Освобождение Москвы Мининым и Пожарским. Освобождение москвы


Освобождение Москвы

Лжедмитрий 2 погиб в 1610 году. Но, трудное время для России не закончилось. Польские войска, начавшие интервенцию, смогли после двадцатимесячной осады взять Смоленск. Шведские отряды, пришедшие со Скопиным-Шуйским, изменив, двинулись к Новгороду и захватили его. В. Шуйского бояре заставили постричься в монахи. Однако это не слишком разрядило обстановку. Он был выдан полякам осенью 1610 года.

В стране начался период, известный пол названием «Семибоярщина». Получившие власть бояре тайно подписали соглашение с польским королем Сигизмундом 3. По нему на княжение они обязывались призвать сына Сигизмунда – королевича Владислава. После подписания соглашения ворота Москвы были открыты польским войскам.

Только подвиг Минина и Пожарского, который и сегодня помнят, позволил России выстоять и победить врага. Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский смогли сплотить народ и поднять его на борьбу. Только это дало шанс изгнать захватчиков и освободить страну.

Судя по сохранившейся информации о биографии Минина, род его происходил из небольшого городка на Волге Балханы. Мина Анкундинов, его отец, занимался соляным промыслом. Сам же Кузьма Минин был человеком посадским. Он проявил величайшую отвагу в ходе боев за Москву.

Князь Дмитрий Михайлович Пожарский, стольник, родился в 1578 году. Он вел успешную борьбу с разрозненными шайками Тушинского вора, не просил милости у поляков и не совершал предательства. По совету Минина князь занимался сбором средств для набора ополчения и освобождения Москвы. Он же был первым воеводой.

6 августа 1612 года второе ополчение Минина и Пожарского выступило из Ярославля в Москву. Позиции в районе Арбатских ворот были заняты к 30 августа. Нужно отметить, что народное ополчение Минина и Пожарского было вполне сознательно отделено от так называемого первого ополчения, состоявшего в основном из бывших тушинцев и казаков.

1 сентября произошло кровопролитное сражение с войсками гетмана Яна-Кароля. Тем не менее, первое ополчение предпочло занять выжидательную позицию. Только 5 конных сотен к концу дня пришли на помощь Пожарскому. Именно их неожиданный удар привел к отступлению поляков.

Решающее сражение, известное как «гетманский бой», произошло 3 сентября. Воины Пожарского не смогли устоять перед натиском сил под командованием гетмана Ходкевича. В 5 часов они отступили. Оставшимися силами была совершена ночная атака, которой руководил Минин. Большая часть воинов, принявших в ней участие, погибли. Минин был ранен. Тем не менее, этот подвиг поднял боевой дух остальных воинов, которые смогли отбросить врага. Поляки вынуждены были отступить к Можайску. В военной карьере гетмана Ходкевича это поражение стало единственным.

Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский продолжили осаду гарнизона, стоявшего в Москве. Пожарский предлагал сдаться и сохранить жизнь людей, зная, что провизии в гарнизоне крайне мало. Осажденные ответили отказом, но скоро голод вынудил их начать переговоры. В 1612 году 1 ноября во время переговоров казаки атаковали Китай-город. Поляки сдали его без боя. Остатки гарнизона заперлись в Кремле. Номинальных правителей Руси, участников «Семибоярщины» выпустили из ворот Кремля. Те, опасаясь расправы, покинули пределы Москвы. Среди них находился с матерью Михаил Романов, человек, которого скоро нарекли царем. Случилось это 3 марта на Земском соборе. Восстание Минина и Пожарского не завершилось освобождением столицы 6 - 7 ноября 1612 года. Польско-литовский гарнизон сдался, но к городу шел Сигизмунд 3. Его удалось остановить, благодаря действиям войск князя Пожарского.

historykratko.com

Освобождение Москвы

Изгнание польских интервентов из Московского Кремля

Изгнание польских интервентов из Московского Кремля. С картины Э. Лисснера.

В России продолжалась Смута. Далеко не все русские люди захотели присягать Владиславу, и тем более самому королю Сигизмунду, — ведь он хотел объединить Россию с Речью Посполитой. Глава Русской Православной Церкви патриарх Гермоген начал рассылать по стране грамоты с призывом освободить Москву от поляков, и наместник Москвы гетман Гонсевский посадил его в темницу.

Обращение Минина к народу в Нижнем Новгороде

Обращение Минина к народу в Нижнем Новгороде в 1611 г. С картины Н. Некрасова. Кузьма Минин Минин, по прозвищу Сухорук, нижегородский купец и земский староста, призвал людей собирать средства для организации Второго Земского ополчения. Вместе с князем Пожарским он создал в Ярославле правительство — «Совет всей земли»

Между москвичами и поляками начались стычки. К городу в это время подходило Первое Земское ополчение, которое в ответ на призывы Гермогена собрал воевода Прокопий Ляпунов. Передовые отряды ополченцев вошли в Москву и попытались взять Кремль, где засел польский гарнизон. Одним из отрядов командовал князь Дмитрий Михайлович Пожарский. В городе вспыхнули уличные бои. Гонсевский понял, что может проиграть сражение, и поджег деревянный посад. Ополченцы с повстанцами отступили. Поляки укрылись в Кремле. Когда подошли главные силы ополчения, сражение возобновилось. Ляпунов сумел взять Белый город, но Кремль остался в руках поляков. В войске начались разногласия между казаками и дворянами, и в августе Ляпунов был убит, и ополчение рассеялось, но борьба не закончилась. В сентябре 1611 г. всеми уважаемый земский староста Нижнего Новгорода Кузьма Минин-Сухорукий начал призывать к сбору нового ополчения.

Его призыв нашел отклик, и ратники стали собираться на Волге. Командующим выбрали князя Пожарского, а Минин стал ведать казной. Нижегородское ополчение двинулось к Москве. По пути к нему присоединялись все новые воины из волжских городов. В марте ополченцы заняли Ярославль. Рать, теперь уже общерусская, достигла 30 тысяч человек. В конце июля они выступили в поход на Москву и через месяц подошли к столице.

памятник работы И. Мартоса

Потомки не забыли великие заслуги Минина и Пожарского. В 1818 г. в Москве на Красной площади в их честь был воздвигнут бронзовый памятник работы И. Мартоса. Кузьма Минин изображен призывающим князя Дмитрия Пожарского на войну за освобождение Отечества. На памятнике высечены слова: «Гражданину Минину и князю Пожарскому. Благодарная Россия. 1818 г.».

В это время к Москве с запада подходил литовский гетман Ян Кароль Ходкевич. Он вез припасы полякам, которые сидели в Кремле. Князь Пожарский узнал об этом и стал готовиться к сражению. Ему обещал помочь князь Трубецкой с казачьими сотнями. В ночь на 22 августа (1 сентября) армия Ходкевича переправилась через Москву-реку у Новодевичьего монастыря. Ранним утром ополченцы начали сражение у Арбатских и Чертольских ворот. После полудня неприятель стал одолевать, однако Трубецкой не спешил с помощью. По конные сотни, ранее посланные к Трубецкому, пе дожидаясь приказа, бросились па выручку к своим. Поляков отбросили за реку. Осажденный гарнизон попытался зайти ополченцам в тыл, но русские отбили натиск. Ночью Ходкевич старался прорваться в Кремль, но дворяне и казаки захватили часть обоза. Тогда гетман занял Донской монастырь. Днем он вновь атаковал. Сначала поляки потеснили русских и снова ввели в город обоз. По тут Пожарский соединился с отрядом Трубецкого. Вместе они смогли снова отбросить врага. Ходкевич покинул Москву и отступил. Осажденные в Кремле поляки держались еще два месяца. У них кончились все запасы, и они стали есть кошек, собак и лошадей. 27 октября (7 ноября) 1612 г. польский гарнизон капитулировал. Москва была свободна.

