован и пополнил собой ряды морской пехоты Севастопольского оборонительного района.

После падения Севастополя немецкие (а также румынские) офицеры и солдаты с большим интересом осматривали огромный корпус «Не тронь меня!», стоящий на отмели у берега Казачьей бухты.

После войны, в конце 40-х годов его подняли и отбуксировали в Инкерман на разборку. О подвиге экипажа уникальной плавбатареи постепенно стали забывать. Лишь в скупых строках официальной хроники войны был зафиксирован беспримерный подвиг черноморских зенитчиков: «В период обороны Севастополя части и корабли охраны водного района сбили 54 самолёта противника. Из их числа 22 самолёта сбила плавбатарея №3».

«Железный остров» стал самой результативной плавучей батареей за всю историю российского и советского военных флотов. Этому необычному несамоходному кораблю принадлежит уникальный боевой рекорд – никакой другой наш советский корабль больше, чем плавбатарея «Не тронь меня!» вражеских самолётов не сбил. Да и среди зарубежных военных флотов ещё надо поискать примеры аналогичных успехов.

Давайте-ка я вам для сравнения приведу некоторые числа и факты о достижениях наших противников и союзников во время Второй Мировой войны. Дабы было с чем сопоставить. И чтобы понять: много это, или мало – 22 свергнутых с небес вражеских самолётов?

Германский линкор «Бисмарк»

Гордость гитлеровской Германии, самый совершенный корабль своего времени, могучий стальной гигант длиною 250 метров, прекрасно вооружённый и великолепно бронированный, имеющий на борту мощное ПВО, знаменитый линкор «Бисмарк» ничего не смог поделать с очень медленными самолётами-бипланами «Суордфиш», запущенными с британского авианосца «Арк Ройял». Пятьдесят два (!!!) зенитных орудия «Бисмарка» не сбили НИ ОДИН самолёт! Все летающие торпедоносцы вернулись на «Арк Ройял».

После приземления в одном из английских бипланов (в его полотняной обшивке) насчитали 175 пробоин. Зато британская торпеда повредила гребные винты немецкого супер-линкора, разбила ему рулевую машину и заклинила рули. Подошедшие корабли королевского флота расправились с «железным канцлером» «Бисмарком» и утопили его.

Ещё раз акцентирую ваше внимание – плотная огневая завеса 52-х зенитных разнокалиберных орудий германского сверхдредноута не сбила ни один самолёт противника! Ни один устаревший тихоходный биплан с грозным названием "Swordfish" (что переводится как «Меч-рыба»), который сами лётчики называли «кошёлкой» или «авоськой», не упал в воду!

А теперь напомню, для сравнения, о том, что у севастопольского «Не тронь меня!» было всего семь зенитных пушек и только три пулемёта. И противостояли ему куда более современные, скоростные и опасные модели германских самолётов.

«Младший брат» «Бисмарка» грозный линкор Кригсмарине «Тирпиц» тоже не может похвастать особыми ПВО-успехами и достижениями, хотя он был вооружён зенитной артиллерией куда более серьёзно – на его борту было установлено в общей сумме 116 зенитных стволов.

Германский линкор «Тирпиц»

В апреле 1944 года во время операции британского флота под кодовым названием «Тангстен» на «Тирпиц» обрушились две волны торпедоносцев-бомбардировщиков «Fairey Barracuda» в сопровождении истребителей эскорта. И что же страшный «Тирпиц», наводивший смертельный ужас на союзников!? Он смог сбить только три самолёта. Британцы при этом весьма удачно «разменяли» свои потери – экипаж вражеского линкора потерял 123 человека убитыми и 300 ранеными, а сам дредноут был выведен из строя.

Окончательно английская авиация расправилась со своей самой главной морской угрозой в Северной Атлантике 12 ноября 1944 года. Во время операции «Катехизис» в «Тирпиц» удачно попали две огромные сверхтяжёлые 5-тонные бомбы «Tallboy» («tallboy» - в переводе с англ. «верзила») после чего линкор получил страшные повреждения, затем завалился на борт, перевернулся кверху килем и затонул, унеся с собой на дно 970 человек.

А вот у британцев человеческих потерь во время той атаки не было вообще никаких! Германской ПВО удалось лишь повредить двигатель одного из самолётов. И всё! Сто шестнадцать зенитных орудий (!!!) было у крупнейшего и самого грозного германского корабля, а толку от них – ноль!

Идём дальше.

Теперь несколько слов о ПВО-достижениях американцев. Во время самой знаменитой в мире, внезапной и очень массированной воздушной атаки японцев на военно-морскую базу Пёрл-Харбор американцы всего сбили 29 самолётов. Причём, суммарная мощь ПВО у американского флота была несопоставима с нашей черноморской легковооружённой зенитной «баржой». Судите сами: японцам противостояли: 8 линкоров, 2 тяжелых крейсера, 6 легких крейсеров, 30 миноносцев, 49 других кораблей, зенитки охраны базы и около 400 самолётов.

Самый большой военный корабль в истории человечества из когда-либо потопленных в ходе боевых действий – японский линкор «Ямато» – имел грозное противовоздушное вооружение, способное выставить мощный и непробиваемый огневой щит. Имел…, но это его не спасло. Грамотно продуманный и блестяще выполненный налёт американской авиации отправил гордость императорского флота на дно. Прежде, чем погибнуть в страшном взрыве носового артпогреба и уйти под воду, зенитчики «Ямато» сумели сбить только 10 самолётов противника. 

Подводя итог, ещё раз напомню о том, что наша севастопольская плавучая батарея «Не тронь меня!» по официально подтверждённым данным уничтожила 22 вражеских самолёта. Ещё как минимум шесть побед зафиксированы только единичными источниками, а согласно тогдашним правилам необходимо было иметь второе подтверждение. Следует также отметить, что не все рапорты командира Сергея Мошенского о сбитых стервятниках сохранились.

Так что если брать число в 28 воздушных побед – то это абсолютный рекорд для кораблей советского флота! Вполне возможно, что и для зарубежных флотов тоже. Если вы знаете примеры, превышающие названное число, то сообщите! Буду вам премного благодарен!

«Железный остров» пробыл в боевом строю 10 месяцев и 24 дня, и стал одним из главных морских символов обороны Севастополя.

Вечная слава героическим морякам отдельной плавучей зенитной батареи № 3 Черноморского Флота под доблестным старинным именем «Не тронь меня!»

 

P.S.

Работая над этой заметкой, я собрал много интересных фотографий на тему обороны Севастополя и Крыма, которые предлагаю вашему вниманию.

polzam.ru

Плавучие батареи Не тронь меня! и Марат

«Короли морей» для советского флота В течение первой половины XX в. «дредноуты» были символом мощи ведущих флотов мира. Каждая крупная морская держава строила для своего военно-морского флота наиболее мощные корабли с сильным вооружением и самой совершенной защитой. Такие корабли не зря называли «королями морей», ведь они только своим существованием могли защитить интересы страны. В середине 30-х гг. в мире началась новая гонка военно-морских вооружений и СССР не остался в стороне. В нашей стране в конце 30-х гг. начали широкомасштабное строительство огромного военно-морского флота, названного «большим морским и океанским», но его постройка прекратилась в июне 1941 г. Основу мощи советского флота должны были составить огромные суперлинкоры, которые превосходили по своим боевым возможностям корабли зарубежных флотов. В СССР параллельно создавались два проекта — типа «А» (проект 23, водоизмещением 35000 т с 406-мм артиллерией) и «Б» (проект 25, водоизмещением 26000 т с 305-мм артиллерией). Планировалось построить 20 линкоров: четыре больших и четыре малых для Тихоокеанского флота, два больших для Северного флота, четыре малых линкора для Черноморского флота, ещё шесть малых линкоров должны были пополнит состав Балтийского флота. Процесс создания крупных кораблей контролировал лично И.В. Сталин. При разработке учитывался передовой зарубежный опыт, прежде всего итальянский, немецкий и американский. В 1937 г. проект «Б» был признан «вредительским» и советская судостроительная промышленность была сконцентрирована на подготовке к серийному строительству линкоров проекта 23. Это должен был быть современный боевой корабль — полное водоизмещение превышало 67000 т, его наибольшая длина 269,4 м, наибольшая ширина 38,9 м, осадка 10,5 м, мощность ГЭУ более 231000 л.с., скорость хода около 29 уз, дальность плавания 7000 миль (при 14,5 уз). По вооружению (9х406-мм, 12х152-мм, 12х100-мм орудий и 32х37-мм зенитных автомата) он превосходил всех «коллег», за исключением американской «Монтаны» и японского «Ямато». Линкор имел мощное бронирование и систему противоминной защиты. Его экипаж составляли 1784 моряка. До начала войны были заложены четыре линейных корабля: «Советский Союз» в Ленинграде (завод №189), «Советская Украина» в Николаеве (завод №189), в Молотовске (завод №402) началось строительство «Советской России» и «Советской Белоруссии». Но ни один из них в строй так и не вступил... В течение первой половины XX в. «дредноуты» были символом мощи ведущих флотов мира. Каждая крупная морская держава строила для своего военно-морского флота наиболее мощные корабли с сильным вооружением и самой совершенной защитой. Такие корабли не зря называли «королями морей», ведь они только своим существованием могли защитить интересы страны. В середине 30-х гг. в мире началась новая гонка военно-морских вооружений и СССР не остался в стороне. В нашей стране в конце 30-х гг. начали широкомасштабное строительство огромного военно-морского флота, названного «большим морским и океанским», но его постройка прекратилась в июне 1941 г. Основу мощи советского флота должны были составить огромные суперлинкоры, которые превосходили по своим боевым возможностям корабли зарубежных флотов. В СССР параллельно создавались два проекта — типа «А» (проект 23, водоизмещением 35000 т с 406-мм артиллерией) и «Б» (проект 25, водоизмещением 26000 т с 305-мм артиллерией). Планировалось построить 20 линкоров: четыре больших и четыре малых для Тихоокеанского флота, два больших для Северного флота, четыре малых линкора для Черноморского флота, ещё шесть малых линкоров должны были пополнит состав Балтийского флота. Процесс создания крупных кораблей контролировал лично И.В. Сталин. При разработке учитывался передовой зарубежный опыт, прежде всего итальянский, немецкий и американский. В 1937 г. проект «Б» был признан «вредительским» и советская судостроительная промышленность была сконцентрирована на подготовке к серийному строительству линкоров проекта 23. Это должен был быть современный боевой корабль — полное водоизмещение превышало 67000 т, его наибольшая длина 269,4 м, наибольшая ширина 38,9 м, осадка 10,5 м, мощность ГЭУ более 231000 л.с., скорость хода около 29 уз, дальность плавания 7000 миль (при 14,5 уз). По вооружению (9х406-мм, 12х152-мм, 12х100-мм орудий и 32х37-мм зенитных автомата) он превосходил всех «коллег», за исключением американской «Монтаны» и японского «Ямато». Линкор имел мощное бронирование и систему противоминной защиты. Его экипаж составляли 1784 моряка. До начала войны были заложены четыре линейных корабля: «Советский Союз» в Ленинграде (завод №189), «Советская Украина» в Николаеве (завод №189), в Молотовске (завод №402) началось строительство «Советской России» и «Советской Белоруссии». Но ни один из них в строй так и не вступил...

fishki.net

Плавучие батареи «Не тронь меня!» и «Марат» » Военное обозрение

В годы Великой Отечественной войны в состав ВМФ СССР входили тысячи самых разнообразных кораблей — линкоры, крейсера, эсминцы, катера, подводные лодки, многочисленные вспомогательные суда. Однако сегодня мы решили рассказать о самых, пожалуй, необычных боевых кораблях, входивших в состав советского флота — плавучих батареях «Не тронь меня!» и «Марат».

