В 1983 году подполковник Станислав Петров предотвратил потенциальную ядерную войну (4 фото). Петров подполковник


40 минут до Третьей мировой

В последние месяцы резко обострились российско-американские отношения. Политологи рассуждают, как о реальности, о возможности ядерного конфликта между державами. Забывая, как много в накаленной атмосфере зависит даже от случайной искры...

Автор "Родины" был близко знаком с офицером, который в ночь с 25 на 26 сентября 1983 года предотвратил Третью мировую войну. Свои воспоминания Дмитрий Лиханов предложил нашему журналу.

"Ракетный ряд" стартового комплекса для НАСА и ВВС США на мысе Канаверал. 1964 год. / NASA / Public Domain.

25 сентября 1983 года."Спецзона"

В подмосковном Центре по наблюдению за небесными светилами на самом деле никто за небесными светилами не наблюдал. Под вывеской Центра за железобетонным забором с колючей проволокой и вооруженными солдатами на КПП скрывался один из наиболее секретных объектов Министерства обороны СССР. Именно здесь находились, образно говоря, зоркие глаза вооруженных сил страны, круглые сутки наблюдавшие за территорией США и прилегающей акваторией Мирового океана с одной только целью: вовремя засечь старт баллистической ракеты.

Центр начали строить в начале семидесятых, а на боевое дежурство поставили только десять лет спустя. И это неудивительно. Ведь помимо военного городка со школами, магазинами и жилыми домами для офицеров дорогостоящий проект предусматривал создание так называемой "спецзоны", о существовании которой гражданские жители городка догадывались по громадному белому шару, возвышающемуся над лесом наподобие чудовищного шампиньона.

И только военные знали наверняка, что "зона" связана с Москвой специальной закодированной связью, а упрятанным под "шампиньоном" 30метровым локатором - с орбитальной космической группировкой спутников-шпионов; что запуск любой американской ракеты будет зафиксирован уже на старте и в то же мгновение светящийся "хвост" из сопла увидят на мониторах подмосковного командного пункта; что гигантский компьютер М-10 в доли секунды обработает поступающую от спутников информацию, определит место старта, укажет класс ракеты, ее скорость и координаты.

Случись ядерная война, первыми об этом узнают в "спецзоне".

25 сентября. Боевой расчет

В тот вечер сорокачетырехлетний подполковник Станислав Евграфович Петров, прихватив стопку бутербродов, пахучее крошево заварки и кулек с желтым сахаром - провиант на случай ночного дежурства, вышел из подъезда дома N 18 по улице Циолковского и, придерживая рукой фуражку, - бегом к автобусной остановке, где угарно попыхивал раздрызганный служебный "пазик". Дома подполковник оставил больную жену да двух ребятишек.

По колдобистой "бетонке" автобус долго трясся до единственной остановки - "спецзоны". Сюда же постепенно подтягивался весь боевой расчет - без малого сто человек, половина из которых офицеры. В 20.00, строго по графику, боевой расчет выстроился подле флагштока, на вершине которого трепыхалось красное полотнище. Петров проверил наличие людей и, как это полагается, некомандирским своим голосом проговорил:

"Приказываю заступить на боевое дежурство по охране и обороне воздушных границ Союза Советских Социалистических Республик".

Пятьдесят метров бегом до стеклянных дверей командного пункта, несколько пролетов по лестнице, и вот он уже на ЦКП (центральном командном пункте). Тут все как обычно: мертвый штиль. Помигивают лампочки индикации, мерцают экраны видеоконтрольных устройств (ВКУ), молчат телефоны спецсвязи, а за толстенным витринным стеклом во всю стену оперативного зала призрачно светятся зеленоватым светом две электронные карты: СССР и США - поля будущих ядерных сражений.

Время от времени, когда на командном пункте проходили боевые учения и разработчики прогоняли через М-10 различные варианты имитационных программ, Петров наблюдал будущую войну, что называется, живьем. Тогда на американской карте высвечивалось место старта баллистической ракеты, а на экране ВКУ вспыхивал яркий "хвост" из ее сопла. В эти мгновения подполковник пытался представить себе, что было бы, случись это на самом деле. И тут же понимал, что любые мысли на этот счет лишены всякого смысла: если уж начнется глобальная ядерная заваруха, у него останется пара минут, чтобы раздать нужные команды, да еще минута, чтобы выкурить последнюю сигарету.

Покуда новый боевой расчет подменял предыдущий, или, говоря на сленге ЦКП, "вшивался" в работу, Петров с помощником сварганили на электрической плитке крепкого чайку и поудобнее устроились в своих командирских креслах. До выхода очередного спутника на рабочий участок оставалось около двух часов.

25 сентября. Начало сеанса связи

Подполковник Станислав Петров:

- В то время у нас в космосе была развернута орбитальная группировка космических аппаратов. Спутники кружатся в космосе вроде карусели и следят за всем, что происходит на территории Соединенных Штатов Америки, которую мы в то время называли "ракетоопасный район". Тогда у американцев имелось девять баз, на которых размещались баллистические ракеты. Вот за этими базами мы и следили.

Чаще всего американцы запускали свои ракеты с Восточного и Западного полигонов. С Западного стреляли "Трайдентами" и "Минитменами" в акваторию Тихого океана. А с Восточного пускали ракетоносители. Восточный полигон неподалеку от мыса Канаверал, так что, вполне естественно, мы отслеживали и запуски космических кораблей. Надо сказать, пуск ракеты ни с чем не перепутаешь. Сперва загорается яркая точка на старте, растет, удлиняется, а потом такой загогулиной уходит за "горбушку" Земли. За время своей службы на объекте я такие "загогулины" видел десятки, а то и сотни раз - их ни с чем не спутаешь.