После освобождения Москвы в 1613 г. по призыву Минина и Пожарского на Земском и Успенском соборах избрали нового царя — шестнадцатилетнего Михаила Романова.

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Освобождение Москвы Мининым и Пожарским

После многих бед и смуты, под знаменем славного князя Дмитрия Пожарского произошло освобождение столицы от оккупации интервентами. Второе народное ополчение, возникшее в Нижнем Новгороде, активно формировавшееся в основном в Ярославле, смогло в 1612 году разбить польскую армию и освободить Москву.

Смута

Беды, о которых упоминает летопись, пришли в Москву с началом XVII века. Несколько неурожайных лет, голодные бунты, вконец расшатали, до того вполне устойчивый фронт царя Бориса Годунова.

В городе начались аресты, пытали бедных и знатных.

Почувствовав слабость московской власти, из Польши, через Украину к Российской столице с боями рвутся отряды Лжедмитрия I. Он объявил себя сыном Ивана Грозного и законным преемником отчего престола. К его выгоде неожиданно царь Борис Годунов умирает.

Не прошло и месяца, как сторонники самозванца проникли в Кремль и убили сына Годунова — Фёдора, единственного царского наследника.

И вот Лжедмитрий, уже как царь, Дмитрий Иванович, торжественно коронован в Успенском соборе. Но скоро люди убедились, что правит он Россией нарушая древние традиции, не считаясь ни с кем и не с чем.

Долго это терпеть москвичи не могли. Не помогли самозванцу ни иностранные советники, ни преданные помощники. Через год его безжалостно убили.

После этого с лобного места было объявлено, что на престол боярская дума возводит Василия Ивановича Шуйского.

Этот немолодой, близкий царскому роду Рюриковичей, боярин, не был популярен ни в народе ни в верхах.

Ему сразу пришлось обороняться, так как на Москву под руководством Ивана Болотникова нахлынуло лихое воинство из беглых казаков, крестьян, провинциальных дворян, жаждущих урвать в смутное лихолетье какую-нибудь добычу, и поменять неугодную власть.

Чтобы остановить их, царю пришлось вести настоящую войну.

Только разделались с Болотниковым, как к столице с войском прорвался Лжедмитрий II, якобы выживший и сумевший убежать от убийц, царь Дмитрий Иванович.

Обосновался он в селе Тушино, совсем недалеко от Кремля. С царским размахом обустроил лагерь, охотно раздавал боярские звания и поместья, выжидал, когда настанет удобный момент войти в город.

Разогнать тушинцев и снять угрозу Москве, Шуйскому своих сил не хватало. Он попросил помощь у шведского короля. И вскоре к стенам Великого Новгорода подошли отряды шведов.

Оказалось что в Польше, в королевском дворце только этого и ждали. Ведь Россия, обратившись к шведам, нарушила мирный договор с Речью Посполитой, и он потерял силу. Польского короля Сигизмунда III ничто больше не сдерживало.

Он посчитал, что пришло время поставить Москву на колени!

Быстро собрав армию, король направился к Смоленску и осадил город. Это вторжение тут же аукнулось в Тушино. Польские покровители перестали поддерживать Лжедмитрия II, тушинский лагерь распался. Самозванец бежал в Калугу и там стал собирать новые отряды для похода на столицу.

А в Великом Новгороде собирал войско, для защиты Москвы, двадцатичетырёхлетний племянник царя — Михаил Скопин-Шуйский. Его отряды шли с наёмниками к Москве, по пути разгоняя сторонников самозванца и многочисленных чужеземных мародёров.

Но весной 1610 года с триумфом войдя в столицу, молодой воевода на званом обеде умер. Всё говорило о том, что он был коварно отравлен, как возможный претендент на царский трон.

Без Скопина русское войско не могло одолеть идущие на Москву польско-литовские отряды. Теперь угроза для Москвы надвинулась с двух сторон.

По коломенской дороге стекались сторонники Лжедмитрия II. Они старались захватить Москву раньше поляков.

Против Василия Шуйского был организован заговор. Сместили царя с трона, насильно постригли в монахи, отправили в монастырь.

В столице было образовано временное правительство из семи видных бояр. Это время называют семибоярщиной.

Боярам предстоял нелёгкий выбор. Своими силами Москву не защитить. Допустить в город Лжедмитрия II нельзя. На помощь шведов надежды нет. Оставалось одно — договориться с поляками.

В первую очередь нужен был царь!

Среди своих достойных не нашлось. Решили призвать на царство шестнадцатилетнего сына Сигизмунда — королевича Владислава. Но выставили ряд условий:

✔ Королевичу перейти в православие.

✔ Веры христианской у людей не отнимать.

✔ Престолов божьих не разорять.

✔ Снять осаду со Смоленска.

И король Сигизмунд согласился.

В середине августа 1610 года на Девичьем поле, в присутствии патриарха, москвичи начали присягать новому государю московскому Владиславу Сигизмундовичу, но без него самого. На тот момент русские ещё не поняли, что польский король их обманул.

Первое ополчение

Согласно уговору, для защиты города от тушинского вора и подготовки к приезду нового царя польско-литовские отряды вошли в столицу. Поначалу иностранцы соблюдали осторожность и всё шло спокойно.

Но стало известно, что Сигизмунд не думает отпускать сына на царствование, а сам хочет взойти на московский трон. Да и лагерь под Смоленском не сворачивает.

Люди негодовали! К тому же стало ясно — сами пришельцы не уйдут! Москву придётся освобождать силой!

Толчком к последующим событиям послужили послания патриарха Гермогена. Как только из Калуги пришла весть, что убили Лжедминрия II, патриарх передал в другие города призывы к неповиновению, убеждая россиян в том, что при согласованности действий, можно полностью освободиться от захватчиков.

На этот призыв откликнулись во Владимире, Суздали, Муроме, Вологде, Рязани и других городах. Вскоре дороги были забиты войсковыми обозами. Русские люди объединились перед общим противником: крепостные, дворяне, тушинские разбойники — все теперь были заодно.

Весной 1611 года ратники были на подходе к Москве. В самой столице в это время вспыхнул мятеж. В то время когда поляки, понимая неизбежность защиты захваченного нечестным путём города, старались закрепиться, простой русский люд отказывался укреплять оборону против своих соотечественников. Почти с голыми руками люди бросались на оккупантов.

Чтобы раз и навсегда устрашить непослушных москвичей, захватчики решили сжечь дома. Пожар был страшный. В один день погибло шесть или семь тысяч горожан.

Когда передовые отряды подошли к столице, дымом и огнём были накрыты целые районы города.

Попытки ополченцев прорваться к Кремлю не удались. Было принято решение держать осаду.

