Павел Рыженко – богатырь от искусства, поборник Cвятой Руси. Павел рыженко художник


Умер Павел Викторович РЫЖЕНКО - Заслуженный художник России

 

Умер Великий Русский Художник Павел Викторович РЫЖЕНКО

1970 - 2014

Павел РЫЖЕНКО Неожиданно, безвременно, непостижимо… Сегодня утром умер Павел. Павел Викторович Рыженко. Заслуженный художник России. Инсульт. Ничего нельзя было успеть сделать. Сила и масштаб в человеке необычайная.

Уже сейчас к своим 44 годам он успел сделать столько, что хватило бы на огромную галерею! Художник, историк, философ. Человек в искусстве мощный и неистовый, мыслящий смело и независимо. Более 10 лет - доцент факультета живописи Российской академии живописи, ваяния и зодчества.

Художник «Студии военных художников имени М.Б. Грекова», автор диорамы "Операция "Багратион" в Минске: это операция по освобождению Белоруссии в 1944 г. Автор огромного количества монументальных полотен, диорам, исследующих духовный и нравственный выбор человека в канве трагических событий русской истории.  

2006 г. Преподобный Серафим 2006 г. Преподобный Серафим Его возраст - только начало зрелого периода в жизни, и трудно было даже представить, сколько может еще сделать в жизни такой Художник!

Сейчас в выставочном центре Калуга EXPO Конгресс проходит экспозиция его картин, которые он собирался передать родному городу – Калуге. Разрабатывается проект создания Фонда Павла Рыженко. И это, конечно же, осуществится, но то, что Павла при этом не будет и Павел больше ничего не подарит этому миру – непостижимо, трагично и несправедливо.

Павел никогда не мечтал о покое, но сейчас нам приходится сказать: «Господи, упокой душу усопшего раба твоего Павла в месте злачне, месте покойне…».  

***

2010 год Невская Битва 2010 год Невская Битва

Панихида по Павлу Рыженко состоится в воскресенье (20 июля) в 12:00 в Храме Всех Святых в Красном селе, по адресу г. Москва, 2-й Красносельский переулок, дом 7.

Похороны пройдут в тот же день под Калугой, на Ждамировском кладбище (деревня Ждамирово) в 17:00.

25 июля на выставке Павла Рыженко в Калуга EXPO Конгресс, по адресу г. Калуга, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 133а состоится вечер памяти Художника.

Уточнить информацию и задать вопросы вы можете по телефонам: 8 (926) 205 0330, 8 (905) 755 9872, 8 (926) 996 3905 ***

1996 год Калка 1996 год Калка  

Автобиография Павла РЫЖЕНКО

Павел Викторович Рыженко родился в 1970 г. в Калуге. В 1982 г. поступил в Московскую среднюю художественную школу при институте имени Сурикова.1988-1990 гг. – служба в армии.В 1990 г. поступил в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества, учился у профессора, народного художника России И.С. Глазунова. В 1996 г. защитился дипломной картиной «Калка». С 1997 г. – преподаватель Российской Академии живописи, ваяния и зодчества И.С. Глазунова (кафедры архитектуры, затем – реставрации, затем композиции)

"Мысленно обращаясь к читателю, я сразу хочу извиниться перед ним за необходимость рассказа о себе, поскольку биография моя совершенно банальна и ничего необычного в ней нет. Я родился в еще недалеком 1970 году в Калуге. Годы моего детства… Это время многие называют «эпохой застоя». Для меня же семидесятые — это радость общения с любящими меня родителями, бабушкой, которую я и по сей день считаю чуть ли не святой, друзьями по двору…. Тогда всё было другим, а главное — другими были люди. Почему-то я особенно хорошо помню стариков (почти все они воевали или прошли через войну). Эти старики окружали нас во дворе, стучали в домино, ласково глядели на наши игры и практически никогда не закрывали двери своих скромных по теперешним временам жилищ. Помню, как-то зашел в квартиру своего приятеля, которого не оказалось дома. Его мама — Изольда Иринарховна и бабушка, нисколько не удивившись моему появлению на кухне, тут же усадили меня обедать. Есть я не хотел, но отказаться было неудобно. Медленно поглощая окрошку, я рассматривал висевшую над столом репродукцию с картины Пуссена, на которой древние римляне праздновали какое-то событие, и один из них почему-то бросался на меч… Эти воспоминания для меня очень важны. Важнее, чем сухие отчеты, словно сводки с фронта — родился, учился, служил, поступил, постиг тайны творчества, стал признанным, успешным и далее, и далее. Это для меня и есть Родина, светлая, тихая, полная любви, которую многие позабыли, а многие — нет.  

2005 год Благословение Сергия 2005 год Благословение Сергия После поступления в МСХШ в 1981 году я обрел для себя новый мир запахов. Теперь к медово-горьковатому миру акварельных красок примешался аромат масляных красок, от которого я и по сей день не могу отвыкнуть, впитав его до корней волос. Дивный мир Третьяковской галереи, сырость старинных улочек Замоскворечья, бурое небо над Москвой, когда, приникнув к ледяному стеклу, я глядел на красный флаг над зданием Верховного Совета… Все это смешалось тогда в сознании мальчика, и только в 18 лет, поступив на службу в армию и оказавшись совершенно в другом мире, я понял, что путь мой — это не поиски того, чего не терял, а путь, данный мне, путь живописца.

Девяностые — это годы моей учебы в Академии, это метания, поиск веры, ответов на вопросы, это встречи с совершенно новыми для меня людьми — священниками. Первые серьезные мысли о назначении творчества возникли именно тогда, в Академии живописи ваяния и зодчества, в которой мне посчастливилось «дображивать». Мои однокурсники, как и я, были проникнуты общением с великим учителем, художником, воином — Ильей Сергеевичем Глазуновым. Помню тот восторг, который впервые охватил меня в залах Эрмитажа перед картинами Рембрандта, Ван Дейка, Вермеера… Казалось все эти великие мастера присутствуют здесь, рядом со мной. Я ощущал дыхание живой истории, величие могущественных империй — Византии, Рима, Российской Империи. Я ощущал прохладу Синайской пустыни и запах порохового дыма над Бородино, передо мной вставали строгие лики русских воинов, бесстрашных и непобедимых.

Каждый, а в особенности русский, человек тянется в глубинах и тайнах своего сердца к свету — Христу. Ко мне вера во Христа пришла очень поздно, но, поверив, я захотел побежать за ним, надеясь когда-нибудь приблизиться к этому свету. Трудно мне писать об этом, нет слов, чтобы ясно изложить мысли, но о людях, ушедших и живых, которые являются носителями веры и духа Российской Империи, мне сказать необходимо. И сказать на холсте, потому что это мой долг перед великой правдой Руси. Долг не до конца сломленного жителя мегаполиса, который сквозь очертания современных домов, сквозь смог Третьего кольца видит, как вновь и вновь проступают эти строгие и любящие лики наших предков, проливавших свой пот и кровь за Христа и за каждого из нас.

Приблизившись к рубежу своей жизни, рубежу, который не смог переступить великий Пушкин, у которого остановились многие, я задаю себе вопрос вопросов: кому я служил? Именно кому, а не чему, и вообще, что есть искусство?

Надеюсь, что мои картины разбудят генетическую память моих современников, гордость за свое Отечество, а быть может, помогут зрителю найти для себя единственно правильный путь. И тогда — я буду счастлив выполненным долгом."

Павел Рыженко

***

2005 год Победа Пересвета 2005 год Победа Пересвета

Павел Рыженко об Игоре Стрелкове...

Вот уже три месяца как ведет войну Новороссия - форпост Великой России. Как я понимаю, лучшие люди России не на словах, а на деле исполненные мужества, доказывают всему миру, что чудо воскрешения Великой Святой Руси - это не миф. Вот хотел бы я рассказать историю, которая случилась со мною год назад.

Я начал работу над картиной "Стоход", шел сентябрь 2013 года. Столкнулся с множеством проблем, связанных с передачей тонкостей формы русской императорской гвардии. Я поделился этими проблемами со своим другом Анатолием.

"Дружище, я к тебе пришлю своего друга, который всё знает о форме русской армии. Жди через пару дней!" - сказал Анатолий.  

Стоход. Последний бой Лейб-Гвардии Преображенского полка 2013 г. Стоход. Последний бой Лейб-Гвардии Преображенского полка 2013 г. И вот пролетели как минута эти дни. В один из сентябрьских деньков в мою мастерскую заходит человек, представившийся просто - Игорь.

Меня сразу поразил его вид. Внешне такого человека можно было бы спутать в толпе, он ничем не выделялся. Скромность и обыденность его одежды чем-то напоминала униформу научного сотрудника из НИИ 80-х годов. Рубашка, выпущенная воротом на дешевый свитер, застегнутая до последней пуговицы, серые брюки. Столь ценимая в Москве точка опоры, т.е. обувь, не выдавала в нем скрытого миллионера. Лишь лицо произвело на меня такое впечатление, что я потерял на мгновение дар речи. Это было подлинное лицо русского офицера. Подчеркиваю, русского! Не советского и не россиянского, а русского!

Открытый лоб, короткая стрижка, слегка печальные глаза, худощавость и одновременно округлость нижней части лица. Маленькие, ровно подстриженные, холеные усики.

Речь твердая, очень четкая, но при этом какая-то застенчивая. Вообще соединение застенчивости и твердости, легкая картавость, полное отсутствие столь модного сейчас матерка закругляли этот портрет в образ некоего инопланетянина, случайно оказавшегося в центре Москвы.

Я сдружился с Игорем. Мы вместе работали над картиной "Стоход". Я - как художник, Он - как консультант по форме.

Прошло несколько месяцев и он так же внезапно исчез, как и появился. И вот - Крым, затем Славянск... Замелькали портреты героев сопротивления. И вот, всматриваясь в один из них, я уловил знакомые черты. Тот же грустный и одновременно твердый взгляд, те же усики, та же худощавая округлость нижней части лица.

Игорь Иванович Стрелков, Вы позволили мне иметь счастье быть с Вами знакомыми. Если Вы прикажете, я завтра же оставлю кисть и отправлюсь под Ваше командование в сражающийся Донбасс.

Прошу всех, кто любит Россию, помолитесь о великом человеке с печальным и твердым взглядом - Игоре Ивановиче Стрелкове.

 

Павел Рыженко

2004 год Муравейник

 

www.nexplorer.ru

"Отражая эпоху" Художник Павел Рыженко.

Куликовская  битва.

 

Павел Рыженко  –   российский живописец,  представитель «классического русского реализма», мастер исторической картины,  заслуженный художник РФ, один из ведущих мастеров Студии военных художников имени Грекова.

Павел  Рыженко  родился  в  1970  году  в  Калуге.  Закончил   Московскую среднюю художественную школу при институте им. Сурикова,  затем   Российскую академию живописи, ваяния и зодчества.   Учился в историко-религиозной мастерской профессора Ильи Глазунова.

С 1999 года преподавал в Российской академии живописи на кафедре композиции.

В 2007 году Павел Рыженко начал работать в Студии военных художников имени Грекова, где стал одним из ведущих мастеров  диорамно-панорамного искусства.   За годы работы в студии им было создано порядка шести масштабных диорам.

В 2012 году Рыженко было присвоено звание “Заслуженный художник Российской Федерации”.

Диорама “Стояние на Угре”, последняя работа мастера, была создана для Калужской Свято-Тихоновой пустыни.  Двадцатидвухметровая  диорама  была закончена незадолго до смерти художника.   Павел  Рыженко   скоропостижно  скончался  16 июля, 2014  года.

В последние годы Павел Рыженко создал множество масштабных живописных произведений, посвященных Куликовской битве, Сергию Радонежскому, Первой мировой войне, эпохе Николая II…

Прощание Государя  с  войсками.

