Легенда крепости Осовец. Подлинная история «атаки мертвецов». Осовец 1915 атака мертвецов


Легенда крепости Осовец. Подлинная история «атаки мертвецов» | История | Общество

Война, не ставшая Отечественной

Первая мировая война не занимает в отечественной истории места, подобного месту Великой Отечественной войны 1941–1945 годов или Отечественной войны 1812 года.

Несмотря на то, что царское правительство пыталось именно этому военному конфликту дать название «Великая Отечественная война», данный термин не прижился.

Если войны 1812 и 1941–1945 годов однозначно воспринимались как национально-освободительные, то цели и задачи конфликта, начавшегося в 1914 году, большинству населения России были не близки и не очень понятны. И чем дальше шла Первая мировая война, тем меньше было желания воевать за абстрактные «Босфор и Дарданеллы».

Сегодняшние попытки на самом высоком уровне переписать историю, придав российскому участию в Первой мировой войне большее значение, являются таким же искажением исторической действительности, как учреждение новых национальных праздников, не имеющих за собой никаких традиций.

Но кто бы как бы ни относился к целям и задачам войны 1914–1918 годов, нельзя не признать, что она оставила в истории немало примеров мужества и стойкости русских солдат.

Одним из таких примеров стала «атака мертвецов» при обороне крепости Осовец 6 августа 1915 года.

Кость в германском горле

Крепость Осовец, расположенная в 50 километрах от города Белосток, ныне принадлежащего Польше, была основана в 1795 году, после вхождения польских территорий в состав Российской империи. Крепость строилась с целью обороны коридора между реками Неман и Висла – Нарев – Буг, с важнейшими стратегическими направлениями Петербург – Берлин и Петербург – Вена.

Строительство различных фортификационных сооружений в самой крепости и вокруг неё велось более ста лет. Первые же боевые действия в истории Осовца начались в сентябре 1914, когда к ней подступили части 8-й германской армии.

Немцы имели многократный численный перевес, смогли подтянуть тяжёлую артиллерию, однако штурм был отбит.

Крепость имела важнейшее стратегическое значение — она являлась одним из центров обороны так называемого «Польского мешка», выступающей глубоко на запад и уязвимой с северного и южного флангов территории Царства Польского.

Осовец невозможно было обойти — на север и на юг от крепости располагались непроходимые болота, и единственной возможностью для германского командования продвинуться дальше на этом направлении было взять её.

Крепость Осовец, 1915 г Крепость Осовец, 1915 г. Фото: Public Domain

Крепость разрушали «Большими Бертами»

3 февраля 1915 года начался второй штурм крепости Осовец. После шести дней боёв германским подразделениям удалось занять первый рубеж русской обороны. Это позволило в полной мере использовать тяжёлую немецкую артиллерию. К крепости были переброшены осадные орудия, включая мортиры «Шкода» калибром 305 мм, а также «Большие Берты» калибром 420 мм.

Ход боевых действий на Сосненской позиции (6 августа) 1915 года Ход боевых действий на Сосненской позиции (6 августа) 1915 года. Фото: Commons.wikimedia.org

Всего за одну неделю обстрела по крепости было выпущено около 250 тысяч снарядов крупного калибра. Свидетели обстрелов рассказывали, что Осовец был окутан дымом, из которого вырывались страшные языки пламени, а земля ходила ходуном.

Генеральный штаб русской армии, зная о больших разрушениях, пожарах и тяжёлых потерях среди личного состава, поставил перед частями, оборонявшими Осовец, задачу продержаться в течение 48 часов. Русские подразделения смогли не только выстоять двое суток, но и отбить штурм.

В июле 1915 года началось новое масштабное наступление германской армии, частью которого стал третий штурм Осовца.

Газовая атака

Не полагаясь более на мощь крепостных орудий, германское командование решило использовать боевые отравляющие вещества, первое применение которых состоялось на Западном фронте на реке Ипр в апреле 1915 года.

На германских позициях под Осовцом было развёрнуто 30 газобаллонных батарей, которые в 4 часа утра 6 августа 1915 года, дождавшись попутного ветра, начали выпуск хлора.

Газ в итоге проник на общую глубину до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км и до 12 метров по высоте.

Никаких эффективных средств защиты от газа у русских частей не было. В результате 226-й Землянский полк, державший оборону на направлении главного удара, понёс тяжёлые потери. 9-я, 10-я и 11-я роты были выведены из строя полностью, в остальных держать оборону могли по несколько десятков человек. Русские артиллеристы, также попавшие под газовую волну, не могли вести огонь. Всего выбыли из строя до 1600 человек, оборонявших крепость, остальные получили менее тяжёлую степень отравления.

Вслед за газовой атакой начался обстрел со стороны германской артиллерии, причём часть снарядов также имела химический заряд. За этим началось наступление германской пехоты, в котором участвовало в общей сложности до 7000 человек.

Подвиг подпоручика Котлинского

Немцы с лёгкостью заняли две первых линии обороны, которые совершенно обезлюдели, и продвигались дальше.

Нависла угроза захвата противником Рудского моста, что означало бы рассечение всей русской обороны и последующее неизбежное падение Осовца.

Генерал-лейтенант Николай Александрович Бржозовский Генерал-лейтенант Николай Александрович Бржозовский. Фото: Public Domain

Комендант крепости генерал-лейтенант Николай Бржозовский отдал приказ контратаковать противника в штыки «всем, чем можно».

Контратаку возглавил командир 13-й роты Землянского полка подпоручик Владимир Котлинский. Вместе с остатками своей роты он повёл за собой живых бойцов 8-й, 12-й рот, а также 14-й роты, наименее пострадавшей от газа.

Это было ужасающее зрелище: в штыковую атаку шли люди с химическими ожогами на лицах земляного цвета, обмотанные тряпками (единственное русское средство защиты от газа), харкающие кровью и вместо криков «ура» издающие страшные, нечеловеческие хрипы.

Несколько десятков умирающих русских солдат обратили в бегство германскую пехоту. В ходе боя за первую и вторую линии укреплений был смертельно ранен подпоручик Котлинский. Несмотря на это, к восьми часам немецкий прорыв был ликвидирован полностью. К 11 часам стало ясно, что штурм отбит.

Всё дело в кавычках

Впервые термин «атака мертвецов» был введён в оборот в 1939 году военным инженером-фортификатором Сергеем Александровичем Хмельковым в работе «Борьба за Осовец». Хмельков, к моменту написания этой работы являвшийся одним из руководителей Военно-инженерной академии РККА, в 1915 году лично сражался под Осовцом и получил отравление во время газовой атаки.

«13-я и 8-я роты, потеряв до 50% отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. Эта атака «мертвецов», как передаёт очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии», — писал Хмельков.

Тема «атаки мертвецов» обрела популярность после распада СССР, когда изучению событий Первой мировой войны стало уделяться больше внимания. И если Хмельков в своей работе, брал «мертвецов» в кавычки, то новые авторы писали уже просто — «атака мертвецов».

В итоге сегодня события 6 августа 1915 года порой описывают как победу 60 умирающих русских солдат над 7000 немцев, что вызывает у многих скепсис и недоверие.

А как же было на самом деле?

Наступление русских войск Наступление русских войск. Фото: РИА Новости

Психологический эффект плюс артиллерийский удар

Германские источники не слишком заостряли внимание на провальном штурме крепости Осовец 6 августа. Тем не менее, описывая случаи применения боевого газа, немецкие генералы отмечали, что он, нанося тяжёлый ущерб противнику, неправильно воспринимался германскими солдатами и офицерами.

В среде немецких солдат бытовало мнение, что газовая атака должна полностью уничтожить противника или, по крайней мере, лишить его всякой возможности к сопротивлению. Поэтому германская пехота, поднимаясь в атаку на Осовец 6 августа 1915 года, была морально не готова к сопротивлению противника.

Немцы от затянувшейся борьбы за Осовец устали не меньше русских. Окопная жизнь среди болот вымотала их до предела. Мысль о том, что проклятая крепость падёт без боя, откровенно их расхолодила.

Частично боевой потенциал наступающих был уничтожен ими самими. На ряде участков пехота столь рьяно устремилась вперёд, что на полном ходу забежала в облако газов, предназначавшихся для русских. В результате из строя выбыли несколько сотен немецких солдат.

В «атаке мертвецов» участвовало не 60, а значительно больше русских солдат. Половина 13-й роты, половина 8-й роты, часть бойцов 12-й роты и, наконец, 14-я рота, где в строю было более половины личного состава. Противостояли штыковой контратаке не 7000 бойцов, а только 18-й полк 70-й бригады 11-й дивизии ландвера.

Как отмечает Сергей Хмельков, немецкая пехота фактически не приняла боя. И вот здесь действительно сработал психологически эффект: вид идущих в атаку солдат, пострадавших от газовой атаки, произвёл на противника неизгладимое впечатление.

Вполне возможно, что германским офицерам удалось бы привести подчинённых в чувство, но за время, выигранное бойцами подпоручика Котлинского, пришла в себя русская артиллерия, которая заработала и начала выкашивать ряды наступающих.

Все эти факторы вместе и привели к тому, что «атака мертвецов» оказалась успешной.

Неизвестные герои

Значит ли это, что подвига не было? Разумеется, он был. Нужно великое мужество для того, чтобы, подвергнувшись воздействию оружия массового поражения, не просто подняться на ноги, но и, взяв в руки оружие, потратить последние силы на борьбу с врагом. И русские солдаты под Осовцом продемонстрировали беспримерный героизм.

Подпоручик Владимир Карпович Котлинский, командовавший «атакой мертвецов», в сентябре 1916 года был посмертно награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Имена большинства других участников атаки остались неизвестны.

События 6 августа 1915 года стали последним героическим актом обороны крепости Осовец. Положение на фронте было таково, что её дальнейшая оборона не имела смысла. Спустя несколько дней Генеральный штаб отдал приказ прекратить бои и начать эвакуацию гарнизона.