Работа, в общем-то, муторная. Спутник проходит рабочий участок за шесть часов. Затем его сменяет следующий. Так что нам остается только правильно скоординировать космический аппарат на орбите. Потом снова скучаешь. Даже тошно. Послушаешь, как переговариваются операторы, да книжку иногда почитаешь - вот и все развлечения. Кстати, в тот день я оказался оперативным дежурным по ЦКП случайно. Подменил товарища.

Где-то там, на высоте 38 000 километров, советский спутник "Космос-1382" медленно подплывал к тому месту, где его надежно подхватят невидимые щупальца гигантского локатора. За мгновение до начала сеанса телеметрической связи подполковник Петров мельком взглянул на монитор ВКУ. Половинка "горбушки" все еще была ярко освещена Солнцем. На другой господствовала ночь. Между ними - линия терминатора. Именно эта линия чаще всего доставляла неприятности оперативным дежурным ЦКП. Именно на ней компьютер чаще всего давал сбои. И не только потому, что на границе ночи и дня старт ракеты едва заметен, но еще и потому, что сама система предупреждения о старте баллистических ракет, несмотря на то, что над ее созданием трудились тысячи специалистов в секретных советских КБ, все еще оставалась сырой. Американцы свою систему предупреждения поставили на боевое дежурство гораздо раньше. Наши спешили...

Подполковник Станислав Петров:

- 13 июля 1983 года на ЦКП проводились запланированные регламентные работы. На специальном компьютере, отключенном от всех оповещаемых объектов, мы целый день гоняли через имитационные системы одну боевую программу и в конце концов даже подготовили акт о приемке этой программы с внесенными доработками. Но когда попробовали прогнать программу через рабочий компьютер, из-за неисправности в одном из блоков системы обмена машина выдала ложную информацию о массовом старте баллистических ракет. Начальник штаба армии генерал Завалий отдал устное приказание снять все разработки с эксплуатации. Разработчики, а они люди штатские, категорически отказались выполнять приказ генерала и уехали с объекта. Тогда военные сняли эти разработки своими руками. Думаю, этот инцидент имел самое прямое отношение к тому, что произошло у нас в сентябре.

25 сентября. Старт "Минитмена"

На крыше КП загрохотали маховики поворотных механизмов, и трехсоттонный радар с такой силой развернул свою стальную "тарелку", что здание командного пункта совершенно отчетливо вздрогнуло. "Сто первый. Это сто второй, - послышался в динамиках внутренней радиосвязи голос главного оператора управления, - функциональный контроль и телеметрия в порядке, антенна выведена, траекторные измерения проведены. Аппаратура работает нормально".

Это значит, "Космос-1382" благополучно вышел на рабочий виток.

"Сто второй, сто третий. Говорит сто первый. - Теперь Петров отдавал приказание еще и главному оператору разведки. - Тысяча триста восемьдесят второй аппарат работает исправно. Приступить к обработке информации".

Подполковник откинулся в кресле, умиротворенно прикрыл веки. До пяти утра можно расслабиться.

Оглушительный звон зуммера вспорол дремотную тишь ЦКП. Петров взглянул на пульт, и его сердце от оглушительной порции адреналина чуть не разлетелось на куски. Перед глазами равномерно пульсировало красное пятно. Как обнаженное сердце. И одно слово: "Старт". И означать это могло только одно: там, на другом конце Земли, открылись чугунные створки шахты, и американская баллистическая ракета, изрыгая клубы отработанного топлива и огня, ринулась в небо, в сторону СССР.

Это была не учебная, а боевая тревога.

Через витринное стекло ЦКП подполковник видел теперь еще и электронную карту Америки. Бесстрастный М-10 своим нежно-зеленым компьютерным почерком подтверждал запуск баллистической ракеты с ядерной боеголовкой класса "Минитмен" с военной базы на Западном побережье США.

"Ей лететь минут сорок", - невольно пронеслось в голове Петрова. "Всему боевому расчету, - закричал он в микрофон в следующее мгновение, - проверить и доложить функционирование средств и боевых программ. Сто третий! Доложить наличие цели на визуальном направлении!"

Только сейчас он взглянул на монитор ВКУ. Все чисто. Никаких "хвостов". Зараза, может, его перекрывает линия терминатора?

"Сто первый, сто первый! - заорали динамики. - Это сто второй. Наземные средства, космические аппараты и боевые программы функционируют нормально". "Сто первый. Говорит сто третий, - послышалось следом, - визуальными средствами цель не обнаружена". "Вас понял", - ответил Петров.

Сейчас, несмотря на запреты, ему смертельно хотелось выматериться прямо в эфир. Почему он не видит ракету? Почему компьютер сообщает о старте, если все системы работают нормально? Почему? Но времени на риторические вопросы не было. Он знал, что информация о старте "Минитмена" автоматически пошла на командный пункт системы предупреждения о ракетном нападении. Оперативный дежурный КП СПРН (системы предупреждения о ракетном нападении) уже знал о старте "Минитмена". "Вижу, - кричит, - все вижу! Давай работай дальше!"

Подполковник Станислав Петров:

- И тут - новый сполох, новый старт. А у нас так: если система фиксирует один запуск ракеты, машина квалифицирует его как "старт", а если больше, то как "ракетно-ядерное нападение". "Это хреново, - думаю, - совсем хреново".

25 сентября. Третий запуск, четвертый!