«Короли морей» для советского флота

В течение первой половины XX в. «дредноуты» были символом мощи ведущих флотов мира. Каждая крупная морская держава строила для своего военно-морского флота наиболее мощные корабли с сильным вооружением и самой совершенной защитой. Такие корабли не зря называли «королями морей», ведь они только своим существованием могли защитить интересы страны. В середине 30-х гг. в мире началась новая гонка военно-морских вооружений и СССР не остался в стороне. В нашей стране в конце 30-х гг. начали широкомасштабное строительство огромного военно-морского флота, названного «большим морским и океанским», но его постройка прекратилась в июне 1941 г.

Основу мощи советского флота должны были составить огромные суперлинкоры, которые превосходили по своим боевым возможностям корабли зарубежных флотов. В СССР параллельно создавались два проекта — типа «А» (проект 23, водоизмещением 35000 т с 406-мм артиллерией) и «Б» (проект 25, водоизмещением 26000 т с 305-мм артиллерией). Планировалось построить 20 линкоров: четыре больших и четыре малых для Тихоокеанского флота, два больших для Северного флота, четыре малых линкора для Черноморского флота, ещё шесть малых линкоров должны были пополнит состав Балтийского флота. Процесс создания крупных кораблей контролировал лично И.В. Сталин. При разработке учитывался передовой зарубежный опыт, прежде всего итальянский, немецкий и американский. В 1937 г. проект «Б» был признан «вредительским» и советская судостроительная промышленность была сконцентрирована на подготовке к серийному строительству линкоров проекта 23. Это должен был быть современный боевой корабль — полное водоизмещение превышало 67000 т, его наибольшая длина 269,4 м, наибольшая ширина 38,9 м, осадка 10,5 м, мощность ГЭУ более 231000 л.с., скорость хода около 29 уз, дальность плавания 7000 миль (при 14,5 уз). По вооружению (9х406-мм, 12х152-мм, 12х100-мм орудий и 32х37-мм зенитных автомата) он превосходил всех «коллег», за исключением американской «Монтаны» и японского «Ямато». Линкор имел мощное бронирование и систему противоминной защиты. Его экипаж составляли 1784 моряка. До начала войны были заложены четыре линейных корабля: «Советский Союз» в Ленинграде (завод №189), «Советская Украина» в Николаеве (завод №189), в Молотовске (завод №402) началось строительство «Советской России» и «Советской Белоруссии». Но ни один из них в строй так и не вступил...

Создание плавучей батареи №3

В экспозиции Музея Черноморского флота в Севастополе целый зал посвящен героической 250-дневной обороне города от немецких войск в 1941-1942 гг. Моряки Черноморского флота и жители города совершили немало подвигов, защищая севастопольские рубежи. Посетителям музея о них рассказывают многочисленные экспонаты, фотографии и реликвии военной поры. Есть среди них небольшая фотография, мало что говорящая обычным посетителям. Она подписана так — капитан-лейтенант С.А.Мошенский, командир плавучей батареи №3. Чем он прославился, что за плавбатарея № 3, какие подвиги совершил её экипаж не уточняется. Больше никакой информации об этом корабле в экспозиции музея, к сожалению, нет.

Как уже отмечалось, в конце 30-х гг. на судостроительных заводах СССР было развёрнуто масштабное строительство линейных кораблей типа «Советский Союз». Этому предшествовала колоссальная научно-исследовательская и проектно-конструкторская работа, проведённая советскими конструкторами и инженерами. Особое внимание они уделили вопросам разработки вооружения и систем защиты кораблей. Много опытов провели на Чёрном море для определения оптимальной системы ПМЗ (противоминной защиты — по терминологии того времени). На первом этапе были проведены подрывы 24 масштабных отсеков (в масштабе 1:5) с ПМЗ семи различных типов. По результатам опытов был сделан вывод о наибольшей эффективности итальянской и американской систем защиты. В 1938 г. в Севастополе прошёл второй этап опытов. Как и раньше, они производились на масштабных отсеках, были проведены 27 подрывов. Но на этот раз для опытов построили огромный натурный отсек, на котором полностью воспроизводилась конструкция системы ПМЗ линкора проекта 23. Он имел форму прямоугольника, его размеры впечатляли — длина 50 м, ширина 30 м, высота борта 15 м. По результатам этих опытов, комиссия определила, что предельным для ПМЗ была мощность взрыва заряда в 750 кг. После окончания испытаний опытный отсек использовали в качестве мишени для учебных стрельб, а потом его поставили на прикол в одной из севастопольских бухт.

Так должен был выглядеть линейный корабль «Советский Союз». Рисунок А. Заикина

После начала войны отсеком заинтересовался капитан 2 ранга Г.А. Бутаков. Он предложил командованию Черноморского флота использовать его для создания плавучей артиллерийской батареи. По его плану «квадрат» планировалось вооружить и установить на якоре в районе Бельбекской долины в нескольких милях от Севастополя. Он должен был усилить ПВО Главной базы флота и обезопасить подступы к ней со стороны моря. По данным разведки ожидалась высадка в Крыму немецкого десанта, и плавучая батарея должна была этому помешать. Командующий ЧФ Ф.С. Октябрьский поддержал рапорт Г.А. Бутакова, нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов одобрил эту идею. В июле 1941 г. на «квадрате» (так отсек именовали в документах) начались работы по монтажу общекорабельных систем и установке вооружения. Работу над проектом вёл инженер Л.И. Ивицкий. Внутри оборудовали жилые помещения, камбуз, радиорубку, склады и погреба. На палубе бывшего отсека установили боевую рубку, дальномеры и два прожектора. Из арсенала доставили 2x130-мм орудия, которые снабдили «ныряющими» снарядами, предназначенными для борьбы с подводными лодками. Их дополняли 4x76,2-мм зенитных орудия, Зх37-мм зенитных автомата, 3x12,7-мм зенитных пулемёта. Экипаж плавбатареи составили 130 человек, 50 из них призвали из запаса, остальных набрали со всех кораблей ЧФ. К борту «квадрата» рабочие прикрепили шлюпбалку, но шлюпки не нашлось. Зато рабочие нашли на складах завода огромный адмиралтейский якорь и передали его на батарею. Старожилы утверждали, что он с линкора «Императрица Мария». 3 августа 1941 г. на отдельной плавучей батарее №3 был поднят военно-морской флаг. Приказом командующего ЧФ от 4 августа она была включена в состав Охраны Водного района Главной базы. Экипаж плавбатареи во главе со старшим лейтенантом С.Я. Мошенским приступил к несению службы.

Боевой путь «Не тронь меня!»

9 августа буксиры перевели плавбатарею в Бельбекс-кую бухту. От угрозы атак со стороны моря её отгородили несколькими рядами противолодочных сетей, с берега она была прикрыта береговыми батареями. Якорь «Императрицы Марии» прочно удерживал «квадрат» на месте. На корабле сразу же начались многочисленные учебные стрельбы, тренировки экипажа по борьбе за живучесть и различные учения. Летом 1941 г. налёты Люфтваффе на Севастополь были нечастым явлением. В основном, немецкие самолёты занимались разведкой военных объектов и постановкой магнитных мин. Лишь изредка бомбили корабли в порту. Несколько раз плавбатарею атаковали немецкие самолёты, но их выпады успешно отражали. Батарейцы прикрывали огнём корабли, которые входили в Севастополь. Ситуация в корне изменилась в конце октября 1941 г. после прорыва Вермахта в Крым. Немецкие части приступили к штурму Севастополя. Началась 250-дневная оборона города. Немцами были захвачены все крымские аэродромы и теперь время полёта их бомберов до Севастополя составляло всего 10-15 мин. Налёты на город и порт стали ежедневными. Основные силы флота ушли на Кавказ. В конце октября с «квадрата» демонтировали два 130-мм орудия, которые срочно понадобились для сухопутного фронта. Также сняли весь боезапас «стотридцаток», кроме «ныряющих» снарядов, и расчёты орудий. В результате экипаж корабля сократился до 111 человек.

«Не тронь меня!» сражается с немецкими самолётами. Рис. А. Лубянова

В начале ноября на Чёрном море были сильные штормы. Их сила была такова, что огромный якорь не смог удерживать плавбатарею на месте. Волны начали приближать её к берегу, который теперь занимали немецкие войска. Было принято решение сменить место стоянки «квадрата». 11 ноября буксиры перевели плавбатарею в Казачью бухту и притопили на отмели, теперь штормы ей были не страшны. Новой боевой задачей, которую командование поставило перед экипажем, стала защита военного аэродрома на мысе Херсонес. Он остался последним советским аэродромом в Крыму. На его поле базировалась вся авиация Севастопольского оборонительного района. Налёты на Херсонесский аэродром участились. Днём 29 ноября 1941 г. зенитчикам плавбатареи удалось одержать свою первую победу. Ими был сбит Bf-109. 17 декабря немцы начали новый штурм Севастополя. В течение всего дня батарейцам пришлось отражать налёты на аэродром. При этом был сбит Ju-88. С этого дня боевой счёт зенитчиков стал расти — при защите аэродрома они сбили 22 немецких самолёта. Зимний штурм был успешно отражён, но налёты на город продолжались. Не забывали немцы и об аэродроме. Они пытались помешать действиям советской авиации, и в рассказах наших лётчиков постоянно упоминалось о помощи плавбатареи: «Плавбатарея поставила завесу... «Не тронь меня!» отсекла немца...». 14 января 1942 г. зенитчики сбили ещё один Ju-88, 3 марта Не-111.19 марта на батареи побывал писатель Леонид Соболев. Целый день он провёл на «квадрате», побеседовал с командиром и экипажем. Об этом он написал в очерке «Не тронь меня!». В марте командир батареи старший лейтенант С.Я, Мошенский был награждён орденом Красного Знамени, он стал капитан-лейтенантом, награды за сбитые самолёты получили и другие члены экипажа.

