Осада Плевны. Осада плевны


Осада Плевны - это... Что такое Осада Плевны?

Осада Плевны Противники Командующие Силы сторон Военные потери
Русско-турецкая война 1877—1878
«Артиллерийский бой под Плевной. Батарея осадных орудий на Великокняжеской горе»Н. Д. Дмитриев-Оренбургский, (1880), ВИМАИВиВС
Российская империя

Румыния

Османская империя
Александр II,

М. Д. Скобелев, в.кн. Николай Николаевич, Н. П. Криденер, Кароль I

Абдул-Хамид II,

Нури-Гази Осман-паша

125,000 солдат и 496 пушек 48,000 солдат и 96 пушек
ок.40 тыс. убитых и раненых ок. 25 тыс. убитых и раненых, 43338 попало в плен

Осада Плевны (Плевена) — эпизод Русско-турецкой войны 1877—1878 гг., военная операция русско-румынских войск против укрепившихся в городе Плевне турецких войск Османа-паши. Упорная оборона турецких войск задержала продвижение российской армии и позволила османскому правительству укрепить Стамбул и Адрианополь, однако из-за неумелых действий высшего турецкого командования гарнизон Плевны был принуждён к капитуляции.

Предыстория

До войны армия турецкого маршала Османа-паши, впоследствии занявшая Плевну, располагалась в крепости Видин на Дунае, напротив румынской крепости Калафат. Это было надежное войско, имевшее богатый опыт ведения войны против сербов; костяк её составляли резервисты средних лет. После объявления войны гарнизон Видина провел парад и занялся боевой подготовкой. Когда пришли вести о форсировании русскими войсками Дуная и падении Систово, видинская армия получила приказ двигаться на восток и оказать поддержку оказавшемуся под угрозой городу Никополю. После консультаций с султаном Абдул-Гамидом II, утром 13 июля 1877 года Осман-паша двинул часть своей армии на восток, вдоль Дуная; оставшимся войскам доверили ведение обороны Видина и соседних турецких укреплений. Всего выделенные для спасения Никополя турецкие войска насчитывали 12000 человек и 54 орудия артиллерии. В пути армия получила известия о падении Никополя, что вынудило её взять курс на Плевну и ускорить движение. Продолжительный форсированный марш в летнюю жару, без достаточного снабжения питьевой водой, привел к жертвам, но приказ был выполнен, и к 20 июля турки, соединившись с войсками Атуфа-паши, уже готовили Плевен к обороне.

Первый штурм

Первым русским соединением, достигшим Плевны, оказалась дивизия Ю. И. Шильдера-Шульднера, подчиненные ему войска добрались до города вечером 19 июля и застали приготовления турок к обороне. В течение четырёх часов русские и турецкие батареи безуспешно обстреливали друг друга. На следующий день русская армия перешла к решительному штурму турецких позиций. Атака быстро исчерпала русские резервы, но благодаря поддержке артиллерии русские смогли преодолеть 3 линии окопов и вступили в город, вызвав замешательство в стане противника. В ходе ожесточенных столкновений турецкие войска смогли выбить русских из города и захватили при этом множество брошенных боеприпасов и обмундирования. Турецкие потери в этом сражении составили примерно 2000 человек, русские — 2800.

Второй штурм

После первого наступления гарнизон Плевена и войска Шильдера-Шульднера получили подкрепления.

Русские готовились к новой атаке, следили за дорогами, ведущими из Ловчи и Плевны, усилили воинский контингент прибывшей кавалерией и артиллерией, обеспечив численное превосходство (пехота: 27000, кавалерия: 2200, орудий: 140). Общее командование армией, предназначенной для занятия Плевена, по указанию великого князя Николая Николаевича было передано генералу Н. П. Криденеру. По замыслу главнокомандующего, атаке должен был предшествовать продолжительный артиллерийский огонь. С 27 по 29 июля отряды М. Д. Скобелева и подполковника Бакланова проводили рекогносцировки, непременно сопровождавшиеся перестрелками, однако точные сведения о численности турецкого гарнизона получить не удалось.

Турецкая армия, расположенная в Плевне, насчитывала 20000 человек и 57 орудий, содействие регулярным войскам оказывали всадники-черкесы и башибузуки. Гарнизон города в перерыве между штурмами занимался возведением укреплений. Строительство замедлялось нехваткой шанцевого инструмента, из-за чего солдатам порой приходилось копать землю штыками. Ощущался также недостаток измерительных приборов, бумаги для составления карт местности (её пришлось собирать в домах города) и древесины, которую при строительстве редутов по возможности заменяли подручными материалами. Часть сооружений не была достроена к моменту начала нового штурма, что позднее привело к серьёзным потерям среди занимавших эти сооружения солдат.

30 июля Криденер отдал приказ о начале наступления. Перед атакой русские провели артподготовку, в ходе которой были уничтожены несколько турецких орудий, установленных в недостроенных укреплениях. После артобстрела русские войска во главе с Криденером пошли в бой, но их действия оказались несогласованными, солдаты плохо ориентировались в незнакомой местности и, с огромными потерями захватив две траншеи и три укрепления, они были остановлены у редута. Нападение отряда Скобелева, атаковавшего левый фланг, также было отражено. Ободренные турки предприняли контрнаступление, выбив русских ружейным огнём, однако последние, получив подкрепления, ещё некоторое время продолжали удерживать захваченные позиции. В конце дня Криденер отдал приказ об отступлении, чем и завершилась вторая попытка штурма. Потери убитыми составили 1000 турок и 3000 русских, в плен попала почти тысяча раненых русских солдат. После этой безуспешной атаки российское правительство запросило помощи у Румынии. Просьба была удовлетворена, и вскоре к русским присоединились румынские войска.

Вылазка Османа-паши

31 августа Осман-паша предпринял попытку отвлекающего манёвра, выступив из Плевны с крупными силами. Его войско успешно атаковало русские аванпосты, захватило одно орудие, но не смогло отстоять захваченный редут и вернулось в Плевну, потеряв 1350 человек. Русские потери составили 1000 человек.

Захват Ловчи

Чтобы отрезать Плевну от Орхание и помешать туркам беспрепятственно получать провизию, русские войска (27000 человек и 98 орудий) вознамерились атаковать Ловчу, занятую небольшим по численности турецким войском, почти треть которого составляли нерегулярные отряды башибузуков и черкесов. 19 августа (1 сентября) отряд Скобелева совершил нападение на Ловчу. Узнав о происходящей битве, Осман-паша выслал защитникам города подкрепление, но оно не успело достичь Ловчи, полностью захваченной русскими 22 августа (4 сентября).

Третий штурм

Возвратившись в Плевен, окружаемый превосходящими силами противника, Осман-паша начал готовиться к отражению новой атаки. Его армия получила пополнение и достигла численности в 25000 человек, минареты Плевена стали использоваться в качестве наблюдательных пунктов, из Плевена эвакуировали раненых, в городе устанавливали указатели с названиями укреплений.

7-10 сентября русские и румынские орудия вели огонь по турецким укреплениям. Несмотря на продолжительность артобстрела и огромную численность выпущенных снарядов, ощутимых потерь туркам нанести не удалось, повреждения укреплений Плевны также были незначительны, турки с легкостью восстанавливали пострадавшие постройки в перерывах между артобстрелами своих позиций.

Восьмого сентября отряд Скобелева перешёл в наступление, оттеснив турок до редута, но под огнём отступил, отразив несколько контратак. Начало общего штурма откладывалось. Турки попытались перехватить инициативу и сами перешли в наступление, однако продвинуться не смогли. Вскоре, поддержанные ураганным огнём артиллерии, на турок двинулись румынские войска под командованием генерала Ангелеску, в ходе боёв они захватили одну траншею. Действия русских войск увенчались успешным взятием второго гребня Зелёных гор. Общий штурм Плевена начался 11 сентября при неблагоприятных погодных условиях. На момент штурма русско-румынская армия состояла из 83000 человек и 424 орудий, гарнизон Плевны насчитывал 34000 солдат и 72 орудия. После артподготовки в бой была брошена русско-румынская пехота. Румыны трижды с большими потерями атаковали Гривицкий редут и смогли взять его лишь получив подкрепление русских. В центре, после нескольких безуспешных атак, русским удалось завладеть двумя линиями траншей. Войска Скобелева, двинувшиеся к третьему гребню Зелёных гор, после долгих и изнурительных боёв завладели редутом. Турецкие войска предприняли несколько попыток выбить противника, но безрезультатно. Всю ночь не стихали перестрелки. Утром турки сконцентрировали силы и после серии атак, последнюю из которых возглавил сам Осман-паша, вынудили войска Скобелева отступить. Потери русских войск составили около 13000 человек, потери румын — около 3000. Общие потери русских и румынских войск после трёх штурмов Плевны насчитывали 35000 убитых и раненых.

Блокада и падение Плевны

Не сумев захватить Плевну штурмом, русский штаб принял решение вызвать для консультаций в войска известного военного инженера Эдуарда Тотлебена. По его предложению русское командование приступило к блокаде города и отказалось от дальнейших попыток штурма Плевны.

До того как русские приступили к блокаде, армия Османа-паши получила подкрепления, в город прибыли войска и провизия, привезли также султанский фирман (указ), в котором Османа-пашу награждали титулом «гази» (непобедимый) и выражали ему благодарность за успешную оборону города. Соединившись с прибывшими подкреплениями, армия Османа-паши увеличилась до 48000 человек и 96 орудий. Указом султана ей категорически запрещалось оставлять Плевну, оборона которой отвлекала русских и создавала благоприятные условия для действий турецкой Восточно-Дунайской армии. В помощь Осману-паше была послана армия, однако она не успела прибыть вовремя, до начала блокады.

Чтобы запереть турок в Плевне, русские двинулись на укрепления у селений Горный Дубняк и Телиш. Для взятия Горного Дубняка ими было выделено 20000 человек и 60 орудий, русским противостоял гарнизон из 3500 солдат и 4 орудий. Начав бой утром 24 октября, русские гренадёры ценой крупных потерь захватили оба редута. Турки оказывали ожесточённое сопротивление и сражались до последнего патрона, но, потеряв редуты, капитулировали. Потери сторон составили: турки-1500 чел. (ещё 2300 попало в плен), русские 3600 чел.

Телиш поначалу оборонялся успешно, турецкий гарнизон отразил атаку, нанеся атаковавшим чувствительный урон в живой силе. В бою погибло около 1000 русских солдат, 200 у турок. Овладеть Телишем удалось с помощью мощного артиллерийского огня, однако успешность этого обстрела заключалась не столько в числе убитых турок, которое было невелико, сколько в произведённом деморализующем эффекте, вынудившем гарнизон сложить оружие.

Началась полная блокада Плевны, русские орудия периодически наносили удары по городу. Осаждающее Плевну русско-румынское войско состояло из 122 тысяч человек против 50 тысяч укрывшихся в Плевне турок. Блокада города привела к истощению в нём провианта, армия Османа-паши страдала от болезней, нехватки пищи и медикаментов. Русские войска провели серию атак: в начале ноября войска Скобелева заняли и удержали первый гребень Зелёных гор, отбив контратаки противника. Девятого ноября русские атаковали в направлении Южного фронта, но турки отразили атаку, потеряв 200 солдат против 600 у русских. Безуспешными оказались и нападения русских на укрепления Юнус-табия и Гази-Осман-табия. Тринадцатого числа русские предприняли нападение на укрепление Юнус-бей-табия, потеряв 500 человек, турки лишились 100 солдат. Четырнадцатого числа, в полночь, турки отбили атаку на Гази-Осман-табия. В результате этих действий русские потеряли 2300 человек, турки — 1000. Начиная со следующего дня наступило затишье. Плевна находилась в окружении 125-тысячного русско-румынского войска при 496 орудиях, её гарнизон оказался полностью отрезан от внешнего мира. Зная, что продовольствие в городе рано или поздно иссякнет, русские предложили гарнизону Плевны сдаться, на что Осман-паша ответил решительным отказом:

«…предпочитаю лучше принести в жертву нашу жизнь на пользу народа и в защиту правды, и с величайшей радостью и счастьем готов скорее пролить кровь, чем позорно сложить оружие»

(цит. по Н. В. Скрицкий «Балканский гамбит»).

Вылазка из Плевны. Декабрь 1877 г. Картина неизвестного художника опубликованная в английском иллюстрированном журнале The Illustrated London News в феврале 1878 г.

Из-за нехватки пищи в осажденном городе закрылись магазины, сократился паёк солдат, большая часть жителей страдала от болезней, армия была измучена лихорадкой. Солдатам приходилось употреблять в пищу собак, ворон, обматываться тряпками, чтобы не замёрзнуть. Некоторые черкесы предпочли покинуть Плевну, но боевой дух турецких солдат был высок, они не собирались сдаваться. На состоявшемся военном совете было принято решение прорываться из города в направлении моста через реку Вид, удерживаемого турками, и двинуться к Софии. Перед уходом были демонтированы наблюдательные вышки, в укреплениях установлены чучела, и, после того как были собраны необходимые документы, остатки провизии, оружие и телеграфные провода, турецкая армия в сопровождении местных жителей-мусульман двинулась в путь. Для переправы через реку туркам пришлось под покровом ночи построить мосты. Осман-паша намеревался двинуться в Видин, но в скором времени русские солдаты обнаружили отсутствие турок в укреплениях, о чём было немедленно доложено Тотлебену. Между русскими войсками и прорывающейся турецкой армией завязался бой, в ходе которого перегруженные оружием и багажом турецкие солдаты понесли ощутимый урон, однако сумели захватить 3 линии траншей, 6 орудий и уничтожить Сибирский полк. Невыносимый артиллерийский огонь и прибывшее подкрепление русских создали для турок критическое положение, вынудив их залечь в окопах и подготовить к бою орудия, сражение продолжилось. Не выдержав неравного боя, турки вскоре дрогнули и перешли в беспорядочное бегство, окончившееся после ранения Османа-паши капитуляцией. Так закончилась осада Плевны.

В последнем сражении со стороны русско-румынских войск принимало участие 80-90 тыс. человек, в ходе прорыва из них было потеряно 1700. Турецкие потери, ввиду полного истощения и перегруженности состава, составили около 6000 человек. Оставшиеся 43338 турецких солдат сдались в плен; значительное число их погибло в плену. По окончании войны 15581 турецкий ветеран из армии Османа-паши был награждён серебряной медалью за героическую оборону Плевны.

В популярной культуре

Плевненские события детально описаны в романе Бориса Васильева «Были и небыли».

Осада Плевны — один из центральных эпизодов книги Б. Акунина «Турецкий гамбит», а также одноимённого фильма.