Эвакуация была завершена 22 августа. Уцелевшие укрепления и всё имущество, которое нельзя было вывезти, были взорваны русскими сапёрами.

25 августа руины крепости были заняты германскими войсками.

www.aif.ru

«Атака мертвецов». История подвига (06.08.1915год).

Сто лет назад фраза «Русские не сдаются!» облетела весь мир. Узнав подробности обороны небольшой крепости Осовец, люди содрогнулась ,кто от ужаса, кто от восхищения, а враги от бессильной ярости.

Осовецкая крепость

Осовецкая крепость в шутку называлась «игрушечной» и действительно, на фоне своих соседей – Брест-Литовской и Новогеоргиевской она смотрелось весьма скромно: всего четыре форта, соединённых траншеями, 71 орудие и 1 полк защитников. Эта крепость была «лакомым кусочком» для немецкого командования, она прикрывала фланги сразу двух русских армий и запирала проходившие через неё железную дорогу Лык — Граево — Белосток и шоссе на Белосток. Обойти Осовец было невозможно, вокруг – сплошные болота…

Первый штурм

В сентябре 1914 года немецкая армия с марша попыталась взять крепость (40 батальонов ландвера против одного российского пехотного полка). Два дня 60 тяжёлых орудий (калибра до 203 мм) переброшенных из Кёнигсберга бомбардировали крепость. Решив, что после такого обстрела Осовец будет легкой добычей немцы пошли на штурм. Атака было отбита, более того, на следующий день, русские солдаты ринулись на превосходящие силы противника. Германцы спешно отступили, отводя артиллерию.

Второй штурм

Полноценная осада началась в январе 1915-го, а штурм последовал 3 февраля. Под Осовец привезли четыре «Большие Берты» и 64 других мощных осадных орудия, всего 17 батарей. «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре. За неделю ужасающего обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжелых снарядов.«Кирпичные постройки разваливались, деревянные горели, слабые бетонные давали огромные отколы в сводах и стенах; проволочная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы и все усовершенствования на валах, как то: козырьки, пулеметные гнезда, легкие блиндажи, стирались с лица земли». (Из воспоминаний А.А. Хмелькова).

Русское командование, понимая, что даже героизму есть предел, попросило продержаться гарнизон еще 48 часов. Крепость держалась более полугода – 190 дней!

«Атака мертвецов»

На рассвете в 4:00 6 августа 1915 года 30 тщательно замаскированных газовых батарей в несколько тысяч баллонов ударили по русским позициям 12-метровой волна хлора, котораяпроникла вперед на глубину до 20 км. Последствия химической атаки были ужасающими. «Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть. Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели». (Из воспоминаний А.А. Хмелькова).

Противогазов у защитников крепости не было 9-я, 10-я и 11-я роты Землянского полка погибли целиком, от 12-й роты осталось около 40, от трех рот, защищавших Бялогронды, оставалось около 60… 8-я армия (14 батальонов ландвера, не менее 7 тысяч человек) двинулись вслед за волной газов. Они шли не в атаку. На зачистку. Будучи уверенными в том, что живых не встретят.

То, что произошло дальше, прекрасно описал публицист Владимир Воронов:«Когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов»».

Возглавивший атаку 13-й роты подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование соединением подпоручику Стрежеминскому, который тоже был убит. Остатки роты под командование прапорщика Радке с боем полностью ликвидировали последствия немецкого прорыва на данном участке обороны.

Оставление крепости

Крепость так и не сдалась. Она была оставлена позже по приказу командования. К августу 1915 года в связи с изменениями на Западном фронте, стратегическая необходимость в обороне крепости потеряла всякий смысл. 18 августа 1915 г. началась эвакуация гарнизона. Часть орудий удалось отправить в Белосток по железной дороге, но вскоре она была перерезана немцами. Лошадей не хватало, поэтому по 30-50 артиллеристов и ополченцев тащили на себе пушки. 23 августа все уцелевшее в крепости было взорвано русскими саперами. Русские защитники Осовца внушили такой ужас врагу, что только немцы, только спустя два дня осмелились занять опустевшие руины крепости.

Эпилог

В советское время Осовец не очень любили вспоминать, потому что комендантом крепости генерал-майор Бржозовский в 19-м году примкнул к Белому движению и сражался с большевиками.

nk.org.ua

Атака мертвецов. К 100-летию подвига защитников крепости Осовец

Атака мертвецов. Художник: Евгений Пономарев

6 августа исполнилось 100 лет со дня знаменитой «Атаки мертвецов» – события, уникального для истории войн: контратаки 13-й роты 226-го Землянского полка, пережившей немецкую газовую атаку при штурме германскими войсками крепости Осовец 6 августа (24 июля) 1915 года. Как это было?

Шел второй год войны. Ситуация на Восточном фронте складывалась не в пользу России. 1 мая 1915 года после газовой атаки у Горлицы немцам удалось прорвать русские позиции, и началось широкомасштабное наступление немецких и австрийских войск. В результате были оставлены Царство Польское, Литва, Галиция, часть Латвии и Белоруссия. Только пленными императорская армия России потеряла 1,5 миллиона человек, а общие потери за 1915 год насчитывали около 3 миллионов убитых, раненых и пленных.

Однако было ли великое отступление 1915 года позорным бегством? Нет.

О том же Горлицком прорыве видный военный историк А. Керсновский пишет следующее: «На рассвете 19 апреля IV-я австро-венгерская и XI-я германская армии обрушились на IX-й и Х-й корпуса на Дунайце и у Горлицы. Тысяча орудий – до 12-дюймового калибра включительно – затопили огневым морем неглубокие наши окопы на фронте 35 верст, после чего пехотные массы Макензена и эрцгерцога Иосифа Фердинанда ринулись на штурм. Против каждого нашего корпуса было по армии, против каждой нашей бригады – по корпусу, против каждого нашего полка – по дивизии. Ободренный молчанием нашей артиллерии, враг считал все наши силы стертыми с лица земли. Но из разгромленных окопов поднялись кучки полузасыпанных землею людей – остатки обескровленных, но не сокрушенных полков 42, 31, 61 и 9-й дивизий. Казалось, встали из своих могил цорндорфские фузилеры. Своей железной грудью они спружинили удар и предотвратили катастрофу всей российской вооруженной силы».

Гарнизон крепости Осовец

Русская армия отступала, потому что испытывала снарядный и ружейный голод. Русские промышленники, в большей своей части – либеральные ура-патриоты, кричавшие в 1914 году «Даешь Дарданеллы!» и требовавшие предоставить общественности власть для победоносного окончания войны, оказались не в силах справиться с оружейным и снарядным дефицитом. На местах прорывов немцы сосредотачивали до миллиона снарядов. На сто немецких выстрелов русская артиллерия могла ответить лишь десятью. План по насыщению русской армии артиллерией был сорван: вместо 1500 орудий она получила… 88.

Слабо вооруженный, технически малограмотный в сравнении с немцем русский солдат делал что мог, спасая страну, личным мужеством и своей кровью искупая просчеты начальства, лень и корысть тыловиков. Без снарядов и патронов, отступая, русские солдаты наносили тяжелые удары немецким и австрийским войскам, чьи совокупные потери за 1915 год насчитывали около 1200 тысяч человек.

В истории отступления 1915 года славной страницей является оборона крепости Осовец. Она находилась всего в 23 километрах от границы с Восточной Пруссией. По словам участника обороны Осовца С. Хмелькова, основной задачей крепости было «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей». А Белосток – это дорога на Вильно (Вильнюс), Гродно, Минск и Брест, то есть – ворота в Россию. Первые атаки немцев последовали уже в сентябре 1914 года, а с февраля 1915 года начались планомерные штурмы, которые отбивались в течение 190 дней, несмотря на чудовищную немецкую техническую мощь.

Немецкая пушка Большая Берта

Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-милиммитровго калибра, 800-килограммовые снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была 5 метров глубиной и 15 в диаметре. Под Осовец привезли четыре «Большие Берты» и 64 других мощных осадных орудия – всего 17 батарей. Самый жуткий обстрел был в начале осады. «Противник 25 февраля открыл огонь по крепости, довел его 27 и 28 февраля до ураганного и так продолжал громить крепость до 3 марта», – вспоминал С. Хмельков. По его подсчетам, за эту неделю ужасающего обстрела по крепости было выпущено 200–250 тысяч только тяжелых снарядов. А всего за время осады – до 400 тысяч. «Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа».

И однако крепость стояла. Защитников просили продержаться хотя бы 48 часов. Они выстояли 190 дней, подбив при этом две «Берты». Особенно важно было удержать Осовец во время великого наступления, чтобы не дать легионам Макензена захлопнуть русские войска в польском мешке.

Немецкая газовая батарея

Видя, что артиллерия не справляется со своими задачами, немцы стали готовить газовую атаку. Отметим, что отравляющие вещества были запрещены в свое время Гаагской конвенцией, которую немцы, однако, цинично презрели, как и многое другое, исходя из лозунга: «Германия превыше всего». Национальное и расовое превозношение подготовило почву для бесчеловечных технологий Первой и Второй мировых войн. Немецкие газовые атаки Первой мировой – предтечи газовых камер. Характерна личность «отца» немецкого химического оружия Фрица Габера. Он любил из безопасного места наблюдать за мучениями отравленных солдат противника. Показательно, что его жена покончила с собой после немецкой газовой атаки у Ипра.

Первая газовая атака на Русском фронте зимой 1915 года оказалась неудачной: слишком низкой была температура. В дальнейшем газы (прежде всего хлор) стали надежными союзниками немцев, в том числе под Осовцом в августе 1915 года.

Немецкая газовая атака

Газовую атаку немцы готовили тщательно, терпеливо выжидая нужного ветра. Развернули 30 газовых батарей, несколько тысяч баллонов. И 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5–10 минут. Газовая волна 12–15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было.