В мае 1942 г. налёты на город усилились, немцы начали подготовку к новому штурму и стремились нейтрализовать советских лётчиков. В этом им очень мешал точный огонь зенитчиков плавбатареи №3, которую моряки-черноморцы стали называть «Не тронь меня!». 27 мая зенитчикам удалось сбить сразу два Me-109.

Плавучая батарея №3 «Не тронь меня!» в Казачьей бухте, весна 1942 г. Снимок сделан с советского самолёта

Командир плавбатареи №3 капитан-лейтенант С.Я. Мошенский

Немцы начали новый штурм города и сосредоточили на крымских аэродромах большое число самолётов. Они имели многократное превосходство в авиации, но советским авиаторам удавалось наносить удары по противнику и в этом значительная заслуга экипажа плавбатареи. 9 июня его боевой счёт пополнили три Ju-88, 12 июня Bf-109,13 июня Ju-88. Батарея мешала действиям авиации противника и немецкое командование решило с ней покончить. 14 июня «квадрат» атаковали 23 Ju-87, было сброшено 76 бомб, но им не удалось добиться прямых попаданий. От близких разрывов авиабомб вышел из строя прожектор, осколки срезали шлюпбалку, три моряка были ранены. При отражении этого налёта моряки сбили два Ju-87. Во второй половине дня атаки продолжились, по «квадрату» открыла огонь немецкая батарея. Последовали новые налёты. К этому времени защитники Севастополя испытывали большие трудности из-за недостатка боезапаса. В период между штурмами командованию СОР не удалось создать на складах достаточных запасов боеприпасов и теперь снаряды приходилось экономить. С Большой земли боеприпасы теперь доставляли на кораблях, но их по-прежнему катастрофически не хватало. Немцы же создали огромные запасы боеприпасов, снарядов и патронов они не жалели. Их авиация господствовала в севастопольском небе. 19 июня на «Не тронь меня!» был произведён очередной налёт. Это была 450-я атака немецкой авиации на батарею, экипаж которой теперь день и ночь находился у орудий. Её судьба оказалась решена из-за недостатка боеприпасов к орудиям. Немецким лётчикам удалось прорваться к батарее. В 20.20 одна из бомб попала в левый борт «квадрата», вторая разорвалась прямо у борта. Сила взрыва разметала всё живое на палубе. Убитыми и ранеными оказались расчёты зенитных орудий и автоматов, начался пожар в кормовом погребе, огонь подбирался к «ныряющим» снарядам, но его удалось потушить. Погиб командир батареи и ещё 28 членов экипажа. Было ранено 27 моряков, катера немедленно доставили их на берег. К вечеру экипажу удалось ввести в строй 37-мм автомат и два пулемёта ДШК, но боеприпасов к ним на корабле не было. 27 июня 1942 г. экипаж плавбатареи был расформирован. Моряки были направлены воевать на сухопутные позиции, раненых вывезли на Большую землю корабли Черноморского флота, прорывавшиеся в Севастополь. После падения города немецкие солдаты с интересом осматривали огромный корпус «Не тронь меня!», стоящий на отмели у берега Казачьей бухты.

Корпус плавбатареи на отмели в Казачьей бухте, июль 1942 г.

Линейный корабль «Марат» из ленинградского морского канала ведёт огонь по немецким войскам, 16 сентября 1941 г. Рис. И.Дементьева

Несколько слов необходимо сказать о командире плавбатареи «Не тронь меня!» капитан-лейтенанте Сергее Яковлевиче Мошенском. Он родился в Запорожье. Работал на заводе электриком, окончил рабфак. В 1936 г. его призвали служить на флот. Комсомольца с законченным средним образованием направили на двухгодичные курсы комсостава. По их окончании он получил звание лейтенанта и был направлен служить командиром первой башни ГК на линкоре «Парижская коммуна». Перед началом войны С.Я. Мошенский закончил в Ленинграде годичные курсы усовершенствования комсостава ВМФ по специальности командир батареи ПВО. Он был женат, семья ждала первого ребёнка. После начала войны беременную супругу эвакуировали из Севастополя. Десять месяцев командовал С.Я. Мошенский плавбатареей, каждый день он рисковал своей жизнью ради свободы Родины. На ней он погиб, так и не увидев дочери, которая родилась в эвакуации. Он похоронен в Камышовой бухте, но точное место захоронения, к сожалению, неизвестно.

История линкора «Марат» После Цусимы в нашей стране началось возрождение военно-морского флота. Самыми мощными кораблями Российского Императорского флота стали четыре линейных корабля типа «Севастополь» — «Гангут», «Полтава», «Севастополь» и «Петропавловск». Большевикам удалось сохранить три из них, именно они составили основу мощи возрождавшегося рабоче-крестьянского флота. К началу войны в составе ВМФ СССР находились «Марат» и «Октябрьская революция» на Балтике, «Парижская коммуна» на Чёрном море. Ещё один линкор — «Фрунзе» (бывшая «Полтава») так и не был восстановлен после небольшого пожара, произошедшего в 1919 г. Руководство ВМФ неоднократно предлагало восстановить его как линкор, линейный крейсер, монитор, плавбатарею и даже авианосец. В 20-е гг. были разработаны десятки подобных проектов, но ни один из них, к сожалению, так и не реализовали. Механизмы с «Фрунзе» были использованы как запчасти при ремонте остальных линкоров. «Петропавловск» в марте 1921 г. был переименован в «Марат». В 1928-1931 гг. он прошёл модернизацию. Линкор был флагманом МСБМ. Не обошлось в его биографии и без ЧП — 7 августа 1933 г. из-за затяжного выстрела произошёл пожар в башне Ns2, погибло 68 моряков. 25 июля 1935 г. «Марат» таранил на учениях подводную лодку «Б-3». Самым заметным событием в его мирной жизни стал визит в Англию в мае 1937 г. Линкор принял участие в военно-морском параде на Спитхедском рейде в честь коронации короля Георга V. Советские моряки зарекомендовали себя на этом смотре с наилучшей стороны. Оба линейных корабля входили в состав эскадры КБФ. Корабль принял участие в советско-финской войне 1939-1940 гг., он обстреливал финские береговые батареи. В мае 1941 г. на линкоре была смонтирована обмотка ЛФТИ — «Марат» стал первым советским кораблём, получившим защиту от магнитных мин. Командовал им капитан 2 ранга П.К. Иванов.

Взрыв «Марата» в Кронштадте 23 сентября 1941 г. Столб дыма поднялся на высоту около километра. Снимок сделан с немецкого самолёта

«Марат», стоящий у причала Усть-Рогатки в конце сентября 1941 г. Кадр немецкой аэрофотосъёмки. Стрелкой показано место взрыва. У борта стоит спасательное судно, из повреждённых цистерн ещё вытекает мазут

Начало войны корабль встретил в Кронштадте. В тот день зенитчики открыли огонь по самолёту-разведчику. За лето и осень 653 моряка с «Марата» ушли воевать в морскую пехоту. Летом 1941 г. немецкое наступление развивалось стремительно, и уже 9 сентября линкор, находящийся в ленинградском морском канале, начал обстреливать немецкие части, которые находились на ближних подступах к Ленинграду. Каждый день моряки «Марата» помогали солдатам 8-й и 42-й армий защищать свои позиции. Своим огнём они сдерживали противника и не давали частям Вермахта начать штурм «колыбели революции». За эти дни линкор выпустил 953 305-мм снаряда. Именно огонь кораблей КБФ не позволил противнику успешно завершить наступление и захватить город. Немецкое командование отдало приказ уничтожить линейный корабль, срывающий своими обстрелами планы наступления. Против него были использованы авиация и артиллерия. 16 сентября 1941 г. «Марат» получил десять 150-мм снарядов и четыре прямых попадания 250-кг бомб. Погибло 24, ранено 54 моряка. На линкоре вышел из строя ряд вспомогательных механизмов, получила повреждения четвёртая башня ГК, перестали действовать кормовая группа 76-мм зенитных орудий и носовая батарея 37-мм зенитных автоматов. Эти попадания значительно ослабили возможности ПВО корабля и сыграли роковую роль в истории «Марата».

Линкор направили на ремонт в Кронштадт, и 18 сентября он стал к причалу Усть-Рогатки. Он не прекращал вести огонь по противнику, было выпущено 89 305-мм снарядов. Немецкая авиация продолжала следить за кораблём, был разработан новый план уничтожения линкора. На аэродром в Тирково из Германии доставили 1000-кг бронебойные бомбы РС-1000. У советского командования не нашлось резервов для усиления ПВО базы, т.к. всё было брошено на оборону Ленинграда. Вот как ситуацию охарактеризовал один из моряков: «Противник летает нахально, а у нас только зенитки, да и стреляют неважно. А истребителей всего шесть. Больше нет. Вся флотская авиация работает в интересах фронта под Ленинградом». Теперь основным объектом атак Люфтваффе стали корабли в Кронштадте. 21, 22 и 23 сентября на Кронштадт были проведены серии массированных налётов. Зенитчики линкора «Марат» и немногочисленные силы ПВО Кронштадта не смогли отразить одновременное нападение нескольких групп Ju-87. В 11.44 23 сентября линкор атаковали «штуки». Первая 1000-кг бомба упала рядом с левым бортом линкора. Огромный корабль получил крен на правый борт. В этот момент в носовую часть «Марата» попала 1000-кг бронебойная бомба. Она пробила броню, взорвалась внутри корабля и вызвала детонацию боезапаса первой башни ГК. Произошёл огромной силы взрыв. Пламя поглотило надстройку линкора, её оторвало от корпуса и отбросило к причалу. Осколки от взрыва разлетелись по всей Средней гавани Кронштадта. Столб дыма окутал причал Усть-Рогатки, он поднялся вверх на выстоту около километра. Погибло 326 моряков, в т.ч. командир и комиссар корабля. Корпус «Марата» сел на грунт гавани. Он был сильно разрушен и перестал существовать как боевой корабль. Вот как описал эту катастрофу один из очевидцев: «Отчётливо вижу, как громадная фок-мачта с трапами, рубками, мостиками и площадками, сплошь усеянная фигурами в белых матросских робах, медленно отделяется от корабля, не очень быстро валится в сторону, а затем разделяется на части и с грохотом обрушивается в воду... Чуть ниже мачты также медленно поднялась и орудийная башня, её три 12-дюймовых орудия отламываются и тоже летят в воду. Бухта кажется кипящей от массы брошенной в неё раскалённой стали...».