Главная тема в творчестве   Павла Рыженко – историческая картина. По мнению живописца, обращение к прошлому позволяет найти ответы на вопросы настоящего.

Богатая  палитра,  реалистичность,  детализация,  передача  достоверных  событий  через  видение  автора,   масштабность  полотен,  говорят  о таланте  художника.

Невская битва

Невская  битва.

Невская битва (1240 г.) – один из ключевых моментов русской истории. Пример мужества, доблести, и веры русских войнов и простого народа, примкнувшего к боевой дружине Александра Невского, в тот тяжелый момент, когда шведская армия значительно превосходила русскую по числу воинов и вооружению.

Князь Александр Невский причислен к лику святых Русской православной церковью.

Александр Невский

Александр  Невский.

Царский Указ. Малюта Скуратов

Царский  указ.  Малюта  Скуратов.

Царский опричник, лютый палач, прославившийся своей беспредельной жестокостью, держит в руке царев указ. Отправляет его Царь Иван Грозный на верную смерть, на войну с ливонцами, где и суждено Малюте погибнуть, как простому солдату, во искупление тяжких грехов своих.

Тайна царева (Царь Феодор Иоаннович)

Тайна  царева.  Царь  Федор  Иоаннович.

Царь русский, как ни трудно ему было, мог в величии своей от Бога данной славы склониться к народу своему, как к котенку, и пожалеть его. И делали так цари наши, хоть и были среди них не только святые, но и терзаемые страстями, и грешники великие… Но все они любили свой народ, а не превозносились над ним.Так, может быть, и нам не стоит уподобляться спесивым истуканам — боярам, а суметь увидеть величие в добре и снисхождении?

Ветеран.

Выбор веры

Выбор  веры.

Фотография  на  память  из  триптихи  “Русский  век”.

Александровский дворец (№2 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение)

Александровский дворец (№2 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение)

Удар колокола (№1 из Триптиха «Покаяние»)

Удар  колокола.  (№1  из  триптиха  “Покаяние”.

Триптих «Покаяние» о судьбе большевика, который из простого солдата революции становится комдивом, а из комдива — через горе утрат и переосмысление своей жизни — иноком-старцем.

Триптих  “Покаяние”

Ослябя.

Молитва.

“Надеюсь, что мои картины разбудят генетическую память моих современников, гордость за свое Отечество, а быть может, помогут зрителю найти для себя единственно правильный путь. И тогда — я буду счастлив выполненным долгом.”- Павел  Рыженко.

Светлая  память   великому  художнику  !!!

https://vdohnovenie2.ru/otrazhaya-epoxu-xudozhnik-pavel-ryzhenko/

Share this post for your friends:

Friend me:

vdohnovenie2.ru

motum images: Павел Рыженко. Галерея работ

Утро перед битвой (молитва Александра Пересвета перед Куликовской битвой)

В помощь русскому воинству отправляются из Лавры два монаха-богатыря Пересвет и Ослябя. Образ Пересвета художник запечатлел на двух своих картинах. На первой суровый и могучий монах ещё только собирается на рать. Среди леса он словно замер на мгновение. Возле белой, такой родной берёзы привязал он своего коня, а сам, поставив котомку на золотистый ковёр – дар поздней осени, приклонил колена. Держа копьё наперевес Пересвет погрузился в себя. Может быть, монах молится перед битвой и просит у Бога помощи и благословения. А, может, вслушивается в последний раз в тишину леса и любуется стройной зелёной елочкой, едва-едва поднявшейся из-под земли… Прощается с нею.

 Новая жизнь. Афон

 Новая жизнь. Афон (фрагмент)

Веночек 

 

Приблизительно к тем же роковым для Русской земли годам относится картина Павла Рыженко «Веночек», поразительная по глубинной, неизбывной печали своей, проникающая в самую душу и вызывающую в ней странную, необъяснимую тоску и горечь утраты… На картине ранняя весна. Снег едва стаял, и оттого вся земля напоминает собою болото. Деревья окутаны лёгкой зеленоватой дымкой. За их ветвями маячит серое, дождливое небо, унылое и скорбное. Кажется, что вся природа плачет в этот миг, сочувствуя пришедшему с фронта солдату. Выжил он в страшной войне, дошёл, раненый, до дома, а здесь уж и нет никого. Никто героя не ждёт… И пришёл солдат на погост, поклонился родной могилке, уронил скупую слезу… Вспомнил он былые мирные годы, вспомнил, как уходил отсюда защищать родную землю, как прощался с тою, что покоится теперь на этом заболоченном кладбище. Многое вспомнил солдат. Думал он сказать «здравствуй» дорогому себе человеку, а приходится снова прощаться, теперь уже навеки… Кто покоится под этим серым деревянным крестом с веночком из жёлтых цветов? Мать ли солдата? Или жена? Нам этого не узнать… Мы можем лишь видеть бесконечную скорбь пришедшего с войны героя, и скорбеть вместе с ним…

Офицер закапывает погоны и платок, вышитый царицей Александрой.

Офицер закапывает погоны и платок, вышитый царицей Александрой.

 Куликово поле 

 Куликово поле  (фрагмент)

Житие Сергия

Битва на Калке

Дипломной работой Павла Рыженко стала картина «Калка», посвящённая одному из самых трагических моментов отечественной истории. В 1223-м году на реке Калке произошла первая битва русских войск с моноголо-татарскими, в которой последние одержали оглушительную победу. Произошло это оттого, что русские князья, разъедаемые междоусобной враждой, не смогли объединиться перед лицом врага, и оттого сплочённый и сильный враг одолел их. Многие наши войны были убиты, другие – взяты в полон. Окончание этого побоище и запечатлел на своей картине Павел Рыженко. Вот, поле усеянное стрелами. Посреди него на ковре возлежит один их татарских ханов. Победитель! Он торжествует! И смеётся в лицо взятому в полон русскому князю, которого скручивают ханские приспешники, наглые и самодовольные, предвкушающие большую поживу. А лицо связанного князя выражает боль, но он не сломлен. И голова его поднята высоко, и взор его, гневный и мужественный, устремлён прямо на победившего врага. Силён дух князя. Столь же сильны были и братья его, сложившие свои головы в этом бою. И лишь единства не было промеж ними… И оттого пришла беда на землю русскую. И на горизонте возвышаются горы тел, наших поверженных воинов. А синее русское небо застилает уже чёрный дым. Русь горит! Эта картина чрезвычайно актуальна сегодня. Ибо и сейчас все здоровые силы в обществе разобщены и борются друг с другом, и среди этой вековечной распри теряют самое главное – Родину. И приходит новая орда и подчиняет себе всё и вся, и сеет смуту, и бесчинствуют, а мы всё продолжаем сгорать в междоусобной бойне: «Друг друга жрём и сыты тем бываем!». Это-то и есть Калка, вечная Калка, которую переживаем мы время от времени. Пережили в Смуту, в 17-м году, переживаем сейчас… И пора, давно пора нам учиться у истории нашей. Но мы, словно одурманенные, вновь наступаем на одни и те же грабли…

Князь Алексей Михайлович Тишайший

Царь Алексей Михайлович Тишайший — отец первого русского императора Петра I является последним государем, так называемого, «допетровского» времени. Принято считать это время темным, невежественным, Государей- почти сказочными старичками- бородачами. Но не таковыми были они в действительности. Не суетливость, выдаваемая за избыточную деловитость, а молитвенный покой и сила были присущи этим великанам духа. Это были не избираемые толпой и деньгами, а поставляемые Богом помазанники. Недаром Алексей Михайлович был назван народом Тишайшим. В этом именовании чувствуется и сыновняя любовь, и признание могучести служения царского, которая, как и всякая истинная сила, всегда тиха как океан. Быть может сейчас, когда так много думается всеми о власти, стоит вспомнить, что власть и сила всегда от Бога. И следствие этой власти — всегда тишина и благочестие в государстве.

Послушник

Здесь наблюдаем мы весну во всей её красоте и благоухании. Перед нами цветущий яблоневый сад. Весь он словно пронизан тонкими нитями солнечных лучей, придающих ему вид поистине сказочный. Сад изображён так ярко и точно, что у зрителя складывается ощущения присутствия там. Тонкий аромат бледно-розовых яблоневых соцветий ощущаем почти физически. В саду кипит работа: стволы яблонь, свежевыбеленные, как будто облиты патокой, сухие сучья срублены и брошены в весёлое пламя костра. Молодой послушник, оперевшись рукою на толстую ветку яблони, заворожено, словно отрешившись от всего окружающего мира, глядит на резвый огонь. Лицо его кажется утомлённо-счастливым. Лёгки порывы ветра играют светлыми клубами дыма… Свет – вот, пожалуй, главное составляющее этой замечательной картины. Она как будто соткана из неземного света, и оттого так удивительна хороша. 

 Муравейник

Перед нами старый еловый лес, во все стороны простёрший свои сучья. Земля, словно ковром, покрыта папоротником и мхом. Откуда-то издали в чащу проникают ясные солнечные лучи. Посреди картины на пне сидит седовласый старец-инок. Пробродив с раннего утра по лесу, поставил он на землю свой туесок и погрузился в созерцание большого муравейника, возвышающегося неподалёку. Быть может, этот муравейник чем-то напомнил ему родной монастырь: также целыми днями трудятся монахи, не зная отдыха, и всё сообща… Эх, кабы и все люди могли так! Но нет в них сплочённости. Да и трудолюбия такого не вот встретишь… 

Фотография на память

Фотография на память (фрагмент, государь император с семьёй)

 Удар в колокола

Молитва

Старец, изображенный на полотне, не пытается примирить себя со своей совестью. Жизнь уже прожита, и все пути уже пройдены. Мысленно и молитвенно старец уже за пределами земного бытия. Но именно, пребывающие с Богом, старцы и могут понять, и нежно с любовью вывести, страдающую и отягощенную грехами или, как сейчас говорят проблемами, душу к покаянию и исправлению.

Пасха

 Победа Пересвета

Пасха в Париже  

Невская битва

Смутное время

Смута. Сюжет, к сожалению, также очень актуальный сегодня. Пришёл враг на Русскую Землю, захватил само сердце её – Москву и бесчинствует в святынях её. Перед нами разгромленный поляками храм. Судя по всему, враги только-только ушли отсюда. На полу лежит пронзённый стрелами русский воин, последний защитник святыни… Рука его ещё сжимает лук. Видно: он сражался до последнего вздоха. И даже сейчас, поверженный, он не побеждён. Рядом старик-священник, бледный и измождённый, сжимающий в руке крест. К нему жмётся рыдающий от страха мальчик. Ласково обнимает старец ребёнка, гладит его худой рукой по плечу, шепчет что-то успокаивающее. Нельзя сдаваться! Господь не оставит Русь на поругание! Молись, и придёт спасение! – так, быть может, говорит священник мальчику, среди разорённого храма… А рядом ещё горит ясным пламенем лампада, как символ непобеждённости и силы русского духа, и огонь её вселяет уверенность, что минует лихолетье, и восстанет Русь в прежней славе своей!  