Литература

  • Furneaux, Rupert. «The Siege of Plevna», London, 1958
  • Herbert, William. «The Defense of Plevna, 1877»
  • «Русско-турецкая война 1877-78». М.: Воениздат, 1977
  • Беляев Н. И. «Русско-турецкая война 1877—1878 гг.», Военное изд-во МО СССР, 1956
  • Скрицкий Н. В. «Балканский гамбит», М., 2006
  • Б. Акунин «Турецкий гамбит»

Ссылки

dic.academic.ru

ОСАДА ПЛЕВНЫ - это... Что такое ОСАДА ПЛЕВНЫ?

ОСА́ДА ПЛЕ́ВНЫ в 1877 году. Во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. за город Плевну (Плевен) шли упорные бои с 8 (20) июля по 28 ноября (10 декабря) 1877 года. Три штурма русских и румынских войск в июле-августе были неудачны, после чего Плевна была взята в кольцо блокады. 28 ноября (10 декабря) 1877 года турецкие войска во главе с Осман-пашой после неудачной попытки прорыва сдались. Начало осады Плевны После успешного форсирования Дуная русскими войсками у Систово, турецкое командование 2 (14) июля начало переброску к Плевне из Видина (северо-запад Болгарии) корпуса Осман-паши, которому была поставлена задача ударить по правому флангу русских войск. 4 июля 1877 года 9-й армейский корпус генерал-лейтенанта Н. П. Криденера овладел крепостью Никополь (см. НИКОПОЛЬ в Болгарии) на берегу Дуная к северу от Плевны. Русское командование выделило для занятия Плевны девятитысячный отряд генерал-лейтенанта Шильдер-Шульднера, который вечером 7 июля вышел к окрестностям города и на следующее утро атаковал турецкие позиции. 15-тысячный гарнизон Плевны отразил разрозненные атаки русских полков, нанеся им серьезные потери (2,5 тысячи человек). После сосредоточения под городом всего корпуса Криденера (26 тысяч солдат, 140 орудий), 18 июля был предпринят второй штурм Плевны. К этому времени Осман-паша сосредоточил в городе около 23 тысяч человек и 58 орудий. Криденер не имел сведений о силах турок, преувеличивал их численность и действовал нерешительно. Атаки велись с востока и юго-востока в лоб против наиболее укрепленных участков, войска вводились в бой по частям. Штурм закончился неудачей. Потери русских составили 7 тысяч человек, турок — около 4 тысяч человек. Плевна имела важное стратегическое значение, ее сильный гарнизон угрожал переправам через Дунай, мог атаковать наступающую русскую армию во фланг и тыл. Поэтому русское командование отложило переброску главных сил через Балканские горы (Шипкинский перевал был захвачен еще 8 июля) и в течение июля-августа сосредоточило у Плевны 83-тысячную армию с 424 орудиями, из них 32 тысяч человек и 108 орудий союзной румынской армии. Третий штурм Плевны Союзники обложили Плевну с юга и востока. На правом фланге, напротив Гривицких редутов расположились румыны. С востока город осаждал корпус Криденера, с юго-востока — 8-й корпус генерала Крылова. На южном направлении находился левофланговый отряд генерала М. Д. Скобелева (см. СКОБЕЛЕВ Михаил Дмитриевич). С севера турецкий гарнизон был надежно прикрыт высотами Янык-Баир, а с запада снабжался по дороге София—Плевна. К концу лета турки увеличили численность гарнизона Плевны до 34 тысяч человек при 72 орудиях. Номинальным командующим союзной армии под Плевной был румынский король Кароль I (см. КАРОЛЬ I), фактически распоряжался его начальник штаба генерал-лейтенант П. Д. Зотов. Но под Плевной находилась и ставка русского императора Александра II (см. АЛЕКСАНДР II Николаевич) и главнокомандующего всей Дунайской армией великого князя Николая Николаевича-старшего (см. НИКОЛАЙ Николаевич (Старший)). Третий штурм Плевны состоялся 26—31 августа. Турки предугадали направления атак русских и румынских войск и сумели удержать линию своей обороны, нанеся наступающим aольшие потери. Решающим днем стало 30 августа, когда румынам при поддержке русского 18-го пехотного полка удалось захватить один из двух Гривицких редутов. В этот же день отряд Скобелева, наносивший вспомогательный удар, нащупал в позициях турок слабое место, прорвал их оборону в районе Зеленых гор, захватил редуты Исса и Каванлык и вышел на южную окраину города. Турки спешно перебросили против Скобелева резервы с севера и востока. 31 августа русское командование не предприняло наступательных действий и не поддержало Скобелева резервами. В результате под натиском превосходящих сил отряд Скобелева был вынужден вернуться на исходные позиции. В третьем штурме Плевны русские и румынские войска потеряли 16 тысяч человек, турки — около трех тысяч. Блокада и взятие Плевны 1 сентября было решено перейти к основательной осаде Плевны, для руководства которой был вызван лучший в России специалист по осадным работам инженер-генерал Э. И Тотлебен (см. ТОТЛЕБЕН Эдуард Иванович). Для успешного ведения осады русским требовалось перерезать дорогу София—Плевна, по которой турки получали подкрепление. Для решения этой задачи из гвардейских частей был создан ударный отряд генерала И. В. Гурко (см. ГУРКО Иосиф Владимирович). Он сумел овладеть 12 октября Горным Дубняком, 16 октября — Телишем, 20 октября — Дольним Дубняком — опорными пунктами на софийской дороге, тем самым полностью замкнув кольцо блокады плевенского гарнизона, численность которого к тому времени составила 50 тысяч человек. Нехватка продовольствия вынудила турецкого командующего Осман-пашу предпринять попытку самостоятельной деблокады Плевны. 28 ноября, сняв войска с оборонительных позиций, он атаковал русские войска на северо-западе от Плевны. Части 2-й и 3-й гренадерских дивизий и 5-й пехотной дивизии русской армии отбили атаку турок. Потеряв 6 тысяч солдат и не сумев вырваться из окружения, Осман-паша сдался в плен с 43 тысячами солдат. Падение Плевны высвободило стотысячную русско-румынскую армию для последующего наступления за Балканы. В боевых действиях у Плевны получили дальнейшее развитие формы и способы осады крепостей. Русская армия выработала новые приемы боевой тактики пехоты, сочетания движения и огня стрелковых цепей, началось применение самоокапывания пехоты в наступлении. Под Плевной проявилось значение полевых укреплений, взаимодействия пехоты с артиллерией, роль тяжелой артиллерии при подготовке атаки укрепленных позиций, определилась возможность управления артиллерийским огнем при стрельбе с закрытых позиций. В память боев за Плевну в городе сооружены мавзолей в память павших русских и румынских воинов (1905), парк-музей М. Д. Скобелева (1907), художественный комплекс-панорама «Освобождение Плевны в 1877 году». В Москве у Ильинских ворот находится памятник гренадерам, павшим под Плевной.

dic.academic.ru

Осада Плевны — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Осада Плевны (Плевена) — эпизод Русско-турецкой войны 1877—1878 гг., военная операция русско-румынских войск против укрепившихся в городе Плевне турецких войск Османа-паши. Упорная оборона турецких войск задержала продвижение русской армии и позволила османскому правительству укрепить Стамбул и Адрианополь, однако из-за неумелых действий высшего турецкого командования, гарнизон Плевны был принуждён к капитуляции.

Предыстория

Плевна находилась на пересечении дорог, шедших на Рущук (с ветвью на Систово), в Софию через Орханийский перевал, и к Ловче, откуда две ветви вели через Сельви, Габрово, Шипкинский перевал в Казанлык и к Трояну. Прежде там была крепость, разрушенная русскими войсками в 1810 и так и не восстановленная.

После форсирования Дуная у Зимницы русская Дунайская армия развернула успешное наступление на Тырново. 4 (16) июля Западный отряд генерала барона Н. П. Криденера взял Никополь, расширив таким образом плацдарм на правом берегу Дуная до 60 километров. Русский главнокомандующий считал, что с потерей Никополя турки на западном участке фронта больше не смогут предпринять активных действий, и ограничатся обороной западной Болгарии. Однако, командовавший в Видине мушир (маршал) Осман-паша предложил главнокомандующему Абдул-Керим-паше изменить первоначальный план военных действий, сводившийся к сосредоточению сил на флангах оборонительной линии Дуная — в четырехугольнике крепостей и близ Видина, исключительно для обороны. Осман-паша предлагал, оставив необходимое число войск в Видине, с остальными двинуться к Плевне, соединиться в Тырнове с корпусом Ахмет-Эюб-паши из Шумлы и перейти в решительное наступление по направлению на Систово. В случае, если бы последнее соединение не удалось — занять Ловчу, которая, по мнению Османа, представляла большие выгоды для обороны Балканских проходов. Под давлением успехов русских и боязни, что те перейдут Балканский хребет и атакуют слабозащищенные Адрианополь и Coфию, турецкое командование с некоторыми изменениями приняло предложение Османа.

В Плевне еще 26 июня (8 июля) была полусотня есаула Афанасьева из передового отряда И. Ф. Гурко, высланная для связи с казачьей бригадой И. Ф. Тутолмина, но она была вытеснена оттуда 27-го отрядом Атуф-паши (3 батальона и 4 орудия), направленным комендантом Никополя для обеспечения своих сообщений.

Утром 1 (13) июля Осман-паша выступил из Видина с 19 батальонами, 5 эскадронами и 9 батареями (16 тыс. человек, 58 орудий), и на рассвете 7 (19) июля вступил в Плевну, пройдя форсированным маршем за 6 суток около 200 километров. Русские, пренебрегавшие войсковой разведкой, не смогли обнаружить движение войск Осман-паши, а потому опоздали с занятием Плевны. Соответствующее распоряжение было отдано Криденеру еще 4 (16) июля, но то ли по причине неисправности телеграфной связи, то ли из-за нераспорядительности барона, только утром 6 (18) июля, после категорического приказа главнокомандующего, часть его войск под командованием генерала Ю. И. Шильдера-Шульднера выступила к Плевне.

Первый штурм

Первым русским соединением, достигшим Плевны, оказалась дивизия Ю. И. Шильдера-Шульднера, подчиненные ему войска добрались до города вечером 7 (19) июля и застали приготовления турок к обороне. В течение четырёх часов русские и турецкие батареи обстреливали друг друга. На следующий день русская армия перешла к решительному штурму турецких позиций. Атака быстро исчерпала русские резервы, но благодаря поддержке артиллерии русские смогли преодолеть 3 линии окопов и вступили в город, вызвав замешательство в стане противника. В ходе ожесточенных столкновений турецкие войска смогли выбить русских из города и захватили при этом множество брошенных боеприпасов и обмундирования. Турецкие потери в этом сражении составили примерно 2000 человек, русские — 2800.

Второй штурм

После первого наступления гарнизон Плевена и войска Шильдера-Шульднера получили подкрепления.

Русские готовились к новой атаке, следили за дорогами, ведущими из Ловчи и Плевны, усилили воинский контингент прибывшей кавалерией и артиллерией, обеспечив численное превосходство (пехота: 27 тыс., кавалерия: 2200, орудий: 140). Общее командование армией, предназначенной для занятия Плевена, по указанию великого князя Николая Николаевича было передано генералу Н. П. Криденеру. По замыслу главнокомандующего, атаке должен был предшествовать продолжительный артиллерийский огонь. С 15 (27) - 17 (29) июля отряды М. Д. Скобелева и подполковника Бакланова проводили рекогносцировки, непременно сопровождавшиеся перестрелками, однако точные сведения о численности турецкого гарнизона получить не удалось.

Турецкая армия, расположенная в Плевне, насчитывала 20 тыс человек и 57 орудий, содействие регулярным войскам оказывали всадники-черкесы и башибузуки. Гарнизон города в перерыве между штурмами занимался возведением укреплений. Строительство замедлялось нехваткой шанцевого инструмента, из-за чего солдатам порой приходилось копать землю штыками. Ощущался также недостаток измерительных приборов, бумаги для составления карт местности (её пришлось собирать в домах города) и древесины, которую при строительстве редутов по возможности заменяли подручными материалами. Часть сооружений не была достроена к моменту начала нового штурма, что позднее привело к серьёзным потерям среди занимавших эти сооружения солдат.

18 (30) июля Криденер отдал приказ о начале наступления. Перед атакой русские провели артподготовку, в ходе которой были уничтожены несколько турецких орудий, установленных в недостроенных укреплениях. После артобстрела русские войска во главе с Криденером пошли в бой, но их действия оказались несогласованными, солдаты плохо ориентировались в незнакомой местности и, с огромными потерями захватив две траншеи и три укрепления, они были остановлены у редута. Нападение отряда Скобелева, атаковавшего левый фланг, также было отражено. Ободренные турки предприняли контрнаступление, выбив русских ружейным огнём, однако последние, получив подкрепления, ещё некоторое время продолжали удерживать захваченные позиции. В конце дня Криденер отдал приказ об отступлении, чем и завершилась вторая попытка штурма. Потери убитыми составили 1000 турок и 3000 русских, в плен попала почти тысяча раненых русских солдат. После этой безуспешной атаки российское правительство запросило помощи у Румынии. Просьба была удовлетворена, и вскоре к русским присоединились румынские войска.

Вылазка Османа-паши

31 августа (12 сентября) Осман-паша предпринял попытку отвлекающего манёвра, выступив из Плевны с крупными силами. Его войско успешно атаковало русские аванпосты, захватило одно орудие, но не смогло отстоять захваченный редут и вернулось в Плевну, потеряв 1350 человек. Русские потери составили 1000 человек.

Захват Ловчи

Чтобы отрезать Плевну от Орхание и помешать туркам беспрепятственно получать провизию, русские войска (27 тыс. человек и 98 орудий) атаковали Ловчу, занятую небольшим по численности турецким войском, почти треть которого составляли нерегулярные отряды башибузуков и черкесов. 19 августа (1 сентября) отряд Скобелева совершил нападение на Ловчу. Узнав о происходящей битве, Осман-паша выслал защитникам города подкрепление, но оно не успело достичь Ловчи, полностью захваченной русскими 22 августа (4 сентября).

Третий штурм

Возвратившись в Плевен, окружаемый превосходящими силами противника, Осман-паша начал готовиться к отражению новой атаки. Его армия получила пополнение и достигла численности в 25 тыс. человек, минареты Плевена стали использоваться в качестве наблюдательных пунктов, из Плевена эвакуировали раненых, в городе устанавливали указатели с названиями укреплений.