Так выглядела после взрыва носовая часть «Марата» с верхушки второй дымовой. трубы. На переднем плане крыша второй башни. Хорошо видны стволы орудий первой башни главного калибра, лежащие на остатках носовой части

Плавучая батарея «Петропавловск» в Кронштадте, 1943 г. Её корпус для маскировки раскрашен под брекватер. Хорошо видны дополнительные 37-мм зенитные автоматы, установленные на корме и обложенные тюками с хлопком

Бетонные плиты, снятые с кронштадтских набережных, были уложены на палубе «Петропавловска» в качестве дополнительной защиты от огня немецких крупнокалиберных батарей

Боевой путь плавбатареи «Марат»

Сразу после взрыва на «Марате» экипаж начал борьбу за живучесть, «маратовцам» удалось предотвратить затопление остальных отсеков корабля. На помощь им пришли моряки с других кораблей. Взрыв перебил корпус линкора в районе 45-57 шпангоутов, в корпус попало около 10000 т воды, разрушена надводная часть корпуса в районе носовой надстройки, перестали существовать носовая башня ГК, фок-мачта с боевой рубкой, надстройкой и первой дымовой трубой. Многие корабельные системы жизнеобеспечения вышли из строя. Корпус линкора лёг на грунт, но из-за небольших глубин в гавани он не затонул, борт продолжал выступать из воды на 3 м. Морякам «Марата» удалось посадить корабль на ровный киль и вскоре начались работы по восстановлению его боеспособности. Им оказывали помощь спасательные суда «Сигнал» и «Метеорит», водолазы ЭПРОНа. Вот как ситуацию на корабле описал один из моряков: «Когда я поднялся на линкор, палуба была уже прибрана, всё лежало и стояло на своём месте. И только подойдя ко второй башне, я очутился на краю пропасти — здесь обрывалась палуба... Дальше корабля просто не было. Я стоял над вертикальной стеной. Казалось, что видишь корабль в разрезе. А впереди — море...».

Третья и четвёртая башни ГК не пострадали при взрыве, вторая башня ГК нуждалась в ремонте. Было решено использовать корабль в качестве несамоходной плавбатареи. Для этого необходимо было поднять корпус с дна гавани и восстановить боесопособность артиллерии. Новым командиром корабля стал капитан 3 ранга В.П. Васильев, штат экипажа составили 357 человек. С него сняли 120-мм орудия, сформировали три батареи и отдали их на сухопутный фронт. 31 октября третья и четвёртая башни открыли огонь по немецким позициям. Немцы обстреливали оживший корабль из крупнокалиберной артиллерии. Они вели прицельный огонь по неподвижной цели. Для защиты от попаданий на палубу плавучей батареи были уложены гранитные плиты толщиной 32-45 см, а в районе котельного отделения разместили броневые плиты. 12 декабря состоялась первая перестрелка с противником. По кораблю немецкой батареей из посёлка Беззаботный было выпущено 30 280-мм снарядов. В плавбатарею попало три снаряда, после чего немецкую батарею подавили огнём «Марата». 28 декабря 1941 г. плавбатарея вновь вела артилерийскую дуэль с 280-мм железнодорожной артбатареей, расположенной на станции Новый Петергоф. По «Марату» выпустили 52 снаряда, четыре из них попали в корабль. Он получил значительные повреждения, но огня не прекратил и подавил батарею. Немецким снарядом было потоплено стоящее у борта вспомогательное судно «Водолей», обеспечивавшее отопление плавбатареи. К 1 января 1942 г. численность экипажа «Марат» возросла до 507 человек. За январь 1942 г. плавбатарею обстреливали восемь раз, по ней было выпущено 85 снарядов калибра 150-203-мм, но попаданий не было. На корме были установлены Зх37-мм зенитных автомата на сухопутных установках. Для защиты от осколков их огородили мешками с хлопком. Позднее на корабле установили ещё несколько зенитных автоматов. 25 октября плавбатарея провела очередную артиллерийскую дуэль с немецкой батареей. По «Марату» было выпущено 78 280-мм снарядов, четыре из них попали в палубу корабля, но не причинили значительных разрушений. Помогло дополнительное «бронирование». Всю зиму, весну и лето 1942 г., продолжались работы по восстановлению боеспособности второй башни. 30 октября успешно прошли её испытания и она вошла в строй. В этот день она выпустила 17 снарядов по немецким позициям. 6 ноября по кораблю выпустили 29 280-мм снарядов, лишь один попал в корабль. Был выведен из строя котёл, повреждён ряд механизмов, два моряка были убиты, шесть ранено. Ещё одна артиллерийская дуэль состоялась 30 декабря 1942 г.

Часть фок-мачты линкора, отброшенная от корабля силой взрыва на несколько десятков метров. Она была поднята и помещена на стенку кронштадтской гавани

Плавбатарея «Петропавловск» у причала Усть-Рогатки, 1943 Г. Кадр немецкой аэрофотосъёмки

31 мая 1943 г. «Марату» было возвращено его первоначальное название «Петропавловск». 2 декабря 1943 г. состоялась артиллерийская дуэль с немецкой батареей. Она стала последней, т.к. наши войска готовились к снятию блокады Ленинграда. Орудия «Петропавловска» привлекались командованием к обстрелам немецких позиций в январе 1944 г. во время Красносельско-Ропшинской операции по полному снятию блокады Ленинграда. Последние выстрелы по противнику орудия плавучей батареи «Петропавловск» сделали в июне 1944 г. во время Выборгской наступательной операции, завершавшей битву за Ленинград. За годы ВОВ корабль провёл 264 боевые стрельбы и выпустил по противнику 1971 305-мм снаряд.

Память

После освобождения Севастополя корпус плавбатареи №3 продолжал стоять на отмели в Казачьей бухте. В конце 40-х гг. его подняли и отбуксировали в Инкерман на разборку. О подвиге экипажа «Не тронь меня!» постепенно стали забывать. Лишь в скупых строках официальной хроники войны был зафиксирован беспримерный подвиг её экипажа: «В период обороны Севастополя части и корабли охраны водного района сбили 54 самолёта противника. Из их числа 22 самолёта сбила плавбатарея №3». Лишь из очерка писателя Леонида Соболева «Не тронь меня!», рассказа «Таинственный остров» детского писателя Олега Орлова, нескольких статей в газетах и журналах советские читатели могли узнать об этом уникальном корабле. Большую роль в сохранении памяти о плавучей батарее №3 сыграл московский журналист Владислав Шурыгин. Много лет он собирал материалы о боевом пути «Не тронь меня!», встречался с ветеранами, работал в архивах. В 1977 г. с его помощью в Севастополе была организована встреча ветеранов плавбатареи. В 1979 г. он написал книгу «Железный остров», рассказавшую о подвиге экипажа плавбатареи и её командира С.Я. Мошенского. Благодаря этим людям, подвиг моряков плавбатареи №3 не был забыт. К сожалению, в Севастополе не установлено ни монумента, ни памятного знака, посвящённого героическим делам экипажа плавучей батареи «Не тронь меня!».

Плавучая батарея «Петропавловск» ведёт огонь по немецким позициям во время Красносельско-Ропшинской операции, январь 1944 г.

«Марату» повезло больше. После войны было разработано несколько проектов восстановления корабля как линкора (используя участь корпуса «Фрунзе»), но их так и не осуществили. «Петропавловск» использовался в качестве учебно-артиллерийского корабля. В 1947-1948 гг. в доке были проведены работы по полному отделению от корпуса остатков носовой части. 28 ноября 1950 г. бывший «Марат» был переклассифицирован в несамоходное учебное судно и переименован в «Волхов». 4 сентября 1953 г. его исключили из списков флота. Корпус бывшего линкора был разрезан «на иголки» лишь в начале 60-х гг. Ветераны «Марата» решили увековечить память о корабле. В 1991 г. они открыли памятный знак на причале Усть-Рогатки. В том же году ими было принято решение о создании музея, посвящённого боевому пути линкора. Для него удалось найти небольшое помещение в Невском политехническом лицее. В музее находится диорама «Отражение сентябрьского 1941 г. штурма Ленинграда кораблями эскадры КБФ», различные фотографии и экспонаты. В 1997 г. им удалось издать сборник «Залпы с Невы». В него вошли воспоминания ветеранов эскадры КБФ, в том числе моряков «Марата». Музей продолжает свою деятельность и в настоящее время.

«Петропавловск» в Кронштадте, День ВМФ, июль 1944 г. У борта корабля стоит тральщик «ТЩ-69»

Несамоходное учебное судно «Волхов» в Кронштадте, начало 50-х гг.

topwar.ru

Плавучая батарея «Не тронь меня!»

В годы Великой Отечественной войны в состав ВМФ СССР входили тысячи самых разнообразных кораблей — линкоры, крейсера, эсминцы, катера, подводные лодки, многочисленные вспомогательные суда. Однако сегодня вы узнаете о самых, пожалуй, необычных боевых кораблях, входивших в состав советского флота — плавучих батареях «Не тронь меня!» и линкора "Марат"

В течение первой половины XX в. «дредноуты» были символом мощи ведущих флотов мира. Каждая крупная морская держава строила для своего военно-морского флота наиболее мощные корабли с сильным вооружением и самой совершенной защитой. Такие корабли не зря называли «королями морей», ведь они только своим существованием могли защитить интересы страны. В середине 30-х гг. в мире началась новая гонка военно-морских вооружений и СССР не остался в стороне. В нашей стране в конце 30-х гг. начали широкомасштабное строительство огромного военно-морского флота, названного «большим морским и океанским», но его постройка прекратилась в июне 1941 г.

Основу мощи советского флота должны были составить огромные суперлинкоры, которые превосходили по своим боевым возможностям корабли зарубежных флотов. В СССР параллельно создавались два проекта — типа «А» (проект 23, водоизмещением 35000 т с 406-мм артиллерией) и «Б» (проект 25, водоизмещением 26000 т с 305-мм артиллерией). Планировалось построить 20 линкоров: четыре больших и четыре малых для Тихоокеанского флота, два больших для Северного флота, четыре малых линкора для Черноморского флота, ещё шесть малых линкоров должны были пополнит состав Балтийского флота. Процесс создания крупных кораблей контролировал лично И.В. Сталин.

При разработке учитывался передовой зарубежный опыт, прежде всего итальянский, немецкий и американский. В 1937 г. проект «Б» был признан «вредительским» и советская судостроительная промышленность была сконцентрирована на подготовке к серийному строительству линкоров проекта 23. Это должен был быть современный боевой корабль — полное водоизмещение превышало 67000 т, его наибольшая длина 269,4 м, наибольшая ширина 38,9 м, осадка 10,5 м, мощность ГЭУ более 231000 л.с., скорость хода около 29 уз, дальность плавания 7000 миль (при 14,5 уз). По вооружению (9х406-мм, 12х152-мм, 12х100-мм орудий и 32х37-мм зенитных автомата) он превосходил всех «коллег», за исключением американской «Монтаны» и японского «Ямато». Линкор имел мощное бронирование и систему противоминной защиты. Его экипаж составляли 1784 моряка. До начала войны были заложены четыре линейных корабля: «Советский Союз» в Ленинграде (завод №189), «Советская Украина» в Николаеве (завод №189), в Молотовске (завод №402) началось строительство «Советской России» и «Советской Белоруссии». Но ни один из них в строй так и не вступил…

А историю ЛИНКОРА «МАРАТ»  вы можете почитать тут.