Прощание государя с войсками

В «Прощании Государя…» художнику с удивительным психологизмом удалось передать всю трагичность момента. Ставка в Могилёве. Здесь ещё несколько дней назад Николай Романов был самодержцем всероссийским, правителем великой Империи. И, вот, он вернулся сюда, отрёкшись от престола, вернулся не Императором уже, а полковником Романовым, вернулся, чтобы проститься с дорогими своему сердцу войсками. Согбенный, идёт он вдоль их молчаливого ряда, заглядывая в глаза каждому, ища в них не то поддержки, не то прощения… А они в последний раз отдают честь своему Царю, которого не суждено им больше увидеть. На Россию движется страшная, непоправимая уже беда. Катит по ней, по определению Солженицына, роковое красное колесо… Молох запущен, и его не остановить уже. Россия шагнул в бездну, и скоро она поглотит и её, и Государя, и верные ему войска… И эту атмосферу надвигающейся, набирающей обороты катастрофы передаёт февральская вьюга, изображённая на картине. Словно дымом, укутано мглою небо, ветер гнёт деревья, полощет знамёна, поднимает хлопья снега и швыряет их в лица русских воинов и русского Царя, заметает их, слепит глаза… Своим отречением Государь окончательно раскрыл двери Империи для февральских оголтелых ветров, разгулявшихся теперь на её просторах. И ветра эти сдуют скоро с лица земли Великую Россию…

 Царево молчание

Весьма любопытен, например портрет Иоанна Грозного. Жестокий Царь предстаёт перед нами совсем не таким, как мы привыкли представлять его. Он скорее похож на смиренного инока: таково его облачение, которое дополняет большая икона на груди, длинная белоснежная борода, зажатая в левой руке ветвь. И одно только отличает его: тяжёлый посох, с которым Царь не расставался никогда, которым убьёт в припадке гнева своего сына… Впрочем, известно, что Иоанн Васильевич, находясь в Александровской Слободе, именовал себя Игуменом, а опричников – братией. И весь уклад жизни его в тот период времени напоминал монастырский. Ночами грозный Царь каялся в своих кровавых преступлениях, а ранним утром служил с «братией» заутреню. Может быть, после одной из таких бессонных, полных ужаса и раскаяния ночей изображён Иоанн на картине Рыженко. Лицо Царя сумрачно, а взгляд устремлён вперёд, в одну точку. В какие мрачные мысли погружён Грозный? О своих ли грехах помышляет он? А, быть может, с мукой вспоминает все те многочисленные предательства, которые были в его жизни? Самое обидное и неожиданное – измена друга и сподвижника Курбского? И мысленно вновь и вновь отвечает Иоанн на те обвинения, которыми осыпал его беглый князь в своих письмах… Тонкий солнечный луч проник в растворённую дверь, лёг у ног самодержца, но не осветил его мрачной, слегка согбенной фигуры. На каменном полу у ног его копошатся залетевшие птицы: синицы, голуби… Что-то щебечут они весёлое и светлое. Долетает ли звонкие песни их до слуха тирана? Будят ли в нём какие-либо чувства нежные их трели? Там, за стенами этого мрачного помещения благоухает весна, и деревья уже окутаны лёгкой зелёной дымкой. Жизнь идёт по своим законам, жизнь яркая и прекрасная! Но не видит её царственный ипохондрик. И лучи солнца не заглядывают в его истерзанную душу, страшась черноты её…  

Саргат

Благославление Преподобного Сергия Радонежского 

Кисти Павла Рыженко принадлежит также цикл картин, посвящённый Куликовской Битве. Здесь находим мы удивительный образ Преподобного Сергия Радонежского, благословляющего русское воинство во главе князем Дмитрием Донским на бой с мамаевым полчищем. Святой старец положил руку на плечо склонившегося перед ним князя, за которым топится многочисленная его дружина. Другой рукой, сухою и жилистой, Преподобный опёрся на меч. Светлый лик его, обрамлённый снежно-белою бородой, обращён к нам, а взор выцветших старческих глаз устремлён куда-то ввысь, быть может, в те горние пространства, невидимые глазу простого смертного, откуда сам Господь благословляет русское воинство на святое дело… И, внимая гласу Духа Святого, напутствует святой Сергий князя Дмитрия… 

 

 Малюта Скуратов. Царский указ

А, вот, другой видный деятель того времени, царский сатрап, палач Малюта Скуратов. Это, пожалуй, одна из самых одиозных и кровавых фигур нашей истории. Своё дело Малюта знал отлично: на его совести не одна сотня замученных людей, в том числе, недавних своих друзей. Именно Скуратов по указанию Грозного удавил в последствие прославленного в лике святых Митрополита Филиппа, обличавшего злодеяния Царя.С картины взирает на нас суровый и мрачный человек с каменным, бесстрастным лицом. Над грозными, глубоко посаженными глазами нависают хмурые, густые брови. Лицо настоящего палача! Один вид этого человека многих повергал в трепет. Куда идёт он теперь, зажав в руке свитки приказов? Чьи ещё судьбы должны разрушить они? По чью душу идёт любимец Царя? О чём думает этот жестокий сатрап? Изобретает ли в своём дьявольском мозгу очередную пытку, ещё страшнее всех предыдущих? Предвкушает ли, как будет выбивать нужные признания от невинных жертв? А царёва благодарность за это будет велика! Царь Малюту ценит. И Скуратов верен ему, как пёс. Парадокс истории: блестящий воин, герой, князь Курбский сбежал в Литву и воевал против России. И жизнь свою окончил он бесславно, проклинаемый в родной стране, которой изменил. А жестокий палач Малюта Скуратов, наводивший ужас на множество людей, сложит голову в бою, в Ливонии. Погибнет смертью храбрых… За Царя и Русскую Землю.

Ветеран

Братия

 Заточение в Царском Селе

Ипатьевский дом после цареубийства

 Дворник 1918

А, вот, картина, относящаяся к 18-му году – «Дворник 1918», поражающая диковинным для той оголтелой поры спокойствием. Поздняя осень. Парк дворянской, по-видимому, усадьбы. Большинство деревьев стоят уже обнажёнными, и лишь с края выглядывает золотой шлем молодой берёзки. Тиха аллея, укрытая покровом сброшенных листьев. Стынет в лужах вода. У беседки столик с фруктами, самоваром, цветами… На стуле лежит цветастая шаль. Мёрзнет рядом маленькая собачонка. Всё дышит мирным, неколебимым ничем укладом. Только не видать нигде хозяев усадьбы, словно вынуждены были бежать они куда-то внезапно, побросав всё впопыхах и не допив даже разлитый уже чай. И только дворник, крепкий, невозмутимого вида мужик продолжает свою привычную работу. Медленно идёт он по пустой аллее, метёт листву. Где-то там, за пределами этого нетронутого островка мирной жизни гремит революция, гибнут люди в междоусобных бранях, льются реки крови по русской равнине, а дворник всё метёт, метёт, погружённый в мысли свои. И, кажется, что он соборует сад этот, приготовляет к ожидающей его погибели…  

Выбор веры. Святой мученик Георгий Победоносец

Выбор веры (фрагмент)

  В III веке Святой Георгий во всем блеске и могуществе своей власти камида, т.е. приближенного к императору полководца, делает свой моральный выбор. Его окружает исполненная страстью толпа, вечно ни в чем не уверенная и похотливая, старые и опытные воины, стремящиеся к правде молодые люди, умудренные старцы и император. Стоящий перед крестом, Великий Святой мученик не дает ни одного шанса этой толпе на безучастность. Недавний язычник в душе чувствует зов совести к Христу. Императрица устремляется за страдальцем и умирает от разрыва сердца. Недавний друг предает и отправляет своего начальника на казнь. Император, который перепоручал Георгию важнейшие дела, — теперь палач. Истина, Крест Христов, никого не оставил нейтральным в III веке. Не оставляет он никого и теперь.

Александр Невский  Патриарх Алексий

Зонтик

На осеннем пейзаже Павла Рыженко изображён каменный утёс, возвышающийся над широкой темно-синей лентой реки. За ней видны оголённые берёзовые рощи, окутанные туманной дымкой. Очертания их смутны из-за идущего дождя, лишь в серо-бурой мгле девственно белеют тонкие берёзовые стволы. Ветер волнует тёмную гладь реки, расцвечивая её разнообразными оттенками. У подножия утёса растут величавые, огромные сосны. Стройные их вершины возвышаются над ним, огораживают живою стеной, словно великаны-сторожа. А на самом краю утёса, над пропастью стоит одинокий деревянный крест. Кто обрёл себе последнее пристанище в этом глухом месте, между небом и землёй? Неизвестно. И только небо рыдает по нём, и длинные дождевые капли разбиваются о каменную поверхность утёса и омывают одинокий крест…

Тайна царя Федора Иоановича

Княжеский сын

Андрей Курбский

А, вот, и портрет изменника князя Андрея Курбского, первого «политического эмигранта» в истории России. Боярин, друг Царя, член Избранный Рады, участник Казанского похода, герой, один из лучших умов своего времени… Этот человек бежал из России, опасаясь опалы. На растерзание Царю бросил он своё семейство: мать, жену, детей. И без зазрения совести поступил на службу враждебной России Литве. Как и многие будущие «эмигранты», князь утверждал, что России он не изменял, что он патриот её и служит иной стране лишь для блага родины, ибо только находясь на расстоянии от «московского тирана» можно трудиться для освобождения отечества от «варвара». А для этой благой цели можно воспользоваться и услугами врагов! И привести их на Русь! И пусть сожгут они Псков и истребят тысячи русских людей, но зато освободят Россию от «кровожадного деспота»! Для такой благой цели все средства хороши! И со всеми в союз вступить можно. Классическое оправдание изменника! Не раз на придётся слышать его в нашей истории. Мы патриоты, но свет лучше будем нести из-за рубежа. Так безопаснее. Но всё это только для пользы любимой Отчизны. И идёт русский князь, герой Казанского похода с литовским войском на Русь, и штурмует древний Псков, не заботясь о святынях его… Вот, взирает он на нас с портрета: старое, искажённое какою-то затаённой мукой лицо, опущённые уголки губ, взгляд, потухший, немного опущённый… Чувствует князь, что не так идёт жизнь его, как следовало бы. Мечтал он вернуться в Россию на белом коне, когда «тиран» будет повержен. А он правит и по сей день. А князь Андрей уже изнемог в борьбе. Ничего не осталось у него: ни родины, ни семьи, ни веры… Осталась только ненависть, великая злоба, которую изливает он в письмах бывшему своему другу, а ныне первому врагу Царь Иоанну. Пишет Курбский бессонными ночами, ибо сон давно уже потерял он. Пишет, обвиняя во всём Грозного, чтобы только не винить себя, чтобы самого себя убедить в своей правоте, отогнать напоминающую о себе время от времени совесть… И понимает князь, что, идя с супостатами на Псков, совершает огромную подлость он уже не против Царя, но против России. Но поздно изменить что-то! И с войной идёт князь на родную землю, против неё сражается, русскую кровь проливает…

  Наталья Нарышкина

А, вот, вторая жена Алексея Михайловича Наталья Нарышкина у колыбели сына своего, маленького Царевича Петра… Окружённый иконами, в тусклом свете лампады дремлет русоволосый отрок Петруша, убаюканный матерью. И, глядя на эту картину, трудно представить, что в скором времени мирно спящий ребёнок этот превратиться во всесильного Императора Петра Первого, который полностью изменит лик Святой Руси, обратив его в суровое лицо гигантской Империи, уничтожит тот многовековой уклад, к которому прикипели душой русские люди, в котором воспитывался он сам, искорёжит его до неузнаваемости и оденет древнюю Русь в немецкое платье… Кто бы мог подумать, какие инстинкты спят в душе этого очаровательного отрока! Кто бы мог подумать, какой великий переворот суждено совершить ему! Но до того момента есть ещё время. И пока юный Пётр мирно дремлет в своей колыбели, подрастает на радость отцу с матерью, Россия доживает последние относительно спокойные годы в привычном, веками выработанном укладе своём…

 Страшный суд

 «Я специально оставил несорванной одну печать при вхождении в небесные врата на Суд. Чтобы каждый представил себя в центре холста и определил свое место на небесном полотне».