В других горячих точках страны происходили не менее драматические события. После двадцатимесячной обороны пал Смоленск. Отторгнут от России был Великий Новгород. Новгородцев заставили принять нового претендента на Кремлёвский престол — шведского королевича Карла-Филипа.

Шведы из друзей превратились во врагов.

Король Сигизмунд победителем вернулся в Варшаву, прихватив с собой заложников — бывшего царя Василия Шуйского и его братьев.

А среди ополчения начались раздоры. Скудость войсковой казны, взаимное недоверие, обиды и личные амбиции разрушали единство и ослабляли боевой дух. Когда же со всех сторон подошло подкрепление противника, сил ополчения явно не хватало.

Второе ополчение

Пришло время выйти на сцену исторической драмы новым действующим лицам.

В XVII веке в городах многими важными делами заправляли выборные органы. В Нижнем Новгороде земским старостой выбран был торговый человек из простых людей Кузьма Минин. Было ему 45 лет. Говорили, что был он смышлёный и язычный.

Минин смог убедить новгородцев не оставаться равнодушными к судьбе Москвы. Его страстные призывы идти на выручку столицы оказались созвучными настроению людей.

Так нижегородцы, а за ними и другие жители Поволжья стали приносить ценные вещи на общее дело. Люди понимали, лучше поделиться частью, чем потерять всё.

Стать военным предводителем Земского ополчения Минин и знатные горожане, не без труда, уговорили князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Князю было 33 года. Знали его как рассудительного, осторожного человека, хорошего военноначальника. Он и в первом ополчении отличился в бою, был ранен.

Минин и Пожарский возглавили поход на Москву второго ополчения!

На несколько месяцев задержались в Ярославле. Ожидали пополнения, вооружались, собирали представителей, в так называемый совет всей земли. Ведь после изгнания захватчиков предстояло избрать нового царя.

В Москве, командующие гарнизоном в Кремле, получив известие о событиях в Нижнем Новгороде и Ярославле, попытались сначала уговорами, а после и силой, заставить патриарха Гермогена отговорить ополченцев от похода. Но Гермоген героически отказался. Он был замучен и погиб от голода.

Минин и Пожарский выступили из Ярославля. Им стало известно, что на помощь осаждённым, с большим обозом и продовольствием, вновь возвращается гетман Хоткевич. Если его не отогнать, все усилия окажутся напрасными.

21 августа 1612 года солдаты Хоткевича, блистая оружием и нарядами, подошли к столице. Было их 12 тысяч — больше чем русских ополченцев. Решили сразу прорваться к Кремлю.

Но князь Дмитрий Пожарский с войнами уже были на месте и успели подготовиться.

22 августа у стен города разыгралось кровопролитное сражение. Оно продолжалось два дня.

Из первого ополчения поначалу на помощь своим никто не пошёл. Но увидев, что исход битвы поворачивается не в пользу русских, казаки решили вступить в схватку.

На второй день сражения отряды Ходкевича смогли прорваться в город. До Кремля им оставалось всего 1800 метров.

Но когда Минин с отрядом и казаки первого ополчения нанесли неожиданный удар по наступающим, те не выдержали, бежали прочь. Прочь от Москвы!

Спустя три дня из Кремля были выпущены, находившиеся в заточении бояре и их семьи. Вместе с матерью на свободу вышел и шестнадцатилетний Михаил Романов, не подозревавший, какая вскоре ему уготована судьба.

26 октября, терпя ужасающий голод, сдались и вышли иностранцы. И хотя бед они принесли немало, Минин и Пожарский сделали всё, чтобы не допустить резню.

Москва была освобождена и праздновала победу!!!

И Москве, и всей России предстояло ещё вынести и вытерпеть трудности разрухи, прежде чем в 1613 году на престол будет избран царь — Михаил Фёдорович Романов!

ivorlov.ru

Освобождение Москвы от поляков в 1612 г

Это событие ознаменовало «начало конца» Смутного времени. Мир и хотя бы относительный порядок еще не были достигнуты, но освобождение в 1612 году столицы государства и появление новых органов государственного управления сделали возможными избрание царя и окончательной победы над внешним врагом через несколько лет.

Новое ополчение

Попытка была не первой – в начале 1611 года было создано первое ополчение. Но из-за внутренних разногласий освобождение Москвы тогда не удалось. Вторая попытка, предпринятая осенью того же года, имела ряд существенных отличий.

  1. Ополчение создавалось не в районе действий польских войск, а на сравнительно спокойной территории – в Нижнем Новгороде.
  2. Среди руководителей важную роль играли люди невысокой знатности (и поэтому без особых претензий на власть), но талантливые и авторитетные. Таким был и Кузьма Минин.
  3. Второе ополчение было истинно народным движением.

Немаловажно и то, что второе ополчение не ринулось в бой с ходу. Зимовка в Ярославле (где возникло своего рода временное правительство) помогло обеспечить ратников оружием, провиантом и прочими необходимыми вещами, а также дождаться подхода подкреплений – отрядов настроенных антипольски бояр.

Гражданин и князь

Лидерами ополчения историческая традиция называет нижегородского старосту Кузьму Минина и князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Им действительно принадлежит ведущая роль, хотя в ополчении были и другие заметные люди.

Примечательно, что между лидерами не было никакого соперничества. Они сразу разделили обязанности сообразно своим привычкам и навыкам. Минин не понимал в военном деле, но он был «торговый человек», и стал кем-то вроде главного интенданта. Его обязанностью было обеспечение армии (оружием, фуражом, провиантом, транспортом, постоем). Он это хорошо умел.

Князь же уже имел немалый военный опыт. Хотя ему было только 33 года, никто в то время не считал 16-летних детьми, воевать начинали примерно в этом возрасте. Пожарский уступал опытностью польскому гетману Ходкевичу, но все же был уже состоявшимся полководцем. Он взял на себя чисто военное руководство.

Битва на опережение

Битва за Москву августа 1612 года имела 2 задачи: выбить из столицы польский гарнизон и не допустить прохода туда крупного подкрепления – 12 тыс. отборных бойцов (в основном казаков-запорожцев) под командованием самого гетмана. Вторая задача была важней, поскольку без ее решения невозможно было разобраться с первой.

Ополчение по приказу Пожарского укрепилось у Новодевичьего монастыря. Первая атака Ходкевича была отбита, а далее русский командующий внезапно передислоцировал войско, перейдя в Замоскворечье. Эта схватка произошла 22 августа. Вторая битва состоялась через день. Из-за пассивности отряда князя Трубецкого поляки даже достигли некоторого успеха, но разгромить ополченцев не смогли.

Решающим стал день 24 августа. Неприятной неожиданностью для поляков стало вмешательство в битву опытных конников Трубецкого (он сам был человеком сомнительным, но отряд имел хороший). Заслуга в этом деле принадлежит монаху Троице-Сергиевой лавры Палицыну. Традиция приписывает ему священный дар убеждения, но есть мнение, что все было прозаично: Палицын обещал казакам Трубецкого, что монастырь оплатит им повышенное жалованье. Ходкевич после поражения ушел от Москвы. Но гарнизон в столице держался еще до конца октября. Поляки сдались Пожарскому, не дождавшись подкрепления.