 

Так должен был выглядеть линейный корабль «Советский Союз». Рисунок А. Заикина

 

Создание плавучей батареи №3

В экспозиции Музея Черноморского флота в Севастополе целый зал посвящен героической 250-дневной обороне города от немецких войск в 1941-1942 гг. Моряки Черноморского флота и жители города совершили немало подвигов, защищая севастопольские рубежи. Посетителям музея о них рассказывают многочисленные экспонаты, фотографии и реликвии военной поры. Есть среди них небольшая фотография, мало что говорящая обычным посетителям. Она подписана так — капитан-лейтенант С.А.Мошенский, командир плавучей батареи №3. Чем он прославился, что за плавбатарея № 3, какие подвиги совершил её экипаж не уточняется. Больше никакой информации об этом корабле в экспозиции музея, к сожалению, нет.

Как уже отмечалось, в конце 30-х гг. на судостроительных заводах СССР было развёрнуто масштабное строительство линейных кораблей типа «Советский Союз». Этому предшествовала колоссальная научно-исследовательская и проектно-конструкторская работа, проведённая советскими конструкторами и инженерами. Особое внимание они уделили вопросам разработки вооружения и систем защиты кораблей. Много опытов провели на Чёрном море для определения оптимальной системы ПМЗ (противоминной защиты — по терминологии того времени). На первом этапе были проведены подрывы 24 масштабных отсеков (в масштабе 1:5) с ПМЗ семи различных типов. По результатам опытов был сделан вывод о наибольшей эффективности итальянской и американской систем защиты. В 1938 г. в Севастополе прошёл второй этап опытов. Как и раньше, они производились на масштабных отсеках, были проведены 27 подрывов. Но на этот раз для опытов построили огромный натурный отсек, на котором полностью воспроизводилась конструкция системы ПМЗ линкора проекта 23. Он имел форму прямоугольника, его размеры впечатляли — длина 50 м, ширина 30 м, высота борта 15 м. По результатам этих опытов, комиссия определила, что предельным для ПМЗ была мощность взрыва заряда в 750 кг. После окончания испытаний опытный отсек использовали в качестве мишени для учебных стрельб, а потом его поставили на прикол в одной из севастопольских бухт.

 

Плавучая батарея №3 «Не тронь меня!» в Казачьей бухте, весна 1942 г. Снимок сделан с советского самолёта

 

После начала войны отсеком заинтересовался капитан 2 ранга Г.А. Бутаков. Он предложил командованию Черноморского флота использовать его для создания плавучей артиллерийской батареи. По его плану «квадрат» планировалось вооружить и установить на якоре в районе Бельбекской долины в нескольких милях от Севастополя. Он должен был усилить ПВО Главной базы флота и обезопасить подступы к ней со стороны моря. По данным разведки ожидалась высадка в Крыму немецкого десанта, и плавучая батарея должна была этому помешать. Командующий ЧФ Ф.С. Октябрьский поддержал рапорт Г.А. Бутакова, нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов одобрил эту идею.

В июле 1941 г. на «квадрате» (так отсек именовали в документах) начались работы по монтажу общекорабельных систем и установке вооружения. Работу над проектом вёл инженер Л.И. Ивицкий. Внутри оборудовали жилые помещения, камбуз, радиорубку, склады и погреба. На палубе бывшего отсека установили боевую рубку, дальномеры и два прожектора. Из арсенала доставили 2×130-мм орудия, которые снабдили «ныряющими» снарядами, предназначенными для борьбы с подводными лодками. Их дополняли 4×76,2-мм зенитных орудия, Зх37-мм зенитных автомата, 3×12,7-мм зенитных пулемёта. Экипаж плавбатареи составили 130 человек, 50 из них призвали из запаса, остальных набрали со всех кораблей ЧФ. К борту «квадрата» рабочие прикрепили шлюпбалку, но шлюпки не нашлось. Зато рабочие нашли на складах завода огромный адмиралтейский якорь и передали его на батарею. Старожилы утверждали, что он с линкора «Императрица Мария». 3 августа 1941 г. на отдельной плавучей батарее №3 был поднят военно-морской флаг. Приказом командующего ЧФ от 4 августа она была включена в состав Охраны Водного района Главной базы. Экипаж плавбатареи во главе со старшим лейтенантом С.Я. Мошенским приступил к несению службы.

 

 

Боевой путь «Не тронь меня!»

9 августа буксиры перевели плавбатарею в Бельбекс-кую бухту. От угрозы атак со стороны моря её отгородили несколькими рядами противолодочных сетей, с берега она была прикрыта береговыми батареями. Якорь «Императрицы Марии» прочно удерживал «квадрат» на месте. На корабле сразу же начались многочисленные учебные стрельбы, тренировки экипажа по борьбе за живучесть и различные учения. Летом 1941 г. налёты Люфтваффе на Севастополь были нечастым явлением. В основном, немецкие самолёты занимались разведкой военных объектов и постановкой магнитных мин. Лишь изредка бомбили корабли в порту. Несколько раз плавбатарею атаковали немецкие самолёты, но их выпады успешно отражали. Батарейцы прикрывали огнём корабли, которые входили в Севастополь. Ситуация в корне изменилась в конце октября 1941 г. после прорыва Вермахта в Крым.

Немецкие части приступили к штурму Севастополя. Началась 250-дневная оборона города. Немцами были захвачены все крымские аэродромы и теперь время полёта их бомберов до Севастополя составляло всего 10-15 мин. Налёты на город и порт стали ежедневными. Основные силы флота ушли на Кавказ. В конце октября с «квадрата» демонтировали два 130-мм орудия, которые срочно понадобились для сухопутного фронта. Также сняли весь боезапас «стотридцаток», кроме «ныряющих» снарядов, и расчёты орудий. В результате экипаж корабля сократился до 111 человек.

 

«Не тронь меня!» сражается с немецкими самолётами. Рис. А. Лубянова

 

В начале ноября на Чёрном море были сильные штормы. Их сила была такова, что огромный якорь не смог удерживать плавбатарею на месте. Волны начали приближать её к берегу, который теперь занимали немецкие войска. Было принято решение сменить место стоянки «квадрата». 11 ноября буксиры перевели плавбатарею в Казачью бухту и притопили на отмели, теперь штормы ей были не страшны. Новой боевой задачей, которую командование поставило перед экипажем, стала защита военного аэродрома на мысе Херсонес. Он остался последним советским аэродромом в Крыму. На его поле базировалась вся авиация Севастопольского оборонительного района. Налёты на Херсонесский аэродром участились. Днём 29 ноября 1941 г. зенитчикам плавбатареи удалось одержать свою первую победу. Ими был сбит Bf-109. 17 декабря немцы начали новый штурм Севастополя. В течение всего дня батарейцам пришлось отражать налёты на аэродром. При этом был сбит Ju-88. С этого дня боевой счёт зенитчиков стал расти — при защите аэродрома они сбили 22 немецких самолёта. Зимний штурм был успешно отражён, но налёты на город продолжались. Не забывали немцы и об аэродроме. Они пытались помешать действиям советской авиации, и в рассказах наших лётчиков постоянно упоминалось о помощи плавбатареи: «Плавбатарея поставила завесу… «Не тронь меня!» отсекла немца…».

14 января 1942 г. зенитчики сбили ещё один Ju-88, 3 марта Не-111.19 марта на батареи побывал писатель Леонид Соболев. Целый день он провёл на «квадрате», побеседовал с командиром и экипажем. Об этом он написал в очерке «Не тронь меня!». В марте командир батареи старший лейтенант С.Я, Мошенский был награждён орденом Красного Знамени, он стал капитан-лейтенантом, награды за сбитые самолёты получили и другие члены экипажа.

В мае 1942 г. налёты на город усилились, немцы начали подготовку к новому штурму и стремились нейтрализовать советских лётчиков. В этом им очень мешал точный огонь зенитчиков плавбатареи №3, которую моряки-черноморцы стали называть «Не тронь меня!». 27 мая зенитчикам удалось сбить сразу два Me-109.

Немцы начали новый штурм города и сосредоточили на крымских аэродромах большое число самолётов. Они имели многократное превосходство в авиации, но советским авиаторам удавалось наносить удары по противнику и в этом значительная заслуга экипажа плавбатареи. 9 июня его боевой счёт пополнили три Ju-88, 12 июня Bf-109,13 июня Ju-88. Батарея мешала действиям авиации противника и немецкое командование решило с ней покончить. 14 июня «квадрат» атаковали 23 Ju-87, было сброшено 76 бомб, но им не удалось добиться прямых попаданий. От близких разрывов авиабомб вышел из строя прожектор, осколки срезали шлюпбалку, три моряка были ранены. При отражении этого налёта моряки сбили два Ju-87. Во второй половине дня атаки продолжились, по «квадрату» открыла огонь немецкая батарея. Последовали новые налёты. К этому времени защитники Севастополя испытывали большие трудности из-за недостатка боезапаса. В период между штурмами командованию СОР не удалось создать на складах достаточных запасов боеприпасов и теперь снаряды приходилось экономить. С Большой земли боеприпасы теперь доставляли на кораблях, но их по-прежнему катастрофически не хватало. Немцы же создали огромные запасы боеприпасов, снарядов и патронов они не жалели. Их авиация господствовала в севастопольском небе. 19 июня на «Не тронь меня!» был произведён очередной налёт. Это была 450-я атака немецкой авиации на батарею, экипаж которой теперь день и ночь находился у орудий. Её судьба оказалась решена из-за недостатка боеприпасов к орудиям. Немецким лётчикам удалось прорваться к батарее.

 

Командир плавбатареи №3 капитан-лейтенант С.Я. Мошенский

 

Несколько слов необходимо сказать о командире плавбатареи «Не тронь меня!» капитан-лейтенанте Сергее Яковлевиче Мошенском. Он родился в Запорожье. Работал на заводе электриком, окончил рабфак. В 1936 году его призвали служить на флот. Комсомольца с законченным средним образованием направила на двухгодичные курсы комсостава. По их окончании он получил звание лейтенанта и был направлен служить командиром первой башни ГК на линкоре «Парижская коммуна». Перед началом войны С. Я. Мошенский закончил в Ленинграде годичные курсы усовершенствования комсостава ВМФ по специальности командир батареи ПВО. Он был женат, семья ждала первого ребёнка. После начала войны беременную супругу эвакуировали из Севастополя. Десять месяцев командовал С.Я. Мошенский плавбатареей, каждый день он рисковал своей жизнью ради свободы Родины. На ней он погиб, так и не увидев дочери, которая родилась в эвакуации. Он похоронен в Камышовой бухте, но точное место захоронения, к сожалению, неизвестно.

