Петров, Станислав Евграфович. Петров станислав евграфович википедия


Петров, Станислав Евграфович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Петров.

Станисла́в Евгра́фович Петро́в (7 сентября[2] 1939, Владивосток[3] — 19 мая 2017, Фрязино, Московская область[4][2]) — советский офицер, предотвративший 26 сентября 1983 года потенциальную ядерную войну после ложного срабатывания системы предупреждения о ракетном нападении со стороны США.

Подполковник в отставке. Выпускник Киевского высшего военного авиационного инженерного училища.

26 сентября 1983 года

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта Серпухов-15, находящегося в 100 км от Москвы. В это время холодная война находилась на своём пике: всего за три с половиной недели до того Советским Союзом был сбит дважды нарушивший границу южнокорейский пассажирский «Боинг-747». В командный пункт поступала информация от принятой на вооружение годом раньше космической системы раннего предупреждения «Око». В случае ракетного нападения немедленно ставилось в известность руководство страны, которое и принимало решение об ответно-встречном ударе. 26 сентября во время дежурства Петрова компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы.

При одиночном запуске система квалифицирует его как «старт», при повторных уже как «ракетно-ядерное нападение»[5]. После этого наличие цели должны подтвердить надгоризонтные и загоризонтные средства обнаружения, после чего с командного пункта автоматически передаётся информация на оповещаемые объекты, красные табло зажигаются в «ядерном чемоданчике» Генерального секретаря ЦК КПСС, на «крокусах» министра обороны, начальника Генерального штаба, командующих родами войск. После этого операторы запускают гироскопы советских баллистических ракет, ожидая решения высшего военно-политического руководства страны о нанесении ответного ядерного удара. После него главком ракетных войск по автоматической системе связи с войсками должен передать закодированный вариант ответного удара и шифр для снятия блокировки с пусковых механизмов ракет, а командирам боевых комплексов останется только двумя ключами одновременно вскрыть сейфы с перфокартами программ, ввести их в компьютер баллистического оружия и нажать кнопку запуска. Подлётное время баллистической ракеты к территории СССР при пуске с мыса Канаверал, где находилась главная база МБР США, составляет 40 минут.

Однако, проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из нескольких МБР) и донесения «визуальщиков» — обычных солдат, которые отслеживают обстановку в воздушном и космическом пространстве на экранах в тёмных комнатах, однако в этот раз не зафиксировали стартов американских ракет, подполковник Петров решил, что это ложное срабатывание системы, и передал соответствующее оповещение по цепочке командованию. Командующий войсками противоракетной и противокосмической обороны генерал-полковник Юрий Всеволодович Вотинцев, прибыв на КП, доложил о ложном срабатывании системы главкому и министру обороны Д. Ф. Устинову[5].

Видео по теме

Расследование причин ложной тревоги[5]

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков.

Как рассказывал журналисту газеты «Совершенно секретно» Дмитрию Лиханову сам С. Е. Петров, 13 июля 1983 года на ЦКП проводились запланированные регламентные работы по новой боевой программе, однако когда её попробовали не в имитационном, а в рабочем режиме, из-за неисправности в одном из блоков системы обмена машина выдала ложную информацию о массовом старте баллистических ракет. «Начальник штаба армии генерал Завалий отдал устное приказание снять все разработки с эксплуатации. Разработчики, а они люди штатские, категорически отказались выполнять приказ генерала и уехали с объекта. Тогда военные сняли эти разработки своими руками. Думаю, этот инцидент имел самое прямое отношение к тому, что произошло у нас в сентябре. В результате расследования мы вытащили на свет целый букет недоработок системы космического предупреждения о старте баллистических ракет. Главные проблемы заключались в боевой программе и несовершенстве космических аппаратов. А это основа всей системы. Все эти недоработки удалось устранить только к 1985 году, когда систему наконец поставили на боевое дежурство».

Аналогичные инциденты в США

По данным советской военной разведки, американские системы раннего предупреждения также выдавали ложные сигналы тревоги, приближая мир к прямому военному конфликту. В одном случае поднятые по тревоге ядерные бомбардировщики ВМС США даже достигли Северного полюса, чтобы нанести массированный удар по территории СССР. В другом американцы объявили тревогу, приняв за советские ракеты миграцию птичьих стай. Но, к счастью, эти сигналы тревоги были вовремя распознаны и до пусков баллистических ракет дело не дошло[5].

Из-за военной секретности и политических соображений действия Петрова стали известны широкой общественности только в 1991 году, когда в еженедельнике «Совершенно секретно» был опубликован очерк журналиста Дмитрия Лиханова о подвиге С. Е. Петрова, написанный на основе интервью генерала-полковника Ю. В. Вотинцева (во время описываемых событий — командующий Войсками противоракетной и противокосмической обороны ПВО МО СССР[6]), состоявшегося в конце 1990 года. Впоследствии Ю. В. Вотинцев отразил события и в своих собственных воспоминаниях[7].

После событий

После выхода в отставку (в 1984 году) С. Е. Петров жил и работал в подмосковном Фрязино[8].

Станислав Петров умер 19 мая 2017 года в возрасте 77 лет. Журналист Дмитрий Лиханов сообщил об этом в своём аккаунте в Facebook 23 мая[9]. Новый очерк о Петрове вышел в журнале «Родина» в августе[5], 14 сентября со ссылкой на журнал информацию перепубликовала региональная немецкая газета WAZ[10], сообщившая, что в своей квартире в Подмосковье умер Станислав Петров — советский офицер, который в 1983 году мог отдать приказ о нанесении атомного удара по территории США. 16 сентября об этом написало латвийское русскоязычное интернет-издание Meduza[2], 18 числа вышли публикации в The New-York Times и Би-би-си[11].