Освобождение Москвы не означало еще победы в войне. Но после этого ее ход стал куда более благоприятным для России.

istoriyakratko.ru

Ратная слава России: Освобождение Москвы

История назвала Минина и Пожарского спасителями Отечества: отдадим справедливость их усердию, не менее и гражданам, которые в сие решительное время действовали с удивительным единодушием.

Н. Карамзин

4 ноября (22 октября по старому стилю) 1612 г. вошло в отечественную историю как знаменательный день освобождения Москвы от польско-литовских захватчиков Нижегородским ополчением под предводительством Минина и Пожарского в союзе с другими патриотическими силами. Мужество, стойкость, воинское искусство, горячая любовь к Отчизне, твердая вера в свое правое дело обеспечили победу  над сильным противником.

      1603 год. На престоле царь Борис Годунов, а на земле Российской лютует голод. Царские указы и меры, принятые государем для уменьшения голода, не увенчались успехом.     В конце 1604 г. засияла на небе необычайно яркая комета. В Нижегородском крае она была доступна взгляду даже среди бела дня. «Быть беде!» — толковали в народе. В это же время, как кометы, вспыхивали народные восстания, которые с трудом удавалось погасить. А весть о том, что царевич Дмитрий жив и направляется с войском к Москве, вовсе породила смуту в народе. Кто же истинный царь?     Смерть Бориса Годунова открыла вход в Кремль тем, у кого была могущественная поддержка среди бояр. С этого момента и до 1610 г. на Руси наступил период Лжедмитриев и боярского предательства. А народ покорно ждал от боярской думы разумного и справедливого решения. И безмолвно дождался, когда в августе 1610 г. бояре тайно от народа призвали на московский трон польского короля Владислава. А в сентябре интервенты уже вошли в Кремль. По всей Руси гремят набаты — будущее Московского государства под угрозой. Москва оказалась захваченной польско-литовской шляхтой. Шведы вступили в Великий Новгород, на север готовилась высадка английского десанта, Русь разваливалась на глазах.    Атаман казачьей вольницы, тушинский боярин Иван Зарусский, осаждая Москву, думал посадить на трон Марию Мнишек, с малолетним сыном. У бояр с дворянами не было согласия.     И в это время в Нижнем Новгороде произошли истинно великие события, имевшие значение для утверждения силы и славы русского государства.    В феврале 1611 г. нижегородская рать из 1200 человек, в которую входили воины из Казани, Ярославля, Чебоксар, двинулась на Москву. В рядах ратников был и нижегородский доброволец Козьма Минин. Однако первый поход ополчения потерпел поражение, которое не давало покоя патриоту земли русской Козьме Минину.     Решив перейти от мысли к действию, посадский староста начал разговаривать в земской избе с приходящими по делам посетителями. Козьма указывал на необходимость создать казну и предлагал сделать пожертвования. Так он собрал первую сумму на снаряжение ополчения. Но этих денег было недостаточно, и Минин решил обратиться с воззвание ко всему нижегородскому народу. Известно, что большое влияние на Минина оказали послания патриарха Гермогена, который отверг требования поляков призвать народ к покорности и смирению. На спуске, что идет от Ивановских ворот к торгу, начал собираться народ. Никто не остался равнодушным к обращению земляка: «Захотим помочь Московскому государству, так не жалеть нам имени своего!» Призывы Минина были услышаны и получили поддержку. В городе начали собирать средства на создание нового (второго) ополчения. Размер налога на эти цели составил пятую часть всего имущества каждого горожанина. Отстранив воеводу князя Звенигородского, Минин принялся за сбор средств. Собирали деньги добровольно. Деньги поступали и из других городов. «Ратных людей» набирали из нижегородских дворян, детей боярских и стрельцов, из перебравшихся в Нижний Новгород смоленских, вяземских и дорогобужских дворян, стрельцов, различных служилых людей «по прибору» (по найму). Военным руководителем нижегородского ополчения стал воевода князь Дмитрий Михайлович Пожарский, происходивший из обедневшего рода. Честный и прямой, не запятнавший своего имени никакой изменой, храбро сражавшийся во время восстания в Москве в марте 1611 г., Пожарский был опытным военачальником, осторожным, настойчивым, бескорыстным, скромным и отважным. Когда начался сбор нижегородского ополчения, он залечивал раны в своей Суздальской вотчине. Вначале Пожарский отказывался от приглашения в Нижний Новгород, но потом согласился. Князь потребовал, чтобы в помощь ему выделили человека, которому полностью доверяют. Таким человеком был Кузьма Минин. Ополчение было хорошо организовано и опиралось на мощную материальную базу. «Ратным людям» платили, и не по родовитости, а в зависимости от воинского искусства и боевых заслуг.   Всенародное ополчение ставило своей целью изгнать интервентов и собрать земский собор, который и решит, кого «обирать» на престол. Такая политическая направленность ополче­ния исключала «прежнее междуусобство», когда дворянство открыто проводило крепостническую политику, когда боролись за власть и за вотчины отдельные боярские и дворянские группировки вокруг претендентов на русский престол, ставленников интервентов, группировались бояре и дворяне, стремившиеся к личной выгоде и наживе.    Авангард всенародного ополчения под командованием князя Лопаты-Пожарского Д.П. вышел из Нижнего Новгорода 15 февраля 1612 г. 5 марта выступили главные силы, предводительствуемые Пожарским Д.М. и Мининым К.З. Они двигались на Ярославль. Прямо на Москву идти было опасно. Интервенты и их прислужники из числа русских бояр имели еще достаточно сил. Среди казаков Трубецкого Д.Т. и Заруцкого И.М., стоявших под Москвой, находилось немало противников ополчения.    Нужно было укрепить и расширить базу ополчения. Пожарский Д.М. двинулся к Ярославлю – большому торговому городу, многолюдному и богатому, стоявшему на важных путях, соединявших Север, Сибирь и Поволжье, Москву и Архангельск. Заруцкий сделал попытку предупредить ополчение, направив свои отряды к Ярославлю, но первыми в город всту­пили отряды Пожарского. Не удалась и попытка Заруцкого подослать казака для убийства князя. Вскоре Заруцкий порвал с Трубецким и ушел с отрядом казаков в Коломну. Ополчение прочно обосновалось в Ярославле. Его поддержало купечество и ремесленный люд города.    Между тем в Ярославль пришли вести о продвижении к Москве на выручку осажденного польского гарнизона войск гетмана Яна Ходкевича. Ополчение выступило из Ярославля. Впереди двигались отряды дворянской конницы под командованием Д. Лопаты-Пожарского, М. Дмитриева и Ф. Левашова. 3 августа первый конный отряд ополчения подошел к Москве и стал у Белого города между Тверскими и Петровскими воротами. 12 августа прибыла остальная конница, а в ночь на 20 августа подошли главные силы ополчения, предводительствуемые Пожарским и Мининым.   22-24 августа 1612 г. развернулись решающие бои под Москвой. Войско гетмана Ходкевича состояло из хорошо вооруженной шляхетской конницы, 2,5 тыс. человек, наемной пехоты – главным образом немцы и венгры – 1,5 тыс. человек и запорожских казаков, до 8 тыс. человек. Кроме того, в Кремле сидело до 3 тыс. поляков и наемников. Всего, таким образом, ополчению противостояло около 15 тыс. вражеского войска.    