В самом деле, если ракета и вправду летит на Союз, наличие цели сейчас же подтвердят надгоризонтальные и загоризонтальные средства обнаружения, после этого КП СПРН автоматически передаст информацию на оповещаемые объекты, и красные табло зажгутся в "ядерном чемоданчике" Генсека, на "крокусах" министра обороны, начальника Генерального штаба, командующих родами войск. Сразу после эт

rg.ru

Так совершал или нет подполковник Станислав Петров подвиг? » Военное обозрение

"Четверть века назад советский офицер Станислав Петров спас мир от термоядерной войны, но Россия до сих пор предпочитает не замечать подвига героя" - таков лейтмотив выступлений в западной прессе представителей так называемой "международной общественной организации" - Ассоциации граждан мира.

В Нью-Йорке в штаб-квартире ООН отставного подполковника наградили хрустальной статуэткой "Рука, держащая земной шар" с выгравированной на ней надписью "Человеку, который предотвратил атомную катастрофу".

По словам президента ассоциации Дугласа Маттерна, 26 сентября 1983 года подполковник Петров, находясь на посту оперативного дежурного в командном пункте системы предупреждения о ракетном нападении войск ПВО "Серпухов-15", принял решение проигнорировать показания автоматики о запуске из США в направлении СССР пяти американских баллистических ракет "Минитмен" с десятью ядерными боеголовками каждая. Замигали экраны, на карте-дисплее появилась надпись: "Ракетная атака!". Все данные были тут же перепроверены - никаких признаков ошибки. И тогда Петров совершил не военный, а человеческий подвиг - вопреки всем показаниям электроники он своей властью объявил тревогу ложной. И оказался прав: произошел сбой системы оповещения.

Примерно так же пару лет назад Петров рассказывал американским журналистам, допытывавшимся, с какой именно базы русский спутник засек старт. "

Да какая вам разница? - говорил он тогда. - Все равно бы Америки не было".

В конце мая 2004 года, по данным "Труда", представители американской ассоциации специально приезжали в Москву, чтобы отблагодарить Петрова и вручить ему памятный знак "Почетный гражданин мира" и премию... в тысячу долларов.

Корреспондент РИА "Новости" поинтересовался у Станислава Петрова в Нью-Йорке: был ли он в то время награжден или наказан за свой поступок?

"Не случилось ни того, ни другого, - ответил подполковник в отставке. - Поначалу, конечно, говорили: "Будем представлять к награде". Но потом назначили государственную комиссию по расследованию причин, которая, как водится, нашла недостатки в моих действиях. Дело в том, что в ее состав вошли люди, по вине которых и произошел этот сбой".

"Иностранцы склонны преувеличивать мой героизм, - сказал бывший офицер в другом интервью. - Что с них взять - сытые, аполитичные люди. На конвертах иной раз пишут половину адреса: "город Фрязино, герою такому-то" - и доходит. А я просто делал свою работу".

Рассекретил, кстати, сентябрьскую ночь 83-го и самого Петрова его бывший начальник генерал-полковник Вотинцев, рассказав об этом западным журналистам. И понеслось - статьи в самых известных зарубежных изданиях, телесъемки, поездки. По Европе Станислава Евграфовича в свое время возил некий Карл, гражданин ФРГ, о котором известно, что он владелец сети похоронных бюро.

Корреспондент "Труда" связался со штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке и задал вопрос представителям информационного центра об Ассоциации граждан мира. К нашему удивлению, о такой организации там мало что известно.

"Вы не представляете: сотни организаций использует нашу площадку для самораскручивания, - заявили сотрудники ООН. - И название почти каждой из них начинается со слова "ассоциация". Что касается названной вами организации, то, кажется, она известна... своими громкими акциями по защите прав человека в Китае".

Комментарий военного обозревателя

- Вся эта история выглядит весьма сомнительно и похожа на некую пиаровскую акцию. Если бы судьбы мира хоть в малейшей степени зависели бы от единоличных решений оперативных дежурных систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН) по обе стороны океана - ядерный апокалипсис, скорее всего, давно бы уже наступил. Хотя бы потому, что на протяжении полувекового стратегического противостояния Соединенных Штатов и СССР в "холодной войне" компьютеры не раз давали сбои. Так случилось, например, в 1980 году с американской системой раннего предупреждения. На ее экранах появились сведения о массовом старте советских межконтинентальных баллистических ракет. Подполковника Петрова там не было, но войны, как известно, не случилось. Пентагон успел провести экстренную селекторную конференцию штабов командований и аппарата Белого дома. Одновременно для вывода из-под возможного удара были подняты в воздух самолеты, оборудованные в командные пункты стратегических сил, и самолеты-ретрансляторы команд. Собственные ядерные силы были приведены в наивысшую степень боевой готовности для ответно-встречного удара. Тем временем специалисты во всем разобрались и тревогу отменили.

Поэтому неудивительно, что известный российский специалист в области стратегических ядерных сил, противоракетной обороны и военного космоса, в 1993-2001 годах начальник 4-го НИИ Минобороны генерал-майор Владимир Дворкин в комментариях был краток:

- Знаю об этом случае. Ничего Петров не спасал и спасать не мог. Все это чушь собачья.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН генерал-майор в отставке Владимир Белоус полагает, что это политическая спекуляция, одна из тех, что возникают на Западе всякий раз, когда там пытаются в очередной раз обострить вопрос о "российской военной угрозе" и необходимости усиления контроля за нашими ядерными силами. Нечто подобное, по словам Белоуса, происходило в 1995 году. Тогда наши системы зафиксировали внезапный пуск с норвежского острова Андоя американской исследовательской баллистической ракеты. Предупреждение о старте в Россию будто бы направлялось, но до адресата не дошло. Сигнал от системы СПРН прошел до президента России, но никаких приготовлений к ответному ядерному удару не было. С инцидентом быстро разобрались. Тем не менее на Западе тут же заговорили о том, будто мир по вине Москвы снова оказался у края пропасти.