26 августа (7 сентября) - 29 августа (10 сентября) русские и румынские орудия вели огонь по турецким укреплениям. Несмотря на продолжительность артобстрела и большое количество выпущенных снарядов, ощутимых потерь туркам нанести не удалось, повреждения укреплений Плевны также были незначительны, турки с легкостью восстанавливали пострадавшие постройки в перерывах между артобстрелами своих позиций.

Восьмого сентября отряд Скобелева перешёл в наступление, оттеснив турок до редута, но под огнём отступил, отразив несколько контратак. Начало общего штурма откладывалось. Турки попытались перехватить инициативу и сами перешли в наступление, однако продвинуться не смогли. Вскоре, поддержанные ураганным огнём артиллерии, на турок двинулись румынские войска под командованием генерала Ангелеску, в ходе боёв они захватили одну траншею. Действия русских войск увенчались успешным взятием второго гребня Зелёных гор. Общий штурм Плевена начался 30 августа (11 сентября) при неблагоприятных погодных условиях. На момент штурма русско-румынская армия состояла из 83 тыс. человек и 424 орудий, гарнизон Плевны насчитывал 34 тыс. солдат и 72 орудия. После артподготовки в бой была брошена русско-румынская пехота. Румыны трижды с большими потерями атаковали Гривицкий редут и смогли взять его лишь получив подкрепление русских. В центре, после нескольких безуспешных атак, русским удалось завладеть двумя линиями траншей. Войска Скобелева, двинувшиеся к третьему гребню Зелёных гор, после долгих и изнурительных боёв завладели редутом. Турецкие войска предприняли несколько попыток выбить противника, но безрезультатно. Всю ночь не стихали перестрелки. Утром турки сконцентрировали силы и после серии атак, последнюю из которых возглавил сам Осман-паша, вынудили войска Скобелева отступить. Потери русских войск составили около 13 тыс. человек, потери румын — около 3 тыс. Общие потери русских и румынских войск после трёх штурмов Плевны насчитывали 35 тыс. убитых и раненых.

Блокада и падение Плевны

Не сумев захватить Плевну штурмом, русский штаб принял решение вызвать для консультаций в войска известного военного инженера Э. И. Тотлебена. По его предложению русское командование приступило к блокаде города и отказалось от дальнейших попыток штурма Плевны.

До того как русские приступили к блокаде, армия Османа-паши получила подкрепления, в город прибыли войска и провизия, привезли также султанский фирман (указ), в котором Османа-пашу награждали титулом «гази» (непобедимый) и выражали ему благодарность за успешную оборону города. Соединившись с прибывшими подкреплениями, армия Османа-паши увеличилась до 48 тыс. человек и 96 орудий. Указом султана ей категорически запрещалось оставлять Плевну, оборона которой отвлекала русских и создавала благоприятные условия для действий турецкой Восточно-Дунайской армии. В помощь Осману-паше была послана армия, однако она не успела прибыть вовремя, до начала блокады. Русская армия в середине октября пополнилась Гренадерским корпусом под командованием И. В. Ганецкого. В это время в состав корпуса входили восемь полков: Астраханский (полковник Г. В. Крюков), 5-й Киевский (полковник М. Н. Пущин), Малороссийский (полковник А. Н. Курлов или И. И. Цытович[уточнить]), 8-й Московский (полковник И. К. фон Бурзи), 7-й Самогитский (полковник Л. К. Михайлов), Сибирский (полковник В. К. Водар), 6-й Таврический (полковник Ф. Ф. Голубев), Фанагорийский (полковник В. К. Кюстер), а также 2-я (полковник, флигель-адъютант А. А. Щеголев) и 3-я (генерал-майор Н. П. Сидоров) гренадерские артиллерийские бригады, состоявшие из 12 батарей[1].

Чтобы запереть турок в Плевне, русские двинулись на укрепления у селений Горный Дубняк и Телиш. Для взятия Горного Дубняка ими было выделено 20 тыс. человек и 60 орудий, русским противостоял гарнизон из 3500 солдат и 4 орудий. Начав бой утром 24 октября, русские гренадеры ценой крупных потерь захватили оба редута. Турки оказывали ожесточённое сопротивление. Потери сторон составили: турки 1500 чел. (ещё 2300 попало в плен), русские 3600 чел.

Телиш поначалу оборонялся успешно, турецкий гарнизон отразил атаку, нанеся атаковавшим чувствительный урон: в бою погибло около тысячи русских солдат, 200 — у турок. Овладеть Телишем удалось с помощью мощного артиллерийского огня, однако успешность этого обстрела заключалась не столько в числе убитых турок, которое было невелико, сколько в произведённом деморализующем эффекте.

Началась полная блокада Плевны, русские орудия периодически наносили удары по городу. Осаждающее Плевну русско-румынское войско состояло из 122 тысяч человек против 50 тысяч укрывшихся в Плевне турок. Блокада города привела к истощению в нём провианта, армия Османа-паши страдала от болезней, нехватки пищи и медикаментов. Русские войска провели серию атак: в начале ноября войска Скобелева заняли и удержали первый гребень Зелёных гор, отбив контратаки противника. Девятого ноября русские атаковали в направлении Южного фронта, но турки отразили атаку, потеряв 200 солдат против 600 у русских. Безуспешными оказались и нападения русских на укрепления Юнус-табия и Гази-Осман-табия. Тринадцатого ноября русские предприняли нападение на укрепление Юнус-бей-табия, потеряв 500 человек, турки лишились 100 солдат. Четырнадцатого числа, в полночь, турки отбили атаку на Гази-Осман-табия. В результате этих действий русские потеряли 2300 человек, турки — 1000. Начиная со следующего дня наступило затишье. Плевна находилась в окружении 125-тысячного русско-румынского войска при 496 орудиях, её гарнизон оказался полностью отрезан от внешнего мира. Зная, что продовольствие в городе рано или поздно иссякнет, русские предложили гарнизону Плевны сдаться, на что Осман-паша ответил решительным отказом:

«…предпочитаю лучше принести в жертву нашу жизнь на пользу народа и в защиту правды, и с величайшей радостью и счастьем готов скорее пролить кровь, чем позорно сложить оружие»

(цит. по Н. В. Скрицкий «Балканский гамбит»).

Из-за нехватки пищи в осажденном городе закрылись магазины, сократился паёк солдат, большая часть жителей страдала от болезней, армия была измучена лихорадкой. Но боевой дух турецких солдат был высок, они не собирались сдаваться; на состоявшемся военном совете было принято решение прорываться из города в направлении моста через реку Вид, удерживаемого турками, и двинуться к Софии. Перед уходом были демонтированы наблюдательные вышки, в укреплениях установлены чучела, и вечером 10 декабря, турецкая армия в сопровождении местных жителей-мусульман двинулась в путь. Для переправы ночью были построены мосты. На передовых позициях в это время находились Киевский и Сибирский гренадерские полки; с флангов их прикрывали Таврический и Малороссийский полки. Между русскими войсками и прорывающейся турецкой армией завязался бой, в ходе которого перегруженные оружием и багажом турецкие солдаты понесли ощутимый урон, однако сумели захватить 3 линии траншей, 6 орудий и уничтожить Сибирский полк. Невыносимый артиллерийский огонь и прибывшее подкрепление русских (Малороссийский полк) создали для турок критическое положение, вынудив их остановиться у кургана Копаная Могила[1]. Не выдержав атаки Астраханского полка, турки вскоре дрогнули и обратились в беспорядочное бегство, окончившееся после ранения Османа-паши капитуляцией. Так закончилась осада Плевны.

В последнем сражении турецкие потери составили около 6 тыс. человек. Оставшиеся 43338 турецких солдат сдались в плен; значительное число их погибло в плену. По окончании войны 15581 турецкий ветеран из армии Османа-паши был награждён серебряной медалью за героическую оборону Плевны.

Из 90 тыс. человек русско-румынских войск принимавших участие в решающем сражении, было потеряно 1700 (в том числе 18 офицеров и 542 солдата Гренадерского корпуса). Практически сразу возникла мысль установить под Плевной памятник погибшим гренадерам, но обстоятельства сложились так, что Памятник героям Плевны был установлен в Москве. А в Плевене были воздвигнуты храм-мавзолей и панорама «Плевенская эпопея».

В популярной культуре

Плевненские события детально описаны в романе Бориса Васильева «Были и небыли».

Осада Плевны — один из центральных эпизодов книги Б. Акунина «Турецкий гамбит», а также одноимённого фильма.

События осады и штурмов Плевны отражены в румынском фильме 1978 г Pentru patrie (Режиссёр - С.Николаеску)

Напишите отзыв о статье "Осада Плевны"

Примечания

Литература

  • Русско-турецкая война 1877-78. — М.: Воениздат, 1977
  • Беляев Н. И. «Русско-турецкая война 1877—1878 гг.». — Военное изд-во МО СССР, 1956
  • Петелин В. В. [statehistory.ru/books/Viktor-Petelin_ZHizn-grafa-Dmitriya-Milyutina/59 Жизнь графа Дмитрия Милютина]. — М.: Центрполиграф, 2010. — ISBN 978-5-227-02458-9.
  • Скрицкий Н. В. «Балканский гамбит». — М., 2006

Ссылки

  • [www.petergen.com/history/plevna1877.shtml СПИСОК генералам, офицерам и классным чинам Гренадерского корпуса, участвовавшим в сражении под Плевной 28-го ноября 1877 г.]
  • [www.genrogge.ru/memo/alex2note/index.htm Дневник пребывания императора Александра II в Дунайской армии 1877–1878 г.]

Отрывок, характеризующий Осада Плевны

Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча. – Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой. – Я им дам воинскую команду… Я их попротивоборствую, – бессмысленно приговаривал Николай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Не соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе. И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты. То же чувствовали и мужики толпы, глядя на его быструю и твердую походку и решительное, нахмуренное лицо. После того как гусары въехали в деревню и Ростов прошел к княжне, в толпе произошло замешательство и раздор. Некоторые мужики стали говорить, что эти приехавшие были русские и как бы они не обиделись тем, что не выпускают барышню. Дрон был того же мнения; но как только он выразил его, так Карп и другие мужики напали на бывшего старосту. – Ты мир то поедом ел сколько годов? – кричал на него Карп. – Тебе все одно! Ты кубышку выроешь, увезешь, тебе что, разори наши дома али нет? – Сказано, порядок чтоб был, не езди никто из домов, чтобы ни синь пороха не вывозить, – вот она и вся! – кричал другой. – Очередь на твоего сына была, а ты небось гладуха своего пожалел, – вдруг быстро заговорил маленький старичок, нападая на Дрона, – а моего Ваньку забрил. Эх, умирать будем! – То то умирать будем! – Я от миру не отказчик, – говорил Дрон. – То то не отказчик, брюхо отрастил!.. Два длинные мужика говорили свое. Как только Ростов, сопутствуемый Ильиным, Лаврушкой и Алпатычем, подошел к толпе, Карп, заложив пальцы за кушак, слегка улыбаясь, вышел вперед. Дрон, напротив, зашел в задние ряды, и толпа сдвинулась плотнее. – Эй! кто у вас староста тут? – крикнул Ростов, быстрым шагом подойдя к толпе. – Староста то? На что вам?.. – спросил Карп. Но не успел он договорить, как шапка слетела с него и голова мотнулась набок от сильного удара. – Шапки долой, изменники! – крикнул полнокровный голос Ростова. – Где староста? – неистовым голосом кричал он. – Старосту, старосту кличет… Дрон Захарыч, вас, – послышались кое где торопливо покорные голоса, и шапки стали сниматься с голов. – Нам бунтовать нельзя, мы порядки блюдем, – проговорил Карп, и несколько голосов сзади в то же мгновенье заговорили вдруг: – Как старички пороптали, много вас начальства… – Разговаривать?.. Бунт!.. Разбойники! Изменники! – бессмысленно, не своим голосом завопил Ростов, хватая за юрот Карпа. – Вяжи его, вяжи! – кричал он, хотя некому было вязать его, кроме Лаврушки и Алпатыча. Лаврушка, однако, подбежал к Карпу и схватил его сзади за руки. – Прикажете наших из под горы кликнуть? – крикнул он. Алпатыч обратился к мужикам, вызывая двоих по именам, чтобы вязать Карпа. Мужики покорно вышли из толпы и стали распоясываться. – Староста где? – кричал Ростов. Дрон, с нахмуренным и бледным лицом, вышел из толпы. – Ты староста? Вязать, Лаврушка! – кричал Ростов, как будто и это приказание не могло встретить препятствий. И действительно, еще два мужика стали вязать Дрона, который, как бы помогая им, снял с себя кушан и подал им. – А вы все слушайте меня, – Ростов обратился к мужикам: – Сейчас марш по домам, и чтобы голоса вашего я не слыхал. – Что ж, мы никакой обиды не делали. Мы только, значит, по глупости. Только вздор наделали… Я же сказывал, что непорядки, – послышались голоса, упрекавшие друг друга. – Вот я же вам говорил, – сказал Алпатыч, вступая в свои права. – Нехорошо, ребята! – Глупость наша, Яков Алпатыч, – отвечали голоса, и толпа тотчас же стала расходиться и рассыпаться по деревне. Связанных двух мужиков повели на барский двор. Два пьяные мужика шли за ними. – Эх, посмотрю я на тебя! – говорил один из них, обращаясь к Карпу. – Разве можно так с господами говорить? Ты думал что? – Дурак, – подтверждал другой, – право, дурак! Через два часа подводы стояли на дворе богучаровского дома. Мужики оживленно выносили и укладывали на подводы господские вещи, и Дрон, по желанию княжны Марьи выпущенный из рундука, куда его заперли, стоя на дворе, распоряжался мужиками. – Ты ее так дурно не клади, – говорил один из мужиков, высокий человек с круглым улыбающимся лицом, принимая из рук горничной шкатулку. – Она ведь тоже денег стоит. Что же ты ее так то вот бросишь или пол веревку – а она потрется. Я так не люблю. А чтоб все честно, по закону было. Вот так то под рогожку, да сенцом прикрой, вот и важно. Любо! – Ишь книг то, книг, – сказал другой мужик, выносивший библиотечные шкафы князя Андрея. – Ты не цепляй! А грузно, ребята, книги здоровые! – Да, писали, не гуляли! – значительно подмигнув, сказал высокий круглолицый мужик, указывая на толстые лексиконы, лежавшие сверху.