Силы нижегородского народного ополчения уступали в численности войску интервентов. Казаков, конных и пеших, в нем насчитывалось около 4 тыс. человек, вооруженных огнестрельным оружием, из которого они метко стреляли. Стрельцы – их было около тысячи – кроме холодного оружия имели «огненный бой» – пищали.    Другая половина войска состояла из дворянского ополчения и отрядов крестьян и посадских людей. Среди них выделялось хорошо вооруженное и закаленное в пограничных стычках с польско-литовскими шляхтичами смоленское дворянство. Неплохо были вооружены и снабжены всем необходимым и нижегородские ополченцы. Что же касается отрядов крестьян и посадских людей, а их в ополчении было немало, то их вооружение составляли копья, рогатины, топоры, бердыши, Только некоторые имели огнестрельное оружие. Артиллерийских орудий в ополчении было немного.    Казалось бы, в решающих боях под Москвой преимущество в численности, вооружении, командном составе было на стороне поляков. Но у ополчения имелось одно огромное преимущество – моральное состояние воинов, решивших бороться за Москву, за Россию до последней капли крови, твердо веривших в правоту своего дела. И этот чрезвычайно важный фактор сыграл решающую роль.   Позиции нижегородского народного ополчения были хорошо выбраны. Правда, их не успели как следует укрепить, но они примыкали к каменным стенам Белого города и располагались по валу, господствовавшему над местностью. У Чертольских ворот, на левом фланге, располагались войска под командованием Туренина. Они подходили к самой Москва-реке. На правом фланге, у Петровских ворот, стояли отряды М. Дмитриева и Ф. Левашова. Между ними, у Арбатских ворот, находился отряд Лопаты-Пожарского и главные силы под командованием Пожарского Д.М., Минина и Хованского. Замоскворечье должны были защищать отряды Трубецкого, занимавшие позиции у Яузских ворот и на Воронцовом поле. Таким образом, ополчение, по сути дела, заняло весь Белый город. Преисполненное «духа ратного», ополчение готовилось к решающему бою."Изгнание польских интервентов из Московского Кремля", худ. Э. Лисснер    21 августа высланная навстречу интервентам разведка донесла, что их войска быстро приближаются к Москве. На заре 22 августа Ходкевич двинулся от Новодевичьего монастыря, имея целью разбить ополчение, прорваться в Кремль и освободить запертый в нем польский гарнизон. Бой начался столкновением конницы.    Через несколько часов Ходкевич ввел в бой пехоту. Сражение развернулось на территории только что возведенного деревянного городка, изрытого укреплениями и ямами. Русской коннице пришлось спешиться. Началась кровопролитная сеча. Интервенты пытались опрокинуть русских в Москва-реку. Осажденный в Кремле польский гарнизон несколько раз предпринимал вылазки, но каждый раз, понеся большие потери, откатывался назад, оставляя на поле боя много убитых. Стрельцы захватили знамена неприятеля.    Что же касается Трубецкого, командовавшего остатками первого ополчения, то он решил не принимать участия в битве. Однако казаки не могли спокойно наблюдать за тем, как гибнут русские воины. Пять конных сотен, накануне отпущенных Пожарским по просьбе Трубецкого в его «табор», и еще четыре атамана со своими казаками перешли через реку и вступили в бой. К концу сражения, потеряв большую часть войска, Ходкевич отошел за Москва-реку, к Поклонной горе. В ночь на 23 августа 600 гайдуков прорвались в Кремль, усилив его гарнизон.    Решающая битва произошла 24 августа. Ходкевич стремился во что бы то ни стало пробиться в Кремль и доставить продовольствие осажденному гарнизону. К этому времени Пожарский и Минин перестроили свои войска. Главные силы Пожарский перебросил на юг, к берегу Москва-реки, а сам перешел от Арбатских ворот к Остоженке, где находился и Кузьма Минин.    Часть русского войска переправилась через Москва-реку и заняла позиции в Замоскворечье. Главными опорными пунктами ополчения здесь являлись Земляной город и Климентовский острожек. Тут же у Лужников стояли казаки Трубецкого.Вначале в пятичасовом бою Ходкевичу удалось разбить дворянские нижегородские сотни. Интервенты нанесли поражение и Трубецкому, захватили укрепления Земляного вала, прорвались в глубь Замоскворечья и овладели острожком на Ордынке. Но русские продолжали упорно сопротивляться. Дмитрий Пожарский бился плечом к плечу с рядовыми воинами. Казаки сами бросились в бой, устремились в атаку и выбили поляков из острожка у церкви Климента. Почти все наемники полегли в бою у острожка.    Настал полдень. Пожарский и Минин сосредоточивали войска. Келарь Авраамий Палицын уговаривал казаков Трубецкого, стоявших в Замоскворечье, начать решительные действия, суля им монастырскую казну. Казаки поклялись сражаться не щадя жизни. К казакам и стрельцам стали присоединяться спешенные дворянские сотни, засыпавшие врага тучей стрел. За бурьянами, в ямах и оврагах засели стрельцы с пищалями.    Наступал решительный час. Минин попросил у Пожарского выделить ему воинов. Получив три дворянские сотни и сотню ротмистра Хмелевского, Минин перешел через реку и обрушился на литовские конную и пешую роты, стоявшие у Крымского двора. Это был переломный момент боя. Враг обратился в бегство. Тогда русские перешли в общее решительное наступление. Открыв сильный огонь из ружей и луков, ополченцы очистили от интервентов рвы и валы Земляного города, захватили их огромный обоз, стоявший на Большой Ордынке. Разгром врагов довершила атака русской конницы. Во время этой атаки полегло 500 поляков. Множество пленных, шатры, знамена, литавры, обоз в 400 возов стали трофеями русских воинов. Остатки отрядов Ходкевича отошли к Донскому монастырю, а наутро отправились к Можайску.    Мужество, стойкость, воинское искусство, горячая любовь к Отчизне, твердая вера в свое правое дело обеспечили победу народного нижегородского ополчения над сильным противником. В августовских боях под Москвой ополченцы проявили исключительную храбрость и волю к победе.   Гетмана отбросили от столицы. Теперь надо было освободить её от интервентов. Началась осада Китай-города и Кремля. Последний взяли в кольцо укреплений. Днем и ночью трудились воины народного ополчения, обводя Кремль глубоким рвом и двойным плетнем с насыпанной между его стенками землей. В районе Тверской, Дмитровки, Кулижек, Пушечного двора стояли пушки, обстреливавшие Кремль ядрами и зажигательными снарядами, Несколько пушек поставили вблизи ворот Кремля со стороны Москва-реки.    Желая избежать кровопролития, Пожарский обратился к польскому командованию, предлагая капитуляцию и гарантируя всем жизнь и возвращение на родину. На это предложение интервенты ответили в грубой и оскорбительной форме. 22 октября под звуки рогов с развернутыми знаменами русские пошли на штурм Китай-города и вскоре во­рвались в него. Поляки заперлись в Кремле. Видя безнадежность своего положения, они вступили в переговоры и 26 октября сдались на милость победителей.    Москва была освобождена полностью. В воскресенье 1 ноября русские войска вошли в Кремль. От Арбата шли полки Пожарского, от Покровских ворот – Трубецкого. Бесчисленное множество народа радостно встречало победителей.

   Историческая заслуга нижегородского ополчения, ставшего поистине всенародным, состоит в том, что оно сконцентрировало в себе патриотические силы русского народа, сняло нависшую над страной угрозу порабощения.