Мнение очевидца (служил с 1976 по 1988 год сначала инженером, затем старшим инженером-начальником боевого расчёта, майор в отставке Клинцов):

Я как раз служил в это время на данном объекте, ходил на б/д и знаю о данном факте. Никакой истерики не было, всё шло штатно, кроме работы ЭВМ. Если бы тогда было принято подполковником Петровым решение о массовом старте, то эту информацию получили бы в Политбюро (генсек), МО и ГШ одновременно и какое бы решение было принято известно только Богу. То, что мы и сейчас "ходим по лезвию бритвы" ни для кого не секрет, а вот таких офицеров как Петров - умеющих принимать решение и держащих за это ответ уважаю, их и прессуют сверху и унижают, а они есть и будут. Потому, как Родину защищать - их профессия и призвание.

topwar.ru

В 1983 году подполковник Станислав Петров предотвратил потенциальную

В последующие несколько минут на экране компьютера появились отметки еще пяти ракет. В это время "холодная война" находилась на своём пике, — за три с половиной недели до этого был сбит южнокорейский "Боинг-747".

По инструкции, в случае ракетного нападения дежурный был обязан немедленно поставить в известность руководство страны, которое и принимало решение об ответно-встречном ударе. Подлетное время баллистической ракеты с континентальной части США до СССР составляло около 30 минут, поэтому выбор у Петрова был весьма скудный: либо доложить генсеку, который должен будет принять окончательное решение, воспользовавшись своим ядерным чемоданчиком, либо доложить начальству: "Мы выдаем ложную информацию" и отвечать за последствия самому. Если учитывать, что Андропову на принятие решения оставалось всего 15 минут, можно с уверенностью утверждать, что он поверил бы Петрову и нажал кнопку ответного ядерного удара. Но Петров не стал брать на себя ответственность за миллиарды человеческих жизней и поступил не по инструкции — не нажал на кнопку, несмотря на то, что все 30 проверок дали положительный результат.

Руководствуясь здравым смыслом (мол, 5 ракет — это слишком мало для первого удара в войне), Петров решил, что компьютер дал сбой. В результате этот отважный человек оказался прав: в системе оповещения действительно произошел сбой. После длившегося целый год секретного расследования инцидента 26 сентября 1983 года, был сделан вывод, что показания системы, которые тогда шокировали Петрова и его дежурную смену, были вызваны редким, но предсказуемым эффектом отражения сигнала от поверхности Земли. Причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отраженным от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Правда, система дала сбой еще раз в 1995 году, когда россияне в течение короткого времени принимали научную ракету, стартовавшую с территории Норвегии, за летящую американскую ядерную ракету. Бывали случаи, когда за ракетное нападение принимались пуски метеорологических спутников, восход полной Луны, стаи гусей. Решить проблему сбоев в системе предупреждения намеревались путем развертывания в Москве совместного ЦКП СПРН, но построить его так и не успели.

Сейчас США и Россия все еще держат тысячи находящихся в состоянии полной боевой готовности ядерных ракет нацеленными на крупные города друг друга. Поэтому вероятность, что аналогичные ложные тревоги могут повториться, существует. А это может спровоцировать реальный ответный удар.

В январе 2006 года международная общественная организация "Ассоциация граждан мира" за предотвращение ядерной войны вручила полковнику в отставке Станиславу Петрову свой приз — статуэтку "Рука, держащая земной шар".

Окажись на месте Станислава Петрова другой человек, нас могло бы уже не быть.Как не тяжело констатировать но сейчас Станислав Петров живёт в крохотной квартирке, почти нелюдим. О том случае старается не вспоминать... Может сказались последствия тех проверок ...

fishki.net

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил ядерную войну (4 фото)

Когда из-за сбоя в системе предупреждения о ракетном нападении поступило ложное сообщение об атаке со стороны США.

26 сентября 1983 года

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил ядерную войну (4 фото)

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта Серпухов-15, находящегося в 100 км от Москвы. В это время холодная война находилась на своём пике: всего за три с половиной недели до того Советским Союзом был сбит дважды нарушивший границу южнокорейский пассажирский «Боинг-747». В командный пункт поступала информация от принятой на вооружение годом раньше космической системы раннего предупреждения «Око». В случае ракетного нападения немедленно ставилось в известность руководство страны, которое и принимало решение об ответно-встречном ударе. 26 сентября во время дежурства Петрова компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы.

При одиночном запуске система квалифицирует его как «старт», при повторных уже как «ракетно-ядерное нападение». После этого наличие цели должны подтвердить надгоризонтные и загоризонтные средства обнаружения, после чего с командного пункта автоматически передаётся информация на оповещаемые объекты, красные табло зажигаются в «ядерном чемоданчике» Генерального секретаря ЦК КПСС, на «крокусах» министра обороны, начальника Генерального штаба, командующих родами войск. После этого операторы запускают гироскопы советских баллистических ракет, ожидая решения высшего военно-политического руководства страны о нанесении ответного ядерного удара. После него главком ракетных войск по автоматической системе связи с войсками должен передать закодированный вариант ответного удара и шифр для снятия блокировки с пусковых механизмов ракет, а командирам боевых комплексов останется только двумя ключами одновременно вскрыть сейфы с перфокартами программ, ввести их в компьютер баллистического оружия и нажать кнопку запуска. Подлётное время баллистической ракеты к территории СССР при пуске с мыса Канаверал, где находилась главная база МБР США, составляет 40 минут.