Ростов, не желая навязывать свое знакомство княжне, не пошел к ней, а остался в деревне, ожидая ее выезда. Дождавшись выезда экипажей княжны Марьи из дома, Ростов сел верхом и до пути, занятого нашими войсками, в двенадцати верстах от Богучарова, верхом провожал ее. В Янкове, на постоялом дворе, он простился с нею почтительно, в первый раз позволив себе поцеловать ее руку. – Как вам не совестно, – краснея, отвечал он княжне Марье на выражение благодарности за ее спасенье (как она называла его поступок), – каждый становой сделал бы то же. Если бы нам только приходилось воевать с мужиками, мы бы не допустили так далеко неприятеля, – говорил он, стыдясь чего то и стараясь переменить разговор. – Я счастлив только, что имел случай познакомиться с вами. Прощайте, княжна, желаю вам счастия и утешения и желаю встретиться с вами при более счастливых условиях. Ежели вы не хотите заставить краснеть меня, пожалуйста, не благодарите. Но княжна, если не благодарила более словами, благодарила его всем выражением своего сиявшего благодарностью и нежностью лица. Она не могла верить ему, что ей не за что благодарить его. Напротив, для нее несомненно было то, что ежели бы его не было, то она, наверное, должна была бы погибнуть и от бунтовщиков и от французов; что он, для того чтобы спасти ее, подвергал себя самым очевидным и страшным опасностям; и еще несомненнее было то, что он был человек с высокой и благородной душой, который умел понять ее положение и горе. Его добрые и честные глаза с выступившими на них слезами, в то время как она сама, заплакав, говорила с ним о своей потере, не выходили из ее воображения. Когда она простилась с ним и осталась одна, княжна Марья вдруг почувствовала в глазах слезы, и тут уж не в первый раз ей представился странный вопрос, любит ли она его? По дороге дальше к Москве, несмотря на то, что положение княжны было не радостно, Дуняша, ехавшая с ней в карете, не раз замечала, что княжна, высунувшись в окно кареты, чему то радостно и грустно улыбалась. «Ну что же, ежели бы я и полюбила его? – думала княжна Марья. Как ни стыдно ей было признаться себе, что она первая полюбила человека, который, может быть, никогда не полюбит ее, она утешала себя мыслью, что никто никогда не узнает этого и что она не будет виновата, ежели будет до конца жизни, никому не говоря о том, любить того, которого она любила в первый и в последний раз. Иногда она вспоминала его взгляды, его участие, его слова, и ей казалось счастье не невозможным. И тогда то Дуняша замечала, что она, улыбаясь, глядела в окно кареты. «И надо было ему приехать в Богучарово, и в эту самую минуту! – думала княжна Марья. – И надо было его сестре отказать князю Андрею! – И во всем этом княжна Марья видела волю провиденья. Впечатление, произведенное на Ростова княжной Марьей, было очень приятное. Когда ои вспоминал про нее, ему становилось весело, и когда товарищи, узнав о бывшем с ним приключении в Богучарове, шутили ему, что он, поехав за сеном, подцепил одну из самых богатых невест в России, Ростов сердился. Он сердился именно потому, что мысль о женитьбе на приятной для него, кроткой княжне Марье с огромным состоянием не раз против его воли приходила ему в голову. Для себя лично Николай не мог желать жены лучше княжны Марьи: женитьба на ней сделала бы счастье графини – его матери, и поправила бы дела его отца; и даже – Николай чувствовал это – сделала бы счастье княжны Марьи. Но Соня? И данное слово? И от этого то Ростов сердился, когда ему шутили о княжне Болконской.

Приняв командование над армиями, Кутузов вспомнил о князе Андрее и послал ему приказание прибыть в главную квартиру. Князь Андрей приехал в Царево Займище в тот самый день и в то самое время дня, когда Кутузов делал первый смотр войскам. Князь Андрей остановился в деревне у дома священника, у которого стоял экипаж главнокомандующего, и сел на лавочке у ворот, ожидая светлейшего, как все называли теперь Кутузова. На поле за деревней слышны были то звуки полковой музыки, то рев огромного количества голосов, кричавших «ура!новому главнокомандующему. Тут же у ворот, шагах в десяти от князя Андрея, пользуясь отсутствием князя и прекрасной погодой, стояли два денщика, курьер и дворецкий. Черноватый, обросший усами и бакенбардами, маленький гусарский подполковник подъехал к воротам и, взглянув на князя Андрея, спросил: здесь ли стоит светлейший и скоро ли он будет? Князь Андрей сказал, что он не принадлежит к штабу светлейшего и тоже приезжий. Гусарский подполковник обратился к нарядному денщику, и денщик главнокомандующего сказал ему с той особенной презрительностью, с которой говорят денщики главнокомандующих с офицерами: – Что, светлейший? Должно быть, сейчас будет. Вам что? Гусарский подполковник усмехнулся в усы на тон денщика, слез с лошади, отдал ее вестовому и подошел к Болконскому, слегка поклонившись ему. Болконский посторонился на лавке. Гусарский подполковник сел подле него. – Тоже дожидаетесь главнокомандующего? – заговорил гусарский подполковник. – Говог'ят, всем доступен, слава богу. А то с колбасниками беда! Недаг'ом Ег'молов в немцы пг'осился. Тепег'ь авось и г'усским говог'ить можно будет. А то чег'т знает что делали. Все отступали, все отступали. Вы делали поход? – спросил он. – Имел удовольствие, – отвечал князь Андрей, – не только участвовать в отступлении, но и потерять в этом отступлении все, что имел дорогого, не говоря об именьях и родном доме… отца, который умер с горя. Я смоленский. – А?.. Вы князь Болконский? Очень г'ад познакомиться: подполковник Денисов, более известный под именем Васьки, – сказал Денисов, пожимая руку князя Андрея и с особенно добрым вниманием вглядываясь в лицо Болконского. – Да, я слышал, – сказал он с сочувствием и, помолчав немного, продолжал: – Вот и скифская война. Это все хог'ошо, только не для тех, кто своими боками отдувается. А вы – князь Андг'ей Болконский? – Он покачал головой. – Очень г'ад, князь, очень г'ад познакомиться, – прибавил он опять с грустной улыбкой, пожимая ему руку. Князь Андрей знал Денисова по рассказам Наташи о ее первом женихе. Это воспоминанье и сладко и больно перенесло его теперь к тем болезненным ощущениям, о которых он последнее время давно уже не думал, но которые все таки были в его душе. В последнее время столько других и таких серьезных впечатлений, как оставление Смоленска, его приезд в Лысые Горы, недавнее известно о смерти отца, – столько ощущений было испытано им, что эти воспоминания уже давно не приходили ему и, когда пришли, далеко не подействовали на него с прежней силой. И для Денисова тот ряд воспоминаний, которые вызвало имя Болконского, было далекое, поэтическое прошедшее, когда он, после ужина и пения Наташи, сам не зная как, сделал предложение пятнадцатилетней девочке. Он улыбнулся воспоминаниям того времени и своей любви к Наташе и тотчас же перешел к тому, что страстно и исключительно теперь занимало его. Это был план кампании, который он придумал, служа во время отступления на аванпостах. Он представлял этот план Барклаю де Толли и теперь намерен был представить его Кутузову. План основывался на том, что операционная линия французов слишком растянута и что вместо того, или вместе с тем, чтобы действовать с фронта, загораживая дорогу французам, нужно было действовать на их сообщения. Он начал разъяснять свой план князю Андрею. – Они не могут удержать всей этой линии. Это невозможно, я отвечаю, что пг'ог'ву их; дайте мне пятьсот человек, я г'азог'ву их, это вег'но! Одна система – паг'тизанская. Денисов встал и, делая жесты, излагал свой план Болконскому. В средине его изложения крики армии, более нескладные, более распространенные и сливающиеся с музыкой и песнями, послышались на месте смотра. На деревне послышался топот и крики. – Сам едет, – крикнул казак, стоявший у ворот, – едет! Болконский и Денисов подвинулись к воротам, у которых стояла кучка солдат (почетный караул), и увидали подвигавшегося по улице Кутузова, верхом на невысокой гнедой лошадке. Огромная свита генералов ехала за ним. Барклай ехал почти рядом; толпа офицеров бежала за ними и вокруг них и кричала «ура!». Вперед его во двор проскакали адъютанты. Кутузов, нетерпеливо подталкивая свою лошадь, плывшую иноходью под его тяжестью, и беспрестанно кивая головой, прикладывал руку к бедой кавалергардской (с красным околышем и без козырька) фуражке, которая была на нем. Подъехав к почетному караулу молодцов гренадеров, большей частью кавалеров, отдававших ему честь, он с минуту молча, внимательно посмотрел на них начальническим упорным взглядом и обернулся к толпе генералов и офицеров, стоявших вокруг него. Лицо его вдруг приняло тонкое выражение; он вздернул плечами с жестом недоумения. – И с такими молодцами всё отступать и отступать! – сказал он. – Ну, до свиданья, генерал, – прибавил он и тронул лошадь в ворота мимо князя Андрея и Денисова. – Ура! ура! ура! – кричали сзади его. С тех пор как не видал его князь Андрей, Кутузов еще потолстел, обрюзг и оплыл жиром. Но знакомые ему белый глаз, и рана, и выражение усталости в его лице и фигуре были те же. Он был одет в мундирный сюртук (плеть на тонком ремне висела через плечо) и в белой кавалергардской фуражке. Он, тяжело расплываясь и раскачиваясь, сидел на своей бодрой лошадке. – Фю… фю… фю… – засвистал он чуть слышно, въезжая на двор. На лице его выражалась радость успокоения человека, намеревающегося отдохнуть после представительства. Он вынул левую ногу из стремени, повалившись всем телом и поморщившись от усилия, с трудом занес ее на седло, облокотился коленкой, крякнул и спустился на руки к казакам и адъютантам, поддерживавшим его. Он оправился, оглянулся своими сощуренными глазами и, взглянув на князя Андрея, видимо, не узнав его, зашагал своей ныряющей походкой к крыльцу. – Фю… фю… фю, – просвистал он и опять оглянулся на князя Андрея. Впечатление лица князя Андрея только после нескольких секунд (как это часто бывает у стариков) связалось с воспоминанием о его личности. – А, здравствуй, князь, здравствуй, голубчик, пойдем… – устало проговорил он, оглядываясь, и тяжело вошел на скрипящее под его тяжестью крыльцо. Он расстегнулся и сел на лавочку, стоявшую на крыльце. – Ну, что отец? – Вчера получил известие о его кончине, – коротко сказал князь Андрей. Кутузов испуганно открытыми глазами посмотрел на князя Андрея, потом снял фуражку и перекрестился: «Царство ему небесное! Да будет воля божия над всеми нами!Он тяжело, всей грудью вздохнул и помолчал. „Я его любил и уважал и сочувствую тебе всей душой“. Он обнял князя Андрея, прижал его к своей жирной груди и долго не отпускал от себя. Когда он отпустил его, князь Андрей увидал, что расплывшие губы Кутузова дрожали и на глазах были слезы. Он вздохнул и взялся обеими руками за лавку, чтобы встать. – Пойдем, пойдем ко мне, поговорим, – сказал он; но в это время Денисов, так же мало робевший перед начальством, как и перед неприятелем, несмотря на то, что адъютанты у крыльца сердитым шепотом останавливали его, смело, стуча шпорами по ступенькам, вошел на крыльцо. Кутузов, оставив руки упертыми на лавку, недовольно смотрел на Денисова. Денисов, назвав себя, объявил, что имеет сообщить его светлости дело большой важности для блага отечества. Кутузов усталым взглядом стал смотреть на Денисова и досадливым жестом, приняв руки и сложив их на животе, повторил: «Для блага отечества? Ну что такое? Говори». Денисов покраснел, как девушка (так странно было видеть краску на этом усатом, старом и пьяном лице), и смело начал излагать свой план разрезания операционной линии неприятеля между Смоленском и Вязьмой. Денисов жил в этих краях и знал хорошо местность. План его казался несомненно хорошим, в особенности по той силе убеждения, которая была в его словах. Кутузов смотрел себе на ноги и изредка оглядывался на двор соседней избы, как будто он ждал чего то неприятного оттуда. Из избы, на которую он смотрел, действительно во время речи Денисова показался генерал с портфелем под мышкой. – Что? – в середине изложения Денисова проговорил Кутузов. – Уже готовы? – Готов, ваша светлость, – сказал генерал. Кутузов покачал головой, как бы говоря: «Как это все успеть одному человеку», и продолжал слушать Денисова. – Даю честное благородное слово гусского офицег'а, – говорил Денисов, – что я г'азог'ву сообщения Наполеона. – Тебе Кирилл Андреевич Денисов, обер интендант, как приходится? – перебил его Кутузов. – Дядя г'одной, ваша светлость. – О! приятели были, – весело сказал Кутузов. – Хорошо, хорошо, голубчик, оставайся тут при штабе, завтра поговорим. – Кивнув головой Денисову, он отвернулся и протянул руку к бумагам, которые принес ему Коновницын. – Не угодно ли вашей светлости пожаловать в комнаты, – недовольным голосом сказал дежурный генерал, – необходимо рассмотреть планы и подписать некоторые бумаги. – Вышедший из двери адъютант доложил, что в квартире все было готово. Но Кутузову, видимо, хотелось войти в комнаты уже свободным. Он поморщился… – Нет, вели подать, голубчик, сюда столик, я тут посмотрю, – сказал он. – Ты не уходи, – прибавил он, обращаясь к князю Андрею. Князь Андрей остался на крыльце, слушая дежурного генерала. Во время доклада за входной дверью князь Андрей слышал женское шептанье и хрустение женского шелкового платья. Несколько раз, взглянув по тому направлению, он замечал за дверью, в розовом платье и лиловом шелковом платке на голове, полную, румяную и красивую женщину с блюдом, которая, очевидно, ожидала входа влавввквмандующего. Адъютант Кутузова шепотом объяснил князю Андрею, что это была хозяйка дома, попадья, которая намеревалась подать хлеб соль его светлости. Муж ее встретил светлейшего с крестом в церкви, она дома… «Очень хорошенькая», – прибавил адъютант с улыбкой. Кутузов оглянулся на эти слова. Кутузов слушал доклад дежурного генерала (главным предметом которого была критика позиции при Цареве Займище) так же, как он слушал Денисова, так же, как он слушал семь лет тому назад прения Аустерлицкого военного совета. Он, очевидно, слушал только оттого, что у него были уши, которые, несмотря на то, что в одном из них был морской канат, не могли не слышать; но очевидно было, что ничто из того, что мог сказать ему дежурный генерал, не могло не только удивить или заинтересовать его, но что он знал вперед все, что ему скажут, и слушал все это только потому, что надо прослушать, как надо прослушать поющийся молебен. Все, что говорил Денисов, было дельно и умно. То, что говорил дежурный генерал, было еще дельнее и умнее, но очевидно было, что Кутузов презирал и знание и ум и знал что то другое, что должно было решить дело, – что то другое, независимое от ума и знания. Князь Андрей внимательно следил за выражением лица главнокомандующего, и единственное выражение, которое он мог заметить в нем, было выражение скуки, любопытства к тому, что такое означал женский шепот за дверью, и желание соблюсти приличие. Очевидно было, что Кутузов презирал ум, и знание, и даже патриотическое чувство, которое выказывал Денисов, но презирал не умом, не чувством, не знанием (потому что он и не старался выказывать их), а он презирал их чем то другим. Он презирал их своей старостью, своею опытностью жизни. Одно распоряжение, которое от себя в этот доклад сделал Кутузов, откосилось до мародерства русских войск. Дежурный редерал в конце доклада представил светлейшему к подписи бумагу о взысканий с армейских начальников по прошению помещика за скошенный зеленый овес.

wiki-org.ru

Взятие крепости Плевна 10 декабря 1877 — История России

РУССКИЕ ИДУТ БЕСКОРЫСТНО, КАК БРАТЬЯ

Из воззвания Болгарского Центрального Комитета к болгарскому народу

Братья! Полчища турецких извергов утопили протест наш в крови и произвели те неслыханные зверства, которым нет оправдания, зверства, потрясшие весь свет. Села наши оказались сожжены: матери, любимые, дети обесчещены и вырезаны без жалости; священники распяты на крестах; храмы божьи осквернены, и невинными окровавленными жертвами устланы были поля. Целый год несли мы мученический крест, но средь неописуемых утеснений и страданий теплилась надежда, укреплявшая нас. Надеждой, которая ни на минуту не оставляла нас, была великая православная Русь.