 На картине рай условно справа. Это Восток. Ад — слева, как образ Запада, с его поистине двойной моралью. С правой стороны у меня на холм взбирается как бы сама Русь, с ее мучениками. Я показал там и реальные личности — например, Дмитрия Донского, Преподобного Серафима. Там есть матрос с «Курска», простой парень, который мог и выпить, сквернословить, но в момент познания истины ценой своей жизни земной остановил реактор. Это обобщенный образ простого человека, который, когда надо, грудью закроет ближнего своего. Поэтому на картине можно увидеть воинов, проливших кровь за Веру, за возможность нашу жить в Отечестве, любить, строить, продолжать жизнь. Там есть и герой нашего времени — солдат Женя Родионов, которого почитают представители разных религиозных конфессий. Он не просто отказался снять православный крест. Он его поныне достойно несет за всех нас. Моя цель и была показать, как человек сам себя взвешивает на небесных весах. Это шествие к престолу Господню и некое понятие крестного хода.

  

Павел Рыженко

 6-я рота, на небесах. За воинами Первой Мировой

 В одном строю воины Константина и русские витязи

Святой мученик Евгений и девочка у могилы погибшего в Великой Отечественной

Неизвестный из царской свиты

Герой-ветеран

 Русские идут в Рай

 Всесмехливому аду уже не смешно

Блудница, с насколько я понимаю ребёнком убитым абортом

 Астролог

 Фарисей

 Содомит

 Художник на весах

«Страшный Суд» — это роспись западной стены для кафедрального собора Якутска, написанная по благословению епископа Якутского и Ленского Зосимы. Рыженко рассказывает, что сразу предупредил: он не сможет написать «каноническую», в смысле воспроизведения древних образцов, работу. Но владыка ответил, что современному человеку важнее увидеть икону в актуальных формах — главное сохранить сам святоотеческий дух. Радостно слышать сегодня о таких архиереях, которые избирают путь подлинного, актуального консерватизма — совмещения консерватизма и патриотизма в духе со смелостью формы, способа донесения до людей Истины.

И Рыженко блестяще исполнил с благословением, хотя и пережил немало искушений, в том числе и едва не унесшую его в могилу болезнь. Диаволу было против чего воевать — неверию, русофобии во всех ее формах, от либеральной до гитлеристской,теплохладности, и «христианству широкого профиля» нанесен страшный удар. «Страшный Суд» — картина в традиции таких произведений русской иконописи, как «Церковь Воинствующая» — вечное содержание, облеченное в злободневную форму, которая именно благодаря этому становится не просто политической. В этой иконе прекрасная формула, как-то встретившаяся мне в Интернете: «проведение Страшного Суда в интересах русского народа» отлилась в великолепный иконический образ.

Господь и апостолы судят мiр. Перед Господом умоляют Его о милости Божия Матерь и Иоанн Креститель. Слева от Христа — легионы Константина, древние мученики и древнерусские витязи. Справа — Христолюбивое Воинство России, где нашлось место и солдатам Первой мировой и десантникам второй Чеченской. В центре композиции — грешник, в образе которого Рыженкоизобразил себя. Он в ужасе смотрит на весы в руках ангела, на которых чаша бесовская явно перевешивает чашу ангельскую, бесы крючьями тянут её вниз. Но он не видит, что над его головой ангел поднимает свой свиток, который может всё перевесить.

Одесную Господа (то есть слева от зрителя), происходит всеобщее воскресение мертвых, торжествует Святая Русь, осеняемая шатровой церковью. Из могил встают русские люди разных эпох и радостно приветствуют друг друга — большим потоком они направляются в рай, предводительствуемыеЦарственными Мучениками и батюшкой Серафимом; в этом потоке можно увидеть и Суворова, и молодого моряка с «Курска». А чуть ниже — ребенок молится у могилы со звездой… могилой не атеиста и безбожника, но воина погибшего за Родину в Великой Отечественной войне, поднимает свой крест мученик Евгений Родионов, на его горле следы убийства его врагами Божьми. А рядом из могилы встает, осеняя себя крестным знамением, заслуженный ветеран, имеющий некоторые черты сходства с И.В.Курчатовым, «отцом» русской атомной бомбы.

Ошую Господа (то есть справа от нас) — туда спускается древний змий (канонический для православной иконографии Страшного Суда — вообще, канон в смысле наличия обязательных образов и фигур Рыженко соблюдает достаточно точно), там полыхают развалины нового Вавилона — небоскребы Америки, вместе с её Статуей Свободы, её Арлингтонским кладбищем и вертолетом «Апач», который бессильно пытается сопротивляться Ангелу с Монограммой Христовой на щите. Внизу воскресают только для того, чтобы оказаться в Геенне, ренессансный алхимик, горделивый фарисей, самоубийца, гламурный педераст с баксамина груди, другие разные враги Божии. Если Одесную люди встают из могил с крестом, то ошую, из разных «светских» могил. Особенно потрясающий образ блудницы, грудь которой вымазана в крови от прикосновений убитых ею во чреве детей. Тут художник нашел тонкую деталь (Рыденко мастер очень глубокой детали), чтобы выразить не просто абстрактную идею блуда, а идею предельно актуальную — блудница одета в деловой костюм и на груди у нее бейджик, то есть это карьеристка, делавшая аборты, чтобы дети не мешали её преуспеянию...

motumimages.blogspot.com

16 июля ушёл из жизни замечательный Русский художник Павел Рыженко: a_velezar14

Вчера, 16 июля, ушел из жизни замечательный Русский художник Павел Рыженко...

Предварительная причина смерти художника — инсульт, он скончался в среду в Москве.

Представитель «классического русского реализма», мастер исторической картины Павел Викторович Рыженко создал множество масштабных живописных произведений, посвященных Куликовской битве, Сергию Радонежскому, Первой мировой войне, эпохе Николая II. В его работах были воплощены Русские герои и Православные нравственные идеалы.

"Я предлагаю людям еще раз взглянуть на наше неоднозначное прошлое, полное трагических событий, в которых во всей полноте проявился великий дух нашего народа. Понять, что мы не серая масса, не так называемый "электорат", а народ с богатой историей и самосознанием. Мне хочется верить, что я предлагаю людям альтернативу массовой, "мишурной" культуре, которая заставляет нас забыть о главных вопросах бытия." (Павел Рыженко)

***

Павел Рыженко об Игоре Стрелкове...14 июля2014Вот уже три месяца как ведет войну Новороссия - форпост Великой России. Как я понимаю, лучшие люди России не на словах, а на деле исполненные мужества, доказывают всему миру, что чудо воскрешения Великой Святой Руси - это не миф. Вот хотел бы я рассказать историю, которая случилась со мною год назад.Я начал работу над картиной "Стоход", шел сентябрь 2013 года. Столкнулся с множеством проблем, связанных с передачей тонкостей формы русской императорской гвардии. Я поделился этими проблемами со своим другом Анатолием."Дружище, я к тебе пришлю своего друга, который всё знает о форме русской армии. Жди через пару дней!" - сказал Анатолий.И вот пролетели как минута эти дни. В один из сентябрьских деньков в мою мастерскую заходит человек, представившийся просто - Игорь.Меня сразу поразил его вид. Внешне такого человека можно было бы спутать в толпе, он ничем не выделялся. Скромность и обыденность его одежды чем-то напоминала униформу научного сотрудника из НИИ 80-х годов. Рубашка, выпущенная воротом на дешевый свитер, застегнутая до последней пуговицы, серые брюки. Столь ценимая в Москве точка опоры, т.е. обувь, не выдавала в нем скрытого миллионера. Лишь лицо произвело на меня такое впечатление, что я потерял на мгновение дар речи. Это было подлинное лицо русского офицера. Подчеркиваю, русского! Не советского и не россиянского, а русского!Открытый лоб, короткая стрижка, слегка печальные глаза, худощавость и одновременно округлость нижней части лица. Маленькие, ровно подстриженные, холеные усики.Речь твердая, очень четкая, но при этом какая-то застенчивая. Вообще соединение застенчивости и твердости, легкая картавость, полное отсутствие столь модного сейчас матерка закругляли этот портрет в образ некоего инопланетянина, случайно оказавшегося в центре Москвы.Я сдружился с Игорем. Мы вместе работали над картиной "Стоход". Я - как художник, Он - как консультант по форме...

ХУДОЖНИК НА ВЕСАХ ВЕЧНОСТИ

Павел Рыженко — потрясающий исторический живописец. Его отличает умение рисовать (в наше безумное время этот нормальный для художника навык есть у единиц, так что приходится оговаривать специально), исключительное искусство в выстраивании сюжета, идеи, мета-смысла картины, потрясающее умение выписывать детали, любовь к вещам и умение охарактеризовать ситуацию именно через вещь, тонкий юмор, построенный на игре человека с природой («Муравейник», кот в ногах Алексея Михайловича, ежик под рукой Пересвета накануне Куликовской битвы)… Кто-то сказал, что Рыженко – это Семирадский, Суриков, Васнецов и Нестеров «в одном флаконе». И действительно, уже того, что было создано художником в предшествующие годы достаточно, чтобы обеспечить ему место в первом ряду гениев русской живописи…

И это место было бы тем более выдающимся, что Рыженко редкий искренне православный и искренне патриотичный из русских исторических реалистов, многие из которых некогда, употребили свой талант скорее для разрушения и уничижения русской истории, а не её созидания. Так что ожидания от этой встречи с искусством замечательного живописца были большими…

"Страшный Суд" Рыженко — это настоящий переворот в русском искусстве. Он потряс и тем, что художник выразил и мои тоже мысли о Боге и России и тем, как мастерски и смело это сделано.

"Страшный Суд" - это роспись западной стены для кафедрального собора Якутска, написанная по благословению епископа Якутского и Ленского Зосимы. Рыженко рассказывает, что сразу предупредил, что не сможет написать "каноническую" в смысле воспроизведения древних образцов работу. Но владыка сказал, чтобы художник не сомневался - современному человеку важнее увидеть икону в актуальных формах, главное, чтобы был сохранен святоотеческий дух. Радостно слышать сегодня о таких архиереях, которые избирают путь подлинного актуального консерватизма – консерватизма и патриотизма в духе со смелостью формы, способа донесения до людей Истины.

И Рыженко блестяще исполнил благословение, хотя и пережил немало искушений, в том числе и едва не унесшую его в могилу болезнь. Диаволу было против чего воевать – неверию, русофобии во всех ее формах от либеральной до гитлеристской, теплохладности и «христианству широкого профиля» нанесен страшный удар. «Страшный Суд» — картина в традиции таких произведений русской иконописи как "Церковь Воинствующая" - вечное содержание облеченное в злободневную политическую форму, которая именно благодаря этому становится не просто политической. В этой иконе прекрасная формула, как-то встретившаяся мне в Интернете: "проведение Страшного Суда в интересах русского народа" отлилась в великолепный иконический образ.

Господь и апостолы судят мiр. Перед Господом умоляют Божия Матерь и Иоанн Креститель. Справа и слева от Него - воинство небесное. Слева от Христа - легионы Константина, древние мученики и древнерусские витязи. Справа - Христолюбивое Воинство России, где нашлось место и солдатам Первой Мировой и десантникам Второй Чеченской.

В центре композиции - грешник, в образе которого Рыженко изобразил себя. Он в ужасе смотрит на весы в руках ангела, на которых чаша бесовская явно перевешивает чашу ангельскую, бесы крючьями тянут её вниз. Но он не видит, что над его головой ангел поднимает свой свиток, который может перевесить все бесовские.