«Всё живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки – мясо, масло, сало, овощи, – оказались отравленными и непригодными для употребления».

Атака мертвецов. Реконструкция

Германская артиллерия вновь открыла массированный огонь, вслед за огневым валом и газовым облаком на штурм русских передовых позиций двинулись 14 батальонов ландвера – а это не менее 7 тысяч пехотинцев. Их цель была взятие стратегически важной Сосненской позиции. Им обещали, что они никого не встретят, кроме мертвецов.

Вспоминает участник обороны Осовца Алексей Лепешкин: «У нас не было противогазов, поэтому газы нанесли ужасные увечья и химические ожоги. При дыхании вырывался хрип и кровавая пена из легких. Кожа на руках и лицах пузырилась. Тряпки, которыми мы обмотали лица, не помогали. Однако русская артиллерия начала действовать, посылая из зеленого хлорного облака снаряд за снарядом в сторону пруссаков. Тут начальник 2-го отдела обороны Осовца Свечников, сотрясаясь от жуткого кашля, прохрипел: “Други мои, не помирать же нам, как пруссакам-тараканам, от потравы. Покажем им, чтобы помнили вовек!»

И поднялись те, кто пережил страшную газовую атаку, в том числе 13-я рота, потерявшая половину состава. Ее возглавил подпоручик Владимир Карпович Котлинский. Навстречу немцам шли «живые мертвецы», с лицами, обмотанными тряпками. Кричать «Ура!» сил не было. Бойцы сотрясались от кашля, многие выхаркивали кровь и куски легких. Но шли.

Атака мертвецов. Реконструкция

Один из очевидцев сообщил газете «Русское слово»: «Я не могу описать озлобления и бешенства, с которым шли наши солдаты на отравителей-немцев. Сильный ружейный и пулеметный огонь, густо рвавшаяся шрапнель не могли остановить натиска рассвирепевших солдат. Измученные, отравленные, они бежали с единственной целью – раздавить немцев. Отсталых не было, торопить не приходилось никого. Здесь не было отдельных героев, роты шли как один человек, одушевленные только одной целью, одной мыслью: погибнуть, но отомстить подлым отравителям».

Подпоручик Владимир Котлинский

В дневнике боевых действий 226-го Землянского полка говорится: «Приблизившись к противнику шагов на 400, подпоручик Котлинский во главе со своей ротой бросился в атаку. Штыковым ударом сбил немцев с занятой ими позиции, заставив их в беспорядке бежать… Не останавливаясь, 13-я рота продолжала преследовать бегущего противника, штыками выбила его из занятых им окопов 1-го и 2-го участков Сосненских позиций. Вновь заняли последнюю, вернув обратно захваченные противником наше противоштурмовое орудие и пулеметы. В конце этой лихой атаки подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование 13-й ротой подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому, который завершил и окончил столь славно начатое подпоручиком Котлинским дело».

Котлинский умер к вечеру того же дня, Высочайшим приказом от 26 сентября 1916 года он был посмертно награжден орденом святого Георгия 4-й степени.

Сосненская позиция была возвращена, и положение было восстановлено. Успех был достигнут дорогой ценой: погибло 660 человек. Но крепость держалась.

К концу августа удержание Осовца потеряло всякий смысл: фронт откатился далеко на восток. Крепость была правильным образом эвакуирована: врагу не оставили не то что орудия – ни единого снаряда, патрона и даже консервной банки не досталось немцам. Орудия по ночам тянули по Гродненскому шоссе по 50 солдат. В ночь на 24 августа русские саперы подорвали остатки оборонительных сооружений и ушли. И лишь 25 августа немцы рискнули войти в развалины.

К сожалению, часто русских солдат и офицеров Первой мировой упрекают в недостатке героизма и жертвенности, рассматривая Вторую Отечественную через призму 1917 года – крушения власти и армии, «измены, трусости и обмана». Мы видим, что это не так.

Оборона Осовца сравнима с героической защитой Брестской крепости и Севастополя во время Великой Отечественной войны. Потому что в начальный период Первой мировой войны русский солдат шел в бой с ясным сознанием, за что он идет, – «За Веру, Царя, и Отечество». Шел с верой в Бога и крестом на груди, препоясанный кушаком с надписью «Живый в помощи Вышняго», полагая душу свою «за други своя».

И хотя это сознание помутилось в результате тылового мятежа февраля 1917 года, оно, пусть и в несколько измененном виде, после многих страданий возродилось в страшные и славные годы Великой Отечественной войны.

topwar.ru

"Атака мертвецов" под крепостью Осовец.

В 1915 году мир с восхищением взирал на оборону Осовца, небольшой русской крепости в 23,5 км от тогдашней Восточной Пруссии. Осада Осовца началась в январе 1915-го и продолжалась 190 дней. Немцы применили против крепости все свои новейшие достижения. Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре. 

В крепости все горело. Смог был такой, что защитники не могли отличить день от ночи.  Но в ответ наши солдаты наши солдаты организовали несколько контратак, повредив огнем крепостной артиллерии те самые «Большие Берты». 

И тогда для уничтожения гарнизона немцы решили применить отравляющие газы. 

Газовую атаку они готовили тщательно, терпеливо выжидая нужного ветра. Развернули 30 газовых батарей, несколько тысяч баллонов. И вот, 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было. 

«Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки – мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления». 

Дождавшись, пока ядовитая стена пройдет, немцы вновь открыли массированный огонь. И вслед за огневым валом и газовым облаком на штурм русских передовых позиций двинулись 14 батальонов ландвера – а это не менее семи тысяч пехотинцев. Немцы перелезли первую линию окопов, прошли вторую линию, сытые, спокойные, уверенные… 

И тут остатки 13-ой роты 226-го Землянского полка перешли в контратаку. С изувеченными химическим ожогами мертвыми лицами. В пропитанных кровью гимнастерках. Задыхаясь, кашляя и отплевываясь кусками своих легких. Они пошли в штыковую. 

Полсотни русских мертвецов. На семь тысяч солдат. 

И немцы бросились бежать, не приняв боя. Они бежали не чуя ног, не видя земли, не видя ничего и думая только об одном – бежать из этого места, где Ад пришел на землю. Где сам сатана ведет в бой восставших мертвецов. 

Немцы давили друг друга, напарывались на собственные проволочные заграждения и повисали на них мешками разодранной плоти, они падали в окопы и ломали ноги, их разносили на куски снаряды пришедшей в себя крепостной артиллерии. 

13-ая рота полегла там же, рядом с немцами – долго идти отравленные солдаты не смогли. В историю это удивительное сражение вошло как «атака мертвецов».

 Развалины крепости Осовец на немецкой открытке. Немцы хвастались своей победой и не понимали: а чего это они так долго не могли взять эти полуразбитые укрепления?

www.istpravda.ru

Легендарная Атака Мертвецов – Интересные факты

Атака Мертвецов – это легендарный подвиг русских солдат, который произошел в 1915 году. Он навсегда вошел в историю, прославив мужество русского духа и его невероятную отвагу. Давайте посмотрим, как все происходило.

Но прежде хочется сказать, что часто восхищаясь красивыми картинками западных фильмов, молодежь забывает, что у них есть своя собственная, отечественная история, причем великая и славная. Когда узнаешь детали Атаки Мертвецов, понимаешь, что 300 спартанцев (подвиг которых, несомненно, также велик) — это почти ничто в сравнении с подвигом солдат российской империи, о котором мы сейчас расскажем.

Крепость Осовец

Это случилось в годы Первой мировой войны (1914-1918) при обороне крепости Осовец. Сама крепость была основана в 1795 г. силами Российской империи. Более 100 лет вокруг нее возводили различные фортификационные сооружения. К слову сказать, на сегодняшний день это место находится в Польше, в 50 километрах от города Белосток.

Первое боевое крещение произошло в сентябре 1914 г., когда части 8-й германской армии подступили к ней вплотную. Несмотря на колоссальный численный перевес немцев, русские отбили первую атаку.

Здесь надо пояснить причины того, почему вообще состоялось легендарное событие, о котором пойдет речь ниже. Дело в том, что крепость Осовец имела чрезвычайно важное стратегическое значение для Российской империи. На север и юг от нее располагались непроходимые болота, поэтому для продвижения в этом направлении германские войска должны были любой ценой взять Осовец.

Через несколько месяцев после первой неуспешной атаки, 3 февраля 1915 г. немцы предприняли следующую попытку захватить крепость. После шестидневных боев им удалось взять первый рубеж обороны.

Это позволило им стянуть тяжелую артиллерию и на полную мощь начать атаковать гарнизон. Среди орудий были мортиры «Шкода» калибром 305 мм, а также «Большие Берты» калибром 420 мм.

Сложно себе даже представить, но всего за одну неделю, крепость Осовец приняла более 250 тыс. вражеских снарядов. По словам выживших воинов, земля тряслась, как корабль в шторм, а клубы дыма и страшные языки пламени, окутывая фортификационные сооружения, беспощадно их уничтожали.

Зная о колоссальных разрушениях и потерях, командование Осовца отдало приказ защитникам продержаться всего 48 часов. Но храбрые солдаты, видимо, помнили, что русские не сдаются! Им удалось не просто продержаться требуемый срок, но и полностью оттеснить со своих позиций гораздо более сильного противника.

Осовец Атака Мертвецов

Через 5 месяцев, в июле 1915 г. состоялась третья попытка атаковать неприступную крепость Осовец. Именно она стала тем решающим моментом, который навсегда вошел в историю российской военной славы.

Убедившись, что Осовец, обороняемый отважными воинами, не взять при помощи грубой силы и артиллерийских орудий, немецкое командование приняло решение об использовании боевых отравляющих газов.