Братья! Не напрасно ждали мы ее мощную поддержку, минул год, идет она и спрашивает отчета за кровь мучеников.

Скоро зареют победоносные русские стяги у нас в отечестве, и под их сенью положены будут начатки лучшего будущего.

Русские идут бескорыстно, как братья, на помощь, свершить сейчас то же, что ранее сделали для освобождения греков, румын, сербов.

Болгары! Встретим все как один братьев-освободителей и посодействуем русской армии…

12 апреля 1877 год, Бухарест

 

ХОД СОБЫТИЙ

Во время осады Плевны было дано четыре сражения: первые три - это атаки на тур. укрепления, четвертое - последняя попытка Осман-паши прорваться через боевые порядки осаждавших. 20 июля 1877 авангард корпуса ген. Шильдер-Шульднера численностью 6500 чел. атаковал оборонительные укрепления к северу и к востоку от Плевны; русские потеряли две трети офицеров и ок. 2000 солдат. Второе сражение произошло 30 июля, когда ген. Криденер с двумя русскими дивизиями (30 000 чел.) атаковал тур. редуты к северу и к востоку от города; ген. Шаховской командовал наступлением. Атаку на Гривицкий редут (севернее Плевны), оказавшуюся совершенно безуспешной, возглавил сам Криденер; Шаховской к 17.30 овладел двумя редутами, расположенными восточнее крепости, но еще до темноты они были вновь взяты турками, и русские отступили, терпя поражение по всему фронту. Их потери составили 169 офицеров и 7136 солдат, в т. ч. 2400 остались лежать убитыми на поле боя. 11 и 12 сент. осаждавшая город армия численностью 95 000 чел. под командованием великого князя Михаила атаковала Плевну с трех сторон. Осман-паша в это время имел под своим командованием 34 000 чел. 11 сент. атака на редут Омербея была отбита, потери русских составили 6000 чел. Скобелев овладел двумя из шести внутренних редутов, защищавших угол крепости с юго-запада. 12 сент. была отражена атака на второй Гривицкий редут, и после жестокого боя два редута, захваченные Скобелевым, были вновь заняты турками. В результате двухдневного сражения потери со стороны русских составили 20 600 чел., включая 2000 пленных, с тур. стороны - 5000. 10 дек. Осман-паша во главе 25-тысячного отряда, с 9000 раненых и выздоравливающих в повозках, пытался прорваться сквозь осаждавшую город русскую армию, численность которой составляла к этому времени 100 000 чел. (под номинальным руководством рум. князя Кароля, начальник штаба - ген. Тотлебен). Успешно переправившись через р. Вит, Осман обрушился на русские войска на фронте протяженностью две мили и овладел первой линией полевых укреплений. Однако Тотлебен спешно направил туда подкрепления, и турки, в свою очередь, были атакованы и в беспорядке отброшены назад за реку; Осман получил тяжелое ранение. Здесь турки в последний раз пытались закрепиться, но были смяты и оттеснены в Плевну; город капитулировал еще до вечера после 143-дневной обороны. В этом бою турки потеряли 5000, русские - 2000 убитыми и ранеными. Русская армия продолжила свое движение вглубь Балканского п-ова.

Харболт Т. Битвы мировой истории. М., 1993 

 

СКОБЕЛЕВ ПОД ПЛЕВНОЙ

…Он был исключительно популярен в русском обществе. «Наш Ахиллес», - говорил о нем И.С. Тургенев. Влияние же Скобелева на солдатскую массу могло сравниться только с влиянием Суворова. Солдаты боготворили его и верили в его неуязвимость, поскольку он, всю жизнь проведший в боях, ни разу не был ранен. Солдатская молва «удостоверяла», что Скобелев знает заговорное слово против смерти («в Туркестане купил у татарина за 10 тыс. золотых»). Под Плевной раненый солдат рассказывал товарищам: «Пуля прошла сквозь его (Скобелева. - Н.Т.), ему - ничего, а меня ранила».

Н.Троицкий

 

НЕУДЕРЖИМОЕ «УРА!»

В конце ноября турки вышли из крепости и пытались на одном из участков прорваться через русские линии обороны и пойти на соединение с главными силами своей армии. Но это им не удалось. Быстро подошедшими из других участков резервами русских войск они были остановлены, атакованы и окружены.

По команде быстро раздвинулись войска, и только что турки бросились в открытое им пространство, сорок восемь медных зевов бросили огонь и смерть в их сплошные и скученные ряды... Картечь со злобным свистом врывалась в эту живую массу, оставляя по пути другую массу, но уже или недвижимую, бездыханную, или корчившуюся в страшных муках... Гранаты падали и рвались - и некуда было уйти от них. Как только гренадеры заметили, что огонь на турок произвел надлежащее действие... беглым шагом бросились на «ура». Еще раз скрестились штыки, еще раз заревели медные зевы орудий, и скоро бесчисленное скопище неприятеля опрокинулось в беспорядочное бегство... Атака шла блистательно. Отступающие почти не отстреливались. Редиф и низам, баши-бузуки и кавалеристы с черкесами - все это перемешалось в одно море коней и лав, неудержимо рвавшихся назад...

...Во главе лучших своих таборов, сам впереди, Осман-паша бросился - чтобы последний раз попытаться прорвать наши линии. Каждый солдат, следовавший за ним, дрался за троих... Но всюду... перед ним вырастала стена грозных штыков, и прямо в лицо паши гремело неудержимое «ура!». Все было потеряно. Поединок оканчивался... Армия должна сложить оружие, пятьдесят тысяч лучшего боевого войска будут вычеркнуты из значительно поредевших уже ресурсов Турции...

Немирович-Данченко В. И. Год войны. Дневник русского корреспондента, 1877—1878 гг., СПб., 1878

 

ЛИКУЕТ ВСЯ РОССИЯ

Бой 28 ноября с Османом-пашой решил участь его армии, столь стойко сопротивляющейся всем усилиям нашего оружия в течение почти 8 месяцев. Армия эта со своим достойным командующим во главе, в числе 40 тысяч сдалась нам безусловно …

Я горжусь командовать такими войсками и должен сказать вам, что я не нахожу слов, чтобы достойно выразить мое уважение и удивление к вашим боевым доблестям.

Нося с полным сознанием священного долга все трудности блокадной службы под Плевною, вы завершили его боем 28 ноября, как настоящие герои. Помните, что не я один, а и вся Россия, все сыны ее ликуют и радуются вашей славной победе над Осман-пашой…

Командир гренадерского корпуса, генерал-лейтенант П.С.Ганецкий

 

А.Кившенко. Сдача Плевны (Раненый Осман-паша перед Александром II). 1880. (Фрагмент)

 

РУССКИЕ ПОБЕДИТЕЛИ

Император Александр, находившийся в Тученице, узнав о падении Плевны, тотчас отправился к войскам, поздравил их… Осман-паша, «плевненский лев», был принят государем и его высшими полководцами с отличием и деликатностью. Государь сказал ему несколько лестных слов и возвратил саблю. Русские офицеры оказывали пленному маршалу при каждом удобном случае высокопочитание.

11 декабря последовало вступление русских в завоеванный город, окруженный со всех сторон горами, лежащий совершенно в котловине, открывающейся только на запад…  Санитарное положение города было просто ужасающе. Госпитали, мечети и другие здания были переполнены трупами, умирающими больными и ранеными. Эти несчастные были оставлены без помощи и призрения; требовалась большая энергия и самоотвержение, чтобы отделить живых от мертвых и водворить хоть мало-мальски какой-нибудь порядок.

15 декабря император оставил театр военных действий, возвратясь в С.-Петербург, где был принят с неописанным восторгом.

 

ПАМЯТНИК ГЕРОЯМ ПЛЕВНЫ

Из обращения к войскам об открытии добровольной подписки на памятник героям Плевны

Служа данью глубокого уважения к памяти павших в этом сражении, воздвигаемый памятник послужит поддержанием в дальнейших потомках высоких воинских чувств: доблести, отваги и мужества, а для народов Балканского полуострова - напоминанием, что своею свободою, новою жизнею они обязаны христианскому великодушию русского народа, искупившего их освобождение кровью верных сынов.

 

histrf.ru

Осада Плевны Википедия

Осада Плевны (Плевена) — эпизод Русско-турецкой войны 1877—1878 гг., военная операция русско-румынских войск против укрепившихся в городе Плевне турецких войск Османа-паши. Упорная оборона турецких войск задержала продвижение русской армии и позволила османскому правительству укрепить Стамбул и Адрианополь, однако из-за неумелых действий высшего турецкого командования гарнизон Плевны был принуждён к капитуляции.

Предыстория

Плевна находилась на пересечении дорог, шедших на Рущук (с ветвью на Систово), в Софию через Орханийский перевал, и к Ловче, откуда две ветви вели через Сельви, Габрово, Шипкинский перевал в Казанлык и к Трояну. Прежде там была крепость, разрушенная русскими войсками в 1810 и так и не восстановленная.

После форсирования Дуная у Зимницы русская Дунайская армия развернула успешное наступление на Тырново. 4 (16) июля Западный отряд генерала барона Н. П. Криденера взял Никополь, расширив таким образом плацдарм на правом берегу Дуная до 60 километров. Русский главнокомандующий считал, что с потерей Никополя турки на западном участке фронта больше не смогут предпринять активных действий, и ограничатся обороной западной Болгарии. Однако, командовавший в Видине мушир (маршал) Осман-паша предложил главнокомандующему Абдул-Керим-паше изменить первоначальный план военных действий, сводившийся к сосредоточению сил на флангах оборонительной линии Дуная — в четырехугольнике крепостей и близ Видина, исключительно для обороны. Осман-паша предлагал, оставив необходимое число войск в Видине, с остальными двинуться к Плевне, соединиться в Тырнове с корпусом Ахмет-Эюб-паши из Шумлы и перейти в решительное наступление по направлению на Систово. В случае, если бы последнее соединение не удалось — занять Ловчу, которая, по мнению Османа, представляла большие выгоды для обороны Балканских проходов. Под давлением успехов русских и боязни, что те перейдут Балканский хребет и атакуют слабозащищенные Адрианополь и Coфию, турецкое командование с некоторыми изменениями приняло предложение Османа.

В Плевне еще 26 июня (8 июля) была полусотня есаула Афанасьева из передового отряда И. Ф. Гурко, высланная для связи с казачьей бригадой И. Ф. Тутолмина, но она была вытеснена оттуда 27-го июня отрядом Атуф-паши (3 батальона и 4 орудия), направленным комендантом Никополя для обеспечения своих сообщений.

Утром 1 (13) июля Осман-паша выступил из Видина с 19 батальонами, 5 эскадронами и 9 батареями (16 тыс. человек, 58 орудий), и на рассвете 7 (19) июля вступил в Плевну, пройдя форсированным маршем за 6 суток около 200 километров. Русские, пренебрегавшие войсковой разведкой, не смогли обнаружить движение войск Осман-паши, а потому опоздали с занятием Плевны. Соответствующее распоряжение было отдано Криденеру еще 4 (16) июля, но то ли по причине неисправности телеграфной связи, то ли из-за нераспорядительности барона, только утром 6 (18) июля, после категорического приказа главнокомандующего, часть его войск под командованием генерала Ю. И. Шильдера-Шульднера выступила к Плевне.

Первый штурм

Первым русским соединением, достигшим Плевны, оказалась дивизия Ю. И. Шильдера-Шульднера, подчиненные ему войска добрались до города вечером 7 (19) июля и застали приготовления турок к обороне. В течение четырёх часов русские и турецкие батареи обстреливали друг друга. На следующий день русская армия перешла к решительному штурму турецких позиций. Атака быстро исчерпала русские резервы, но благодаря поддержке артиллерии русские смогли преодолеть 3 линии окопов и вступили в город, вызвав замешательство в стане противника. В ходе ожесточенных столкновений турецкие войска смогли выбить русских из города и захватили при этом множество брошенных боеприпасов и обмундирования. Турецкие потери в этом сражении составили примерно 2000 человек, русские — 2800.

Второй штурм

После первого наступления гарнизон Плевена и войска Шильдера-Шульднера получили подкрепления.

Русские готовились к новой атаке, следили за дорогами, ведущими из Ловчи и Плевны, усилили воинский контингент прибывшей кавалерией и артиллерией, обеспечив численное превосходство (пехота: 27 тыс., кавалерия: 2200, орудий: 140). Общее командование армией, предназначенной для занятия Плевена, по указанию великого князя Николая Николаевича было передано генералу Н. П. Криденеру. По замыслу главнокомандующего, атаке должен был предшествовать продолжительный артиллерийский огонь. С 15 (27) - 17 (29) июля отряды М. Д. Скобелева и подполковника Бакланова проводили рекогносцировки, непременно сопровождавшиеся перестрелками, однако точные сведения о численности турецкого гарнизона получить не удалось.