Однако, проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из нескольких МБР) и донесения «визуальщиков» — обычных солдат, которые отслеживают обстановку в воздушном и космическом пространстве на экранах в тёмных комнатах, однако в этот раз не зафиксировали стартов американских ракет, подполковник Петров решил, что это ложное срабатывание системы, и передал соответствующее оповещение по цепочке командованию. Командующий войсками противоракетной и противокосмической обороны генерал-полковник Юрий Всеволодович Вотинцев, прибыв на КП, доложил о ложном срабатывании системы главкому и министру обороны Д. Ф. Устинову

Расследование причин ложной тревоги

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил ядерную войну (4 фото)

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков.

Как рассказывал журналисту газеты «Совершенно секретно» Дмитрию Лиханову сам С. Е. Петров, 13 июля 1983 года на ЦКП проводились запланированные регламентные работы по новой боевой программе, однако когда её попробовали не в имитационном, а в рабочем режиме, из-за неисправности в одном из блоков системы обмена машина выдала ложную информацию о массовом старте баллистических ракет. «Начальник штаба армии генерал Завалий отдал устное приказание снять все разработки с эксплуатации. Разработчики, а они люди штатские, категорически отказались выполнять приказ генерала и уехали с объекта. Тогда военные сняли эти разработки своими руками. Думаю, этот инцидент имел самое прямое отношение к тому, что произошло у нас в сентябре. В результате расследования мы вытащили на свет целый букет недоработок системы космического предупреждения о старте баллистических ракет. Главные проблемы заключались в боевой программе и несовершенстве космических аппаратов. А это основа всей системы. Все эти недоработки удалось устранить только к 1985 году, когда систему наконец поставили на боевое дежурство».

Аналогичные инциденты в США

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил ядерную войну (4 фото)

По данным советской военной разведки, американские системы раннего предупреждения также выдавали ложные сигналы тревоги, приближая мир к прямому военному конфликту. В одном случае поднятые по тревоге ядерные бомбардировщики ВМС США даже достигли Северного полюса, чтобы нанести массированный удар по территории СССР. В другом американцы объявили тревогу, приняв за советские ракеты миграцию птичьих стай. Но, к счастью, эти сигналы тревоги были вовремя распознаны и до пусков баллистических ракет дело не дошло.

Из-за военной секретности и политических соображений действия Петрова стали известны широкой общественности только в 1991 году, когда в еженедельнике «Совершенно секретно» был опубликован очерк журналиста Дмитрия Лиханова о подвиге С. Е. Петрова, написанный на основе интервью генерала-полковника Ю. В. Вотинцева (во время описываемых событий — командующий Войсками противоракетной и противокосмической обороны ПВО МО СССР), состоявшегося в конце 1990 года. Впоследствии Ю. В. Вотинцев отразил события и в своих собственных воспоминаниях

После событий

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил ядерную войну (4 фото)

После выхода в отставку (в 1984 году) С. Е. Петров жил и работал в подмосковном Фрязино.

Станислав Петров умер 19 мая 2017 года в возрасте 77 лет. Журналист Дмитрий Лиханов сообщил об этом в своём аккаунте в Facebook 23 мая. Новый очерк о Петрове вышел в журнале «Родина» в августе[5], 14 сентября со ссылкой на журнал информацию перепубликовала региональная немецкая газета WAZ, сообщившая, что в своей квартире в Подмосковье умер Станислав Петров — советский офицер, который в 1983 году мог отдать приказ о нанесении атомного удара по территории США. 18 числа вышли публикации в The New-York Times и Би-би-си.

funny-smile.ru

Подвиг бездействия. Скончался подполковник Станислав Петров, предотвративший Третью Мировую войну

Умер человек, спасший весь мир в 1983 году своим мужественным бездействием. Бывший подполковник Советской армии Станислав Петров скончался незаметно для общественности 19 мая 2017 года. Д-р Лео Энзель был у него в гостях в 2016 году. Пусть эта статья будет некрологом одинокому герою, к сожалению, так и не ставшему обладателем Нобелевской премии мира.

Прошло почти десять лет, прежде чем новость о его бездействии, спасшем миллионы человеческих жизней, постепенно стала известной всему миру. И даже после этого только спустя годы он получил лишь кроху признания, которое заслужил: бывший подполковник Советской армии Станислав Петров осенью 1983 года мужественным, самостоятельно принятым решением, вполне вероятно предотвратил третью мировую войну и таким образом спас жизни миллионов, а может и миллиардов людей.

Вкратце суть событий: в ночь с 25 на 26 сентября, в самый разгар холодной войны, в 0.15 местного времени в советском центре противоракетной обороны под Москвой завыла сирена. Система раннего оповещения сообщила о запуске американской межконтинентальной ракеты. У находящегося на вахте офицера Петрова оставалось всего несколько минут для оценки ситуации. Если рассматривать эту ситуацию в ключе действовавшей в те времена логики устрашения — «Кто стреляет первым, умирает вторым!» — то у советского руководства было менее получаса для того, чтобы нанести уничтожающий контрудар. Петров проанализировал ситуацию и сообщил через две минуты военному руководству о ложной тревоге в связи с ошибкой компьютера. Пока он разговаривал по телефону, система сообщила о втором запуске ракеты, затем через некоторое время последовали третий, четвертый, пятый сигналы тревоги. Станислав Петров, несмотря ни на что, держался мужественно и оставался при своем мнении. Прошло еще 18 минут тягостного ожидания и… ничего не случилось! Вахтенный офицер оказался прав. Речь действительно шла о ложной тревоге.

Как выяснилось через полгода, речь шла о тревоге, возникшей ввиду чрезвычайно редкого взаимного положения солнца и спутниковой группировки, причем к тому же над территорией военной базы США. Советская оборонительная система ошибочно интерпретировала эту конфигурацию как запуск ракеты.