Под крепостью было развернуто 30 газобаллонных батарей, которые до этого тщательным образом маскировались. Газовая атака началась 6 августа 1915 г. в 4 часа утра.

Благодаря попутному ветру, выпускаемый из баллонов хлор начал уничтожать все на своем пути. Территория поражения крепости Осовец была едва ли не роковой, так как ядовитая волна газа, шириной 8 км, а высотой до 15 м, проникла на глубину 20 км.

Все живое было поражено на пути разрушительных химикатов. Листья на деревьях пожелтели, трава почернела и припала к земле. По словам очевидцев, в кромешной тишине стоял ужасающий запах смерти.

Учитывая тот факт, что воины гарнизона не имели никаких средств защиты от подобного рода газового воздействия, они понесли тяжелейшие потери.

226-й Землянский полк, который отвечал за оборону в главном направлении врага, был почти полностью выбит из строя. 9-я, 10-я и 11-я роты пострадали настолько сильно, что не в состоянии были сражаться. В остальных ротах дееспособными были буквально единицы.

Артиллеристы также понесли столь тяжелый урон, что совсем не могли вести огонь. В целом, полностью вышли из строя более 1600 человек, и абсолютно весь гарнизон, в той или иной мере, пострадал от отравляющего газа.

Vladimir-KotlinskiyВладимир Котлинский

После этих действий, германская сторона пустила в ход артиллерию, в том числе и с химическими зарядами, и дала команду пехоте наступать на парализованного противника.

Двигаясь стройными рядами, более 7000 немцев начали штурм. С легкостью захватив первые две линии обороны, которые полностью обезлюдели, они уверенно продвигались дальше. Когда они приблизились к Рудскому мосту, появилась реальная опасность его захвата, что фактически означало бы непременное падение Осовца.

В этот решающий момент комендант крепости генерал-лейтенант Николай Бржозовский дал приказ контратаковать врага в штыки «всем, чем можно».

Этот отчаянный шаг был приведен в исполнение 21-летним командиром 13-й роты Землянского полка подпоручиком Владимиром Котлинским, родом из Пскова. О нем сослуживцы говорили:

Этот человек, кажется, совершенно не знал, что такое чувство страха или даже чувство самосохранения. Уже в прошлой работе полка он много принес пользы, командуя одной из рот.

Итак, началась Атака Мертвецов.

Возглавив остатки собственной роты, он повел за собой выживших бойцов 8-й, 12-й и 14-й роты.

Это было страшное зрелище. Обмотанные грязными тряпками, с жуткими ожогами на лицах, харкая кровью и издавая нечеловеческие хрипы, русские солдаты двигались в сторону противника.

Немцы, будучи уверенные в однозначной победе и не ожидая встретить на своем пути уничтоженного ядовитыми парами противника, увидев настоящую Атаку Мертвецов, пришли в настоящий ужас и сверхъестественный страх.

Они сначала начали отступать, не веря своим глазам, а потом и вовсе случилось невиданное. Несколько десятков русских обратили в бегство 7-тысячную германскую пехоту. Много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии, так как в панике они давили и топтали друг друга.

Ataka-mertvetsov.-Krepost-Osovets

В этой атаке был смертельно ранен и погиб подпоручик Котлинский, который в 1916 г. был посмертно награжден орденом Святого Георгия 4 степени.

В 8 часов утра немецкий прорыв был ликвидирован, а уже в 11 стало ясно: штурм отбит полностью.

Этот неслыханный подвиг получил в истории название «Атака мертвецов».

Разоблачения Атаки Мертвецов

В последнее время все больше «новых историков» утверждают, что Атака Мертвецов во многом является чуть ли не вымыслом. Разумеется, все подобные подвиги со временем окружаются ореолом славы, а неудобные моменты постепенно стираются из памяти. Но едва ли это можно считать поводом для изысканий противников героического подвига русских солдат.

  1. Все дело в кавычках. Это главный аргумент, который приводят «разоблачители» атаки мертвецов. Дело в том, что первым данный термин употребил военный инженер С. А. Хмельков в 1939 г. в работе «Борьба за Осовец». Там слово «мертвецы» взято в кавычки, что вполне объяснимо. Но можно ли считать выражение «атака мертвецов» буквальным? Разумеется, нет, поэтому образность этого словосочетания лишь подчеркивает ужасающее положение защитников Осовца на момент газовой контратаки. Следовательно, ехидные замечания по поводу того, что якобы «все дело в кавычках», ни на грамм не уменьшают потрясающий подвиг мужества защитников крепости Осовец.
  2. Русских было больше. Это второй аргумент, который довелось встретить автору данной статьи. Он сводится к тому, что по официальным данным немцев было 7 тысяч, а русских – 60 или 70; и это, якобы, не совсем верно, так как неправдоподобно. Однако при таких «разоблачениях» Атаки Мертвецов никто не уточняет, сколько же на самом деле было русских, если не 60. По сути, это-то и аргументом нельзя считать.
  3. Немцы просто не знали. Это утверждение вообще комично по своей сути. Его сторонники утверждают, что немецкие солдаты были уверены, что после газовой атаки все вымрут. Однако многие из них не только выжили, но и с обезображенными лицами в ожогах и ранах пошли в бой. То есть немцы просто не знали, что их могут контратаковать. У сторонников данной позиции хочется спросить: и что? Если психологический эффект русских солдат, пораженных хлором и идущих вперед со штыками был столь велик, что немцы в ужасе обратились в бегство, значит ли это, что подвиг не такой уж великий? Война – это искусство возможного, и если один лишь психологический эффект способствовал бегству врага, тем славнее подвиг, мужество и решимость победителя, не побоявшегося после тяжелейших потерь пойти в штыковую атаку против многотысячного войска. А говорить «если бы» после боя – бессмысленно и глупо.

Интересный факт

Интересна выдержка из воспоминаний непосредственного участника Атаки Мертвецов. Вот она:

Я не могу описать озлобления и бешенства, с которым шли наши солдаты на отравителей-немцев. Сильный ружейный и пулемётный огонь, густо рвавшаяся шрапнель не могли остановить натиска рассвирепевших солдат.Измученные, отравленные, они бежали с единственной целью — раздавить немцев. Отсталых не было, торопить не приходилось никого. Здесь не было отдельных героев, роты шли как один человек, одушевлённые только одной целью, одной мыслью: погибнуть, но отомстить подлым отравителям.

<…> Немцы не выдержали бешеного натиска наших солдат и в панике бросились бежать. Они даже не успели унести или испортить находившиеся в их руках наши пулемёты.

Поражающее воздействие хлора

На всякий случай хочется в двух словах пояснить, что собой представляет отравление подобного рода. Когда пары хлора попадают на открытые участки тела и слизистые носоглотки и глаз, они причиняют ожоги разной степени тяжести, в зависимости от количества ядовитого вещества.

Более того, вдыхая отравленный газ, солдаты страдали от токсических судорог грудной клетки, что практически лишало их возможности действовать.

Именно по этой причине русские солдаты, принявшие участие в Атаке Мертвецов, выглядели страшно, как в фильмах ужасов: они обматывали открытые участки лица и тела любыми тряпками, которые можно было достать, так как кожа лопалась, а язвы причиняли нестерпимую боль.

Тяжелые ожоги получило подавляющее большинство воинов. И все-таки, после применения против них химического оружия массового поражения они не только выстояли, но и отразили атаку врага, выполнив долг защитников вверенной им линии обороны.

Если вам понравилась данная статья – поделитесь ею с друзьями и подписывайтесь на InteresnyeFakty.org в любой социальной сети. С нами всегда интересно!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

interesnyefakty.org

Осовец. Атака мертвецов

В 1914-1915 годах солдаты и офицеры Русской императорской армии проявили героизм, защищая маленькую крепость на востоке Царства Польского.

Под белым флагом парламентера в крепость Осовец явился германский офицер и сказал генералу Свечникову: «Мы даем вам полмиллиона имперских марок за сдачу фортов. Поверьте, это не взятка и не подкуп, это простой подсчет: при штурме Осовца мы истратим снарядов на полмиллиона марок. Нам выгоднее истратить стоимость снарядов, но зато сохранить сами снаряды. 

Не сдадите крепость, обещаю вам: через сорок восемь часов Осовец как таковой перестанет существовать!» Свечников вежливо ответил: «Предлагаю вам остаться со мною. Если через сорок восемь часов Осовец будет стоять, я вас повешу. Если Осовец будет сдан, пожалуйста, будьте так добры, повесьте меня. А денег не возьмем!».

Валентин Пикуль. «Нечистая сила»

Осовец — русская опорная крепость на реке Бобра у местечка Осовице (ныне Польша) западнее города Белосток. Построенная в 23 км от границы с Восточной Пруссией, она предназначалась для обороны стратегического коридора между реками Неман и Висла-Буг. 

Обойти Осовец было невозможно из-за сплошных болот: «В этом районе почти нет дорог, очень мало селений, отдельные дворы сообщаются между собой по речкам, каналам и узким тропам» (Наркомат обороны СССР, 1939). 

По планам русского Генштаба, Осовец должен был защищать от немецкого удара переправу через Бобру и транспортный узел Белосток, взятие которого открывало дорогу на Вильно, Брест, Гродно, Минск и далее везде: «Задачей было преградить противнику ближайший и удобнейший путь, заставить его потерять время на длительную осаду или поиск обходных путей» (С. А. Хмельков, участник обороны Осовца, впоследствии генерал-лейтенант Военно-инженерной академии СССР). 

Европейские армии перешли к этому времени на высокоэффективные артиллерийские боеприпасы, которые обесценили существовавшие крепостные сооружения, и Военное министерство России приняло меры по повышению обороноспособности крепости: кирпичные стены усилили бетоном. Объекты строили исключительно из железобетона и бронедеталей.