Остались письма Мошенского: "Пересылаю тебе деньги, литер на поездку в Ташкент и справку. Тебе надо быть там до конца военных дней. Пока не поздно, пока фронт еще далеко, уезжай. Верочка, ты только не волнуйся, спокойно реагируй на все, помни, что оставаться тебе здесь нельзя, подумай о жизни своей и нашего будущего человека. Тебе в Средней Азии будет спокойней, обо мне не думай. Если ты будешь далеко, мне будет легче воевать, а воевать еще придется сильно. Я после войны постараюсь тебя найти как можно скорее, а что будет до конца войны, мне неизвестно". "Верочка, что с тобой? Я послал тебе много писем разными способами, телеграммы, писал с марками и без марок, через военно-полевую почту, в Краснодарский край и в Чирчик, но ничего не получил от тебя. Если вы еще в Тихорецке, уезжай подальше и приложи силы, чтобы сохранить ребенка. Если погибну, знай, что я не трусил перед лицом врага, не гнул головы при бомбежках". Наградной лист Героя

Плавбатарея стояла в трехстах метрах от берега, но за девять месяцев пребывания на ней капитан-лейтенант Мошенский лишь раз сошел с корабля, что бы получить в штабе орден «Красного Знамени».

Из письма Мошенского: «Живу по-боевому. Спешу разделить с тобой радость: я награжден орденом Красного Знамени. Никогда не думал, что мне выпадет такая честь, а вчера об этом узнал, говорят, что хорошо бью немцев, за это и наградили…»

«Уже на исходе десятый месяц войны. Как много пережито! Может, мне не суждено будет увидеть больше ничего, но это потому, что мы с товарищами принимаем огонь на себя. Я очень хочу жить, но остаться жить, укрывшись от врага, не громить его, не уничтожать, ты знаешь, я не могу. Бездействие, трусость для меня самого — позор, таким человеком жить стыдно, я лучше погибну, чем подумаю о другой жизни. Я ежеминутно помню, что чем больше сбито фашистских самолетов, тем ближе наша победа… Вот и еще одного фашистского стервятника мы отправили на дно моря».

Командир плавбатареи погиб 19 июня 1942 года, когда на батарее практически закончились снаряды. Оставались только патроны для пулемётов и по нескольку обойм для зенитных автоматов.

В 20.20 одна из бомб попала в левый борт «квадрата», вторая разорвалась прямо у борта. Сила взрыва разметала всё живое на палубе. Убитыми и ранеными оказались расчёты зенитных орудий и автоматов, начался пожар в кормовом погребе, огонь подбирался к «ныряющим» снарядам, но его удалось потушить. Погиб командир батареи и ещё 28 членов экипажа. Было ранено 27 моряков, катера немедленно доставили их на берег. К вечеру экипажу удалось ввести в строй 37-мм автомат и два пулемёта ДШК, но боеприпасов к ним на корабле не было. 27 июня 1942 г. экипаж плавбатареи был расформирован. Моряки были направлены воевать на сухопутные позиции, раненых вывезли на Большую землю корабли Черноморского флота, прорывавшиеся в Севастополь.

После падения города немецкие солдаты с интересом осматривали огромный корпус «Не тронь меня!», стоящий на отмели у берега Казачьей бухты.

 

Корпус плавбатареи на отмели в Казачьей бухте, июль 1942 г.

За десять месяцев героической вахты моряки капитан-лейтенанта С.Я. Мошенского отразили 450 воздушных атак (в среднем каждый день по 1-2 атаки). Этот «квадрат» самый странный боевой корабль Военно-Морского Флота. Его упоминания нет ни в одном справочнике по ВМФ, хотя именно этому кораблю принадлежит уникальный боевой рекорд. Им было сбито больше всех фашистских самолётов — 22 за десять месяцев (в среднем 2-3 самолета каждый месяц).

За 16 сбитых самолётов лётчикам давали звание Героя Советского Союза. Большего, чем плавбатарея «Не тронь меня» ни один наш корабль не добился.

Водоизмещение 3494 т; длина 69,4 м, ширина 16,1 м, осадка 4,9 м; мощность паровой машины 1632 л. с.; скорость хода 8 уз.  Вооружение: 12 203-мм, 2 152-мм и 2 63-мм десантных орудия. Экипаж 394 человека.

Кстати, «Не тронь меня» — это имя броненосной батареи береговой обороны ЧФ конца XIX века которой в 1891 – 1892 годах, которой командовал капитан 1 ранга В.Ф. Дубасов, герой русско-турецкой войны 1877-1878 гг. В то время лейтенант флота, награжденный орденом святого Георгия 4-й степени,

masterok.livejournal.com

Плавучая батарея «Не тронь меня!»

В годы Великой Отечественной войны в состав ВМФ СССР входили тысячи самых разнообразных кораблей — линкоры, крейсера, эсминцы, катера, подводные лодки, многочисленные вспомогательные суда. Однако сегодня вы узнаете о самых, пожалуй, необычных боевых кораблях, входивших в состав советского флота — плавучих батареях «Не тронь меня!» и линкора "Марат"

В течение первой половины XX в. «дредноуты» были символом мощи ведущих флотов мира. Каждая крупная морская держава строила для своего военно-морского флота наиболее мощные корабли с сильным вооружением и самой совершенной защитой. Такие корабли не зря называли «королями морей», ведь они только своим существованием могли защитить интересы страны. В середине 30-х гг. в мире началась новая гонка военно-морских вооружений и СССР не остался в стороне. В нашей стране в конце 30-х гг. начали широкомасштабное строительство огромного военно-морского флота, названного «большим морским и океанским», но его постройка прекратилась в июне 1941 г.

Основу мощи советского флота должны были составить огромные суперлинкоры, которые превосходили по своим боевым возможностям корабли зарубежных флотов. В СССР параллельно создавались два проекта — типа «А» (проект 23, водоизмещением 35000 т с 406-мм артиллерией) и «Б» (проект 25, водоизмещением 26000 т с 305-мм артиллерией). Планировалось построить 20 линкоров: четыре больших и четыре малых для Тихоокеанского флота, два больших для Северного флота, четыре малых линкора для Черноморского флота, ещё шесть малых линкоров должны были пополнит состав Балтийского флота. Процесс создания крупных кораблей контролировал лично И.В. Сталин.

При разработке учитывался передовой зарубежный опыт, прежде всего итальянский, немецкий и американский. В 1937 г. проект «Б» был признан «вредительским» и советская судостроительная промышленность была сконцентрирована на подготовке к серийному строительству линкоров проекта 23. Это должен был быть современный боевой корабль — полное водоизмещение превышало 67000 т, его наибольшая длина 269,4 м, наибольшая ширина 38,9 м, осадка 10,5 м, мощность ГЭУ более 231000 л.с., скорость хода около 29 уз, дальность плавания 7000 миль (при 14,5 уз). По вооружению (9х406-мм, 12х152-мм, 12х100-мм орудий и 32х37-мм зенитных автомата) он превосходил всех «коллег», за исключением американской «Монтаны» и японского «Ямато». Линкор имел мощное бронирование и систему противоминной защиты. Его экипаж составляли 1784 моряка. До начала войны были заложены четыре линейных корабля: «Советский Союз» в Ленинграде (завод №189), «Советская Украина» в Николаеве (завод №189), в Молотовске (завод №402) началось строительство «Советской России» и «Советской Белоруссии». Но ни один из них в строй так и не вступил…

А историю ЛИНКОРА «МАРАТ»  вы можете почитать тут.

Так должен был выглядеть линейный корабль «Советский Союз». Рисунок А. Заикина

Создание плавучей батареи №3

В экспозиции Музея Черноморского флота в Севастополе целый зал посвящен героической 250-дневной обороне города от немецких войск в 1941-1942 гг. Моряки Черноморского флота и жители города совершили немало подвигов, защищая севастопольские рубежи. Посетителям музея о них рассказывают многочисленные экспонаты, фотографии и реликвии военной поры. Есть среди них небольшая фотография, мало что говорящая обычным посетителям. Она подписана так — капитан-лейтенант С.А.Мошенский, командир плавучей батареи №3. Чем он прославился, что за плавбатарея № 3, какие подвиги совершил её экипаж не уточняется. Больше никакой информации об этом корабле в экспозиции музея, к сожалению, нет.

Как уже отмечалось, в конце 30-х гг. на судостроительных заводах СССР было развёрнуто масштабное строительство линейных кораблей типа «Советский Союз». Этому предшествовала колоссальная научно-исследовательская и проектно-конструкторская работа, проведённая советскими конструкторами и инженерами. Особое внимание они уделили вопросам разработки вооружения и систем защиты кораблей. Много опытов провели на Чёрном море для определения оптимальной системы ПМЗ (противоминной защиты — по терминологии того времени). На первом этапе были проведены подрывы 24 масштабных отсеков (в масштабе 1:5) с ПМЗ семи различных типов. По результатам опытов был сделан вывод о наибольшей эффективности итальянской и американской систем защиты. В 1938 г. в Севастополе прошёл второй этап опытов. Как и раньше, они производились на масштабных отсеках, были проведены 27 подрывов. Но на этот раз для опытов построили огромный натурный отсек, на котором полностью воспроизводилась конструкция системы ПМЗ линкора проекта 23. Он имел форму прямоугольника, его размеры впечатляли — длина 50 м, ширина 30 м, высота борта 15 м. По результатам этих опытов, комиссия определила, что предельным для ПМЗ была мощность взрыва заряда в 750 кг. После окончания испытаний опытный отсек использовали в качестве мишени для учебных стрельб, а потом его поставили на прикол в одной из севастопольских бухт.

Плавучая батарея №3 «Не тронь меня!» в Казачьей бухте, весна 1942 г. Снимок сделан с советского самолёта

После начала войны отсеком заинтересовался капитан 2 ранга Г.А. Бутаков. Он предложил командованию Черноморского флота использовать его для создания плавучей артиллерийской батареи. По его плану «квадрат» планировалось вооружить и установить на якоре в районе Бельбекской долины в нескольких милях от Севастополя. Он должен был усилить ПВО Главной базы флота и обезопасить подступы к ней со стороны моря. По данным разведки ожидалась высадка в Крыму немецкого десанта, и плавучая батарея должна была этому помешать. Командующий ЧФ Ф.С. Октябрьский поддержал рапорт Г.А. Бутакова, нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов одобрил эту идею.

В июле 1941 г. на «квадрате» (так отсек именовали в документах) начались работы по монтажу общекорабельных систем и установке вооружения. Работу над проектом вёл инженер Л.И. Ивицкий. Внутри оборудовали жилые помещения, камбуз, радиорубку, склады и погреба. На палубе бывшего отсека установили боевую рубку, дальномеры и два прожектора. Из арсенала доставили 2×130-мм орудия, которые снабдили «ныряющими» снарядами, предназначенными для борьбы с подводными лодками. Их дополняли 4×76,2-мм зенитных орудия, Зх37-мм зенитных автомата, 3×12,7-мм зенитных пулемёта. Экипаж плавбатареи составили 130 человек, 50 из них призвали из запаса, остальных набрали со всех кораблей ЧФ. К борту «квадрата» рабочие прикрепили шлюпбалку, но шлюпки не нашлось. Зато рабочие нашли на складах завода огромный адмиралтейский якорь и передали его на батарею. Старожилы утверждали, что он с линкора «Императрица Мария». 3 августа 1941 г. на отдельной плавучей батарее №3 был поднят военно-морской флаг. Приказом командующего ЧФ от 4 августа она была включена в состав Охраны Водного района Главной базы. Экипаж плавбатареи во главе со старшим лейтенантом С.Я. Мошенским приступил к несению службы.