Что могло бы произойти, если бы Петров пришел к иному выводу и сообщил бы руководителю партии Андропову, который считался довольно подозрительным человеком, о подлете нескольких американских межконтинентальных ракет, и все это в преддверии размещения американских ракет средней дальности в Западной Европе, всего через три недели после уничтожения южнокорейского пассажирского самолета над российским островом Сахалин? Исход данной ситуации может предсказать каждый, у кого достаточно развито воображение и кто отважится решить эту элементарную задачу. Похоже, еще никогда мир не был так близок к ядерной катастрофе.

Кем был этот человек, которого мы должны благодарить за спасение нашего настоящего, прошлого и будущего?

Вот основные вехи жизни этого советского человека: родился в 1939 году под Владивостоком, отец — летчик-истребитель, семья военного часто переезжала с места на место. Позднее Станислав и сам стал кадровым военным. За его решение, благодаря которому удалось спасти мир, ему сначала сделали выговор, а впоследствии отказывали в повышении по службе, хотя и не наказывали. Казалось, что ранняя смерть его супруги нанесла ему неизлечимую рану. Два года назад журналистка Ингеборга Якобс выпустила содержательную, наполненную чувствами книгу, которая повествует о Петрове, о временах холодной войны и о той ставшей известной осенней ночи 1983 года.

Когда я в 2010 году впервые услышал о Станиславе Петрове и о событиях 26 сентября 1983 года, мне сначала пришлось ненадолго присесть, чтобы прийти в себя. Затем я, наконец, осознал, что же все-таки произошло и за что весь мир должен быть благодарен этому человеку. В голове то и дело возникали следующие вопросы:

Почему этому человеку не вручат Нобелевскую премию мира? Почему эта история не вошла в учебники для детей всего мира? В качестве примера, предупреждения о том, как далеко, чуть ли не до катастрофы, довела человечество гонка вооружений. А также в качестве ободряющего примера человеческого и гражданского мужества.

И еще: как живется российскому пенсионеру Станиславу Петрову в панельной многоэтажке на площади около 60 квадратных метров? Получает ли он пенсию хотя бы чуть больше 200 Евро в месяц?

А также здоров ли он? Счастлив ли?

Я ничего о нем не знал, однако у меня было необъяснимое ощущение того, что этот человек очень несчастен!

В мае 2013 года мне удалось с ним связаться. Я послал Станиславу Петрову благодарственное письмо, к которому приложил в подарок красивые наручные часы и небольшую сумму денег. Спустя некоторое время я получил от него очень теплый ответ.

Прошло еще три года, и я смог посетить его летом 2016 года в городе Фрязино, недалеко от Москвы. Когда такси остановилось перед высоким жилым домом на улице 60 лет СССР, он уже стоял перед входом, держа в руках хозяйственную сумку. Он возвращался как раз из киоска, где купил нам минеральную воду. Я увидел худого пожилого человека с бледным лицом, уже немного неуверенно стоящего на ногах и явно с плохим зрением. Как он мне потом рассказал, недавно он перенес неудачную операцию по удалению катаракты.

Я побаивался этой встречи. Я знал, что его возросшая известность не принесла ему никакой пользы. Из всех его посетителей лишь единицы были бескорыстны. Так, один датский режиссер цинично использовал его историю как настоящую золотую жилу. Петров сделался по-настоящему недоверчивым.

Мы разместились на кухне, что меня не слишком удивило: многим русским людям, прежде всего пожилым, тяжело вести домашнее хозяйство — это отчетливо видно. Я попытался сосредоточиться, насколько это было возможно, и, не обращая внимания на беспорядок на кухне, смотрел в его красивые, выцветшие голубые глаза. Его рассказ длился примерно час, и я, сидя среди облезлой, старой пластмассовой кухонной мебели, видел перед собой дружелюбного, умного, чувственного и образованного человека с мощным, глубоким голосом. Прощание было дружеским и теплым.

В последние десять лет жизни к Станиславу пришло, наконец, запоздалое признание. Он получал приглашения в Нью-Йорк, Западную Европу и особенно часто в Германию. Некоторые премии не просто являлись выражением признания, но и к счастью имели материальную составляющую! И все-таки он, как мне кажется, был очень одиноким человеком в этой своей пыльной заброшенной кухне панельного дома, расположенного в 50 километрах от центра Москвы, от Кремля.

После вручения одной из премий в 2012 году в Баден-Бадене он дал интервью газете Die Welt, во время которого произошел примечательный диалог:

«Die Welt: Господин Петров, Вы герой?

Станислав Петров: Нет, я не герой. Я просто выполнил свою работу как надо.

Die Welt: Но Вы же спасли мир от третьей мировой войны.

Станислав Петров: В этом не было ничего особенного».

Задумайтесь ненадолго и поймите, что означают эти рассудительные слова Петрова: это ведь самое настоящее занижение своей роли во всей мировой истории!

19 мая 2017 года Станислав Петров умер в возрасте 77 лет во Фрязино. Как мне сообщил его сын Дмитрий, он был похоронен в узком семейном кругу. Прошло почти четыре месяца, прежде чем эта новость стала известна во всем мире.

Доктор Лео Энзель, специально для «Новой»

www.novayagazeta.ru

Как подполковник Станислав Петров спас мир от ядерной войны? | Культура

В ту ночь пронзительно заревела сирена. Спутники засекли вспышки от баллистической ракеты. На мониторе, за которым сидел подполковник Петров, красными буквами засветилось тревожное слово «СТАРТ». Это означало, что с военной базы США стартовала баллистическая ракета в направлении СССР.

Согласно инструкции, в случае реальной угрозы подполковник Петров должен был немедленно сообщить о ракетном нападении военному руководству СССР, которое, в свою очередь, принимает решение о нанесении встречного ядерного удара.