К началу Первой Мировой на южном берегу Бобры в 2 км от железнодорожного моста стоял форт № 1 («Центральный») — оборонительный объект в виде шестиугольника площадью 1 км2. Его главными позициями были внутренний вал высотой 16 м (открытые артиллерийские позиции) и внешний вал (пехотные стрелковые позиции) с толщиной у основания 50 м. 

Вокруг был ров, защищенный капонирами и заполненный водой с трех сторон. Во внутреннем дворе форта находились казармы, арсенал, гарнизонная церковь. Северо-восточнее форта на Скобелевой горе был построен укрепленный объект. Стрелковые позиции с мощными железобетонными укрытиями на пехотную роту, оборудованные двумя наблюдательными бронеколпаками. В северной части — батарея полевой артиллерии. В центре — единственный тогда в России бронированный артиллерийский ДОТ с бронебашней системы «Gallopin» фирмы Schneider-Creusot под орудие калибра 152 мм. Эти башни широко применялись в крепостях Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор. 

Там же находился склад боеприпасов на 2000 зарядов. На северном берегу Бобры для защиты железнодорожного моста был построен форт № 2 («Заречный») размером 400 х500 м, окруженный водяным рвом с капонирами. Внутри форта были казармы для стрелковой роты и артиллерийского взвода. В 2 км западнее форта № 1 находился форт № 3 («Шведский») для защиты речной переправы, наведенной здесь еще Карлом XII в 1708 году. 

Форт состоял из одного вала со стрелковыми и артиллерийскими позициями. В 3 км западнее форта № 3 был возведен железобетонный форт № 4 («Новый»), окруженный земляным валом со стрелковыми позициями и глубоким рвом с водой. Внутри находились бетонные казармы, глубокие подвалы со сводчатыми перекрытиями (укрытия и арсенал).

Из-за недостатка средств форт к 1914 году не был готов и служил в качестве вспомогательного объекта. В крепости были госпиталь, оружейные мастерские и даже кладбище.

После начала Первой Мировой войны 8-я и 10-я германские армии начали движение из Восточной Пруссии в направлении России. На их пути был Осовец. 60 км фронта здесь держали 27 батальонов пехоты (19 армейских и 8 ополченческих), 13 сотен кавалерии и 26 полевых орудий. Гарнизон самой крепости состоял из пехотного полка, двух артиллерийских батальонов (72 орудия с боекомплектом 750–1000 выстрелов на каждое), саперного и вспомогательных подразделений. Стрелки были вооружены винтовками, легкими станковыми пулеметами Madsen обр.1902–03 гг., тяжелыми пулеметами Maxim обр.1902–10 гг., турельными пулеметами Gatling.

Германский блокадный корпус состоял из 40 батальонов пехоты, саперного и воздухоплавательного батальонов, вспомогательных отрядов. Таким образом, превосходство было на стороне немцев. Еще большее превосходство было в артиллерии. 

Это была осадная техника в составе: 4 орудия калибра 420 мм «Большая Берта» (дальность стрельбы 14 км), 16 орудий 305-мм «Шкода» (13 км), 16 орудий 210-мм (11 км), 20 орудий 150-мм , 12 орудий 107-мм — итого 68 тяжелых орудий. Корпусу были приданы 7-й тяжелый артиллерийский полк и несколько батарей 12-го мортирного Саксонского полка. 

Самыми мощными орудиями Осовца были устаревшие 150-мм пушки обр. 1877 г. (дальность стрельбы 8 км) и 107-мм пушки обр. 1877 г. (дальность стрельбы до 10 км). Уже во время осады из Кронштадта прибыли две дальнобойные 150-мм морские пушки.

Первый штурм

Первый натиск противник предпринял в сентябре, атаковав крепость пехотными батальонами. Оттеснив полевую оборону русской пехоты до линии, позволявшей стрелять по фортам из пушек, немцы 26 сентября начали обстрел. Он продолжался шесть дней. Немцы пошли на приступ, но были подавлены огнем крепостной артиллерии. 

На следующий день две русские фланговые контратаки вынудили немцев спешно отступить. Эта неудача заставила их перейти к позиционным действиям. Чтобы предотвратить артобстрел фортов, русские попытались увеличить дистанцию занятием новых позиций в 8–10 км от крепости. После этого германцы решили «раздавить» крепость сверхпушками и стали наращивать свою тяжелую артиллерию, перебросив из Кенигсберга под Осовец осадные мортиры «Шкода». Противник дислоцировал этих гигантов вне досягаемости крепостной артиллерии в Белашевском лесу за 12 км от крепости.

Вторая попытка

3 февраля немцы опять пошли на штурм. Завязался тяжелый бой за первую линию русских полевых позиций. Пехотинцы в окопах держались 5 дней. Под натиском противника командование гарнизона ночью 9 февраля отвело их на вторую линию. 

В течение следующих двух дней, несмотря на ожесточенные атаки, русские части удерживали оборону. Это позволило противнику 13 февраля вновь приступить к обстрелу фортов. Огонь велся залпами каждые четыре минуты. За неделю было выпущено 200 тысяч тяжелых снарядов, а всего за время осады — 400 тысяч! Большинство их поглотили болото, река Бобра, водяные рвы, но более 30 тысяч снарядов попали в объекты обороны. Русское командование просило гарнизон продержаться хотя бы 48 часов, обещая выручку.

25 февраля противник начал новый обстрел, который продолжался до 3 марта. Главными целями были Скобелева гора, форты № 1 и № 2. Снаряды вздымали гигантские столбы грязи и воды, выбивали в земле целые кратеры; кирпичные строения разваливались, деревянные горели, бетонные давали огромные трещины в сводах и стенах; проводная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы, пулеметные гнезда, блиндажи были стерты с лица земли. 

Это очень впечатлило европейских корреспондентов: «Страшен вид крепости, окутанной дымом, сквозь который то здесь, то там вырывались огромные огненные языки взрывов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, ничто не может выдержать этого огня, ни один человек не выйдет целым из железного урагана» (майор Спалек в польском журнале «Сапер и войсковой инженер»). Крепость заволокла туча дыма и пыли. В казематах было трудно дышать. Положение ухудшил обстрел 420-мм снарядами, их было выпущено 30, по фортам № 1–8. Сверху Осовец бомбили немецкие аэропланы.

Крайне сложной была работа русской артиллерии. Особенно активно работала броневая батарея на Скобелевой горе. В тот же день, когда «Большие Берты» открыли огонь по крепости, две из них были поражены прямыми попаданиями. 

Немцы небрежно отнеслись к маскировке гигантских орудий, предполагая, что «иван» их не достанет. Пушки обнаружила авиаразведка, и агентура подтвердила эти данные. 28 февраля две прибывшие из Кронштадта 150-мм пушки несколькими залпами подбили «Берты» и взорвали склад боеприпасов. 

Это произвело на немцев настолько тяжелое впечатление, что они эвакуировали оставшиеся «Берты» и больше из них не вели огонь по крепости. В противном случае борьба за Осовец могла закончиться печально, так как его казематы не выдерживали 420-мм снарядов.

Обстрел не дал результатов, крепость не сдалась. Вторая линия позиций также устояла. Израсходовав огромное количество снарядов, немцы 7 марта прекратили бомбардировку и ограничились стрельбой по батареям и тылам крепости. Неудача вынудила их вновь перейти к позиционным действиям, которые продолжались до начала июля. 

Разведка доносила об активных фортификационных работах. Копая днем и ночью, они стремились приблизиться к русским окопам, а свои окопы опутали огромным количеством проволочных сетей, боясь вылазок из гарнизона. Осовец в это время жил сравнительно спокойно. Бобра разлилась, каналы вышли из берегов, болота набухли водой, крепость стала в полном смысле неприступной. Но комендант заявил, что это затишье перед бурей, и приказал вести разведку на всем фронте обороны, усилить вылазки и возобновить фортификационные работы, особенно на передовой позиции (окопы в поле) перед фортом № 2 на правом («вражеском») берегу.

«Атака мертвецов»

В июле германская армия начала широкомасштабное наступление, целью которого был все еще непокоренный Осовец. Ключом к его разгрому был захват полевых позиций между н. п. Сосня и Бялогронды и форта № 2. Для этого немцы стянули в кулак 14 батальонов пехоты (5, 8 и 76-й полки, более 7000 солдат), 1 батальон саперов, 30 тяжелых осадных орудий, 30 батарей (несколько тысяч баллонов) отравляющего газа. 

К концу июля они подошли траншеями на 200 м к русским проволочным сетям, вкопали и замаскировали газовые батареи и стали ждать попутного ветра. 6 августа стало для защитников Осовца черным днем…

В то утро на Сосненской позиции было 5 рот (1, 9, 10, 11, 12-я ) 226-го пехотного Землянского полка и 4 роты ополченцев. 3 сменных роты (8, 13 и 14-я ) находились в форту № 2. Рассчитывать на помощь крепости не приходилось. Заградительный огонь противника не давал возможности перебросить подкрепление на правобережье.

В 4 часа немцы открыли артогонь по всем целям, одновременно пустив газы. Темно-зеленый туман смеси хлора с бромом потек на русские позиции и накрыл их за 5–10 минут. Выпущенная на фронте шириной 3 км газовая волна достигла размеров 8 км в ширину и 20 км в глубину. В этой «зоне смерти» погибло все живое. Листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю. 

Медные предметы (части орудий и снарядов, умывальники, баки и т. д.) покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора. Продовольствие без герметической укупорки (мясо, масло, сало, овощи) было отравлено. Русские части понесли огромные потери: полностью погибли 9, 10 и 11-я роты, от 12-й осталось 40 человек при одном пулемете; от трех рот на защите Бялогронды осталось 60 человек при двух пулеметах. 