_____________________________

Источники:

1. История СССР с древнейших времен до 1861 года.  Учебник для педагогических институтов. Москва. "Просвещение", 1989

2. Кузьма Минин. Дмитрий Пожарский: сборник /авт.-сост. В.А. Шамшурин. — М.: Новатор, 1997. — 398 с. — (Российские судьбы — РОСС).3. Энциклопедия История России. Москва. «Аванта+", 19974. Большая Советская Энциклопедия http://ru.wikipedia.org

Минин и Пожарский

pogrebnyovamarina.blogspot.com

Освобождение Москвы от поляков

Освобождение Москвы от поляков

С октября 1610 года реальная власть в Москве сосредоточилась в руках руководителей польского гарнизона (С. Жолкевского, а после его отъезда — А. Гонсевского) и группы "тушинских изменников" (М.Г. и И.М. Салтыковых, князя Ю.Д. Хворостинина, князя В.М. Масальского, Н. Вельяминова, М. Молчанова, Ф. Андронова и др.), еще в феврале 1610 года пришедших на службу к польскому королю Сигизмунду III. К концу 1610 года русское правительство ("Семибоярщина") окончательно утратило реальную власть, хотя номинально оставалось ею вплоть до освобождения Москвы Вторым ополчением.

Народ противился появлению в Москве вооруженных иноземцев, которые вскоре стали вести себя здесь как в завоеванном городе. Их беззастенчивое хозяйничанье в русской столице вызвало новый всплеск "смуты", которая стала приобретать преимущественно характер национально-освободительной борьбы. Убийство Лжедмитрия II в декабре 1610 года развязало руки представителям общественных сил, которые до того времени опасались активных действий с его стороны. Стала намечаться консолидация общества в борьбе с главным врагом — поляками. Активную патриотическую позицию занял патриарх Гермоген, поддержавший народные выступления против оккупантов и сплочение патриотических сил.

С февраля 1611 года началось движение к Москве вооруженных отрядов. Уже к середине марта здесь образовалось многочисленное народное ополчение (т.н. Первое ополчение) во главе с Прокопием Ляпуновым, Д.Т. Трубецким и И.М. Заруцким. Оно состояло из рязанских дворян, остатков тушинских войск, казаков, астраханских стрельцов и ополченцев из Мурома, Нижнего Новгорода, Суздаля, Владимира, Вологды, Романова, Углича, Галича, Костромы и Ярославля. Началась осада Москвы.

Однако враг был еще силен. Ценой разрушения города иноземцам удалось подавить в Москве вооруженное восстание 19 марта. Москвичи, лишившись жилья и продовольственных запасов, бежали по всем дорогам.

После убийства Ляпунова казаками в июле 1611 года активность Первого ополчения заметно ослабла. Дворянские и "земские" отряды ушли из-под Москвы. Оставшиеся были не в силах ни продолжать осуществление блокады, ни изгнать захватчиков из города. Падение Смоленска 3 июня 1611 года также сыграло на руку захватнической политике короля Сигизмунда. Тем временем подвоз продовольствия в столицу становился все более затруднительным. Запасы, созданные оккупантами после подавления мартовского восстания, быстро растаяли. Казна была пуста. Стали учащаться проявления деморализации среди наемников в Кремле. Осенью 1611 года положение иноземцев в столице сделалось невыносимым.

В конце сентября 1611 года к Москве на помощь польско-немецкому гарнизону подошел гетман Кароль Ходкевич. 25 сентября он переправился через р. Москва и вступил в бой с русскими, который закончился ничем. Дальнейшие усилия гетмана (июнь 1612 года) также оказались тщетными: снять осаду Москвы и отогнать ополченцев ему не удалось.

Продолжалось моральное разложение в стане неприятеля; один из полков самовольно ушел из Кремля и стал за Москвой-рекой. Когда гетман убедился в невозможности своими силами выправить положение, он вернулся обратно в Польшу.

После захвата интервентами значительной части страны и распада Первого ополчения, центр патриотических сил переместился в Нижний Новгород. Именно здесь в сентябре 1611 года земский староста Кузьма Минин обратился к посадским людям, призывая их собирать средства и создать ополчение для освобождения Родины. Население города было обложено особым сбором для организации ополчения. Его военным руководителем стал князь Д.М. Пожарский. Из Нижнего в другие города рассылались грамоты, призывавшие вступать в ополчение.

Программа Второго ополчения заключалась в освобождении Москвы от интервентов, отказе от признания на русском престоле государей иностранного происхождения, создании нового русского правительства.

Основные силы ополчения сформировались в городах и уездах Поволжья. Вместе с русскими в него вошли марийцы, чуваши, коми и другие народы Поволжья и Севера. Наряду с посадскими и крестьянами в его составе были представители мелкого и среднего служилого дворянства. "Организация нового ополчения начиналась без шума и без особых претензий и сначала имела целью лишь оказание помощи ополчению, стоявшему под Москвой". (История Москвы. Т. 1. М., 1952. С. 346.)

Действия по созданию нового ополчения были поддержаны патриархом Гермогеном. Он отказался выполнить требование московских бояр-коллаборационистов, не только не осудил патриотический почин, но фактически поддержал движение за свержение иноземного гнета.

В марте 1612 года ополчение выступило из Нижнего Новгорода и направилось к Ярославлю, где был образован временный "Совет всей Земли" — правительственный орган, который сразу же стал конкурировать с подмосковным казацким ополчением. В это время Трубецкой и Заруцкий вступили в переговоры с Мининым и Пожарским о согласованности действий, но одновременно лидеры казачества и южнорусского дворянства проводили раскольническую, авантюрную политику; 2 марта подмосковное ополчение целовало крест псковскому самозванцу Сидорке. На этом фоне нижегородское ополчение приобретало общенациональный характер, силы его умножались и крепли; поход к Ярославлю (март 1612 года) стал настоящим триумфом Минина и Пожарского.

Во второй половине июля 1612 года, когда стало известно о движении Ходкевича к Москве, ополчение двинулось в сторону Троице-Сергиевой лавры, где его вожди начали переговоры с казаками. Однако и на этот раз выработать согласованную позицию не удалось.

24 июля к Москве подошел первый отряд ополченцев под командованием воевод М.С. Дмитриева и Ф. Левашова. Согласно инструкции, он стал особым острожком у Петровских ворот, не входя ни в какие отношения с Трубецким и Заруцким. Впрочем, через несколько дней последний бежал, и с ним ушла наиболее авантюристически настроенная часть казаков. 2 августа под Москву прибыл другой отряд, под начальством князя Д.П. Пожарского-Лопаты; этот отряд укрепился у Тверских ворот, тоже отдельно от казацких таборов.

Получив от князя Трубецкого известие о том, что гетман Ходкевич с многочисленным войском и припасами приближается к Москве, а казаки намерены оставить осадное войско, князь Пожарский осознал всю опасность дальнейшего промедления. Находясь в тот момент у Троице-Сергиевой лавры, он решил поспешить к столице, чтобы воспрепятствовать полякам войти в город и доставить вражескому гарнизону необходимую помощь. Пожарский незамедлительно послал воеводу князя Василия Ивановича Туренина вперед, приказав расположиться у Чертольских ворот, а затем и сам двинулся за ним со старостой Мининым, келарем лавры Авраамием Палицыным и всем войском.