Чтобы компьютер показал максимальный уровень достоверности информации, он должен идеально пройти все пороги проверки заложенного алгоритма. Будучи инженером-аналитиком, подполковник Петров понимал, что в данной ситуации компьютер не может показать такую высокую степень достоверности. Это говорит о сбое в системе. Станислав Петров

Он запросил подтверждение визуального канала командного центра. Оперативный дежурный сообщил, что они не видят объекта на мониторе из-за сложности условий наблюдения в зоне военной американской базы и подтвердить, был запуск ракеты или нет, не могут.

Главный штаб ждал подтверждения ракетного нападения, и у Петрова было всего несколько минут на принятие решения. Связавшись по правительственной связи с военным руководством, подполковник доложил, что тревога о запуске баллистической ракеты — ложная.

И в это время снова раздался вой сирены — пошла вторая ракета, следом — третья, четвертая и пятая, и все с одной военной базы западного побережья США. На мониторе предупреждение «СТАРТ» сменилось на предупреждение «РАКЕТНОЕ НАПАДЕНИЕ».

Инфракрасные приборы космических аппаратов уловили излучение от всех пяти выпущенных ракет. Достаточно было подтвердить, что это реальная ракетная атака — и генеральному штабу останется лишь нажать на кнопку, и мгновенно вся армия СССР будет приведена в боевую готовность, баллистические ракеты с 11 000 боеголовок устремятся в сторону США, и начнется настоящий ад.

С другой стороны, если это не ошибка в системе, то в течение 15 минут ракеты появятся на экранах радаров, но что-либо сделать будет уже поздно — произойдет ядерный взрыв на территории СССР. Подполковник Петров это понимал, но взяв всю ответственность на себя, дал команду составу не паниковать и ждать 15 минут.

Это были страшные минуты ожидания. И наконец раздался крик:

Ракеты не появились в радаре!

Истинную причину сбоя в системе так и не обнаружили. Позднее появилось предположение, что спутник принял за вспышки ракет отражение от облаков лучей восходящего солнца.

На следующий день подполковник Петров был вызван в Генеральный штаб. Сослуживцы весело шутили: «Сверли, Станислав, дырочку в кителе для ордена». Генерал встретил подполковника вопросом: «Почему в записях боевого журнала есть пропуски?».

Мне надо было выбирать — либо вести записи, либо руководить боевым расчетом,

 — ответил подполковник Петров. В этот день он получил строгий выговор.

Станислав Петров уволился из армии в звании подполковника.

И только в 2006 году бывший подполковник Петров был награжден от Ассоциации Граждан Мира при ООН статуэткой «Хрустальная рука, держащая земной шар» с памятной надписью: «Человеку, который предотвратил ядерную войну».

В 2013 году Станислав Петров стал лауреатом Дрезденской премии за участие в предотвращении вооруженного конфликта. Ему вручили денежную премию — 25 тысяч евро.

Станислав ПетровФото: pikabu.ruВ 2014 году датский режиссер Питер Энтони снял документально-художественный фильм о Станиславе Петрове — «Человек, который спас мир».

Что еще почитать по теме?

Сохранится ли на Земле жизнь после ядерной катастрофы?Как была поставлена точка во Второй мировой войне?Какими они были, те «старики», что шли в бой? Первая десятка советских асов Великой Отечественной войны

shkolazhizni.ru

Давший миру шанс. Как советский офицер отменил ядерную войну | Люди | Общество

Последнее обновление 19.09.2017 г.

Стало известно, что подполковник Станислав Петров скончался еще в мае в возрасте 77 лет от застойной пневмонии.  Его сын подтвердил информацию о смерти отца. 

***

Делать выбор и нести за него ответственность всегда непросто. Даже, когда речь идет только о собственной жизни. Еще сложнее выбирать, если от этого решения зависят судьбы людей.

Жизнь на ниточке

26 сентября 1983 года подполковнику Станиславу Петрову пришлось решать судьбы миллиардов человеческих жизней. Причем решать в условиях, когда на раздумье оставались считанные секунды.

Осенью 1983 года мир словно сошел с ума. Американский президент Рональд Рейган, помешанный на идее «крестового похода» против Советского Союза, довел накал истерии на Западе до предела. Способствовал тому и инцидент с южнокорейским «Боингом», сбитым на Дальнем Востоке 1 сентября.

После этого в США и других странах наиболее горячие головы на полном серьезе призывали «отомстить» СССР, в том числе и с применением ядерного оружия.

Советский Союз возглавлял к тому времени тяжело больной Юрий Андропов, да и в целом состав Политбюро ЦК КПСС не отличался молодостью и здоровьем. Однако давать спуску супостату и пасовать перед ним желающих не было. Да и в целом в советском обществе американское давление воспринималось крайне негативно. Страну, пережившую Великую Отечественную, вообще сложно чем либо напугать.

В то же время в воздухе витала тревога. Казалось, что все действительно висит на тоненьком волоске.

В ночь на 26 сентября 1983 года этот волосок должен был оборваться.

Станислав Петров. 2013 год Станислав Петров. 2013 год. Фото: www.globallookpress.com

Аналитик из военной династии

В это время в закрытом военном городке Серпухов-15 оперативным дежурным командного пункта космической системы предупреждения о ракетном нападении был подполковник Станислав Петров.

В семье Петрова три поколения мужчин были военными, и Станислав продолжил династию. Закончив в 1972 году Киевское высшее инженерное радиотехническое училище, он в 1972 году прибыл для прохождения службы в Серпухов-15.

Петров отвечал за исправное функционирование спутников, входивших в систему предупреждения о ракетном нападении. Работа тяжелейшая, вызовы на службы происходили и ночью, и выходные, и в праздники – любые неполадки необходимо было устранять оперативно.