Награды

Станислав Евграфович Петров, Дрезден, 2013 год
  • 19 января 2006 года в Нью-Йорке в Штаб-квартире ООН Станиславу Петрову была вручена специальная награда международной общественной организации «Ассоциация граждан мира». Она представляет собой хрустальную статуэтку «Рука, держащая земной шар» с выгравированной на ней надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».
  • 24 февраля 2012 года в Баден-Бадене Станиславу Петрову вручена премия в области немецких СМИ за 2011 год.
  • 17 февраля 2013 года стал лауреатом Дрезденской премии, присуждаемой за предотвращение вооружённых конфликтов (25 000 евро).

Упоминания в произведениях

  • В 2014 году вышел посвящённый Станиславу Петрову документально-художественный фильм датского режиссёра «Человек, который спас мир»[12].
  • Вольная версия биографии Станислава Петрова излагается в первой серии американского научно-фантастического сериала Pioneer One.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

wikipedia.green

Петров, Станислав Евграфович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Петров.

Станисла́в Евгра́фович Петро́в (7 сентября[2] 1939, Владивосток[3] — 19 мая 2017, Фрязино, Московская область[4][2]) — советский офицер, предотвративший 26 сентября 1983 года потенциальную ядерную войну после ложного срабатывания системы предупреждения о ракетном нападении со стороны США.

Подполковник в отставке. Выпускник Киевского высшего военного авиационного инженерного училища.

26 сентября 1983 года

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта Серпухов-15, находящегося в 100 км от Москвы. В это время холодная война находилась на своём пике: всего за три с половиной недели до того Советским Союзом был сбит дважды нарушивший границу южнокорейский пассажирский «Боинг-747». В командный пункт поступала информация от принятой на вооружение годом раньше космической системы раннего предупреждения «Око». В случае ракетного нападения немедленно ставилось в известность руководство страны, которое и принимало решение об ответно-встречном ударе. 26 сентября во время дежурства Петрова компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы.

При одиночном запуске система квалифицирует его как «старт», при повторных уже как «ракетно-ядерное нападение»[5]. После этого наличие цели должны подтвердить надгоризонтные и загоризонтные средства обнаружения, после чего с командного пункта автоматически передаётся информация на оповещаемые объекты, красные табло зажигаются в «ядерном чемоданчике» Генерального секретаря ЦК КПСС, на «крокусах» министра обороны, начальника Генерального штаба, командующих родами войск. После этого операторы запускают гироскопы советских баллистических ракет, ожидая решения высшего военно-политического руководства страны о нанесении ответного ядерного удара. После него главком ракетных войск по автоматической системе связи с войсками должен передать закодированный вариант ответного удара и шифр для снятия блокировки с пусковых механизмов ракет, а командирам боевых комплексов останется только двумя ключами одновременно вскрыть сейфы с перфокартами программ, ввести их в компьютер баллистического оружия и нажать кнопку запуска. Подлётное время баллистической ракеты к территории СССР при пуске с мыса Канаверал, где находилась главная база МБР США, составляет 40 минут.

Однако, проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из нескольких МБР) и донесения «визуальщиков» — обычных солдат, которые отслеживают обстановку в воздушном и космическом пространстве на экранах в тёмных комнатах, однако в этот раз не зафиксировали стартов американских ракет, подполковник Петров решил, что это ложное срабатывание системы, и передал соответствующее оповещение по цепочке командованию. Командующий войсками противоракетной и противокосмической обороны генерал-полковник Юрий Всеволодович Вотинцев, прибыв на КП, доложил о ложном срабатывании системы главкому и министру обороны Д. Ф. Устинову[5].

Видео по теме

Расследование причин ложной тревоги[5]

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков.

Как рассказывал журналисту газеты «Совершенно секретно» Дмитрию Лиханову сам С. Е. Петров, 13 июля 1983 года на ЦКП проводились запланированные регламентные работы по новой боевой программе, однако когда её попробовали не в имитационном, а в рабочем режиме, из-за неисправности в одном из блоков системы обмена машина выдала ложную информацию о массовом старте баллистических ракет. «Начальник штаба армии генерал Завалий отдал устное приказание снять все разработки с эксплуатации. Разработчики, а они люди штатские, категорически отказались выполнять приказ генерала и уехали с объекта. Тогда военные сняли эти разработки своими руками. Думаю, этот инцидент имел самое прямое отношение к тому, что произошло у нас в сентябре. В результате расследования мы вытащили на свет целый букет недоработок системы космического предупреждения о старте баллистических ракет. Главные проблемы заключались в боевой программе и несовершенстве космических аппаратов. А это основа всей системы. Все эти недоработки удалось устранить только к 1985 году, когда систему наконец поставили на боевое дежурство».

Аналогичные инциденты в США

По данным советской военной разведки, американские системы раннего предупреждения также выдавали ложные сигналы тревоги, приближая мир к прямому военному конфликту. В одном случае поднятые по тревоге ядерные бомбардировщики ВМС США даже достигли Северного полюса, чтобы нанести массированный удар по территории СССР. В другом американцы объявили тревогу, приняв за советские ракеты миграцию птичьих стай. Но, к счастью, эти сигналы тревоги были вовремя распознаны и до пусков баллистических ракет дело не дошло[5].

Из-за военной секретности и политических соображений действия Петрова стали известны широкой общественности только в 1991 году, когда в еженедельнике «Совершенно секретно» был опубликован очерк журналиста Дмитрия Лиханова о подвиге С. Е. Петрова, написанный на основе интервью генерала-полковника Ю. В. Вотинцева (во время описываемых событий — командующий Войсками противоракетной и противокосмической обороны ПВО МО СССР[6]), состоявшегося в конце 1990 года. Впоследствии Ю. В. Вотинцев отразил события и в своих собственных воспоминаниях[7].

После событий

После выхода в отставку (в 1984 году) С. Е. Петров жил и работал в подмосковном Фрязино[8].