Одесную Господа (то есть слева от зрителя), происходит всеобщее воскресение мертвых, торжествует Святая Русь, осеняемая шатровой церковью. Из могил встают русские люди разных эпох и радостно приветствуют друг друга - большим потоком они направляются в рай, предводительствуемые Царственными Мучениками и батюшкой Серафимом, - в этом потоке можно увидеть и Суворова, и молодого моряка с "Курска". А чуть ниже - ребенок молится у могилы со звездой… могилы не атеиста и безбожника, но воина погибшего за Родину в Великой Отечественной Войне, поднимает свой крест мученик Евгений Родионов, на его горле следы убийства его врагами Божьми. А рядом из могилы встает осеняя себя крестным знамением заслуженный ветеран имеющий некоторые черты сходства с И.В. Курчатовым, отцом русской бомбы. Ангел указывает на идущего ко Христу Царя Мученика некоему бритоголовому длиннобородому человеку восточной внешности, который присутствует и на картинах царского цикла Рыженко.

Ошую Господа (то есть справа от нас) - туда спускается древний змий (канонический для православной иконографии Страшного Суда - вообще канон в смысле наличия обязательных образов и фигур Рыженко соблюдает достаточно точно), там полыхают развалины нового Вавилона - небоскребы Америки, вместе с её Статуей Свободы, её Арлингтонским кладбищем и вертолетом «Апач», который бессильно пытается сопротивляться Ангелу с Монограммой Христовой на щите. Внизу воскресают только для того, чтобы оказаться в Геенне ренессансный алхимик, горделивый фарисей, самоубийца, гламурный педераст с баксами на груди, другие враги Божии. Если Одесную люди встают из могил с крестом, то ошую, из разных "светских" могил.

Особенно потрясает образ блудницы грудь которой вымазана в крови от прикосновений убитых ею во чреве детей. Тут художник нашел тонкую деталь (Рыженко мастер очень глубокой детали), чтобы выразить не просто абстрактную идею блуда, а идею предельно актуальную - блудница одета в деловой костюм и на груди у нее бейджик, то есть это карьеристка, делавшая аборты, чтобы дети не мешали её преуспеянию...

В картине нет никакой "глазуновщины" в том смысле, в каком это выражение было запущено, чтобы хаять всю русскую патриотическую живопись. Рыженко – ученик Глазунова, но идет дальше учителя в синтезе блестящей живописной техники и глубокого истинно русского содержания. Тут не глянцевый набор склеенных вместе картинок "анфас", а строго выверенная, целостная, согласованная композиция, подчиненная одной общей идее, каждая часть исполнена с присущим Рыженко фантастическим живописным мастерством, но все вместе они "собираются", не распадаются на обрывки. В этом смысле "Страшный Суд" Рыженко прочитывается нашим современником как целое даже лучше, чем древние иконы, язык которых большинству непонятен.

А Рыженко умеет делать непонятное понятным не роняя уровня и не теряя глубины. В двух довольно толстых книгах отзывов восторженные благодарности не только от пенсионеров и «профессиональных патриотов». «Круто», «клёво», «аффтар жжошь!», «панравилась» — расписываются ставя смайлики «Кати из 6 Б» и даже «Коли из 3 класса». Побывавшие здесь школьники, на которых, казалось бы, нет никакой надежды, отнюдь не глухи к такому настоящему, несентиментальному и нелукавому искусству. Искусству, которое, кстати сказать, не боится быть «красивым».

Это вообще удивительное стратегическое преимущество современной России. Мы еще умеем делать вещи, которые уже совершенно разрушены на Западе. Епископ Венский Иларион (Алфеев) потряс музыкальный мир, создав великолепные «Страсти по Матфею», стоящие на уровне лучших образцов классической музыкальной традиции. Рыженко своими работами не только восстанавливает, но и «переустанавливает» великую русскую живопись, исцеляя ее от интеллигентской фиги в кармане. Православие, Самодержавие и Народность — тема его картин без двусмысленности и двоемыслия. Но при этом Рыженко не художник «субкультуры», считающий, что благие намерения вполне искупят художественную неряшливость. Это именно Художник. Художник по какому угодно гамбургскому счету. И остается поздравить Россию с рождением Художника.

Кстати отрадным фактом является то, каким образом вообще оказалось возможным, что столь смелая и «неполиткорректная» экспозиция стала центральным событием официозной выставки в Манеже. Этим мы обязаны новой первой леди — Светлане Медведевой. «- Если бы не Светлана Владимировна, моих работ на этой выставке не было бы, - поделился Рыженко с прессой - Самостоятельно художникам почти невозможно пробиться на большие площадки. А теперь мои работы смогут увидеть тысячи людей». Меня этот факт обнадежил. Может быть либералы зря так потирают руки, ожидая «нового царствования» и надеются на то, что оно станет эпохой «перестройки».

***

А сейчас в дороге из Белоруссии настучал подскакивая на ухабах некролог, который, надеюсь, скоро увидит свет в "Известиях":

Рыженко дебютировал в 1996 году полотном "Калка" - посвященным одному из страшнейших военных поражений в русской истории. Гордый победитель Субудай рассматривает связанного, истерзанного, но не покоренного русского князя, смиренно принимающего свой мученический крест в воздаяние за гордыню и княжеские раздоры. На заднем плане – выстроенная из тел русских пленников пирамида для пирующих завоевателей. Тщательно выстроена композиция, выписаны каждая деталь костюма и пейзажа. Картину можно разглядывать часами.

Русское средневековье и его битвы становится одним из важнейших в творчестве художника. Настоящий шедевр – «Победа Пересвета» (2005), где после эпохи советской секуляризации, воссоздан подлинный образ богатыря - смиренного монаха по благословению преп. Сергия принимающего смертный бой не отвлекаясь от умной молитвы. На лице Пересвета сокрушившего врага нет ни ярости, ни ликования, только чувство исполненного послушания.

Напротив - полна напора, динамики и торжества атака засадного полка в «Поле Куликовом» (2005). Образ трудной победы. Удар дружины в момент полного изнеможения русской рати буквально разметал татар и генуэзцев, соединившихся в причудливом западно-восточном походе против Руси.

Рыженко очень антиреволюционный и антивоенный художник - что может показаться парадоксом для баталиста. Для него война - это перерыв в тихой и молитвенной, наполненной простыми радостями и красивыми вещами мирной жизни. В этот мир и врывается зло и смута, чтобы убивать и мучить людей и ломать вещи. Подвиг нужен чтобы остановить зло. Война нужна для того, чтобы всех не убили. А революция - это безумие, морок, от которого нужно пробуждение.

***

Кстати с момента кончины уже сутки прошли. Кто-нибудь слышал о соболезнованиях президента и премьера столь спешливо оплакавших Новодворскую? Или раз не вонючий русофоб, а творец русской красоты, то чином не вышел?

a-velezar14.livejournal.com

Художник Павел Рыженко: allerleiten

Картины художника Павла Рыженко

Павел Рыженко

Прощание государя с войсками

Заточение в Царском Селе

Ипатьевсий дом после цареубийства

Дом Ипатьева. 1928 год

Город Свердловск. Музей революции. Дом Ипатьева. (1927—1932)

Картина О. Бернгарда (1909 г.р.) Дом Ипатьева, 1997

Картина О. Бернгарда. Дом Ипатьева, 1992

Дом Ипатьева в Екатеринбурге (май-июнь 1976 года)«Дом Ипатьева в Екатеринбурге. 1976 год» на Яндекс.ФоткахВ этом доме в 1976 году размещалась музыкальная школа, в момент фотосъёмки шли экзамены. Хотели снести здание сразу после экзаменов, но снесли через год, осенью, 18 октября 1977 года.Сейчас на этом месте поставлена деревянная часовня во имя Преподобной Мученицы Елизаветы Федоровны и храм Всех святых, в земле Российской просиявших, "Храм-на-Крови", освещенный в 2003 году, а также памятник царской семье.

Государь Николай II с его Августейшей семьей

Офицер закапывает погоны и платок, вышитый императрицей

Дворник 1918г.

Муравейник

Послушник

Послушник

Житие Сергия

Молитва

Князь Алексей Михайлович ТишайщийАннотация: Царь Алексей Михайлович Тишайший - отец первого русского императора Петра I является последним государем, так называемого, "допетровского" времени. Принято считать это время темным, невежественным, Государей - почти сказочными старичками-бородачами. Но не таковыми были они в действительности. Не суетливость, выдаваемая за избыточную деловитость, а молитвенный покой и сила были присущи этим великанам духа. Это были не избираемые толпой и деньгами, а поставляемые Богом помазанники. Недаром Алексей Михайлович был назван народом Тишайшим. В этом именовании чувствуется и сыновняя любовь, и признание могучести служения царского, которая, как и всякая истинная сила, всегда тиха как океан. Быть может сейчас, когда так много думается всеми о власти, стоит вспомнить, что власть и сила всегда от Бога. И следствие этой власти - всегда тишина и благочестие в государстве.

Техника: х.м.Размеры: 2.8х1.8 м

Утро перед битвой

Благословение Сергием Радонежским Дмитрия Донского на Куликовскую битву

Куликово поле

Павел Рыженко«Павел Рыженко» на Яндекс.Фотках

Поединок Пересвета с Челубеем

Павел Рыженко«Павел Рыженко» на Яндекс.Фотках

Калка

Калка

Выбор верыИсповедничество веры святого великомученика Георгия Победоносца и царицы Александры

Выбор веры

Смутное время

Удар колокола

Царево молчание

Княжеский меч

Веночек

Ветеран

Братия

Тайна Царёва. Федор Иоаннович

Малюта Скуратов. Царский указ

Новодевичий монастырь

Какие чистые у него глазаФото с поездки на выставку художника Павла Рыженко © Храм Святого Великомученика НикитыПавлово-Посадский район, д. Бывалино

Вот об одном маяке Русского искусства мне хотелось бы сейчас рассказать – это Павел Рыженко. Наше заочное с ним знакомство началось года три назад, когда о творчестве русского художника заговорили широко.

Репродукции его картин «Выбор веры», «Тишайший», «Муравейник», «Дворник», породили в наших сердцах жгучее желание увидеть первоисточники, а тем паче, другие произведения. Как оказалось, попасть на ежегодную выставку произведений Павла Рыженко совсем просто – есть московский адрес, есть дата открытия, закрытия и часы работы. Осталось только приехать и любоваться, впитывать красоту, плакать, очищая свою душу прикосновением к Божественному искусству. Но не все так просто!

Кроме зримых супротивников всего русского, православного и национального, есть и незримые враги возрождения Святой Руси. Враг нашего спасения строит всяческие козни, не уставая и ухищряясь все более и более. В позапрошлом году попасть на выставку мы не смогли из-за оцепления, которое было установлено в связи с какими-то антитеррористическими действиями возле Госдумы. В прошлом году нам помешало попасть изменение графика открытия выставки и ДТП, в которое попал наш автобус. В этом году выставка размещается в центральном музее вооруженных сил на «Новослободской». Добрались быстро без пробок, но и тут у входа в музей – последняя подножка – «понедельник – вторник выходные дни». И мы уж было опечалились и собрались «не солоно хлебавши» ехать «восвояси», но Господь, видя наше усердие в ту же минуту открыл нам бездны своих щедрот и милосердия. Неожиданно явилась сотрудница музея, которая объяснила нам всю сложность ситуации, но в то же время взяла на себя функцию ходатая за нас. Она договорилась с охраной, охрана нас пропустила. Так же были благосклонны и сотрудники выставки, которые разрешили даже фотографировать работы. И мы оказались в четырех громадных залах, отданных творчеству и работам Павла Рыженко.