Подполковник Петров был в Серпухове-15 главным аналитиком, а не штатным дежурным по командному пункту. Однако примерно два раза в месяц аналитики тоже занимали место за пультом дежурного.

И ситуация, когда надо было решать судьбу мира, выпала именно на дежурство Станислава Петрова.

Случайный человек дежурным на таком объекте стать не мог. Подготовка длилась до двух лет,  при том, что у всех офицеров уже было высшее военное образование. Каждый раз дежурные получали подробный инструктаж.

Впрочем, все и так понимали, за что они отвечают. Сапер ошибается только раз  — старая истина. Но сапер рискует только собой, а ошибка дежурного на таком объекте может стоить жизни сотням миллионов и миллиардам человек.

Станислав Петров. 2013 год Станислав Петров. 2013 год. Фото: www.globallookpress.com

Атака-фантом

В ночь на 26 сентября 1983 года система предупреждения о ракетном нападении бесстрастно зафиксировала запуск боевой ракеты с одной из американских баз. В зале дежурной смены в Серпухове-15 взвыли сирены. Все взгляды устремились на подполковника Петрова.

Он действовал в строгом соответствии с инструкцией – проверил функционирование всех систем. Все оказалось в исправном состоянии, а компьютер настойчиво указывал на «двойку» — это код высшей вероятности того, что ракетная атака на СССР происходит на самом деле.

Больше того, система зафиксировала еще несколько пусков с той же ракетной базы. Согласно всем данным компьютера, Соединенные Штаты Америки начали ядерную войну против Советского Союза.

Несмотря на всю подготовку, сам Станислав Петров позже признавался, что находился в глубоком шоке. Ноги были ватными.

Согласно инструкции, дальше подполковник должен был доложить о нападении США главе государства Юрию Андропову. После этого у советского лидера оставалось бы 10-12 минут для того, чтобы принять решение и дать команду на ответный удар. А дальше обе страны исчезнут в пламени ядерных пожаров.

При этом решение Андропова базировалось бы именно на сведениях военных, и вероятность того, что удар по США был бы нанесен, чрезвычайно высока.

Неизвестно, как повел бы себя штатный дежурный, но главный аналитик Петров, много лет работавший с системой, позволил себе ей не поверить. Спустя годы он рассказал, что исходил из постулата о том, что компьютер по определению – дурак. Вероятность того, что система ошиблась, подкреплялась еще одним чисто практическим соображением – крайне сомнительно, что США, начав войну против СССР, нанесли бы удар только со одной базы. А пусков с других американских баз отмечено не было.

В результате Петров принял решение считать сигнал о ядерной атаке ложным. О чем и известил все службы по телефону. Правда, в комнате оперативного дежурного была только спецсвязь, и Петров отправил своего помощника в соседнюю звонить по обычному телефону.

Отправил просто потому, что собственные ноги подполковника не слушались.

Станислав Петров Фото: www.globallookpress.com

Судьба человечества и незаполненный журнал

Каково было пережить следующие несколько десятков минут, знает только Станислав Петров. А если он ошибся, и ядерные заряды сейчас начнут рваться в советских городах?

Но взрывов не последовало. Подполковник Петров не ошибся. Мир, сам того не зная, получил право на жизнь из рук советского офицера.

Как потом выяснилось, причиной ложной сработки стал недостаток самой системы, а именно засветка датчиков спутника, входящего в систему, солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Недостаток устранили, и система предупреждения о ракетном нападении успешно продолжила свою работу.

А сразу после ЧП подполковник Петров получил от начальства втык – за то, что при проверке у него не был заполнен боевой журнал. Сам Петров логично поинтересовался: а чем? В одной руке телефонная трубка, в другой микрофон, перед глазами запуски американских ракет, в ушах сирена, и нужно в считанные секунды решить судьбу человечества. А дописывать позже, не в режиме реального времени, нельзя – уголовно наказуемое деяние.

С другой стороны, генерала Юрия Вотинцева, начальника Петрова, тоже можно понять – мир был поставлен на грань ядерной катастрофы, должен же быть кто-то виноват? Добраться до создателей системы не так-то просто, а дежурный – вот он, рядом. И если даже спас мир, то журнал-то не заполнил?!

Станислав Петров. 2011 год Станислав Петров. 2011 год. Фото: www.globallookpress.com

Просто это такая работа

Впрочем, и карать подполковника за этот случай никто не стал. Служба продолжилась в обычном режиме. Но через некоторое время Станислав Петров уволился сам – просто устал от ненормированного рабочего дня и бесконечных тревог.

Он продолжил заниматься космическими системами, но уже в качестве гражданского специалиста.

Мир узнал о том, кому обязан жизнью, только спустя 10 лет. Причем рассказал об этом в газете «Правда» ни кто иной, как генерал Юрий Вотинцев, нещадно песочивший подполковника Петрова за незаполненный журнал.

С того момента к подполковнику в отставке, скромно живущему в Подмосковье, стали постоянно наведываться журналисты. Пошли и письма от простых людей, которые благодарили Петрова за спасение мира.

В январе 2006 года в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН Станиславу Петрову была вручена специальная награда международной общественной организации «Ассоциация граждан мира». Она представляет собой хрустальную статуэтку «Рука, держащая земной шар» с выгравированной на ней надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».

В феврале 2012 года  в Баден-Бадене Станиславу Петрову вручена премия в области немецких СМИ. В феврале 2013 года подполковник в отставке стал лауреатом Дрезденской премии, присуждаемой за предотвращение вооруженных конфликтов.

Сам Станислав Евграфович Петров сказал о себе в одном из интервью: «Я просто рядовой офицер, который сделал свою работу. Плохо, когда начинаешь о себе думать больше, чем ты стоишь».

www.aif.ru