Станислав Петров умер 19 мая 2017 года в возрасте 77 лет. Журналист Дмитрий Лиханов сообщил об этом в своём аккаунте в Facebook 23 мая[9]. Новый очерк о Петрове вышел в журнале «Родина» в августе[5], 14 сентября со ссылкой на журнал информацию перепубликовала региональная немецкая газета WAZ[10], сообщившая, что в своей квартире в Подмосковье умер Станислав Петров — советский офицер, который в 1983 году мог отдать приказ о нанесении атомного удара по территории США. 16 сентября об этом написало латвийское русскоязычное интернет-издание Meduza[2], 18 числа вышли публикации в The New-York Times и Би-би-си[11].

Награды

Станислав Евграфович Петров, Дрезден, 2013 год
  • 19 января 2006 года в Нью-Йорке в Штаб-квартире ООН Станиславу Петрову была вручена специальная награда международной общественной организации «Ассоциация граждан мира». Она представляет собой хрустальную статуэтку «Рука, держащая земной шар» с выгравированной на ней надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».
  • 24 февраля 2012 года в Баден-Бадене Станиславу Петрову вручена премия в области немецких СМИ за 2011 год.
  • 17 февраля 2013 года стал лауреатом Дрезденской премии, присуждаемой за предотвращение вооружённых конфликтов (25 000 евро).

Упоминания в произведениях

  • В 2014 году вышел посвящённый Станиславу Петрову документально-художественный фильм датского режиссёра «Человек, который спас мир»[12].
  • Вольная версия биографии Станислава Петрова излагается в первой серии американского научно-фантастического сериала Pioneer One.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

www.wikipedia.green

Петров, Станислав Евграфович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Дата рожденияМесто рожденияПринадлежностьРод войскЗваниеНаграды и премии
Станислав Евграфович Петров

1939(1939)

Владивосток[1], РСФСР

СССР СССР Россия Россия

Войска ПВО

Подполковник в отставке

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

• Награда Ассоциации граждан мира• Дрезденская премия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Петров.

Станисла́в Евгра́фович Петро́в (род. 1939) — советский офицер, который 26 сентября 1983 года предотвратил потенциальную ядерную войну, когда из-за ложного срабатывания системы предупреждения о ракетном нападении поступило сообщение об атаке со стороны США.

Подполковник в отставке.

26 сентября 1983

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта Серпухов-15, находящегося в 100 км от Москвы. В это время холодная война находилась на своём пике: три с половиной недели назад Советским Союзом был сбит дважды нарушивший границу южнокорейский пассажирский «Боинг-747». В командный пункт поступала информация от принятой на вооружение годом раньше космической системы раннего предупреждения «Око». В случае ракетного нападения немедленно ставилось в известность руководство страны, которое и принимало решение об ответно-встречном ударе. 26 сентября во время дежурства Петрова компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. Однако, проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из нескольких МБР), подполковник Петров решил, что это ложное срабатывание системы.

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Из-за военной секретности и политических соображений действия Петрова стали известны широкой общественности только в 1993 году, когда генерал-полковник Ю. В. Вотинцев (во время описываемых событий — командующий Войсками противоракетной и противокосмической обороны ПВО МО СССР[2]) опубликовал краткое изложение этих событий[3].

После выхода в отставку живёт и работает в подмосковном Фрязино.

Награды

  • 19 января 2006 года в Нью-Йорке в главном офисе ООН Станиславу Петрову была вручена специальная награда международной общественной организации «Ассоциация граждан мира». Она представляет собой хрустальную статуэтку «Рука, держащая земной шар» с выгравированной на ней надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».
  • 24 февраля 2012 года в Баден-Бадене Станиславу Петрову вручена премия в области немецких СМИ за 2011 год.
  • 17 февраля 2013 года стал лауреатом Дрезденской премии, присуждаемой за предотвращение вооруженных конфликтов (25 000 евро).

Упоминания в произведениях

  • В 2014 году вышел посвящённый Станиславу Петрову документально-художественный фильм датского режиссёра «Человек, который спас мир»[4].
  • Вольная версия биографии Станислава Петрова излагается в первой серии американского научно-фантастического сериала Pioneer One.

См. также

Напишите отзыв о статье "Петров, Станислав Евграфович"

Примечания

  1. ↑ [www.gazeta.ru/social/2013/02/26/4981721.shtml «Газета.Ru», Дарья Загвоздина, «Детям говорили, что у отца трудная работа».]
  2. ↑ [wwii-soldat.narod.ru/200/ARTICLES/BIO/votintsev_yv.htm Солдаты XX века — Вотинцев Юрий Всеволодович]
  3. ↑ Вотинцев Ю. В. [arta46.narod.ru/libr/wotin/wotin_3.htm Неизвестные войска исчезнувшей сверхдержавы] / Военно-исторический журнал. — № 10, 1993.
  4. ↑ [themanwhosavedtheworldmovie.com Официальный сайт фильма «Человек, который спас мир»]
  5. ↑ [www.dw.de/dw/article/0,,15766472,00.html Немецкую премию получил бывший советский офицер]

Литература

  • Александр Рогоза [www.msk.kp.ru/daily/26139.3/3028054/ Подполковник Ракетных войск Станислав Петров: Я спас мир? Это был рабочий эпизод] // Комсомольская правда : газета. — 2013. — № 39 (26138). — С. 10. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0233-433X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0233-433X].

Ссылки

  • Юрий Васильев. [www.flb.ru/info/27637.html Тот, который не нажал]. Московские новости (27 апреля 2004). Проверено 19 марта 2011.
  • [top.rbc.ru/society/16/11/2012/825477.shtml Россиянин премирован за предотвращение ядерной войны.]
  • [lenta.ru/news/2006/01/20/petrov/ Награждение Станислава Петрова специальной премией.]
  • [www.popmech.ru/article/2642-ballisticheskie-prizraki/ Статья «Баллистические призраки».] в журнале «Популярная механика».
  • [trv-science.ru/2014/03/11/nauka-reshaet-fundamentalnye-zadachi/ Наука решает фундаментальные задачи… 11 марта 2014 года. ТрВ № 149, c. 11, «Наука и общество» Михаил Родкин.]
  • [www.gazeta.ru/social/2013/02/26/4981721.shtml «Газета. Ru», Дарья Загвоздина, «Детям говорили, что у отца трудная работа».]