Ощущения наши были слегка сродни тем переживаниям, которые испытывает ребенок, попавший в громадный магазин «Детский мир», когда там нет ни одного покупателя, и ты можешь брать любую игрушку, никто тебя не остановит. О картинах я скажу ниже, а пока забегая вперед с радостью сообщаю читателям, что на этом наш праздник не окончился. В одном из залов работал над картиной сам Мастер. Им оказался простой русский человек с небольшой русой бородкой, светлым лицом и глазами… Такие глаза, наверное, были у Александра Невского, Дмитрия Донского, Серафима Саровского. Мы все имели счастливую возможность побеседовать с ним, выразить свои чувства, пожелания. «Какие чистые у него глаза» - сказали девчонки из детского корпуса. Действительно, только такими чистыми глазами можно лицезреть те первообразы, которые затем автор отражает на своих картинах. Нисколько не чванясь, и не делая утомленное от звездной болезни лицо, кудесник русской кисти сфотографировался с нами, терпеливо подождав организационные действия фотографа и спросил наши замечания по экспозиции и некоторой ее атрибутике. И проводил, все так же улыбаясь, небесно-чистыми глазами.А посмотреть-то на выставке есть на что.

(c) Игумен Амвросий /Шевчук/

* Картина «Тишайший» уж больно понравилась игумену Амвросию

Страшный Суд

Художник П.Рыженко. Выбор веры. video 45:14

Художник на весах вечности(c) Егор Холмогоров. 28.04.2008 00:00

В субботу Господь судил мне оказаться в Манеже на выставке Павла Рыженко, проходящей в рамках выставки «Московская семья: традиции и современность». Узнал я о ней за неделю до того в Свято-Даниловом монастыре, где можно приобрести репродукции многих картин этого замечательного художника. И надеялся «вживую» увидеть его «Куликовский» и «Царский» циклы, портреты Иоанна Грозного и Алексея Михайловича, и великолепную картину-икону «Выбор Веры. Мученичество святого Георгия», и его легендарный первый шедевр – «Битву на Калке»…

Павел Рыженко — потрясающий исторический живописец. Его отличает умение рисовать (в наше безумное время этот нормальный для художника навык есть у единиц, так что приходится оговаривать специально), исключительное искусство в выстраивании сюжета, идеи, мета-смысла картины, потрясающее умение выписывать детали, любовь к вещам и умение охарактеризовать ситуацию именно через вещь, тонкий юмор, построенный на игре человека с природой («Муравейник», кот в ногах Алексея Михайловича, ежик под рукой Пересвета накануне Куликовской битвы)… Кто-то сказал, что Рыженко – это Семирадский, Суриков, Васнецов и Нестеров «в одном флаконе». И действительно, уже того, что было создано художником в предшествующие годы достаточно, чтобы обеспечить ему место в первом ряду гениев русской живописи…

И это место было бы тем более выдающимся, что Рыженко редкий искренне православный и искренне патриотичный из русских исторических реалистов, многие из которых некогда, употребили свой талант скорее для разрушения и уничижения русской истории, а не её созидания. Так что ожидания от этой встречи с искусством замечательного живописца были большими…

Но то, что я увидел, меня совершенно потрясло и перевернуло. Я знал о Рыженко как о мастере портрета, исторической и духовной картины, но не о Рыженко как об идеологическом иконописце. "Страшный Суд" Рыженко — это настоящий переворот в русском искусстве. Он потряс и тем, что художник выразил и мои тоже мысли о Боге и России и тем, как мастерски и смело это сделано.

«Страшный суд» в Якутске"Страшный Суд" - это роспись западной стены для кафедрального собора Якутска, написанная по благословению епископа Якутского и Ленского Зосимы. Рыженко рассказывает, что сразу предупредил, что не сможет написать "каноническую" в смысле воспроизведения древних образцов работу. Но владыка сказал, чтобы художник не сомневался - современному человеку важнее увидеть икону в актуальных формах, главное, чтобы был сохранен святоотеческий дух. Радостно слышать сегодня о таких архиереях, которые избирают путь подлинного актуального консерватизма – консерватизма и патриотизма в духе со смелостью формы, способа донесения до людей Истины.

И Рыженко блестяще исполнил благословение, хотя и пережил немало искушений, в том числе и едва не унесшую его в могилу болезнь. Диаволу было против чего воевать – неверию, русофобии во всех ее формах от либеральной до гитлеристской, теплохладности и «христианству широкого профиля» нанесен страшный удар. «Страшный Суд» — картина в традиции таких произведений русской иконописи как "Церковь Воинствующая" - вечное содержание облеченное в злободневную политическую форму, которая именно благодаря этому становится не просто политической. В этой иконе прекрасная формула, как-то встретившаяся мне в Интернете: "проведение Страшного Суда в интересах русского народа" отлилась в великолепный иконический образ.

П. Рыженко возрождает традиции исторической живописи в Историческом музее

Биография художника Павла Рыженко

Павел Рыженко родился в 1970 г. в Калуге.В 1982 г. поступил в Московскую среднюю художественную школу при институте имени Сурикова.В 1990 г. поступил в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества, учился у профессора, народного художника России И.С. Глазунова.В 1996 г. защитился дипломной картиной "Калка".С 1996 г. по 1999 г. самостоятельная творческая деятельность.С 1999 г. преподаёт в Российской Академии Живописи, Ваяния и Зодчества на кафедре Композиции.

Павел Рыженко пишет в стиле "классического реализма". Искусствоведы считают его одним из самых талантливых выпускников Академии. Его учитель - Илья Глазунов - говорит, что "Павел Рыженко - страстный в работе талантливый художник, у него большое будущее". Галина Вишневская называет молодого художника "мастером русской классической школы живописи".

О своем творчестве Рыженко говорит: "Я предлагаю людям еще раз взглянуть на наше неоднозначное прошлое, полное трагических событий, в которых во всей полноте проявился великий дух нашего народа. Понять, что мы не серая масса, не так называемый "электорат", а народ с богатой историей и самосознанием. Мне хочется верить, что я предлагаю людям альтернативу массовой, "мишурной" культуре, которая заставляет нас забыть о главных вопросах бытия".

Зонтик. Художник П. Рыженко (c) ganfayter

Письма гимназистки Н. Власовой

3 ноября 1917Москва

Миша, дорогой, как Вы? Ведь у Вас там тоже очень неспокойно. Kак Вы себя чувствуете? Получали ли это время известия о Москве? Не было ли много вздорных слухов? Мы, слава Богу, живы и здоровы. Леля Вам пишет все подробно, каждый день, так что Вы все будете знать от нее. Мне не хочется описывать весь этот ужас, хочется хоть на неделю забыть эту кошмарную действительность. Ведь всю эту неделю ни о чем другом не то что не говорим, и не думаем ни о чем другом. Боже мой, сейчас опять началась артиллерийская стрельба! [1] А говорят, что сегодня все кончится, где же этот конец?

Что-то с Юрой? Даже вспомнить страшно, в каком он теперь должен быть состоянии, если еще жив. Вы только подумайте, Миша, какое это безумие! Мы теперь про Юру говорим "если еще жив", а если убит?! и от кого же убит! от своих же, и все эти мученики убиты своими же! Вот это-то и есть весь ужас этой гражданской войны, что тебя убивает не враг, а свой же брат! Вот он наш великий, хваленый, добрый русский народ, показал он теперь свои хорошие стороны! Kакое варварство, если бы Вы знали, как они издеваются над пленными юнкерами и белогвардейцами. Вот Варвара Сергеевна больше всего боится, чтобы Юра не попал к ним в руки, пускай тогда, говорит, лучше быть убитым; бедная, как ей тяжело, как она изменилась за это время. Вчера мы ее видели, она еще крепилась и очень бодро себя держала, а сегодня уже хуже. Мне теперь часто приходит в голову, чем это я, да и все мы, сидящие здесь в тепле и довольстве, лучше других? За что Бог одним посылает столько страданий, а другим против тех так хорошо живется. Ведь какая это несправедливость! Почему эти несчастные юнкера теперь там за нас кровь льют? Боже мой, какой сейчас страшный выстрел был, очевидно, где-нибудь совсем близко.

Простите мне, милый и дорогой Миша, что в письме, где я Вас поздравляю со днем Вашего Ангела, я написала столько грустного и тяжелого, но поверьте, что голова только этим и полна, хотела отвлечься немного от этого кошмара и ничего не вышло. Письмо это еще подожду опускать. Завтра все равно не пойдет. Пока всего, всего хорошего.

Наташа

[1] - В этот день, 3 ноября, после артобстрела отрядами Kрасной гвардии был взят Московский Kремль. (Россия IX-XX вв.)Храм Покрова на Нерли. XII век (c) Иго греха

Работы Виктора Сафронова«Работы Виктора Сафронова» на Яндекс.Фотках

Работы Виктора Сафронова«Работы Виктора Сафронова» на Яндекс.Фотках

Дорогие наши могилки. Алеша АлеохДетишки каждый день во время крестного хода заходят к Алексею на могилку и поют "Вечная память"

Алексей Алеох© Храм Святого Великомученика НикитыПавлово-Посадский район, д. Бывалино

Пути Господни неисповедимы. Чем больше живешь, тем больше убеждаешься в этой примелькавшейся истине. Вспоминается как, будучи старшеклассником, перечитывал Шекспира для себя, не для программы. Какое же восхищение тогда вызывал лихо закрученный сюжет, образы, совпадения, трагичность происходящего. Но идут годы, и видишь, что на самом деле ничего остросюжетней самой жизни нет. Только Творец-Создатель жизни нашей, способен так ее же и обустроить, что нам становится очевиден промысел Божий, хотя бы в сотой доле его истинного смысла.

Родился человек. Учился человек. Окончил университет с красным дипломом. Побывал во многих православных обителях, трудился там, пользовался вполне заслуженным авторитетом. Был любим братией. Оставался единственным утешением для своей мамы. Приехал однажды в Бывалино. В другой раз приехал. В третий. Да так и прикипел к храму, к детям. Стал заниматься с детьми в корпусе. Будучи специалистом в биологии и нажимал на это направление в беседах с подростками. Они не отходили от него.

Часто можно было встретить его на территории храма в резиновых сапогах, с граблями или лопатой в руках, а вокруг человек пять шесть от мала до велика, вприпрыжку, с деловым видом направляющихся в коровник или конюшню, к курам или поросятам, выгуливающих морских свинок или кролика. Причем все это сопровождалось серьезными дискуссиями и рассуждениями на темы не только биологические, а и на духовные, исторические, жизненные. За большими стеклами очков - широко раскрытые глаза. Казалось, что он удивлен красотой окружающего мира, и видит чудо в каждом листочке. Чистая душа и чистая речь. Никакой наигранности в делах и словах, хотя и было перед кем встать в позу или на кого поработать. Не задумываясь, как на него посмотрят, и не уронит ли его это в грязь мог сказать: «Батюшка, а я тоже люблю кока-колу с лавашем». Или еще что-нибудь из такого же наивно простого. Молился, и другие видя его искренность и непринужденность в молитве также вставали рядом с ним, и, пожалуй, эти моменты были у ребят одними из самых искренних.Наличие такого человека рядом тормошило и не давало самоуспокаиваться многим из его окружения.

Пошел, как обычно купаться с подростками. И утонул на карьере. Водолазы через три часа достали. Нереальная картина мы все на берегу, а он рядом на песочке и уже далеко. И ничего сделать нельзя. Страшная картина материнского горя. Потемневшее небо. И совершенно неуместные вопросы, бьющие молотом в голове, почему именно он, почему не я, почему?

Его звали Алеша. Алексий Алеох (25.03.1982 – 22.07.2005).

Царствие ему Небесное!

Работы Виктора Сафронова«Работы Виктора Сафронова» на Яндекс.Фотках

В. Сафронов«В. Сафронов» на Яндекс.Фотках

allerleiten.livejournal.com

Великий русский художник - Павел Рыженко

Я давно хотел сделать пост о Павле Викторовиче Рыженко и очень рад, что смогвыкроить время. К сожалению, не все найденые в сети картины удалось идентифицировать, поэтому если отыщу недостающие названия, обязательно дополню текст.