Турецкая армия, расположенная в Плевне, насчитывала 20 тыс человек и 57 орудий, содействие регулярным войскам оказывали всадники-черкесы и башибузуки. Турецкий гарнизон города в перерыве между штурмами занимался возведением укреплений. Строительство замедлялось нехваткой шанцевого инструмента, из-за чего солдатам порой приходилось копать землю штыками. Ощущался также недостаток измерительных приборов, бумаги для составления карт местности (её пришлось собирать в домах города) и древесины, которую при строительстве турецких редутов по возможности заменяли подручными материалами. Часть сооружений не была достроена к моменту начала нового штурма, что позднее привело к серьёзным потерям среди занимавших эти сооружения турецких солдат.

Александр II со своей гвардией во время осады Плевны

18 (30) июля Криденер отдал приказ о начале наступления. Перед атакой русские провели артподготовку, в ходе которой были уничтожены несколько турецких орудий, установленных в недостроенных укреплениях. После артобстрела русские войска во главе с Криденером пошли в бой, но их действия оказались несогласованными, солдаты плохо ориентировались в незнакомой местности и, с огромными потерями захватив две траншеи и три укрепления, они были остановлены у редута. Нападение отряда Скобелева, атаковавшего левый фланг, также было отражено. Ободренные турки предприняли контрнаступление, выбив русских ружейным огнём, однако последние, получив подкрепления, ещё некоторое время продолжали удерживать захваченные позиции. В конце дня Криденер отдал приказ об отступлении, чем и завершилась вторая попытка штурма. Потери убитыми составили 1000 турок и 3000 русских, в плен попала почти тысяча раненых русских солдат. После этой безуспешной атаки российское правительство запросило помощи у Румынии. Просьба была удовлетворена, и вскоре к русским присоединились румынские войска.

Вылазка Османа-паши

31 августа (12 сентября) Осман-паша предпринял попытку отвлекающего манёвра, выступив из Плевны с крупными силами (19 батальонов). Его войско успешно атаковало русские аванпосты, захватило одно орудие, но не смогло отстоять захваченный редут и вернулось в Плевну, потеряв 1350 человек. Русские потери составили 1000 человек.

Захват Ловчи

Чтобы отрезать Плевну от Орхание и помешать туркам беспрепятственно получать провизию, русские войска (27 тыс. человек и 98 орудий) атаковали Ловчу, занятую небольшим по численности турецким войском, почти треть которого составляли нерегулярные отряды башибузуков и черкесов. 19 августа (1 сентября) отряд Скобелева совершил нападение на Ловчу. Узнав о происходящей битве, Осман-паша выслал защитникам города подкрепление, но оно не успело достичь Ловчи, полностью захваченной русскими 22 августа (4 сентября).

Третий штурм

Возвратившись в Плевен, окружаемый превосходящими силами противника, Осман-паша начал готовиться к отражению новой атаки. Его армия получила пополнение и достигла численности в 25 тыс. человек, минареты Плевена стали использоваться в качестве наблюдательных пунктов, из Плевена эвакуировали раненых, в городе устанавливали указатели с названиями укреплений.

26 августа (7 сентября) - 29 августа (10 сентября) русские и румынские орудия вели огонь по турецким укреплениям. Несмотря на продолжительность артобстрела и большое количество выпущенных снарядов, ощутимых потерь туркам нанести не удалось, повреждения укреплений Плевны также были незначительны, турки с легкостью восстанавливали пострадавшие постройки в перерывах между артобстрелами своих позиций.

8-го сентября отряд Скобелева перешёл в наступление, оттеснив турок до редута, но под огнём отступил, отразив несколько контратак. Начало общего штурма откладывалось. Турки попытались перехватить инициативу и сами перешли в наступление, однако продвинуться не смогли. Вскоре, поддержанные ураганным огнём артиллерии, на турок двинулись румынские войска под командованием генерала Ангелеску, в ходе боёв они захватили одну траншею. Действия русских войск увенчались успешным взятием второго гребня Зелёных гор. Общий штурм Плевена начался 30 августа (11 сентября) при неблагоприятных погодных условиях. На момент штурма русско-румынская армия состояла из 83 тыс. человек и 424 орудий, гарнизон Плевны насчитывал 34 тыс. солдат и 72 орудия. После артподготовки в бой была брошена русско-румынская пехота. Румыны трижды с большими потерями атаковали Гривицкий редут и смогли взять его лишь получив подкрепление русских. В центре, после нескольких безуспешных атак, русским удалось завладеть двумя линиями траншей. Войска Скобелева, двинувшиеся к третьему гребню Зелёных гор, после долгих и изнурительных боёв завладели редутом. Турецкие войска предприняли несколько попыток выбить противника, но безрезультатно. Всю ночь не стихали перестрелки. Утром турки сконцентрировали силы и после серии атак, последнюю из которых возглавил сам Осман-паша, вынудили войска Скобелева отступить. Потери русских войск составили около 13 тыс. человек, потери румын — около 3 тыс. Общие потери русских и румынских войск после трёх штурмов Плевны насчитывали 35 тыс. убитых и раненых.

Блокада и падение Плевны

Не сумев захватить Плевну штурмом, русский штаб принял решение вызвать для консультаций в войска известного военного инженера Э. И. Тотлебена. По его предложению русское командование приступило к блокаде города и отказалось от дальнейших попыток штурма Плевны.

До того как русские приступили к блокаде, армия Османа-паши получила подкрепления, в город прибыли войска и провизия, привезли также султанский фирман (указ), в котором Османа-пашу награждали титулом «гази» (непобедимый) и выражали ему благодарность за успешную оборону города. Соединившись с прибывшими подкреплениями, армия Османа-паши увеличилась до 48 тыс. человек и 96 орудий. Указом султана ей категорически запрещалось оставлять Плевну, оборона которой отвлекала русских и создавала благоприятные условия для действий турецкой Восточно-Дунайской армии. В помощь Осману-паше была послана армия, однако она не успела прибыть вовремя, до начала блокады. Русская армия в середине октября пополнилась Гренадерским корпусом под командованием И. В. Ганецкого. В это время в состав корпуса входили восемь полков: Астраханский (полковник Г. В. Крюков), 5-й Киевский (полковник М. Н. Пущин), Малороссийский (полковник А. Н. Курлов или И. И. Цытович[уточнить]), 8-й Московский (полковник И. К. фон Бурзи), 7-й Самогитский (полковник Л. К. Михайлов), Сибирский (полковник В. К. Водар), 6-й Таврический (полковник Ф. Ф. Голубев), Фанагорийский (полковник В. К. Кюстер), а также 2-я (полковник, флигель-адъютант А. А. Щеголев) и 3-я (генерал-майор Н. П. Сидоров) гренадерские артиллерийские бригады, состоявшие из 12 батарей[1].

Чтобы запереть турок в Плевне, русские двинулись на укрепления у селений Горный Дубняк и Телиш. Для взятия Горного Дубняка ими было выделено 20 тыс. человек и 60 орудий, русским противостоял гарнизон из 3500 солдат и 4 орудий. Начав бой утром 24 октября, русские гренадеры ценой больших потерь захватили оба редута. Турки оказывали ожесточённое сопротивление. Потери сторон составили: турки 1500 чел. (ещё 2300 попало в плен), русские 3600 чел.

Телиш поначалу оборонялся успешно, турецкий гарнизон отразил атаку, нанеся атаковавшим чувствительный урон: в бою погибло около тысячи русских солдат, 200 — у турок. Овладеть Телишем удалось с помощью мощного артиллерийского огня, однако успешность этого обстрела заключалась не столько в числе убитых турок, которое было невелико, сколько в произведённом деморализующем эффекте.

Началась полная блокада Плевны, русские орудия периодически наносили удары по городу. Осаждающее Плевну русско-румынское войско состояло из 122 тысяч человек против 50 тысяч укрывшихся в Плевне турок. Блокада города привела к истощению в нём провианта, армия Османа-паши страдала от болезней, нехватки пищи и медикаментов. Русские войска провели серию атак: в начале ноября войска Скобелева заняли и удержали первый гребень Зелёных гор, отбив контратаки противника. Девятого ноября русские атаковали в направлении Южного фронта, но турки отразили атаку, потеряв 200 солдат против 600 у русских. Безуспешными оказались и нападения русских на укрепления Юнус-табия и Гази-Осман-табия. Тринадцатого ноября русские предприняли нападение на укрепление Юнус-бей-табия, потеряв 500 человек, турки лишились 100 солдат. Четырнадцатого числа, в полночь, турки отбили атаку на Гази-Осман-табия. В результате этих действий русские потеряли 2300 человек, турки — 1000. Начиная со следующего дня наступило затишье. Плевна находилась в окружении 125-тысячного русско-румынского войска при 496 орудиях, её гарнизон оказался полностью отрезан от внешнего мира. Зная, что продовольствие в городе рано или поздно иссякнет, русские предложили гарнизону Плевны сдаться, на что Осман-паша ответил решительным отказом:

«…предпочитаю лучше принести в жертву нашу жизнь на пользу народа и в защиту правды, и с величайшей радостью и счастьем готов скорее пролить кровь, чем позорно сложить оружие»

(цит. по Н. В. Скрицкий «Балканский гамбит»).

Вылазка из Плевны. Декабрь 1877 г. Картина неизвестного художника опубликованная в английском иллюстрированном журнале The Illustrated London News в феврале 1878 г.

Из-за нехватки пищи в осажденном городе закрылись магазины, сократился паёк солдат, большая часть жителей страдала от болезней, армия была измучена лихорадкой. Но боевой дух турецких солдат был высок, они не собирались сдаваться; на состоявшемся военном совете было принято решение прорываться из города в направлении моста через реку Вид, удерживаемого турками, и двинуться к Софии. Перед уходом были демонтированы наблюдательные вышки, в укреплениях установлены чучела, и вечером 10 декабря, турецкая армия в сопровождении местных жителей-мусульман двинулась в путь. Для переправы ночью были построены мосты. На передовых позициях в это время находились Киевский и Сибирский гренадерские полки; с флангов их прикрывали Таврический и Малороссийский полки. Между русскими войсками и прорывающейся турецкой армией завязался бой, в ходе которого перегруженные оружием и багажом турецкие солдаты понесли ощутимый урон, однако сумели захватить 3 линии траншей, 6 орудий и уничтожить Сибирский полк. Невыносимый артиллерийский огонь и прибывшее подкрепление русских (Малороссийский полк) создали для турок критическое положение, вынудив их остановиться у кургана Копаная Могила[1]. Не выдержав атаки Астраханского полка, турки вскоре дрогнули и обратились в беспорядочное бегство, окончившееся после ранения Османа-паши капитуляцией. Так закончилась осада Плевны.

Здание панорамы «Плевенская эпопея»

В последнем сражении турецкие потери составили около 6 тыс. человек. Оставшиеся 43338 турецких солдат сдались в плен; значительное число их погибло в плену. По окончании войны 15581 турецкий ветеран из армии Османа-паши был награждён серебряной медалью за героическую оборону Плевны.

Из 90 тыс. человек русско-румынских войск принимавших участие в решающем сражении, было потеряно 1700 (в том числе 18 офицеров и 542 солдата Гренадерского корпуса). Практически сразу возникла мысль установить под Плевной памятник погибшим гренадерам, но обстоятельства сложились так, что Памятник героям Плевны был установлен в Москве. А в Плевене были воздвигнуты храм-мавзолей и панорама «Плевенская эпопея».

В популярной культуре

Плевненские события детально описаны в романе Бориса Васильева «Были и небыли».

Осада Плевны — один из центральных эпизодов книги Б. Акунина «Турецкий гамбит», а также одноимённого фильма.

События осады и штурмов Плевны отражены в румынском фильме 1978 г Pentru patrie (Режиссёр - С.Николаеску)

Примечания

Литература

Ссылки

wikiredia.ru

Осада Плевны — WiKi

Предыстория

Плевна находилась на пересечении дорог, шедших на Рущук (с ветвью на Систово), в Софию через Орханийский перевал, и к Ловче, откуда две ветви вели через Сельви, Габрово, Шипкинский перевал в Казанлык и к Трояну. Прежде там была крепость, разрушенная русскими войсками в 1810 и так и не восстановленная.

После форсирования Дуная у Зимницы русская Дунайская армия развернула успешное наступление на Тырново. 4 (16) июля Западный отряд генерала барона Н. П. Криденера взял Никополь, расширив таким образом плацдарм на правом берегу Дуная до 60 километров. Русский главнокомандующий считал, что с потерей Никополя турки на западном участке фронта больше не смогут предпринять активных действий, и ограничатся обороной западной Болгарии. Однако, командовавший в Видине мушир (маршал) Осман-паша предложил главнокомандующему Абдул-Керим-паше изменить первоначальный план военных действий, сводившийся к сосредоточению сил на флангах оборонительной линии Дуная — в четырехугольнике крепостей и близ Видина, исключительно для обороны. Осман-паша предлагал, оставив необходимое число войск в Видине, с остальными двинуться к Плевне, соединиться в Тырнове с корпусом Ахмет-Эюб-паши из Шумлы и перейти в решительное наступление по направлению на Систово. В случае, если бы последнее соединение не удалось — занять Ловчу, которая, по мнению Османа, представляла большие выгоды для обороны Балканских проходов. Под давлением успехов русских и боязни, что те перейдут Балканский хребет и атакуют слабозащищенные Адрианополь и Coфию, турецкое командование с некоторыми изменениями приняло предложение Османа.

В Плевне еще 26 июня (8 июля) была полусотня есаула Афанасьева из передового отряда И. Ф. Гурко, высланная для связи с казачьей бригадой И. Ф. Тутолмина, но она была вытеснена оттуда 27-го июня отрядом Атуф-паши (3 батальона и 4 орудия), направленным комендантом Никополя для обеспечения своих сообщений.

Утром 1 (13) июля Осман-паша выступил из Видина с 19 батальонами, 5 эскадронами и 9 батареями (16 тыс. человек, 58 орудий), и на рассвете 7 (19) июля вступил в Плевну, пройдя форсированным маршем за 6 суток около 200 километров. Русские, пренебрегавшие войсковой разведкой, не смогли обнаружить движение войск Осман-паши, а потому опоздали с занятием Плевны. Соответствующее распоряжение было отдано Криденеру еще 4 (16) июля, но то ли по причине неисправности телеграфной связи, то ли из-за нераспорядительности барона, только утром 6 (18) июля, после категорического приказа главнокомандующего, часть его войск под командованием генерала Ю. И. Шильдера-Шульднера выступила к Плевне.