Отрывок, характеризующий Петров, Станислав Евграфович

– Честное слово!

Уже был второй час ночи, когда Пьер вышел oт своего друга. Ночь была июньская, петербургская, бессумрачная ночь. Пьер сел в извозчичью коляску с намерением ехать домой. Но чем ближе он подъезжал, тем более он чувствовал невозможность заснуть в эту ночь, походившую более на вечер или на утро. Далеко было видно по пустым улицам. Дорогой Пьер вспомнил, что у Анатоля Курагина нынче вечером должно было собраться обычное игорное общество, после которого обыкновенно шла попойка, кончавшаяся одним из любимых увеселений Пьера. «Хорошо бы было поехать к Курагину», подумал он. Но тотчас же он вспомнил данное князю Андрею честное слово не бывать у Курагина. Но тотчас же, как это бывает с людьми, называемыми бесхарактерными, ему так страстно захотелось еще раз испытать эту столь знакомую ему беспутную жизнь, что он решился ехать. И тотчас же ему пришла в голову мысль, что данное слово ничего не значит, потому что еще прежде, чем князю Андрею, он дал также князю Анатолю слово быть у него; наконец, он подумал, что все эти честные слова – такие условные вещи, не имеющие никакого определенного смысла, особенно ежели сообразить, что, может быть, завтра же или он умрет или случится с ним что нибудь такое необыкновенное, что не будет уже ни честного, ни бесчестного. Такого рода рассуждения, уничтожая все его решения и предположения, часто приходили к Пьеру. Он поехал к Курагину. Подъехав к крыльцу большого дома у конно гвардейских казарм, в которых жил Анатоль, он поднялся на освещенное крыльцо, на лестницу, и вошел в отворенную дверь. В передней никого не было; валялись пустые бутылки, плащи, калоши; пахло вином, слышался дальний говор и крик. Игра и ужин уже кончились, но гости еще не разъезжались. Пьер скинул плащ и вошел в первую комнату, где стояли остатки ужина и один лакей, думая, что его никто не видит, допивал тайком недопитые стаканы. Из третьей комнаты слышались возня, хохот, крики знакомых голосов и рев медведя. Человек восемь молодых людей толпились озабоченно около открытого окна. Трое возились с молодым медведем, которого один таскал на цепи, пугая им другого. – Держу за Стивенса сто! – кричал один. – Смотри не поддерживать! – кричал другой. – Я за Долохова! – кричал третий. – Разними, Курагин. – Ну, бросьте Мишку, тут пари. – Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый. – Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа. Вот он Петруша, милый друг, – обратился он к Пьеру. Другой голос невысокого человека, с ясными голубыми глазами, особенно поражавший среди этих всех пьяных голосов своим трезвым выражением, закричал от окна: «Иди сюда – разойми пари!» Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретёр, живший вместе с Анатолем. Пьер улыбался, весело глядя вокруг себя. – Ничего не понимаю. В чем дело? – Стойте, он не пьян. Дай бутылку, – сказал Анатоль и, взяв со стола стакан, подошел к Пьеру. – Прежде всего пей. Пьер стал пить стакан за стаканом, исподлобья оглядывая пьяных гостей, которые опять столпились у окна, и прислушиваясь к их говору. Анатоль наливал ему вино и рассказывал, что Долохов держит пари с англичанином Стивенсом, моряком, бывшим тут, в том, что он, Долохов, выпьет бутылку рому, сидя на окне третьего этажа с опущенными наружу ногами. – Ну, пей же всю! – сказал Анатоль, подавая последний стакан Пьеру, – а то не пущу! – Нет, не хочу, – сказал Пьер, отталкивая Анатоля, и подошел к окну. Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру. Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга. Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ. Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло. – Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру. Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму. – Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов. – Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль. – Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари. Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»

wiki-org.ru

Петров, Станислав Евграфович — WiKi

26 сентября 1983 года

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта Серпухов-15, находящегося в 100 км от Москвы. В это время холодная война находилась на своём пике: всего за три с половиной недели до того Советским Союзом был сбит дважды нарушивший границу южнокорейский пассажирский «Боинг-747». В командный пункт поступала информация от принятой на вооружение годом раньше космической системы раннего предупреждения «Око». В случае ракетного нападения немедленно ставилось в известность руководство страны, которое и принимало решение об ответно-встречном ударе. 26 сентября во время дежурства Петрова компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы.

При одиночном запуске система квалифицирует его как «старт», при повторных уже как «ракетно-ядерное нападение»[5]. После этого наличие цели должны подтвердить надгоризонтные и загоризонтные средства обнаружения, после чего с командного пункта автоматически передаётся информация на оповещаемые объекты, красные табло зажигаются в «ядерном чемоданчике» Генерального секретаря ЦК КПСС, на «крокусах» министра обороны, начальника Генерального штаба, командующих родами войск. После этого операторы запускают гироскопы советских баллистических ракет, ожидая решения высшего военно-политического руководства страны о нанесении ответного ядерного удара. После него главком ракетных войск по автоматической системе связи с войсками должен передать закодированный вариант ответного удара и шифр для снятия блокировки с пусковых механизмов ракет, а командирам боевых комплексов останется только двумя ключами одновременно вскрыть сейфы с перфокартами программ, ввести их в компьютер баллистического оружия и нажать кнопку запуска. Подлётное время баллистической ракеты к территории СССР при пуске с мыса Канаверал, где находилась главная база МБР США, составляет 40 минут.