Боевой путь «Не тронь меня!»

9 августа буксиры перевели плавбатарею в Бельбекс-кую бухту. От угрозы атак со стороны моря её отгородили несколькими рядами противолодочных сетей, с берега она была прикрыта береговыми батареями. Якорь «Императрицы Марии» прочно удерживал «квадрат» на месте. На корабле сразу же начались многочисленные учебные стрельбы, тренировки экипажа по борьбе за живучесть и различные учения. Летом 1941 г. налёты Люфтваффе на Севастополь были нечастым явлением. В основном, немецкие самолёты занимались разведкой военных объектов и постановкой магнитных мин. Лишь изредка бомбили корабли в порту. Несколько раз плавбатарею атаковали немецкие самолёты, но их выпады успешно отражали. Батарейцы прикрывали огнём корабли, которые входили в Севастополь. Ситуация в корне изменилась в конце октября 1941 г. после прорыва Вермахта в Крым.

Немецкие части приступили к штурму Севастополя. Началась 250-дневная оборона города. Немцами были захвачены все крымские аэродромы и теперь время полёта их бомберов до Севастополя составляло всего 10-15 мин. Налёты на город и порт стали ежедневными. Основные силы флота ушли на Кавказ. В конце октября с «квадрата» демонтировали два 130-мм орудия, которые срочно понадобились для сухопутного фронта. Также сняли весь боезапас «стотридцаток», кроме «ныряющих» снарядов, и расчёты орудий. В результате экипаж корабля сократился до 111 человек.

«Не тронь меня!» сражается с немецкими самолётами. Рис. А. Лубянова

В начале ноября на Чёрном море были сильные штормы. Их сила была такова, что огромный якорь не смог удерживать плавбатарею на месте. Волны начали приближать её к берегу, который теперь занимали немецкие войска. Было принято решение сменить место стоянки «квадрата». 11 ноября буксиры перевели плавбатарею в Казачью бухту и притопили на отмели, теперь штормы ей были не страшны. Новой боевой задачей, которую командование поставило перед экипажем, стала защита военного аэродрома на мысе Херсонес. Он остался последним советским аэродромом в Крыму. На его поле базировалась вся авиация Севастопольского оборонительного района. Налёты на Херсонесский аэродром участились. Днём 29 ноября 1941 г. зенитчикам плавбатареи удалось одержать свою первую победу. Ими был сбит Bf-109. 17 декабря немцы начали новый штурм Севастополя.

В течение всего дня батарейцам пришлось отражать налёты на аэродром. При этом был сбит Ju-88. С этого дня боевой счёт зенитчиков стал расти — при защите аэродрома они сбили 22 немецких самолёта. Зимний штурм был успешно отражён, но налёты на город продолжались. Не забывали немцы и об аэродроме. Они пытались помешать действиям советской авиации, и в рассказах наших лётчиков постоянно упоминалось о помощи плавбатареи: «Плавбатарея поставила завесу… «Не тронь меня!» отсекла немца…».

14 января 1942 г. зенитчики сбили ещё один Ju-88, 3 марта Не-111.19 марта на батареи побывал писатель Леонид Соболев. Целый день он провёл на «квадрате», побеседовал с командиром и экипажем. Об этом он написал в очерке «Не тронь меня!». В марте командир батареи старший лейтенант С.Я, Мошенский был награждён орденом Красного Знамени, он стал капитан-лейтенантом, награды за сбитые самолёты получили и другие члены экипажа.

В мае 1942 г. налёты на город усилились, немцы начали подготовку к новому штурму и стремились нейтрализовать советских лётчиков. В этом им очень мешал точный огонь зенитчиков плавбатареи №3, которую моряки-черноморцы стали называть «Не тронь меня!». 27 мая зенитчикам удалось сбить сразу два Me-109.

Немцы начали новый штурм города и сосредоточили на крымских аэродромах большое число самолётов. Они имели многократное превосходство в авиации, но советским авиаторам удавалось наносить удары по противнику и в этом значительная заслуга экипажа плавбатареи. 9 июня его боевой счёт пополнили три Ju-88, 12 июня Bf-109,13 июня Ju-88. Батарея мешала действиям авиации противника и немецкое командование решило с ней покончить. 14 июня «квадрат» атаковали 23 Ju-87, было сброшено 76 бомб, но им не удалось добиться прямых попаданий. От близких разрывов авиабомб вышел из строя прожектор, осколки срезали шлюпбалку, три моряка были ранены. При отражении этого налёта моряки сбили два Ju-87. Во второй половине дня атаки продолжились, по «квадрату» открыла огонь немецкая батарея. Последовали новые налёты. К этому времени защитники Севастополя испытывали большие трудности из-за недостатка боезапаса. В период между штурмами командованию СОР не удалось создать на складах достаточных запасов боеприпасов и теперь снаряды приходилось экономить. С Большой земли боеприпасы теперь доставляли на кораблях, но их по-прежнему катастрофически не хватало. Немцы же создали огромные запасы боеприпасов, снарядов и патронов они не жалели. Их авиация господствовала в севастопольском небе. 19 июня на «Не тронь меня!» был произведён очередной налёт. Это была 450-я атака немецкой авиации на батарею, экипаж которой теперь день и ночь находился у орудий. Её судьба оказалась решена из-за недостатка боеприпасов к орудиям. Немецким лётчикам удалось прорваться к батарее.

Командир плавбатареи №3 капитан-лейтенант С.Я. Мошенский

Несколько слов необходимо сказать о командире плавбатареи «Не тронь меня!» капитан-лейтенанте Сергее Яковлевиче Мошенском. Он родился в Запорожье. Работал на заводе электриком, окончил рабфак. В 1936 году его призвали служить на флот. Комсомольца с законченным средним образованием направила на двухгодичные курсы комсостава. По их окончании он получил звание лейтенанта и был направлен служить командиром первой башни ГК на линкоре «Парижская коммуна». Перед началом войны С. Я. Мошенский закончил в Ленинграде годичные курсы усовершенствования комсостава ВМФ по специальности командир батареи ПВО. Он был женат, семья ждала первого ребёнка.

После начала войны беременную супругу эвакуировали из Севастополя. Десять месяцев командовал С.Я. Мошенский плавбатареей, каждый день он рисковал своей жизнью ради свободы Родины. На ней он погиб, так и не увидев дочери, которая родилась в эвакуации. Он похоронен в Камышовой бухте, но точное место захоронения, к сожалению, неизвестно.

Остались письма Мошенского:"Пересылаю тебе деньги, литер на поездку в Ташкент и справку. Тебе надо быть там до конца военных дней. Пока не поздно, пока фронт еще далеко, уезжай. Верочка, ты только не волнуйся, спокойно реагируй на все, помни, что оставаться тебе здесь нельзя, подумай о жизни своей и нашего будущего человека. Тебе в Средней Азии будет спокойней, обо мне не думай. Если ты будешь далеко, мне будет легче воевать, а воевать еще придется сильно. Я после войны постараюсь тебя найти как можно скорее, а что будет до конца войны, мне неизвестно".

"Верочка, что с тобой? Я послал тебе много писем разными способами, телеграммы, писал с марками и без марок, через военно-полевую почту, в Краснодарский край и в Чирчик, но ничего не получил от тебя. Если вы еще в Тихорецке, уезжай подальше и приложи силы, чтобы сохранить ребенка. Если погибну, знай, что я не трусил перед лицом врага, не гнул головы при бомбежках".

Наградной лист Героя

Плавбатарея стояла в трехстах метрах от берега, но за девять месяцев пребывания на ней капитан-лейтенант Мошенский лишь раз сошел с корабля, что бы получить в штабе орден «Красного Знамени».

Из письма Мошенского: «Живу по-боевому. Спешу разделить с тобой радость: я награжден орденом Красного Знамени. Никогда не думал, что мне выпадет такая честь, а вчера об этом узнал, говорят, что хорошо бью немцев, за это и наградили…»

«Уже на исходе десятый месяц войны. Как много пережито! Может, мне не суждено будет увидеть больше ничего, но это потому, что мы с товарищами принимаем огонь на себя. Я очень хочу жить, но остаться жить, укрывшись от врага, не громить его, не уничтожать, ты знаешь, я не могу. Бездействие, трусость для меня самого — позор, таким человеком жить стыдно, я лучше погибну, чем подумаю о другой жизни. Я ежеминутно помню, что чем больше сбито фашистских самолетов, тем ближе наша победа… Вот и еще одного фашистского стервятника мы отправили на дно моря».

Командир плавбатареи погиб 19 июня 1942 года, когда на батарее практически закончились снаряды. Оставались только патроны для пулемётов и по нескольку обойм для зенитных автоматов.

В 20.20 одна из бомб попала в левый борт «квадрата», вторая разорвалась прямо у борта. Сила взрыва разметала всё живое на палубе. Убитыми и ранеными оказались расчёты зенитных орудий и автоматов, начался пожар в кормовом погребе, огонь подбирался к «ныряющим» снарядам, но его удалось потушить. Погиб командир батареи и ещё 28 членов экипажа. Было ранено 27 моряков, катера немедленно доставили их на берег. К вечеру экипажу удалось ввести в строй 37-мм автомат и два пулемёта ДШК, но боеприпасов к ним на корабле не было. 27 июня 1942 г. экипаж плавбатареи был расформирован. Моряки были направлены воевать на сухопутные позиции, раненых вывезли на Большую землю корабли Черноморского флота, прорывавшиеся в Севастополь.

После падения города немецкие солдаты с интересом осматривали огромный корпус «Не тронь меня!», стоящий на отмели у берега Казачьей бухты.

Корпус плавбатареи на отмели в Казачьей бухте, июль 1942 г.

За десять месяцев героической вахты моряки капитан-лейтенанта С.Я. Мошенского отразили 450 воздушных атак (в среднем каждый день по 1-2 атаки). Этот «квадрат» самый странный боевой корабль Военно-Морского Флота. Его упоминания нет ни в одном справочнике по ВМФ, хотя именно этому кораблю принадлежит уникальный боевой рекорд. Им было сбито больше всех фашистских самолётов — 22 за десять месяцев (в среднем 2-3 самолета каждый месяц).

За 16 сбитых самолётов лётчикам давали звание Героя Советского Союза. Большего, чем плавбатарея «Не тронь меня» ни один наш корабль не добился.