Первый штурм

Первым русским соединением, достигшим Плевны, оказалась дивизия Ю. И. Шильдера-Шульднера, подчиненные ему войска добрались до города вечером 7 (19) июля и застали приготовления турок к обороне. В течение четырёх часов русские и турецкие батареи обстреливали друг друга. На следующий день русская армия перешла к решительному штурму турецких позиций. Атака быстро исчерпала русские резервы, но благодаря поддержке артиллерии русские смогли преодолеть 3 линии окопов и вступили в город, вызвав замешательство в стане противника. В ходе ожесточенных столкновений турецкие войска смогли выбить русских из города и захватили при этом множество брошенных боеприпасов и обмундирования. Турецкие потери в этом сражении составили примерно 2000 человек, русские — 2800.

Второй штурм

После первого наступления гарнизон Плевена и войска Шильдера-Шульднера получили подкрепления.

Русские готовились к новой атаке, следили за дорогами, ведущими из Ловчи и Плевны, усилили воинский контингент прибывшей кавалерией и артиллерией, обеспечив численное превосходство (пехота: 27 тыс., кавалерия: 2200, орудий: 140). Общее командование армией, предназначенной для занятия Плевена, по указанию великого князя Николая Николаевича было передано генералу Н. П. Криденеру. По замыслу главнокомандующего, атаке должен был предшествовать продолжительный артиллерийский огонь. С 15 (27) - 17 (29) июля отряды М. Д. Скобелева и подполковника Бакланова проводили рекогносцировки, непременно сопровождавшиеся перестрелками, однако точные сведения о численности турецкого гарнизона получить не удалось.

Турецкая армия, расположенная в Плевне, насчитывала 20 тыс человек и 57 орудий, содействие регулярным войскам оказывали всадники-черкесы и башибузуки. Турецкий гарнизон города в перерыве между штурмами занимался возведением укреплений. Строительство замедлялось нехваткой шанцевого инструмента, из-за чего солдатам порой приходилось копать землю штыками. Ощущался также недостаток измерительных приборов, бумаги для составления карт местности (её пришлось собирать в домах города) и древесины, которую при строительстве турецких редутов по возможности заменяли подручными материалами. Часть сооружений не была достроена к моменту начала нового штурма, что позднее привело к серьёзным потерям среди занимавших эти сооружения турецких солдат.

  Александр II со своей гвардией во время осады Плевны

18 (30) июля Криденер отдал приказ о начале наступления. Перед атакой русские провели артподготовку, в ходе которой были уничтожены несколько турецких орудий, установленных в недостроенных укреплениях. После артобстрела русские войска во главе с Криденером пошли в бой, но их действия оказались несогласованными, солдаты плохо ориентировались в незнакомой местности и, с огромными потерями захватив две траншеи и три укрепления, они были остановлены у редута. Нападение отряда Скобелева, атаковавшего левый фланг, также было отражено. Ободренные турки предприняли контрнаступление, выбив русских ружейным огнём, однако последние, получив подкрепления, ещё некоторое время продолжали удерживать захваченные позиции. В конце дня Криденер отдал приказ об отступлении, чем и завершилась вторая попытка штурма. Потери убитыми составили 1000 турок и 3000 русских, в плен попала почти тысяча раненых русских солдат. После этой безуспешной атаки российское правительство запросило помощи у Румынии. Просьба была удовлетворена, и вскоре к русским присоединились румынские войска.

Вылазка Османа-паши

31 августа (12 сентября) Осман-паша предпринял попытку отвлекающего манёвра, выступив из Плевны с крупными силами. Его войско успешно атаковало русские аванпосты, захватило одно орудие, но не смогло отстоять захваченный редут и вернулось в Плевну, потеряв 1350 человек. Русские потери составили 1000 человек.

Захват Ловчи

Чтобы отрезать Плевну от Орхание и помешать туркам беспрепятственно получать провизию, русские войска (27 тыс. человек и 98 орудий) атаковали Ловчу, занятую небольшим по численности турецким войском, почти треть которого составляли нерегулярные отряды башибузуков и черкесов. 19 августа (1 сентября) отряд Скобелева совершил нападение на Ловчу. Узнав о происходящей битве, Осман-паша выслал защитникам города подкрепление, но оно не успело достичь Ловчи, полностью захваченной русскими 22 августа (4 сентября).

Третий штурм

Возвратившись в Плевен, окружаемый превосходящими силами противника, Осман-паша начал готовиться к отражению новой атаки. Его армия получила пополнение и достигла численности в 25 тыс. человек, минареты Плевена стали использоваться в качестве наблюдательных пунктов, из Плевена эвакуировали раненых, в городе устанавливали указатели с названиями укреплений.

26 августа (7 сентября) - 29 августа (10 сентября) русские и румынские орудия вели огонь по турецким укреплениям. Несмотря на продолжительность артобстрела и большое количество выпущенных снарядов, ощутимых потерь туркам нанести не удалось, повреждения укреплений Плевны также были незначительны, турки с легкостью восстанавливали пострадавшие постройки в перерывах между артобстрелами своих позиций.

8-го сентября отряд Скобелева перешёл в наступление, оттеснив турок до редута, но под огнём отступил, отразив несколько контратак. Начало общего штурма откладывалось. Турки попытались перехватить инициативу и сами перешли в наступление, однако продвинуться не смогли. Вскоре, поддержанные ураганным огнём артиллерии, на турок двинулись румынские войска под командованием генерала Ангелеску, в ходе боёв они захватили одну траншею. Действия русских войск увенчались успешным взятием второго гребня Зелёных гор. Общий штурм Плевена начался 30 августа (11 сентября) при неблагоприятных погодных условиях. На момент штурма русско-румынская армия состояла из 83 тыс. человек и 424 орудий, гарнизон Плевны насчитывал 34 тыс. солдат и 72 орудия. После артподготовки в бой была брошена русско-румынская пехота. Румыны трижды с большими потерями атаковали Гривицкий редут и смогли взять его лишь получив подкрепление русских. В центре, после нескольких безуспешных атак, русским удалось завладеть двумя линиями траншей. Войска Скобелева, двинувшиеся к третьему гребню Зелёных гор, после долгих и изнурительных боёв завладели редутом. Турецкие войска предприняли несколько попыток выбить противника, но безрезультатно. Всю ночь не стихали перестрелки. Утром турки сконцентрировали силы и после серии атак, последнюю из которых возглавил сам Осман-паша, вынудили войска Скобелева отступить. Потери русских войск составили около 13 тыс. человек, потери румын — около 3 тыс. Общие потери русских и румынских войск после трёх штурмов Плевны насчитывали 35 тыс. убитых и раненых.

Блокада и падение Плевны

Не сумев захватить Плевну штурмом, русский штаб принял решение вызвать для консультаций в войска известного военного инженера Э. И. Тотлебена. По его предложению русское командование приступило к блокаде города и отказалось от дальнейших попыток штурма Плевны.

До того как русские приступили к блокаде, армия Османа-паши получила подкрепления, в город прибыли войска и провизия, привезли также султанский фирман (указ), в котором Османа-пашу награждали титулом «гази» (непобедимый) и выражали ему благодарность за успешную оборону города. Соединившись с прибывшими подкреплениями, армия Османа-паши увеличилась до 48 тыс. человек и 96 орудий. Указом султана ей категорически запрещалось оставлять Плевну, оборона которой отвлекала русских и создавала благоприятные условия для действий турецкой Восточно-Дунайской армии. В помощь Осману-паше была послана армия, однако она не успела прибыть вовремя, до начала блокады. Русская армия в середине октября пополнилась Гренадерским корпусом под командованием И. В. Ганецкого. В это время в состав корпуса входили восемь полков: Астраханский (полковник Г. В. Крюков), 5-й Киевский (полковник М. Н. Пущин), Малороссийский (полковник А. Н. Курлов или И. И. Цытович[уточнить]), 8-й Московский (полковник И. К. фон Бурзи), 7-й Самогитский (полковник Л. К. Михайлов), Сибирский (полковник В. К. Водар), 6-й Таврический (полковник Ф. Ф. Голубев), Фанагорийский (полковник В. К. Кюстер), а также 2-я (полковник, флигель-адъютант А. А. Щеголев) и 3-я (генерал-майор Н. П. Сидоров) гренадерские артиллерийские бригады, состоявшие из 12 батарей[1].

Чтобы запереть турок в Плевне, русские двинулись на укрепления у селений Горный Дубняк и Телиш. Для взятия Горного Дубняка ими было выделено 20 тыс. человек и 60 орудий, русским противостоял гарнизон из 3500 солдат и 4 орудий. Начав бой утром 24 октября, русские гренадеры ценой больших потерь захватили оба редута. Турки оказывали ожесточённое сопротивление. Потери сторон составили: турки 1500 чел. (ещё 2300 попало в плен), русские 3600 чел.

Телиш поначалу оборонялся успешно, турецкий гарнизон отразил атаку, нанеся атаковавшим чувствительный урон: в бою погибло около тысячи русских солдат, 200 — у турок. Овладеть Телишем удалось с помощью мощного артиллерийского огня, однако успешность этого обстрела заключалась не столько в числе убитых турок, которое было невелико, сколько в произведённом деморализующем эффекте.

Началась полная блокада Плевны, русские орудия периодически наносили удары по городу. Осаждающее Плевну русско-румынское войско состояло из 122 тысяч человек против 50 тысяч укрывшихся в Плевне турок. Блокада города привела к истощению в нём провианта, армия Османа-паши страдала от болезней, нехватки пищи и медикаментов. Русские войска провели серию атак: в начале ноября войска Скобелева заняли и удержали первый гребень Зелёных гор, отбив контратаки противника. Девятого ноября русские атаковали в направлении Южного фронта, но турки отразили атаку, потеряв 200 солдат против 600 у русских. Безуспешными оказались и нападения русских на укрепления Юнус-табия и Гази-Осман-табия. Тринадцатого ноября русские предприняли нападение на укрепление Юнус-бей-табия, потеряв 500 человек, турки лишились 100 солдат. Четырнадцатого числа, в полночь, турки отбили атаку на Гази-Осман-табия. В результате этих действий русские потеряли 2300 человек, турки — 1000. Начиная со следующего дня наступило затишье. Плевна находилась в окружении 125-тысячного русско-румынского войска при 496 орудиях, её гарнизон оказался полностью отрезан от внешнего мира. Зная, что продовольствие в городе рано или поздно иссякнет, русские предложили гарнизону Плевны сдаться, на что Осман-паша ответил решительным отказом:

«…предпочитаю лучше принести в жертву нашу жизнь на пользу народа и в защиту правды, и с величайшей радостью и счастьем готов скорее пролить кровь, чем позорно сложить оружие»

(цит. по Н. В. Скрицкий «Балканский гамбит»).

  Вылазка из Плевны. Декабрь 1877 г. Картина неизвестного художника опубликованная в английском иллюстрированном журнале The Illustrated London News в феврале 1878 г.

Из-за нехватки пищи в осажденном городе закрылись магазины, сократился паёк солдат, большая часть жителей страдала от болезней, армия была измучена лихорадкой. Но боевой дух турецких солдат был высок, они не собирались сдаваться; на состоявшемся военном совете было принято решение прорываться из города в направлении моста через реку Вид, удерживаемого турками, и двинуться к Софии. Перед уходом были демонтированы наблюдательные вышки, в укреплениях установлены чучела, и вечером 10 декабря, турецкая армия в сопровождении местных жителей-мусульман двинулась в путь. Для переправы ночью были построены мосты. На передовых позициях в это время находились Киевский и Сибирский гренадерские полки; с флангов их прикрывали Таврический и Малороссийский полки. Между русскими войсками и прорывающейся турецкой армией завязался бой, в ходе которого перегруженные оружием и багажом турецкие солдаты понесли ощутимый урон, однако сумели захватить 3 линии траншей, 6 орудий и уничтожить Сибирский полк. Невыносимый артиллерийский огонь и прибывшее подкрепление русских (Малороссийский полк) создали для турок критическое положение, вынудив их остановиться у кургана Копаная Могила[1]. Не выдержав атаки Астраханского полка, турки вскоре дрогнули и обратились в беспорядочное бегство, окончившееся после ранения Османа-паши капитуляцией. Так закончилась осада Плевны.

  Здание панорамы «Плевенская эпопея»

В последнем сражении турецкие потери составили около 6 тыс. человек. Оставшиеся 43338 турецких солдат сдались в плен; значительное число их погибло в плену. По окончании войны 15581 турецкий ветеран из армии Османа-паши был награждён серебряной медалью за героическую оборону Плевны.

Из 90 тыс. человек русско-румынских войск принимавших участие в решающем сражении, было потеряно 1700 (в том числе 18 офицеров и 542 солдата Гренадерского корпуса). Практически сразу возникла мысль установить под Плевной памятник погибшим гренадерам, но обстоятельства сложились так, что Памятник героям Плевны был установлен в Москве. А в Плевене были воздвигнуты храм-мавзолей и панорама «Плевенская эпопея».

В популярной культуре

Примечания

Литература

Ссылки

ru-wiki.org

Осада Плевны — Википедия

Осада Плевны (Плевена) — эпизод Русско-турецкой войны 1877—1878 гг., военная операция русско-румынских войск против укрепившихся в городе Плевне турецких войск Османа-паши. Упорная оборона турецких войск задержала продвижение русской армии и позволила османскому правительству укрепить Стамбул и Адрианополь, однако из-за неумелых действий высшего турецкого командования гарнизон Плевны был принуждён к капитуляции.

Предыстория

Плевна находилась на пересечении дорог, шедших на Рущук (с ветвью на Систово), в Софию через Орханийский перевал, и к Ловче, откуда две ветви вели через Сельви, Габрово, Шипкинский перевал в Казанлык и к Трояну. Прежде там была крепость, разрушенная русскими войсками в 1810 и так и не восстановленная.

После форсирования Дуная у Зимницы русская Дунайская армия развернула успешное наступление на Тырново. 4 (16) июля Западный отряд генерала барона Н. П. Криденера взял Никополь, расширив таким образом плацдарм на правом берегу Дуная до 60 километров. Русский главнокомандующий считал, что с потерей Никополя турки на западном участке фронта больше не смогут предпринять активных действий, и ограничатся обороной западной Болгарии. Однако, командовавший в Видине мушир (маршал) Осман-паша предложил главнокомандующему Абдул-Керим-паше изменить первоначальный план военных действий, сводившийся к сосредоточению сил на флангах оборонительной линии Дуная — в четырехугольнике крепостей и близ Видина, исключительно для обороны. Осман-паша предлагал, оставив необходимое число войск в Видине, с остальными двинуться к Плевне, соединиться в Тырнове с корпусом Ахмет-Эюб-паши из Шумлы и перейти в решительное наступление по направлению на Систово. В случае, если бы последнее соединение не удалось — занять Ловчу, которая, по мнению Османа, представляла большие выгоды для обороны Балканских проходов. Под давлением успехов русских и боязни, что те перейдут Балканский хребет и атакуют слабозащищенные Адрианополь и Coфию, турецкое командование с некоторыми изменениями приняло предложение Османа.