Однако, проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из нескольких МБР) и донесения «визуальщиков» — обычных солдат, которые отслеживают обстановку в воздушном и космическом пространстве на экранах в тёмных комнатах, однако в этот раз не зафиксировали стартов американских ракет, подполковник Петров решил, что это ложное срабатывание системы, и передал соответствующее оповещение по цепочке командованию. Командующий войсками противоракетной и противокосмической обороны генерал-полковник Юрий Всеволодович Вотинцев, прибыв на КП, доложил о ложном срабатывании системы главкому и министру обороны Д. Ф. Устинову[5].

Расследование причин ложной тревоги[5]

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков.

Как рассказывал журналисту газеты «Совершенно секретно» Дмитрию Лиханову сам С. Е. Петров, 13 июля 1983 года на ЦКП проводились запланированные регламентные работы по новой боевой программе, однако когда её попробовали не в имитационном, а в рабочем режиме, из-за неисправности в одном из блоков системы обмена машина выдала ложную информацию о массовом старте баллистических ракет. «Начальник штаба армии генерал Завалий отдал устное приказание снять все разработки с эксплуатации. Разработчики, а они люди штатские, категорически отказались выполнять приказ генерала и уехали с объекта. Тогда военные сняли эти разработки своими руками. Думаю, этот инцидент имел самое прямое отношение к тому, что произошло у нас в сентябре. В результате расследования мы вытащили на свет целый букет недоработок системы космического предупреждения о старте баллистических ракет. Главные проблемы заключались в боевой программе и несовершенстве космических аппаратов. А это основа всей системы. Все эти недоработки удалось устранить только к 1985 году, когда систему наконец поставили на боевое дежурство».

Аналогичные инциденты в США

По данным советской военной разведки, американские системы раннего предупреждения также выдавали ложные сигналы тревоги, приближая мир к прямому военному конфликту. В одном случае поднятые по тревоге ядерные бомбардировщики ВМС США даже достигли Северного полюса, чтобы нанести массированный удар по территории СССР. В другом американцы объявили тревогу, приняв за советские ракеты миграцию птичьих стай. Но, к счастью, эти сигналы тревоги были вовремя распознаны и до пусков баллистических ракет дело не дошло[5].

Из-за военной секретности и политических соображений действия Петрова стали известны широкой общественности только в 1991 году, когда в еженедельнике «Совершенно секретно» был опубликован очерк журналиста Дмитрия Лиханова о подвиге С. Е. Петрова, написанный на основе интервью генерала-полковника Ю. В. Вотинцева (во время описываемых событий — командующий Войсками противоракетной и противокосмической обороны ПВО МО СССР[6]), состоявшегося в конце 1990 года. Впоследствии Ю. В. Вотинцев отразил события и в своих собственных воспоминаниях[7].

После событий

После выхода в отставку (в 1984 году) С. Е. Петров жил и работал в подмосковном Фрязино[8].

Станислав Петров умер 19 мая 2017 года в возрасте 77 лет. Журналист Дмитрий Лиханов сообщил об этом в своём аккаунте в Facebook 23 мая[9]. Новый очерк о Петрове вышел в журнале «Родина» в августе[5], 14 сентября со ссылкой на журнал информацию перепубликовала региональная немецкая газета WAZ[10], сообщившая, что в своей квартире в Подмосковье умер Станислав Петров — советский офицер, который в 1983 году мог отдать приказ о нанесении атомного удара по территории США. 16 сентября об этом написало латвийское русскоязычное интернет-издание Meduza[2], 18 числа вышли публикации в The New-York Times и Би-би-си[11].

Награды

  Станислав Евграфович Петров, Дрезден, 2013 год
  • 19 января 2006 года в Нью-Йорке в Штаб-квартире ООН Станиславу Петрову была вручена специальная награда международной общественной организации «Ассоциация граждан мира». Она представляет собой хрустальную статуэтку «Рука, держащая земной шар» с выгравированной на ней надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».
  • 24 февраля 2012 года в Баден-Бадене Станиславу Петрову вручена премия в области немецких СМИ за 2011 год.
  • 17 февраля 2013 года стал лауреатом Дрезденской премии, присуждаемой за предотвращение вооружённых конфликтов (25 000 евро).

Упоминания в произведениях

  • В 2014 году вышел посвящённый Станиславу Петрову документально-художественный фильм датского режиссёра «Человек, который спас мир»[12].
  • Вольная версия биографии Станислава Петрова излагается в первой серии американского научно-фантастического сериала Pioneer One.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

ru-wiki.org

Петров, Станислав Евграфович — Википедия РУ

26 сентября 1983 года

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта Серпухов-15, находящегося в 100 км от Москвы. В это время холодная война находилась на своём пике: всего за три с половиной недели до того Советским Союзом был сбит дважды нарушивший границу южнокорейский пассажирский «Боинг-747». В командный пункт поступала информация от принятой на вооружение годом раньше космической системы раннего предупреждения «Око». В случае ракетного нападения немедленно ставилось в известность руководство страны, которое и принимало решение об ответно-встречном ударе. 26 сентября во время дежурства Петрова компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы.

При одиночном запуске система квалифицирует его как «старт», при повторных уже как «ракетно-ядерное нападение»[5]. После этого наличие цели должны подтвердить надгоризонтные и загоризонтные средства обнаружения, после чего с командного пункта автоматически передаётся информация на оповещаемые объекты, красные табло зажигаются в «ядерном чемоданчике» Генерального секретаря ЦК КПСС, на «крокусах» министра обороны, начальника Генерального штаба, командующих родами войск. После этого операторы запускают гироскопы советских баллистических ракет, ожидая решения высшего военно-политического руководства страны о нанесении ответного ядерного удара. После него главком ракетных войск по автоматической системе связи с войсками должен передать закодированный вариант ответного удара и шифр для снятия блокировки с пусковых механизмов ракет, а командирам боевых комплексов останется только двумя ключами одновременно вскрыть сейфы с перфокартами программ, ввести их в компьютер баллистического оружия и нажать кнопку запуска. Подлётное время баллистической ракеты к территории СССР при пуске с мыса Канаверал, где находилась главная база МБР США, составляет 40 минут.