Приближаясь к столице, ополченцы расположились на ночлег при р. Яуза, в пяти километрах от города. Трубецкой, встретив их, предложил Пожарскому соединиться в одном стане, но тот ответил отказом. На следующий день ополченцы, подступив к Арбатским воротам, встали там лагерем. Ранее пришедшие отряды заняли позиции от Петровских до Никитских и Чертольских ворот и Алексеевской башни. Таким образом, вдоль западных стен Белого города были созданы новые и укреплены старые позиции, позволявшие сдерживать наступление врага со стороны Смоленской дороги.

21 августа Пожарский поручил разведчикам установить маршрут следования Ходкевича. Выяснив, что гетман идет к Москве от Вязьмы, он стал готовиться к отпору.

Численность русского войска под Москвой, включая казаков Трубецкого, составляла 8—10 тысяч человек. Одну его часть составляли казаки (около 4 тысяч человек) и стрельцы (до 1 тысячи человек), другую — дворянские конные сотни и крестьянско-посадские ополчения. Отряд Ходкевича насчитывал 12 тысяч человек; оборону Кремля держал трехтысячный польско-немецкий гарнизон. Самой надежной частью войск Ходкевича были конные шляхетские сотни. Пехота (до 1500 человек) состояла из венгерских, немецких и польских ландскнехтов-профессионалов; кроме того, под начальством талантливого полководца находилось до 8 тысяч украинских казаков. Не только по численности, но также по вооружению и военной выучке интервенты превосходили русских. Однако моральный перевес был на стороне последних.

Ходкевич остановился у Поклонной горы; на другой день он переправился через р. Москва у Новодевичьего монастыря и придвинулся к Чертольским воротам. Здесь против него выступил Пожарский. Трубецкой, стоявший на другом берегу реки, у Крымского двора (близ нынешнего Крымского моста), просил Пожарского выделить ему пять конных сотен, обещая ударить по неприятелю с другой стороны. Пожарский, не подозревая обмана, передал Трубецкому свои лучшие кавалерийские силы.

Ранним утром 22 августа ополченцы и поляки вступили в затяжной бой у Арбатских и Чертольеких ворот. После полудня неприятель стал одолевать. Однако Трубецкой не спешил с помощью. Не в силах сдерживать мощный натиск гетмана, Пожарский отдал приказ всадникам спешиться. Жестокая сеча продолжалась, но вскоре русские стали уступать. Видя это, сотни, ранее посланные к Трубецкому, не дожидаясь приказа, бросились на помощь своим. С ними последовали четыре казачьих атамана из полков Трубецкого. Лишь это позволило отразить гетманскую рать, отбросить ее за Москву-реку с нанесением большого урона. Попытка осажденного гарнизона произвести вылазку из Кремля к Чертольским воротам, в тыл ополчения, также закончилась неудачей.

Ночью Ходкевич предпринял попытку доставить в Кремль провиант, но русские отбили неприятельский обоз; впрочем, 600 гайдуков смогли пробиться к осажденным через Замоскворечье, бывшее "зоной ответственности" Трубецкого. Именно здесь и решил в дальнейшем прорываться Ходкевич; он рассчитывал на разногласия в русских рядах, а также на слабость укреплений, защищавших город на этом направлении. В соответствии с новым польским планом, который каким-то образом стал известен Пожарскому, обе стороны произвели перегруппировку своих войск.

Главные силы ополчения переместились к югу и встали по берегу Москвы-реки. Сам Пожарский стоял на Остоженке, готовый в любую минуту перейти реку вброд, чтобы оказать помощь на угрожаемых участках. Его воеводы расположились вдоль Земляного города; по рву к Земляному валу, защищавшему подступы к столице с юга, стали стрельцы с двумя орудиями. Трубецкой с казаками, выйдя из таборов, расположился в восточной части Замоскворечья, в Лужниках. Казаки заняли острожек, на стыке Ордынки и Пятницкой (около Климентовской церкви), который охранял дорогу от Серпуховских ворот к Плавучему мосту, соединявшему Замоскворечье с Китай-городом. Польский стан был расположен сначала у Поклонной горы, а за тем у Донского монастыря. На рассвете 23 августа Ходкевич с запасами вновь двинулся от Сетуни к столице; Пожарский, став частью близ церкви Илии Обыденного, частью на месте бывшего Деревянного города, вышел против неприятеля.

На рассвете 24 августа начался решающий бой. Ходкевич сделал последнюю попытку прорваться в Кремль. Передовой отряд польского войска должен был пробить путь арьергарду с обозом. Навстречу неприятелю выступила русская конница, которая в течение нескольких часов сдерживала его натиск. Тогда гетман ввел в бой все свои силы и потеснил конницу; поляки начали обстреливать ров, где засели стрельцы. Под натиском неприятеля последние были вынуждены отступить.

Захват укреплений Земляного вала был несомненным успехом Ходкевича. Это позволило ему ввести в город 400 повозок с продовольствием для осажденных. Последним успехом гетмана был прорыв венгров Граевского и запорожцев Зборовского в Замоскворечье и захват ими Климентовского острожка. Одновременно поляки сделали вылазку из Кремля и тоже достигли острожка. Однако закрепить этот успех неприятелю не удалось.

Несмотря на успехи гетманского войска, русские не поддались панике. Их отход совсем не походил на бегство. Ополченцы занимали удобные рытвины, ямы, заросли бурьяна, прятались в развалинах строений, чтобы продолжать сражение. Закрепление на новых рубежах происходило стихийно, нередко по инициативе самих бойцов и младших командиров.

Предчувствуя неизбежность катастрофы, вожди ополчения уполномочили князя Дмитрия Лопату позвать келаря Авраамия и поручили ему уговорить казаков, чтобы те двинулись сражаться. Авраамию удалось справиться с этой задачей, и казаки, стоявшие за рекой у Никитской церкви, последовали за сподвижниками. Два ополчения Трубецкого и Пожарского, соединившись вместе, напали с обеих сторон на врагов у Екатерининской церкви. Кровопролитный бой завершился тем, что укрепление у Климентовской церкви было занято русскими, обоз захвачен, защитники острожка перебиты (одних только венгров погибло 700 человек).

Наступил вечер, когда Минин дал сигнал к контратаке. Взяв с собой ротмистра Хмелевского с тремя сотнями дворян, он переправился через Москву-реку и остановился против Крымского двора, где находились две роты неприятеля. Удар Минина пришелся им во фланг, и те, не дожидаясь столкновения, пустились в бегство в сторону польского стана. Сминая друг друга, роты внесли смятение в ряды других частей. Затаившаяся русская пехота также перешла в контрнаступление. Казаки, стоявшие на противоположном берегу, решительно переправились через реку и поддержали своих. Этой демонстрации силы оказалось достаточно, чтобы поляки оставили не только укрепления Земляного вала, но и свой стан, бросив обозы с шатрами, знаменами и всякими припасами. Многие ополченцы хотели преследовать Ходкевича, но предводители мудро убеждали их, что "в один и тот же день не бывает двух радостей". Устрашенный гетман отступил к Донскому монастырю и Воробьевым горам, а поутру принял решение о немедленном возвращении в Литву.