Газ застаивался в лесу, низинах и около водяных рвов. Вторичное отравление вело к смерти. Большие потери понесла крепостная артиллерия. Люди, которые находились в казармах, убежищах, жилых домах, спаслись, плотно закрыв двери и окна, обильно обливая их водой 

После газовой атаки по сигналу 14 батальонов немцев двинулись для занятия выжженных позиций. Но когда германские цепи подошли к русским окопам, им навстречу в штыковую контратаку с криком, а точнее, с хрипом «ура» поднялись выжившие защитники — остатки 8-й и 13-й рот, чуть больше 100 человек. 

Еле держась на ногах, они все-таки встали на бой, который, казалось бы, проигран. Вид их был ужасен. Со следами химических ожогов на лицах, обмотанные тряпками, они харкали кровью, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки.

Неожиданность атаки и вид противника ввергли германцев в такой ужас, что они сломались. Три пехотных полка (7000 штыков!) стадом ринулись назад, затаптывая своих. 

Запутавшись в проволочных заграждениях второй линии окопов, многие из них погибли от шрапнели русских батарей. Сосредоточенный огонь по окопам первой линии, уже занятой немцами, был настолько силен, что те бежали и оттуда, бросив захваченные орудия и пулеметы. 

К 11 часам дня все было кончено. Сосненская позиция была полностью очищена от врага, крепостная артиллерия перенесла огонь на немецкие окопы, довершая начатое дело.

Так кончился газовый блицкриг, на который возлагались большие надежды. Газ оказался мощным средством поражения, мог свободно конкурировать со снарядами большой мощности. Но немцы, впав в тяжелый нокдаун, наступать больше не решились. Хотя обстановка была крайне благоприятной.

К этому времени крепость держалась уже полгода. 6 августа показало ее полную беззащитность от газовых атак. Нужно было срочно принимать меры. Разведка сообщала, что противник готовит штурм с применением еще большего количества газа. Однако в это время обстановка изменилась. Русская армия стала отходить из Польши, стратегическая необходимость в обороне Осовца отпала. 

Пришел приказ об эвакуации. Она началась 18 августа и прошла без паники, в соответствии с планом. Отходя, армия организовывала и эвакуацию мирного населения. Все, что нельзя было вывезти, а также уцелевшие укрепления были взорваны. 22 августа последним опустевшую крепость покинул комендант генерал-майор Николай Бржозовский. Подойдя к саперам в полукилометре от нее, он сам повернул ручку взрывателя, и Осовец взлетел на воздух. Войдя 25 августа в руины, немецкие войска не нашли ни одного патрона, ни одной банки консервов.

О крепости

Осовец не был первоклассной крепостью. Его укрепления были просто усилены, а древняя артиллерия не могла тягаться с немецкой. Сила его заключалась в расположении: он стоял на высоком берегу реки среди непроходимых болот. Окружить его враг не мог, остальное сделала доблесть русских солдат. Осовец сорвал планы немцев, на 6 месяцев преградив им путь на восток.

О людях

Это особая тема. 900-килограммовые снаряды крушили сталь и бетон, позиции были адом, высшее командование уже не верило, что Осовец выстоит, но дух русского солдата не был сломлен. Гарнизон скоро привык к реву и взрывам снарядов; измученные боями и оборонительными работами солдаты балагурили, глядя на ходящие ходуном стены казематов: «Пущай стреляет, по крайней мере выспимся», — и держались месяц за месяцем. В крепости были опытные офицеры и инженеры, во главе с решительным комендантом, патриотом России. А вот летописцев у Осовца не было. Героем тут был каждый.

…Кем был солдат, пулеметом прижавший к земле ворвавшуюся на позиции немецкую пехоту? Под артогнем погибла вся его рота, а он чудом выжил и, оглушенный взрывами, чуть живой, косил врага, пока его не забросали гранатами. Он спас позицию, и, возможно, всю крепость. Его имя мы не узнаем никогда.

…На защитников ползет зеленое облако смерти; люди хрипят, задыхаются, обматывают лица гимнастерками, выкашливают кровь и куски легких — как поднять их с земли, заставить драться? Кем был тот поручик ополченческого батальона, что через кашель прохрипел «За мной!», встал из окопа и пошел навстречу врагу? Его тут же убили, но ополченцы поднялись и дрались, пока им на помощь не подоспели стрелки.

…А артиллеристы броневой батареи на Скобелевой горе, по которым германец выпустил 2000 тяжелых снарядов? Они оглохли от непрерывного грохота, из ушей текла кровь. И этот ад длился полгода.

…Архивы не сохранили и имена расчетов, прямыми попаданиями разбивших «Большие Берты». Совершив подвиг, они остались безвестными.

Отражение газового штурма 6 августа 1915 года является блестящей страницей в истории русской армии. Ничего подобного в мировой военной практике не было. Позже сами немцы назвали эту контратаку «атакой мертвецов». Как же могло получиться, что полуживые воины с тремя пулеметами обратили в бегство три полка «самой лучшей в мире» германской пехоты? 

Отговорок было много: «Наша пехота слишком рано пошла вперед и понесла потери от своих же газов»; «Солдаты, напуганные непроходимостью болот, больше топтались на месте, чем шли вперед» и т. д. и т. п. Может быть, доля правды в этом и есть. 

Но действительная причина поражения умелого германского вояки заключалась в иной «непроходимости»: в огромной выносливости русского солдата, его уникальной стойкости и храбрости.

С конца XIX века германский генеральный штаб превратил войну в точную науку. Операции просчитывались до мельчайших деталей, до секунды; ловушки, в которые попадала русская армия, были многократно отрепетированы на учениях. В деле убивания людей немцы были «впереди планеты всей». 

Первыми создали фантастические пушки, первыми применили газ для массового убийства; им не приходилось экономить снаряды; их грамотные солдаты умели читать карту, казались инициативней и толковее русских крестьян, но …Они не могли, не могут и не смогут умирать за Родину, «за други своя». Не смогут ложиться на амбразуру дзота, вызывать огонь на себя. А наш солдат сможет! Даже сейчас, когда его усиленно инфицируют деньгоманией и пофигизмом. Потому что это — хромосомный набор, и у нас он иной, нежели у них. Русские не сдаются.

Справка

«Большая Берта» (нем. «Dicke Berta») — немецкая 420-мм мортира для разрушения особо прочных фортификационных сооружений. Построена на заводах «пушечного короля» Круппа в 1914 году. Скорострельность — 1 выстрел в 8 минут, дальность стрельбы — 14 км, вес снаряда — 900 кг. Все три типа снарядов обладали огромным для того времени могуществом: взрыв фугасного образовывал воронку глубиной 5 м и диаметром 15 м; осколочный имел 15000 осколков с убойной силой до 2 км; бронебойный пробивал перекрытия из стали и бетона до 2 м. 

В Первой Мировой войне «Берты» успешно сокрушили дюжину хорошо укрепленных французских и бельгийских крепостей. Практика показала: для уничтожения форта с гарнизоном в 1000 человек необходимы две мортиры, 24 часа и 360 снарядов. Союзники на Западном фронте называли эти пушки «убийцами фортов» (forts killers). 

Всего было построено девять орудий, под Осовец привезли четыре из них, недавно разворотившие бельгийскую крепость Льеж. При осаде форта Лонкан единственный снаряд «Берты» пробил укрытия до подвального арсенала, в результате чего весь форт взлетел на воздух.

«Война химиков»

В Первой Мировой войне крупной инновацией стало применение химического оружия. Противники применяли вещества как просто вредные (слезоточивый газ), так и смертельно ядовитые (хлор, фосген). В августе 1914 года французы стали стрелять по немцам снарядами со слезоточивым этиловым бромацетатом. 

Немцы в октябре обстреляли англичан снарядами с химическим раздражителем, а 3 января 1915 года первыми применили газ как оружие массового смертельного поражения, выпустив 18000 артиллерийских снарядов с ксилил-бромидом на русские позиции под Варшавой.

Основным козырем немцев был хлор. Распыляя его из баллонов по направлению ветра, они травили им противников и на западе, и на востоке. Хлор поражал слизистые оболочки глаз, носа, горла и легкие, вызывал смерть от удушья. 

Его смертельный потенциал был невелик (4% смертей от общего количества пораженных), но это было эффективное психологическое оружие. Пехота в панике бежала уже при виде зеленого хлорного облака. Антанта возмутилась: «Германия нарушила международное право», но Берлин парировал: «Гаагская конвенция запрещает применение отравляющих снарядов, а не газов». 

Забросав союзников у бельгийского города Ипр минами с маслянистой жидкостью, Германия первой применила иприт. Боевой газ фосген первыми применили в 1915 году французы. К апрелю 1917 года были произведены сотни тонн ОВ, так и оставшихся невостребованными на складах; на фронт было доставлено лишь 138 пудов жидкого хлорида. Однако сведений о его использовании нет.

www.istpravda.ru

Осовец. Атака мертвецов

В 1914-1915 годах солдаты и офицеры Русской императорской армии проявили героизм, защищая маленькую крепость на востоке Царства Польского.

Под белым флагом парламентера в крепость Осовец явился германский офицер и сказал генералу Свечникову: «Мы даем вам полмиллиона имперских марок за сдачу фортов. Поверьте, это не взятка и не подкуп, это простой подсчет: при штурме Осовца мы истратим снарядов на полмиллиона марок. Нам выгоднее истратить стоимость снарядов, но зато сохранить сами снаряды. 

Не сдадите крепость, обещаю вам: через сорок восемь часов Осовец как таковой перестанет существовать!» Свечников вежливо ответил: «Предлагаю вам остаться со мною. Если через сорок восемь часов Осовец будет стоять, я вас повешу. Если Осовец будет сдан, пожалуйста, будьте так добры, повесьте меня. А денег не возьмем!».

Валентин Пикуль. «Нечистая сила»

Осовец — русская опорная крепость на реке Бобра у местечка Осовице (ныне Польша) западнее города Белосток. Построенная в 23 км от границы с Восточной Пруссией, она предназначалась для обороны стратегического коридора между реками Неман и Висла-Буг. 