Однако, проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из нескольких МБР) и донесения «визуальщиков» — обычных солдат, которые отслеживают обстановку в воздушном и космическом пространстве на экранах в тёмных комнатах, однако в этот раз не зафиксировали стартов американских ракет, подполковник Петров решил, что это ложное срабатывание системы, и передал соответствующее оповещение по цепочке командованию. Командующий войсками противоракетной и противокосмической обороны генерал-полковник Юрий Всеволодович Вотинцев, прибыв на КП, доложил о ложном срабатывании системы главкому и министру обороны Д. Ф. Устинову[5].

Расследование причин ложной тревоги[5]

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков.

Как рассказывал журналисту газеты «Совершенно секретно» Дмитрию Лиханову сам С. Е. Петров, 13 июля 1983 года на ЦКП проводились запланированные регламентные работы по новой боевой программе, однако когда её попробовали не в имитационном, а в рабочем режиме, из-за неисправности в одном из блоков системы обмена машина выдала ложную информацию о массовом старте баллистических ракет. «Начальник штаба армии генерал Завалий отдал устное приказание снять все разработки с эксплуатации. Разработчики, а они люди штатские, категорически отказались выполнять приказ генерала и уехали с объекта. Тогда военные сняли эти разработки своими руками. Думаю, этот инцидент имел самое прямое отношение к тому, что произошло у нас в сентябре. В результате расследования мы вытащили на свет целый букет недоработок системы космического предупреждения о старте баллистических ракет. Главные проблемы заключались в боевой программе и несовершенстве космических аппаратов. А это основа всей системы. Все эти недоработки удалось устранить только к 1985 году, когда систему наконец поставили на боевое дежурство».

Аналогичные инциденты в США

По данным советской военной разведки, американские системы раннего предупреждения также выдавали ложные сигналы тревоги, приближая мир к прямому военному конфликту. В одном случае поднятые по тревоге ядерные бомбардировщики ВМС США даже достигли Северного полюса, чтобы нанести массированный удар по территории СССР. В другом американцы объявили тревогу, приняв за советские ракеты миграцию птичьих стай. Но, к счастью, эти сигналы тревоги были вовремя распознаны и до пусков баллистических ракет дело не дошло[5].

Из-за военной секретности и политических соображений действия Петрова стали известны широкой общественности только в 1991 году, когда в еженедельнике «Совершенно секретно» был опубликован очерк журналиста Дмитрия Лиханова о подвиге С. Е. Петрова, написанный на основе интервью генерала-полковника Ю. В. Вотинцева (во время описываемых событий — командующий Войсками противоракетной и противокосмической обороны ПВО МО СССР[6]), состоявшегося в конце 1990 года. Впоследствии Ю. В. Вотинцев отразил события и в своих собственных воспоминаниях[7].

После событий

После выхода в отставку (в 1984 году) С. Е. Петров жил и работал в подмосковном Фрязино[8].

Станислав Петров умер 19 мая 2017 года в возрасте 77 лет. Журналист Дмитрий Лиханов сообщил об этом в своём аккаунте в Facebook 23 мая[9]. Новый очерк о Петрове вышел в журнале «Родина» в августе[5], 14 сентября со ссылкой на журнал информацию перепубликовала региональная немецкая газета WAZ[10], сообщившая, что в своей квартире в Подмосковье умер Станислав Петров — советский офицер, который в 1983 году мог отдать приказ о нанесении атомного удара по территории США. 16 сентября об этом написало латвийское русскоязычное интернет-издание Meduza[2], 18 числа вышли публикации в The New-York Times и Би-би-си[11].

Награды

  Станислав Евграфович Петров, Дрезден, 2013 год
  • 19 января 2006 года в Нью-Йорке в Штаб-квартире ООН Станиславу Петрову была вручена специальная награда международной общественной организации «Ассоциация граждан мира». Она представляет собой хрустальную статуэтку «Рука, держащая земной шар» с выгравированной на ней надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».
  • 24 февраля 2012 года в Баден-Бадене Станиславу Петрову вручена премия в области немецких СМИ за 2011 год.
  • 17 февраля 2013 года стал лауреатом Дрезденской премии, присуждаемой за предотвращение вооружённых конфликтов (25 000 евро).

Упоминания в произведениях

  • В 2014 году вышел посвящённый Станиславу Петрову документально-художественный фильм датского режиссёра «Человек, который спас мир»[12].
  • Вольная версия биографии Станислава Петрова излагается в первой серии американского научно-фантастического сериала Pioneer One.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

http-wikipediya.ru

Петров Станислав Евграфович Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Петров.

Станисла́в Евгра́фович Петро́в (7 сентября[2] 1939, Владивосток[3] — 19 мая 2017, Фрязино, Московская область[4][2]) — советский офицер, предотвративший 26 сентября 1983 года потенциальную ядерную войну после ложного срабатывания системы предупреждения о ракетном нападении со стороны США.

Подполковник в отставке. Выпускник Киевского высшего военного авиационного инженерного училища.

26 сентября 1983 года

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта Серпухов-15, находящегося в 100 км от Москвы. В это время холодная война находилась на своём пике: всего за три с половиной недели до того Советским Союзом был сбит дважды нарушивший границу южнокорейский пассажирский «Боинг-747». В командный пункт поступала информация от принятой на вооружение годом раньше космической системы раннего предупреждения «Око». В случае ракетного нападения немедленно ставилось в известность руководство страны, которое и принимало решение об ответно-встречном ударе. 26 сентября во время дежурства Петрова компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы.