Таким образом, в сражении 22—24 августа войска гетмана Ходкевича, пытавшиеся извне прорваться в Кремль, были разгромлены и понесли тяжелые потери. Участники народного ополчения проявили в сражении массовый героизм, а их руководители — высокое полководческое мастерство и личную храбрость. Эта победа предрешила судьбу вражеских гарнизонов в Кремлей Китай-городе, которые капитулировали 22—26 октября 1612 года. Москва была освобождена. Этим создавались условия для восстановления государственной власти в стране и развертывания массового освободительного движения против интервентов.

В ноябре 1612 года руководители ополчения разослали по городам грамоты о созыве Земского собора для выборов нового царя. В феврале 1613 года Земский собор избрал на царство Михаила Романова, кандидатура которого устраивала разные слои русского общества. В конце 1618 года было подписано Деулинское перемирие, завершившее войну с Польшей.

Использованы материалы книги: "Сто великий битв", М. "Вече", 2002

Литература

1. Военная энциклопедия. —СПб., Изд. И.Д. Сытина, 1914. —Т.16. — С. 452-453.

2. Военный энциклопедический лексикон, издаваемый обществом военных и литераторов. — Изд. 2-е. — В 14-й т. — СПб., 1855. — Т.9. — С. 139-141.

3. Голицын Н.С. Русская военная история. — СПб., 1878. — 4.2. — С. 375-387.

4. Жолкевский С. Записки гетмана Жолкевского о Московской войне. — Изд. 2. - СПб., 1871.

5. Забелин И.Е. Минин и Пожарский. — Изд.З. — М„ 1896.

6. КозаченкоА.И. Разгром польской интервенции в начале XVII века. — М., 1939.

7. Любомиров П.Г. Очерки истории нижегородского ополчения. 1611 - 1913 гг. - М., 1939.

8. Морской атлас. Описания к картам. — М., 1959. — Т.З, ч. 1. — С. 158-159.

9. Морской атлас / Отв.ред. Г.И. Левченко. —М., 1958. —Т.3,ч.1. —Л.8.

10. Платанов С.Ф. Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. - М., 1995.

11. Чернов А.В. Военные силы Русского государства в XVI— XVII вв. — М., 1954.

 

 

www.hrono.ru

Освобождение Москвы

Согласно официальному мифу, «4 ноября 1612 года воины народного ополчения под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов и продемонстрировав образец героизма и сплоченности всего народа».

Наиболее рьяные из профессиональных патриотов добавляют, что 4 ноября мы отмечаем «годовщину освобождения Москвы от польских интервентов и фактического окончания Смутного времени (1612 год)»

Из всего вышеперечисленного реально имело место лишь взятие народным ополчением Китай-города. В остальном что ни слово, то либо передергивание, либо умолчание.

МЕСТО. Интерпретируя взятие Китай-города как великую победу, официоз упорно игнорирует тот факт, что символом верховной власти – как светской, так и духовной – и олицетворением суверенной государственности России был вовсе не Китай-город, а Кремль. Только освобождение Кремля можно рассматривать как действительно важное событие. Взятие же Китай-города есть не более чем эпизод Смутного времени.

ДАТА. Всякий знает, что 25 октября по старому стилю приходится на 7 ноября по новому. Однако разница между григорианским и юлианским календарями составляла 13 дней лишь в XX веке. В начале XVII века этот межкалендарный «разрыв» был равен 10 дням.

Согласно дошедшим до нас свидетельствам,  22 октября (1 ноября по новому стилю) 1612 года ополченцы под командованием князя Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город. «Польские интервенты» отступили в Кремль, который был немедленно осажден. После того как «поляки» затворились в Кремле, возникла оперативная пауза. По свидетельству современников, ни одна из сторон не располагала ресурсами, достаточными для продолжения боевых действий.

Осажденные испытывали жестокую нехватку продовольствия. Осаждавшие не имели ни достаточного количества бойцов, ни достаточно мощной артиллерии, чтобы проломить стены. При этом обе стороны знали, что на подмогу кремлевским сидельцам идет армия польского королевича Владислава.

Руководство ополчения решило не дожидаться прихода Владиславова войска и предложило осажденным капитуляцию, основным условием которой была гарантия беспрепятственного выхода из Москвы. Осажденные тоже решили Владислава не дожидаться и условия капитуляции приняли.

26 октября (5 ноября) интервенты официально капитулировали и выпустили из Кремля удерживавшихся там – фактически на положении заложников – бояр и иных представителей московской знати. 27 октября (6 ноября) осажденные покинули Кремль и ушли из Москвы.

В интервале между 22 и 27 октября (между 1 и 6 ноября по новому стилю) никаких мало-мальски значимых боевых действий не велось.

Таким образом, 25 октября (4 ноября) не произошло вообще ничего такого, что было бы достойно не то что статуса национального праздника, но и простого упоминания.

ПРОЧИЕ ДЕТАЛИ. Говорить о «предводительстве Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского» неверно. Кузьма Минин занимался формированием ополчения, фактически совмещая должности начальника мобилизационного управления и зама по тылу. Командовал же ополчением Дмитрий Пожарский. Единолично.

В России полыхала гражданская война, в ходе которой каждая из противоборствующих сторон искала и находила союзников и внутри России, и за ее пределами – на Украине, в Польше, Швеции, Литве и прочих ближних и дальних странах.

В соответствии с решением Боярской думы от 17 августа (по старому стилю) 1610 года московским царем становился польский королевич Владислав – при условии его перехода в православие и сохранения российского суверенитета и государственно-политического устройства. Таким образом, поляки были официально приглашены в Московию одной из противоборствующих сторон и считать их интервентами нет никаких оснований.

Помимо поляков, в составе московского гарнизона несли службу немцы, венгры, литовцы, украинцы,  смоляне (которые считали себя отдельным народом), и ещё много кто. Немалую часть тех, кто воевал на стороне поляков, причем не только бойцов, но и командиров, составляли московиты (например, князь Салтыков).

То есть обозначать противников ополчения Минина и Пожарского словами «польские интервенты» некорректно.

При формировании ополчения, впоследствии отбившего Москву у «интервентов», русский народ особой сплоченности не проявил. Многие волости прислали своих бойцов лишь после того, как победитель более-менее определился, а некоторые – «Казанское и Астраханское царства, Северские городы» - проигнорировали призывы Минина и Пожарского.

И, разумеется, «изгнание поляков из Москвы» вовсе не означало окончания Смутного времени. Бунты, мятежи, интервенции и крестьянские восстания терзали Московию еще 6 лет – до конца 1618 года, когда было подписано Деулинское перемирие с Речью Посполитой.

ПОСЛЕДСТВИЯ. Если бы союзники королевича Владислава смогли продержаться в Кремле до его прихода, он наверняка сумел бы утвердиться на русском троне. Следствием стало бы скорое объединение Московии с Речью Посполитой и создание Славянской Империи.

Эта империя, расставшись с ордынскими привычками и комплексами, развернулась бы лицом к Европе и, притянув к себе чехов со словаками и болгаров с сербами, быстро могул бы стать мощнейшим игроком на европейском поле. И мировая история имела бы совсем иное продолжение.

Однако, «освобождение Москвы от польских интервентов» поставило на мечтах о славянском единстве крест.                    

Максим ТРОШИЧЕВ

nekropole.info