В Плевне еще 26 июня (8 июля) была полусотня есаула Афанасьева из передового отряда И. Ф. Гурко, высланная для связи с казачьей бригадой И. Ф. Тутолмина, но она была вытеснена оттуда 27-го июня отрядом Атуф-паши (3 батальона и 4 орудия), направленным комендантом Никополя для обеспечения своих сообщений.

Утром 1 (13) июля Осман-паша выступил из Видина с 19 батальонами, 5 эскадронами и 9 батареями (16 тыс. человек, 58 орудий), и на рассвете 7 (19) июля вступил в Плевну, пройдя форсированным маршем за 6 суток около 200 километров. Русские, пренебрегавшие войсковой разведкой, не смогли обнаружить движение войск Осман-паши, а потому опоздали с занятием Плевны. Соответствующее распоряжение было отдано Криденеру еще 4 (16) июля, но то ли по причине неисправности телеграфной связи, то ли из-за нераспорядительности барона, только утром 6 (18) июля, после категорического приказа главнокомандующего, часть его войск под командованием генерала Ю. И. Шильдера-Шульднера выступила к Плевне.

Видео по теме

Первый штурм

Первым русским соединением, достигшим Плевны, оказалась дивизия Ю. И. Шильдера-Шульднера, подчиненные ему войска добрались до города вечером 7 (19) июля и застали приготовления турок к обороне. В течение четырёх часов русские и турецкие батареи обстреливали друг друга. На следующий день русская армия перешла к решительному штурму турецких позиций. Атака быстро исчерпала русские резервы, но благодаря поддержке артиллерии русские смогли преодолеть 3 линии окопов и вступили в город, вызвав замешательство в стане противника. В ходе ожесточенных столкновений турецкие войска смогли выбить русских из города и захватили при этом множество брошенных боеприпасов и обмундирования. Турецкие потери в этом сражении составили примерно 2000 человек, русские — 2800.

Второй штурм

После первого наступления гарнизон Плевена и войска Шильдера-Шульднера получили подкрепления.

Русские готовились к новой атаке, следили за дорогами, ведущими из Ловчи и Плевны, усилили воинский контингент прибывшей кавалерией и артиллерией, обеспечив численное превосходство (пехота: 27 тыс., кавалерия: 2200, орудий: 140). Общее командование армией, предназначенной для занятия Плевена, по указанию великого князя Николая Николаевича было передано генералу Н. П. Криденеру. По замыслу главнокомандующего, атаке должен был предшествовать продолжительный артиллерийский огонь. С 15 (27) - 17 (29) июля отряды М. Д. Скобелева и подполковника Бакланова проводили рекогносцировки, непременно сопровождавшиеся перестрелками, однако точные сведения о численности турецкого гарнизона получить не удалось.

Турецкая армия, расположенная в Плевне, насчитывала 20 тыс человек и 57 орудий, содействие регулярным войскам оказывали всадники-черкесы и башибузуки. Турецкий гарнизон города в перерыве между штурмами занимался возведением укреплений. Строительство замедлялось нехваткой шанцевого инструмента, из-за чего солдатам порой приходилось копать землю штыками. Ощущался также недостаток измерительных приборов, бумаги для составления карт местности (её пришлось собирать в домах города) и древесины, которую при строительстве турецких редутов по возможности заменяли подручными материалами. Часть сооружений не была достроена к моменту начала нового штурма, что позднее привело к серьёзным потерям среди занимавших эти сооружения турецких солдат.

Александр II со своей гвардией во время осады Плевны

18 (30) июля Криденер отдал приказ о начале наступления. Перед атакой русские провели артподготовку, в ходе которой были уничтожены несколько турецких орудий, установленных в недостроенных укреплениях. После артобстрела русские войска во главе с Криденером пошли в бой, но их действия оказались несогласованными, солдаты плохо ориентировались в незнакомой местности и, с огромными потерями захватив две траншеи и три укрепления, они были остановлены у редута. Нападение отряда Скобелева, атаковавшего левый фланг, также было отражено. Ободренные турки предприняли контрнаступление, выбив русских ружейным огнём, однако последние, получив подкрепления, ещё некоторое время продолжали удерживать захваченные позиции. В конце дня Криденер отдал приказ об отступлении, чем и завершилась вторая попытка штурма. Потери убитыми составили 1000 турок и 3000 русских, в плен попала почти тысяча раненых русских солдат. После этой безуспешной атаки российское правительство запросило помощи у Румынии. Просьба была удовлетворена, и вскоре к русским присоединились румынские войска.

Вылазка Османа-паши

31 августа (12 сентября) Осман-паша предпринял попытку отвлекающего манёвра, выступив из Плевны с крупными силами. Его войско успешно атаковало русские аванпосты, захватило одно орудие, но не смогло отстоять захваченный редут и вернулось в Плевну, потеряв 1350 человек. Русские потери составили 1000 человек.

Захват Ловчи

Чтобы отрезать Плевну от Орхание и помешать туркам беспрепятственно получать провизию, русские войска (27 тыс. человек и 98 орудий) атаковали Ловчу, занятую небольшим по численности турецким войском, почти треть которого составляли нерегулярные отряды башибузуков и черкесов. 19 августа (1 сентября) отряд Скобелева совершил нападение на Ловчу. Узнав о происходящей битве, Осман-паша выслал защитникам города подкрепление, но оно не успело достичь Ловчи, полностью захваченной русскими 22 августа (4 сентября).

Третий штурм

Возвратившись в Плевен, окружаемый превосходящими силами противника, Осман-паша начал готовиться к отражению новой атаки. Его армия получила пополнение и достигла численности в 25 тыс. человек, минареты Плевена стали использоваться в качестве наблюдательных пунктов, из Плевена эвакуировали раненых, в городе устанавливали указатели с названиями укреплений.

26 августа (7 сентября) - 29 августа (10 сентября) русские и румынские орудия вели огонь по турецким укреплениям. Несмотря на продолжительность артобстрела и большое количество выпущенных снарядов, ощутимых потерь туркам нанести не удалось, повреждения укреплений Плевны также были незначительны, турки с легкостью восстанавливали пострадавшие постройки в перерывах между артобстрелами своих позиций.

8-го сентября отряд Скобелева перешёл в наступление, оттеснив турок до редута, но под огнём отступил, отразив несколько контратак. Начало общего штурма откладывалось. Турки попытались перехватить инициативу и сами перешли в наступление, однако продвинуться не смогли. Вскоре, поддержанные ураганным огнём артиллерии, на турок двинулись румынские войска под командованием генерала Ангелеску, в ходе боёв они захватили одну траншею. Действия русских войск увенчались успешным взятием второго гребня Зелёных гор. Общий штурм Плевена начался 30 августа (11 сентября) при неблагоприятных погодных условиях. На момент штурма русско-румынская армия состояла из 83 тыс. человек и 424 орудий, гарнизон Плевны насчитывал 34 тыс. солдат и 72 орудия. После артподготовки в бой была брошена русско-румынская пехота. Румыны трижды с большими потерями атаковали Гривицкий редут и смогли взять его лишь получив подкрепление русских. В центре, после нескольких безуспешных атак, русским удалось завладеть двумя линиями траншей. Войска Скобелева, двинувшиеся к третьему гребню Зелёных гор, после долгих и изнурительных боёв завладели редутом. Турецкие войска предприняли несколько попыток выбить противника, но безрезультатно. Всю ночь не стихали перестрелки. Утром турки сконцентрировали силы и после серии атак, последнюю из которых возглавил сам Осман-паша, вынудили войска Скобелева отступить. Потери русских войск составили около 13 тыс. человек, потери румын — около 3 тыс. Общие потери русских и румынских войск после трёх штурмов Плевны насчитывали 35 тыс. убитых и раненых.

Блокада и падение Плевны

Не сумев захватить Плевну штурмом, русский штаб принял решение вызвать для консультаций в войска известного военного инженера Э. И. Тотлебена. По его предложению русское командование приступило к блокаде города и отказалось от дальнейших попыток штурма Плевны.

До того как русские приступили к блокаде, армия Османа-паши получила подкрепления, в город прибыли войска и провизия, привезли также султанский фирман (указ), в котором Османа-пашу награждали титулом «гази» (непобедимый) и выражали ему благодарность за успешную оборону города. Соединившись с прибывшими подкреплениями, армия Османа-паши увеличилась до 48 тыс. человек и 96 орудий. Указом султана ей категорически запрещалось оставлять Плевну, оборона которой отвлекала русских и создавала благоприятные условия для действий турецкой Восточно-Дунайской армии. В помощь Осману-паше была послана армия, однако она не успела прибыть вовремя, до начала блокады. Русская армия в середине октября пополнилась Гренадерским корпусом под командованием И. В. Ганецкого. В это время в состав корпуса входили восемь полков: Астраханский (полковник Г. В. Крюков), 5-й Киевский (полковник М. Н. Пущин), Малороссийский (полковник А. Н. Курлов или И. И. Цытович[уточнить]), 8-й Московский (полковник И. К. фон Бурзи), 7-й Самогитский (полковник Л. К. Михайлов), Сибирский (полковник В. К. Водар), 6-й Таврический (полковник Ф. Ф. Голубев), Фанагорийский (полковник В. К. Кюстер), а также 2-я (полковник, флигель-адъютант А. А. Щеголев) и 3-я (генерал-майор Н. П. Сидоров) гренадерские артиллерийские бригады, состоявшие из 12 батарей[1].

Чтобы запереть турок в Плевне, русские двинулись на укрепления у селений Горный Дубняк и Телиш. Для взятия Горного Дубняка ими было выделено 20 тыс. человек и 60 орудий, русским противостоял гарнизон из 3500 солдат и 4 орудий. Начав бой утром 24 октября, русские гренадеры ценой больших потерь захватили оба редута. Турки оказывали ожесточённое сопротивление. Потери сторон составили: турки 1500 чел. (ещё 2300 попало в плен), русские 3600 чел.

Телиш поначалу оборонялся успешно, турецкий гарнизон отразил атаку, нанеся атаковавшим чувствительный урон: в бою погибло около тысячи русских солдат, 200 — у турок. Овладеть Телишем удалось с помощью мощного артиллерийского огня, однако успешность этого обстрела заключалась не столько в числе убитых турок, которое было невелико, сколько в произведённом деморализующем эффекте.

Началась полная блокада Плевны, русские орудия периодически наносили удары по городу. Осаждающее Плевну русско-румынское войско состояло из 122 тысяч человек против 50 тысяч укрывшихся в Плевне турок. Блокада города привела к истощению в нём провианта, армия Османа-паши страдала от болезней, нехватки пищи и медикаментов. Русские войска провели серию атак: в начале ноября войска Скобелева заняли и удержали первый гребень Зелёных гор, отбив контратаки противника. Девятого ноября русские атаковали в направлении Южного фронта, но турки отразили атаку, потеряв 200 солдат против 600 у русских. Безуспешными оказались и нападения русских на укрепления Юнус-табия и Гази-Осман-табия. Тринадцатого ноября русские предприняли нападение на укрепление Юнус-бей-табия, потеряв 500 человек, турки лишились 100 солдат. Четырнадцатого числа, в полночь, турки отбили атаку на Гази-Осман-табия. В результате этих действий русские потеряли 2300 человек, турки — 1000. Начиная со следующего дня наступило затишье. Плевна находилась в окружении 125-тысячного русско-румынского войска при 496 орудиях, её гарнизон оказался полностью отрезан от внешнего мира. Зная, что продовольствие в городе рано или поздно иссякнет, русские предложили гарнизону Плевны сдаться, на что Осман-паша ответил решительным отказом:

«…предпочитаю лучше принести в жертву нашу жизнь на пользу народа и в защиту правды, и с величайшей радостью и счастьем готов скорее пролить кровь, чем позорно сложить оружие»

(цит. по Н. В. Скрицкий «Балканский гамбит»).

Вылазка из Плевны. Декабрь 1877 г. Картина неизвестного художника опубликованная в английском иллюстрированном журнале The Illustrated London News в феврале 1878 г.

Из-за нехватки пищи в осажденном городе закрылись магазины, сократился паёк солдат, большая часть жителей страдала от болезней, армия была измучена лихорадкой. Но боевой дух турецких солдат был высок, они не собирались сдаваться; на состоявшемся военном совете было принято решение прорываться из города в направлении моста через реку Вид, удерживаемого турками, и двинуться к Софии. Перед уходом были демонтированы наблюдательные вышки, в укреплениях установлены чучела, и вечером 10 декабря, турецкая армия в сопровождении местных жителей-мусульман двинулась в путь. Для переправы ночью были построены мосты. На передовых позициях в это время находились Киевский и Сибирский гренадерские полки; с флангов их прикрывали Таврический и Малороссийский полки. Между русскими войсками и прорывающейся турецкой армией завязался бой, в ходе которого перегруженные оружием и багажом турецкие солдаты понесли ощутимый урон, однако сумели захватить 3 линии траншей, 6 орудий и уничтожить Сибирский полк. Невыносимый артиллерийский огонь и прибывшее подкрепление русских (Малороссийский полк) создали для турок критическое положение, вынудив их остановиться у кургана Копаная Могила[1]. Не выдержав атаки Астраханского полка, турки вскоре дрогнули и обратились в беспорядочное бегство, окончившееся после ранения Османа-паши капитуляцией. Так закончилась осада Плевны.

Здание панорамы «Плевенская эпопея»

В последнем сражении турецкие потери составили около 6 тыс. человек. Оставшиеся 43338 турецких солдат сдались в плен; значительное число их погибло в плену. По окончании войны 15581 турецкий ветеран из армии Османа-паши был награждён серебряной медалью за героическую оборону Плевны.

Из 90 тыс. человек русско-румынских войск принимавших участие в решающем сражении, было потеряно 1700 (в том числе 18 офицеров и 542 солдата Гренадерского корпуса). Практически сразу возникла мысль установить под Плевной памятник погибшим гренадерам, но обстоятельства сложились так, что Памятник героям Плевны был установлен в Москве. А в Плевене были воздвигнуты храм-мавзолей и панорама «Плевенская эпопея».

В популярной культуре

Плевненские события детально описаны в романе Бориса Васильева «Были и небыли».

Осада Плевны — один из центральных эпизодов книги Б. Акунина «Турецкий гамбит», а также одноимённого фильма.

События осады и штурмов Плевны отражены в румынском фильме 1978 г Pentru patrie (Режиссёр - С.Николаеску)

Примечания

Литература

Ссылки

www.wikipedia.green