Обойти Осовец было невозможно из-за сплошных болот: «В этом районе почти нет дорог, очень мало селений, отдельные дворы сообщаются между собой по речкам, каналам и узким тропам» (Наркомат обороны СССР, 1939). 

По планам русского Генштаба, Осовец должен был защищать от немецкого удара переправу через Бобру и транспортный узел Белосток, взятие которого открывало дорогу на Вильно, Брест, Гродно, Минск и далее везде: «Задачей было преградить противнику ближайший и удобнейший путь, заставить его потерять время на длительную осаду или поиск обходных путей» (С. А. Хмельков, участник обороны Осовца, впоследствии генерал-лейтенант Военно-инженерной академии СССР). 

Европейские армии перешли к этому времени на высокоэффективные артиллерийские боеприпасы, которые обесценили существовавшие крепостные сооружения, и Военное министерство России приняло меры по повышению обороноспособности крепости: кирпичные стены усилили бетоном. Объекты строили исключительно из железобетона и бронедеталей.

К началу Первой Мировой на южном берегу Бобры в 2 км от железнодорожного моста стоял форт № 1 («Центральный») — оборонительный объект в виде шестиугольника площадью 1 км2. Его главными позициями были внутренний вал высотой 16 м (открытые артиллерийские позиции) и внешний вал (пехотные стрелковые позиции) с толщиной у основания 50 м. 

Вокруг был ров, защищенный капонирами и заполненный водой с трех сторон. Во внутреннем дворе форта находились казармы, арсенал, гарнизонная церковь. Северо-восточнее форта на Скобелевой горе был построен укрепленный объект. Стрелковые позиции с мощными железобетонными укрытиями на пехотную роту, оборудованные двумя наблюдательными бронеколпаками. В северной части — батарея полевой артиллерии. В центре — единственный тогда в России бронированный артиллерийский ДОТ с бронебашней системы «Gallopin» фирмы Schneider-Creusot под орудие калибра 152 мм. Эти башни широко применялись в крепостях Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор. 

Там же находился склад боеприпасов на 2000 зарядов. На северном берегу Бобры для защиты железнодорожного моста был построен форт № 2 («Заречный») размером 400 х500 м, окруженный водяным рвом с капонирами. Внутри форта были казармы для стрелковой роты и артиллерийского взвода. В 2 км западнее форта № 1 находился форт № 3 («Шведский») для защиты речной переправы, наведенной здесь еще Карлом XII в 1708 году. 

Форт состоял из одного вала со стрелковыми и артиллерийскими позициями. В 3 км западнее форта № 3 был возведен железобетонный форт № 4 («Новый»), окруженный земляным валом со стрелковыми позициями и глубоким рвом с водой. Внутри находились бетонные казармы, глубокие подвалы со сводчатыми перекрытиями (укрытия и арсенал).

Из-за недостатка средств форт к 1914 году не был готов и служил в качестве вспомогательного объекта. В крепости были госпиталь, оружейные мастерские и даже кладбище.

После начала Первой Мировой войны 8-я и 10-я германские армии начали движение из Восточной Пруссии в направлении России. На их пути был Осовец. 60 км фронта здесь держали 27 батальонов пехоты (19 армейских и 8 ополченческих), 13 сотен кавалерии и 26 полевых орудий. Гарнизон самой крепости состоял из пехотного полка, двух артиллерийских батальонов (72 орудия с боекомплектом 750–1000 выстрелов на каждое), саперного и вспомогательных подразделений. Стрелки были вооружены винтовками, легкими станковыми пулеметами Madsen обр.1902–03 гг., тяжелыми пулеметами Maxim обр.1902–10 гг., турельными пулеметами Gatling.

Германский блокадный корпус состоял из 40 батальонов пехоты, саперного и воздухоплавательного батальонов, вспомогательных отрядов. Таким образом, превосходство было на стороне немцев. Еще большее превосходство было в артиллерии. 

Это была осадная техника в составе: 4 орудия калибра 420 мм «Большая Берта» (дальность стрельбы 14 км), 16 орудий 305-мм «Шкода» (13 км), 16 орудий 210-мм (11 км), 20 орудий 150-мм , 12 орудий 107-мм — итого 68 тяжелых орудий. Корпусу были приданы 7-й тяжелый артиллерийский полк и несколько батарей 12-го мортирного Саксонского полка. 

Самыми мощными орудиями Осовца были устаревшие 150-мм пушки обр. 1877 г. (дальность стрельбы 8 км) и 107-мм пушки обр. 1877 г. (дальность стрельбы до 10 км). Уже во время осады из Кронштадта прибыли две дальнобойные 150-мм морские пушки.

Первый штурм

Первый натиск противник предпринял в сентябре, атаковав крепость пехотными батальонами. Оттеснив полевую оборону русской пехоты до линии, позволявшей стрелять по фортам из пушек, немцы 26 сентября начали обстрел. Он продолжался шесть дней. Немцы пошли на приступ, но были подавлены огнем крепостной артиллерии. 

На следующий день две русские фланговые контратаки вынудили немцев спешно отступить. Эта неудача заставила их перейти к позиционным действиям. Чтобы предотвратить артобстрел фортов, русские попытались увеличить дистанцию занятием новых позиций в 8–10 км от крепости. После этого германцы решили «раздавить» крепость сверхпушками и стали наращивать свою тяжелую артиллерию, перебросив из Кенигсберга под Осовец осадные мортиры «Шкода». Противник дислоцировал этих гигантов вне досягаемости крепостной артиллерии в Белашевском лесу за 12 км от крепости.

Вторая попытка

3 февраля немцы опять пошли на штурм. Завязался тяжелый бой за первую линию русских полевых позиций. Пехотинцы в окопах держались 5 дней. Под натиском противника командование гарнизона ночью 9 февраля отвело их на вторую линию. 

В течение следующих двух дней, несмотря на ожесточенные атаки, русские части удерживали оборону. Это позволило противнику 13 февраля вновь приступить к обстрелу фортов. Огонь велся залпами каждые четыре минуты. За неделю было выпущено 200 тысяч тяжелых снарядов, а всего за время осады — 400 тысяч! Большинство их поглотили болото, река Бобра, водяные рвы, но более 30 тысяч снарядов попали в объекты обороны. Русское командование просило гарнизон продержаться хотя бы 48 часов, обещая выручку.

25 февраля противник начал новый обстрел, который продолжался до 3 марта. Главными целями были Скобелева гора, форты № 1 и № 2. Снаряды вздымали гигантские столбы грязи и воды, выбивали в земле целые кратеры; кирпичные строения разваливались, деревянные горели, бетонные давали огромные трещины в сводах и стенах; проводная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы, пулеметные гнезда, блиндажи были стерты с лица земли. 

Это очень впечатлило европейских корреспондентов: «Страшен вид крепости, окутанной дымом, сквозь который то здесь, то там вырывались огромные огненные языки взрывов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, ничто не может выдержать этого огня, ни один человек не выйдет целым из железного урагана» (майор Спалек в польском журнале «Сапер и войсковой инженер»). Крепость заволокла туча дыма и пыли. В казематах было трудно дышать. Положение ухудшил обстрел 420-мм снарядами, их было выпущено 30, по фортам № 1–8. Сверху Осовец бомбили немецкие аэропланы.

Крайне сложной была работа русской артиллерии. Особенно активно работала броневая батарея на Скобелевой горе. В тот же день, когда «Большие Берты» открыли огонь по крепости, две из них были поражены прямыми попаданиями. 

Немцы небрежно отнеслись к маскировке гигантских орудий, предполагая, что «иван» их не достанет. Пушки обнаружила авиаразведка, и агентура подтвердила эти данные. 28 февраля две прибывшие из Кронштадта 150-мм пушки несколькими залпами подбили «Берты» и взорвали склад боеприпасов. 

Это произвело на немцев настолько тяжелое впечатление, что они эвакуировали оставшиеся «Берты» и больше из них не вели огонь по крепости. В противном случае борьба за Осовец могла закончиться печально, так как его казематы не выдерживали 420-мм снарядов.

Обстрел не дал результатов, крепость не сдалась. Вторая линия позиций также устояла. Израсходовав огромное количество снарядов, немцы 7 марта прекратили бомбардировку и ограничились стрельбой по батареям и тылам крепости. Неудача вынудила их вновь перейти к позиционным действиям, которые продолжались до начала июля. 

Разведка доносила об активных фортификационных работах. Копая днем и ночью, они стремились приблизиться к русским окопам, а свои окопы опутали огромным количеством проволочных сетей, боясь вылазок из гарнизона. Осовец в это время жил сравнительно спокойно. Бобра разлилась, каналы вышли из берегов, болота набухли водой, крепость стала в полном смысле неприступной. Но комендант заявил, что это затишье перед бурей, и приказал вести разведку на всем фронте обороны, усилить вылазки и возобновить фортификационные работы, особенно на передовой позиции (окопы в поле) перед фортом № 2 на правом («вражеском») берегу.

«Атака мертвецов»

В июле германская армия начала широкомасштабное наступление, целью которого был все еще непокоренный Осовец. Ключом к его разгрому был захват полевых позиций между н. п. Сосня и Бялогронды и форта № 2. Для этого немцы стянули в кулак 14 батальонов пехоты (5, 8 и 76-й полки, более 7000 солдат), 1 батальон саперов, 30 тяжелых осадных орудий, 30 батарей (несколько тысяч баллонов) отравляющего газа. 

К концу июля они подошли траншеями на 200 м к русским проволочным сетям, вкопали и замаскировали газовые батареи и стали ждать попутного ветра. 6 августа стало для защитников Осовца черным днем…

В то утро на Сосненской позиции было 5 рот (1, 9, 10, 11, 12-я ) 226-го пехотного Землянского полка и 4 роты ополченцев. 3 сменных роты (8, 13 и 14-я ) находились в форту № 2. Рассчитывать на помощь крепости не приходилось. Заградительный огонь противника не давал возможности перебросить подкрепление на правобережье.