Несколько последних лет я наслаждался работами этого художника. Друзья рассказывали, что он ещё сравнительно молод. «Это здорово», - думал я, «Сколько он ещё создаст прекрасных картин».

01. Выбор Веры

02. Выбор Веры (фрагмент)

03. Выбор Веры (фрагмент)

Помню, 15 октября прошлого года я как раз рассматривал его картины и подумал, "-Я же толком ничего о нём не знаю, интересно будет почитать". Набрал в поисковике "Павел Рыженко" и внезапно узнал, что почти три месяца назад, 16 июля 2014 года его не стало. С момента смерти художника прошло уже полгода, но всё равно не верится, что его нет. Павлу Рыженко было всего 44 года. Он был удивительным человеком. Я искренне считаю, что такие художники рождаются в лучшем случае раз в 100 лет.04. АпокалипсисВсю свою недолгую жизнь человек самоотверженно работал и оставил после себя огромное наследие и множество учеников, которые восхищаются силой его духа и его творчеством. В Калуге, откуда он родом, незадолго до смерти успел открыть музей-диораму " Стояние на Угре".05.Павел Рыженко родился в 1970 году. В 1982 поступил в Московскую среднюю художественную школу при институте имени Сурикова. С 1988 по 1990 год отслужил в армии. В 1990 году поступил в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества, учился у профессора, народного художника России И.С. Глазунова. В 1996 году защитился дипломной картиной «Калка».06. Калка

07. Калка (фрагмент)

С 1997 преподавал в Российской Академии живописи, ваяния и зодчества И.С. Глазунова, кафедры архитектуры, затем – реставрации, затем композиции.08. Великокняжеский меч

09. Безмолвие

Всё это - сухие факты. К счастью, есть возможность почитать рассказ о себе самого Павла Рыженко. Он ниже.10. Сартак"Мысленно обращаясь к читателю, я сразу хочу извиниться перед ним за необходимость рассказа о себе, поскольку биография моя совершенно банальна и ничего необычного в ней нет. Я родился в еще недалеком 1970 году в Калуге. Годы моего детства… Это время многие называют «эпохой застоя».17."Для меня же семидесятые — это радость общения с любящими меня родителями, бабушкой, которую я и по сей день считаю чуть ли не святой, друзьями по двору. Тогда всё было другим, а главное — другими были люди. Почему-то я особенно хорошо помню стариков (почти все они воевали или прошли через войну). Эти старики окружали нас во дворе, стучали в домино, ласково глядели на наши игры и практически никогда не закрывали двери своих скромных по теперешним временам жилищ."

"Помню, как-то зашел в квартиру своего приятеля, которого не оказалось дома. Его мама — Изольда Иринарховна и бабушка, нисколько не удивившись моему появлению на кухне, тут же усадили меня обедать. Есть я не хотел, но отказаться было неудобно."

26. Поле Куликово. Стояние на костях."Медленно поглощая окрошку, я рассматривал висевшую над столом репродукцию с картины Пуссена, на которой древние римляне праздновали какое-то событие, и один из них почему-то бросался на меч… Эти воспоминания для меня очень важны. Важнее, чем сухие отчеты, словно сводки с фронта — родился, учился, служил, поступил, постиг тайны творчества, стал признанным, успешным и далее, и далее. Это для меня и есть Родина, светлая, тихая, полная любви, которую многие позабыли, а многие — нет."27. Преподобный Серафим"После поступления в МСХШ в 1981 году я обрел для себя новый мир запахов. Теперь к медово-горьковатому миру акварельных красок примешался аромат масляных красок, от которого я и по сей день не могу отвыкнуть, впитав его до корней волос. Дивный мир Третьяковской галереи, сырость старинных улочек Замоскворечья, бурое небо над Москвой, когда, приникнув к ледяному стеклу, я глядел на красный флаг над зданием Верховного Совета…"28. Царь Алексей Михайлович (Тишайший)"Все это смешалось тогда в сознании мальчика, и только в 18 лет, поступив на службу в армию и оказавшись совершенно в другом мире, я понял, что путь мой — это не поиски того, чего не терял, а путь, данный мне, путь живописца."29. Царский указ. Малюта Скуратов30. Царский указ. Малюта Скуратов (фрагмент)"Девяностые — это годы моей учебы в Академии, это метания, поиск веры, ответов на вопросы, это встречи с совершенно новыми для меня людьми — священниками. Первые серьезные мысли о назначении творчества возникли именно тогда, в Академии живописи ваяния и зодчества, в которой мне посчастливилось «дображивать»."31. Тайна царёва (Царь, Федор Иоаннович)"Мои однокурсники, как и я, были проникнуты общением с великим учителем, художником, воином — Ильей Сергеевичем Глазуновым. Помню тот восторг, который впервые охватил меня в залах Эрмитажа перед картинами Рембрандта, Ван Дейка, Вермеера… Казалось все эти великие мастера присутствуют здесь, рядом со мной."32. Царево молчание"Я ощущал дыхание живой истории, величие могущественных империй — Византии, Рима, Российской Империи. Я ощущал прохладу Синайской пустыни и запах порохового дыма над Бородино, передо мной вставали строгие лики русских воинов, бесстрашных и непобедимых."33. Смутное время

34. Молитва

35. Сергий

36. Сибирские казаки

"Каждый, а в особенности русский, человек тянется в глубинах и тайнах своего сердца к свету — Христу. Ко мне вера во Христа пришла очень поздно, но, поверив, я захотел побежать за ним, надеясь когда-нибудь приблизиться к этому свету. Трудно мне писать об этом, нет слов, чтобы ясно изложить мысли, но о людях, ушедших и живых, которые являются носителями веры и духа Российской Империи, мне сказать необходимо. И сказать на холсте, потому что это мой долг перед великой правдой Руси."

"Долг не до конца сломленного жителя мегаполиса, который сквозь очертания современных домов, сквозь смог Третьего кольца видит, как вновь и вновь проступают эти строгие и любящие лики наших предков, проливавших свой пот и кровь за Христа и за каждого из нас."

46. Дворник

47. Реквием

48. Реквием 2

49. Реквием 3

"Приблизившись к рубежу своей жизни, рубежу, который не смог переступить великий Пушкин, у которого остановились многие, я задаю себе вопрос вопросов: кому я служил? Именно кому, а не чему, и вообще, что есть искусство?"50.

51. Брусиловский прорыв

52. Госпиталь

53. Гренадер

"Надеюсь, что мои картины разбудят генетическую память моих современников, гордость за свое Отечество, а быть может, помогут зрителю найти для себя единственно правильный путь. И тогда — я буду счастлив выполненным долгом."

Павел Рыженко

54. Братия

55. Зонтик

56. Зонтик (фрагмент, первоначальный вариант)

57. Прощание с конвоем (№1 из Триптиха «Царская Голгофа»)

58. Александровский дворец (№2 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение)

59. Ипатьевский дом. Расстрел (№3 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение-2)

60. Стоход. Последний бой лейб-гвардии Преображенского полка

61. Афон (Есаул)

62. Удар колокола (№1 из Триптиха «Покаяние»)

63. Веночек (№2 из Триптиха «Покаяние»)

64. Муравейник (№3 из Триптиха «Покаяние»)

65. Победитель

66. Как пришел солдат во родной дом

67.

68. Метеоры

69. Валаам

70.

71.

72. В лесах

73. Родина

74. Холод осени

75. Север

76. Страшный суд

77.

78. Судьба человека - 1941

79. Судьба человека - Минский котел

80. Судьба человека - Битва под Москвой

81. Конец блокады

osnaz-cikle.livejournal.com

Павел Рыженко – богатырь от искусства, поборник святой руси

К 635-летию Куликовской битвы и к годовщине памяти выдающегося художника современности Павла Рыженко, воплотившего в художественных образах тему победы в этом решающем для Отечества сражении.

Быстротечное время неуклонно приближает нас, живущих на земле, к Вечности… Вот уже год минул с тех пор, как переселилась в вечные обители душа Павла Рыженко, заслуженного художника РФ, непревзойденного Мастера исторической живописи конца ХХ – начала ХХI века.

«Богатырь земли русской», как называли Павла почитатели, родился в Калуге в 1970 году.

К вере Павел пришел не сразу. После он скажет: «Каждый, а в особенности русский человек тянется в глубинах и тайнах своего сердца к Свету-Христу. Ко мне вера во Христа пришла очень поздно, но, поверив, я захотел побежать за Ним, надеясь когда-нибудь приблизиться к этому Свету».

Вымаливала его бабушка, переживавшая, когда 16-летний Павел, «раздираемый страстями», возвращался из компаний сверстников. Глубоко верующая старушка поворачивалась к окошу и восклицала: «Царица Небесная!». Благодаря своей бабушке-калеке, пережившей войну, Павел уверовал в Бога. «Бабушка – это мостик в ту еще Россию, в Россию, где не было фразы: «Твои проблемы!», – говорил Павел. Крестился Павел только в 23 года и потом захотел уйти в монастырь. Некоторое время он нес послушания на Валаамском подворье в Приозерье, однако понял, что его путь не монашеский. Для него собственная семья стала «залогом рая» на земле, и своего сына Тихона художник старался воспитать, подданным грядущего царя.

Рисовать Павел начал с пяти лет, в 11 лет стал учеником Московской средней художественной школы (МСХШ) при институте им. Сурикова, а в 1990-м, после армейской службы, – студентом Российской Академии живописи, ваяния и зодчества. Здесь произошла встреча Рыженко с маститым профессором живописи Ильей Глазуновым, выстроившим для учеников строгую иерархию ценностей. О своем великом учителе Рыженко говорил: «Это – осколок дореволюционной России, дворянин, выдающийся носитель ушедшей культуры». Павел считал, что искусство не должно стремиться «обогнать и перегнать» авангард с его ультрасовременной манерой письма, и живописи необходимо вернуться в русло «смиренной старины», академических канонов. Первые серьезные мысли о назначении художника возникли у Рыженко еще в Академии. Он вспоминал учебу как счастливейшие годы жизни. «Помню тот восторг, который впервые охватил меня в залах Эрмитажа перед картинами Рембрандта, Ван Дейка, Вермеера… Казалось, все эти великие мастера присутствуют здесь, рядом со мной. Я ощущал дыхание живой истории, величие могущественных Империй – Византии, Рима, Российской Империи. Я ощущал прохладу Синайской пустыни и запах порохового дыма над Бородино, передо мной вставали строгие лики русских воинов, бесстрашных и непобедимых».

Павел защитил в 1996 г. дипломную работу «Калка». Оставив ранее выбранные темы, затворился в своей маленькой мастерской и погрузился в работу, не выходя даже на просмотры. Его увлекала идея написать полотно о Руси, раздробленной на княжества, залитой кровью, но не покоренной. И он создал пронзительную картину страшного поражения гордого Мстислава Удалого и русских ратников в 1223 г. при Калке – реке, на территории нынешней Донецкой области. Оставленные в живых русичи были брошены свирепыми монголами под настил для пирующих. Кульминационный момент картины – осознание своей чудовищной ошибки князем Мстиславом, связанный веревками, словно грехами, он начинает понимать, что поражение русичей вызвано раздробленностью Руси и его личными грехами – тщеславием и гордыней. «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». Русским князьям надо было учиться смирению и татаро-монголы помогли им в этом. Небо на картине ясное, Мстислав вглядывается вдаль, словно видит грядущую победу и славу Руси-России.

Рыженко Павел «Ослябя» 2005 г.

Рыженко Павел «Ослябя» 2005 г.