При одиночном запуске система квалифицирует его как «старт», при повторных уже как «ракетно-ядерное нападение»[5]. После этого наличие цели должны подтвердить надгоризонтные и загоризонтные средства обнаружения, после чего с командного пункта автоматически передаётся информация на оповещаемые объекты, красные табло зажигаются в «ядерном чемоданчике» Генерального секретаря ЦК КПСС, на «крокусах» министра обороны, начальника Генерального штаба, командующих родами войск. После этого операторы запускают гироскопы советских баллистических ракет, ожидая решения высшего военно-политического руководства страны о нанесении ответного ядерного удара. После него главком ракетных войск по автоматической системе связи с войсками должен передать закодированный вариант ответного удара и шифр для снятия блокировки с пусковых механизмов ракет, а командирам боевых комплексов останется только двумя ключами одновременно вскрыть сейфы с перфокартами программ, ввести их в компьютер баллистического оружия и нажать кнопку запуска. Подлётное время баллистической ракеты к территории СССР при пуске с мыса Канаверал, где находилась главная база МБР США, составляет 40 минут.

Однако, проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из нескольких МБР) и донесения «визуальщиков» — обычных солдат, которые отслеживают обстановку в воздушном и космическом пространстве на экранах в тёмных комнатах, однако в этот раз не зафиксировали стартов американских ракет, подполковник Петров решил, что это ложное срабатывание системы, и передал соответствующее оповещение по цепочке командованию. Командующий войсками противоракетной и противокосмической обороны генерал-полковник Юрий Всеволодович Вотинцев, прибыв на КП, доложил о ложном срабатывании системы главкому и министру обороны Д. Ф. Устинову[5].

Расследование причин ложной тревоги[5]

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков.

Как рассказывал журналисту газеты «Совершенно секретно» Дмитрию Лиханову сам С. Е. Петров, 13 июля 1983 года на ЦКП проводились запланированные регламентные работы по новой боевой программе, однако когда её попробовали не в имитационном, а в рабочем режиме, из-за неисправности в одном из блоков системы обмена машина выдала ложную информацию о массовом старте баллистических ракет. «Начальник штаба армии генерал Завалий отдал устное приказание снять все разработки с эксплуатации. Разработчики, а они люди штатские, категорически отказались выполнять приказ генерала и уехали с объекта. Тогда военные сняли эти разработки своими руками. Думаю, этот инцидент имел самое прямое отношение к тому, что произошло у нас в сентябре. В результате расследования мы вытащили на свет целый букет недоработок системы космического предупреждения о старте баллистических ракет. Главные проблемы заключались в боевой программе и несовершенстве космических аппаратов. А это основа всей системы. Все эти недоработки удалось устранить только к 1985 году, когда систему наконец поставили на боевое дежурство».

Аналогичные инциденты в США

По данным советской военной разведки, американские системы раннего предупреждения также выдавали ложные сигналы тревоги, приближая мир к прямому военному конфликту. В одном случае поднятые по тревоге ядерные бомбардировщики ВМС США даже достигли Северного полюса, чтобы нанести массированный удар по территории СССР. В другом американцы объявили тревогу, приняв за советские ракеты миграцию птичьих стай. Но, к счастью, эти сигналы тревоги были вовремя распознаны и до пусков баллистических ракет дело не дошло[5].

Из-за военной секретности и политических соображений действия Петрова стали известны широкой общественности только в 1991 году, когда в еженедельнике «Совершенно секретно» был опубликован очерк журналиста Дмитрия Лиханова о подвиге С. Е. Петрова, написанный на основе интервью генерала-полковника Ю. В. Вотинцева (во время описываемых событий — командующий Войсками противоракетной и противокосмической обороны ПВО МО СССР[6]), состоявшегося в конце 1990 года. Впоследствии Ю. В. Вотинцев отразил события и в своих собственных воспоминаниях[7].

После событий

После выхода в отставку (в 1984 году) С. Е. Петров жил и работал в подмосковном Фрязино[8].

Станислав Петров умер 19 мая 2017 года в возрасте 77 лет. Журналист Дмитрий Лиханов сообщил об этом в своём аккаунте в Facebook 23 мая[9]. Новый очерк о Петрове вышел в журнале «Родина» в августе[5], 14 сентября со ссылкой на журнал информацию перепубликовала региональная немецкая газета WAZ[10], сообщившая, что в своей квартире в Подмосковье умер Станислав Петров — советский офицер, который в 1983 году мог отдать приказ о нанесении атомного удара по территории США. 16 сентября об этом написало латвийское русскоязычное интернет-издание Meduza[2], 18 числа вышли публикации в The New-York Times и Би-би-си[11].

Награды

Станислав Евграфович Петров, Дрезден, 2013 год
  • 19 января 2006 года в Нью-Йорке в Штаб-квартире ООН Станиславу Петрову была вручена специальная награда международной общественной организации «Ассоциация граждан мира». Она представляет собой хрустальную статуэтку «Рука, держащая земной шар» с выгравированной на ней надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».
  • 24 февраля 2012 года в Баден-Бадене Станиславу Петрову вручена премия в области немецких СМИ за 2011 год.
  • 17 февраля 2013 года стал лауреатом Дрезденской премии, присуждаемой за предотвращение вооружённых конфликтов (25 000 евро).

Упоминания в произведениях

  • В 2014 году вышел посвящённый Станиславу Петрову документально-художественный фильм датского режиссёра «Человек, который спас мир»[12].
  • Вольная версия биографии Станислава Петрова излагается в первой серии американского научно-фантастического сериала Pioneer One.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

wikiredia.ru

Станислав Евграфович Петров Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Петров.

Станисла́в Евгра́фович Петро́в (7 сентября[2] 1939, Владивосток[3] — 19 мая 2017, Фрязино, Московская область[4][2]) — советский офицер, предотвративший 26 сентября 1983 года потенциальную ядерную войну после ложного срабатывания системы предупреждения о ракетном нападении со стороны США.

Подполковник в отставке. Выпускник Киевского высшего военного авиационного инженерного училища.