В 4 часа немцы открыли артогонь по всем целям, одновременно пустив газы. Темно-зеленый туман смеси хлора с бромом потек на русские позиции и накрыл их за 5–10 минут. Выпущенная на фронте шириной 3 км газовая волна достигла размеров 8 км в ширину и 20 км в глубину. В этой «зоне смерти» погибло все живое. Листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю. 

Медные предметы (части орудий и снарядов, умывальники, баки и т. д.) покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора. Продовольствие без герметической укупорки (мясо, масло, сало, овощи) было отравлено. Русские части понесли огромные потери: полностью погибли 9, 10 и 11-я роты, от 12-й осталось 40 человек при одном пулемете; от трех рот на защите Бялогронды осталось 60 человек при двух пулеметах. 

Газ застаивался в лесу, низинах и около водяных рвов. Вторичное отравление вело к смерти. Большие потери понесла крепостная артиллерия. Люди, которые находились в казармах, убежищах, жилых домах, спаслись, плотно закрыв двери и окна, обильно обливая их водой 

После газовой атаки по сигналу 14 батальонов немцев двинулись для занятия выжженных позиций. Но когда германские цепи подошли к русским окопам, им навстречу в штыковую контратаку с криком, а точнее, с хрипом «ура» поднялись выжившие защитники — остатки 8-й и 13-й рот, чуть больше 100 человек. 

Еле держась на ногах, они все-таки встали на бой, который, казалось бы, проигран. Вид их был ужасен. Со следами химических ожогов на лицах, обмотанные тряпками, они харкали кровью, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки.

Неожиданность атаки и вид противника ввергли германцев в такой ужас, что они сломались. Три пехотных полка (7000 штыков!) стадом ринулись назад, затаптывая своих. 

Запутавшись в проволочных заграждениях второй линии окопов, многие из них погибли от шрапнели русских батарей. Сосредоточенный огонь по окопам первой линии, уже занятой немцами, был настолько силен, что те бежали и оттуда, бросив захваченные орудия и пулеметы. 

К 11 часам дня все было кончено. Сосненская позиция была полностью очищена от врага, крепостная артиллерия перенесла огонь на немецкие окопы, довершая начатое дело.

Так кончился газовый блицкриг, на который возлагались большие надежды. Газ оказался мощным средством поражения, мог свободно конкурировать со снарядами большой мощности. Но немцы, впав в тяжелый нокдаун, наступать больше не решились. Хотя обстановка была крайне благоприятной.

К этому времени крепость держалась уже полгода. 6 августа показало ее полную беззащитность от газовых атак. Нужно было срочно принимать меры. Разведка сообщала, что противник готовит штурм с применением еще большего количества газа. Однако в это время обстановка изменилась. Русская армия стала отходить из Польши, стратегическая необходимость в обороне Осовца отпала. 

Пришел приказ об эвакуации. Она началась 18 августа и прошла без паники, в соответствии с планом. Отходя, армия организовывала и эвакуацию мирного населения. Все, что нельзя было вывезти, а также уцелевшие укрепления были взорваны. 22 августа последним опустевшую крепость покинул комендант генерал-майор Николай Бржозовский. Подойдя к саперам в полукилометре от нее, он сам повернул ручку взрывателя, и Осовец взлетел на воздух. Войдя 25 августа в руины, немецкие войска не нашли ни одного патрона, ни одной банки консервов.

О крепости

Осовец не был первоклассной крепостью. Его укрепления были просто усилены, а древняя артиллерия не могла тягаться с немецкой. Сила его заключалась в расположении: он стоял на высоком берегу реки среди непроходимых болот. Окружить его враг не мог, остальное сделала доблесть русских солдат. Осовец сорвал планы немцев, на 6 месяцев преградив им путь на восток.

О людях

Это особая тема. 900-килограммовые снаряды крушили сталь и бетон, позиции были адом, высшее командование уже не верило, что Осовец выстоит, но дух русского солдата не был сломлен. Гарнизон скоро привык к реву и взрывам снарядов; измученные боями и оборонительными работами солдаты балагурили, глядя на ходящие ходуном стены казематов: «Пущай стреляет, по крайней мере выспимся», — и держались месяц за месяцем. В крепости были опытные офицеры и инженеры, во главе с решительным комендантом, патриотом России. А вот летописцев у Осовца не было. Героем тут был каждый.

…Кем был солдат, пулеметом прижавший к земле ворвавшуюся на позиции немецкую пехоту? Под артогнем погибла вся его рота, а он чудом выжил и, оглушенный взрывами, чуть живой, косил врага, пока его не забросали гранатами. Он спас позицию, и, возможно, всю крепость. Его имя мы не узнаем никогда.

…На защитников ползет зеленое облако смерти; люди хрипят, задыхаются, обматывают лица гимнастерками, выкашливают кровь и куски легких — как поднять их с земли, заставить драться? Кем был тот поручик ополченческого батальона, что через кашель прохрипел «За мной!», встал из окопа и пошел навстречу врагу? Его тут же убили, но ополченцы поднялись и дрались, пока им на помощь не подоспели стрелки.

…А артиллеристы броневой батареи на Скобелевой горе, по которым германец выпустил 2000 тяжелых снарядов? Они оглохли от непрерывного грохота, из ушей текла кровь. И этот ад длился полгода.

…Архивы не сохранили и имена расчетов, прямыми попаданиями разбивших «Большие Берты». Совершив подвиг, они остались безвестными.

Отражение газового штурма 6 августа 1915 года является блестящей страницей в истории русской армии. Ничего подобного в мировой военной практике не было. Позже сами немцы назвали эту контратаку «атакой мертвецов». Как же могло получиться, что полуживые воины с тремя пулеметами обратили в бегство три полка «самой лучшей в мире» германской пехоты? 

Отговорок было много: «Наша пехота слишком рано пошла вперед и понесла потери от своих же газов»; «Солдаты, напуганные непроходимостью болот, больше топтались на месте, чем шли вперед» и т. д. и т. п. Может быть, доля правды в этом и есть. 

Но действительная причина поражения умелого германского вояки заключалась в иной «непроходимости»: в огромной выносливости русского солдата, его уникальной стойкости и храбрости.

С конца XIX века германский генеральный штаб превратил войну в точную науку. Операции просчитывались до мельчайших деталей, до секунды; ловушки, в которые попадала русская армия, были многократно отрепетированы на учениях. В деле убивания людей немцы были «впереди планеты всей». 

Первыми создали фантастические пушки, первыми применили газ для массового убийства; им не приходилось экономить снаряды; их грамотные солдаты умели читать карту, казались инициативней и толковее русских крестьян, но …Они не могли, не могут и не смогут умирать за Родину, «за други своя». Не смогут ложиться на амбразуру дзота, вызывать огонь на себя. А наш солдат сможет! Даже сейчас, когда его усиленно инфицируют деньгоманией и пофигизмом. Потому что это — хромосомный набор, и у нас он иной, нежели у них. Русские не сдаются.

Справка

«Большая Берта» (нем. «Dicke Berta») — немецкая 420-мм мортира для разрушения особо прочных фортификационных сооружений. Построена на заводах «пушечного короля» Круппа в 1914 году. Скорострельность — 1 выстрел в 8 минут, дальность стрельбы — 14 км, вес снаряда — 900 кг. Все три типа снарядов обладали огромным для того времени могуществом: взрыв фугасного образовывал воронку глубиной 5 м и диаметром 15 м; осколочный имел 15000 осколков с убойной силой до 2 км; бронебойный пробивал перекрытия из стали и бетона до 2 м. 

В Первой Мировой войне «Берты» успешно сокрушили дюжину хорошо укрепленных французских и бельгийских крепостей. Практика показала: для уничтожения форта с гарнизоном в 1000 человек необходимы две мортиры, 24 часа и 360 снарядов. Союзники на Западном фронте называли эти пушки «убийцами фортов» (forts killers). 

Всего было построено девять орудий, под Осовец привезли четыре из них, недавно разворотившие бельгийскую крепость Льеж. При осаде форта Лонкан единственный снаряд «Берты» пробил укрытия до подвального арсенала, в результате чего весь форт взлетел на воздух.

«Война химиков»

В Первой Мировой войне крупной инновацией стало применение химического оружия. Противники применяли вещества как просто вредные (слезоточивый газ), так и смертельно ядовитые (хлор, фосген). В августе 1914 года французы стали стрелять по немцам снарядами со слезоточивым этиловым бромацетатом. 

Немцы в октябре обстреляли англичан снарядами с химическим раздражителем, а 3 января 1915 года первыми применили газ как оружие массового смертельного поражения, выпустив 18000 артиллерийских снарядов с ксилил-бромидом на русские позиции под Варшавой.

Основным козырем немцев был хлор. Распыляя его из баллонов по направлению ветра, они травили им противников и на западе, и на востоке. Хлор поражал слизистые оболочки глаз, носа, горла и легкие, вызывал смерть от удушья. 

Его смертельный потенциал был невелик (4% смертей от общего количества пораженных), но это было эффективное психологическое оружие. Пехота в панике бежала уже при виде зеленого хлорного облака. Антанта возмутилась: «Германия нарушила международное право», но Берлин парировал: «Гаагская конвенция запрещает применение отравляющих снарядов, а не газов». 

Забросав союзников у бельгийского города Ипр минами с маслянистой жидкостью, Германия первой применила иприт. Боевой газ фосген первыми применили в 1915 году французы. К апрелю 1917 года были произведены сотни тонн ОВ, так и оставшихся невостребованными на складах; на фронт было доставлено лишь 138 пудов жидкого хлорида. Однако сведений о его использовании нет.

www.istpravda.ru