Павел рассказывал, что с ним училось множество талантливых ребят, подававших большие надежды. Он считал, что «их учебные работы можно было смело вешать в Третьяковке – рядом с картинами Сурикова и Репина. Почему же до настоящего искусства большинство из них так и не поднялись? Если художник не укоренен в Православии – он не имеет стойкого иммунитета против тщеславия, сребролюбия и других страстей, ведущих к деградации личности и потере нравственных ориентиров. «Едет ничтожество в джипе, – говорил Павел, – он сам себя «упаковал», он такой важный и состоявшийся. Он очень не любит, чтобы ему говорили что-либо «против шерсти». Никакой критики! И ведь то же самое можно сказать не только о художниках – и о врачах, и об ученых. Это везде… Вот в чем, мне кажется, трагедия России сегодня». По мнению Павла, история искусств знает очень талантливых художников, посвятивших свою жизнь пробуждению страстей в людях. Если бы художник относился к своему делу, как к служению, а не способу заработать, если бы он «занимался своим делом предельно честно и был бы в ладу с Богом и совестью, он мог бы и большую награду за свой труд получить. Не надо винить ни власти, ни спонсоров, ни их наличие или отсутствие. Нужно начать честный разговор с самим собой».

В жизни у Павла бывали и кризисы. Одно время художник сильно унывал из-за материальных затруднений. Но Промыслом Божиим произошла его встреча с протоиереем Артемием Владимировым, вернувшем художнику «второе» творческое дыхание, став его духовником. Павел пришел к осознанию того, что «служение искусству нераздельно с религиозным началом, с устоями, с глубокой культурой». Для Рыженко творчество стало «выплеском душевного состояния» и исповедью на полотне, не рекламируя свои выставки, он ожидал тех, кого пошлет ему Бог. «Тот, Кто дал мне возможность все это написать, имеет Свой план, кого из людей на выставку привести. Штучно. Точечно». На выставках Рыженко в Центральном музее Вооруженных Сил, ЦДХ и Манеже выстраивались очереди в 300 человек за билетами… Подобно Св. князю Александру Невскому, Павел Рыженко сделал необычайно много за 43 года жизни. Он словно торопился все успеть, Богу благоугодить, сгорал в трудах, как свеча, не умея работать в полсилы. За 20-летие напряженной творческой жизни Павел Рыженко создал 60 грандиозных полотен в лучших традициях русского реализма, написал 6 диорам, сотрудничая со Студией военных художников М.Б. Грекова, старался прививать подлинно художественный вкус учащимся Академии Живописи во время своего преподавания на кафедре композиции. Произведения Павла Рыженко по мастерству и технике, цветовой гамме, многофигурности и многоплановости, а, главное, приверженности «русской православной идее» вполне сопоставимы с творениями гениальных живописцев конца ХIХ – начала ХХ столетия – И. Е. Репина, В.А. Серова, В.И. Сурикова, В.В. Верещагина, В.М. Васнецова.

Рыженко Павел « Молитва Пересвета» 2005 г.

Рыженко Павел «Молитва Пересвета» 2005 г.

«В культуре происходят страшные события, – с горечью сетовал художник.– Уже авангард стал «классикой», то есть психическое расстройство стало классикой…». О своем творчестве Павел писал, что оно – «альтернатива авангардному искусству. Робкое сопротивление Шагалу, Малевичу с его Квадратом… Моя задача, как художника, слабого человека, с помощью Божией стоять на пути этого потока мертвой воды. И сопротивляться этому потоку. Я себя отождествляю не с общеевропейской, общечеловеческой, а с культурой, нити которой тянутся от веков апостольских, через Византию к Руси».

Разнузданности псевдоискусства ХХ – ХХI вв. Павел противопоставлял красоту и изящество академической манеры письма, заимствованной у своего учителя-профессора И.С. Глазунова и у художников-академистов.

Рыженко осознавал, что в 1917 г. Российскую Империю увлекли в бездну безбожных идей структуры, равнявшиеся на Запад, и страна сбилась с пути своего исторического предназначения. Вместе с тем художник-патриот горячо верил, что Россия воспрянет ото сна, стряхнув с себя вражеское наваждение и вновь вернется к своей великой миссии Преемницы Византии, оплота Православия на обширнейшей территории и поведет за собой другие народы ко спасению.

В последние годы Рыженко, наблюдательным взглядом художника, замечал признаки выздоровления, происходящие в российском обществе. «Я – против президентской власти, но я – лично за Путина! – говорил Павел. – Путин – это человек, любящий и понимающий Россию и, по молитвам русских людей, саморазвивающийся. Обретя колоссальный жизненный, и политический опыт, он стал нашим командиром, но не президентом. Он перерос президентство. Люди ему верят и знают, что на него можно положиться, и он выведет. Куда? Я убежден – к Империи, к Православной Империи, которая объединит – а не разделит! – наши народы».

Заслуга Павла Рыженко перед Отечеством и изобразительным искусством в том, что чредой монументальных полотен он последовательно воссоздавал историю Святой Руси и Российской Империи, как двух взаимосвязанных ипостасей единого целого – Русской Православной Цивилизации. Художник живописал «дела давно минувших дней» от самых истоков Руси до трагического крушения российского самодержавия в 1917 году, чем, однако, он усматривал и семена ее будущего возрождения – по молитвам убиенной Царской Семьи и новомученников Российских. Рыженко, щедро наделенный многогранными талантами от Бога, поднялся над реалиями современности с упованием на будущее единение Святой Руси, Угодников Божиих и всего православного народа, с одной стороны, и Российской Державы с ее имперской мощью, с другой стороны. Павел ожидал пробуждения русского народа, возвращения его к спасительным смыслам Православия, и своими произведениями, многие из которых ныне воспринимаются почти как иконы, способствовал этому, творил по определенным канонам, что приближало его к иконописи. Художник-пейзажист Олег Молчанов называет своего друга Павла Рыженко «героем живописи». Это героизм художника-труженика, затронувшего самые сокровенные темы, коим несть числа: Крещение князя Владимира, русские святые, цари и полководцы, русский Афон, простецы, исторические баталии, царская Голгофа, храмы и монастыри, Первая Мировая война, Великая Отечественная, пейзажи… Павел ставил перед собой цель пробудить человеческую душу, заставить ее возжелать «тихого подвига» и восхождения по лествице добродетелей до способности «душу свою положить за други своя». Уподобившись схимонаху-богатырю Пересвету, чей ратный и духовный подвиг Павел Рыженко превознес в шедевральной картине «Победа Пересвета», художник и сам всю жизнь вел сражение. Только Пересвет одолел Челубея на поле Куликовом, а Павел Рыженко вел богатырскую битву за чистоту искусства и Святое Православие. Диптих «Молитва Пересвета» – «Победа Пересвета» Павел посвятил историческому бою богатыря Пересвета с Челубеем. Обе картины органично связаны: без непрестанной молитвы Иисусовой не было бы и победы над грозным Челубеем, лучшим воином Азии, кому и по сей день, как святому, молятся в Тибете. Самым главным в картине «Молитва Александра Пересвета» Павел считал взгляд героя-схимника, узнавшего от Преподобного Сергия, что вскоре ему надлежит выполнить самое тяжелое в жизни, спасительное послушание – стяжать русским воинам славу на поле Куликовом и «душу свою положить за други своя». Схимонах Александр отрешенно молится перед рождением в Вечности. Рядом, по словам Павла, «прошуршал ежик», который нисколько не боялся богатыря, и в этом указание на духовное преображение героя-схимника. «Как Герасим Иорданский со львом – так и Пересвет с ежиком», – отмечает вдова Рыженко – Анастасия, ставшая хранительницей его художественного наследия. Многие монашествующие, в том числе на Афоне, имеют в келиях бумажные репродукции этой картины. Некоторое время назад у лаврского старца Наума образ Пересвета замироточил…

Рыженко Павел «Победа Пересвета» 2005 г.

Рыженко Павел «Победа Пересвета» 2005 г.

Тему Куликовской битвы Павел развивал 10 лет, глубоко осмысливая, тщательно изучая историю перед созданием своего шедевра. На Куликово поле Павел выезжал несколько раз, чтобы осмотреть местность. Московский князь Димитрий Донской, благословленный Преподобным Сергием на решающую битву на поле Куликовом, собирал войско с огромным усилием. Вся казна была отдана на вооружение воинов, из числа которых живыми после сражения вернулась только пятая часть. Битва произошла «на Дону усть Непрядвы» – силы князя Димитрия Ивановича и золотоордынского хана Мамая встретились в холмистой степи Окско-Донского междуречья. Ныне поле Куликово, как протяженный географический объект, принадлежит Ефремовскому, Плавскому, Богородицкому и некоторым другим районам Тульской области. Известно, что монголо-татарское войско потерпело поражение во многом благодаря неожиданному удару Засадного полка под командованием Владимира Серпуховского и воеводы Димитрия Боброк-Волынского.

Тема покаяния – сквозная для творчества Рыженко, она ярко представлена в Триптихе «Покаяние». На первой картине «Удар колокола» мы видим красноармейца, участвующего в боях за монастырь, и случайно тронувшего веревку колокола, который вдруг зазвучал и наполнил израненную душу с детства знакомыми звуками. Возможно, это он с «товарищами», в разгар революционного пыла, некогда сбрасывал с храмов колокола. Здесь красный командир впервые осознает чудовищность своего преступления и горькую абсурдность братоубийственной войны. На второй картине «Веночек» он посещает могилу жены и орошает ее слезами. Единственное, чем может утешиться скорбящая душа – это единением с Богом. На третьей картине «Муравейник этот человек предстает нам уже преображенным долгим путем покаяния и молитвы. Теперь это странствующий инок, с просветленным ликом Серафима Саровского. Старец присаживается отдохнуть у муравейника в лесу, созерцая красоту Божьего мира и гармонию в природе, в том числе и в «муравьиной иерархии». Жизнь муравьев упорядочена: каждый несет свое «послушание», и нет в муравейнике ни войн, ни революций…Старец давно примирен с Богом: прошлое омыто слезами, и покаяние его принято.

В последние годы в творчестве Павла центральной становится царская тема. Он пишет множество картин, где изображается царь-мученик Николай II и Августейшая семья в разные моменты жизни. По выражению протоиерея Артемия Владимирова, Павел искал и нашел себе «Кормчего» в лице царя.

rijenkov

Перед написанием «Царской Голгофы» в 2002 г. Рыженко ездил в Екатеринбург, молился на Ганиной яме, где возникло видение эскизов картины, которые он перенес на полотна. По словам художника, «Государь – это пример отстаивания веры и пример невероятной жертвенной любви, это отец своего народа, который отрекся от него…».

Незадолго до кончины, Павел работал из последних сил над масштабной диорамой «Стояние на Угре» для Владимирского скита Калужской Свято-Тихоновской пустыни. Посетив диораму, Святейший Патриарх Кирилл сказал: «Прекрасная диорама Павла Рыженко – это его лебединая песня. Он ушел от нас рано, полный сил и творческой энергии, открыв особую страницу в истории русского искусства…Каждый, кто будет сюда приезжать, будет вспоминать исторический подвиг народа, создателя диорамы и украсителя этого святого места».

Промыслительно, что Павел Рыженко ушел от нас в ночь с 16 на 17 июля 2014 г., в день памяти Святых Царственных мучеников, кого он так благоговейно почитал, а отпевание состоялось 20 июля, после Собора Радонежских Святых и обретения честных мощей Преподобного Сергия Радонежского, чей образ Рыженко писал часто и благоговейно. Художник сказал когда-то о назначении своего творчества: «Надеюсь, что мои картины разбудят генетическую память моих современников, гордость за свое Отечество, а быть может, помогут зрителю найти для себя единственно правильный путь. И тогда – я буду счастлив выполненным долгом».

Валерия Святкина, выпускница Высших богословских курсов

 

pokrov.pro