26 сентября 1983 года

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта Серпухов-15, находящегося в 100 км от Москвы. В это время холодная война находилась на своём пике: всего за три с половиной недели до того Советским Союзом был сбит дважды нарушивший границу южнокорейский пассажирский «Боинг-747». В командный пункт поступала информация от принятой на вооружение годом раньше космической системы раннего предупреждения «Око». В случае ракетного нападения немедленно ставилось в известность руководство страны, которое и принимало решение об ответно-встречном ударе. 26 сентября во время дежурства Петрова компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы.

При одиночном запуске система квалифицирует его как «старт», при повторных уже как «ракетно-ядерное нападение»[5]. После этого наличие цели должны подтвердить надгоризонтные и загоризонтные средства обнаружения, после чего с командного пункта автоматически передаётся информация на оповещаемые объекты, красные табло зажигаются в «ядерном чемоданчике» Генерального секретаря ЦК КПСС, на «крокусах» министра обороны, начальника Генерального штаба, командующих родами войск. После этого операторы запускают гироскопы советских баллистических ракет, ожидая решения высшего военно-политического руководства страны о нанесении ответного ядерного удара. После него главком ракетных войск по автоматической системе связи с войсками должен передать закодированный вариант ответного удара и шифр для снятия блокировки с пусковых механизмов ракет, а командирам боевых комплексов останется только двумя ключами одновременно вскрыть сейфы с перфокартами программ, ввести их в компьютер баллистического оружия и нажать кнопку запуска. Подлётное время баллистической ракеты к территории СССР при пуске с мыса Канаверал, где находилась главная база МБР США, составляет 40 минут.

Однако, проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из нескольких МБР) и донесения «визуальщиков» — обычных солдат, которые отслеживают обстановку в воздушном и космическом пространстве на экранах в тёмных комнатах, однако в этот раз не зафиксировали стартов американских ракет, подполковник Петров решил, что это ложное срабатывание системы, и передал соответствующее оповещение по цепочке командованию. Командующий войсками противоракетной и противокосмической обороны генерал-полковник Юрий Всеволодович Вотинцев, прибыв на КП, доложил о ложном срабатывании системы главкому и министру обороны Д. Ф. Устинову[5].

Расследование причин ложной тревоги[5]

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков.

Как рассказывал журналисту газеты «Совершенно секретно» Дмитрию Лиханову сам С. Е. Петров, 13 июля 1983 года на ЦКП проводились запланированные регламентные работы по новой боевой программе, однако когда её попробовали не в имитационном, а в рабочем режиме, из-за неисправности в одном из блоков системы обмена машина выдала ложную информацию о массовом старте баллистических ракет. «Начальник штаба армии генерал Завалий отдал устное приказание снять все разработки с эксплуатации. Разработчики, а они люди штатские, категорически отказались выполнять приказ генерала и уехали с объекта. Тогда военные сняли эти разработки своими руками. Думаю, этот инцидент имел самое прямое отношение к тому, что произошло у нас в сентябре. В результате расследования мы вытащили на свет целый букет недоработок системы космического предупреждения о старте баллистических ракет. Главные проблемы заключались в боевой программе и несовершенстве космических аппаратов. А это основа всей системы. Все эти недоработки удалось устранить только к 1985 году, когда систему наконец поставили на боевое дежурство».

Аналогичные инциденты в США

По данным советской военной разведки, американские системы раннего предупреждения также выдавали ложные сигналы тревоги, приближая мир к прямому военному конфликту. В одном случае поднятые по тревоге ядерные бомбардировщики ВМС США даже достигли Северного полюса, чтобы нанести массированный удар по территории СССР. В другом американцы объявили тревогу, приняв за советские ракеты миграцию птичьих стай. Но, к счастью, эти сигналы тревоги были вовремя распознаны и до пусков баллистических ракет дело не дошло[5].

Из-за военной секретности и политических соображений действия Петрова стали известны широкой общественности только в 1991 году, когда в еженедельнике «Совершенно секретно» был опубликован очерк журналиста Дмитрия Лиханова о подвиге С. Е. Петрова, написанный на основе интервью генерала-полковника Ю. В. Вотинцева (во время описываемых событий — командующий Войсками противоракетной и противокосмической обороны ПВО МО СССР[6]), состоявшегося в конце 1990 года. Впоследствии Ю. В. Вотинцев отразил события и в своих собственных воспоминаниях[7].

После событий

После выхода в отставку (в 1984 году) С. Е. Петров жил и работал в подмосковном Фрязино[8].

Станислав Петров умер 19 мая 2017 года в возрасте 77 лет. Журналист Дмитрий Лиханов сообщил об этом в своём аккаунте в Facebook 23 мая[9]. Новый очерк о Петрове вышел в журнале «Родина» в августе[5], 14 сентября со ссылкой на журнал информацию перепубликовала региональная немецкая газета WAZ[10], сообщившая, что в своей квартире в Подмосковье умер Станислав Петров — советский офицер, который в 1983 году мог отдать приказ о нанесении атомного удара по территории США. 16 сентября об этом написало латвийское русскоязычное интернет-издание Meduza[2], 18 числа вышли публикации в The New-York Times и Би-би-си[11].

Награды

Станислав Евграфович Петров, Дрезден, 2013 год
  • 19 января 2006 года в Нью-Йорке в Штаб-квартире ООН Станиславу Петрову была вручена специальная награда международной общественной организации «Ассоциация граждан мира». Она представляет собой хрустальную статуэтку «Рука, держащая земной шар» с выгравированной на ней надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».
  • 24 февраля 2012 года в Баден-Бадене Станиславу Петрову вручена премия в области немецких СМИ за 2011 год.
  • 17 февраля 2013 года стал лауреатом Дрезденской премии, присуждаемой за предотвращение вооружённых конфликтов (25 000 евро).

Упоминания в произведениях

  • В 2014 году вышел посвящённый Станиславу Петрову документально-художественный фильм датского режиссёра «Человек, который спас мир»[12].
  • Вольная версия биографии Станислава Петрова излагается в первой серии американского научно-фантастического сериала Pioneer One.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

wikiredia.ru