Водоизмещение 3494 т; длина 69,4 м, ширина 16,1 м, осадка 4,9 м; мощность паровой машины 1632 л. с.; скорость хода 8 уз.  Вооружение: 12 203-мм, 2 152-мм и 2 63-мм десантных орудия. Экипаж 394 человека.

Кстати, «Не тронь меня» — это имя броненосной батареи береговой обороны ЧФ конца XIX века которой в 1891 – 1892 годах, которой командовал капитан 1 ранга В.Ф. Дубасов, герой русско-турецкой войны 1877-1878 гг. В то время лейтенант флота, награжденный орденом святого Георгия 4-й степени, золотой саблей «За храбрость» и пожалованный званием флигель-адъютанта императора. С 1897 г. вице-адмирал Дубасов командовал эскадрой Тихого океана, а в 1905 г. по назначению императора становится Московским генерал-губернатором с присвоением звания генерал-адъютант.

Москва и судьбы Российского флта, Архивные документы и исторические очерки. М., 1996, 415 с.

После освобождения Севастополя корпус плавбатареи №3 продолжал стоять на отмели в Казачьей бухте. В конце 40-х гг. его подняли и отбуксировали в Инкерман на разборку. О подвиге экипажа «Не тронь меня!» постепенно стали забывать. Лишь в скупых строках официальной хроники войны был зафиксирован беспримерный подвиг её экипажа: «В период обороны Севастополя части и корабли охраны водного района сбили 54 самолёта противника. Из их числа 22 самолёта сбила плавбатарея №3».

Лишь из очерка писателя Леонида Соболева «Не тронь меня!», рассказа «Таинственный остров» детского писателя Олега Орлова, нескольких статей в газетах и журналах советские читатели могли узнать об этом уникальном корабле. Большую роль в сохранении памяти о плавучей батарее №3 сыграл московский журналист Владислав Шурыгин. Много лет он собирал материалы о боевом пути «Не тронь меня!», встречался с ветеранами, работал в архивах. В 1977 г. с его помощью в Севастополе была организована встреча ветеранов плавбатареи. В 1979 г. он написал книгу «Железный остров», рассказавшую о подвиге экипажа плавбатареи и её командира С.Я. Мошенского. Благодаря этим людям, подвиг моряков плавбатареи №3 не был забыт.

К сожалению, в Севастополе не установлено ни монумента, ни памятного знака, посвященного героическим делам экипажа плавучей батареи «Не тронь меня!».

Или ситуация на этот счет уже изменилась? Кто подскажет?

[источники]

masterok.livejournal.com

ПЛАВУЧАЯ БАТАРЕЯ - это... Что такое ПЛАВУЧАЯ БАТАРЕЯ?

 ПЛАВУЧАЯ БАТАРЕЯ Боевой надводный корабль с ограниченной мореходностью и малой скоростью, имевший сильное артиллерийское вооружение. Предназначался для разрушения приморских крепостей и др. оборонит, сооружений на побережье, оказания огневой поддержки приморским флангам армий, а также для защиты своих баз и рейдов. П.Б. появились в XVIII в. Представляли собой плоскодонные парусные или греб, корабли, на палубе которых устанавливались 4-9 пушек крупного калибра. Первая П.Б. с паровой машиной была построена в США в 1814-1815 . В русском флоте строительство бронированной П.Б. началось в 1861 г. Водоизмещение этих П.Б. ("Не тронь меня", "Первенец" и "Кремль") составляло 3400- 4300 т. Прообразом русской бронированной П.Б. являются несамоходные батарейные плоты, которые сооружались на Балтийском флоте еще в 1856 г. Дальнейшим развитием П.Б. явилось создание канонерских лодок, мониторов, броненосцев берег, обороны. В период Гражданской войны в Советской России были возрождены П.Б. для действий на реках. Они представляли собой баржи с установленной на них артиллерией.

Морской энциклопедический справочник. — Л.: Судостроение. Под редакцией академика Н. Н. Исанина. 1986.

  • ПЛАВУЧАЯ БАЗА
  • ПЛАВУЧАЯ БУРОВАЯ УСТАНОВКА (ПБУ)

Смотреть что такое "ПЛАВУЧАЯ БАТАРЕЯ" в других словарях:

  • Плавучая батарея — ПЛАВУЧАЯ БАТАРЕЯ. См. Батарея плавучая …   Военная энциклопедия

  • ПЛАВУЧАЯ БАТАРЕЯ — (Floating battery) военные корабли, предназначенные для обстрела сухопутных и морских позиций при использовании рек и плесов. Их главное оружие артиллерия, калибр которой может быть любых имеющихся размеров. Водоизмещение П. Б. различно: от 100… …   Морской словарь

  • Плавучая батарея — тип военного судна, употреблявшийся с конца прошлого столетия вплоть до 90 х гг. нынешнего; представляет собой судно весьма прочной конструкции с артиллерией большого калибра; назначение П. батареи бомбардировать приморские крепости. Впервые… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Не тронь меня (плавучая батарея) — У этого термина существуют и другие значения, см. Не тронь меня. Не следует путать с «Не тронь меня»  плавучей зенитной батареей № 3 времён Великой Отечественой войны.. «Не тронь меня» …   Википедия

  • Первенец (плавучая батарея) — У этого термина существуют и другие значения, см. Первенец. «Первенец» Баржа №1 (с 9.1908) КП 3 (с 1.1.1932) К 4199 (с 12.7.1942) БСН 491000 (с 16.5.1949) …   Википедия

  • Батарея — Батарея (фр. batterie, от battre «бить») соединение нескольких однотипных приборов, устройств в единую систему или установку для эффективного совместного действия. Название происходит от артиллерийской батареи, как исторически… …   Википедия

  • БАТАРЕЯ — жен., франц. несколько боевых орудий, соединенных для действия в одном месте; | артиллерийская рота или положенное число полевых орудий, с прислугою, начальством и всеми принадлежностями; | вал и другие земляные работы для прикрытия назначенных к …   Толковый словарь Даля

  • Батарея (армия) — У этого термина существуют и другие значения, см. Батарея. Французская батарея, 1805 год. (историческая реконструкция) …   Википедия

  • БАТАРЕЯ ПЛАВУЧАЯ — (Floating battery) 1. Судно гребного флота конца XVIII и начала XIX ст. с вооружением до 8 пушек крупного калибра, предназначенное для действий в шхерах и против берега. В начале броненосного судостроения относительно небольшой бронированный… …   Морской словарь

  • Батарея плавучая — БАТАРЕЯ ПЛАВУЧАЯ, особый типъ военныхъ судовъ, уже исчезнувшій, спеціальное назначеніе которыхъ было осада прибрежныхъ крѣпостей или защита береговыхъ пунктовъ. Въ виду этого, вооруженіе такихъ Б. состояло изъ осадныхъ орудій крупнаго калибра.… …   Военная энциклопедия

sea_enc_reference.academic.ru

БАТАРЕЯ ПЛАВУЧАЯ - это... Что такое БАТАРЕЯ ПЛАВУЧАЯ?

 БАТАРЕЯ ПЛАВУЧАЯ БАТАРЕЯ ПЛАВУЧАЯ

(Floating battery) — 1. Судно гребного флота конца XVIII и начала XIX ст. с вооружением до 8 пушек крупного калибра, предназначенное для действий в шхерах и против берега. В начале броненосного судостроения — относительно небольшой бронированный корабль с паровым двигателем и немногочисленной артиллерией среднего калибра. 2. Несамоходное судно, вооруженное артиллерией. Такие плавучие Б. создавались на реках из барж во время гражданской войны 1918—1920 гг.

Самойлов К. И. Морской словарь. - М.-Л.: Государственное Военно-морское Издательство НКВМФ Союза ССР, 1941

Батарея плавучая

боевой корабль с артиллерийским вооружением, предназначавшийся для защиты побережья, охраны кораблей на рейде от атак авиации и малых кораблей противника, а также для обстрела прибрежных флангов войск противника.

EdwART. Толковый Военно-морской Словарь, 2010

.

  • БАТАРЕЯ НАКАЛА
  • БАТИСФЕРА

Смотреть что такое "БАТАРЕЯ ПЛАВУЧАЯ" в других словарях:

  • Батарея плавучая — БАТАРЕЯ ПЛАВУЧАЯ, особый типъ военныхъ судовъ, уже исчезнувшій, спеціальное назначеніе которыхъ было осада прибрежныхъ крѣпостей или защита береговыхъ пунктовъ. Въ виду этого, вооруженіе такихъ Б. состояло изъ осадныхъ орудій крупнаго калибра.… …   Военная энциклопедия

  • Плавучая батарея — ПЛАВУЧАЯ БАТАРЕЯ. См. Батарея плавучая …   Военная энциклопедия

  • Батарея — Батарея (фр. batterie, от battre «бить») соединение нескольких однотипных приборов, устройств в единую систему или установку для эффективного совместного действия. Название происходит от артиллерийской батареи, как исторически… …   Википедия

  • БАТАРЕЯ — жен., франц. несколько боевых орудий, соединенных для действия в одном месте; | артиллерийская рота или положенное число полевых орудий, с прислугою, начальством и всеми принадлежностями; | вал и другие земляные работы для прикрытия назначенных к …   Толковый словарь Даля

  • ПЛАВУЧАЯ БАТАРЕЯ — (Floating battery) военные корабли, предназначенные для обстрела сухопутных и морских позиций при использовании рек и плесов. Их главное оружие артиллерия, калибр которой может быть любых имеющихся размеров. Водоизмещение П. Б. различно: от 100… …   Морской словарь

  • Батарея (армия) — У этого термина существуют и другие значения, см. Батарея. Французская батарея, 1805 год. (историческая реконструкция) …   Википедия

  • Плавучая батарея — тип военного судна, употреблявшийся с конца прошлого столетия вплоть до 90 х гг. нынешнего; представляет собой судно весьма прочной конструкции с артиллерией большого калибра; назначение П. батареи бомбардировать приморские крепости. Впервые… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • ПЛАВУЧАЯ БАТАРЕЯ — Боевой надводный корабль с ограниченной мореходностью и малой скоростью, имевший сильное артиллерийское вооружение. Предназначался для разрушения приморских крепостей и др. оборонит, сооружений на побережье, оказания огневой поддержки приморским… …   Морской энциклопедический справочник

  • Не тронь меня (плавучая батарея) — У этого термина существуют и другие значения, см. Не тронь меня. Не следует путать с «Не тронь меня»  плавучей зенитной батареей № 3 времён Великой Отечественой войны.. «Не тронь меня» …   Википедия

  • Первенец (плавучая батарея) — У этого термина существуют и другие значения, см. Первенец. «Первенец» Баржа №1 (с 9.1908) КП 3 (с 1.1.1932) К 4199 (с 12.7.1942) БСН 491000 (с 16.5.1949) …   Википедия

dic.academic.ru